Записки о Полтаве и ее памятниках

Бучневич В. Е. Записки о Полтаве и ее памятниках. - 2-е изд. Исправл. и дополн. С планом Полтавской битвы и достопримечательностями г. Полтавы. - X.: "Издательство САГА", 2008. - 6, 449, 24 с., 41 илл. - (Репринтное воспроизв. издания Полтава: Типо-литогр. Губернск. Правл. 1902 г.).

УДК: 725.94(477.53)
ББК:85.101(4Укр-4Пол)
Б947
ISBN 978-966-2918-67-0.

Сканирование и адаптация - Борис Тристанов.

В электронной версии книги номера страниц указаны в начале страницы. Если в конце страницы есть перенос слова или разрывается имя, отчество и фамилия, то окончание слова (ФИО) переносится на эту страницу.

Дозволено цензурой. Г. Харьков, 30 апреля 1901 г.

Отдельный цензор Алмазов.

1

ОГЛАВЛЕНИЕ

 

Стран.

 

Отдел первый.

1.

Полтава и ее историческое прошлое

5.

2.

Высочайшие посещения г. Полтавы

25.

3.

Полтавские генерал-губернаторы, гражданские губернаторы, губернские предводители дворянства и епархиальные архиереи, с открытия губернии

39.

Отдел второй.

4.

Война со шведами в 1708 и 1709 г.г. - Полтавская битва

50.

5.

Приложения к запискам о Полтавской битве

111.

Отдел третий.

6.

Достопримечательности Полтавы

158.

7.

Св. храмы г. Полтавы

230.

8.

Краткий обзор истории происхождения Полтавского лютеранского прихода и первой и второй его церквей

258.

9.

О бывшей в Полтаве Славянской семинарии

264.

10.

Полтавские подземелья

279.

11.

Полтавские колонисты

285.

12.

Полтавские театры прежде и теперь

292.

13.

Учебные заведения, училища и школы в г. Полтаве

299.

14.

Биографические очерки уроженцев г. Полтавы и умерших в ней, известных своей государственной и литературной деятельностью

324.

15.

Примечания.

Отдел первый

374.

Отдел второй

382.

Отдел третий

405.

3

ПРЕДИСЛОВИЕ к 1-му ИЗДАНИЮ.

Приступая к своему труду, я имел единственную цель собрать в одно целое все заметки и целые описания исторических памятников и частей города, появлявшиеся до этого времени в разных периодических изданиях и даже в отдельных выпусках, чтобы в целости представить и дать возможность изучить историю города тем, кто ней интересуется. Всякому, без сомнения, известно, что Великая Северная война, упрочившая значение и возвышение России, была решена под Полтавой, и следовательно здесь, более чем где бы то ни было, можно видеть следы исторического прошлого из жизни Петра Великого В предлагаемой мною книге главное место занимает описание конца этой великой в истории России войны и всех памятников, оставленных после нее в Полтаве В этом описании дается подробная характеристика всех отдельных частей города, имевших историческое значение и, вообще, всего того, что заслуживает внимания по своей важности. Наконец, в конце, приводятся краткие биографические очерки тех уроженцев Полтавы, которые известных по своей литературной и государственной деятельности. Надеюсь, что труд мой будет одобрен и даст всем желающим знать историю города Полтавы желаемые сведения.

Василий Бучневич.

16 июля 1882 г.
г. Полтава.

5

ОТДЕЛ ПЕРВЫЙ.

ПОЛТАВА
и ее историческое прошлое.

"О, родина святая,
Какое сердце не дрожит,
Тебя благословляя!".

В. А. Жуковский.

Полтава лежит на правом возвышенном берегу реки Ворсклы, обращенном на восток, возвышающемся над уровнем реки на 31 сажень. Ворскла, проходя по низменным окрестностям города, где расположена часть города Подол и предместья Кривохатки и Кулики, с левой стороны верст на 5 окружена песчаным пространством.*)

*) См. о ней: "Записки Императорского Русского Географического Общества", СПб. 1856 г, книжка XI, стр. 408—411, статья Н. А. Маркевича: "Реки в Полтавской губ.", "Список населенных мест Российской Империи по сведениям 1859 г.", СПб. 1862 г., т. XXXIII, Полтавская губерния, стр. XIII, "Энциклопедический лексикон А. А. Плюшера", СПб. 1838 г., т. XII, стр. 75, "Справочный энциклопедический словарь" К. К. Крайя, СПб. 1854 г., т. III, стр. 315, "Географическо-статистический словарь Российской Империи" П. Н. Семенова, СПб. 1863 г.. т. I. стр. 559 и "Энциклопедический словарь" Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрон, СПб. 1892 г., т. Vа, стр. 233—234.

Город расположен на довольно значительной плоскости, а предместья его — на низменных местах, составляющих ложбины и овраги, по которым протекают небольшие высыхающее летом ручьи Полтавка и Черная — остатки бывших в древности значительных рек — и Рогозна, бывший рукав Ворсклы, а с 1814 г., с устройством плотины на Трибах (1), ставшая руслом Ворсклы. До того же времени плотина от города была устроена на с. Крутой Берег и

6

имела три моста: на Рогозне, Ворскле и Коломаке (2). Предместье, примыкающее к этому ручью, наз. Подол. По нему пролегает главный въезд в город с вокзала Х.-Н. железной дороги. По ручью Полтавке пролегает Монастырская улица и Подмонастырье, у ручья Черной расположено предместье Кобищаны, а с северо-западной стороны города, по ручью Рудькам или Тарапунькам — предместье Павленки.

Ложбины, от которых в некоторых местах образовались овраги, имеют с древних времен свои названия, сохранившиеся доныне. Овраг у монастыря, по течению Полтавки, наз. Задыхальный; овраг от монастыря к Немецкой колонии — Бойков, а параллельно ему к городу — Панянка. Об этом овраге сохранилось предание, что в 1710 году, когда в Полтаве и во всех местах, составляющих теперь ее уезд, свирепствовала чума, одному сотнику явилась во сне панянка (боярышня) и сказала: "если на этой горе выкопают колодезь, то чума пройдет". Так и сделали, а гора с того времени получила название Панянки. Колодезь этот, пришедший в негодность, был зарыт в 1838 году. Дорога через Панянку в город проложена в начале XIX столетия, по распоряжению Малороссийского генерал-губернатора князя А. Б. Куракина, управлявшего в то время здешним краем; она прорыта между двумя горами, составлявшими часть известной во время Полтавской битвы крепости, называемой теперь раскатом (3). Овраги в предместье Кобищанах: Кобищанский, Кузнецов и Очеретянка; овраг Мазуровка — в предместье Подол; в предместье Павленки — Чамарин.

Время основания Полтавы в точности не известно; в летописях об этом сохранилось весьма мало сведений. Первобытные туземцы, населявшие территорию нынешней Полтавской губернии, как видно из истории, принадлежали к одному

7

из славянских племен суличан, перешедших с берегов Дуная и покоренных вещим Олегом. До Владимира Св. племя суличей постоянно подвергалось нападениям разных кочевых народов и теснимо было то хазарами, то печенегами, то половцами. Победы русских князей и постройка Владимиром Св. пограничных городов по Десне, Трубеже, Суле и Стугни охраняли население славян от постоянных набегов кочевых племен. В летописи XII столетия впервые встречаются сведения о Полтаве, как о месте, населенном под именем "Лтавы", близ коей, на берегу реки Ворсклы, князь Игорь Святославович Северский, в 1174 году, разбил толпы половцев и обратил их в бегство. Вот подлинный текст об этом в летописи: "Того же лета (1174), на Петров день, Игорь Святославович, совокупив полкы своя, и еха в поле за Ворскол (Ворсколу) и срете половцев, иж ту ловят языка, изима е; и поведа ему колодник, оже Кобяк и Концак шле к Переяславлю. Игорь же, слышав то, поеха противу половцем, и перееха Вороскол у Лтавы (во Лтавы) к Переяславлю, и узрешася с полкы половецкими; и б рать мала, и тем не утерпеша стати противу Игореви, и тако побегоша, весь полон свой дометавше" (4).

Затем, надолго летописи проходят молчанием дальнейшую судьбу поселения Лтавы, но не подлежит сомнению, что общая участь, во время татарского нашествия в начале XIII столетия, постигла Лтаву, как и другие населенные места.

В 1530 г. Полтава, вместе с Глинском (ныне заштатный город в Роменском у.), была отдана в вотчину литовским князем Витовтом выехавшему из орды татарскому князю Лексаде Мансурксановичу, который, по переходе в литовскую службу, крестился в греческую веру, с именем

8

Александра, и сделался, таким образом, родоначальником знаменитых впоследствии князей Глинских, ставших родоначальниками князьям московским по Елене Глинской, матери Иоанна Грозного (5).

В 1503 г. Полтава находилась во владении князя Михаила Львовича Глинского, а в 1508 г., за измену, была взята у него польским королем Сигизмундом 1-м и впоследствии возвращена Марии Юрьевне Глинской, вышедшей замуж за дворянина Якова Ельца (6). Около 1537 г. имения Глинских перешли к их зятю Байбузе.

В 1608 г. знаменитый коронный (польский) гетман, впоследствии и канцлер, Станислав Жолковский обстроил Полтаву уже как настоящий город для своего зятя и будущего преемника Станислава Конецпольского (7).

По словам М. А. Максимовича, Полтава, во время казацких войн и порабощения Малороссии поляками при Сигизмунде III-м (1586—1632), в числе многих населенных ее мест, находилась во владении овручского старосты князя Михаила Михайловича Корибут-Вишневецкого. Этот князь жил тогда в родимом гнезде своем, в Вишневце на Волыни, а ревизором его украинской вотчины был князь Семен Иванович Лыко, умерший в Киеве и погребенный в Печерской церкви в 1621 году. Тогда Полтава была уже значительно населенным местом и в ней считалось 812 хат. После смерти князя Михаила Вишневецкого в 1618 г., наследником его вотчинных имений сделался сын его Иеремия, который владел ими до 1648 г., когда, во время гетманства Богдана Хмельницкого, вынужден был навсегда покинуть Малороссию и бежать в Волынь (8).

Сведения М. А. Максимовича о том, что Полтава в период означенного времени находилась во владении князей Михаила и Иеремии Вишневецких основаны на списке "подданных

9

князя Иеремии в заднепровской Украине", напечатанном в 1841 г. потомком Вишневецких, графом Александром Пшездзецким (9), где показано 56 поселений, в числе которых значится и Полтава. А. М. Лазаревский в статье своей: "Лубенщина и князья Вишневецкие" (10) возбуждает серьезное сомнение против достоверности этого списка и приводит нижеследующие основания. "Прежде всего", говорит он, "список этот не имеет даты, причем о последней можно лишь догадываться; так как список указывает маетности Иеремии Вишневецкого и притом в блестящем, относительно численности населения, виде, то время составления его следует отнести к последним годам пребывания Иеремии в "Заднеприи", т. е., может быть, к 1646, 1647 и даже 1648 г. г. Затем, в этом перечне 56-ти поселений указаны и такие имения, которые никогда Вишневецким не принадлежали, как напр.: Золотоноша, Пещана (Золотон. у.), Домонтов, Полтава, Комышная, Ручинцы (Ручки?), Хомутец. Указан в нем и Хорол, исключенный из числа имений Вишневецкого в 1647 г.*), за отдачею его Александру Конецпольскому. В то же время мы не видим в этом списке местечка Галицы, которое в это время не только существовало, но имело уже и фольварк (11). Не указано село Пулинцы около Лубен, которое было заложено вдовой казненного запорожского гетмана Сулимы (12). Не указаны и такие роменские местечки, как Константинов, Хмелов, Смелое, население которого может быть, впрочем, подсчитано вместе с Роменским, так как по этому списку в Ромнах значится 6000 "господарей", — количество слишком великое для одного города Ромны, если в Лубнах по этому же списку значится только 2 646 "господарей". Вообще,

*) Это обстоятельство может указывать, что список составлен не позже этого года.

10

цифры населения по списку Пшездзецкого очень велики: в Лохвице значится 3325 "господарей", в Варве — 2037, в Пирятине — 1749, в Хороле — 1297 и т. д."."Помещение в этом списке", по словам Лазаревского, "под именем имений Иеремии Вишневецкого, поселений, последнему не принадлежавших, возбуждает сомнение—нет ли в нем и других неверностей. Во всяком случае, пока этот документ не описан научно (если только он еще существует), к нему следует относиться с осторожностью".

В 1630 г. Полтава пожалована королем Сигизмундом III-м шляхтичу Бартомею Обалковскому, при чем из акта о пожаловании видно, что Полтава, на р. Ворскла, над шляхом Муравским,*) в воеводстве киевском, представляла "пустую" слободу и со всеми полями, лугами, грунтами, лесами, озерами, реками и иными принадлежностями отдавалась названному шляхтичу "с правом основания сел и местечек и держания до воли королевской", с тем однако ограничением, что державца не имел права без особого королевского разрешения выделывать поташ в лесах и пущах, производить какие-либо изделия из дерева, а также добывать селитру, соль и металлы, если бы эти последние оказались в этой местности (13).

*) Муравский шлях начинается от Перекопа, проходит по Екатеринославской губ. и потом, проходя мимо Полтавы, Харькова и Белгорода, входит в Курскую губ., далее проходит по Нижнедевицкому уезду, Воронежской губ., и оканчивается у г. Ливен, Орловской губ. Этим путем делали набеги крымцы на Малороссию и Великороссию. ("Киевская Старина" 1882 г., т. II, июнь, стр. 544, в статье: "Старинные тракты, или дороги в южной России").

В 1641 г. Полтаву видим уже городом, принадлежавшим Александру Конецпольскому, который заселял полтавские окрестности новыми слободами. В Полтаве в это время сидел наместник Конецпольского, пан Сокольский, который защищал окрестное население, прогоняя набегавших татар (14).

11

При присоединении Малороссии к Великой России в 1654 году при Богдане Хмельницком, для приведения жителей Полтавы к присяге на верность царю, сюда отправлен был боярином Василием Васильевичем Бутурлиным из Переяслава особый стольник Андрей Иванов Спасителев (15).

Во время измены гетмана Ивана Выговского, полковник полтавский Мартын Пушкарь; оставшись верным царю, разбил подошедшего к Полтаве Выговского с крымцами 1 июня 1658 года, но вслед за этим ударившими на него из засады в тыл татарами, в свою очередь, был разбит и пал на месте битвы, а Полтава была взята, сожжена и разграблена Карамбеем (16). В 1659 г., в марте, Выговский, овладев Миргородом, с 30 тысячами казаков, 3 тысячами поляков и 15 тысячами татар, прошел через разоренную Полтаву к Зенькову (17).

Мартын Пушкарь был первым полковником преобразованного, при Богдане Хмельницком, в 1649 г. Полтавского полка. После него был назначен Выговским полковник Филон Горкуша, но полтавцы отказались ему повиноваться, не смотря на приказания Выговского, и выбрали на его место Кирила Пушкаря, сына Мартына Пушкаря. В ноябре 1658 г. на его место был выбран Филон Горкуша, который, как кажется, был некоторое время полковником и при Хмельницком. Горкуша, будучи сторонником Выговского, вскоре был заменен младшим братом Кирика Пушкаря Марком. Во время поездки последнего в Москву хлопотать о поддержке против Выговского, в его отсутствие (летом 1659 г.); полковником был выбран снова Кирик Пушкарь, который, увидев усиление Выговского после сражения под Конотопом, думал уже было смириться и начал переговоры о том с одним из старшин Выговского— Капланским. Об этих переговорах узнал полтавский воевода

12

Зиновьев и Кирик был арестован, а полковником полтавцы выбрали, в июле 1659 г., Федора Ивановича Жученка. В мае 1661 г. был выбран полковником Демьян Гуджол. Затем полковниками были: Савва Федорович Омельницкий — с 19 июня 1663 г., из запорожцев, поставленный гетманом Брюховецким. Григорий Витязенко — с 1665 по 1668 г., в котором он был убит своими казаками вслед затем, как был убит гетман Брюховецкий (7 июня 1668 г.). Константин Кублицкий — с февраля 1669 г.; в 1669 г. — опять Горкуша; в 1671 г. — Федор Жучено; в 1672 г. — Гуджол, присутствовавший на раде при избрании гетманом Самуиловича. В 1674 г — Прокопий Иванович Левенец, который за чигиринские походы получил от царя две похвальные грамоты, — одну в декабре 1677, а другую — в ноябре 1678 г. С 1675 г. — Павел Семенович Герцик (18); осенью 1676 г. — Жученко; в феврале 1677 г. Демьян Яковенко; затем вскоре по 1679 г. — Прокопий Левенец; в июне 1679 г. — Жученко; летом 1680 г. — Леонтий Черняк; в 1683 г. — Герцик. С 1683 г. Жученко до 1691 г.,*) с небольшим перерывом, 1689 г., когда он был заменен Леонтием Черняком, которого поставили, вероятно, сами полтавцы, помимо гетмана. Потом Герцик, который был полковником до 1696 г. и заменен Иваном Ивановичем Искрою, свояком Василия Леонтьевича Кочубея, казненного вместе с ним 15 июля 1708 г., по проискам Мазепы. Иван Прокопиевич Левенец — с 1703 по 1709 г.; Иван Леонтьевич Черняк — с 1709 по 1727 г. Василий Васильевич Кочубей, сын казненного Кочубея и зять гетмана Апостола, — с 1727 по 1743 г., в котором, 19 августа, скончался в с. Жуках, Полтавского у., где и погребен. Андрей Андреевич Горленко — с 1743 по 1774 год (19).

*) Скончался 8 июня 1709 г. в с Жуках, Полтавского уезда.

13

В 1666 году, когда гетман Иван Мартынович Брюховецкий "бил челом" Царю Алексею Михайловичу с вверенным ему запорожским войском и со всеми малороссийскими городами, то для усмирения частых в малороссийских городах "шалостей", в числе других городов и в Полтаву был назначен воевода с 1, 500 ратных людей.

В 1670 г. Полтава, в числе других городов, сел и местечек южной Украины, находилась во власти заднепровского гетмана Петра Дорофеевича Дорошенка.

Находясь на пути татарских набегов, Полтава постоянно была тревожима татарскими отрядами, вблизи нее проходившими в Польшу и малороссийские города, для хищнического грабежа. Из этих набегов известен бывший в 1695 году, когда татары, проникнув в Полтаву во главе бывшего "гетманского канцеляриста" Петрика, совершенно разорили ее.

В 1709 г., в апреле, шведский король Карл XII с многочисленной армией осадил Полтаву, где Петр I-й 27 июня одержал над шведами блистательную победу, решившую судьбу всей тогдашней России.*)

*) О ней подробно сказано в следующей статье.

В 1710 г. в Полтаве и во всех местах, составляющих ныне Полтавский уезд, свирепствовала чума. И в том же году саранча, залетевшая из закубанских степей, истребила почти весь яровой хлеб и даже траву (20).

В царствование Петра 1-го и последующие Полтава, под управлением комендантов русских и своих полковников, не была театром никаких политических событий.

В 1711 г. в Полтаве и местах, составляющих теперь ее уезд, находилась дивизия генерал-майора Ивана Ивановича Бутурлина, для охраны Украины от крымских татар и изменивших России запорожцев.

14

В 1720 году, 20 декабря, Петр Великий определил в Полтаву и Переволочну коменданта капитана гвардии Богдана Скорнякова-Писарева, для прекращения сношений Малороссии с запорожцами (21).

В 1723 г. Пермский полк, принадлежавший к корпусу князя Михаила Михайловича Голицына и состоящий под начальством бригадира Ветерания, имел квартиру в Полтаве (22).

В 1737 г. Миних, во время похода со своей армией в Крым, тоже имел квартиру в Полтаве (23).

Годы 1776 и 1779 известны пребыванием в Полтаве (в летнее время) великого полководца Александра Васильевича Суворова. В 1776 г. он был болен горячкою и долгое время лечился в Полтаве (24).

В 1763 г. Полтава, при гетмане Кирилле Григорьевиче Разумовском, сверх главного своего полка, была городом поветовым (уездным), и при уничтожении гетманства, 10 ноября 1764 г., из шести полков, бывших в нынешней Полтавской губернии (Переяславский, Прилукский, Лубенский, Гадячский, Миргородский, Полтавский), только Переяслав да Полтава назывались городами, прочие же городками и местечками.

В 1764 г., 22 марта, при образовании из Новой Сербии Новороссийской губернии (впоследствии Екатеринославской), отчислены к ней первоначально сотенные местечки Миргородского полка — Кременчуг и Власовка; а потом в эту же губернию, в 1765 г., поступили находившиеся в сороковерстной дистанции от нее местечки Полтавского полка: Нехвороща, Маячка, Царичанка, Соколка, Кобеляки, Белики, Китайгород, Орлик, Переволочна, Кишенька, Старые и Новые Сенжары и Келеберда. В том же году Кременчуг был назначен главным городом в Новороссийской губернии.

15

В 1775 г. местечки Потоки и Омельник отошли в ведомство Новороссийской губ., к которой, в октябре того же года, присоединена и остальная часть Полтавского полка, т. е. Полтава, Будища и Решетиловка; Полтава считалась в той губернии ротным городом Днепровского пикинерного полка (25).

16 сентября 1781 г. именными указами повелено: "для лучшего управления всей Малороссией" разделить ее на три наместничества: Киевское, Черниговское и Новгород-Северское, которые, в январе 1782 г., торжественно открыты генерал-губернатором фельдмаршалом Петром Александровичем Румянцевым-Задунайским (26).

Каждое наместничество было разделено на 11 уездов. К Киевскому наместничеству отошло 8 поветов (под именем уездов): Переяславский, Пирятинский, Лубенский, Золотоношский, Хорольский, Миргородский, Градижский, и Голтвянский. К Черниговскому: Роменский, Прилукский. Глинский, Лохвицкий, Гадячский и Зеньковский. Полтавский же полк, как сказано выше, был отчислен к Новороссийской губ., а в 1784 г., 22 января — к Екатеринославской.

В 1796 г., по указу 30 ноября, вместо бывших трех намъстничеств в Малороссии, учреждена одна губерния — Малороссийская (27), с главным городом ее Черниговом, с отчислением к ней и тех местностей, которые отошли сначала к Новороссийскому, а потом к Екатеринославскому наместничеству.

В 1802 г, 27 февраля, из Малороссийской губ. повелено образовать две губернии: Полтавскую и Черниговскую, составив первую из следующих 12 уездов, или поветов:

Полтавского, Кременчугского, Хорольского, Золотоношского, Лубенского, Гадячского, Пирятинского, Переяславского, Прилукского, Роменского, Константиноградского, а вместо Зенькова восстановить поветовым бывший малороссийским полковым

16

городом Миргород, с переводом в него поветовых присутственных мест из Зенькова (28).

В тоже время назначен малороссийским военным губернатором и управляющим гражданской частью в обеих губерниях генерал от инфантерии Сергий Кузьмич Вязмитинов (+ 15 октября 1819 г.). Объезжая, в исполнение Высочайшей воли, вверенный управлению его край, "по личном обозрении удобств относительно к пространству и населению предполагаемых к учреждению обеих малороссийских губерний", генерал Вязмитинов "нашел весьма выгодным одному из губернских городов быть в северной, а другому — в южной части края"; первым предложил он быть Чернигову, а вторым — Полтаве. Весьма вероятно, что историческое воспоминание о знаменитой победе Петра I над шведами решило дело в пользу Полтавы, хотя выгода местности, в середине губернии, была на стороне Лубен. Вследствие этого 9 марта 1802 г. и была открыта Полтавская губерния, по особо составленному церемониалу, (29) тайным советником А. Б. Солнцевым, назначенным первым губернатором Полтавским.

В 1803 г., марта 27, повелено: границу Полтавской губернии от Екатеринославской положить по реке Орели, присоединив к Полтавской все пространство земель между реками Берестовою и Оролью, дабы тем восстановить древние пределы Малороссии и, сверх существующих в Полтавской губ. 12-ти поветовых городов, учредить таковыми же города: Зеньков, Лохвицу и местечко Кобеляки (30).

В 1831 г., именным указом 5 декабря, поветы переименованы в уезды.

Во времена гетманщины Полтава, подобно прочим городам малороссийского края, была обведена рвом и окружена земляным валом, на протяжении которого, кроме городских

17

ворот деревянных, было пять крепостных, называвшихся в простонародье брамами, или баштами; но в начале XIX столетия, при генерал-губернаторе А. Б. Куракине, все эти укрепления были срыты, так что от них в настоящее время не осталось никаких следов.

Древнее укрепление Полтавы, по словам Н. И. Арандаренка, было следующее: "Ретраншемент продолговатый, неправильной фигуры, с 5-ю бастионами, соединенными между собою ломанными куртинами. Один бастион был там, где ныне соборная площадь, другой — левее того места; третий, где — место, ныне называемое раскат. Между вторым и третьим бастионами, на куртине, был въезд в город, укрепленный башней, называемой Спасская башта, в третьем бастионе был также въезд, называемый Сампсоновским, и укреплявшая его башня называлась Сампсоновской баштою. Четвертый бастион был напротив того места, где ныне земельный банк (бывший дом В. М. Позена); здесь был и въезд, называемый Мазуровская башта. Пятый бастион был там, где ныне Николаевская церковь; здесь также был въезд в город, называемый Никольской баштой. Церковь св. Николая была в бастионе. Овраг Мазуровка был также в крепости, в куртине. Между Мазуровской и Никольской баштой был въезд, или башта Крыловская. Укрепление составлял земляной вал со рвом без одежды" (31).

Внутри крепости в начале XIX столетия помещались следующие строения:

1. Соборная церковь Успения Пресвятой Богородицы с колокольней.

2. Церковь св. Николая с колокольней.

3. Церковь св. Великомученика Георгия.

4. Церковь св. Воскресения Господня.

5. Церковь св. Преображения Господня с приделом во имя Спаса Нерукотворного Образа и колокольней.

18

6. Каменный столб в память Полтавской битвы, с медной доской и вырезанным на ней изображением этой битвы.

Казенные строения:

7. Каменный корпус с погребом, где помещалась казенная палата с казначействами губернским и поветовым.

8. Каменный корпус, в коем помещалось губернское правление и приказ общественного призрения.

9. Деревянные два корпуса.

10. Караульня.

11. Деревянный дом градской полиции, где и преступники содержались.

12. Деревянный дом почтовой конторы.

Партикулярные строения:

13. Разумовского — в нем помещались 1 и 2 департаменты генерального суда.

14. Духовное правление.

15. Лавки каменные и деревянные, дворянские, купеческие и мещанские.

16. Надворного советника Павла Руденка; в нем Полтавское народное училище.

17. Капитана Юрьева.

18. Купца 2-й гильдии Ильи Прокофьева.

19. Штаб-лекаря коллежского асессора Тишевского.

20. Украинского пастора Христиана Вебера, где ныне дом купца Е. Е. Чеботарева.

21. Генерал-майора Павла Белухи-Кохановского.

22. Надворного советника Григория Паскевича.

23. Коллежского асессора Марченка.

24. Статского советника М. Магденка.

25. Соборного протоиерея Ивана Лисянского.

26. Купца 3-й гильдии Локощенка.

19

27. Капитана Левченка.

28. Надворного советника Тарновского.

29. Обер-провиантмейстера Зыкова.

30. Полтавского повета маршала М. Милорадовича.

31. Поручицы Сушковой.

32. Купца 3-й гильдии Бурмакина.

33. Надворного советника К. А. Марченка.

34. Прапорщицы Пащихи.

35. Надворного советника Лукьяновича.

36. Неважные строения разного звания жителей.

За городом казенные строения:

37. Лавки городской думы.

38. Соляные амбары.

39. Поветовый суд.

40. Церковь Сретения Господня с колокольнею и школою.

41. Триумфальные ворота, где ныне пересекаются улицы Александровская и Монастырская, у дома наслед. Варшавских, бывшего купца Португалова.*)

*) Триумфальные ворота были устроены к приезду Императрицы Екатерины II-й в Полтаву в 1787 г., а затем, при генерал-губернаторе А. Б. Куракине, были разобраны.

42. Площадь, где собирается ярмарка.

43. Мясные ряды и бойня.

44. Лазарет.

45. Богадельня.

46. Церковь во имя Всех Святых и при ней кладбище.

47. Кузнечные ряды.

48. Торговые бани.

49. Церковь Рождества Богородицы с колокольней и школой.

50. Крестовоздвиженский монастырь.

51. Кирпичные заводы соборной церкви.

20

Партикулярные строения:

52. Надворного советника Семена Кочубея, где ныне институт.

53. Капитана Гавриленка.

54. Надворного советника Н. С. Могилянского.

55. Канал вокруг форштадта с нагорной стороны.

56. Волостное правление и подведомственные казаки.

67. Г. Полтавы разных жителей дома, огороды и сады.

58. Выгонная земля г. Полтавы (32).

Покойный писатель Г. П. Данилевский (+ 6 декабря 1890 г.), посетив в 1855 г. Полтаву, достал здесь старый план города, приложенный к одному частному делу 1803 г., где были нанесены существовавшие тогда черты старинной крепости, и план А. И. Хатова, при издании Д. П. Бутурлина, проверил сам расположение бывших укреплений, о чем и сообщает в своей статье: "Полтавская старина, в отношении ко времени Петра Великого". Статью эту, с некоторыми сокращениями, приводим здесь, опуская также названия домов, владельцы которых меняются с течением времени,

"Ворот было пять:

Первые, или Подольские ворота. Они были за собором, там, где ныне, между двух обрывов, слева, между так называемым раскатом, а справа, между возвышенностями с институтом, идет к месту конной Ильинской ярмарки крутая улица Никольская. На раскате стоит теперь полуразрушенная кирпичная беседка*) (теперь ее ныне), род будки, откуда лучший в Полтаве вид. Здесь же единственно уцелели, на боках обрыва, правильные работы крепостных земля ныне стен.

*) На этом месте в 1880 г г. построена деревянная беседка.

Вторые, или Куриловские ворота. Они были далее, левее

21

первых, по протяжению вала, там, где теперь дом майора Александра Лукьяновича (ныне М. Г. Немировской). Арандаренко Куриловские ворота называет Крыловскими, вероятно, от сближения этого выговора с польским: Крулевские, Королевские. На плане название: Куриловские (33).

Третьи, или Спасские ворота. Они были там, где теперь так называемый "Панянский овраг" и где идет через него главная Харьковская дорога. С одной стороны, позади бывших ворот, ныне дом торговца лошадьми, бывший учителя Сплицестера (ныне А. И. Емец); с другой — дом акушера Ростиславского (ныне насл. Г. Эйзлера). Здесь крепостной вал делал угол, от черты обрывов над Ворсклой до вершины горы и к самому городу, огибая его старинный участок уже по равнине. Угол вала здесь называется раскатом вторым, или меньшим. Против ворот перспектива Крестовоздвиженского монастыря, стоящего на высокой горе, над Ворсклой. Левее — утес, бывший с Сампсониевской башней, называемый доныне в народе "баштою".

Это главные места вала и ворот, или въездов крепости, по черте ярко обозначенного городского обрыва над Ворсклой. Теперь мы пойдем далее, при чем план крепости ляжет уже на часть нынешнего о города. При этом под очерк древнего города, внутри крепости, отойдет только незначительная по объему часть Полтавы, там, где городской собор, церкви: Спаса, Воскресенская, Георгиевская, городской сад, институт и недавно выстроенный городской театр (теперь его нет). Тут место вала и въездов следить труднее; на месте вала идет подковою, через весь почти город, устроенный недавно бульвар.

Четвертые ворота - Киевские были там, где ныне, по Александровской улице, пересекающей бульвар, соединение Спасского бастиона с Киевским, находится новый каменный

22

дом Беляева (ныне В. П. Таранушенка), правее церкви Сретенской, выстроенной уже за местом старинного вала, и позади дома купчихи Волохиновой (ныне отделения Государственного банка).

Пятые ворота — Мазуровские находились на пересечении нынешних улиц: большой Кузнецкой, Садовой, большой Петровской и Нов о полтавской, против каланчи нынешней полицейской части и домов: Позена (ныне земельный банк), штаб-лекаря Тишевского и купца Вакуленка (ныне наследн. И. В. Петраша). Сзади ворот была уцелевшая доныне церковь Георгиевская (теперь ее нет). На протяжении вала, между Киевскими и Мазуровскиии воротами, идет бульвар, с домом Руденка (ныне дом губернского земства), где ныне помещается училище канцелярских служителей, бывшее чистописцев. Надо заметить, что этот бульвар пересекается тем самым оврагом, который мы заметили под именем Николаевского, у первых, или Подольских ворот, и который далее, под именем Мазуровского, проходя поперек всю площадь старого города, здесь упирается в бульвар и сглаживается на Михайловской, или Кузнецкой улице. Над этим оврагом в старину была Мазуровская башня или, в народе, башта.

Наконец, от Мазуровских ворот вал ломанною чертою поворачивал снова к черте городских обрывов и раскатов и упирался в первые, (или Подольские) ворота. Здесь он также кое-где обозначается чертою бульвара. Именно: от дома Вакуленка (наслед. И. В. Петраша), где были пятые, или Мазуровские ворота, и мимо церкви Георгия, он идет большой Петровской улицей до института. Здесь помещается ныне, по Петровской улице, дом Яновича (бывш. члена госуд. совета Е. П. Старицкого), дом Струмилло (ныне Александринский детский приют) и часть пространного сада Яновича, через весь почти Николаевский овраг. На правой

23

стороне последнего были уже первые, или Подольские ворота.

Таков был очерк старинной крепости. Со стороны обрывов, над прибрежьем Ворсклы, крепость была совершенно недоступна и без окопов. Со стороны же города самое слабое место было последнее, очерченное нами, именно — вал между пятым и первым бастионом, вдоль нынешней Петровской улицы. Здесь то, против теперешних домов Яновича и Струмилло, на месте нынешнего городского столетнего дубового сада и недавно выстроенного Харьковской дирекцией городского театра, шведы и заложили свои подкопы и траншеи. Левая воронка против городского фаса устроена была на месте большой Садовой улицы; правая же — почти на месте нынешнего институтского двора. Обе они сходились и разветвлялись второй параллелью, там именно, где теперь построено здание городского театра (театр был при входе в сад" (34).

В древние времена Полтава вела значительный торг скотом с Силезией, в настоящее же время торговля города не заключает ничего замечательного. Базары бывают еженедельно по средам, пятницам и воскресеньям. В Полтаве в настоящее время три базара: 1) Новый базар, между Ново-Полтавской, Всесвятской и Почтамтской улицами, в 1872 г. вымощен весь камнем и обошелся городу 84, 341 руб.; занимает площадь в 4 дес. 303 кв. саж. 2) На Петровской площади, не мощеный, открыт в 1873 г. и занимает площадь в 2 дес. 1200 кв. саж. 3) На Сенной площади, при въезде по Кременчугской улице, открыт 2 марта 1879 года.

В Полтаве в настоящее время четыре ярмарки: три собственно сельские, имеют, главным образом, местное значение: на всеядной неделе (8 дней), Никольская — с 1 по

24

9 мая, Воздвиженская (35) — с 6 по 14 сентября и Ильинская, бывшая, в свое время, одною из замечательных в России и переведенная сюда в 1852 г. из г. Ромен, где существовала с первой половины XVIII столетия; (36) сюда свозятся товары из средней и южной России. Открывается в два срока: конная ярмарка на площади близ р. Ворсклы, где производится торг лошадьми, испанской шерстью и прочими черными товарами, с 1 июля, а красная — в городе, в лавках гостиных дворов, где идет оптовая торговля красными и бакалейными товарами, с 20 июля, и длится до 1 августа. Открытия эти делаются официально крестным ходом (37).

В Полтаве есть прекрасный городской сад,*) где было прежде училище садоводства, открытое в 1820 (38) и упраздненное в 1842 г. Этот сад подарен был для того заведения действительным статским советником Семеном Михайловичем Кочубеем и составлял некогда вековое достояние рода Кочубеев.

*) Занимает пространство 30 десятин 2120 кв саж.

25

ВЫСОЧАЙШИЕ ПОСЕЩЕНИЯ Г. ПОЛТАВЫ.

Посещение Полтавы Императрицей Екатериной II-й.

В 1787 г., 7 июня, Императрица Екатерина II, путешествуя по России, на возвратном пути из Крыма, посетила Полтаву.*) Императрицу сопровождали: Г. А. Потемкин, А. В. Суворов, М. И. Кутузов и друг. Об этом посещении находим следующие подробности в статье Г. В. Есипова: "Путешествие Императрицы Екатерины II в южную Россию в 1787 году" **), которые и приводим здесь.

*) По почтовому тракту из Кременчуга на Кобеляки, а оттуда в Полтаву.

**) "Киевская Старина" 1892 г., т. XXXVI, февраль, стр. 308—306. См. также: "Записки Одесского Общества Истории и Древностей" 1853 г., т. 3, стр. 273—288.

"Когда Императорский поезд начал приближаться к городу Полтаве, началась с крепости пушечная пальба, а в церквах колокольный звон; при въезде в город, перед построенными триумфальными воротами***), встретили все начальники легкоконных полков и сопровождали Императрицу в город верхами возле кареты; у триумфальных ворот комендант поднес Императрице ключи от крепости, здесь же стояло полтавское купечество, мещане и ремесленники с их значками; у соборной церкви встретил с крестом и поднес его к карете Императрицы Амвросий, архиепископ Екатеринославский и Херсоно-Таврический.

***) Где ныне пересекаются улицы Александровская и Монастырская. Въезд Екатерины II-й в Полтаву был со стороны нынешней Кобелякской улицы, по которой шла транспортная дорога на г. Кобеляки.

Помещение для Императрицы приготовлено было в доме Черниговского губернатора А. С. Милорадовича (39). Здесь, у подъезда; встретили: Потемкин, гофмаршал князь Барятинский,

26

правитель Екатеринославский И. М. Синельников с дворянством.

После обеда, к которому было много приглашенных, особенно военных, Императрица некоторое время гуляла в саду со своею любимицею камер-фрейлиной А. С. Протасовой. Вечером к карточной партии с Императрицей приглашены были А. М. Дмитриев-Мамонов, граф Кобенцель и граф Сегюр.

Вечером около дома и в саду была иллюминация плошками.

На следующий день, 8 июня, в 11 часу утра, Императрица в двухместной карете, в сопровождении всей свиты, выехала осмотреть местность Полтавского сражения. За каретой следовали все военные начальники, штаб и обер-офицеры легкоконных полков, в Полтаве бывших. Императрица осмотрела старые редуты и шведскую могилу, и прибыла к Крестовоздвиженскому монастырю; у святых ворот ожидало Императрицу духовенство: Амвросий, архиепископ Екатеринославский, Серафим, митрополит Лакедемонский, и Каллиник, епископ Врестенский. Архиепископ Амвросий сказал приветственную речь, поднес животворящий крест, Императрица приложилась к кресту, при пении певчих, предшествуемая духовенством, взошла в церковь к литургии, которую совершил архиепископ Амвросий. По окончании литургии, возглашена была вечная память Императору Петру I, потом Императрица, посетив архиепископа Амвросия в его келье, возвратилась к обеду во дворец в 1 часу.

В 6 часов граф Безбородько представил Императрице приехавшего ко двору молдавского господаря Александра Маврокордато, после чего Императрица выехала со всей свитой за город смотреть на бывшие в лагерях полки. Войска было: конного 70 эскадронов, пехоты четыре батальона гренадер и четыре батальона егерей.

27

Объехав все полки, которые отдавали честь с музыкой и барабанным боем, Императрица вышла из экипажа и из палатки, для нее приготовленной, любовалась войском, которое маршировало мимо палатки под предводительством генерал-аншефа князя Ю. В. Долгорукова (+ 8 ноября 1830 г.); напоследок "все войско, имея 40 орудий полевой артиллерии, атаковало неприятеля перед собой представленного, причем во всех движениях доказало совершенное устройство и похвальную расторопность". — Так записано в современном Камер-Фурьерском Журнале.

"Полтавское сражение явилось перед нами (писал граф Сегюр (+ в 1803 г.) в своем дневнике) в живой, движущейся, одушевленной картине, близкой к действительности. Русская армия разделилась на две половины, из коих одна заняла русские окопы, другая шведские редуты. По распоряжению Потемкина, чрезвычайно согласно, отчетливо и скоро перед взорами Царицы произведены были все эти маневры, какие могли изобразить нам подобие этой решительной битвы. Движение вперед кавалерии, развернувшей фронт из четырех колонн, стремительная атака, живой и сильный огонь пехоты в то время, как левое крыло вело фальшивую атаку на лес и обходило правый фланг неприятеля, — все это чрезвычайно верно изображало сражение.

Удовольствием и гордостью горел взор Екатерины; казалось, кровь Петра Великого струилась в ее жилах. Это величественное и великолепное зрелище достойно увенчало наше романическое и вместе историческое путешествие. Князь Потемкин поднес Императрице чудесное жемчужное ожерелье; она осыпала его подарками и щедро раздавала чины и ордена генералам и офицерам" (40).

Императрица пробыла на поле Полтавского сражения до 8 часов вечера; а перед отъездом в город статс-дама графиня

28

А. В. Браницкая (+ 15 августа 1838 г.), здесь же в палатке, представила ей съехавшихся жен военных начальников и дворян — все жалованы к руке, и при пушечной пальбе Императрица возвратилась в Полтаву.

В этот день Потемкину пожалован титул "князя Таврического". Преосвященному Амвросию, архиепископу Екатеринославскому, пожалован бриллиантовый крест, с повелением носить его на черном клобуке, подобно как митрополиту. (К.-Ф. Журнал). Губернский предводитель дворянства, бригадир Лалош произведен в генерал-майоры и уволен с пенсией по 600 руб. в год. Генерал-поручик Чорба получил орден св. Владимира 2 й степени: генерал-майор Алымов и бригадир Николай Адабапи — Владимира 3-й степени, затем более 40 человек пожалованы 4-й степенью того же ордена.

Суворову пожалована табакерка с вензелем в 3000 руб., гетману Браницкому табакерка с портретом в 2500 руб., высшему духовенству и на монастыри 5000 руб.

На следующий день, 9 июня, все съехались благодарить Императрицу; к числу награжденных совершенно неожиданно Императрица присоединила генерал-аншефа Преображенского полка премьер майора Ю. В. Долгорукова и генерал-майора действительного камергера А. М. Дмитриева-Мамонова; первый пожалован был в подполковники, а второй — в премьер-майоры Преображенского полка.

Перед отъездом все откланивались, жалованы были к руке и, между прочим, простились с Императрицей граф К. П. Браницкий и жена его статс-дама Александра Васильевна.

При выходе на крыльцо, здесь полтавские купцы и мещане поднесли хлеб-соль и разные фрукты. В шестиместную карету были приглашены: статс-дама графиня Скавронская,

29

камер-фрейлина Протасова, Дмитрий Мамонов, граф Кобенцель и граф Сегюр. Проехав крепость, Императрица, встреченная у собора Успения Пресвятой Богородицы преосвященным Амвросием, взошла в церковь, отслужила молебен и потом, в 9 часов утра, при пушечной пальбе и колокольном звоне, в сопровождении верхами генералитета и эскадрона Острогожского легкоконного полка, Императорский поезд выехал из Полтавы к обеду на станцию "Карловку" (41).

О пребывании Суворова в Полтаве сохранился следующий анекдот. Когда в Полтаве Императрица, довольная маневрами войск, спросила Суворова: "чем мне наградить вас?" — "Ничего ненадобно, Матушка", отвечал Суворов: "давай тем, кто просит, ведь у тебя и таких попрошаек, чай много?" Императрица настояла. — "Если так, Матушка, спаси и помилуй: прикажи отдать за квартиру моему хозяину — покою не дает, а заплатить нечем!" — "А разве много?" сказала Екатерина, — "Много, Матушка, — три рубля с полтиной" важно произнес Суворов. Деньги были выданы, и Суворов рассказывал "об уплате за него долгов" Императрицей. "Промотался!" говорил он: "хорошо, что Матушка за меня платит, а то беда бы..." (42).

В институтском саду находилась до 1870 г. (а затем была сломана) беседка *), в которой Екатерина II, после бывших на поле полтавском маневров, принимала князя Потемкина и, собственноручно угостив его чаем, поздравила прозванием "Таврического". Местность эта в то время принадлежала г-же Стороженковой, урожденной Милорадович, а впоследствии перешла во владение М. С. Кочубея (43).

*) Беседка эта находилась над обрывом, — она была каменная, с колоннами, в византийском стиле.

30

Посещение Полтавы Императором Александром I-м.

В 1817 году, в сентябре, Император Александр I посетил Полтаву. Об этом подробно было напечатано в "Сыне Отечества" за тот же год, откуда и заимствуем дословно нижеследующее:

"Государь Император, обозрев почти все в Малороссии, из города Кременчуга, удостоившегося особенного внимания Его Величества, наконец, 14 сентября, в 7 часов пополудни, осчастливил и Полтаву прибытием Своим. Его Величество, без всякой встречи, при одном колокольном звоне, изволил прибыть прямо в соборную Успенскую церковь, у колокольни которой был встречен преосвященным Мефодием с духовенством, господином генерал-фельдмаршалом князем Барклаем-де-Толли, господином Малороссийским военным губернатором князем Репниным, генералитетом, гражданским губернатором, губернскими чиновниками, дворянством и многочисленным народом. Государь Император, по выслушивании краткого приветствия, произнесенного преосвященным Мефодием, изволил пройти через колокольню в церковь, предшествуемый преосвященным и всем духовенством. Церковь была наполнена одними дамами, которых непреодолимое желание удостоиться узреть Августейшего Гостя привлекло в таком числе, что в здешней соборной церкви, сколь она ни обширна, едва оставалось места для шествия Его Величества к святым иконам. По отпетии благодарственного молебствия о благополучном прибытии Государя Императора, Его Величество возвратился в дом действительного статского советника Кочубея, назначенный для пребывания Августейшей Его Особы (где ныне институт). Город был иллюминирован. 15 числа, в 8 час. утра, Государь Император изволил отбыть из города к известной подле Полтавы шведской

31

могиле, вблизи которой были поставлены войска 3-го корпуса. Здесь Его Величество изволил делать всем войскам специальный смотр. Войска эти, состоявшие в пехоте и коннице, составляли 13 тысяч; все они проходили мимо Государя Императора церемониальным скорым маршем на взводную дистанцию, а после колоннами. В 1 часу пополудни возвратился Государь Император в город и в дом пребывания. Его Величеству имели счастье быт представлены малороссийским военным губернатором духовенство, чиновники, дворянство и почетнейшие граждане с хлебом и солью. В этот день Государь Император изволил обедать у Себя и к обеденному столу удостоились быть приглашены военный и гражданский начальники губернии, вес генералитет и губернский дворянский маршал. В 9 1/2 часов вечера Его Величество удостоил Своим посещением бал, данный дворянством в доме дворянского собрания. Ослепительное освещение залы, блеск уборов, гром музыки, хор певчих, благоговейная радость и душевное удовольствие, изображавшееся на лице каждого, возвещало присутствие Величайшего из Монархов. Государь Император привлекательной снисходительностью своею ко всем пленил сердца и души присутствовавших. Он несколько раз танцевал польский и в 12 часов изволил уехать домой. В сей вечер весь город, в особенности же Александровская площадь и монумент, были освещены очаровательно. 16 числа, в 8 часов утра, отправился опять к шведской могиле и, по выслушании в нарочно поставленной близ могилы полковой церкви Божественной литургии, подобно как и в предыдущий день, отправился осмотреть войска, поставленные в боевой порядок, для произведения маневров, представляющих сражение российских войск со шведами по диспозиции бессмертного Петра I-го. Эти маневры продолжались до 2 час. пополудни. Генералитет

32

и все чины точным выполнением предначертанного распоряжения удостоились Монаршего благоволения. После маневров Государь Император имел обеденный стол в квартире генерала барона Сакена (+ 7 апреля 1837 г.) в деревне Яковцах, и в 5 час. вечера возвратился в город. Вечером посетил княгиню Варвару Алексеевну Репнину, супругу военного губернатора, и изволил кушать чай у ее сиятельства. 17 числа, в 8 1/2 час. утра, Его Императорское Величество отправился осматривать здешние разные заведения, острог, военный госпиталь и, наконец, здешний дом воспитания недостаточных дворян. Во всех этих заведениях Его Величество удостоил показать ко всему Свое внимание, вид удовольствия и благоволения, нашел все в порядке, устройстве и чистоте. В доме воспитания отведывал приготовленный для воспитанников ржаной хлеб, пил квас и был очень весел. После этого во дворе дома воспитания Его Величество обнял военного губернатора, простился с ним, сел в коляску и из этого заведения отправился в дальнейший путь по тракту в Харьков" (44).

Не лишним считаем привести также еще некоторые подробности о пребывании Александра I-го в Полтаве, помещенные в "Воспоминаниях А. И. Михайловского-Данилевского", который говорит:

"Сентября 14-го. Государь выехал из Кременчуга в девять часов по утру, обедал на станции Буняковке, и в шесть часов прибыл в Полтаву, где остановился в доме, принадлежавшем Кочубею. На этой дороге жил в селе Решетиловке некий Василий Степанович Попов, бывший правителем канцелярии князя Потемкина и статс-секретарем Императрицы Екатерины, в царствование которой он играл довольно значительную роль. Он присылал к Государю в Кременчуг нарочного просить обедать в его имение,

33

лежащее по большой дороге, однако же Его Величество не принял этого приглашения, а только пил чай у Попова.

Сентября 15-го. Поутру было обыкновенное представление, как и в прочих губерниях, и тем же порядком, то есть: сперва духовенство, за ними военные, потом гражданские чиновники, дворянство и купечество. Так как губернский предводитель был мой однофамилец, то Император спросил его, не родня ли он мне. После представлений мы поехали на смотр 3-го пехотного корпуса генерала Сакена, состоявшего из пехотных дивизий: 27-й — генерала Эмме, 15-й — генерала Керна и вторых батальонов 12-й — Кося*) и 3-й гусарской дивизии князя Вадбольского; войска были в блистательном положении. После смотра был у Государя большой обед, к которому, кроме генерал-губернатора, вице-губернатора, губернского предводителя и нескольких почетных дворян, приглашены были полковые командиры. Император перед столом и после оного подходил к каждому из них и благодарил за отличное состояние вверенных им полков.

*) Первые батальоны находились во Франции в корпусе графа Воронцова.

Вечером был бал, на котором я увидел князя Волконского весьма скучным, и на вопрос мой, почему он был невесел, он отвечал мне, что получил выговор от Императора за то, что при входе в танцевальную залу Император увидел на стене вензелевое Имя Свое, и хор певчих пел стихи в честь Его Величества. Князь приказал мне, чтобы во всех городах, где нас будут впредь приглашать на балы, я предварительно осматривал комнаты и именем Государя запрещал, чтобы в оных не находилось ни портретов Императора, ни изваяний Его, ни вензелевого имени, и чтобы отнюдь не пели стихов в похвалу Его Величеству.

34

Сентября, 16-го. Поутру мы отправились на поле бессмертного Полтавского сражения, на котором был выстроен третий пехотный корпус и производился маневр, соображаясь по возможности с движениями войск Петра Великого и Карла XII. Нам благоприятствовала прекраснейшая погода, и Государь был чрезвычайно весел, любезен, да и можно ли было не радоваться, находившись посреди войск, незадолго торжествовавших над всей Европой, а в тот день являвшихся перед Ним на полях, на которых за сто лет спасена империя и положено настоящее основание ее величию. Во время маневров Государь несколько раз со мною разговаривал о подробностях Полтавского сражения и, принимая меня, вероятно, за знатока нашей старины, предлагал мне несколько вопросов, касательно расположения войск великого прадеда Своего. После маневров был у Императора большой обеденный стол; вечером Государь занимался бумагами, а я был в театре, где играли "Казака-стихотворца". Довольно странно, что в столице Украины представляли эту пьесу, которая, некоторым образом, есть сатира на малороссиян.

Сентября 17-го. Поутру, в одиннадцать часов, Император выехал из Полтавы, кушал на станции Коломаки и в десять часов вечера прибыл в Харьков" (45).

Посещение Полтавы Императором Александром II-м.

Император Александр II-й, будучи еще Наследником престола, в 1837 году посетил Полтаву. Об этом посещении флигель-адъютант С. А. Юрьевич *), сопровождавший тогда Великого Князя Александра Николаевича, говорит следующее:

*) Наследника еще сопровождали воспитатели: генерал-адъютант Кавелин и Василий Андреевич Жуковский.

35

"Вчера довольно поздно (9 октября) приехали мы в Полтаву из Пирятина, знаменитого нашего, во второй раз, ночлега в этом прижалком городишке во всей Хохландии. Мы остановились в доме генерал-губернатора, который сам в Харькове принимает и провожает в это время Императрицу. Дом большой и для Полтавы прекрасный. Сегодня, после приема дворянства и чиновников, мы были у обедни и потом в той полуразрушившейся церкви, в которой молился Петр после победы над Карлом; возле церкви стоит памятник, на том месте, где Петр отдыхал в незабвенный день спасения России. Мы пропели Петру в этой церкви вечную память и отправились обозревать поле сражения (Великий Князь приказал выдать 2,000 руб. на поправку этой церкви, изъявив желание, чтобы ее поддерживали и впредь от разрушения), в 5-ти верстах от города; входили на курган, могилу храбрых сподвижников Петра; были в монастыре, с колокольни которого Карл обозревал местность. Вид на реку Ворсклу и на безграничную даль по низменной части реки — прелестный. Полтава стоит на крутом высоком берегу Ворсклы. Между прочими местами, которые посещали мы в Полтаве, примечателен институт благородных девиц, прекрасное благодетельное заведение, в котором около 200 премиленьких хохляночек образовываются, как в Петербурге в Смольном, или Екатерининском. Заведение отличное, содержимое под управлением давней знакомой моей (в доме С. Н. Мердер, г-жи Засс); тут одна из миленьких и умненьких хохляночек (девица Пленецкая*)) встретила Великого Князя премилыми стишками, произнесенными умно, мило и чисто по-русски, без малороссийского выговора, — что здесь также редкость.

*) Анна Пленецкая поступила в институт в 1834, окончила — в 1839 г. с шифром.

36

В Полтаве был также, как и везде, для нас бал, и право, недурной. Зала прекрасная, большая, нарочно выстроенная дворянством уже несколько лет тому назад. Общество дам по виду образованное екатеринославских, хотя небольшое, и по туалету наряднее; мужчин много танцующих, даже не военных. Степной оригинальности мало и в дамах, и в кавалерах, хотя мы ожидали того, — ибо здесь собраний никогда не бывает, и все живут закупорившись в своих хуторах, считая кур и овец, выкуривая вино и рассчитывая свои доходы. Между закоренелыми хохлами мы нашли много образованных и даже одного поэта, который поднес Великому Князю замечательные весьма стихи, по случаю прибытия Великого Князя в Полтаву — это Родзянко *). На бале, в Полтаве, Великий Князь также с удовольствием танцевал (как и в Киеве на балу у графа Гурьева); две дочери губернатора (по фамилии Миклашевского), дочь начальницы института Засс, девица Модерах (воспитанница Патриотического института в Петербурге — ловкая, умная) и жена камер-юнкера Белухи-Кохановского имели счастье танцевать с Великим Князем. Губернаторша (грузинка родом) и вице-губернаторша (сибирячка) были хозяйками бала. Бал, по манеру в числе прочих, не последний" (46).

*) См. о нем в кние И. Ф. Павловскаго и В. М. Старковского: "Полтавская битва и ее памятники", издание 2-е 1895 г., стр. 116—119. — Отставной гвардии капитан Аркадий Родзянко за это стихотворение удостоился получить бриллиантовый перстень.

12 октября, в 7 часов утра, Государь Наследник Цесаревич выехал в дальнейший путь на Харьков.

Затем Полтаву удостоили посещением следующие Высочайшие Особы:

1. 1832 г., 11 сентября, Государь Император Николай I.

2. 1835 г., 18 сентября, Государь Император Николай I.

37

3. 1837 г., 20 августа, Государыня Императрица Александра Федоровна и Великая Княжна Мария Николаевна.

4. 1837 г., 25 августа. Великая Княгиня Елена Павловна.

5. 1842 г., 16 сентября, Государь Император Николай I.

6. 1842 г., 24 сентября, Великий Князь Михаил Павлович.

7. 1845 г., 23 сентября, Государь Император Николай I.

8. 1850 г., 7 сентября, Наследник Цесаревич Александр Николаевич.

9. 1850 г., 20 сентября, Государь Император Николай I.

10. 1852 г., 18 сентября, Государь Император Николай I и Великие Князья Николай и Михаил Николаевичи.

11. 1853 г., 30 августа, Наследник Цесаревич Александр Николаевич.

12. 1859 г., 19 сентября, Государь Император Александр II.

13. 1861 г., 15 августа, Государь Император Александр II, Государыня Императрица Мария Александровна, Великий Князь Сергей Александрович и Великая Княжна Мария Александровна.

14. 1861 г., 15 октября, Государь Император Александр II.

15. 1861 г., 16 октября, Государыня Императрица Мария Александровна, Великий Князь Сергей Александрович и Великая Княжна Мария Александровна.

16. 1862 г., 8 декабря, Принц Петр Георгиевич Ольденбургский.

17. 1863 г., 16 сентября, Государь Император Александр II.

18. 1863 г., 9 октября, Великий Князь Николай Николаевич Старший.

19. 1866 г., 7 октября, Великие Князья Сергей и Павел Александровичи.

38

20. 1867 г., 24 июля, Великий Князь Владимир Александрович.

21. 1867 г., 28 сентября, Государь Император Александр II.

22. 1869 г., 16 сентября, Принц Петр Георгиевич Ольденбургский.

23. 1871 г., 23 октября, Принц Петр Георгиевич Ольденбургский.

24. 1872 г., 18 августа, Государь Император Александр II, Наследник Цесаревич Александр Александрович и Великий Князь Владимир Александрович.

25. 1900 г., 6 мая, Великий Князь Константин Константинович.

26. 1901 г., 6 марта, Великий Князь Константин Константинович.

39

Полтавские генерал-губернаторы, гражданские губернаторы,
губернские предводители дворянства и епархиальные
архиереи, с открытия губернии.

1. Генерал-губернаторы.

1) По разделении Малороссийской губерний на две — Черниговскую и Полтавскую, первым Малороссийским генерал-губернатором был действительный тайный советник князь Алексей Борисович Куракин, Высочайше назначенный 4-го февраля 1802 года; 24 ноября 1807 года назначен министром внутренних дел. Скончался в С.-Петербурге 30-го декабря 1829 г. *).

*) См. о нем: "Журнал Минист. Народ. Проев". 1839 г., ч. 22, стр. 1—8 и "Словарь достопамятных людей русской земли" Д. Н. Бантыш-Каменского, Спб. 1847 г., ч. 2, Е.—П., стр. 224—237.

2) Тайный советник князь Яков Иванович Лобанов-Ростовский, родственник А. Б. Куракина (по матери Екатерине Александровне, урожденной княжне Куракиной) — с 24 января 1808 г.; 22 февраля 1816 г. назначен членом Государственного совета. Скончался в С.-Петербурге 18 января 1831 г. **).

**) См. о нем: "Словарь достопамятных людей русской земли" Д. Н. Бантыш-Каменского, изд. Александра Ширяева, Москва 1836 г., ч. 3, К.-М , стр. 180—186.

3) Генерал-адъютант, генерал от кавалерии князь Николай Григорьевич Репнин-Волконский, Высочайше назначен Малороссийским военным губернатором, с управлением и гражданской частью в губерниях Черниговской и Полтавской, 22 июля 1816 г.: 6 декабря 1834 г. назначен членом Государственного совета; 13 июня 1838 г. уволен в отставку и жил за границей (в Италии и Швейцарии). Скончался в имении жены своей в м. Яготин, Пирятинского у.,

40

7 января 1845 г., где он проживал с 1842 г.; прах его, по его желанию, погребен в склепе бывшей Успенской (ныне Воскресенской) церкви, в Густынском монастыре, Прилукского уезда, где также похоронена и его супруга (ум. в Москве 10 октября 1864 г.) *).

*) См. о нем: "Словарь достопамятных людей русской земли" Д. Н. Бантыш-Каменского, Спб. 1847 г., ч. З, Р.-Ф., стр. 23—67; "Военно-энциклопедический лексикон", Спб. 1847 г., ч. 11, стр. 385—388 (статья П. В. Савельева-Ростиславовича); "Полтавские Губернские Ведомости" 1864 г., №№ 44 и 45, стр. 501—508 и 517—521; "Киевская Старина" 1897 г. ,T. XLIX, декабрь, стр. 473—480.

4) Сенатор, генерал-лейтенант граф Александр Дмитриевич Гурьев, назначен Полтавским и Черниговским военным губернатором, с управлением и гражданской частью в этих губерниях, 31 декабря 1834 г.; 9 июня 1835 г. назначен Киевским военным губернатором, с управлением и гражданской частью в этой губернии, а также — генерал-губернатором Подольской и Волынской губ.; 15-го февраля 1839 г. назначен членом Государственного совета. Скончался 23 сентября 1848 г.

5) Генерал-адъютант, генерал от кавалерии граф Василий Васильевич Левашев, Высочайше назначен Черниговским, Полтавским и Харьковским генерал-губернатором 1 декабря 1835 г.; состоял в этой должности по 29 октября 1836 г.; 1 января 1838 г. назначен членом Государственного совета. Скончался 23 сентября 1848 г.

6) Генерал-адъютант, генерал-майор граф Александр Григорьевич Строгонов, Высочайше назначен исправляющим должность Черниговского, Полтавского и Харьковского генерал-губернатора 12 ноября 1836 г.; в феврале 1839 г. назначен управляющим министерством внутренних дел. Скончался в г. Одессе 2 августа 1891 г., на 97 году. **).

**) См. статью: "Дом и фамилия графов Строгоновых 1752—1887 г.," очерк Н. М. Колмакова, в "Русской Старине" 1887 г., т. LIII, март, стр 575—602 и т. LIV, апрель, стр. 71—94 и "Одесский Листок" 1891 г., № 202.

41

7) Генерал-адъютант, генерал от кавалерии князь Николай Андреевич Долгоруков, назначенный Черниговским, Полтавским и Харьковским генерал-губернатором 28-го августа 1840 г.; скончался в г. Харькове 11 апреля 1847 г. Погребен в притворе Харьковского Успенского кафедрального собора.

8) Генерал-адъютант, генерал-лейтенант Сергей Александрович Кокошкин, бывший С.-Петербургским обер-полицмейстером, назначен Черниговским, Полтавским и Харьковским генерал-губернатором 30-ю апреля 1847 г. находился в этой должности до упразднения в этих губерниях генерал-губернаторства — по 17 февраля 1856 г. *). Скончался в С.-Петербурге в 1861 г. **).

*) Вот выдержка из Высочайшего указа: "Признав нужным упразднить должности генерал-губернаторов в губерниях: Черниговской, Полтавской и Харьковской, а также Витебской, Могилевской и Смоленской, Повелеваем: 1) управление в означенных губерниях установить на правилах общего губернского учреждения; 2) действия канцелярий, при обоих генерал-губернаторах состоящих, прекратить, передав находящиеся в производстве их дела в канцелярии гражданских губернаторов тех губерний, до коих те дела относятся, а дела общие представить в министерство внутренних дел". (П. П. С. 3. т. XXXI, № 30.189).

**) См. о нем: "Справочно-энциклопедический словарь" К. К. Крайя, Спб. 1847 г., т. 6, стр. 763 и "Энциклопедический словарь" Ф. А. Брокгауэа и И. А. Ефрон, Спб. 1895 г. т. XVа, стр. 631.

2. Гражданские губернаторы.

1) Тайный советник Александр Борисович Солнцев, бывший Воронежским гражданским губернатором, назначен еще до открытия губернии 8 октября 1801 г., вновь переведен гражданским губернатором в Воронеж 22 апреля 1805 г.

2) Действительный статский советник Александр Ильич Муханов, определен 6 мая 1805 г.; 17 марта 1806 г. назначен Рязанским гражданским губернатором.

3) Действительный статский советник Николай Иванович Брусилов, определен 17 марта 1806 г.; 10 марта 1808 г.

42

назначен Литовско-Виленским гражданским губернатором.

4) Действительный статский советник Алексей Федорович Козачковский, определен 14 марта 1808 г.; уволен 17 мая 1810 г.

5) Действительный статский советник Михаил Иванович Бравин, определен 17 сентября 1810 г.; управлял губернией по 17 июля 1812 г.; а с этого числа до назначения нового губернатора исправлял должность Полтавский вице-губернатор*) статский советник Бояринов.

*) Известно, что в то время вице-губернаторами назывались бывшие председатели, а ныне управляющие казенных палат.

6) Тайный советник Иван Васильевич Тутолмин, определен 18 ноября 1812 г.; уволен по прошении 22 апреля 1828 г.

7) Тайный советник Павел Иванович Могилевский, бывший Черниговским гражданским губернатором, назначен 8 июля 1828 г.: скончался в Полтаве 22 августа 1840 г. и погребен в Крестовоздвиженском монастыре. **)

**) См. "Полтавские Губернские Ведомости" 1840 г., № 36, стр. 259-261.

8) Действительный статский советник Алексей Егорович Аверкиев, бывший Тульским гражданским губернатором, определен 9 сентября 1840 г.; назначен директором департамента хозяйственных дел главного управления путей сообщения и публичных зданий 14 октября 1843 г.

С того времени, до приезда нового начальника губернии (в июне 1845 г.), исправлял его должность Полтавский вице-губернатор надворный советник Михаил Васильевич Селецкий.

9) Действительный статский советник Николай Ильич Ознобишин, назначен на должность 8 марта 1845 г., в которой Высочайше утвержден 30 марта 1846 г. Скончался от холеры в г. Переяславе 13 августа 1853 г. и погребен в ограде Вознесенской церкви. ***)

***) См. "Полтавские Губернские Ведомости" 1853 г., № 33. стр. 257-258.

43

10) Действительный статский советник, в звании камергера, Александр Павлович Волков, назначен 1 сентября 1853 г., 1 января 1866 г., согласно прошению, уволен от этой должности, с назначением членом совета министра внутренних дел и производством в тайные советники. Скончался 15 марта 1886 г.

11) Тайный советник Михаил Алексеевич Мартынов, бывший членом совета главного управления по делам печати, определен 1 января 1866 г.; 9 августа 1878 г. назначен сенатором и товарищем министра внутренних дел. Скончался в С.-Петербурге 18 октября 1891 г.

С этого времени, до назначения нового губернатора, исправлял его должность Полтавский вице-губернатор статский советник Александр Васильевич Богданович.

12) Действительный статский советник Петр Алексеевич Бильбасов, бывший Самарским гражданским губернатором, назначен 12 октября 1878 г.; уволен по прошению 11 августа 1883 г.

13) Генерал-майор Евгений Осипович Янковский, бывший Астраханским губернатором и наказным атаманом Астраханского казачьего войска, назначен 24 августа 1883 г.; 25 февраля 1889 г. назначен Волынским губернатором. Скончался в г. Варшаве 28 июля 1892 г.

14) Тайный советник Павел Павлович Косаговский, бывший Курским губернатором, назначен 25 февраля 1889 г.; 19 декабря 1891 г. назначен членом совета министра внутренних дел. Скончался в С.-Петербурге 13 января 1895 г. *)

*) См. "Полтавские Губернские Ведомости" 1895 г., № ,15.

15) Действительный статский советник, в звании камергера, князь Владимир Михайлович Голицын, бывший Московским губернатором, назначен 23 декабря 1891 г.;

44

6 февраля 1892 г., по прошению, уволен от должности, с причислением к министерству внутренних дел. (В Полтаву не приезжал).

С декабря 1891 г., до приезда в Полтаву (3 марта 1892 г.) нового губернатора, должность его исправлял Полтавский вице-губернатор действительный статский советник Василий Разумникович Жуков.

16) Действительный статский советник, в звании камергера, Алексей Никитич Татищев, бывший Екатеринославским вице-губернатором, назначен 6 февраля 1892 г., скончался в Вене 21 февраля 1896 г. *)

*) См. "Полтавские Губернские Ведомости" 1896 г.. № 17 (моя статья) Перепечатано в "Полтавских Епархиальных Ведомостях" 1896 г., № 9, стр. 269-271.

17) Нынешний губернатор действительный статский советник, в звании камергера, Александр Карлович Бельгард **), бывший Харьковским вице-губернатором, назначен 9 марта 1896 г.; Высочайше утвержден в этой должности 12 июня того же года.

**) Прибыл в Полтаву 19 марта 1896 г.

3. Полтавские губернские предводители дворянства.

1) Первые дворянские выборы в Полтавской губернии происходили 27 июня 1802 года, но в должности губернского предводителя (маршала) оставался избранный уездными предводителями в декабре 1801 г., при предварительном съезде их в г. Полтаву, перед открытием губернии, надворный советник (впоследствии действительный статский советник) Василий Иванович Чарныш.

2) В 1803 году, по случаю назначения бывшего губернского маршала в генеральные судьи 1-го департамента, в общем съезде дворян, по случаю назначения кандидатов в разные должности, как по выборам, так и от правительства, избран был и в сентябре того же года утвержден

45

надворный советник (впоследствии действ. статский советник) Семен Михайлович Кочубей.

3) В 1805 году — коллежский советник Михаил Михайлович Милорадович.

4) В 1809 году — статский советник Василий Иванович Чарныш.

5) В 1812 году — действительный тайный советник Дмитрий Прокофьввич Трощинский.

6) В 1815 году — майор Алексей Федорович Данилевский.

7) В 1818 году — действительный статский советник Василий Иванович Чарныш.

8) В 1820 году — статский советник Василий Васильевич Капнист.

9) В 1823 году — коллежский советник Степан Федорович Левенец.

10) В 1826 году — подполковник Дмитрий Петрович Белуха-Кохановский.

11) В 1829 году, с 27 сентября, по 3 апреля 1842 года (в течение 5-ти трехлетий) — коллежский асессор (впоследствии тайный советник), камергер Иван Васильевич Капнист.

12) В 1842 году, с 3 апреля, по 10 ноября 1844 года — исправлял должность подполковник А. В. Попов.

13) В 1844 году, с 20 ноября, по 28 сентября 1847 года — надворный советник Евгений Григорьевич Бразоль.

14) В 1847 году, с 12 ноября, по 29 сентября 1853 года — (в течение 2-х трехлетий) — губернский секретарь (впоследствии надворный советник) Иван Михайлович Скоропадский.

15) В 1853 году, с 29 сентября, по 23 сентября 1859 года (в течение 2-х трехлетий) — действительный статский

46

советник (впоследствии тайный советник) князь Лев Викторович Кочубей.

16) В 1859 году, с 10 ноября, по 22 октября 1865 года (в течение 2-х трехлетий) — коллежский секретарь (впоследствии статский советник), в звании камер-юнкера, Семен Николаевич Кованько.

17) В 1865 году, с 12 ноября, по 26 сентября 1876 года (в течение 4-х трехлетий) — действительный статский советник князь Николай Александрович Долгоруков.

18) В 1876 году, с 10 октября, по 10 ноября 1880 года — действительный статский советник Алексей Евгеньевич Мандерштерн.

19) В 1880 году, с 10 ноября, по 23 ноября 1883 года — действительный статский советник Прокопий Адрианович Устимович.

20) В 1883 году, с 23 ноября, по 29 сентября 1889 года (в течение 2-х трехлетий) — тайный советник, шталмейстер, князь Александр Васильевич Мещерский.

21) В 1889 году, с 19 сентября, по 20 октября 1891 года — действительный статский советник, шталмейстер, князь Борис Борисович Мещерский.

22) В 1892 году, с 15 октября и по настоящее время (4-е трехлетие) — действительный статский советник Сергей Евгеньевич Бразоль. *)

*) Избран на 4-е трехлетие 26 сентября 1901 г.; Высочайше утвержден в этой должности 20 октября того же года.

4. Епископы Полтавские и Переяславские.

1) Сильвестр II Лебединский, бывший ректором Казанской академии, 25 сентября 1799 г. хиротонисан в Москве из архимандритов Свияжского Богородицкого (Казанской губ.) монастыря в епископы Малороссийские (местопребыванием

47

которых назначен был г. Переяслав); по учреждении Полтавской епархии, 17 декабря 1803 г. повелено ему было именоваться епископом Полтавским и Переяславским. В 1807 г., 25 января, он переведен в Астрахань архиеиископом, откуда, 10 января 1808 г., уволен, по прошению, на покое в Глуховский Петропавловский монастырь, но на пути туда скончался в слободе Ровеньках, Острогожского уезда, Воронежской губ., 5 ноября 1808 г., где и погребен.

2) Феофан Шиянов-Чернявский (уроженец Китай-Города, Кобелякского у.), из викарных Киевских епископов, переведен в Полтавскую епархию 25 января 1807 г. Скончался 24 января 1812 г. в г. Переяславе и погребен в тамошней Вознесенской церкви.

3) Анатолий Максимович (уроженец с. Усовки, Переяславского у.), хиротонисан в С.-Петербурге 31 марта 1812 г. из ректоров тамошней семинарии; 7 февраля 1816 г. переведен в Минск архиепископом, а оттуда, 10 февраля 1832 г., в Симбирск; 7 августа 1832 г. уволен на покой в Сызранский (Симбирской губ.) Вознесенский монастырь, где и скончался 14 февраля 1844 г.

4) Мефодий Пишнячевский (уроженец с. Остролучья, Переяславского у.), переведен из епископов-викариев Новгородских 7 февраля 1816 г.; 27 июня 1824 г. переведен архиепископом в Астрахань, а оттуда, 30 сентября 1825 г., в Псков; 10 мая 1834 г. уволен на покой сперва в Псковский Спасомирожский монастырь, а потом, по желанию своему, 12 марта 1834 г. — в Лубенский Преображенский, где скончался 10 июля 1845 г. и погребен в склепе того монастыря под соборной церковью.

5) Георгий Ящуржинский, хиротонисан в С.-Петербурге из ректоров Каменец-Подольской семинарии 24 августа

48

1824 г.; переведен в Архангельск 16 августа 1830 г., а 30 июня 1845 г. — архиепископом в Тобольск, где и умер 1 апреля 1852 г.

6) Нафанаил I Павловский, хиротонисан в епископа Полтавского из ректоров С.-Петербургской семинарии 8 сентября 1830 г.; 12 мая 1834 г. переведен в Псков, где 14 сентября 1836 г. пожалован в сан архиепископа. Скончался в Пскове 23 июля 1849 г., где и погребен в тамошнем кафедральном соборе.

7) Гедеон Вишневский, хиротонисан в Москве из ректоров Каменец-Подольской семинарии 29 июля 1834 г.; 24 марта 1844 г. пожалован в сан архиепископа. Скончался 10 октября 1849 г. в с. Абазовке, Полтавского уезда; погребен в Лубенском Преображенском монастыре.

8) Иеремия Соловьев, переведен Полтаву из епископов Кавказских и Черноморских 20 ноября 1849 г.; 19 декабря 1850 г. переведен в Нижний Новгород; 17 июня 1857 г. уволен на покой в Нижегородский Печерский монастырь; в 1874 г. принял схиму с именем Иоанна; затем пребывал на покое в монастырях: Городецком Федоровском, Балахнинского уезда, и, наконец, с 1868 г., в Нижегородском Благовещенском, где и скончался 9 декабря 1884 г.

9) Нафанаил II Савченко, переведен в Полтаву из епископов-викариев Новгородских 19 декабря 1850 г.; 13 сентября 1860 г. переведен в Архангельск, а оттуда, 17 августа 1871 г., в Чернигов; 17 апреля 1872 г. пожалован в сан архиєпископа. Скончался в Чернигове 5 марта 1875 г.

10) Александр Павлович, хиротонисан в С.-Петербурге из архимандритов Соловецкого монастыря в епископа Архангельского 17 сентября 1857 г., откуда переведен в

49

Полтаву 13 сентября 1860 г.; уволен, по прошению, на покой 11 сентября 1862 г. В 1868 г. жил в Киево-Выдубицком монастыре. Скончался в Kиеве 8 ноября 1874 г.

11) Иоанн Петин, хиротонисан в С.-Петербурге из архимандритов-наместников Киево-Печерской лавры 23 декабря 1862 г.; 16 апреля 1878 г. пожалован в сан архиепископа. Скончался в Полтаве 8 июля 1889 г., где с 1887 г., пребывал на покое в архиерейском доме, и погребен в Крестовоздвиженском монастыре, в теплом Свято-Духовском храме, в склепе, по правую сторону от входа.

12) Нынешний епископ Иларион Юшенов, хиротонисан в С.-Петербурге из архимандритов-наместников Киево-Печерской лавры 29 апреля 1884 г. во епископа Прилукского, викария Полтавской епархии. За болезнью архиепископа Полтавского Иоанна, 3 июня 1886 г. назначен управляющим Полтавской епархией, а 14 ноября 1887 г. — епископом Полтавским и Переяславским. 1 января 1896 г. Высочайше награжден бриллиантовым крестом для ношения на клобук.

50

ОТДЕЛ ВТОРОЙ.

Война со шведами в 1708 и 1709 г. г. — Полтавская битва.

"И грянул бой — Полтавский бой!"

А. С. Пушкин.

Великая Северная война—одно из замечательных исторических событий, случившихся в начале XVIII века. Мужественная борьба Петра I с Карлом XII обращала внимание всей Европы. В главную эпоху ее, 1708—1709 г. г., Малороссия, а в особенности Полтавская губерния, были театром военных действий. На полях Полтавы произошло сражение, обессмертившее Россию и доказавшее пред целым светом гений Петра I, как победителя одного из искуснейших полководцев своего времени.

Не станем излагать здесь причин войны русских со шведами, также и бедственного начала ее для русских под Нарвой, в 1700 году (1). Но Петр, как великий человек, не упал духом после поражения Нарвского (19 ноября) и в продолжении пятилетней войны Карла с Польшей, войны, ознаменованной блестящими победами короля шведского,— не переставал готовиться к упорной борьбе с ним. Собрав новое войско, устроив новую артиллерию и укрепив границы, Петр приучал русских к победам в Лифляндии, Эстляндии и Ингрии (2), где оставались небольшие шведские отряды, и приводя таким образом, любимую свою мысль утвердиться на Балтийском мори", в тоже время поддерживал Августа II, короля польского, в борьбе с Карлом, и тем отдалял опасного соперника от пределов своего государства. Потом,

51

когда Август II (3) был свержен с престола (1 мая 1704 г.), и воя Россия с ужасом смотрела на победителя его, достигшего тогда высшей степени величия и славы,—Петр I, верный осторожности во всем, что касалось пользы государства Его, и постоянно занятый внутренним его устройством, предложил шведскому королю мир, который был отвергнут с надменностью (4).

Разделенная на три сильные корпуса шведская армия с трех сторон готова была вторгнуться в Россию. Сам король с главными силами мог идти на Москву из Польши, Левенгаупт из Лифляндии на Псков или Новгород, Любекер из Финляндии на юный Петербурга (5), которым Петр дорожил более Пскова. Турки, подстрекаемые агентами Карла, изъязвляли неприязненные намерения. Донские казаки, имея во главе сильного мятежника Кондрата Булавина (6), в числе 5000 человек, также бунтовали и едва не овладели Азовом, и хотя решительные меры правительства рассеяли мятежников, принудив многих из них укрыться с атаманом своим Игнатием Некрасовым в Запорожье, но в тоже время в самой Малороссии хитрый гетман Иван Мазепа тайно действовал в пользу врагов России. Вопреки выгодам своей отчизны, подстрекаемый честолюбием, он заключил с королем польским Станиславом тайный договор, с тем, что все полки малороссийские соединятся се Карлом, при вторжении его в Россию, и потом останутся в подданстве Польши; сам же он получит Витебск и Полоцк, на правах герцога Kypляндcкогo. Тем более был опасен этот замысел, что доселе Мазепа изъявлял Петру величайшее усердие: осаждал с ним Азов; посылал полки казацкие в Волынь и Литву на помощь Августу; не щадил и казны войсковой для царских нужд. Всем известная участь генерального судьи Василия Леонтьевича Кочубея и

52

Полтавского полковника Ивана Ивановича Искры доказывает, как Сам Петр был обманут Мазепою и как неограниченно было доверие Государя к человеку, который замышлял стать Его врагом.

Сосредоточив Свои войска на берегах Двины, Петр, согласно с мнением военного совета, положил вести войну оборонительную, приняв за правило: не вступать с неприятелем в решительную битву и затруднять его поход упорною защитой крепостей, обороной переправ через реки, в особенности опустошением страны, где он будет идти, се тем, чтобы лишить его вех средств продовольствия и ослабить в отдельных битвах. Но, не подозревая замыслов Мазепы, Петр долго не мог отгадать, какое направление примет шведская армия, и потому не успел затруднить переправу шведов через Березину, при Головчине (7), 2 июля 1708 года, и через Днепр, при Могилеве. В том и другом месте Карл разбил отдельные корпуса русской армии, несколько времени оставался в бездействии, между тем как Петр делал нужные распоряжения к отражению врагов.

Ослепленный уверениями Мазепы и славою своею, король шведский не дождался Левенгаупта, имевшего 16000 войска, и 4 августа выступил из Могилева и направил путь к юго-востоку, к Черикову (8), на реке Соже. Узнавши об этом Царь выступил также из Горок (9) в Мстиславль, беспокоя шведов легкими войсками, мешая им переправляться через Сож. Карл повернул на север, к Мстиславлю, на встречу русской армии. Встреча произошла у села Доброго (10) на речке Черной-Напе, 30 августа. Здесь князь Михаил Михайлович Голицын разбил правое крыло шведской армии, под начальством генерала Рооса, которая кроме раненых, потеряла убитыми 3000 человек.

Русская армия, после сражения при Добром, отступила

53

опять к северу. Карл шел за нею несколько времени и опять остановился. Ждал Левенгаупта, во он не приходил, а между тем есть было нечего. Затем, изменив дальнейшее свое направление, 14 сентября повернул в Украину и отдал приказание бывшему у Шклова Левенгаупту спешить к Стародубу. Это известие было громовым ударом для Левенгаупта и его подчиненных: две реки, Днепр и Сож, отделяли их от главной шведской армии, и между этими двумя реками стоял Царь. 21 и 22 сентября Левенгаупт перешел Днепр, у Шклова, и начал пробираться тайком на юг. Петр, введенный в обман подосланным со стороны шведов евреем, начал было с войском переправляться на правый берег Днепра, но затем, узнавши, что шведы давно уже на левом берегу, поворотил Свое войско, пустился по следам Левенгаупта и 27 сентября, около полудня, настиг его недалеко от Пропойска (11), при деревне Лесной 28-го, в час пополудни, начался кровавый бой и продолжался до вечера; окончился он полнейшим поражением Левенгаупта, который с остатками своей армии прибыл к главному королевскому обозу. У русских под Лесным из 14000 человек было убито 1111, ранено 2, 956; у шведов из 16000 убито до 8000, взято в плен 876 и более 2000 человек погибло и захвачено в бегстве (12). Кроме того, взято у шведов: 17 пушек, знамен и штандартов и до 7,000 повозок с военными и съестными припасами. Победу эту Петр Великий впоследствии назвал матерью битвы Полтавской.

Карл надеялся поправить затруднительное положение свое в Малороссии, куда неотступно звал его Мазепа, уверяя, что все казацкие полки присоединятся к шведскому войску, и что король найдет в ней обильные запасы провианта и всякой амуниции, заготовленные им в Батурине, Ромнах,

54

Гадяче и других городах. Но и эта надежда жестоко обманула Карла. Гетман успел предаться к нему на берегах Десны, близ Новгород-Северска, 26 октября, только с 4 или 5 тысячами казаков *), вовлеченных обманом: казаки думали сначала, что их ведут против неприятеля, но, к удивлению их, Мазепа объявил им, в виду шведского лагеря, что он желает служить под знаменами шведского короля против русских (13).

*) Число их вскоре уменьшилось—по одним известиям до полторы тысячи человек, по другим—до тысячи, остальные, узнавши в чем дело, дали тягу.

27 октября в Погребках (14) Петр получил известие об измене Мазепы. 29 октября был обнародован манифест об избрании в Глухове нового гетмана. Тогда же, между письмами к любимцам генералам, находившимся в разных сторонах: к Толстому, Шереметеву, Долгоруким и другим, Царь с прискорбием писал, между прочим, графу Фёдору Матвеевичу Апраксину о вероломстве нового Иуды, "который, быв в верности двадцать один год, ныне при гробе (Мазепе было тогда около 65 лет) стал изменник и предатель своего народа".

Потом Государь созвал военный совет, на котором решили, для пресечения дальнейших действий изменника Мазепы, взять город Батурин. На долю Меншикова досталось это важное и вместе с тем опасное поручение: к Батурину спешил уже Мазепа с шведскими войсками. Меншиков не терял времени: 31 октября он пришел к Батурину и застал здесь князя Дмитрия Михайловича Голицына, который вел переговоры с осажденными. Но переговоры эти ничем не кончились, и 2 ноября, в 8 час. утра, Батурин был взят приступом, город и хлебные магазины сожжены, 40 пушек, оружие и богатая гетманская казна захвачены и вывезены оттуда, а жители от мала до велика поголовно

55

были истреблены самым варварским образом, за исключением нескольких лиц, которые были казнены в Глухове.

4 ноября Петр отправился в Глухов, для избрания нового гетмана, где 6 ноября был избран Стародубский полковник Иван Ильич Скоропадский. 11 ноября приехали сюда Киевский митрополит Иоасаф Кроковский с двумя другими архиереями, Черниговским (Иоанн Максимович) и Переяславским (Захария Корнилович) и торжественно на другой день в Троицкой церкви предали Мазепу проклятию. В тот же самый день, по заранее сообщенному Царскому распоряжению, в Москве, в Успенском соборе, после литургии, в присутствии Царевича Алексея Петровича и царских вельмож, духовные власти произнесли анафему над Мазепой, при чем митрополит Рязанский Стефан Яворский читал народу поучение про изменника Мазепу. Анафема Мазепе повторена была во всех малороссийских городах.

Во время пребывания Своего в Глухов, Царь издал два манифеста малороссийскому народу. В одном манифесте, от 7 ноября, обещал милости и награды верным, грозя неумолимой казнью изменникам. В другом, 9 ноября, он увещевал всех малороссиян не верить "прелестным" универсалам врагов и обещал денежную награду за каждого пойманного и приведенного шведского пленника: за генерала 2000 руб., за полковника тысячу, за прочих офицеров менее — по их чинам, а за рядового по пяти рублей; за убиение же каждаго неприятельского воина по три рубля (15).

Первый отстал от изменника Мазепы Миргородский полковник Даниил Павлович Апостол, который 21 ноября, прибыв в свою маетность Сорочинцы, тотчас написал оттуда поздравление Скоропадскому и просил ходатайствовать перед Царем о смягчении Царского гнева, оправдываясь в

56

принужденном побеге с Мазепою. Государь потребовал его в Лебедин и оправдал.

Через несколько дней явился к Петру из шведского стана охотный полковник Игнатий Иванович Галаган, представил 60 пленных шведских драбантов, упал на колени, сбросил саблю свою. — "Галагане!" сказал Петр, глядя на него пристально: "и ты, вместе с Мазепой, мне изменил?" — "Нет, Государь". — "Да ты с ним бежал?" — "Я не бежал, Государь; виноват только в том, что Мазепа обманул меня. Он вывел мой полк против шведов и в виду их открыл свой умысел. Я не мог устоять против сильного неприятеля, клялся в верности Мазепе и королю, но в сердце был верен Тебе. Нас поместили внутри лагеря, потом позволили мне быть в разъездах, но все я был под надзором; наконец уверились во мне, — я стал свободен. Государь! неоднократно кровь моя лилась за Тебя. Располагай мною по Твоему мудрому изволению; счастливым себя почту, если дозволишь мне умереть на Твоей службе". Удивленный поступком и словами Галагана, Государь простил его. "Не сделай и со мною", сказал Петр, "такой же шутки, как с Карлом". — "Будь покоен, Государь, я не понесу моей головы за шведов, они поручатся за меня". Так рассказывал этот разговор сам Галаган Ригельману, который передал его потомству (16).

В это время Государь вспомнил о славном Семене Филипповиче Палее, некогда устрашавшем оружием своим поляков и татар и по ложному доносу Мазепы сосланном, по указу 30 июля 1705 года, в Томск, и немедленно велел возвратить ему свободу, имение и полковничий чин (17). Первый, подавший мысль об его освобождении, был князь Григорий Долгорукий. Вдове Кочубея с детьми и ее сестре вдове Искры, оставшейся бездетною, были возвращены все маетности

57

покойных мужей с некоторой прибавкой новых (17).

Между тем Карл ХII-й 18 ноября вступил в Ромны, где на зимних квартирах расположил главную часть своего войска.

На другой день, 19 ноября, Мазепа отправился к Гадячу с отрядом шведов, под командой полковника Дальдорфа. Они овладели городом беспрепятственно. Мазепа из Гадяча возвратился в Ромны, чтобы находиться при короле. Затем он отрядил полковников Дувера и Таубе в Смелое (18), которое, за оказанное жителями упорное сопротивление, обращено ими в пепел. Прилуки, Лохвица, Лубны и Гашевка (19), не смотря на сильное сопротивление, были также заняты неприятелем. Жители Пирятина оказали мужественную оборону, под предводительством неустрашимых Свечек, и принудили шведов удалиться от тех мест.

В это время Петр I-й выступил из Глухова прямо на юг к Путивлю, откуда направился к юго-востоку, в Лебедин. Бывши, 24 ноября, между Путивлем и селом Михайловкой, приказал ввести в Полтаву гарнизон, состоявший из пяти батальонов, под начальством полковника Ивана Степановича Келлина (20). Из Лебедина, не смотря на жестокие морозы, ездил 30 ноября в Веприк (21), где было 1500 человек русского гарнизона, а около него стояли по деревням драгунские полки генерал-поручика Ренне. Осматривал также местоположение вблизи Гадяча, занятого четырьмя неприятельскими полками.

Возвратясь в Лебедин Петр I-й 3 декабря созвал военный совет, на котором решили отправить большую часть войска для занятия Гадяча, а генералу Аларту с небольшим отрядом следовать в Ромны, с тем, что если король пойдет на помощь Гадячу, то главной армии отступить от этого города, Аларту же захватить Ромны. План удался. Карл XII,

58

узнав о приближении русской армий, 16 декабря выступил из Ромен для защиты Гадяча, укрепленного центра расположения своих полков, в надежде поразить главную русскую армию; но та, узнав о движении короля, немедленно отступила к Лебедину, а между тем Аларт занял Ромны. Ночью, 18 декабря, Мазепа, за два часа до прихода русских, убежал из Ромен и едва было не попался в плен. Эта передвижка армий происходила во время таких жестоких морозов, что птицы на воздухе мерзли, и хотя русские большую часть дороги шли возле леса и ночевали около деревень, однако же человек с полтораста ознобили себе руки и ноги, и несколько десятков умерло; шведы же пострадали гораздо больше*), потому что Карл продержал их двое суток в степи, все дожидаясь, что русские подойдут к Гадячу и станут его штурмовать; даже сам Карл, по словам писавшаго его историю Адлерфельда, пострадал от сильного мороза. Видя, наконец, бесполезность погони, король шведский повернул обратно и обратился к Зенькову и Веприку. Он взял Зеньков. Жестокий холод принудил его возвратиться в Гадяч.

*) По словам взятых в плен шведских генералов и офицеров, число пострадавших доходило до 400 чел.

Петр I явился с войском в Сумах, когда, 27 декабря, Карл XII, раздраженный упорством защиты Веприка, сам лично осадил последний и хотел во чтобы то ни стало взять его. В нем, как выше сказано, было 1500 человек русского гарнизона, под начальством полковника Фермера. Крепость была слишком обширна для такого незначительного гарнизона, — вал без бастионов, ров мелкий, занесенный снегом; не смотря на то русские оборонялись отчаянно, отбили три приступа и сдались 7 января 1709 года, когда уже не стало пороха. Шведы потеряли убитыми и ранеными 46 офицеров

59

и 1200 рядовых; в числе раненых были: генерал-майор Штакельберг, генерал-фельдмаршал Реншильд и принц Виртембергский; убиты были: полковники братья Шперлинги и Фритцке, подполковники Морнер и Лилиенгрин и граф Гильденстольпе. Русских взято в плен 1,400 человек и 400 малороссиян, защищавших земляные укрепления, а также 4 пушки. Пленный гарнизон был отправлен в Зеньков, где находилась главная квартира короля; из них много погибло от мороза. По приказанию короля, Веприк был сожжен майором Вильдемеером.

Разгневанный, затем, дальнейшими неудачами, вследствие которых дважды едва было не попался в плен, Карл XII усилил свои нападения и велел, наконец, жечь и грабить бесзащитные городки и селения. Краснокутск (22), Городня (23), Коломак (24), Рублевка (25), Колонтаев (26), Куземин (27), Алешня (28) и Мурафа (29) были опустошены и выжжены шведами.

Фельдмаршал Шереметев успел отомстить шведам за разорения их нападением на Рашевку и 14 февраля отправил бригадира Бема с четырьмя драгунскими полками и с двумя батальонами лейб-гвардии, в числе которых были преображенцы, выгнать из Рашевки стоявших там шведов. В Рашевке находился шведский полковник Албедиль с 325 драгунами, а к нему из Гадяча отправлены были еще 130 пехотицев с артиллерийскими лошадьми и значительным количеством скота, под прикрытием капитана Дидрона. Албедиль вышел к ним на встречу со своими драгунами и наткнулся на русских. Произошла схватка, Албедиль был взят в плен, Дидрон убит, а те, которые пустились в бегство, были переловлены и истреблены мужиками. Взято в плен 9 обер-офицеров и 91 рядовой; кроме того, взято: 2 знамени, множество ружей, всякой амуниции,

60

весь багаж и конюшня фельдмаршала Реншильда и других генералов; число этих лошадей с полковыми простиралось до 2000. С нашей стороны ранено: майор гвардии Бартенев и капитан-поручик Карачаров (оба тяжело и вскоре от этих ран умерли), 3 обер-офицера, 3 сержанта и 73 рядовых; убито 1 обер-офицер и 15 рядовых. Генерал-поручик Крейц едва спасся тогда от русских из Лохвицы. Оттепель, наставшая внезапно в февраль, дала возможность шведам выступить из опустошенных ими зимою мест.

Главная королевская квартира перешла в Опошню (30) 26 февраля, а 2 марта перенесена была в Великие Будища. Шведы сосредоточивались близ Полтавы, между реками Пслом и Ворсклоюй. Русские сдвинулись к берегам Псла.

Наступила весна, и Карл XII окончательно решился осадить Полтаву. К этому побуждали его уверения Мазепы, что он найдет в Полтаве много провианта, оружия и денег, — что укрепления Полтавы так незначительны, что не потребуют даже осадной артиллерии.

Эту знаменитую осаду нашего губернского города, как равно и битву Полтавскую, постараемся изложить возможно подробнее, на основании собранных нами источников, о которых сказано ниже.

В то время Полтава, по словам Полевого*), "была небольшой городок на берегу Ворсклы, главный в казацком полку его имени, по причине близости к пределам черноморских степей, защищенный крепостью, состоявшей из земляных валов и рва, составлявших собою продолговатый, неправильный четырехугольник. Крепость эта находилась на возвышенном месте, один край которого круто сходил к Ворскле и к речке Полтавке, впадающей в Ворсклу, ниже

61

города. Другая сторона Полтавской возвышенности сходила отлогим косогором в долину. Полтава составляла небольшой хутор казачий в начал XVII века, но в 1709 году в ней уже было до 4,000 жителей". Полтава, как известно, лежит на правом берегу Ворсклы, которая в тогдашнее время образовала своими рукавами в окрестностях города довольно обширные болота. Укрепления Полтавы, построенные подобно укреплениям прочих малороссийских городов, были довольно слабы; но русские войска в течение зимы исправили их, усилили новыми пристройками и обнесли палисадами. Гарнизон, состоявший из 4000 регулярного войска и 2,500 вооруженных граждан города снабжен был съестными припасами в изобилии и военными в небольшом количестве. Комендантом, как мы сказали выше, назначен был полковник Келлин.

*) Том II, стр. 320.

Предвидение Царя оправдалось, когда Карл XII решился взять Полтаву, хотя овладение ею не представляло собственно никакой существенной выгоды шведам. Кажется, что в начале сам Карл XII презирал ничтожный городишко, каким называл его Левенгаупт, и считал завоевание его делом мимоходным. Но когда осажденные отвергли его предложения о сдаче, когда потом упорно начали они защищать Полтаву, раздраженный их сопротивлением Карл XII положил овладеть Полтавою во чтобы то ни стало. Приближенные короля всячески старались отклонить его от этого трудного предприятия, но упорный Карл на благоразумные представления их отвечал: "если бы Бог послал ангела с повелением отступить от Полтавы, то я и тогда не отступил бы".

Прежде решительных действий, приказал Карл: для безопасности работ, устроить на самом берегу Ворсклы укрепление, снабдить пушками и ввести в него отряд пехоты и

62

300 человек кавалерии, что и было исполнено в начале апреля. Все окрестности Полтавы, по правую сторону Ворсклы, заняты были шведами; в Опошне находилась главная квартира и обоз, в Великих Будищах — несколько полков, ежедневно посещаемых королем. Вообще же шведские войска стояли по Ворскле от Опошни до Переволочны (31). Русские войска были расположены частью за Ворсклой, под командой Меншикова, при Крутом Береге (32), и при Искровке (33), а другая часть за Пслом, под командой Шереметева. Для обложения Полтавы шведский король отрядил генерала Акселя Спарре с 1 артиллерийским и 9 пехотными полками.

2 апреля Карл XII осмотрел Полтаву. 3 апреля шведы приступили к первоначальным работам для осады Полтавы. Осадные работы против Полтавы были производимы с восточной стороны города, на том месте, где ныне городской сад. На другой день сильной вылазкой из города они были прогнаны и сами работы разорены, при чем убито было неприятелей до 100 человек. Взбешенный этим Карл, 5 апреля, в первом часу пополуночи, напал на город, надеясь взять его приступом; но попытка эта не удалась. Он храбро был отражен, потеряв 427 человек; со стороны осажденных убито 62 и ранено 91. Шведы опять принялись за работу подкопов, — она была однакоже ведена так медленно, что только 25 апреля щведы вполне обложили крепость и начали надлежащия осадные работы. В продолжении этих работ, до 1 мая, было сделано из города 12 вылазок, на которых убито осаждавших (шведов, волохов и поляков) 1,707 человек, в плен взято 31; русских убито 454 и ранено 529 человек.

30 апреля открыта была траншея *) против Николаевского

*) Траншея — в фортификации особая комбинация рвов, которые закрывают осаждающих от выстрелов обороняющихся.

63

въезда (башты), той части крепости, где ныне Николаевская и где прежде была Георгиевская церковь.

1 мая Карл перешел в Жуки (34), поближе к Полтаве. Мазепа с обозом оставался в Великах Будищах (35). Король наблюдал над ходом осады.

3 мая шведы, стараясь приблизиться к крепостному валу, приступили к осадным работам.

Государь, узнав о решительном намерении короля шведского взять приступом Полтаву, прислал Меншикову наставление, как действовать для того, чтобы, по возможности, отвлечь короля от осады Полтавы. "Предлагаю я два способа, — писал Петр, — нападение на Опошню, где главная квартира неприятельская, и тем диверсию*) учинить, и потом подойти к Полтаве и стать при городе по своей (левой) стороне реки, а когда возможно будет, то в город людей и амуниции прибавить, прочее дается им на волю".

*) Диверсия — ложное передвижение войск на безопасном расстоянии от неприятеля, с целыо ввести его в заблуждение относительно истинных намерений военачальника.

Меншиков, получив это письмо, тотчас же созвал генералов: князя Репнина, Брюса, Ренцеля, Беллинга, Данбона и Шаумбурга на военный совет, на котором порешили: для отвлечения неприятеля от Полтавы, отправить вниз по течению Ворсклы сильный отряд, под начальством генерал-майора Беллинга, перейти Ворсклу, обойти Полтаву и направляться к Опошне, а другой отряд, под начальством генерал-квартирмейстера Гольца, послать вверх по течению Ворсклы, переправиться через мост против Опошни и из этого отряда послать к Великим Будищам часть кавалерий под командой генерала Шаумбурга и полковника Кропотова. Переход через Ворсклу в обоих пунктах совершился 7 мая, ночью, с большими трудностями: конница принуждена была переходить через безмерные болота и вплавь через глубокие

64

воды. Посланные вверх по течению Ворсклы, по ее переходе, встречены были сперва огнем из ретраншемента *), устроенного на берегу, а потом натиском трех конных и двух пеших шведских полков, выдвинувшихся из Опошни на выручку сидевшим в ретраншементе (36); но русские отбились, заставили неприятеля уйти в Опошню и зажгли предместье за ним. Неприятель заперся в замке. Если бы генерал-майор Беллинг мог подоспеть, — замечал в своем донесении Меншиков, — то ни одного бы человека не ушло тогда от русского оружия; но Беллинг не мог поспеть впору и действовать на неприятеля с тыла, потому что ему приходилось совершить большой обход ночью. Тем не менее русские успели взять в плен 750 человек шведов и освободить несколько сот малороссийских мужиков, согнанных шведами из разных селений на работы к Полтаве. В этом деле, шведы потеряли убитыми 600 человек, кроме раненых. Между тем из Великих Будищ поднималось шведское войско; сам король, с 7 полками, шел на помощь к своим с графом Реншильдом. Русские благополучно отступили через мост, разрушивши его за собою.

*) Ретраншементы (или перекоты) — внутри укреплений вторичные преграды, дающие возможность гарнизону отступить и удержать за собой внутреннее пространство. Располагаются за теми частями укреплений, которые более других подвержены атаке.

Но главная цель этой экспедиции была достигнута: пользуясь тревогою в шведской армии бригадир Алексей Головин, под прикрытием укрепления, в ночь на 9 мая, в то время, когда шведы были отвлечены Меншиковым к Опошне, успел провести в Полтаву через болото и неприятельские посты 900 человек русских солдат, переодетых в шведские мундиры. Эта военная хитрость обнаружена была шведами только тогда, когда русские подошли уже к крепостным воротам и вынуждены были дальнейший путь проложить

65

себе штыками. Со стороны шведов убито до 200 чел., с нашей — убито 18, ранено 32 чел. Король, узнав об этой хитрости, воскликнул: "вижу, что мы научили москвичей военному искусству".

Между тем фельдмаршал Шереметев сперва перешел с главными силами армии в Хорол, а потом в Полтаву; когда же совершенно обнаружилось намерение Карла XII овладеть Полтавой, то решено было в отсутствие Петра, находившегося тогда в Воронеже, чтобы главная наша армия соединилась с войсками Меншикова, — с этой целью Шереметев переправился через Псел, а потом через Ворсклу, выше Полтавы, и прибыл к Крутому Берегу, где были расположены войска Меншикова. В это время с нашей [со шведской - если следовать логике всего предложения - Т.Б.] стороны были возобновляемы покушения проникнуть в Полтаву: чтобы приблизиться к городу, устроены были линии по левому берегу Ворсклы, где ныне существует курган, по правую сторону дороги из с. Крутого Берега, недалеко от бывшего старого моста, и тем совершенно отрезали город от нашей армии. Не смотря на это гарнизон полтавский, подкрепленный отрядом Головина, с новым мужеством сделал вылазку из города, в числе 1,500 человек, под начальством храброго своего коменданта Келлина, и с такою храбростью напал на неприятеля, находившегося внизу горы, что выбил его из укреплений и провожал штыками до самого берега. В тоже время шведы были поражаемы из-за реки, с наших шанцев, пушечными ядрами.

Не смотря на частые вылазки и урон, шведы упорно продолжали свои работы, и уже 25 мая приблизились было шанцами *) под самый Мазуровский вал и начали здесь рубить палисад **), но, получив вскоре отпор со стороны наших,

66

сопровождаемый сильным ружейным огнем и пальбой с пушек, возвратились к своим, а палисад скоро был исправлен. В этом деле шведов убито 71 чел., а с нашей стороны 13 и ранено 21 чел. В следующие дни шведы опять продолжали свои работы около Мазуровского вала, но всякий раз оттуда были отбиваемы храбростью осажденных.

*) Шанец, шанцы — земляной окоп и, вообще, полевые укрепления.

**) Палисады (частокол) — частая изгородь из высоких (7—9 арш.), заостренных кверху, кольев, служащая прикрытием от неприятельского ружейного огня, а также препятствием штурмующим войскам.

Шведские работы производились с таким успехом, что 1 июня были уже пущены в город (первые и последние) 32 бомбы, причинившие большой пожар. В это время крепость была атакована, и шведы взошли уже на валы, подняли знамя и ударили в барабаны. Оставив тушить пожар женщинам и старикам, жители бросились на неприятеля и, после двухчасовой отчаянной битвы, отбили и прогнали шведов к их укреплениям. В этот день неприятели потеряли до 400 чел., а у осажденных убито 107, да ранено 87 человек.

2 июня фельдмаршал шведский Реншильд прислал к коменданту Келлину барабанщика с письмом, с предложением о сдаче города, грозя в противном случае истреблением всех и самого города. Но мужественный Келлин, по совету штаб-офицеров, отвергнул это предложение и, отпустив барабанщика, вслед за ним послал 1000 мушкетеров, которые ударили на нижние неприятельские шанцы, бывшие у болота и охраняемые 6 пушками и 700 солдат, выбили их оттуда и, видя со всех сторон шведов, поспешавших на помощь своим, принуждены были с 4 неприятельскими пушками и 28 пленными возвратиться в крепость. В этом деле шведов убито до 200 чел.; у осажденных убито 49, да ранено 43 человека.

Ночью, в другой вылазке, отбито у шведов две пушки.

67

3 июня 1500 осажденных сделали новую вылазку, стоившую им 95 чел. — 43 убито, 52 ранено, а неприятелю — 178. Кроме того, отнято у неприятеля две громадных пушки и взято в плен 9 чел. При последних вылазках главная потеря со стороны осажденных состояла в том, что при одной из них захвачен был шведами храбрый бригадир Головин, предавшийся излишней горячности.

27 мая Петр I выехал из Азова в армию к Полтаве через степь на Бахмут, Изюм и Харьков, и отсюда писал Меншикову 31 мая: "Я сего часу сюды прибыл, и как возможно поспешать буду, однако понеже в нужном деле и часе потерять нужной бывает худо, для того, ежели что надлежит нужно, и не дожидаясь меня, с помощию Божиею, делайте". Но Меншиков дожидался. 4 июня приехал Петр в армию и прежде всего хотел подать помощь осажденным. Но как это было положительно невозможно, по причине пересекавшей пути сообщения линии шведских укреплений, то он решился войти по крайней мер в сношение с ними и выдумал необыкновенно оригинальный способ передачи сведений в город. Он велел бросать через Ворсклу в Полтаву бомбы, в которые вкладывались бумаги с разными известиями. Этот опасный для получателей корреспонденции способ передачи сведений был неоднократно употребляем во время осады.

Государь собственноручным письмом, извещая (таким путем) полтавского коменданта о Своем прибытии, благодарил его, всех офицеров, войско и граждан за их усердие и верность и обещал городу скорое избавление от осады.

Радость жителей Полтавы и войска, при получении писем Государя, была неизъяснима. По прочтении гражданами, при общем собрании в ратуше, первого письма, решили они защищаться

68

до последней капли крови и, чтобы быть твердыми в таком намерении, в соборном храме Успения Пресвятой Богородицы, пред ликом Богородицы возобновили свою клятву (37).

На другой день, еще до восхода солнца, Государь осматривал с князем Меншиковым неприятельские позиции, проехал до Соколки (38), где, под начальством генерала Ренне, расположена была часть русской кавалерии; потом, возвратившись в свой лагерь, осматривал войска и благодарил за усердие и ревностную службу. После обеда, вместе с Иваном Бахметевым, осматривал передовой отряд калмыков (3215 человек), прибывших под русские знамена, вследствие заключенного графом Федором Матвеевичем Апраксиным с ханом Аюкою на р. Ахтубе *) договора.

*) Ахтуба — рукав Волги, выше Царицына.

6 июня Государь осмотрел вторично положение и укрепления неприятеля и видел, что нет другого способа к освобождению Полтавы, как дать генеральное сражение; но чтобы пресечь все пути королю к возвращению в Польшу, Государь сделал следующее распоряжение: того же числа гетман Скоропадский, с 45000 казаков и черкес, занял позицию от р. Днепра до Сорочинец (39); к нему примкнул князь Григорий Долгорукий с 2 пехотными регулярными и 4 конными полками, и с 4000 калмыков и волохов, из коих 3000 пришли 5 июня, — а генерал Гольц, с 20 регулярными и 10 иррегулярными тысячами, должен был по ту сторону Днепра занять дороги, ведущие в Польшу. Главные силы русских находились еще на левом березу Ворсклы; но каждый день были отправляемы отдельные партии, тревожившие неприятеля. Король шведский 7 июня сдвинул свои войска к Полтаве, перешел р. Полтавку и на ее левом берегу укрепился. В этот же

69

день небольшой отряд русских отбил у неприятеля рогатого скота 3500 голов и 300 лошадей.

Между тем король шведский из таковых действий войск русских не мог не догадаться о прибытии в армию Великого своего Соперника, почему, со своей стороны, сделал такое распоряжение; генерал-майор Гамильтон, с 6 пехотными и 4 конными полками, занял Жуки, генерал-майор Крейц с 10 полками Решетиловку; граф Пипер, первый его министр, с канцелярией поставлен в прикрытии трех пехотных полков в Новых Санжарах (40), а сам король, с 4 конными, 6 пехотными и одним казацким полками, стал в ретраншементах при Полтаве, отдав приказ быть всем наготове и по первому знаку следовать к Полтаве.

14 июня шведы потеряли городок Старый Санжаров (41), лежавший вниз по Ворскле, покоренный ими еще в апреле и с тех пор служивший пунктом опоры шведской линии и связи с запорожцами, притон которых с кошевым Гордеенком находился несколько ниже по течению Ворсклы в городке Новом Санжарове. В Старом Санжарове поставлен был немногочисленный шведский отряд, но туда отправлены были, в качестве военнопленных, русские, составлявшие веприкский гарнизон, сдавшийся шведам. В числе пленных был там подполковник Юрлов. Он через шпиона дал знать в русский стан, что шведов, охраняющих Старый Санжаров, немного; стоит только послать поскорее войско и можно будет овладеть им, потому что содержащиеся там пленные русские тотчас помогут соотечественникам. По этому сообщению Петр отрядил туда генерал-поручика Гейкинга с семью полками, который прежде всего прогнал шведского генерал-майора Крузе, потом 14 числа напал на Старый Санжаров. Русские пленные перебили своих караульных

70

и способствовали Гейкингу овладеть городом. Шведы, однако, оборонялись упорно; 800 пало в битве. Кроме того взято: 8 знамен, 1 значок, 2 медных пушки и до 200 повозок с разным имуществом шведов и 22,000 талеров саксонских. В числе пленных были: 1 майор, 1 ротмистр, 2 поручика, 1 прапорщик, 300 урядников и рядовых; освобождено 1,200 русских. С нашей стороны убито: 1 поручик, 1 унтер-офицер и 58 рядовых; ранено: 1 майор, 5 капитанов, 2 поручика, 5 прапорщиков и 159 унтер-офицеров и рядовых. Государь, получив об этом известие, пожаловал Юрлова полковником.

Осажденная Полтава могла еще держаться только несколько дней, а потому русские, оставив прежний план приблизиться к городу апрошами,*) по южному берегу Ворсклы, решились переправиться через эту реку, выше Полтавы. Для этого Государь 18 июня, еще до рассвета, дал повеление генералам Аларту с 12 пахотными полками и Ренне с 3 пехотными и 12 конными полками, по данному плану, переправиться через реку и стать первому влево от Полтавы, у леса, против неприятельских редутов, а другому вправо от этих редутов, на высотах у Петровки (42), и окопаться ретраншементами**). Не смотря на упорное сопротивление шведов это было исполнено в тот же день, при чем шведы потеряли убитыми, кроме раненых, 391 чел.; с нашей стороны убито 68, ранено 132 чел. Русская армия 19 июня перешла в лагерь при Черняковке (43), а 20 переправилась через Ворсклу по мосту при Петровке и трем бродам, ниже моста, между Петровкой и Семеновкой (44), (эти броды называются: Семенов, Тищенков и Локошин) и заняла

71

лагерь против Семеновки. Мост, по которому переходила часть армии, в настоящее время не существует, но следы его существования еще и теперь заметны. В то время, когда войско Петра переправлялось через Ворсклу, другой корпус, усилив действия ниже Полтавы, показал намерение перейти р. Полтавку, для освобождения крепости. Этим маневром неприятель был отвлечен от переправы русских. Переправясь чрез реку, русское войско расположилось лагерем, огражденным ретраншементом около позиции Ренне. 25 июня русская армия вступила в укрепленный лагерь на возвышении берега Ворсклы, между Семеновкой и Яковцами (45), немного выше того места, где ныне находится лагерь кадетского корпуса. В этом лагере была и главная квартира Петра I. Между тем шведские отряды сближались с главной квартирой короля, готовившись дать генеральное сражение. Но прежде всего Карл XII решился, не смотря ни на какие затруднения, взять Полтаву.

*) Апроши — подступы: рвы зигзами с насыпью на одной стороне, вырываемые осаждающими, чтобы приблизиться к укреплению.

**) И ныне остались признаки редутов, недалеко от дороги в Петровку из Полтавы.

21 июня решено было взорвать крепостной вал подведенным под ним подкопом. Но это не укрылось от осажденных: они в тоже время сделали свой подкоп и, прорывшись к неприятельскому, выбрали из него весь порох, в котором уже чувствовался большой недостаток, и когда шведы, надеясь на подкопы, бросились в атаку, они прогнали их с большим уроном (207 человек). Король вечером опять послал свои войска на приступ, который продолжался всю ночь. Два раза шведы всходили на крепостной вал, но чрезвычайным мужеством осажденных были оттуда сбиты. Шведы потеряли до 500 чел., а у осажденных убито 192, ранено 191 чел. Раздраженный король приказал во чтобы то ни стало взять крепость. Вследствие этого 22 июня был сделан последний решительный приступ. Он

72

начался на рассвете. Первый натиск был так силен, что во многих местах неприятели взошли уже на вал и с барабанным боем водрузили свои знамена, — но мужественные граждане и воины несколько раз опрокидывали неприятеля, и это продолжалось до двух часов ночи; наконец, осаждающие отступили, а через пол часа свежий и многочисленный их отряд внезапно атаковал город. Уже победные клики шведов раздавались на валах Полтавы. Но утомленные воины и граждане, собрав остатки сил, бросились на неприятеля все, сколько их было, и с оружием, какое кто имел: с топорами, косами, ножами, кольями, кухонными приборами. Женщины, старики и дети тоже не оставались праздными: одни из них носили на валы колья, топоры и проч., другие подавали помощь раненым. Все место битвы было залито кровью и устлано трупами. Сражение продолжалось два часа; неприятель был отбит и прогнан к своим укреплениям. Так кончился последний приступ к Полтаве, стоивший шведам 1670 чел. убитых, кроме множества раненых; из осажденных убито 278, ранено 603 человека. Вообще же от начала осады до 23 июня шведы потеряли 6176 чел.; у осажденных из войска и граждан убито 1186 и ранено тех и других 1728 человек (46).

Жители Полтавы предались чувствам благочестивой радости и в соборной Успенской церкви принесли благодарение Богу за избавление города. По словам одного современника, энтузиазм граждан был так велик, что один из жителей, предложивший из опасения нового приступа о сдаче города неприятелю, был, по приобщению св. тайн, изведен из храма и убит каменьями (47).

После этого Карл XII, оставив штурм Полтавы, велел обеспокоивать ее лишь с траншей канонадой, а войско свое приготовил к атаке на позицию русской армий, расположив

73

его на равнине между Павленками и Рыбцами (48), параллельно дороге на Кременчуг.

Новый лагерь возле Яковцов *), в котором расположилась русская армия, имевший фигуру неправильного четырехугольника, был прислонен тылом к Ворскле, фланги и передние линии защищены были ретраншементами. Слева к Полтаве до самого монастыря простирался лес. С правой стороны лагеря, около версты от него, находилась небольшая лощина; перед фронтом равнина, шириною до двух верст, оканчивалась также лесом. Между двумя лесами, что у Яковцов и Малых Будищ (49), был промежуток в две версты, откуда шведская армия, следуя из Полтавы, должна была вступить на равнину. На этом промежутке, по приказанию Государя, сделано было в одну ночь шесть редутов, на расстоянии один от другого на ружейный выстрел (50); от средины линии редутов, по прямой дороге из Полтавы, по опушке леса Яковцов, проведены были еще четыре редута. Но эти четыре редута не успели окончить. Государь поручил начальство над этими редутами бригадиру Айгустову. Они были вооружены пушками и заняты двумя батальонами пехоты, а позади них расположились в одну линию 17 полков регулярной кавалерии, под командой генералов Ренне и Баура; главное начальство над кавалерией поручено было Меншикову; 6 полков кавалерии отряжены были вправо для сообщения с малороссийским казачьим войском гетмана Скоропадскаого, стоявшим около Малых Будищ. Вся пехота, как равно и артиллерия, находившаяся под начальством генерала Брюса, заняла укрепленный лагерь. В русской армии находилось 58 батальонов пехоты, 69 эскадронов кавалерии;

74

а вообще силы русской армии, без казаков, простирались до 55000 человек и при них 72 артиллерийских орудия. Петр I, имея в виду освобождение Полтавы, вовсе не предполагал принять бой в занятом им расположении; укрепления, устроенные по Его повелению, были сооружены с той целью, чтобы выждать в совершенной безопасности прибытия подкреплений.

*) На расстоянии одной версты вправо (на севере) от старой деревянной церкви Яковцов, разобранной, по ветхости, в 1841 году; на ее месте поставлен железный крест.

25 июня, ночью, перебежал к шведам немец, унтер-офицер Семеновского полка, и опасение, что он может открыть неприятелю подробности приготовлений к битве, заставило царя поспешить сражением. Он усилил предосторожность и не забыл даже и того, что один из новонабранных полков, за недостатком зеленого сукна, был одет в серые мундиры, и опасаясь, что неприятель, по указанию перебежчика, усилит на него нападение, велел обменяться ему мундирами с одним из самых старых, лучших полков, Новгородским. Увидим, что предупредительность Царя была не напрасная.

26 июня, в 5 часов утра, Государь имел военный совет, потом приказал Айгустову поспешить отделкой четырех остальных редутов, осмотрел местоположение и неприятельский лагерь, к которому подъезжал на ружейный выстрел. Петр, чувствуя превосходство своих сил, так был уверен в победе, что днем сражения назначил день Своего тезоименитства, 29 июня. Накануне этого дня должны были также прибыть в русскую армию 37000 калмыков Аюк-хана.

Король шведский, вероятно, проникнув намерение Петра, решился сам атаковать Его до прибытия ожидаемых подкреплений. Оставив для охранения обоза и осадных работ Мазепу и Гордеенка с запорожскими казаками и с небольшой частью регулярных войск, Карл выступил против русской

75

армий со всеми остальными силами*), за исключением 2,000 кавалерии, из которых составлены были четыре поста, размещенные по Ворскле, от Полтавы до Переволочны. Это расположение было сделано с тою целью, чтобы обеспечить отступление шведов, в случае неудачи предположенного нападения. Но так как они не озаботились устройством моста на Днепре, у Переволочны, то отражение упомянутых 2,000 кавалерии, не принеся никакой пользы, послужило к ослаблению шведской армии. Число войск Карла XII, назначенных для нападения на главные наши силы, не превышало 25 или 26-ти тысяч; артиллерийских орудий они имели при себе только 4, по причине недостатка в порохе; вся же остальная артиллерия оставлена была под Полтавой.

*) Карл XII собрал свою армию на равнине вправо (на север) от Полтавы, по Зеньковской дороге, на расстоянии 1 1/2 версты от русских редутов.

Утром 26 июня Царь распределил диспозицию войск в совете своих генералов. В 1-м часу пополудни перебежал к русским поляк и известил о наступательном приготовлении шведов. Узнав о намерении шведов атаковать русский лагерь 27 июня, Петр со спокойным духом сказал: "на зачинающего Бог", велел выходить войскам из ретраншементов и строиться на поле. Потом, проезжая строй полков, говорил солдатам: "Товарищи! завтра иметь мы будем славу, при помощи Божьей, окончить войну победою неприятеля, в половину и так уже вами побежденного. С нами Бог и победа!" Возвращаясь в лагерь, Петр сказал: "Порадейте же, товарищи! Вера, церковь и отечество сего от вас требуют". Радостный клик войска был ответом на эти слова.

Между тем вечером, накануне битвы, шведские полководцы собрались под открытым небом вокруг раненого короля (51).

76

Карл приказал им быть готовыми к битве и до восхода солнца напасть на укрепления и кавалерию русскую, и, овладев артиллерией, ударить потом всеми силами на главную русскую армию. Кроме того, еще приказал Реншильду готовить в бой шведское войско. Реншильд требовал диспозиции. — "Я сам буду с вами", отвечал король. Реншильд молча вышел из палатки. Его встретил Пипер, и на вопрос: "что нового", Реншильд отвечал угрюмо: "ничего". — "Реншильд ничего не сказал тебе?" спросил Карл, когда Пипер вошел к нему в палатку. — "Ничего, государь", отвечал Пипер. — "Хорошо. Так знай же, что мы завтра деремся", сказал король, помолчавши с минуту. Пипер содрогнулся. — "Да", прибавил Карл, "твои дела после, оставь меня, я хочу спать". Безмолвно вышел Пипер. Карл XII заснул спокойно. Таковы были распоряжения величайшего из государей в мире и величайшего полководца своего времени, накануне рокового дня, как для их славы, так и для могущества их государства!

Во 2-м часу пополуночи король показался перед войском, в качалке, с обнаженною шпагою в одной и пистолетом в другой руке. Казалось, вид добрых, храбрых воинов снова оживил его: он был весел, говорил с офицерами и солдатами, напомнил им Нарву. Из них многие были еще свидетелями Копенгагенской и Нарвской битв, хотя костями их товарищей обильно усыпаны были поля Польши, леса Литвы, степи Малороссии. "Мы будем сегодня обедать у Царя Московского", говорил король, улыбаясь. "Он много приготовил нам кушанья. Друзья! я с вами — идите, куда ведет вас слава! С Богом начинайте!" сказал он, пожимая руки Реншильду. Реншильд и Левенгаупт, которому возвратил тогда король свою доверенность и и милость, были главными начальниками; на левом крыле

77

шведов находились генералы Гамильтон и Крузе; в центре были: Спарре, Штакельберг, Розен и Лагеркроне; на правом крыле Шлиппенбах и Крейц. Шведская пехота двинулась к русским укреплениям в четырех колоннах, а кавалерия следовала в шести колоннах. По недостатку в порохе, как мы сказали, при шведском войск было только 4 орудия.

В 2 часа пополуночи Петр повелел своей армии стать в ретраншементе в боевой порядок и выехал к ней в полковничьем мундире. Он впервые принял на себя права главнокомандующего. Выведя из ретраншемента часть пехоты, Государь поставил ее по обеим его сторонам, чтобы, в случай атаки на ретраншемент, можно было обогнуть неприятеля с флангов. Когда Меншиков дал знать о приближении неприятеля, Государь, оставив шесть полков в лагере, повелел остальным выходить оттуда, а священникам полковым, осеняя их при выходе крестом, окроплять святой водой. Те, которым велено было оставаться, со слезами молили Государя не отделять их от армии: "Мы, надежа Государь, ни в чем не провинились пред Тобою; мы несли равные с другими труды и тягости и ожидали с нетерпением сего дня. За что же мы отлучаемся от них?" Тронутый этим, Государь сказал: "Дети! вы ни в чем, конечно, не проступились, но надобно вам охранять ретраншемент и молить Бога о победе; вы равную с сражающимися получите милость Мою и награду". Священники, при пении: "Спаси, Господи люди Твоя!" кропили полки св. водой. Князь Волконский по прежнему оставался на сообщении с казаками. Шереметев заметил, что отделение сильных отрядов в разные места ослабляет войско. — "Неужели мы не победим", отвечал Государь, "если бы нас не было и равное с неприятелем число?" — "Но превосходство в числе

78

надежнее", заметил Репнин. — "Нет", возразил Царь, "надобно надеяться не на число, а на разум и мужество".

И вот наступило утро незабвенного дня — двадцать седьмого июня.

На рассвете шведы подошли к двум ближайшим редутам, над окончанием которых трудился еще Айгустов. Русская кавалерия тоже подступила к редутам, которые были заняты двумя батальонами пехоты, с пушками, и расположилась за ними в две линии. Шведская пехота атаковала редуты, а кавалерия, пройдя между редутами, пошла в атаку на нашу кавалерию; та и другая встретили упорнейшее сопротивление. При стремительном натиске шведов, кавалерия наша принуждена была податься несколько назад, а пехотные колонны неприятеля овладели двумя неоконченными укреплениями. В 4 часа Петр приказал кавалерии отступить через равнину, уклоняя правый фланг, а левый примкнуть к правой оконечности укрепленного лагеря, который огнем своим должен был прикрыть это движение. Главная армия шведов, под предводительством самого короля, пробилась сквозь редуты и завязала жаркий бой с русской кавалерией. В этом жестоком и упорнейшем сражении, продолжавшемся около двух часов, отнято у неприятеля 14 знамен и штандартов, убиты впряженные в качалку Карла две лошади; под Меншиковым также убиты две лошади, а генерал Ренне ранен в бок.

Шведские войска так стремительно бросились за отступавшей русской конницей, что подвели правый фланг своей линии почти под самые окопы укрепленного русского лагеря (на 100 шагов). Тогда, со всех батарей, устроенных в лагере, открыли во фланг шведской линии сильный картечный огонь, который привел ее в такое расстройство, что она принуждена была удалиться влево к опушке леса, лежавшего

79

перед фронтом нашего укрепленного лагеря, где и начали строиться в боевой порядок. Правое крыло шведской армии, под начальством генерала Рооса (52), не последовавшее за этим движением, продолжало нападать на редуты, но, потерпев поражение, принуждено было отступить вправо, в лес, простирающийся к стороне Полтавы, почему и отделилось от главных сил своей армии.

Приметив это, Петр тотчас отрядил против шведов Меншикова и при нем генерал-поручика Гейкинга и Ренцеля с 5 батальонами пехоты и 5 полками драгун. Меншиков бросился в лес, быстрой атакой привел в расстройство войска Рооса и большую часть отряда его положил на месте; при этом случае взят в плен шведский генерал Шлиппенбах. Остатки шведского отряда отправились к своим редутам под Полтавой.

Поручив преследование неприятеля генералу Ренцелю, с 5 батальонами, Меншиков возвратился с кавалерией на поле сражения. Действия Ренцеля были весьма успешны: окружив шведские редуты под Полтавой, он заставил Рооса сдаться с остатками правого крыла и с большей частью войск, оставленных для охранения траншей; прочие же разбежались в разные стороны. В числе бежавших был Мазепа. Часть регулярных войск с артиллерией, оставленная под Полтавой, отступила вниз по Ворскле, по направлению к Переволочне. Таким образом, шведская армия, еще до окончания настоящей битвы, лишилась уже своего артиллерийского парка, всех своих запасов военных и продовольственных и, вообще, всего имущества.

Предполагая, что Карл XII подойдет атаковать лагерь, Петр, как мы сказали выше, вывел в поле часть своей пехоты и расположил ее по обеим сторонам лагеря, с той целью, чтобы во время наступления неприятеля ударить

80

на него с флангов. Но видя, что Карл вовсе не помышлял об атаке нашего лагеря, а старался только восстановить порядок в своих войсках, Государь повелел выйти из лагеря и остальной пехоте.

Царь вывел армию из укреплений, чтобы встретить шведов атакой на открытой равнине. "Эта мысль", говорит наш ученый военный писатель барон Николай Васильевич Медем (1796—1870 г.), "была превосходна; оборона за окопами могла подействовать на ослабление твердости и мужества в войске, между тем смелое наступление неминуемо должно было послужить к большому возвышению всех нравственных сил. Действия на открытой равнине представляли нам еще и ту важную выгоду, что, при превосходстве наших сил, русские войска с удобностью могли охватить неприятеля с флангов и многочисленной артиллерией поражать его перекрестным огнем".

Между тем Карл XII устраивал свою армию в боевой порядок перед фронтом русского укрепленного лагеря. Армия его, ослабленная разбитием корпуса Рооса, имела уже только 18 полков пехоты и 14 полков кавалерии. Карл построил пехоту в одну линию, с небольшими позади резервами, а кавалерию по флангам в две линии; артиллерии у шведов было только 4 орудия.

В 6 часов утра Петр построил свою армию *) впереди лагеря в две линии следующим образом.

*) За исключением 9 батальонов сборных команд, частью оставленных для охранения лагеря, частью отряженных для охранения Крестовоздвиженского монастыря. (См. ниже)

"Центр оныя", по словам И. И. Голикова, "составляли 14 полков пехотных; правое крыло 2 гренадерских — первый и второй, 8 кавалерийских и один эскадрон генеральский **); левое — 4 пехотных, 6 драгунских и

**) Так наз. эскадрон князя Меншикова.

81

лейб-регимент *). Полки, составлявшие центр, были следующие: 2 гвардейских, 3 гренадерских — третий, четвертый и пятый, Ингерманландский, Астраханский, Шлиссельбургский, Нарвский, Новгородский, Бутырский и Московский. Правое крыло: Архангелогородский, Невский, Белозерский, Вятский, Нижегородский, Сибирский, Владимирский, Московский, 2 гренадерских — шестой и седьмой и заключалось генеральским эскадроном. Левое крыло: Сибирский, Псковский, Казанский, Вологодский, Нижегородский, восьмой гренадерский, Ярославский, Ингерманландский, Новгородский, Киевский и лейб-регимент **). И так весь фронт армии состоял из 33 полков регулярных, из лейб-регимента и одного эскадрона, не включая, однако, в это число казаков и калмыков (53)".

*) Преображенский полк.

**) Вдвойне показанные полки были одни пехотные, другие конные.

При центре находились: генерал-фельдмаршал граф Борис Петрович Шереметев, генерал князь Аникита Иванович Репнин, генерал-майор Фон-Верден и бригадиры Фон-Винленштейн и Полонский. Гвардией командовал генерал-поручик князь Михаил Михайлович Голицын и подполковники князья Василий Владимирович Долгорукий и Борис Иванович Куракин. На правом крыле при пехоте — генерал-майор Бем и бригадир Вейсбах, а при коннице — генерал-поручик Родион Христианович Баур и генерал-майор граф Шаумбург; на левом крыле при пехоте: генерал Аларт, генерал-поручик Беллинг и бригадир Бук, а при коннице — князь Александр Данилович Меншиков и генерал-майор князь Волконский. Главная артиллерия находилась под начальством генерал-поручика артиллерии Якова Вилимовича Брюса, состояла из 72 пушек и была распределена по всей линии.

Третья линия, составленная из шести полков, под командой

82

генерал-майора Гинтера, оставалась в укрепленном лагере; из этого войска отделены были три батальона под начальством полковника Ивана Головина и поставлены были на горе у Крестовоздвиженского монастыря, для свободного сообщения с Полтавой. Главное же начальство над всей армией принял Сам Петр *). В день Полтавской битвы он ездил на любимой Своей турецкой лошади Лизете (54).

*) Во время Полтавской битвы в войсках Петра Великого находилась чудотворная икона Каплуновской Вожьей Матери, взятая из с. Каплуновки (Богодуховскаого у. Харьковской губ.) в 1709 году, которая, по окончании войны со шведами, была взята им в Москву, а затем оттуда возвращена обратно в с. Каплуновку. (См. о ней: "Описание Харьковской епархии" преосв. Филарета Гумиловского, т III, стр. 241—246; "Полтавские Епарх. Ведомости" 1894 г, № 16, стр. 580—593; "Русский Паломник" 1889 г., т. V, № 20, стр. 233—235, статья священника Стефана Коханова).

Шведы успели оправиться от беспорядка, причиненного им пушками редутов и ретраншемента и отбитием Рооса. Они быстро устроили ряды свои; их составляли только 18 батальонов пехоты и 14 полков конницы, не считая запорожцев, поляков и королевской гвардии, или драбантов. Артиллерии у шведов было 24 пушки [наверное опечатка, выше речь шла о 4 пушках, - Т.Б.] (55). Карл XII в своем обыкновенном мундире, везомый в качалке, положив на подушку больную ногу, окруженный драбантами, ездил по рядам, оживлял речами войско и дал знак двинуться в бой. Почти в тоже время тронулись с места русские. Подъехав к середине фронта и обнажив шпагу, Петр, с видом спокойствия и твердости, произнес к своим воинам громогласно следующую речь.

"Воины! Пришел час, который должен решить судьбу отечества, и вы не должны помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за отечество, за православную нашу веру и церковь. Не должна вас также смущать слава неприятеля, яко непобедимого, которой ложь вы сами победами своими над ним неоднократно

83

доказали. Имейте в сражении пред очами вашими правду и Бога, поборающего по вас; на Того единого яко всесильного во бранех, уповайте; а о Петр ведайте, что ему жизнь Его не дорога, только бы жила Россия, благочестие, слава и благосостояние ее" (56).

Русская армия двинулась вперед для атаки шведов, которые, со своей стороны, также выступили к ней на встречу. Было уже 8 часов утра, когда русские сошлись с ними. Раздались пушечные выстрелы и слились в страшную канонаду. Начался Полтавский бой. На исходе 9-го часа утра обе армии двинулись одна против другой. Левое крыло русских вступило в бой с правым шведским, и вскоре битва сделалась общей. Тщетно король, растянувши свою пехоту, старался воспрепятствовать русским окружить себя с флангов: превосходство сил последних и многочисленная артиллерия превозмогли сопротивление шведов. Шведы встречены были ядрами, а по сближении на 25 сажень — картечью; но не смотря на это, быстро подошли к фронту.

Страшные и беспрерывные молнии, сверкавшие сквозь тучи пыли и дыма, и оглушительный гром и треск орудий не приводили в расстройство обеих линий, и воины, заступая места убитых, стояли, как крепкие стены. Петр летал по всему фронту своей армий, с одного фланга на другой, и одушевлял каждого.

"Таким образом", говорит Голиков, "Шереметев находился в средине, Меншиков и Баур по крылам, а Петр везде. Карл, сидя без сапога в качалке, располагал всем, но не мог поспевать везде, подобно Петру, и воспламенять своих тем огнем и бодростью, которую присутствие его придавало прежде солдатам".

Оба монарха, в продолжение этого страшного и решительного боя, продолжавшегося более четверти часа, подвергались

84

величайшим опасностям: из тысячи пуль, летавших вокруг Русского Царя, одна пробила Его шляпу, другая найдена после в арчаке седла, третья попала в крест (тельник), висевший в киотце, на груди Петра. У Шереметева пробита пулей рубашка, высунувшаяся из под камзола; под Меншиковым ранены три лошади. Пушечными выстрелами были убиты не только лошади, впряженные в качалку шведского короля, но даже и его верховая лошадь, на которую садился он, уже раненый. Карл XII, чтобы уравнять несколько бой, приказал двум лучшим своим батальонам атаковать русский полк в серых мундирах. Не смотря на то, что, по предосторожности Государя, был одет в эти мундиры храбрый Новгородский полк, шведские батальоны, ударив стремительно на своих противников, разорвали было наш левый фланг. Как вдруг Царь с батальоном Преображенского полка подоспел на помощь и, среди величайших со всех сторон опасностей, сомкнул разорванный фронт. Так как фронт русской армии, по превосходству числа войск, был гораздо длиннее фронта шведской армии, то, выдвинув вперед оба свои фланга, русские войска вскоре охватили фланги шведов.

Окруженные с трех сторон и поражаемые многочисленной артиллерией, шведы не могли долго сопротивляться напору нашей армий. Выстояв не более получаса против напора русских, шведская армия, после кровопролитной битвы, обратилась в бегство. Малороссийское войско тоже блистательно участвовало в поражении неприятеля (57). Шведы бросились сначала в лес, находившийся позади поля битвы, между Малыми Будищами и Осьмачками (58), потом, построившись тремя колоннами, пошли по дороге на Решетиловку, а наконец к Старым Санжарам и потом направились по правому берегу Ворсклы. Отряд Ренцеля, захватив

85

шведские укрепления возле Ворсклы и монастыря, едва не захватил королевского министра Пипера и секретарей Карла, — они убежали из укрепления, со страху бросились к крепостному валу и, взятые в плен, были отведены в Полтаву.

Русская кавалерия и малороссийские казаки преследовали шведов, пока доставало силы у лошадей. К одиннадцати часам утра, прежде нежели вторая линия русских успела принять участие в бою *), сражение было уже кончено совершенным разбитием неприятеля.

*) Первая линия, участвовавшая в бою, по показанию журнала Петра Великого, истории Феофана Прокоповича и дневника Петра Крекшина, состояла не более как из 10000 человек.

Немного находим в военных летописях примеров битвы, купленной столь малой потерей, как Полтавская битва. Все поле битвы было устлано трупами. Русские потеряли убитыми: бригадира Феленгейма, полковников Лова и Нечаева, офицеров и солдат 1342. Ранены были: генерал Ренне, бригадир Полонский, 5 полковников, офицеров и солдат 3285. Урон наш состоял большей частью из кавалерии. Шведская армия погибла, в полном значении этого слова. На месте сражения найдено было более 9000 убитых неприятелей. Первый министр, фельдмаршал Реншильд, 4 генерала, 4 полковника (в числе их принц Максимилиан Виртембергский), 132 офицера, 2577 солдат были в плену, не считая 2874 нестроевых, чиновников и всякого звания людей (в числе которых находились королевские: камердинер, кухмистер, доктор, духовник Нордберг, камерир **), камер-шрейбер, трубачи, слуги и кучера). Королевская казна, гардероб короля и канцелярия его были в числе добычи. Пушек взято было 4, знамен и штандартов 127 (в числе их 6 знамен гвардейских) и простреленные королевские носилки.

**) Камерир — секретарь по финансовым делам.

86

Недоставало только одного трофея, самого Карла XII. Не знали: убит ли он, или спасся. На месте битвы нашли его разбитую ядрами качалку *), но многие говорили, что видели его потом в обозе, бегущего по берегу Ворсклы. Царь обещал большие награды за его плен, строжайше подтверждая хранить его жизнь и воздавать ему все почести. Но судьба спасла еще раз шведского короля от смерти и плена, хотя и тяжкой ценой. Мы видели, что Карл XII не щадил себя. Он искал смерти. На что нужна была ему жизнь без славы и без победы? Не смотря на жестокую телесную боль, он распоряжался всем, ободрял и вводил в огонь шведов. Ядра и пули осыпали его качалку. Из 24 драбантов **), окружавших его, уцелели только трое. Адлерфельд, писавший по его приказанию историю его походов, был убит у королевской качалки, как будто история Карла XII должна была кончиться на Полтавском поле. Когда смятение и бегство начались в рядах шведов, Карл XII двинулся вперед, в самый жаркий пыл боя. Ядром убило обеих лошадей в его качалке; пока впрягали других, ядро разбило саму качалку, и Карл XII упал. Понятовский, спутник его во всех походах, друг Станислава и полковник его гвардии, не отходивший от королевской качалки, успел схватить Карла XII, призывая шведов спасать короля, который был без чувств и без памяти. Два драбанта посадили короля на лошадь и поддерживали. Несколько сот человек гвардейцев, офицеров и солдат собрались и окружили короля своего среди страшного смятения. Шведы бежали во все стороны. Русские гнали их, но, твердо сражаясь, подвигаясь вперед, падая, но не уступая драгоценного залога, который охраняли, окружавшие короля отбивали все

*) Качалка эта хранится в Московской оружейной палате.

**) Драбанты — особые отряды для охраны начальств. лиц.

87

нападения русских и двигались к обозу. К несчастью пуля убила лошадь, на которой держали короля; другой не было и не знали, чем заменить ее. Чрезвычайная боль раненой ноги, причиненная падением с ним лошади, довели короля до того, что он упал в беспамятстве; его положили на древки знамен, за полчаса до совершенного разбития его армии, и понесли в обоз. Тут он увидел всеобщее замешательство своих и закричал в отчаянии: "шведы! шведы!" Но шведы бежали и не слышали голоса своего короля. Полковник Гиерта, тяжело раненый, отдал королю свою лошадь. "Спасите только его!" воскликнул он, со слезами поцеловал руку у короля и пал под мечами русских. Достигнув обоза, Понятовский наскоро отыскал карету графа Пипера *), запряженную шестью лошадьми, посадил в нее короля и в сопровождении нескольких драбантов поскакал с ним по течению Ворсклы к Переволочне, куда в крайнем беспорядке побежали также и избежавшие смерти шведы с генералом Левенгауптом. Король впал в беспамятство и бредил. На скаку карета изломалась. Должны были посадить короля на лошадь и продолжать путь. Но в лесу ночью потеряли дорогу. Нестерпимая боль от раны лишила короля чувств. Вынуждены были положить его под дерево и здесь он в беспамятстве на своем плаще пролежал до рассвета, пока отыскали дорогу. Карл XII собрал все свои силы, сел на лошадь и ночью 29 июня достиг берегов Днепра при Переволочне. Здесь его встретил Мазепа. Несколько тысяч шведов, запорожцев и поляков собрались тут на берегу Днепра шумной, беспорядочной толпой. Левенгаупт старался привести в порядок шведов и ждал приказаний короля. Но

*) У Голикова — карету генерала Мардефельдта. (Своей кареты у Карла XII в походе не было).

88

Карл XII был почти без чувств, истощив последние силы в бегстве от Полтавы. Рана его горела. Лихорадка била его; он казался ничего не понимающим. Генералу Мардефельдту велел он ехать к Царю и предложить мир. Левенгаупту говорил, что умрет с своими шведами. Потом приказывал ему отступать в Крым, говорил что спешит в Турцию и возвратится с войском султана. Все умоляли его спасаться, ибо русские были уже близко. Казаки, калмыки, русская конница являлись отовсюду. Мысль о битве с русскими была безумием. Несколько тысяч голодных, изнуренных, на половину безоружных шведов, не имея ни хлеба, ни пороху, могли ли еще сражаться? Тщетно умоляя короля удалиться, наконец почти насильно посадили его в лодку. Понятовский, Мазепа и несколько шведских генералов сели с ним. В другую лодку поставили ветхую коляску, случайно уцелевшую, и не смотря на бурную погоду, страшно волновавшую Днепр, успели переправиться. На правом берегу Днепра перенесли Карла XII в коляску и без отдыха помчали его по бесконечным, тогда еще безлюдным степям, простиравшимся до берега Буга, составлявшего границу Турции. Вслед за королем бросились вплавь несколько тысяч конницы и запорожцев. Многие погибли в волнах; а другие, спасшиеся от волн, гибли в бегстве по степям, где, как говорит Вольтер, "не было ни селений, ни шалашей, ни людей, ни даже зверей, и на которой не было притом и воды; жара в этой песчаной степи мучила их, а жажда несказанно утомляла, лошади падали, а люди находились у дверей гроба. Понятовский по счастью сыскал немного воды, которая бедных этих людей мало оживила. В таком состоянии прошло пять дней, из которых в последний прибыли на брег р. Буга, за которым находилась турецкая крепость Очаков". Левенгаупт и Крейц приняли

89

начальство над оставшимися на берегах Днепра шведскими войсками. Переправиться не было средств, да и куда могли переправиться шведы? Оставалось предаться жребию (59).

"В знаменитом этом сражении", говорит барон Н. В. Медем, "все распоряжения Царя носят отпечаток военного гения: искусное отступление кавалерии, которая навела неприятеля на наши батареи, выбор момента для отправления Меншикова против Рооса и, наконец, мысль выйти из лагеря на встречу противнику. Но и войска наши явились в этом бою уже вполне достойными такого полководца: они исполняли все повеления Царя не только с искусством, но даже с такою быстротой и с таким блестящим успехом, что главная шведская армия, знаменитая своим устройством и своими подвигами, была совершенно поражена одной первой линией наших войск без помощи второй. Сражение это доказало явно, что Царь умными мерами своими по части усовершенствования войск, достиг вполне цели, и что армия русская, по внутреннему достоинству, стала уже на ряду с лучшими европейскими войсками".

Петр I в своем журнале о Полтавской битве отметил так: "Хотя и зело жестоко оба войска бились, однако ж то все долее двух часов не продолжалось: ибо непобедимые господа шведы скоро хребет показали, и от наших войск с такою храбростью вся неприятельская армия (с малым уроном наших войск, еже найвящше удивительно есть), кавалерия и инфантерия весьма опровергнуты". Так в продолжении двух часов совершилась главная в летописях мира победа Полтавская, решившая жребий двух обширнейших в мире государств!

По окончании битвы, все военачальники собрались вокруг Петра. Преклонив пред ними окровавленный свой меч, Государь, поздравляя их с победою, приветствовал следующими

90

словами: "Здравствуйте, сыны отечества, чада мои возлюбленные! Потом трудов моих родил вас; без вас государству, как телу без души, жить не возможно. Вы, имея любовь к Богу, к вере православной, к отечеству, славе и ко Мне, не щадили живота своего и на тысячу смертей устремлялись небоязненно. Храбрые дела ваши никогда не будут забвенны у потомства". На это приветствие полковник гвардии генерал-поручик князь Михаил Михайлович Голицын ответил так: "Мужественною крепостью от Господа Бога утвержденный, Благочестивейший Государь! Кто Тебя достойно восхвалить может? Кто не имать повелений Твоих усерднейше исполнять? В Тебе утвердилось сердце наше. Ты остротою разума, храбростью и смыслом учения всех нас обогащаешь".

После этого Петр, держа шляпу в руке, проезжал с Меншиковым ряды своих войск, благодарил их за храбрость и усердие; полковая музыка и барабанный бой гремели в честь Государя, знамена преклонялись.

В 1-м часу пополудни на самом поле битвы, перед фронтом всей армий, была устроена походная церковь, в которой, в присутствии Государя и почти всех войск, принесено было Богу благодарное молебствие за дарованную победу.

Во время пения "Тебе Бога хвалим", произведено было из пушек и ружей три залпа. Отсюда Государь, во 2-м часу пополудни, возвратился в свою палатку (60), окруженную поставленными в строй шестью пехотными, оставленными в ретраншементе, и шестью конными полками, не бывшими в сражении; при входе стояла на карауле гренадерская рота Преображенского полка; полы шатра были подобраны. В палатке был приготовлен обед, к которому были приглашены все генералы и штаб-офицеры. Государь

91

приказал также позвать к обеду пленных шведских генералов, штаб-офицеров и графа Пипера с королевскими секретарями (Цедергельм и Дибен). Первые из ретраншемента с ротой Семеновского полка, а последние из Полтавы с ротой лейб-регимента, в 3 часа пополудни, с подобающею честью были приведены к шатру. Петр I приветствовал пленных шведов следующими словами: "Вчера брат мой Карл просил вас в сей день на обед в шатры Мои, и хотя он не сдержал своего королевского слова, но Мы сие выполним, и для того прошу вас со Мною откушать", и тотчас же возвратил им шпаги. За столом Государь, налив рюмку вина и обращаясь к шведскому фельдмаршалу Реншильду, сказал: "Я пью за здоровье учителей моих в военном искусстве". — "Кого таким хорошим именем", спросил Реншильд, "жаловать, Ваше Величество, изволите"? — "Вас, господ шведов", сказал Государь. — "Почему, Ваше Величество, мало благодарны к своим учителям, так худо заплатив им за учение".

В тот же день, отправив Голицына и Баура с частью войска для преследования шведского короля, который по правую сторону Ворсклы бежал к Днепру, Государь разослал известия об одержанной победе к царице Екатерине Алексеевне, к князю Федору Юрьевичу Ромодановскому и графу Федору Матвеевичу Апраксину. В заключение собственноручного письма к последнему, Петр I прибавил: "Ныне уже совершенно камень в основание С.-Петербурга положен".

28 июня, поутру, отправив для преследования неприятеля, в помощь Голицыну и Бауру, князя Меншикова с 9000 войска, Государь приказал еще в 4 часа утра вырыть две могилы; здесь собраны были тела убитых русских воинов. Вся армия стала около этих могил в каре. Государь в 6 часов утра вышел на это поле, осмотрел могилы и в

92

Своем присутствии приказал в одну из них положить тела офицеров, а в другую - унтер-офицеров и рядовых в их мундирах; вслед затем всеми полковыми священниками отправлена была погребальная панихида. Государь, заливаясь слезами, соединил свой голос с голосами певчих. Затем, отдав павшим героям три земных поклона, начал собственноручно засыпать их землею. Пушечные выстрелы, троекратный беглый огонь всей армий и трогательные звуки полковой музыки заключили этот печальный обряд. Над могилами был насыпан высоки холм, на котором Петр I собственноручно водрузил крест со следующей надписью: "Воины благочестивые, за благочестие кровью венчавшиеся, лета от воплощения Бога Слова 1709, июня 27 дня". Тогда же Государь издал указ о ежегодном и непрерывном на веки поминовении в этот день их памяти (61).

В этот день и следующие затем происходило погребение неприятельских тел, обряд которого был совершен шведским духовенством. Тел этих, положенных в одну яму, вырытую руками пленных, было 13,281. Место, где погребены убитые шведы, в точности неизвестно. Существует предположение, что они погребены там, где ныне хутор Побыванка, вблизи нынешнего кадетского лагеря.

28 июня Петр с могилы павших воинов имел торжественный въезд в Полтаву, в сопровождении генералитета и гренадерской роты гвардейского полка. Государь сидел на той же лошади, на которой командовал во время сражения, и в том же полковничьем мундире. Комендант Келлин с почетнейшими гражданами встретил Петра у триумфальных ворот*) и приветствовал следующей речью: "Вниди храбрейший Александра, милостивейший Веспасиана, премудрейший

*) Триумфальные ворота эти построены были в одни сутки. Они стояли почти на том самом месте, где ныне находится монумент Полтавской победы.

93

Соломона, благочестивейший Великий Государь, Царь и Великий Князь Петр Алексеевич! Мафусаловых Teбе лет жития и Августова обладательства от Бога желаем". Государь, выслушав это приветствие, с открытою головой, сошел с лошади, обнял храброго коменданта и, поцеловав несколько раз в голову, сказал: "Почтенная глава, совершившая преславный подвиг! надежда Моя на тебя не обманула Меня". Сев снова на лошадь, Петр въехал в город. Поставленный в строй мужественный гарнизон отдал честь барабанным боем и музыкой. При колокольном звоне, пушечной пальбе и радостных слезах народа, Государь прибыл к соборной Успенской церкви*), где, по совершении божественной литургии, отправлено было благодарственное молебствие.

*) На старом плане Полтавы соборная церковь показана почти на месте нынешней, несколько ближе к бывшему дому Ивана Петровича Котляревского.

По выходе из храма, Государь, сопровождаемый радостными кликами народа, осмотрел крепостные валы, которые, по необходимости, были заделаны бревнами из сломанных обывательских домов. Государь расспрашивал Келлина об обстоятельствах осады, который, донеся о всем подробно, присовокупил, что в Полтаве оставалось, напоследок, только полторы бочки пороху и восемь ящиков патронов. Потом посетил раненых и больных **), вторично благодарил коменданта, произвел его в генерал-майоры, пожаловал медаль на золотой цепи и 10000 руб. денег. Протопопу полтавскому пожаловал 100 руб., и как он, так и все духовенство было награждено деньгами и шелковыми материями; граждане освобождены на целый год от всех податей

**) "Невозможно", говорит Голиков, "описать восторга последних, при виде возлюбленного и толико милостивого к ним Государя, соединившего свои с их радостными слезами".

94

и повинностей; полтавскому гарнизону выдано, не в зачет, годовое жалованье; сверх того, офицеры получили золотые, а нижние чины серебряные медали. Женам и детям убитых назначены пенсии: первым, до смерти, половинное жалованье мужей, а последним, до совершеннолетия, третное жалованье отцов. В этот день Государь благоволил у коменданта, как говорит Голиков, "чем Бог послал откушать"; за столом пил здоровье хозяина, войска полтавского и граждан, при пушечной с крепостных валов пальбе.

Возвратившись в 5 часов вечера обратно в лагерь, осматривал только что прибывшее калмыцкое войско *), благодарил их за прибытие в назначенный срок и пожаловал им 120000 руб., а начальникам — подарки, состоящие, по словам Голикова, "из двух косяков **), камок ***) китайских и из двух белых мехов для каждого".

*) Что с прежде прибывшими составит 40000 человек.

**) Косяк — часть табуна, жеребец с кобылами и жеребятами.

***) Камка — шелковая цветная материя с рисунками.

29 июня русские военачальники, калмыцкие старшины (в числе 160 человек) и знатнейшие из шведских пленных поздравляли Государя с днем Его тезоименитства и были, как равно и все штаб и обер-офицеры, угощены обедом. По окончании обеда, Государь со всеми присутствовавшими проходил все Свои полки, в которых, по приказанию Его, перед каждой ротой поставлены были закуски и питье. Останавливаясь пред каждой ротой Государь говорил: "хлеб-соль, товарищи", пил за их здоровье и поздравлял со славной победой и праздником.

Потом посетил калмыцкие ставки, где калмыки показывали различные опыты своей ловкости, удальства и стрельбы из луков. Это приятное зрелище продолжалось три часа.

95

Наконец Государь, утомленный трудами минувших двух и и настоящего дня, пожелав всем доброй ночи, удалился в Свой шатер и предался сладкому сну. Но до рассвета еще на 30 июня неутомимый Государь, с одним лейб-эскадроном и двумя пехотными полками на лошадях отправился в Переволочну.

Вся дорога от Полтавы до Днепра, на расстоянии 70 верст, была покрыта убитыми, умирающими, мертвыми людьми и лошадьми, оружием, телегами, фурами, но все еще число шведов, собравшихся на Днепре, составляло более 15000 человек строевого войска. При них были и бесполезные пушки, ибо пороху не было. Голицын и Баур, достигшие Пероволочны утром 30 июня, находились в затруднении: должно ли нападать на шведов, или требовать сдачи? Скрывая малочисленность своих отрядов, они послали для переговоров трубача; Меншиков явился в то время, но все еще число русских было далеко недостаточно. Пушек у них не было ни одной. Шведские уполномоченные для переговоров, возвратясь в свой лагерь, известили о возможности сражаться с русскими. Многие из шведов требовали битвы, не слушая Левенгаупта. Говорили, что если и не надежна победа, лучше умереть, когда после поражения русских есть еще надежда уйти в Крым. Левенгаупт отверг все возражения и заключил с Меншиковым договор (62), по которому шведское войско отдавалось в безусловный плен. В 2 часа пополудни шведы положили оружие перед русскими войсками. Старый полковник Траутфеттер не хотел слушаться приказа. Едва могли уговорить его сдаться, когда все другие войска были уже обезоружены. Двое из офицеров полка его застрелились, предпочитая смерть плену. Несколько тысяч человек еще разбежались по лесам, надеясь пробраться в Крым, или в Турцию. За всем тем

96

число шведского войска, положившего оружие, состояло из 5000 пехоты и 9000 конницы.

Сколько же именно каких чинов и сколько каких полков было взято в плен, это видно из нижеследующей ведомости.

1. Генерал-аншеф и Рижский генерал-губернатор граф Адам Людвигович Левенгаупт, которого взял на свое попечение князь Меншиков.

2. Генерал-майоры Крейц и Крузе; их взяли на свою ответственность князь Голицын и Баур.

3. Генерал-адъютанты, бывшие при генерал-фельдмаршале Реншильде, два брата графы Дугласы и граф Бойда.

4. Генерал-аудитор Штерн.

Остатки от конных полков — 11 рейтарских и 11 драгунских, в числе которых лейб-регимент с его полковником Агендурном, и лейб-драгунский с его полковником Эрнстом.

Полки эти следующие.

Рейтарские:

1. Лейб-регимент *).

*) Регимент — тоже, что полк.

2. Смолянский.

3. Остерготский.

4. Корельский.

5. Шведский-Адольфанов.

6. Лифляндский-Адольфанов.

7. Абовский.

8. Нордершонский.

9. Зидершонский.

10. Ниляндский.

11. Крузов.

97

Драгунские:

1. Лейб-регимент.

2. Полковника Шрейтерфельда.

3. Полковника Таубе.

4. Генерал-майора Шлиппенбаха.

5. Полковника Дикера.

6. Генерал-майора Меерфельда.

7. Полковника Альфенделя.

8. Полковника Гильденштерна.

9. Принца Виртембергского.

10. Полковника Вирнештета.

11. Полковника Гельме.

В них на лицо:

Полковников ..... 9.

Подполковников ..... 8.

Майоров ..... 16.

Ротмистров и капитанов ..... 182.

Поручиков ..... 217.

Прапорщиков ..... 215.

Полковых квартирмейстеров ..... 10.

Адъютантов ..... 17.

Унтер-офицеров ..... 522.

Капралов и рядовых ..... 8637

Итого ..... 9833

Неслужащих:

Пасторов ..... 26.

Комиссаров ..... 4.

Писарей ..... 48.

Лекарей ..... 20.

Лекарских учеников ..... 44.

Литаврщиков ..... 73.

98

Трубачей и гобоистов ..... 67.

Барабанщиков ..... 98.

Всяких полковых мастеровых людей, профосов *) и извозчиков .... 529.

*) Профосы — унтер-офицеры, заведующие военными арестантами.

Итого ..... 848.

Всего ..... 10681.

Полк лейб-гвардии королевский пехотный.

В нем:

Полковник барон Карл Магнус-Поссе ..... 1.

Подполковник Клас-Юнг ..... 1.

Майор граф Оксенштирн ..... 1.

Капитанов ..... 8.

Поручиков ...... 19.

Прапорщиков ..... 31.

Адъютант ...... 1.

Унтер-офицеров ..... 121.

Капралов и рядовых ..... 1196.

Итого ..... 1379.

Неслужащих:

Комиссар ..... 1.

Регимент-гевалдигер **) ..... 1.

**) Гевалдигер — офицер при войске, заведующий полицейской частью.

Пасторов ...... 6.

Ротных писарей ..... 7.

Гобоистов ***) ...... 6.

***) Гобоист — музыкант.

Барабанщиков и флейтщиков ..... 52.

Профосов ..... 13.

Итого ..... 86.

Всего ..... 1465.

99

11 полков пехотных армейских:

1. Юкепинский.

2. Зидерманландский.

3. Нестерготский.

4. Вестерготский.

5. Вестмарландский.

6. Кармарландский.

7. Остерготский.

8. Упландский.

9. Делекарский.

10. Норд-Ивермоландский.

11. Еншетский.

В них людей:

Полковники: Яган Круз-Майз и Фок ..... 2.

Подполковников ..... 4.

Майоров ...... 2.

Капитанов ...... 60.

Капитанов-волонтеров ..... 2.

Поручиков ...... 62.

Квартермистров ...... 8.

Адъютантов ...... 6.

Прапорщиков ..... 71.

Унтер-офицеров ..... 299.

Капралов и рядовых ..... 3059.

Итого ..... 3575.

Неслужащих:

Комиссаров ..... 5.

Пасторов ..... 6.

Адъютантов ..... 4.

Лекарей и учеников ..... 15.

Итого ..... 30.

Всего ..... 3605.

100

Артиллерийских:

Полковник Биноуб, который от раны умер ..... 1.

Подполковников ..... 2.

Майор ...... 1.

Капитанов ...... 4.

Капитан-поручик ...... 1.

Поручиков ..... 6.

Штык-юнкеров ..... 15.

Сержантов ..... 11.

Писарей ..... 6.

Фурьеров *)....... 22.

*) Фурьер — поставщик провианта и квартир.

Бомбардиров ..... 2.

Бомбардирских учеников ..... 11.

Пушкарей ..... 32.

Пушкарских учеников ..... 17.

Помощников ..... 49.

Минеров ..... 6.

Унтер-минеров ..... 7.

Итого ..... 193.

Неслужащих:

Фельдцейхмейстер ..... 1.

Обер-штальмейстер ..... 1.

Квартермистр ..... 1.

Пасторов ..... 2.

Аудитор ..... 1.

Цейхвартер **) ..... 1.

**) Цейхвартер — завед. вещами и материалами, находящимися в цейхгаузах и магазинах, крепостях и проч.

Лекарь ..... 1.

Обер-вахмейстер ..... 1.

Унтер-вахмейстеров ..... 2.

101

Унтер-шталмейстеров ..... 2.

Нотариус ..... 1.

Унтер-адъютант ..... 1.

Фурьеров ..... 19.

Мастеров и других ..... 301.

Итого ..... 335.

Всего ..... 528.

Сверх того, королевского двора служители:

Камергер Карл Гинтер ..... 1.

Придворный и полевой аптекарь Самоил Чирфигель ..... 1.

Квартермистр Арфус Скорбенс ..... 1.

Кригс-комиссаров *) ..... 3.

*) Кригс-комиссар — завед. денежным и вещевым довольствием войск.

Провиантских чиновников ..... 5.

Итого ..... 11.

А всего ..... 16290.

Артиллерии:

Знамен и штандартов ..... 142.

Пушек медных:

6 фун. ..... 4.

5 1/2 фун. ..... 1.

3 фун. . . .12.

3 фун. ..... 2. (Принадлежали русским и взяты шведами в Веприке)

Гаубиц 16 фун. ..... 2.

Железных пушек 3 ф. ..... 3.

Мортир медных:

6 фун. ..... 4.

3 фун. ..... 4.

Но если ко всему этому прибавить: 1) Королевского двора генеральских, штаб и обер-офицерских и других чинов

102

служителей разного звания, взятых в плен в Переволочне число которых П. Н. Крекшин, в дневнике своем, полагает 3402 человек, и 2) взятых под Полтавою генералов, офицеров, рядовых и не служащих разного звания, число которых простирается до 2864 чел., то все число пленных под Переволочною и Полтавою составит 22556 чел., из которых шведов находилось по крайней мере до 16000, так как из дневника Крекшина видно, что в шведской армия под Полтавой было еще поляков до 5000 и волохов до 1600 человек. Из того же дневника видно, что, кроме того, под Полтавой и Переволочной было взято в плен разного звания женщин, как-то: штаб и обер-офицерских и солдатских жен, их служительниц, прачек и работниц 1657. Кроме того, взято в плен 220 чел. из войск изменника Мазепы, которые не могли с ним переправиться через Днепр.

Досталось также русским: великое число шпаг, ружей, пистолетов, штыков, алебард, коней, патронных сум, барабанов, труб и литавр, в числе которых пара серебряных, лошадей, конских приборов, полковой казны — саксонской, польской, германской и русской монетой до 400000 рублей, и из сокровищ Мазепы наличных денег более 300000 рублей, большое число фурманов, из которых офицерских с их вещами 96; в королевских и генеральских фурманах найдено множество золотой и серебряной посуды, парча всякого рода, мехов собольих и других, разного достоинства дорогих вещей, богатых шатров (63), — словом почти все, что было собрано шведами в продолжение 9-ти лет в Польше, Курляндии, Саксонии и Германии.

В дневнике Крекшина показано также сколько чего взято под Полтавой, а именно:

Мушкетов и карабинов со штыками 21632.

103

Шпаг и палашей ..... 32842.

Сум патронных и гренадерских ..... 22232.

Седел с олстры и пистолетов ..... 12672.

Литавр (в том числе пара серебряных) ..... 18 пар.

Барабанов ..... 280.

Труб и гобоев ..... 141.

Сум переметных *) ..... 9000.

*) Переметная сума — два мешка, связанные между собой и перекидываемые через плечо или седло.

Лошадей драгунских ..... 12672.

Лошадей подъемных, артиллерийских и проч. ..... 2700.

Ядер ..... 1600.

Пороху ..... 220 пуд.

Ящиков с патронами ..... 244 (64).

Наших под Полтавой убито и ранено.

Убиты в кавалерии:

Полковник Лов ..... 1.

Майоры: Василий Кропотов, Ерст и Гелт ..... 3.

Капитанов ..... 12.

Поручиков ..... 7.

Подпоручиков и прапорщиков ..... 8.

Унтер-офицеров ..... 22.

Капралов и рядовых ..... 571.

Итого ..... 624.

Раненые в кавалерии:

Генерал-лейтенант Карл-Эвальд Ренне. ..... 1.

Полковники: Яков Шамордин и Михайло Леонтьев ..... 2.

Подполковники: Михайло Нащокин, Петр Похвиснев и князь Петр Горчаков ..... 3.

Майоры: Степан Загряжский, Иван Видман, Матвей Кушников и Матвей Неелов ..... 4.

104

Капитанов ..... 26.

Поручиков ..... 18.

Поручиков и прапорщиков ..... 19.

Унтер-офицеров ..... 59.

Капралов и рядовых ..... 1322.

Итого ..... 1454.

Итого всех убитых и раненых ..... 2078.

Убиты в пехоте:

Бригадир Феленгейм ..... 1.

Полковник Нечаев ..... 1.

Подполковник Козлов ..... 1.

Капитанов ..... 6.

Поручиков ..... 6.

Подпоручиков ..... 2.

Прапорщиков ..... 4.

Унтер-офицеров и рядовых ..... 691.

Итого ..... 712.

Раненые в пехоте:

Бригадир Полонский ..... 1.

Полковники: Гренадерский Лесли, Инглис (по некоторым — Ниглин) и Воейков ..... 3.

Подполковники: Корет и Кошелев ..... 2.

Майоры: Ларионов, Козлов, Бухгольц (по некоторым — Бухюльц) и Чамберс ..... 4.

Капитанов ..... 4.

Капитан-поручиков ..... 7.

Поручиков ...... 8.

Подпоручиков ...... 5.

Адъютантов ..... 3.

Прапорщиков ..... 6.

Урядников и солдат ..... 1784.

Итого ..... 1827.

105

Убитые в артиллерии:

Сержант ..... 1.

Канониров ..... 3.

Фузилеров *) ..... 5.

*) Фузилеры — прежние солдаты, вооруженные кремневыми ружьями.

Итого ..... 9.

Раненые в артиллерии:

Канониров ..... 2.

Фузилеров ..... 9.

Итого ..... 11.

Итого всех убитых ..... 1345.

Раненых ..... 3292.

А всего 4637 (65)

1 июля Петр прибыль в Переволочну и остановился в палатке Меншикова. Здесь представлен был Левенгаупт и другие пленные. Государь обошелся с ними милостиво и выдал жалованье и провиант шведскому войску, давно терпевшему во всем недостаток; мятежные казаки, в числе 2700 чел., получили прощение. Узнав от Левенгаупта, что король с Мазепой, Понятовским и несколькими сотнями казаков, переправившись через Днепр, обратились на Молдавскую дорогу, в тот же день Петр отправил генерал-майора князя Волконского и бригадира Кропотова с несколькими драгунскими полками и казаками в погоню за ними. Но эта погоня не имела успеха.

3 июля Государь осматривал добычу. При разборе вещей найдено несколько святых икон, обращенных шведами в шахматные доски. Одна из них и поныне хранится в с. Жуках, Полтавского уезда (66). Тронутый этим Государь, в виду всего войска, смотревшего на это со слезами, с крестным знамением облобызал те иконы и поклонился до земли.

106

4 июля Петр с полками Своими и пленными отправился к Полтаве. По обе стороны дороги поставлены были в строй войска, в том числе 54 регулярных полка, 45000 малороссийских казаков и 40000 калмыков.

6 июля в 4 часа пополудни, Государь проезжал в Своем полтавском мундире перед полками гвардии; за нею следовали пленные генералы, штаб и обер-офицеры, вся шведская армия, взятая в плен, артиллерия и обоз, состоявший из 125 фур; шествие замыкали русские войска, под начальством князя Меншикова. Поставив полки по своим местам, Государь отправился в походную церковь и принес благодарное Богу моление.

Слух о взятии в плен под Переволочною всех остальных шведских войск и о торжественном шествии Государя привлек на поля полтавские бесчисленное множество народа. Жители городов и деревень стекались со всех сторон с съестными припасами, разными товарами, стадами лошадей, что составило огромную ярмарку, расположенную по местностям нынешней Кременчугской и Зеньковской дорогам, которая продолжалась до 13 июля, когда Государь со всем Двором и войском Своим переехал в Решетиловку. 9 июля она была увеличена продажею доставшихся солдатам шведских вещей, как то разной посуды: медной, оловянной, серебряной, домашних и конских приборов и проч. По множеству продавцов, вещи продавались чрезвычайно дешево: напр. за фунт меди или олова в деле платили по 7 и 8 коп., фунт серебра стоил не дороже 8 рублей. Государь сего же числа посетил эту ярмарку и утешался весельем народа; смотрел также вторично воинские успехи калмыков и пожаловал им 40000 рублей.

7 июля, с 4 часов утра, известив реляцией *) о совершившейся

*) Реляция эта, как равно и собственноручное письмо Петра 1, писанное тотчас после сражения к графу Федору Матвеевичу Апраксину, а также и другая главная переписка во время Полтавской битвы прилагаются вслед за настоящей статьей.

107

победе над неприятелем союзных королей и всех министров Своих, находившихся при иностранных дворах, Государь со всем штабом отправился в походную церковь, где совершена была литургия и молебствие. По выходе из церкви, Петр объявил награды всем Своим сподвижникам.

Генерал-фельдмаршалу графу Шереметеву пожалованы большие поместья; князь Меншиков произведен в генерал-фельдмаршалы; генералы: князь Репнин, Брюс, Аларт и Ренцель пожалованы кавалерами ордена св. апостола Андрея Первозванного и поместьями; генерал-лейтенант Ренне произведен в следующий чин и получил значительную сумму и тот же орден; генерал-лейтенанту князю Михаилу Михайловичу Голицыну пожалованы деревни. Из гражданских чинов: граф Гаврило Иванович Головкин пожалован в канцлеры, барон Шафиров — в вице-канцлеры; князь Григорий Федорович Долгорукий — в действительные тайные советники, боярин Иван Алексеевич Мусин-Пушкин — в тайные советники; кроме того, последние два получили деревни. Все генерал-майоры, штаб и обер-офицеры также награждены: некоторые произведены в следующие чины, другие награждены деревнями, деньгами *) и т. д. Всему войску выдано было, не в зачет, годовое жалованье; женам и детям павших в сражении назначены оклады жалованья, первым — полугодовое, а последним — третное. Сверх того, все генералы, штаб-офицеры получили золотые, а нижние чины — серебряные медали.

*) Раздаваемые тогда Государем деньги большей частью взяты были у шведов — Голиков.

Малороссийское войско тоже не оставлено без достойной

108

награды: гетману Скоропадскому пожалован осыпанный бриллиантами портрет Государя; старшины и чиновники получили золотые медали; казакам дано в награду 200000 рублей.

Благодарные генералы, штаб и обер-офицеры просили Петра I, чтобы Он, в ознаменование трудов и подвигов Своих в этой войне, принял высший воинский чин в армий; но Государь, даже в настоящем случае, не желая быть произведенным через чин, принял только чин генерал-поручика армии и контр-адмирала флота. Князь — кесарь Федор Юрьевич Ромодановский препроводил Государю изготовленные по форме дипломы на это звание. Государь благодарил Ромодановского следующим письмом:

"Вашего величества милостивое писание Нам и указ господину фельдмаршалу Шереметеву, от которого именем вашим чин третьего флагмана во флоте и ранг старшего генерал-лейтенанта на земле Мне объявлен, и хотя Я еще столько не заслужил, но точию ради единого вашего благоутробия сие Maнe даровано, но молю Господа сим, дабы помог такую милость впредь заслужить".

Это двойное производство в чин Государь отпраздновал с подобающим торжеством, на котором Шереметев, во время обеда, между прочим, провозгласил тост за здравие нового контр-адмирала и генерал-поручика. 8-го июля Государь угощал в Своем лагерь гетмана Скоропадского со всей старшиной и полковниками и пил за их здоровье при пушечной пальбе; в тоже время накормлены были все казацкие войска.

10 июля Петр I снова посетил Полтаву, снова обедал там у коменданта Келлина и, в сопровождении фельдмаршала Реншильда, осматривал укрепления. "Странно, что в столь долгую осаду вы не могли овладеть этой слабой крепостью!"

109

сказал Государь фельдмаршалу. — "Причиною сему, с одной стороны, наш недостаток в воинских снарядах, а с другой — примерное мужество осажденных" отвечал Реншильд.

Таким образом окончена была эта знаменитая, столь важная по последствиям своим, Полтавская битва.

"Из всех сражений", говорит Вольтер, обагрявших кровью землю, это было одно, которое, вместо обыкновенного своего действия, — разрушения, послужило к счастью человеческого рода, потому что дало Царю свободу приводить в благоустройство огромную часть света. Ни одна война не вознаградила добром за зло, которое она сделала; последствием полтавского сражения было счастье обширнейшей в свете империи".

Шведская армия, считавшаяся до того времени непобедимой, была совершенно поражена *) и почти вся взята в плен. Швеция потеряла первенство на севере Европы. Россия этой блестящей победой обнаружила свою исполинскую силу, придвинулась к берегам Балтийского моря, выставила сильный флот, вступила в систему образованного мира и стала на степени первенствующей державы в Европе. Народ, торжествуя победу, какой еще не одерживал, уже безропотно смотрел на внутреннее преобразование, предпринятое Петром, и с того времени совершенное в обширнейшем размере по по всем отраслям государственной жизни **).

*) Гибель ее под Полтавой была столь решительна, что обратилась в народную пословицу. И до сих пор, в обозначение решительной, невозвратной гибели, в Малороссии говорят: "пропав, як швед під Полтавою".

**) Русская История Н. Г. Устрялова, Спб. 1839 г , ч III, издание второе, стр. 107—108.

Не даром благодарные потомки назвали эту победу русским воскресением!...

111

ПРИЛОЖЕНИЯ К ЗАПИСКАМ

о

Полтaвcкой битве.

112

I.

Письма Государя Петра I.

1.

К князю Василию Володимировичу Долгорукову *), из  лагеря от Полтавы, в 8 день июня.

Min her!

Объявляем вам, что Мы здесь намерены неприятеля всеми силами атаковать с Божьею помощью, и в то время надлежит вам также со всем конным войском, регулярными и нерегулярными, в другую сторону напасть, и потщиться добрую диверсию и ущерб по возможности неприятелю учинить; для безопасности же надлежит вам два дела прежде изготовить: первое, чтоб мосты не один чрез реку Псьол были у Нас готовы, на которой вы стоите, другое, пред оными мостами учинить ретраншемент для всякого случая и во оный посадить пехоту, когда станете перебираться за реку, еще, — чтоб отнюдь с вами телег не было, но токмо конница одна и вьюки, и о сем объяви гетману, но токмо то, что к нему писано, с чего посылаю вам копию; а что атакование неприятеля от Нас будет, того не объявляй, дабы не пронеслось (прежде времени), но секретно сие дело держи; а когда неприятеля будем атаковать, о том дадим вам впредь знать, в который день имеет сие быть, дабы вдруг зачать с обеих сторон; сие же заранее даю знать, дабы все у вас приготовлено было заранее.

Piter.

*) Находился при гетмане Скоропадском в качестве надзирателя за его действиями.

113

2.

К гетману Скоропадскому, из лагеря от Полтавы, от 8 июня, своеручное.

Господин гетман!

По получении сего указу, будьте готовы со всеми при вас будучими войсками (регулярными и нерегулярными) в поход налегке без телег со вьюки, и для переходу реки Псола не один мост изготовьте и ретраншемент за оным (для всякого случая), и в нем тогда, когда станете реку переходить; пехоту оставьте, а куды и когда вам иттить, о том впредь пришлем указ.

Петр.

3.

К нему же, от 11 июня, своеручное.

Господин гетман!

Как прежде Я вам писал, чтоб быть готовым, а ныне надлежит Нам рушиться к неприятелю, а куды, о том пространнее писал Я до господина Долгорукова, от коего можете уведомиться, и потому исполните неотложно.

Piter.

4.

К князю Василию Володимировичу Долгорукову, из лагеря от Полтавы, 13 июня.

Господин Долгорукой!

Объявляем вам, сего дня намерение Наше для вчерашних дождей не исполнилось, о котором, как могли, трудились чрез болота, но не могли. Того ради, получа сие письмо, подите паки назад; однако ж будьте готовы, что впредь будет вам делать, тогда тако ж наперед Свое мнение объявим, и о сем объяви гетману.

Питер.

114

5.

К Степану Андреевичу Колычеву, из лагеря от Полтавы, 13 июня.

Господин Колычев!

По получении сего письма, Рикмана с пехотным полком, также и с Воронежским шквадроном, отправь, не мешкав на Битюк; а что там надлежит ему чинить, и о том пространнее будет к нему, Рикману, писать господин полковник Долгорукий.

Питер.

Р.S. Пришли в Белгород ныне, не мешкав, с Воронежа нового привозу пороху: пушечного двести, мушкетного пятьсот, ручного триста, всего тысячу пуд.

6.

К князю Василию Володимировичу Долгорукову, от 14 июня.

Письмо ваше получили, на которое ответствуем вам, что Мы намеренное дело за великими болоты не могли исполнить (о чем уже к вам три письма посланы, кой час поворотились), и для того извольте паки уступать и впредь ожидать указу, а аларм *) будем чинить, сколько возможно **).

*) Алармист — распространитель тревожных слухов.

**) Курсивом — собственною рукою Государя

Питер.

7.

К князю Василию Володимировичу Долгорукову, из лагеря от Полтавы, при ходе, в 19 день июня, своеручное.

Min her!

Письма ваши о возвращении купно и о доброй акции от вас, против неприятеля бывшей, Я принял и за труды ваши благодарствую; что же принадлежит ныне паки о наступлении на неприятеля, объявляю вам, что Мы, ради многих болот и прочих неудобств, чрез реку коммуникацию ***)

***) Коммуникация — водяное или сухопутное сообщение.

115

учинить не могли; того ради взяли резолюцию перейти за реку (под Петровским мостом) и, с помощью Божьею, искать над неприятелем счастья, чего ради и вам надлежит к Нам соединиться, и тогда положим на мере, где кому что делать; а переход Наш, Богу извольшу, кончае завтра будет, — ибо неприятель не может онаго помешать, понеже перед пятью днями уже пост крепкой там взят.

Впрочем, словесно скажет вам сын ваш, а дорога вам к Нам на Сорочинцы и Будищи, куды удобнее, и о сем гетману объяви; а неприятель, все покинув квартиры и Кажуховку, собрался совсем к Полтаве.

Piter.

8.

К нему же из лагеря, 23 июня, своеручное.

Господин!

Понеже зело случай требует, дабы вы поспешили к Нам сего дни; буде же того невозможно учинить, то хотя б завтра до свету, а Мы вам пришлем, где стать, а зело лучше сего дня хотя б поздно, и где вы обретаетесь, дайте знать с сим посланным, и о сем объяви гетману. *)

*) На конверте надписано: "Господину министру князю Долгорукову." "По сей надписи", говорит Голиков, "и казалось бы, что он был князь Григорий Федорович, но по вышеописанным письмам должно быть ему, князю Василию Володимировичу; а что он именовался министром, то может быть потому, что он определен был при гетмане, как выше упомянуто, или назначен был к какому двору министром".

9.

К нему же и от того ж числа.

Объявляю вам, что шведские дезертиры сказывают, что в сих числах или граф Пипер, или иной кто из знатных шведских персон, с несколькими стами шведов поехал к Днепру искать того, чтоб как возможно за Днепр перебраться; чего для надобно господину гетману послать от себя указы, не мешкав, к полковнику Калагану и к прочим

116

командирам, обретающимся за Днепром, дабы они весьма того накрепко смотрели, чтобы оных шведов за Днепр не перепустить, и того для везде по берегам всякие перевозные суда и лодки обрать и приставить крепкие караулы *).

*) Надпись на конверте та же, что и в предыдущем письме.

Piter.

10.

К нему же и от того же числа, своеручное.

Min her!

Сего дня получил чрез денщика вашего (и от гетмана), в котором объявляете, что вы указ получили и пойдете по указу; а на словах денщик сказывает, что пойдете на Лютенку, и то зело в бок и не по указному тракту; а Нам время теперь зело нужно: чего ради паки подтверждаем чтоб вышеуказанным шли трактом, то есть от Сорочинец прямо на Будищи, или еще лучше, чтоб, Будищи оставя в левее, прямо сюды на обоз.

Piter.

11.

К князю Федору Юрьевичу Ромодановскому, из лагеря, 27 день июня.

Siir!

Объявляю вам о зело превеликой и нечаянной виктории, которую Господь Бог Нам, чрез неописанную храбрость наших солдат, даровати изволил, с малою войск Наших кровию, таковым образом: сего дня, на самом утре, жаркий неприятель Нашу конницу со всею армиею, конною и пешею, атаковал, которая, хотя зело по достоинству держалась, однако ж принуждена была уступить, токмо с великим убытком неприятелю. Потом неприятель стал во фрунт против Нашего лагеря, против которого тотчас всю пехоту из траншемента вывели и пред очи неприятелю поставили, а конницу на обеих флангах, что неприятель увидя, тотчас пошел

117

атаковать Нас, против которого Наши встречу пошли и тако оного встретили, что тотчас с поля сбили. Знамен, пушек множество взяли; тако-ж генерала-фельдмаршала господина Реншильда купно с четырьмя генералы, а именно: Шлинпенбахом, Гамильтоном, Штакенбергом и Розеноме; тако-ж первый министр граф Пипер с секретарями Гемерлином и Цедергельмом в полон взяты, при которых несколько тысяч офицеров и рядовых взято, о чем подробно вскоре доносить будем (а ныне за скоростию невозможно); и единым словом сказать, вся неприятельская армия Фаэтонов*) конец восприяла. (А о короли еще не можем ведать, с Нами ль или со отцы Нашими обретается), а за разбитым неприятелем посланы господа генерал—поручики князь Голицын и Боур с конницею. И сею у Нас неслыханною повиною вам вашему величеству, поздравляю и прошу, дабы сей доноситель пожалован был чином лейтенанта в Наш полк. **)

*) Фаэтон — (в греческой мифологии) сын Гелиоса и Климены; управляя солнечной колесницей отца, зажег небо и землю, за что был поражен Зевесом.

**) Письмо это приведено в "Русском Архиве" 1865 года, столбцы 48-49.

Piter.

12.

Такого же содержания письмо Федору Матвеевичу Апраксину, в 27 день июня ***).

***) В конце письма добавлено: "И прошу господ вышних и нижних, морских и сухова пути поздравить"; после подписи: "Ныне же уже совершенно камень во основание С.-Петербурга положен с помощью Божьею. Приведен еще в полон князь Виртембергский, родственник короля шведского."

13.

К Ивану Андреевичу Толстому, от того же числа.

Великий Государь, точно таковым же письмом уведомив сего господина Азовского губернатора о преславной Полтавской победе, в конце оного приписал своею рукою такое:

118

Приведен еще князь Виртембергский, сродник самого короля шведского.

При сем посланное письмо к брату своему пошли, не мешкав, с нарочным *).

*) Т. е. к послу Петру Андреевичу Толстому в Царьград. Было сложено пакетом письмо, на обороте имеется надпись: "Господину губернатору Толстому — в Троицком". Пометка Толстого: "Получено в Троицком через курьера Федора Юшкова июля в 16 день 1709 году". (Русская Старина 1879 г., июнь, стр 252-253).

14.

Пункты по которым надлежит поступать генерал-майору Волконскому при Переволочне, июля 1 дня.

1. Иттить с Божиею помощью со определенною партиею за Днепр, переправяся оную реку в удобном месте, и где возможно больше судов сыскать.

2. Тот поход свой править тем трактом, которым король шведской пошел, проведывая о том его тракте, как возможно накрепко, и иттить со всяким поспешением денно и ночно, не смотря ни на какие трудности, и по крайней мере трудится его, короля шведского, догнать.

3. Буде ж Бог поможет, что он, господин генерал-майор, его, короля, догонит, и тогда его взять и привезти к нам, где мы обретаться будем. И между тем обходиться с ним, яко с монархом, честно и учтиво.

4. Ежели при нем, короле, будет изменник Мазепа, и его взяв везти за крепким караулом, и смотреть того, чтоб он каким способом сам себя не умертвил.

5. Для скорого поспешения брать лошадей по дорогам в малороссийских городах и по местам у всех жителей, а в то место оставлять им драгунских присталых и садненых лошадей, також и провиант на драгун брать у них же, что доведется, с нужду по рассмотрению, а излишнего ничего кроме того у них не брать и никаких своевольств

119

и насилия никому не чинить. И о том во всей своей команде под смертною казнью заказать накрепко.

6. Продолжать тот свой поход до того время, как его, короля шведского, нагонит, к чему всякое тщание прилагать, не жалея себя, понеже за то, ежели сие учинит, высокая Его Величества милость будет ему, господину генералу. Впрочем против сих пунктов чинить, как честному и верному офицеру надлежит. Дано при Переволочне июля 1-го дня 1709 году.

Александр Меншиков.

Р.S. О своем поведении давать нам знать надлежит почасту.

Также о вспоможении (вам) в лошадях писано отсюда в Киев к князю Голицыну *), велено ему тысячу лошадей в пристойном месте изготовить, и о том господину генерал-майору надлежит ему дать знать заранее, где те лошади будут потребны. Также и самому ему, князю Голицыну, к поиманию короля шведскаго велено чинить промыслом. И того ради иметь с ним обо всем частую корреспонденцию.

*) Дмитрий Михайлович.

15.

К князю Федору Юрьевичу Ромодановскому, из лагеря под Полтавою, 8 июля.

Siir!

Доносим вам, что, по учиненной виктории, к посланным за разбитым неприятелем двум генералам-лейтенантам послан в 28 день (июня) генерал — князь Меншиков, который в 30 день июня оных неприятелей у Переволочны дошел и, по многим посылкам, оное все войско, яко воинские полонянники, положа ружье, со всеми людьми и артиллериею Нашим без бою сдались, только король с шестью или семью стами и двумя генералы, Шпаром и Лагеркроном,

120

и Мазепою ушли, за которыми тако-ж посланы, и уже из оных многие побиты и взяты (о чем из реляции видеть возможно). И тако вся неприятельская армия, чрез помощь Божию, Нам в руки досталась, которую в свете неслыханною викториею вашему величеству поздравляем, и ныне уже без сумнения желание вашего величества, еже резиденцию вам иметь в Петербурге, совершилось чрез сей упадок конечной неприятеля.

16.

К Алексею Александровичу Курбатову, из лагеря от Полтавы, 8 июля.

Господин Курбатов!

Объявляем вам, что, по учиненной виктории, к посланным за разбитым неприятелем двум генералам-лейтенантам, Голицыну и Боуру, послан в 28 день генерал Меньшиков, который в 30 день июня оных неприятелей у Переволочны дошел, и по многим посылкам оное все войско, яко воинские пленники, положа ружье, со всеми людьми и артиллериею, Нашим без бою сдалися. Только король с шестью или семью стами и двумя генералы, Шпарром и Лагеркроном, и Мазепою ушли, за которыми тако-ж послано, и уже из оных многие убиты и взяты (о чем пространнее из реляции видеть можно); а что взято людей, знамен и артиллерии, о том из посланной росписи видеть возможно. И тако вся неприятельская армия Нам, чрез помощь Божию, в руки досталась, которую в свете неслыханною викториею вам поздравляем. *)

Piter.

*) См. "Русскую Старину" 1879 года, июнь, стр.258— 254, где такого же содержания письмо приведено к Ивану Андреевичу Толстому, посланное ему того же числа Петром I-м. Кроме того, такие же письма посланы им: к вице-адмиралу Крейсу (8 июля), Кириллу Алексеевичу Нарышкину 9 июля] и Степану Андреевичу Колычеву (9 июля).

121

17.

При всех этих письмах Государь приложил следующую реляцию.

Обстоятельная реляция о счастливой главной баталии меж войсками Его Царского Величества и королевского величества свейского, учинившейся неподалеку от Полтавы, сего июня в 27 день 1709 году.

Сего месяца 20 дня перешли Мы со всею армиею через Ворсклу и по сю сторону оной, с малую милю от неприятельской армии, стали. Потом же, 24 числа, пошли Мы далее со всею армиею и стали с четверть мили от неприятеля и, дабы оной на Нас нечаянно не напал, учинили около обозу траншемент; Наша же кавалерия на правой руке между лесом поставлена была, и между оною несколько редут сделано, и людьми и пушками осажены, и изволил Его Царское Величество всякое предуготовление чинить к нападению на неприятеля; однако ж оный, по своей обыкновенной запальчивой отваге, в том Нас упредил, и 27 числа, поутру весьма рано, почитай, при бывшей еще темноте, из дефилеев, в которых он во всю ночь свое все войско в строй поставлено имел, на Нашу кавалерию как с конницею, так и с пехотою, с такою фуриею напал, что, хотя он многократно с великим уроном от Нашей кавалерии и от Наших редут, к которым приступал, отогнан был, однако ж наша кавалерия, понеже оную Нашею инфантериею толь скоро выручить не могли, последи немного к Нашему ретраншементу уступить принуждена; однако ж паки скоро остановились и неприятеля атаковали, и оного правое крыло весьма сбили, и генерал-майора Шлиппенбаха, которой тем крылом командовал, в полон взяли. Между тем же послал Его Царское Величество его светлость генерала князя Меншикова, да при нем генерала-лейтенанта Ренцеля, с некоторою

122

частью кавалерии и инфантерии, к Полтаве, дабы еще в сикурс неприятелю идущие войска, також и в шанцах оставшегося неприятельского генерал-майора Роза с неприятельскими войсками атаковать и помянутый город от блокады весьма освободить. И вышеупомянутой, его светлость, встретил на дороге неприятельской корпус резервы, состоящий в 3000 человеках, которые они поставили позади своего правого крыла при лесе, которых, по кратком бою, сбил и без остатку побили и в полон побрали; и потом его светлость паки к главной армии возвратился, генералу же лейтенанту Ренцелю велел продолжать марш к Полтаве, по которого прибытии, ретировался генерал-майор Розен с тремя, при нем бывшими, полками, в сделанные пред городом от неприятеля крепости и шанцы; но оный от помянутого генерал-лейтенанта Ренцеля тамо атакован и, по кратком учиненном сопротивлении, принужден, со всеми при нем будущими людьми, на дискрецию сдаться. Между теме-же неприятельская кавалерия от главного войска, от Нашей кавалерии, уступила и с своею инфантерию паки случилася, и поставили всю свою армию в ордер баталий, пред фрунтом, с четверть мили от Нашего обозу. Между теме-же Его Величество повелел тотчас двум линиям от Нашей инфантерии из Нашего траншементу выступить, а третию во оном назади оставил, и тако ту армию в строй поставил, что инфантерия в среди, кавалерия же на обоих крылах поставлена, и с Нашей стороны правое крыло кавалерии командовал генерал-лейтенат Баур (понеже генерал-лейтенант Рен в первой акций, в которой он много опытов храбрости и добраго приводу показал, в бок прострелен); левое же крыло командовал его светлость князь Меншиков, понеже тамо его прибытие потребнейше было, а корпус баталии командовал Сам Его Царское Величество

123

Высокою Особою Своею, притом и господин генерал фельдмаршал Шереметьев, тако-ж господа генералы-от-инфантерии князь Репнин и Аларт, купно с генералом-лейтенантом Белингом и прочими генералы; артиллериею управлял генерал-поручик от артиллерии Брюс, и всякой в своем назначенном посте управляли со изрядными опыты мужества и воинского искусства своего. И как войско Наше, таковым образом в ордер баталий установясь, на неприятеля пошло, и тогда, в 9 часу пред полуднем, атака и жестокой огонь с обеих сторон начался, которая атака от Наших войск с такою храбростию учинена, что вся неприятельская армия, по получасном бою, с малым уроном Наших войск, (еже притом наивяще удивительно), как кавалерия, так и инфантерия весьма опрокинута, так что шведская инфантерия ни единожды потом не остановилась, но без остановки от Наших шпагами, байонетами *) и пиками колота, и даже до обретающегося вблизи лесу, яко скот, гнаны и биты; притом, в начале, генерал-майор Штакельберг, потом-же генерал-майор Гамильтон, також после и фельдмаршал Реншильд и принц Виртембергский королевский родственник, купно с многими полковники и иными полковыми и ротными офицеры, и несколько тысяч рядовых, которые большая часть с ружьем и лошадьми отдались и в полон взяты, и тако стадами от Нащих гнаты. В погоню же за уходящим неприятелем последовала Наша кавалерия больше полуторы мили, а именно, пока лошади, ради утомления, итти могли, так что почитай от самой Полтавы, в циркумференции мили на три и больше, на всех полях и лесах мертвые неприятельские тилеса обриталися, и чаем оных от семи до десяти тысяч побито; а сколько с ними пушек, знамен и литавр взято, тому последует

*) Байонетами — штыками.

124

при сем, елико ныне за скоростию могли уведомиться, роспись, а о прочих обстоятельствах, також сколько с Нашей стороны побито и ранено, тому прислано будет впредь уведомление. И тако, милостию Всевышнего, совершенная виктория, которой подобной мало слыхано и видано, с легким трудом против гордого неприятеля, чрез Его Царского Величества славное оружие и персональной храброй и мудрой привод, одержана. Ибо Его Величество в том воистину Свою храбрость, мудрое великодушие и воинское искусство, не опасаясь никакого страха Своей Царской Высокой Особе, в высшем градусе показал, и притом шляпа на нем пулею пробита; под его светлостью князем Меншиковым, который також мужество свое притом довольно показал, три лошади ранены. При сем же и сие ведати надлежит, что из Нашей пехоты токмо одна линия, в которой с 10000 обреталось, с неприятелем в бою была, а другая до того бою не дошла, ибо неприятели, будучи от Нашей в первой линии опровергнуты, побежали и тако побиты. Где король сам обретается, еще до сего числа неизвестно, понеже его зенфта (или носилки), в которой его, ради прежде полученной раны в ногу, носили, найдена на части расстрелена, так что и фельдмаршал Рейншильд худое мнение о его состоянии имеет. За ненриятелем в погоню далее, також и ради взятия багажу, посланы вчерашнего-ж числа генерал-лейтенанты от гвардии князь Голицын с обеими гвардиями, с Ингермоландским и Астраханским полки, конною пехотою и Боур с десятью полками кавалерии, и ожидаем Мы повсечастно, что оные учинят. Граф Пипер с некоторыми секретарями, не имея случая бегом спастися, приехал сам в Полтаву, и почитай вся неприятельская инфантерия при сем побита, також и от кавалерии мало осталось. Куда оные обратятся далее бегом спастися, о том время окажет.

125

Сего 28 дня и его светлость князь Меншиков за неприятелем пошол, за которым еще несколько полков инфантерии последовало. О неприятеле имеем ведомость, что войска Наши вблизи уже от онаго обретаются и его еще, конечно, застанут. Что далее учинится, о том не оставим вам сообщить.

Р.S. Получено известие от посланнных для погребания мертвых по баталии, что они на боевом месте и круг оного сочли и погребли шведских мертвых тел 8619 человек, кроме тех, которые в погоне по лесам в разных местах побиты.

От посланного Нашего войска за неприятеля получили ведомость, что неприятели бегут от Наших с достальным войском на спех, и уже с 3000 возов в добычу Нашим покинули, також и раненых своих поколов, на дороге оставляют и бегут, ни мало не останавливаясь; однакож чаем, что те посланные Наши войска скоро тех бегущих догонять и атаковать будут.

18. *)

Роспись, что во время счастливой Нам баталии при Полтаве, июня 27 дня, взято в полон от войска короля свейского, також и сколько чего получено, елико возмогли в два первые дни о тот ведомость получить.

*) Продолжение предыдущей реляции, сообщенной Государем тем же лицам.

В полон взято:

Первый министр и обер-маршал и тайный советник граф Карл Пипер.

Генерал-фельдмаршал и тайный советник Карл-Густав Реншильд.

Генерал-майоры: Шлиппенбах, Штакельберг, Розен и Гамильтон.

Полковник князь Максимилиан Виртенбергский.

126

Подполковники:

Апельгрен, Горн и Эншельд.

Полковники:

Сас, Фридрих Адольфнал, Генрих Рибендер, Юлиус Моде, Синклер, Врангель, Яган, Вейдемейер, Стрик, Брюно и Рейтар.

Ротмистров ..... 11.

Капитанов ..... 42.

Капитан-поручик ..... 1.

Драбантов ..... 2.

Королевскаго двора квартермистр ..... 1.

Поручиков ..... 53.

Адъютантов ..... 3.

Трубачей ..... 7.

Полковых лекарей ..... 4.

Писарей ..... 3.

Унтер-офицеров от кавалерии и инфантерии ..... 201.

Рядовых от кавалерии, драгун и мушкетеров ..... 2528.

Гобоистов ..... 12.

Лекарских учеников ..... 4.

Барабанщиков ..... 24.

Да при том же взяты от канцелярии королевской:

Тайный секретарь Цедергельм.

Секретарь Дибен.

Канцеляристов ...... 2.

Королевский пастор и духовник Норберг.

Всего 2922 чел.

Получено:

Штандартов от кавалерии ..... 14.

Знамен драгунских ..... 29.

Знамен от пехоты ..... 93. (В том числе 6 знамен от лейб-регимента).

127

Волоской штандарт ..... 1.

Итого штандартов и знамен ..... 137.

4 пушки, понеже более у неприятеля при баталии не было, а оставлены были в обозе.

Одни литавры серебряные от лейб-регимента конного, трое медные.

Мелкого ружья взято множество, но впредь о том ведомость учинена будет; понеже во время баталии оного не малое число врознь разобрали (68).

19.

Продолжение оного, еже после бывшей июня в 27 день баталии, недалеко от Полтавы, меж Его Царского Величества и оставшимся неприятельским шведским войскам еще учинилось.

Как его светлость князь Меншиков 28 июня за неприятелем в след пошел, то, хотя оной всякое прилежание в том чинил, однако-ж неприятеля, которой, оставя большую часть своего багажу, наскоро к Днепру бежал, не мог прежде 30 июня нагнать, которого числа оный его недалеко от Переволочны, в зело крепком месте, под горою при Днепре стоящего, обрел, и от взятого в полон полкового квартермистра и нескольких волох уведомился, что король шведский до того, за три часа, с несколькими стами конных через Днепр переправился с великою трудностью и генералов-майоров Шпарра и Лагеркрона с собою взял; генерала ж Левенгаупта с оставшимся от побитой армии войском по сей стороне Днепра оставил; и то усмотря, повелел его светлость генерал князь Меншиков, без потери времени, обретающемуся под своею командою войску, которого не больше девяти тысяч было, к неприятелю приближится; и понеже оный от полонянников уведомился,

128

что неприятели иногда на учиненной договор сдадутся, и того ради он посылал к той сдаче их наговаривать, и при том им объявить велел, чтоб они, рассудя, что все убежище и спасение у них пресечено, сдались; в противном же случае они не ожидали бы себе квартиру или пощады, но все побиты будут. После того неприятели генерал-майора Крейца, полковника Дукера, подполковника Траутфеттера и генерала-адъютанта графа Дугласа к его светлости прислали и о аккорде трактовать велели, который, по некоторым разговорам, тотчас и учинен и от его светлости князя Меншикова и генерала Левенгаупта подписан по которому неприятели, состоящие еще, паче всех чаяния, слишком в 15000 вооруженных, большая часть кавалерии ружье свое, яко воинские полонянники положа, сдались, и оное еще тогож дня купно со всею артиллериею и принадлежащею к тому воинскою казною, канцеляриею и всеми знамены, штандарты, литавры генералу-лейтенанту Боуру отдали. Изменник же Мазепа, еще за несколько часов прежде короля, купно с некоторыми из своих изменнических единомышленников, чрез Днепр перешел; многие ж из оных сдались и просили у Его Царского Величества милостивого прощения; а куда он, Мазепа, ушел, того еще неведомо, однакож уповаем, что он своего заслуженного наказания не уйдет.

И тако, Божиею помощью, вся неприятельская толь в свете славная армия Его Царскому Величеству в руки досталась, — ибо от оной, кроме немногих сот, которые с королем через Днепр перешли, никто не убежал, но все Его Царского Величества победоносному оружию сдаться принуждены. За королем шведским несколько тысяч человек регулярных и нерегулярных войск посланы чрез Днепр, и везде такие учреждения учинены, что и оный також де трудно бежати

129

может; ибо уже наша часть людей, при нем сущих, нагнали и с двести из оных побили, и со сто человек с генералом-адъютантом и войсковым цалмейстером *) в полон взяли. Что от неприятелей, притом, пушек, штандартов, знамен, також и прочаго в добычу получено, о том последует при сем роспись **).

*) Цалмейстер — казначей, комиссар, казнохранитель.

**) Подробная об этом роспись приведена выше.

II.

Медали в память Полтавской победы.

В память знаменитого события под Полтавой и в награду храбрым сподвижникам, по повелению Петра Великого, вычеканены следующие медали:

1. На лицевой стороне: Петр представлен на поле сражения, верхом на скачущем коне; в правой руке его жезл; под конем лежит убитый швед. Надпись из Овидия: Hic honor in nobis invidiosus erit. Ovid. (Нам позавидуют в сей славе). Внизу: Petro Alexiadi, D. G. Magno Russ. Imp., Pio, Felici, Aug., Triumphatori. (Петру Алексеевичу, Божьею милостью Великому Императору Российскому, Благочестивому, Счастливому, Августейшему и Торжествующему). На углу, на камне, видны буквы: P. H. М., то есть: Филипп Генрих Мюллер, Аугсбурский медальер. На обороте план сражения; спереди представлен геркулес, с накинутой львиной шкурой, стоящий на разбросанном оружии и знаменах, с палицей, обвитой лаврами; левой рукой указывает на Полтаву. Надпись: Poltava, mira clade insignis. (Полтава, славная чудесным поражением). Внизу: Universo Svecorum exercitu deleto. D. 27 lun. S. U. (Все шведское войско истреблено 27 июня старого стиля). На ободке: Fert Petro solidas ingens victoria раитu. (Великая победа сия доставляет

130

Петру надежное торжество. (В двух последних надписях (в прописных буквах) выходит 1709. Есть также копия с этой медали Самуила Юдина.

2. На лицевой стороне: поясное, вправо обращенное изображение Царя, с лавровым венком на голове, с надписью: "Царь Петр Алексеевич, Всероссийский Самодержец". На обороте представлен вид сражения; вдали город Полтава и надпись: "За Полтавскую баталию"; внизу: "1709 г., июня 27 д.". Лицевая сторона медали — работа медальера Гуина, оборот же — гравера Гаупта; оба они служили при Московском монетном дворе.

3. Сходная с предыдущею надпись и вид сражения те же, что и на предыдущей, за исключением всадников, коих нет на этой медали.

4. На лицевой стороне: поясное, вправо обращенное изображение Царя, с лавровым венком на голове. На обороте вид сражения; над ними надпись: Poltava; внизу река, с надписью: Boristhenes (Днепр); над рекой надпись: Internetionis terminus (предел совершенному уничтожению). Внизу: 1709. Медали — работы неизвестного, весьма посредственного гравера.

Последние три медали розданы были в награду военным для ношения (69).

III.

Торжественный въезд Петра Великого в Москву после
Полтавской победы, 1709 года.

Известно, что Петр I, по возвращении из Переволочны, 19 июля отправился в Киев, оттуда 15 августа в Польшу и Пруссию; потом, осмотрев Свои войска, осаждавшие Ригу, и отдав приказание до весны держать этот город в блокаде, 23 ноября прибыл в С.-Петербург, в котором прожил

131

две недели. Здесь заложил собственноручно киль *) 60-ти пушечного корабля, названного Полтавой, также в воспоминание Полтавской битвы, повелев построить церковь во имя св. Сампсона, основной камень которой тоже положил собственноручно. 7 декабря выехал из С.-Петербурга, а 12-го, миновав Москву, прибыль в Коломенское, где несколько дней ожидал прибытия князя Меншикова, полков Своей гвардии, пленных шведов и трофеев, для торжественного въезда в Москву.

*) Киль — в судах брус, простирающийся во всю длину судна в подводной его части.

К этому дню в Москве делались приготовления к торжественному приему победителей. Перед домами расставлены были столы с яствами и напитками для угощения народа, плошки и прозрачные картины для иллюминации, и построено семь триумфальных ворот: двое на казенный счет, а остальные пять от св. синода, сената, дворянства, купечества и, наконец, от города.

Особенным великолепием отличались ворота, воздвигнутые на Красной площади: они представляли храм трудолюбия, подвигов и добродетелей Русского Геркулеса. По сторонам храма на огромных пьедесталах, возвышались две пирамиды, соединявшиеся с храмом и украшенные эмблематическими картинами. Прочие шесть триумфальных ворот изображали: то всадника, скачущего через поле битвы, то отдыхающего геркулеса и т. п.

Вот как описывает этот въезд дееписатель Петра Великого Иван Иванович Голиков (70).

"Коль скоро свезены были знатные пленные шведы и поставлены в окрестностях села Коломенского, тогда кесарь московский, князь Федор Юрьевич Ромодановский, повестил им, что, по законам триумфов, должны они украсить оный

132

собою, яко пленные, и для того извинили бы необходимость, что будут они ведены Москвою пешие и без шпаг, и что, в оправдание сего поступка, вспомнили бы они, что удержанные за договором под Нарвою российские генералы, яко пленники, в подобном триумфе чрез весь Стокгольм не только пешие ведены, но и с крайним еще поруганием и бесчестием.

День входа назначен 18 числа декабря, в которое, в 8 часов по утру, по данной из трех выстрелов пушечной повестке, все пленные шведы и назначенные к тому же российские полки, поставлены были в порядок за Серпуховскими воротами; в 9 часу прибыл туда и Сам Монарх, а в исход оного началось и шествие.

Посреди грому пушечного, звуку барабанного и звону колокольного, Великий Торжественник, получив от Царицы, Супруги Своей, весть, что Бог даровал Ему Дщерь Елисавету Петровну, повелел остановиться шествию (порядок которого увидим ниже) и объявил генералам Своим, что Господь Бог усугубил радость настоящего торжества рождением Ему Дщери; "того ради (заключил Монарх) отложим шествие Наше и поспешим поздравить, яко со счастливым предвозвещением вожделенного мира, со вшествием в мир Дщерь Мою". И так, дав повеление тем же порядком возвратить шведов на прежние их квартиры, последовал со всем генералитетом не во дворец Свой, но в Успенский собор, для принесения Господу усерднейшего благодарения, и, при пении "Тебе Бога хвалим", с хором певчих соединил Свой голос. Между тем гром пушечный и звон колокольный возвестил народу новую сию радость.

Радость Монаршая казалась усугубленной от присутствия при Нем всех бывших тогда в Москве иностранных дворов министров и всех городов депутатов дворянских и

133

купеческих, которые все принесли Его Величеству с радостью сею поздравление.

Веселья при дворе и в народе происходили до 21 числа декабря, то есть, до которого Его Величество отложил торжество победное. А сего числа, по предварительно данному приказу, в 8 часов по утру, поставлены были и приготовлены все к шествию в прежнем порядке, и коль скоро Монарх с полком гвардии Своей прибыл, то началось оное в следующем порядке.

Двадцать четыре трубача и шесть литаврщиков ехали впереди на богато убранных лошадях; за ними следовал Семеновский полк, с обнаженными палашами и распущенными знаменами; за полком трофеи и пленные, взятые в битве под Лесным. Далее ехали, верхом же, бомбардирская рота Преображенскаого полка, за нею следовали трофеи полтавские и взятые под Переволочною.

Далее следовали носилки королевские, в которых он в полтавском сражении возим и носим был, везенные двумя лошадьми под попонами с гербом королевским; впереди их шли двора его маршал и 12 лакеев.

Потом знатные пленные, а именно:

Королевского лейб-регимента, полковник Поссе; генерал-майоры: Гамильтон, Штакельберг, Розен, Круз, Крейц, Шлиппенбах, генерал-аншеф Рижский генерал губернатор граф Левенгаупт, королевский ближний советник генерал-фельдмаршал граф Реншильд и обер-маршал, первый королевский министр, граф Пипер.

Генералы сии шли по одиночке, один за другим, а все прочие пленные по четыре в ряд; таких рядов пленных было 5521, а в них людей 22085 человек.

За помянутыми же генералами шли пешие четыре гвардейские унтер-офицера и сержант, с обнаженными же шпагами.

134

Между показанными отделениями ехало, на лошадях, по четыре капральства драгун, с обнаженными палашами, с их унтер-офицерами, а чрез отделение — с обер и унтер-офицерами (71). За ними, в небольшом расстоянии, Сам Торжественник ехал, но как же? — не на великолепной торжественной колеснице, увенчанный лаврами, в порфире царской, с скипетром и ветвью лавровой, и не следовали за оною неприятельские корысти и огромные модели покоренных и отнятых Им у неприятелей городов и крепостей, украшенных златыми и серебряными щитами, и проч. (как то въезжали в Рим победоносцы их), — но ехал пред полком Своим, как полковник, верхом на том коне и в том же уборе, на котором разъезжал в сражении Полтавском, и хотя то был декабрь месяц, однако ж в одном обыкновенном гвардейском мундире, имея на голове ту же простреленную шляпу и в руке обнаженный меч *).

*) См. примечание 56.

По сторонам Его, несколько поодаль, ехали два подполковника Преображенского же полка — на правой князь Меншиков, на левой князь Долгорукий, в таких же точно мундирах и с обнаженными же шпагами. Позади Монарха дежурный Его генерал-адъютант.

Затем следовал, на лошадях же, богато убранных, помянутый полк Преображенский, одетый в новые мундиры, с обнаженными шпагами, с распущением знамен и с игранием на трубах, а замыкался оный и весь кортеж артиллериею и обозом полка сего.

Во все продолжение шествия беспрерывный происходил гром пушечный с валов крепостных и с расставленной во многих местах артиллерии; гром сей в тоже время увеличивал звон колокольный по всей Москве, и радостный

135

крик бесчисленного народа: "Да здравствует Государь, да здравствует Отец Наш!" и проч.

Все хозяева со своими семействами, в лучших одеяниях, на возвышенных несколько местах, у домов своих, стояли при столах, наполненных различными яствами и питьем, как бы желая ими угостить Возлюбленного Своего Государя и Его сподвижников, и оставлена свобода каждому вкушать с оных, кто что пожелает.

Мы сказали уже выше, что все дома улиц тех, коими шествие проходило, всевозможно были украшены.

Казалось, что сама натура соответствовала всеобщей радости народа умягчением стужи, приятностью и благорастворением воздуха, какой только быть может в сиє время года.

У триумфальных ворот встречаем был Монарх начальствующими в том сословии, иждивениями которых воздвигнуты оные, с хлебом и солью, на больших серебряных блюдах подносимыми, и приветствован от первенствующих того сословия особо похвальными речами, на сей случай сочиненными. При окончании же оных, являлись в белых одеждах юноши с венками на главах и ветвями в руках, которые, идя в сретение Государю, пели приличные торжеству песни и полагали пред Его Величеством венки и ветви свои, оканчивалось же все сие с хор ворот огромною инструментальною, а у неких и вокальною совокупно музыкою.

Монарх, для выслушивания кратких тех речей и песней, останавливался у каждых ворот и благодарил уклонением шпаги Своей.

При вратах, от духовенства воздвигнутых, встретили Великого Торжественника в наилучших облачениях съехавшиеся для торжества сего из всех почти епархий архиереи, с святыми крестами, чудотворными иконами и мощами святых.

136

Монарх, за несколько сажень не доезжая до них, сошел с коня Своего, и первенствующий митрополит Рязанский Стефан Яворский приветствовал Его краткою поздравительною речью. При окончании же оной, спустившиеся на искусно сделанных облаках со сводов врат несколько отроков, одетых в белое платье, в виде ангелов крылатых, воспели песнь духовную, приличную торжеству. Великий Государь, приложась к святыне, носимой руками архиереев и приняв от них благословение, в предшествии хора патриарших певчих, за ликом святительским последовал пеший в храм Успенский.

Благоговейное признание Господу сил изъявил Великий Государь и в храме во время молебствия, отправлявшегося всеми архиереями и множеством знатного духовенства; во время же оного, по прочтении Евангелия, при пении "Тебе Бога хвалим" и при возглашении многолетия, при колокольном звоне, от поставленных кругом собора полков учинены три залпа, и с последним начавшаяся опять пушечная пальба и колокольный по всей Москве звон продолжались еще с четверть часа, то есть до самой ночи.

Во время происходившего в соборном храме молебствия, поелику было уже поздно, Великий Государь окончание торжества сего отложил до другого дня, повелел пленных шведов и трофеи развести по казармам, нарочно пред тем в разных местах города построенные, а генералов, штаб и обер-офицеров, тем же порядком, на Царицын луг, расставить по домам граждан, близ оного живущих, и всех их накормить. Вследствие сего повеления, сии последние и поведены на помянутый луг. Они увидели на оном великолепный вновь выстроенный дворец, на верху которого блистал златой герб Государственный и пред оным стоящий на плац-параде в ружье полк пехотный.

137

В 10 часу все пленные, прежним же порядком, приведены были на помянутый Царицын луг и поставлены пред дворцом.

Между тем, как записано сие у Петра Никифоровича Крекшина, фельдмаршалы Шереметев и Меншиков и гвардии полковник Петр Алексеевич прибыли туда же и, войдя пред аудиенц-залу, велели доложить о себе его кесарскому величеству, и потом были введены пред сего кесаря, который сидел на возвышенном месте под богатым балдахином, в царских креслах, окруженный знатнейшими придворными. Введенные учинили ему три поклона: первый пред входом, второй посредине залы, третий, подойдя к трону. Фельдмаршал Шереметев, подступая ближе к нему, говорил:

"Божьею милостью и вашего кесарского величества счастьем, одержал я полную победу над шведским королем Карлом XII, разбил его армию, пленил первого королевского министра графа Пипера, тайного секретаря Цидергельма и всю канцелярию, генерала-фельдмаршала Рейншильда, генерал-майоров: Розена, Штакельберга, Гимильтона и Мариенфельда, штаб, обер и унтер-офицеров, рядовых и прочих нижних чинов 2876, и побил неприятелей до 20000."

Потом фельдмаршал князь Меншиков, равно же доступя, говорил: "Божьею милостью и вашего царского величества счастьем, взял в плен, ушедших с Полтавского сражения под Переволочну, генерала и Рижского генерал-губернатора графа Левенгаупта, генерал-майоров Круза и Крейца, королевского камергера и других двора его служителей, штаб, обер и унтере-офицеров и рядовых 16275 человек, не включая в сие число статских чинов, служителей и жен".

138

Наконец, Полковник гвардии Петр Алексеевич, также подступив к трону, говорил: "Божьею милостью и вашего царского величества счастьем, в прошлом 1708 году, сентября 28, имел Я жестокое сражение под Лесным с генералом Левенгаутом, одержал полную победу над армиею его, состоявшею более нежели в 16000 природных и опытных шведов, меньшим числом войска; и из всей сей шведской армии малое только спаслось число, прочие же все побиты и пленены со всем их обозом и артиллериею, а при Полтавской баталии сражался Я с полком Моим лично, быв в великом огне; и ныне пленные генералы с их фельдмаршалом и войска шведского 22085 человек приведены в Москву, и полк Мой состоит в добром здоровье".

По окончании каждого речи, сии три особы поднесли ему рапорты, которые кесарь принимая, отдавал канцлеру графу Головкину, похвалял службу господ фельдмаршалов, особенно же Полковника гвардии, и всего войска верность и мужество (72).

В 2 часа пополудни, по указу его, подполковником гвардии князем Долгоруковым введены были пред него, кесаря, пленные генералы и знатные офицеры.

Можно себе представить, в какое изумление должны они приведены быть, когда увидели на троне под богатым балдахином, с пышностью царскою сидящего в креслах, не Царя, Победителя своего, но неизвестную им особу, пред которою предстояли: Сей Победитель их, фельдмаршал и множество генералов, министров и первейших придворных особ.

Замешанное сим зрелищем воображение их приняло его за истинного царя, и в сем быв мнении, пали они пред ним на кольни и, учинив земное поклонение, ожидали в

139

страхе определения от него жребия своего; но не успели еще они встать, как новое, столь же неожиданное, представление поразило их: одна из стен камеры той вдруг сделалась невидима *) и открыла смятенному взору их превеликую залу, поддерживаемую многими колоннами и великолепно многими же столами с кушаньем убранною, а у задней стены волшебной, как им казалось, залы сей, под балдахином же, на возвышенном мест, особый стол о пяти приборах; но были они тогда же несколько успокоены, когда мнимый сей царь, поднявшись, пригласил все многочисленное собрание, а в числе оного и их, к столу, за которым со всеми и они последовали. Кесарь же, за показанным столом севши, указал за оным же сесть Петру Алексеевичу, двум фельдмаршалам и канцлеру графу Головкину.

*) Это были ширмы, но так искусно и в новом вкусе под стену подделаны, что распознать с другими стенами было почти не можно, как сие именно значится в дневнике Крекшина.

Все же прочие, которых число было не менее тысячи персон, сели за другими столами по чинам; шведские генералы посажены между генералами российскими, недалеко от трона; и как было сие уже в три часа по полудни, то зала вся великолепно осветилась огнями. Стол сей, при звуке труб и музыки инструментальной и вокальной, продолжался до 6 часов вечера.

В продолжении стола кесарь пил здоровье Царского Величества, Царицы, Новорожденной Их Дщери и Всей Их Высокой Фамилии; потом — господ фельдмаршалов, генералов, министров, победоносного оружия, присутствующих и, особенно, графа Пипера, фельдмаршала Рейншильда и прочих их генералов и офицеров. При питии сем производилась почти непрерывная из поставленных близко дворца сего пушек пальба. Наконец, все присутствовавшие за столами,

140

привставши, благодарили и за здравие его кесарского величества пили.

Когда сие пиршество происходило, в то же время пировал и весь народ, для которого пред дворцом множество выставлено было бочек и бадей с разными питьями, а для закусок: рыба, икра, калачи и хлебы.

Все сие веселье продолжалось до полуночи; в последние три часа сгорели, один за другим, три большие фейерверка, представлявшие сражения под Лесным и Полтавою, происшествие под Переволочною, с бесчисленным множеством разновидных увеселительных огней, шлагов, ракет и проч. А между тем вся Москва, от торжества зажженных у каждого дома различных же огней, представлялась светящейся".

IV.

Как Петр Великий праздновал воспоминание
Полтавской победы.

Еще в 1709 году, вскоре после Полтавской победы, Петр Великий установил ежегодное воспоминание о ней, и до сих пор во всех церквях России, в 27 день июня, совершается благодарственное Богу молебствие. Петр Великий праздновал этот день в столице своей (по словам Голикова *) следующим образом:

*) Том XI, издание второе, стр. 271-272; "Полтавские Губернские Ведомости" 1849 г., №. 27, стр. 406.

"По обычном всенощном славословии и св. литургии, которая оканчивалась приличною торжеству проповедью, начинался крестный ход из Троицкого собора на площадь Троицкую, на которую собираемы были все полки. Посреди площади стояла большая палатка, в которой всем духовенством отправлялся благодарственный молебен, по окончании

141

которого производилась троекратная пушечная пальба и от полков беглый огонь. Потом все приносили Монарху поздравление и взаимно были поздравляемы Государем.

В этот день все генералы и штаб-офицеры имели обеденный стол у Государя; и всегда оканчивалось это торжество разными увеселениями, фейерверком и проч.".

V.

Благодарственная служба о Полтавской победе *)

Православная церковь наша, почти при каждом важном событии в судьбах отечества, непреложно восхваляет Господа-Бога сил особыми, нарочно сочиненными, духовными песнопениями и молитвами, исполненными высоких мыслей и красот богатого церковно-славянского языка. К такого рода богослужебных сочинений принадлежит и "Служба благодарственная Богу, в Тройце Святой славимому, о великой Богом дарованной победе над свейским королем Карлом XII и воинством его, содеянной под Полтавою в лето 1709-е, месяца июня, 27-й день." Служба эта и до сих пор ежегодно совершается в славный день Полтавской победы (27 июня), по обычному церкви установлению; но, вероятно, немногие знают о ней, а другим редко удавалось ее слышать и читать, — почему, особенно для жителей мест, где совершилась знаменитая победа, краткое извлечение из нее будет интересно.

*) "Полтавские Губернские Ведомости" 1849 г., № 37, стр. 407—408.

Нижеследующие отрывки более прочих замечательны по возвышенности выражений, а некоторые дают верное понятие о современном взгляде христианина на событие, незабвенное в летописях отечественных.

Вся служба составлена по чину подобного рода церковных

142

песнопений, в известном порядке. Вот первая прекрасная вечерняя стихира, излившаяся от глубины благоговейного чувства красноричивого автора:

"Трисвятыми песнями непрестанно от ангелов хвалимый, восприими и от нас бренных трисвятую песнь, Победителю Боже, бренными и скверными усты вопиющих: Святый Боже, грешников помиловавый, Святый крепкий, сильных гордыню сокрушивый, Святый безсмертный, врагов наших умертвивый, нас же от смерти сохранивый, Троице Святая, Боже наш, слава Тебе!"

Не менее возвышен и тропарь службы, по счастливому сравнению Петра с Давидом, а Карла с Голиафом.

"Препрославен еси, Господи Боже наш, даровавый крепость на враги Благоверному Царю Нашему Петру, якоже Давиду на прегордаго Голиафа; осенил еси над главою Его в день брани, препоясал еси немощныя силою свыше, и теми всю дерзость вражию низложил еси, Многомилостиве, слава Тебе!"

Еще одна величественная песнь из вечерних стихир:

"Воспойте, российстии народы, Победителю Богу песнь нову, содеявшему чудо новейшее всех древних чудес: сильныя бо сокруши во брани, оружие сломи и щиты их сожже огнем, немощныя же препояса силою свыше и вознесе смиренныя, в высоких живый и на смиренныя призирая, низлагаяй сильныя со престол, и возносяй смиренныя: Тебе, победительная, возсылаем, и Тебе припадаем и вопием: Всесильный и Всемилостивый Боже, слава Тебе!"

Следующая стихира ясно намекает на неуважение шведов к иконам, о чем было подробно сказано в своем месте:

"Враг креста святаго, лжехристианин и Божественных икон борец и посмеятель, силою креста святаго побежден бысть и поруган, и не надеяся на милость и помощь

143

Всесильнаго, Его же честь во иконах повреди, к ненавистником имене Христова, махометянам (туркам) и скифам побеже, крестоносный же Царь Православный Российский, святых икон поборник, Победителю песнь Богу воспеваяй, да царствует и торжествует во веки!"

1-й "Седален" на утрени объясняет причину установления церковнаго празднества.

"Праздновати уставихом нарочитый день сей Тебе, Милостиве Господи, в он же возвеселил еси нас о вразехе наших, яко да познает род ин, сынове родящиеся, и возстанут и поведят я сыновом своим, яко да положат на Бога упование и не забудут дел Божиих, и заповеди Его взыщут, и да с ними прославят от рода в род Тя, зело прославившагося в нас, и воспоют чудное и великолепное имя Твое по всей земли".

Вслед затем, в справедливом негодовании, сочинитель службы, в сильных изречениях, упрекает Мазепу за его иудино предательство: "Уподобился еси неистовому иуде, ищущему пагубы и взыскавшему, иже предаде многеценный бисер, и благими всеми, ихже лишися, купи неизглаголанная злая: за апостольство — отпадение и проклятие; за гривну златую — вервь на выю; за живот — смерть; за венец нетленный — углие огненное на главу; за тридесят сребренник — предание; за предание — отчаяние; за престом — место, уготованное диаволу и ангелом его. Сему уподобился еси, юроде, сему подражал еси, неблагодарне, сему последовал еси, лестче Мазепо; тем же и благих лишен, равная злая стяжал еси и к нему пришел еси на место свое".

Наконец, сочинитель упоминает и о полях полтавских, обращаясь сперва к Давиду, говорить:

"Не вопрошай прочее, Давиде, где суть милости Господня древния" и проч.; далее продолжает: "обретохом и во днех

144

наших тыяжде милости Господня древния на полях полтавских, егда сниде к нам Господь сил на помощь, и ополчился на врагов наших сильных, и смути их, творя милость Христу Своему Петру, и свое крестом сохраняя врученное тому жительство".

Одним словом, все стихиры и последующей за ним канон, равно как и удачный выбор вечерних чтений из книг ветхого завета, проникнуты духом благочестия и чистого христианского восторга, под влиянием которого написана вся служба, оканчивающаяся многозначительным, по простоте и глубине мысли, прокименом: "Господь крепость людем своим даст, Господь благословить люди своя миром". (73).

145

I.

В числе многих народных литературных произведений, касающихся Полтавской битвы и приведенных в книге И. Ф. Павловского и В. М. Старковского: "Полтавская битва и ее памятники" *), приводим одно нижеследующее:

*) Изд. 2-е, стр. 126—127.

Три пули.

Было дело под Полтавой,
Дело славное, друзья,
Мы дрались тогда со шведом
Под знаменами Петра.
Наш Могучий Император —
Память вечная ему, —
Сам, Родимый, пред полками,
Словно Сокол, Он летал,
Сам ружьем солдатским правил,
Сам и пушку заряжал.
Бой кипел Герой Полтавы,
Наш Державный Великан,
Уж не раз грозою грянул
На могучий вражий стан.
Пули облаком носились,
Кровь горячая лилась;
Вдруг одна злодейка пуля
В шляпу Царскую впилась:
Видно шведы промахнулись,
Император усидел,
Шляпу снял, перекрестился,
В битву снова полетел.

146

Много шведов, много наших
Под Полтавою легло.
Вдруг еще впилася пуля
В Его Царское седло;
Не смутился Император,
Взор, как молния, сверкал;
Конь не дрогнул от удара,
Но быстрее поскакал.
И как раз и третья пуля
Повстречалася с Петром, —
Прямо в грудь она летала
И ударила, как гром.
Диво дивное свершилось
В этот миг — Царь усидел,
На груди Его высокой
Чудотворный крест висел.
С визгом пуля отскочила
От широкого креста,
И спасенный Победитель
Славил Господа Христа.
Было дело под Полтавой;
Сотни лет еще пройдут,
Эти царские три пули
В сердце русском не умрут. *)

*) Это стихотворение приписывается Молчанову. Молчанов (Иван Евстратович, 1809—1881) — ярославский крестьянин. С конца 1820-х г.г. служил песенником в разных хорах, затем основал свой хор, пользовавшийся большою известностью. М. много сделал для ознакомления публики с русской народной песней. Песня самого М.: "Было дело под Полтавой" стала народной. Ср. П. А. Безсонов, "Восемнадцатый век в русоких народных песнях". М. 1872 г. ("Справочный энциклопедический словарь" Ф. А Брокгауза и И. А. Ефрон, Спб. 1896 г., т. ХIХа, стр. 680—681).

147

II.

В память Полтавской битвы спущен 26 октября 1894 года 12-ти пушечный, с машиною в 10600 индикаторных сил, эскадренный броненосец "Полтава", заложенный в С.-Петербурге в новом адмиралтейств 7 мая 1892 г. Строителем его был корабельный инженер старший судостроитель*) А. Е. Леонтьев.

*) Звание, соответствующее чину полковника и капитана первого ранга.

Духовенство Полтавской епархии принесло в дар броненосцу "Полтава" большой массивный серебряный складень, замечательно художественно-чеканной работы, стоимостью в 1,800 руб., исполненный в русско-византийском стиле XVII в. В нем помещены иконы: в средине — точная копия с чудотворной иконы Каплуновской Божьей Матери; в растворах — в одном св. Сампсона Странноприимца, память которого празднуется 27 июня, в день, когда одержана была победа над шведами Петром Великим, а в другом — св. Николая Чудотворца. Иконы в серебряных вызолоченных чеканной работы ризах, с эмалевыми украшениями. На верхней крышке складня надпись: "Копия Каплуновской чудотворной иконы, бывшей с Петром Великим в Полтавском бою". "Царю Петру в Полтавском бою споборник 1709 г., июня 27".

"В пучине морстей сущим изрядный правитель. Акафист. Кондак 3-й."

На задней крышке:

"От епископа Илариона и духовенства Полтавской епархии в молитвенное благословение броненосцу "Полтава", 1894 г., июня 27 дна" **).

**) На всеподданнейшем докладе действ. тайн. сов. Победоносцева о таковом патриотическом пожертвовании духовенства Полтавской епархии, Государю Императору, в 17-й день июня 1895 г , благоугодно было собственноручно начертать: "Благодарить".

148

Дворянство Полтавской губернии, по постановлению экстренного собрания от 17 января 1894 года, поднесло в дар броненосцу "Полтава" запрестольный образ Спасителя, в богатой массивной серебряной вызолоченной ризе, чеканной работы, в изящном киоте ясеневого дерева, внизу которого находится надпись: "От Полтавского дворянства, 25 октября 1894 года" *).

*) Стоимость образа 487 руб., киота — 300 руб.

27 мая 1896 года депутация от города Полтавы, состоящая из городского головы В. П. Трегубова и М. А. Яковлева поднесла в С.-Петербурге, в новом адмиралтействе, в кают-компании 7-го флотского экипажа, серебряную братину командиру, офицерам и команде строящегося тогда броненосца "Полтава". Братина эта представляет точную копию памятника Петру Великому, воздвигнутого 27 июня 1849 г. на том месте, где, как говорит надпись: "Петр покоился после подвигов своих 27 июня 1709 года". На мраморном постаменте, покрытом черным деревом, стоит серебряная четырехугольная колонна, аршина полтора вышиной, украшенная барельефом отдыхающего льва и двуглавым орлом, и увенчанная щитом и шлемом. Памятник окружен серебряной решеткой, с восемью столбами, в виде врытых в землю пушек. Воинскому памятнику искусно придано мирное назначение. Верх памятника снимается, средняя его часть вынимается из фундамента и образует высокое четырехугольное ведро, в которое входит до 2-х кварт вина. Пушки ограды превращаются в серебряные стаканы. Братина сделана полтавским мастером Аврамом Фильштинским, которому за работу и материал уплачено 605 руб. и, кроме того, отдан старый серебряный

149

поднос в 75 руб. Вся же стоимость братины с другими расходами 825 руб. Футляр, в котором доставлена была братина, стоит 50 руб. *).

*) "Киевлянин" 1896 г., № 112.

7 февраля 1897 года прибыла в Полтаву депутация от броненосца "Полтава", во главе представителей 7-го флотского экипажа лейтенантов А. А. Баженова и И. П. Богословского, и 9 февраля принесла в дар дворянству Полтавской губернии картину, представляющую броненосец "Полтава", написанную Н. П. Богословским, флаг-офицером броненосца. 10 февраля та же депутация передала городскому общественному управлению модель, представляющую в высшей степени изящно сделанную копию броненосца "Полтава", построенную в мастерской морского музея.

В том же году представители Петровского Полтавского кадетского корпуса: инспектор классов А. В. Липеровский и офицер-воспитатель штабс-капитан А. В. Терлецкий в С.-Петербурге, в кают-компании флотских экипажей, поднесли большой серебряный и вызолоченный напрестольный крест от служащих и кадет и "воздухи" от дам корпуса для церкви броненосца "Полтава". Поднесение совпало с престольными праздниками корпуса и броненосца.

Петровским Полтавским кадетским корпусом от строителя броненосца "Полтава" получен был дубликат доски, заложенной в корме броненосца при торжестве его закладки, и кисть, которой в Бозе почивший Император Александр III собственноручно закрасил место, где заложена вышеупомянутая доска. Полученный корпусом дубликат доски представляет серебряную доску вершка в 3 длиною и вершка в 2 шириною, с изображением броненосца "Полтава", и со следующею надписью на одной стороне: "12-ти пушечный с машиною в 10600 индикаторных

150

сил эскадренный броненосец "Полтава" заложен в С.-Петербурге в новом адмиралтействе 7 мая 1892 г., в присутствии: Их Императорских Величеств Государя Императора и Государыни Императрицы, Их Императорских Высочеств Государя Наследника Цесаревича и Великого Князя Николая Александровича и Государя Великого Князя Генерал-Адмирала Алексея Александровича". На другой стороне доски имеется надпись: "Управляющий морским министерством адмирал Чихачев, главный инспектор кораблестроения Самойлов, и. д. командира С.-Петербургского порта контр-адмирал Вврховской, главный корабельный инженер старший судостроитель Субботин, строитель — корабельный инженер старший судостроитель Леонтьев I." *)

*) Обо всем изложенном см.: "Киевлянин" 1894 г., № 290, 1895 г., № 190, 1899 г., № 185; "Полтавские Губернские Ведомости" 1897 г., №№: 32, 134, 135, 143, 145, 1898 г., № 177, 1899 г., № 185.

В 1897 году дворянство Полтавской губ., кроме описанного выше дара, принесло еще в дар броненосцу "Полтава" флаг и вымпел, стоящие 601 руб.

151

III.

Указ Императора Петра I. (Из рукописи XVIII века, принадлежащей "Рязанской ученой архивной комиссии").

"В нынешнем 1709 году, июля в 22 день, в указе Великого Царя в Ижерскую канцелярию из военного похода, из под Полтавы, за скрепою светлейшего князя Меншикова написано: "Сделать тот час монету серебряную, весом в десять фунтов, а на ней вырезать иуду на осине повесившегося, а внизу тридесят сребреников лежащих и при них мешок, а назади подпись: "сын погибельный иуда, иже за сребреника давится". Да к той монете сделать цепь в два фунта и прислать тое монету в военный поход на нарочной почте немедленно. И по тому Его Великого Государя указу к делу той монеты отдано из Ижерской канцелярии от расходу расходчика Семена Поженова серебряного дела мастеру Матвею Алексееву серебра ефимками, четвертаками и полуефимками 12 фунтов, да на угар полфунта, итого двенадцать фунтов с полуфунтом".

Где находится эта монета в настоящее время — неизвестно, но несомненно, что иуда должен был на ней символизировать гетмана Мазепу *).

*) "Московские Ведомости", 1900 г., а оттуда перепечатано в "Русском Слове" и друг.

152

"Изъявление баталии Государя Петра Первого с королем
шведским Карлом XII, при Полтаве бывшей в 1709 году,
июня в 27 день".

(Из "Деяний Петра Великого" И. И. Голикова, т. XV, изд. 1795 г.).

"А. Город Полтава.

В. Неприятельские апроши.

С. Первый на горе наш траншемент, перешед чрез реку.

D. Второй траншемент.

Е. Наши редуты, которые вместе с траншементом сделаны.

F. Другие редуты, которые в ту ночь перед баталией зачаты и не успели отделать.

G. Неприятельская инфантерия, идущая на четыре колонны.

I. Неприятельская кавалерия, идущая на шесть колонн.

К. Два наших редута, от неприятеля взятые.

L. Наша конница у редутов стоящая, и от неприятеля також атакованная.

М. Наша конница по отступлении от редутов на оном месте стоящая.

N. Неприятельские шесть батальонов и несколько шквадронов, отбитые от редутов к лесу.

О. Наши атакующие оных.

Р. Выведенная на фланки из траншемента наша часть пехоты.

Q. Три батальона, посланные для коммуникации с городом.

R. Войско наше, в ордер баталий построенное.

S. Неприятельское войско, в ордере баталий стоящее.

V. Наша первая линия, атакующая и побеждающая неприятеля.

W. Неприятель бежащий".

153

ИСТОЧНИКИ.

Главными источниками при составлении статьи "Война со шведами
в 1708-1709 г. Полтавская битва"
были:

1) "Журнал или поденная записка блаженной и вечнодостойной памяти Государя Императора Петра Великого с 1698 года" князя М. М. Щербатова, Спб. 1770 г., ч. I, стр. 181—224.

2) "Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя России, собранные из достоверных источников и расположенные по годам" И. И. Голикова, Москва 1788 г., ч. III, стр. 1—127.

3) "Дополнение к деяниям Петра Великого, содержащее полное описание славной Полтавской победы", его же, Москва 1795 года., т. 15, стр. 273—400; томе16,стр. 1—91.

4) "Деяния Петра Великого" И. И. Голиков, Москва 1839 г., издание второе, т. XI, стр. 159—285.

5) "История Императора Петра Великого от рождения Его до Полтавской баталии и взятия в плен остальных -шведских войск при Переволочне включительно, сочиненная Феофаном Прокоповичем, бывшим архиепископом Великого Новгорода и Великих Лук", Москва 1788 г., стр. 225—256.

6) "Обстоятельная реляция о главной баталии, меж войск Его Царского Величества Российского и королевского величества свейского, учинившейся неподалеку от Полтавы, сего июня в 27 день, 1709-го лета" ("Северный Архив" 1828 г., ч. 31, стр. 213—228, статья Ф. В. Булгарина).

Список современной реляции, печатанной церковными буквами на большом листе. Убыль войск отмечена в столбцах.

154

7) "Приказ Петра Великого воинству Своему в день сражения Полтавского". ("Русский Инвалид" 1813 г., № 1, стр. 8—9; "Новости Литературы" 1822 г, ч. 2, .№ 17, стр. 49; "Русский Архив" 1871 г., № 1, стр. 186).

8) "Петр Великий после Полтавской битвы" ("Журнал для чтения воспит. военно-учебных заведений" 1836 г., т. I, № 4, стр. 80 —81; "Полтавские Губернские Ведомости" 1845 г., № 12, стр. 130).

9) "История Петра Великого" Вениамина Бергмана, перев. с немецкого Егора Аладьина, Спб. 1840 г., издание второе, т. 3, стр. 9—92.

10) "Журнал для чтения воспитанникам военно-учебных заведений" 1842 г., т. 38, № 149, стр. 87—136, статья: "Полтава".

11) "История Петра Великого" Н. А. Полевого, Спб. 1843 г., ч. II, стр. 303—373.

12) "Торжественный въезд Петра I в Москву после Полтавской битвы в 1709 г." По Голикову и Бергману. ("Полтавские Губернские. Ведомости" 1843 г., № 27, стр. 181 —184, 1849 г., № 35, стр. 375—381; "Московские Губернские Ведомости" 1850 г., № 15, стр. 161—167; "Журнал для чтения воспит. военно-учебных заведений" 1850 г., т. 86, № 343, стр. 306—318)

13) "История Руссов или Малой России" Георгия Конисского, архиепископа Белорусского, Москва 1846 г., издание О. М. Бодянского, стр. 201—218.

14) "Осада Полтавы; сражение под Полтавой 27 июня 1709 г." ("Военно-энциклопедический лексикон", Спб. 1846 г., ч. 10, стр. 518—524.)

15) "Полтавская битва". (Из публичных чтений, читанных в С.-Петербурге в 1846 г. подполковником генерального штаба М. И. Богдановичем). — ("Полтавские Губернские

155

Ведомости" 1847 г., №№ 25 и 26, стр. 282—284, 292—294.

16) "Летописное повествование о Малой России, о ее народе и о казаках, собрано и составлено чрез труды инженера генерал-майора и кавалера Александра Ригельмана, 1785—87 г.г.", Москва 1847 г., изд. О. М. Бодянского, ч. 3, кн. 5, стр. 31—88.

17) "Русская История" Н. Г. Устрялова, Спб. 1845 г., издание третье, стр. 55—61; приложение, стр. 417—419.

18) "История Малой России" Д. Н. Бантыш-Каменского, Спб. 1842 г., издание 3-е (В. Логинова, печат. с издания 1830 г.), стр. 83—118.

19) "Обстоятельная реляция о счастливой главной баталии меж войск Его Царского Величества и королевского величества свейскаго, учинившейся неподалеку от Полтавы 1709 г., 27 июня". ("Полтавские Губернские Ведомости" 1849 г., № 34, стр 364—366).

20) "Воспоминания о шведской войне 1708 и 1709 года, и особенности о Полтавской битве" ("Полтавские Губернские Ведомости" 1849 г., №№: 27, стр. 295—299, 28, стр. 303—307, 29, стр. 316—318, 31, стр. 333—337, 32, стр. 344—346 и 33, стр. 353—357 и отдельная брошюра.

21) "Записки о Полтавской губернии" Н. И. Арандаренка, Полтава 1852 г., ч. III, стр. 50—65.

22) "Празднование о победе, Богом дарованной Всероссийскому Самодержцу Петру Великому над шведским королем Карлом ХII, в 1709 году, июня 27." ("Полтавские Епархиальные Ведомости" 1863 г., № 13, стр. 8—22).

2З) "Памятная книжка Полтавской губ. за 1865 г." П. И. Бодянского, стр. 30—46.

24) "История России с древнейших времен" С. М. Соловьева, Москва 1865 г., т. XV, стр. 369—380.

156

26) "Дом, где жил Карл XII под Полтавой". Заметка Л. Коростовцева. ("Русский Архив" 1869 г., стр. 1721.

26) "Полтавский бой, описанный современником-очевидцем, Петром Болесте, служившим в канцелярии гетмана Сенявского, бывшего тогда воеводой Бельским, а впоследствии кастеляном Краковским". Перевод с польского А. Перлштейна, с предисловием. ("Чтения" 1871 г., кн. 3, стр. 1—9).

27) "Нарва и Полтава" А. Ф. Погоского, Спб. 1877 г., издание 3-е.

28) "Полтавская битва" ("Нива" 1877 г., № 8, стр. 125—129, статья И. Зверева).

29) "Полтавский бой", исторический очерк И. Тихомирова, Москва 1881 г.

30) "Военно-исторический обзор Северной войны" А. П. Карцева, Спб. 1851 г.

31) "История Петра Великого" А. Г. Брикнера, Спб. 1882 г., издание Л. О. Суворина, т. II, ч. IV, стр. 452—461.

32) "Князь Александр Данилович Меншиков". ("Русский Архиве" 1875 г., № 9, стр. 58—74, статья Г. В. Есипова. Здесь помещены краткие сведения о войне со шведами и Полтавской битве).

33) "Мазепа", историческая монография Н. И. Костомарова, Москва 1883 г., стр. 307—433.

34) "Рассказы про Петра Великого" А. Ф. Петрушевского, Спб. 1887 г., стр. 118—137.

35) "Карл XII о Полтавском погроме 1709 г." (из 3-го выпуска шведского исторического журнала (Svensk Tielskrift). — ("Русская Старина" 1888 г., т. LX, декабрь, стр. 760- 762, статья Я. К. Грота).

157

36) "Северная война 1700—1721 г. Кампания от Гродно до Полтавы 1706—1709 г.г." В. Баскакова, Спб. 1890 г., выпуск I.

37) "Полтавская битва и ее памятники" И. Ф. Павловского и В. М. Старковского, Полтава 1895 г.

38) "Журнал или описание лет и побед Петра Великого, Отца Отечества, Первого Императора Всероссийского" В. В. Лапина. Рукопись времен Императрицы Елисаветы. Харьков, 1899 г.

39) "Противник Петра Великого". ("Исторический Вестник" 1893 г., т. LIII, июль, стр. 168—182, статья А. Н. Петрова).

40) Петр Великий и Его гений. ("Южный Край" 1899 г., № 6462, статья профессора П. И. Ковалевского).

41) "Шпага Карла XII". ("Киевская Старина" 1896 г., т. LV, декабрь, стр. 65—70, статья князя Александра Дабижа, в отделе: "Документы, известия и заметки").

Шпага эта хранится в Московской оружейной палате.

42) "Полтавский бой и его военно-исторические предпосылки по современным данным" (с 4 картами), статья шведского историка Эрнеста Карльсона; напечатана в сборнике "Historiska studieur", вышедшем в 1897 г. к юбилею историка К. Г. Мальмстрема (в Стокгольме).

43) "Полтавский бой" М. Н. Дубецкого (с 20 снимками). — "Новь" 1895 г., № 23.

158

ОТДЕЛ ТРЕТИЙ.

ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ Г. ПОЛТАВЫ.

I.

Первый Полтавский памятник в воспоминание битвы 1709 года.

Между памятниками, воздвигнутыми после Полтавской битвы, в ее воспоминание, по времени их сооружения, первое место занимает так называемый каменный столб, сооруженный в 1778 году Полтавским гражданином Павлом Яковлевичем Руденком в память избавления его отца от шведского плена.

Памятник этот таков: каменный столб, оштукатуренный, с пирамидальной вершиной, окрашенный зеленой краской, с изображением у основания двух сидящих в римских одеяниях юношей, а на верху памятника укреплено было большое вызолоченное яблоко, которое позже заменено короной *). В пьедестал памятника была вделана медная доска, с изображением Полтавского боя.

*) О ней упоминает в донесении своем, 1804 г., Полтавский городничий Михаил Максимович Значко-Яворский, найденном в старых архивных делах П. И. Бодянским.

Он находился на площади, примыкавшей к Спасской церкви, где был гостиный ряд, уничтоженный в начале XIX столетия; мимо нее шла тогда Мостовая улица от собора до нынешнего дома В. П. Таранушенка.

Столб этот впоследствии времени, когда один помешанный испортил два изображения на доске, был разобран **),

**) Памятник этот уничтожен в 1811 году. О нем упоминает князь П. И. Шаликов в статье "Полтава" (август 1811 г.), напечатанной в "Аглае" 1812 г., стр. 35—45.

159

а доска взята в Воскресенскую церковь, где была прибита к стене возле правого клироса, в 1885 году — к самому клиросу, а в 1898 г. — над дверью при входе в храм. Доска эта из толстого куска меди, величиной в 2 аршина в квадрате, вставлена в чистую деревянную дубовую раму, покрытую масляным лаком, и представляет в черных, грубоватых штрихах, довольно ясный вид Полтавы, лагеря русских и шведского, редуты и сам бой.

На доске (по две строки в ряд) надпись:

"Полтавской брани вид являет сей металл,
Как в день Сампсонов Карл, сражен Петром, низпал;
Сим сделал Бог с небес начало русской славы.
Руденко гражданин усерднейший Полтавы,
Которого отец в сей самой битве был
И вольность чрез Петра из плена получил —
В благодарение Всевышнему Сиону,
Устроил каменный священный храм Сампсону;
В хвалу ж Петровых дел, грядущих в память дней,
Средь стен отечества поставил образ сей".

Далее подпись: "В 69-е лето от победы под Полтавой; от создания мира 7286 года; от Рождества Христова 1778 года. В благополучное и славное царствование Екатерины Алексеевны Второй, Императрицы и Самодержицы Всероссийской".

Еще далее: "Надпись соч. госп. Рубан, надворный советник, в С.-Петербурге. Рисована и гравировала под смотрением Импер. Акад. Н. грав. Патрикия Балабина".

Тут же, на доске, под разными группами картины, выставлены большие буквы, с выноской по бокам картины, что они означают. Вот эти выноски на меди: "Изъяснение литер: А. Город Полтава; В. Крестовоздвиженсиий монастырь; С. Деревня Семеновка; D. Государь Петр Великий; Е. Российская

160

армия; F. Российскоий лагерь; G. Король шведской Карл XII; Н. Шведская армия; І. Шведские батареи; К. Сражение обеих армий, июня 27 дня 1709 году, в день преподобного Сампсона Странноприимца, коего образ изображен здесь, молящийся Иисусу Христу о ниспослании с небес победы, что и последовало к счастью России".

Действительно, под всей картиной, в облаках, изображен молящийся Спасителю св. угодник Сампсон. С боку, слева, огромное дерево, от которого начинается перспектива всей картины.

Памятник этот был украшением тогдашнего небольшого города Полтавы. Он был, как выражается путешественник Павел Сумароков (1802 г.) "единым в здешних местах трофеем" (1).

II.

ПАМЯТНИК ПОЛТАВСКОЙ ПОБЕДЫ.

Второе место, по времени сооружения, принадлежит памятнику [Монумент Славы - Т.Б.], открытому 27 июня 1811 года на том месте, где на другой день после знаменитой Полтавской битвы Петр Великий, в сопровождении генералитета и гренадерской роты гвардейского полка, имел торжественный въезд в Полтаву. У триумфальных ворот, построенных наскоро, несколько вдали от города, где теперь Александровский сквер *), убранных разнообразной зеленью и цветами, славный комендант Полтавы Келлин и граждане города приветствовали Петра.

*) Площадь, занимаемая этим сквером составляет 5 десятин 2315 кв. саж.

На месте описанной встречи в начали XIX столетия образовалась довольно обширная площадь, окруженная присутственными местами и другими зданиями, на которой впоследствии,

161

когда строилось здание кадетского корпуса, по повелению Императора Николая I-го, был заведен сквер, обсаженный пирамидальными тополями. Сквер этот, вместе с находящимся на нем монументом, о котором сказано ниже, по Высочайшему повелению, в 1852 году, 16 сентября, изъясненном в приказе бывшего тогда военного министра графа А. И. Чернышева, отдан был в ведение открытого в 1840 году кадетского корпуса, но с тем, чтобы потребная на содержание сумма была производима из городских доходов. В 1867 году Полтавская дума возбудила вопрос о принадлежности этого сада городу. Она приносила жалобу в сенат, который не нашел ее доводы заслуживающими основания и в просьбе отказал. Пререкания между думой и корпусом продолжались долго, пока главное управление военно-учебных заведений предоставило решение этого вопроса хозяйственному комитету заведения. Последний, имея в виду, что для гулянья воспитанников имеется другой сад, а также невозможность со стороны заведения, за неимением средств, содержать его в порядке, решил отдать его городу, но с условием не заводить в нем увеселений до времени, когда кадеты выходят в лагерь, т. е. с 10 июня по 10 августа. 27 августа 1880 г. сад этот был передан городу, который в 1881 году обнес его приличной проволочной оградой, стоившей 1,174 руб. 88 к. *)

*) Полтавские Губернские Ведомости 1883 г., и часть неоф., № 6.

В описанном нами сквере в 1809 году, в столетний юбилей Полтавской битвы, воздвигнут памятник, по проекту придворного архитектора Фомы Томона (2). Он представляет чугунную на гранитном полированном пьедестале колонну, окрашенную темно-зеленым цветом, с бронзовыми барельефными украшениями, в виде венков, колчанов и пальмовых листьев.

162

На верху колонны — вылитый из бронзы орел с лавровым венком во рту и перунами в когтях. Обращенный взором на поле битвы, он как бы порывается лететь вдаль.

Highslide JS

Пьедестал квадратный с двумя уступами. Нижняя его часть по первый уступ, обложенная светло-серым красноватым гранитом, имеет вид крепости с 18 вокруг чугунными пушками, заделанными в первом ряду камней, так что дула их выставлены наружу на 13 вершков, и с чугунной по внешнему краю уступа решеткой, столбики которой, через каждые три прута, имеют форму мечей греческой работы, обращенных концами к земле — знак покоя после победы. Вторая и третья возвышенности пьедестала — из темно-серого гранита, с надписью на верхнем квадрате:

163

"Июня 27 дня 1709 года", помещенной в кольце, представляющем змею между двумя колчанами, обвитыми венками. Такой же бронзовый барельеф и на противоположной стороне этого квадрата, с надписью: "Окончен в 1809 году" *), а с других двух его сторон — арматура победных трофеев в греческом стиле. Вместо ограды при монументе, его окружают, квадратно, каменные тумбы (числом 28) с железной висящей цепью.

*) Надпись эта и предыдущая уничтожены в 1901 году и тогда же, неизвестно кем, взяты окружавшие их бронзовые барельефы.

Квадратный пьедестал имеет в основании 17 арш., во втором квадрате 7 1/2, в третьем 4, высота 6 аршин. На одной из сторон этого пьедестала, обращенной к присутственным местам, находилась, уничтоженная неизвестно почему в 1885 году, следующая надпись: "Попечением Малороссийского генерал-губернатора князя Алексея Борисовича Куракина". Гранит, употребленный на пьедестал, отыскан на берегу реки Днепра, при местечке Келеберде, в Кременчугском уезде, а на ступени и площадки употреблен желтый песчаный камень из дач Берестянских, Константиноградскаго уезда.

Из 18 пушек, заделанных в пьедестал, 10 лежали на бастионах бывшей земляной крепости, а 8 находились в м. Переволочне, у Днепра, где 30 июня было настигнуто и взято в плен остальное шведское войско.

Колонна в диаметре 2 1/4, вышиною 15 арш., отлита на Луганском чугунно-плавильном заводе. Она состоит из четырех частей или бочек, соединение которых закрыто тремя бронзовыми обручами из листьев — первой лавровых и пальмовых, второй — лавровых и третьей — дубовых, между ними находятся арматуры.

Орел и прочие бронзовые вещи, также чугунная решетка отлиты в Петербурге, под наблюдением академии художеств.

164

Источником денежных расходов на постройку памятника послужили доходы г. Полтавы с деревень, которыми как известно, владел до 1781 г. Полтавский магистрат; но Высочайшими указами, данными фельдмаршалу графу П. А. Румянцеву - Задунайскому, магистратские крестьяне были перечислены в казенное ведомство, в числе 1,147 душ, с уплатой за них городу по 2 руб. с души из государственного казначейства (3). В 1804 году, 11 сентября, последовал следующий Высочайший указ: "Бывшие во владении г. Полтавы деревни оставить навсегда в казенном ведомстве; граждан же сего города удовлетворить собранными с тех деревень, со времени отобрания их в казну, доходами, производя оные и впредь также в пользу города, кроме отмененных вместе с тем по 50 коп. с каждой хаты. Но как общество полтавских граждан все эти доходы назначило к постройке в Полтаве монумента, в память дня 27 июня 1709 г., посему: как следовавшие в выдачу, так и впредь собираемые в пользу сего города доходы отпускать в ведение тамошнего генерал-губернатора, доколе начатый монумент совершенно будет окончен (4)".

Кроме того, по воле Императора Александра I, пожелавшего принять участие в этом сооружении, расход на отливку орла и всех бронзовых украшений удовлетворен из кабинета Его Величества.

Постройка памятника, кроме бронзовых украшений, обошлась в 135000 рублей *).

*) В 1872 году с этого памятника каким-то любителем скульптуры были содраны медные доски, почему, во время празднована 200-летнего юбилея Петра Великого, пришлось прикрыть изъян искусственными орнаментами.

При закладке памятника положена медная доска со следующей надписью: "Богу благодеявшему, в память победы,

165

одержанной в 1709 году, июня 27, Государем Российским Петром Великим над королем шведским Карлом XII, на сем месте в г. Полтаве, в благополучное царствование Всемилостивейшего Государя Императора Александра I, заложен сей монумент Малороссийским генерал-губернатором князем Куракиным, в лето от Р. X. 1804-е., июня 27 дня".

В честь открытия была выбита медаль: на лицевой стороне — грудное изображение Петра в лавровом венке, а на обороте — Полтавская победа, 27 июня 1709 года, и изображение самого памятника (5).

Кругом памятника посажены в 1886 году деревья и устроены цветочные клумбы (6).

Стихи,
сочиненные покойным В. В. Капнистом на открытие монумента
в память победы под Полтавою над Карлом XII 1809 года, июня 27 дня.

Хор.

Красуйся, торжествуй, Полтава,

И лавр обвей вокруг чела:

Твоя днесь обновилась слава,

Как юность древнего орла.

* * *

Ты зрела, как здесь лев полнощный

Кровь чад твоих реками лил,

И как его десницей мощной

Сампсон Российский поразил.

Хор: Красуйся, торжествуй и т. д.

Петровой подражатель славы,

Днесь новый лавр и пальмы шлет

167

В победные поля Полтавы,

Из поля собственных побед.

Хор: Красуйся, торжествуй и т. д.

Что Петр девятилетней бранью

В полях полтавских заложил,

То Александр могущей дланью,

Чрез век, в единый год свершил.

Хор: Красуйся, торжествуй и т. д.

С восторгом зри средь поля бранна

Днесь Им воздвигнутый трофей

В честь Предка, славою венчанна,

И в память верности твоей.

Хор: Красуйся, торжествуй и т. д.

Столетие победы Россов

Днесь празднеством почтил твой Царь.

Ты, вместо мраморных колоссов,

В сердцах поставь Ему алтарь.

Хор: Красуйся, торжествуй и т. д.

Взнеси моление усердно

К Царю царей, Отцу щедрот,

Чтоб царство мудро, милосердно

Продлил Он с славой в род и род!

Хор: Взнеси моление и т. д. (7).

III.

Памятник на месте отдыха Петра Великого.

Место, где отдыхал Петр Великий в Полтаве, находится в центре старого города и существовавшей во время Полтавской битвы крепости, вблизи замечательной церкви Спаса Нерукотворнего Образа.

В 24 1/2 саж. от этой церкви стоял прежде деревянный

167

дом казака Магденка (8), где была квартира Полтавского коменданта полковника Ивана Степановича Келлина, у которого Петр Великий отдыхал после Полтавской битвы *). Дом этот, к сожалению, теперь уже не существует. В 1804 году, по ветхости и по распоряжению бывшего тогда генерал-губернатора Алексея Борисовича Куракина, он был разобран и перевезен в имение помещика Магденка, в деревню Григорьевку, при реке Коломак, в 20 вер. от Полтавы, предки которого были владельцами того дома, и употреблен там на другие постройки. Названный дом состоял из трех небольших проходных комнат, с пристройкой со двора кухни и бани. Сохранилось предание, что Петр I, во время пребывания Своего в Полтаве, услышал однажды крик ребенка, сына Магденка, велел принести его к Себе, и, взявши на руки, качал и приказал, чтобы, когда он вырастет, сказали ему, что Сам Царь нянчил его, а потому он должен быть усердным Царским слугой!

*) Петр Великий дважды посетил Полтаву в 1709 г — 28 июня и 10 июля, и оба раза обедал у Келлина.

Перед первым посещением Полтавы Императора Александра I, по распоряжению бывшего здесь Малороссийского генерал-губернатора Николая Григорьевича Репнина, в 1817 году сооружен был в Полтаве, на месте отдыха Петра Великого, небольшой кирпичный пирамидальный памятник, в виде обелиска, с медными украшениями, где, под двумя пуками связанных алебард, находилась следующая надпись: "Здесь Петр I-й покоился после трудов Своих". Ниже надписи, внутри свернувшейся в кольцо змеи, год и число Полтавской битвы: "27 июня 1709 года". А еще ниже:

"Благоговей! Место свято есть!"

В 1847 году, взамен этого памятника, пришедшего в ветхость, Император Николай I повелел воздвигнуть новый,

168

из бронзы, по Высочайше утвержденному проекту, составленному профессором архитектуры А. П. Брюлловым *), на счет остатка сумм, пожертвованных для устройства каменной одежды над древней деревянной церковью Спаса Нерукотворенного Образа.

*) Умер 9 января 1877 года.

Highslide JS

В 1849 году памятник этот был отлит художником Гамбургером в Петербурге и 11 марта, по зимней дороге, доставлен в Полтаву (9), где и был открыт в день 27 июня, в годовщину Полтавской битвы. Открытие его происходило по нарочито составленному церемониалу, который был опубликован между жителями Полтавы (10).

169

Названный памятник представляет прямоугольную пирамиду, на пьедестале из гранитных ступеней, окрашен темнозеленым цветом; сверху пирамиды лежат меч и щит, а на верху щита шлем и лавры полководца; на лицевой стороне памятника, обращенной к церкви Спаса, находится следующая надпись: "Петр I-й покоился здесь после подвигов Своих 27 июиия 1709 года"; ниже: "Воздвигнут 27 июня 1849 года, в царствование Императора Николая I-го." Под надписью, барельефом, изображен герб Рсссийской Империи, а на базисе, тоже в барельефе, отдыхающий лев — символ силы и покоя. Высота памятника от основания до вершины около 11 аршин *). Вокруг него массивный чугунный баллюстрад о восьми столбах, в виде пушек, соединенных между собой чугунным кронштейном, сделанным из арабесок (11).

*) Памятник этот занимает площадь в 227 кв. саж.

Преподавателем Полтавского кадетского корпуса В. О. Корженевским **) на открытие памятника написано следующее стихотворение:

**) Скончался в Полтаве 29 апреля 1875 года.

Гений Державный!

Кубок заздравный

В память Тебе!

Света ревнитель,

Тьмы истребитель,

Слава Тебе!

Божий избранник,

Божий посланник,

Дух Твой живет.

В русской природе,

В русском народе

Он не умрет.

170

Он на престоле,

В царственной воле

Мощный живет.

Долга сознанье,

Правды стяжанье

Он нам дает.

Царь даровал нам

Чтить завещал нам

Имя Твое.!...

Свято, Властитель,

Царь-Просветитель,

Имя Твое!....

С Ним сочетая

Лик Николая,

Славим Петра.

Петр все посеял,

Правнук взлелеял...

Слава!.... Ура!.... *)

*) "Достопримечательности Полтавы" П. Бодянского, 1849 г., стр. 102, отдельная брошюра, и "Полтавские Губернские Ведомости" 1849 г., № 37 стр. 294.

Другое стихотворение написано по этому случаю старожилом Полтавы С. П. Стеблин-Каменским, преподавателем многих школ **).

**) Скончался в Полтаве 17 декабря 1895 года.

На месте том, где Петр Великий
На бранных лаврах отдыхал,
Гремят восторженные клики,
И новый памятник восстал.
Вот меч и щит, и шлем героя;
Орел двуглавый их хранит,
И спящий лев, символ покоя,
И надпись краткая гласит:

171

"Здесь Петр покоился, — Россия,
Благоговей — то место свято есть".
Здесь отблеск славы вековой,
Отчизны доблестная честь!... *)

*) "Достопримечательности Полтавы" П. Бодянского, стр. 96, отдельная брошюра, и "Полтавские Губ. Ведомости" 1849 г., 27, стр. 292.

IV.

СПАССКАЯ ЦЕРКОВЬ.

К памятникам Петровской эпохи в Полтаве принадлежит низенькая, стоящая на северо-восточной стороне старого города, близ памятника Императора Петра I, древняя церковь во имя Спаса Нерукотворенного Образа (16 августа), бывшая в те времена внутри города и существовавшей во время Полтавской битвы крепости. Она и в настоящее время среди же города, на небольшой открытой площадке **), между Александровской и Дворянской улицами (где ныне Приютская улица), близ обрыва ***), невдалеке от того места, где в старину находились вторые или Куриловские ворота, уничтоженные в 1802 году вместе с крепостным валом, по распоряжению бывшего Малороссийского генерал-губернатора А. Б. Куракина.

**) Около 1800 кв. саж.

***) Обрыв этот называется вторым раскатом.

Время построения Спасской церкви в точности неизвестно. Известно только, что она была придельной некогда бывшей здесь деревянной церкви во имя Преображения Господня, построенной в конце XVII века, по всей вероятности, после бывшего набега татар на Полтаву в 1695 году. Церковь эта, как записано в оставшемся от нее Трифологе, о котором сказано ниже, сгорела в 1705 году, 6 сентября, и

172

вскоре затем была возобновлена усердием известного в истории Малороссии священника Иоанна Светайла (12), а в 1810 или 1811 г.г., по ветхости, разобрана, и вся утварь и иконы перенесены из нее в сохранившийся придел, составляющий теперь саму церковь Спаса, в которой служение продолжалось до 1830 годов.

Highslide JS
Спасская церковь до ее возобновления в 1845 году.

На том месте, где был главный престол Преображения, положен большой камень. Он находится по правую сторону нынешней церкви, на расстоянии 13 1/2 арш. от ее стены и на 16 — от престола.

Бывшая Преображенская церковь замечательна тем, что в ней, по преданию, в 1709 году, заключенные жители, изнемогающие и усталые от голода, узнавши о прибытии в армию (4 июня) Петра Великого, поклялись не сдаваться осаждающим Полтаву шведам и определили казнь тому, как изменнику, кто осмелится предложить о сдаче города. И сбылось это роковое определение: 22 июня, отразивши отчаянный

173

приступ решительного неприятеля, мужественные полтавцы собрались в этот храм и пред лицом Бога подтвердили клятву: "умереть, но не сдаваться". Один же из них решился здесь сказать, что гибель их ожидает и не лучше ли, для спасения своего, сдаться и просить пощады. "Смерть изменнику!" возопил народ. Напрасно просили пощады несчастному. Он едва испросил позволения причаститься св. тайн, был извлечен из храма и побита каменьями.

В этой же самой церкви, как говорит другое утвердившееся народное предание, Петр Великий, одержав победу над шведами, 27 июня, и вошедши на другой день в Полтаву, служил благодарственный молебен за спасение города. Предание это основано на том, что подле церкви Спаса был дом Магденка, в котором во все время Полтавской битвы жил полковник И. С. Келлин, и у него, на другой день битвы, Петр Великий, по выражению И. И. Голикова, "изволил, чем Бог послал, откушать".

Тот же Голиков говорит, что Петр Великий после победы молился в соборном храме, которым тогда в Полтаве был деревянный Успенский *), разобранный в 1776 году, по ветхости, и перенесенный в с. Ивашки, Полтавткого уезда; вместо него, в 1770 году, выстроен ныне существующий каменный собор. Но это не может служить противоречием вышеприведенному преданию и не исключает возможности, что Петр Великий молился также и в Преображенской церкви, придел которой составляла Спасская церковь, получившая, таким образом, историческую известность.

*) Это видно из надписи на колоколе "Кизикермене", сооруженном в 1695 году.

Но вот соображение, которое при одном изыскании является несколько несогласным с этим преданием. Из числа старопечатных церковных книг, оставшихся от бывшей

174

Преображенской церкви, любопытна одна, заглавие которой, украшенное ликом святых, таково: "Анфологион, сиречь Цветослов, или Триволог, составленный от святых отец, изображенных зде, Всесильного Бога во Тройце благодатью, благословением четверопрестольных восточных святейших патриарх, тщанием же и иждивением братства, при храме Успения Пресвятыя Богоматере, в типографии их всесовершенне четвертое уже издадеся в Львове, в лето бытия мира 7159, от воплощения же Господня 1651". На этой же книге, по листам, внизу, есть позднейшая приписка, из которой видно, что она существовала в 1704 году при церкви Преображения Господня. Значит эта церковь бала до Полтавской битвы. Выпишем кстати эту приписку: "Сию книгу, глаголемую Трифологион, от любве своея ко Богу" даровал пан Василий Федорович Нежинец, за спасение свое, за позволением родича своего пана Федора Нежинца, за спасение всех родичов своих, живых и мертвых, а особливо за спасение преставившейся матки своея Евдокии до храму Преображения Господня Полтавского, в року 1705, ноевмрия 28. Иоанн Светайло писал. Презвитер Свято-Преображенский Полтавский рукою власною. Книга же сия куплена в Крыму за шесть левов в мирное царство Благочестиваго Царя Нашего и Великаго Князя Петра Алексеевича, всея России Самодержца, со турским царем мир имеяху, в року 1704". На этой же книге, против 6 сентября, на пятнадцатом листе, находится приписка печатными уставными буквами следующего содержания: "1705 года. Сего дня (значить 6 сентября), по с. литургии, в среду, церковь сгорела Преображения Господня Полтавская." (13). А другая надпись на "Апостолгь" говорит следующее: "Сию книгу, глаголемую Апостол, по пожеже до новосооруженной прежде малой церкви на пепелище Преображения Господня,

175

даровал вечное за спасение свое Тимофей Гродзенко, которая и от великой церкви, егда соорудится не отдаленно, вечно при оной зоставать будет. А даровал сию книгу року 1705, генваря 28, в царство Благочестивейшего Государя Нашего Великаго Князя Петра Алексеевича, правящу престолом митрополий киевской преосвященному митрополиту кир Варлааму Ясинскому, содержащу регимент малой отчизны ясневельможному и обоих сторон Днипра гетману Иоанну Степановичу Мазепе и кавалеру святаго апостола Андрея Первозваннаго чину. За полковника Полтавскаго Иоанна Прокофиевича Левенця, за протопопство в Полтави Иосифа Нащинского, священно-иерея Свято-Николаевскаго Мазуровскаго" *).

*) Книги этой при церкви нет: ее взял П. И. Бодянский и не возвратил.

Надпись эта противоречить надписи на книге "Трифологион", которая гласить о бывшем пожаре Преображенского храма в сентябре 1705 года. По неимению других сведений, трудно примирить такое развноречие. Быть может, Преображенский храм сгорел и ранее 1705 года, а при новом сооружении придел его прежде был готов, к которому Гродзенко и пожертвовал книгу "Апостол", а "егда соорудится великая церковь, то при оной зоставать будет". Во всяком случае нет оснований опровергать предание, считающее нынешнюю церковь Спаса современною Петру Великому; за это говорит ее архитектура и еще более известная стойкость южных построек из дубового леса.

В Бозе почивший Император Александр II, в 1837 г., 10 октября, тогда еще Наследник Цесаревич, при посещении Своем Полтавы, осматривал Спасскую церковь и, видя, что столь замечательный исторический памятник приходит в довольно значительную ветхость, пожертвовал,

176

для ее сохранения и устройства сверх нее каменного футляра, 2000 р. и 5000 р. для беднейших жителей города. Дворянство Полтавской губернии, в свою очередь, также сочувственно отнеслось к этому делу и пожертвовало для этой цели 10000 руб., о чем было донесено в Бозе почившему Императору Николаю I-му. Затем, по ходатайству бывшего тогда генерал-губернатора Малороссийского края графа А. Г. Строгонова, была открыта на один год подписка по всей России (14). Собранная таким образом сумма составила до 25000 рублей.

Highslide JS
Спасская церковь после ее возобновления в 1845 году.

В 1845 году каменная одежда, имеющая вид шатра, была устроена, иконостас подновлен, с сохранением прежнего во всех частях, и, для поддержания стен церковного здания, внутри выведены четыре каменные столба, — два в церкви и два в алтаре, — одним словом, существование достопамятного храма упрочено надолго, и 27 июня 1845 г., в годовщину Полтавской битвы, церковь вновь была освящена

177

бывшим Полтавским архиепископом Гедеоном Вишневским (15). На остатки пожертвованной суммы, в 1847 году, вновь построена и освящена того же года, 4 сентября, каменная колокольня, простою архитектурою гармонирующая с церковью, вместо прежней старой, состоявшей из четырех деревянных столбов с перекладинами и крышей, находящаяся на расстоянии 5 саж. от храма, и новый монумент из бронзы в 1849 году. Оставшаяся от построек сумма, в количестве 3,077 руб., по Высочайшему повелению, обращена в пользу церкви с тем, чтобы причитающиеся на эту сумму проценты были употреблены на ее ремонт, и непрерывно доходный билет за № 4162 на означенный капитал хранится в денежном сундуке Полтавского кафедрального собора, к которому Спасская церковь состоит приписною.

В настоящее время церковь Спаса представляет по наружному виду небольшой каменный храм об одной главе, служащий покровом древней церкви деревянной *), приспособленный к наружной ее архитектуре, так что деревянная церковь в нем помещена и оставлен вокруг нее свободный ход.

*) Построена в старинном русском стиле, чем и отличается от прочих старинных церквей в Полтавской губ , которые почти все греческой архитектуры.

По объему Спасская церковь очень не велика: в вышину с крестом она имеет 9 2/3 саж.; основание ее составляет продольный четырехугольник, длиною 10 3/4 и шириною 4 3/4 саж. (в середине), об одном престоле во имя Спаса Нерукотворенного Образа. Выстроена она из крепкого дубового леса, почему и уцелела до настоящего времени; крыша на древнем храме из гонта **). В ней три наружных двери

**) Гонт — деревянные (сосновые) пластинки, употребляются для покрытия крыш.

178

и девять окон. Внутренность церкви разделена на шесть частей: небольшие сенцы, за ними притвор, далее церковь и алтарь, а направо от входа в синцы небольшой придел, назначенный для склада церковных вещей, а за ним, рядом с алтарем, ризница. Внутренний вид церкви и расположение остались прежние, как были до возобновления.

Иконостас представляет три яруса. В нижнем, подле царских врат, хорошей живописи местные образа в киотах старинной разнообразной резной работы. Иконы Спасителя и Божьей Матери в вызолоченных венцах. Киоты окрашены голубой краской, каждый с двумя разными колонками, украшенными золотыми продольными полосками. У боковых дверей: с левой стороны такой же киот, только поменьше, находится у образа Божьей Матери; образ этот, судя по размеру и живописи, совершенно согласный с местным образом Спасителя, вероятно, стоял прежде подле царских врат, но впоследствии заменен другим, в золоченой раме, довольно хорошей живописи; а с правой стороны храмовый образ Нерукотворенного Спаса, с серебряным венцом вокруг главы. Во втором ярусе: посредине над царскими вратами находится большая икона Распятия, по золотому полю, внизу которой помещена небольшая икона Божьей Матери, а по обеим сторонам довольно большие образа Спасителя и Божьей Матери, по золотому, барельефами украшенному полю, а вокруг них, в виде двойных рам, изображены в кружках, двунадесятые праздники; в углах изображение пророка Даниила с левой стороны, а Иоанна Крестителя — с правой. В верхнем ярусе, по обеим сторонам небольшого образа положения Христа во гробе, находится шесть изображений пророков, а выше всего — икона Воскресения Христова. Такое расположение состава иконостаса, и в особенности киоты местных икон, ясно указывают,

179

что внутреннее убранство церкви было сборным и составлено из разных частей другой большой церкви *).

*) В 1902 г., с разрешения св. синода (указ от 27 ноября 1901 г. за № 8300), будет приступлено к внутреннему капитальному ремонту Спасской церкви, на что уже собрано более 1000 руб.

Из архивных сведений консистории видно, что с 1811 года Спасская церковь была приписною к собору; затем с 1848 года, 4 сентября самостоятельной; с 1852 года — приписною; с 1862 года, 6 октября — опять самостоятельной; с 1865 года, 31 декабря — опять приписною. В 1875 году, по указу Полтавской духовной консистории, от 17 ноября за № 10024, Спасская церковь была предоставлена для богослужения священнику 33 пехотного Елецкого полка, квартирующего и поныне в Полтаве, который, 20 декабря 1898 года, перешел в домовую церковь, устроенную для полка в здании купца С. А. Панасенка.

Внутренность церкви замечательна изображениями семи вселенских соборов, ниже купола, вокруг всей стены, в деревянных вызолоченных рамах, большого размера, писанных на холсте в 1676 году каким-то Герасимом Немым, с надписями о времени и месте их возникновения. На одной из этих картин, именно в притворе с правой стороны, выставлен 1777 год — их обновления. Картины эти очень замечательны по древности и прочности живописи.

Кроме вселенских соборов, замечателен более всего по своей древности, за клиросом, с правой стороны возле арки, образ святителя Афанасия, патриарха Константинопольскаого, мощи которого почивают в Лубенском Мгарском монастыре (Полтавской губ.) в сидячем положении. Образ этот писан (как видно из надписи на нем) в 1655 году, в марте месяце, через год после кончины святителя († 5 апреля 1654 года), и поновлен в 1813 году, в мае месяце, старанием бывшего настоятеля этой церкви протоиерея Самойловича

180

(† в 1831 году), жены его Марии и Марка Чалеевского. Живопись очень грубой кисти; внизу нарисован Лубенский монастырь, без соблюдения всяких правил архитектуры и перспективы; имеет в длину 1 3/4 и в ширину — 1 1/2 арш. Внизу образа находится следующая надпись: "Сей святитель Афанасий, родом бе Критяний, Пателарий, патриарх Константинограда, в Лубенском монастыре почи сидящ 1654 года, апреля 5 дня, идеже нетления его мощи всем, с верою приходящим, неоскудно подают исцеление".

В притворе по обеим сторонам устроены киоты: в правом — помещается икона Казанской Божьей Матери, в левом — икона святителя Николая, как видно, очень древняя.

Над дверью, ведущей из притвора в саму церковь, находится образ, замечательный по оригинальности живописи, в старинном католическом стиле, изображающий снятие Спасителя с креста, на коленях у Скорбящей Божьей Матери, грудь Которой пронзена мечем; вдали видны Голгофа и крест. Каким образом он был поставлен в этой церкви — неизвестно. Внизу же образа находится следующая надпись из 8-ми силлабических стихов:

"О болезнь, о жалость! Сын зрится пробожденный,
Язвляет меч утробу Девы изощренный.
Зри затворены очи, неимущи света,
Жаждный язык в крови, недающ ответа.
Зри кровь и воду, текущи от святаго боку,
Язву, створену широко, глубоку.
Виждь всего уязвленна, пробитыя нозе;
Руце, сотворши вся, пробитыя гвоздьми сквозе".

Длина образа 1 арш. 15 вер., ширина 1 арш. 5 1/2 вер. Священных сосудов, одежд, книг и вещей, исторически замечательных, нет в Спасской церкви; по всей вероятности, они истреблены пожаром, уничтожившим в 1705

181

году главный храм. Есть, впрочем, два евангелия, довольно древние: 1) Виленской печати 1644 года, отделанное в черный бархат, с накладным серебряным на лицевой стороне изображением Воскресения Христова. На его посеребренной бляхе вырезаны, на одной, накрест кости и череп, с надписью: "кости и знак смерти, зрак зрит всяк, будет так"; а на другой — благословляющий Спаситель и в ногах падший и с умилением взирающий на него человек, под которым вырезаны слова "Петр". Это дает повод догадываться, что евангелие подарено Государем и, вероятно, после Полтавской битвы. 2) Московской печати 1698 года, со сплошными с обеих сторон серебряными вызолоченными досками, безпробного серебра. На лицевой стороне его посредине — литое изображение распятия Христова, по углам изображения четырех евангелистов. На оборотной стороне посредине изображение Преображения Господне, сверху — Нерукотворенного Образа. На нижней доске вырезана надпись:

"Старанием и прикладом Петра Яковлевича в Божию славу,
До церкви Преображения Господня во град Полтаву,
1703 року, егда воплотися Бог Слово,
Месяца марта в 7-й день совершися готово.
Зроблено сие евангелие в царствующем Москве граде,
Коштом Андрея ктитора, спасения своего ради.
Сребра фунтов 12 стало в работе,
Червоных золотых 20 пошло в позолоте".

Таким образом евангелие это, как видно из вышеприведенной надписи, принадлежало сгоревшей Преображенской церкви. В настоящее время оно хранится в соборной церкви.

Дарохранительница имеет форму церкви и, надо полагать, современна храму, с вырезанным на ней изображением Нерукотворенного Образа, серебряная, низкой пробы.

182

Замечательна также серебряная вызолоченная чаша, очень хорошей работы и чекана; на ней вырезана надпись: "Року 1706, марта 1, сей келех наддал раб Божий Иоанн Красноперов судья полтавский, до храму св. Спаса, с сыном своим Даниилом, за отпущение грехов своих". Она хранится в соборной церкви.

По словам Вадима Пассека *), в Спасской церкви, кроме описанных, находились следующие, заслуживающие внимания по своей древности, книги:

*) "Очерки России", стр. 224.

1) Ключ разумения, печатанный в 1665 году ве Львове.

2) Четья-минея, печатанная по повелению Петра Великого.

3) Толкование в кратче на псалмы Давыдовы, собранное от многих богодухновенных учителей церкви.

Теперь их нет и где находятся — неизвестно.

В 1890 году Спасская церковь и колокольня, стоявшие до того на открытой площадке, обнесены на средства города деревянной оградой, а погост засажен деревьями (16).

СТИХИ
на освящение храма во имя Спаса в Полтаве
*).

(Посвящается кадетам-воинам).

*) "Полтавские Губернские Ведомости" 1845 года, ч. н., № 26, стр. 245. Автор стихов неизвестен.

Кто сон нормана разрушает,
Давно сокрытого землей,
Могильну насыпь потрясает
Своей воинственной стопой?
Еще ли бой? Потеря ль славы
Холодной Швеции сынов?
Они бегут ли от Полтавы,
Добычей русских став штыков? —

183

О, нет! Спешат орлы младые
Не в пламень сечи грозных битв,
Туда, где гимн отцы святые,
Воспевши с теплотой молитв,
Храм Божий Спаса освящают,
И испросив небес покров,
Святыней твердо укрепляют
Сей памятник в скрижаль веков.
От милосердья Николая,
Воспитанники юных лет!
Возгласу сердца вы внимая,
Запечатлейте мой совет:
Вам к славе легкая дорога,
К Великому душой горя,
Молите со слезами Бога
За здравье Мудрого Царя!

V.

КРЕСТОВОЗДВИЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ.

В числе достопримечательностей Полтавы, напоминающих нам славную победу Петра I над Карлом XII, королем шведским, обращает на себя особенное внимание Крестовоздвиженский монастырь; бывший в черте военных действий, ознаменовавших славный для России день 27 июня 1709 года.

Полтавский Крестовоздвиженский мужской второклассный монастырь находится на северо-восточной стороне, в 1 1/2 версте от города, вправо по дорога на Харьков. Построен он у берегов Ворсклы, при устье ручья Полтавки, на высоком скате живописной горы, поросшей лесом и отделяемой от города большим историческим оврагом Задыхальным.

184

Монастырь этот основан в 1650 году, по благословению Киевского митрополита Сильвестра Коссова († в Киеве 13 апреля 1657 г.), игуменом Мгарскагоо Преображенского монастыря (в Лубенском у., Полтавской губ.) Каллистратом *), при главном участии первого Полтавского полковника Мартына Пушкаря, который пожертвовал для этого значительную сумму, а также — Ивана Искры, Ивана Крамаря и других жителей Полтавы. О том, как долго строился монастырь, и какие здания воздвигнуты были в нем первоначально, не сохранилось никаких сведений.

*) Был игуменом в том монастыре с 1635—1638 и с 1649—1650 г.г.

Известно только, что в 1695 году татары, во главе с бывшим войсковым канцеляристом Петриком, разоривши Полтаву, опустошили монастырь. В 1709 г. разорили его шведы. Заняв монастырь, не оконченный тогда еще постройкой после предыдущего разорения, они втащили туда свои пушки и громили бастионы Полтавской крепости. Одна из этих чугунных пушек сохранилась до настоящего времени и в 1853 году перенесена из монастыря в кадетский лагерь, вблизи шведской могилы. По преданию, в монастыре была временная квартира Карла XII. Близ леса, прилегающего к монастырю, расположена была шведская артиллерия; у другой опушки, по левую сторону нынешней зеньковской дороги, — наша артиллерия. Близ первого леса стояла мельница, из которой Карл XII, во время сражения, посылал приказания. Невдалеке от этого монастыря Карл XII, при объезде своих аванпостов, 25 июня, ночью, ранен казаками пулей в ногу. Известно также, что во время самой битвы Петр Великий отрядил три батальона под начальством полковника Головина к монастырю для сообщения с Полтавой. После Полтавской битвы монастырь опять был отстроен Полтавским полковником Василием Кочубеем, сыном

185

известного в истории Малороссии Василия Леонтьевича Кочубея, за что отдано было строителю монастыря урочище Требы, перешедшее впоследствии во владение помещика Ивана Андреевича Базилевского. В 1822 году, 19 июня, многие здания монастыря значительно повреждены были бурей; повреждения эти вскоре были исправлены бывшим тогда настоятелем архимандритом Иосифом Ильицким на сумму, отпущенную правительством, по ходатайству Малороссийского генерал-губернатора Н. Г. Репнина-Волконского.

В настоящее время в Крестовоздвиженском монастыре находятся следующие здания:

1. Главная или соборная церковь во имя воздвижения честного и животворящего креста Господня, каменная, о семи главах, византийской архитектуры, крестообразной формы; о ней подробно сказано выше. Придельный в ней престол с правой стороны алтаря во имя Благовещенья Пресвятой Богородицы устроен в 1756 году и освящен 11 февраля. На хорах, устроенных вдоль западной, северной и южной стен, были престолы: с правой стороны — во имя святителя Николая, устроенный в 1761 году и освященный 3 августа, с левой — во имя усекновения честной главы Иоанна Крестителя, — в 1795 году и освященный 9 августа, которые разобраны в 1891 году; первый из них пожертвован в домовую церковь при лечебнице душевнобольных в Полтавском богоугодном заведении, второй — на пополнение главного в монастыре иконостаса. Иконостас в соборном храме во всю его высоту, в три с половиною яруса, старинной резной работы; вновь позолочен и возобновлен рисунками в 1892 году *) на средства потомственного почетного гражданина Иннокентия Семеновича Котельникова, который для этого пожертвовал довольно значительный капитал (21385 руб.). Наместные

*) Освящен 10 октября того же года.

186

иконы Спасителя и Божьей Матери и возле них — воскресения и воздвижения честного креста Господня в массивных серебряных шатах, сооруженных женой Полтавского купца Евдокией Михайловной Ивашиной и стоящих более 5000 рублей.

2. Церковь во имя св. Троицы, в 50 шагах от соборной церкви, каменная, одноярусная, об одной главе. Построена в 1750 году и была трапезной. В 1864 г. перестроена и, кроме того, в ней устроены два придельных престола: с правой стороны — во имя св. великомученицы Варвары (освящен 14 ноября 1864 г.), с левой — во имя архистратига Михаила (освящен 12 января 1866 г.), который, по тесноте церкви, упразднен в 1894 г. и пожертвован в одну из церквей ближайшего к Полтаве селения. К южной стороне храма сделана была пристройка, в которой находились: трапеза, кухня и келия для завидующего трапезой монаха. С устройством в 1887 г. отдельного трапезного храма, пристройка эта, как ненужная, была разобрана.

3. Храм во имя св. Симеона Богоприимца, не в далеком расстоянии от Троицкой церкви, с южной стороны, каменный, об одной главе. Построен он в 1887 году Иркутским купцом Иннокентием Котельниковым на собственные средства в память сына его, скончавшегося 10 октября 1886 г. в Полтаве и погребенного в этом монастыре. Освящен 10 октября 1887 года. Размеры храма не велики: длина его 39 1/2, ширина 14 1/2 арш. При самой постройке храм этот предназначался для братской трапезы, а потому с западной части его устроены: хлебопекарня, кухня и келия для заведующего трапезой монаха.

4. Колокольня каменная, в четыре яруса, отдельно от соборной церкви, в 20 саженях от нее, очень хорошей

187

архитектуры, напоминающей собой Киево-Печерскую колокольню, вышиною 22 сажени, построена в 1786 г. при архиепископе Никифоре Феотоки. Из колоколов, находящихся на ней, самый большой в 400 пудов, громкого и приятного звона; на нем надпись: "Божией помощью, при державе Благочестивейшей Государыни Императрицы Екатерины Второй, благословением преосвященного Гавриила, митрополита Екатеринославскагоо и Херсонеса—Таврического, сей колокол вылит в Полтавский Крестовоздвиженский монастырь коштом того же монастыря 1797 года, июля 15 дня."

5. Дом для настоятеля монастыря, деревянный, на каменном фундаменте, о семи комнатах, с подвальным каменным этажом о четырех комнатах, в 10 саженях от соборного храма; построен в 1855 году старанием архимандрита Феофила Красноуглова († 31 марта 1882 г.) на месте прежнего, от времени пришедшего в ветхость и построенного еще в 1770 годах игуменом Амфилохием Леонтовичем (1770—1776 г.). К этому дому примыкает летний зал о 8 окнах *) с балконом **), из которых 2 - выходят на балкон, откуда прекрасный вид на далекие окрестности. Прямо от балкона — обрыв горы сажень в сто с лестницей из деревянных ступеней. Внизу, в саду, монастырская пасека. По простенкам зала и у дверей, вместо обоев, были сделаны рисунки (одни на холсте, а другие на дереве) из библейской истории и расположены в таком порядке: 1) Спаситель мира, почти в рост; 2) Матерь Божья; 3) Мельхисидек; 4) Симеон Богоприимец (с надписью: кн. бытия, гл. 27, ст. 27); 5) царь Давид, Иесей и пророк Самуил (с надписью из 2-й книги царств, XXIII—15); 6) Соломон (с надписью из 3-й книги

*) Имеет в длину 11 арш. 2 1/3 вер., ширину — 9 арш. 2 вер.

**) Длина 10 арш., ширина 9 арш. 2 вер.

188

царств, III, 5—14); 7) Иов; 8) Исаак, благословляющий Иакова; 9) Иаков, благословляющий двух сыновей Иосифовых; 10) Иосиф в Египте и 11) блаженный Иероним. Над входною дверью в залу — изображение Воскресенского Иерусалимского храма.

Кроме этих, по своей величине, выделялись две исторические батальные картины:

На первой из них, при входе, с левой стороны от двери, величиною в квадратную сажень, был изображен св. Александр Невский, на черном коне, которому шведы вручают свои мечи; вдали виднеется город. Внизу надпись:

Святый и храбрый Александр Невский
Духом от небес на град свой призирает
И на брега, где он противных побеждал,
Россов усердный защитник, и невидимо Петру споспешествовал.

На другой, с правой стороны двери, тоже величиною в квадратную сажень, изображен Петр Великий на белом коне с мечем и в кольчуге. Ему также подают шведы свои мечи. Внизу надпись:

Се образ начертан Премудрого Героя,
Что, ради подданных, лишил себя покоя
К утехе россов всех; но кто Он был таков —
Гласит народ и флот, художества и войски,
Гражданские труды и подвиги геройски.

Первоначально зал этот, по преданию, был устроен в 1787 году к приезду в Полтаву Императрицы Екатерины II архиепископом Амвросием Серебренниковым и впоследствии получил название Екатерининского. В том году Екатерина II, прибыв 7 июня в Полтаву, на другой день после бывших маневров на месте Полтавского боя, вблизи шведской могилы, действительно посетила Крестовоздвиженский

189

монастырь, пила в этом зале со своей свитой чай и с ее балкона любовалась окрестностями Полтавы. Зал этот, при перестройке дома в 1854 году, предполагался к уничтожению, но, по распоряжению бывшего тогда Малороссийского генерал-губернатора С. А. Кокошкина, был восстановлен в первобытном виде, и рисунки также реставрированы и развешаны в том порядке, как и прежде. По преданию, зал этот расписывал к приезду Екатерины II иконописец из села Борисовки (Курской губ., Грайворонского у.) — имение знаменитого сподвижника Петра Великого Бориса Петровича Шереметева. Петр Великий, после Полтавской битвы, возвращаясь в Петербурга, заехал к Шереметеву, подарил ему образ Тихвинской Божьей Матери, во имя Которой и основан там в 1714 году женский монастырь. В этом же селе Петр I основал также школу живописи, которой занимались сперва монахини, а затем и жители того села (17). Все эти рисунки в 1892 году, по ветхости, уничтожены и самый зал обращен в ризницу.

6. Дом для братских келий стоит по линии монастырской ограды, обращенной к городу, построен в 1770 годах; вновь исправлен в 1863, а капитально ремонтирован в 1892 году. В нем 12 келий.

7. На юго-западной стороне стоит каменный одноэтажный дом о 8 братских келиях с отделением для больницы. Построен в 1889 г. Иркутским купцом Иннокентием Котельниковым.

8. С северной стороны, за монастырской оградой, стоит деревянный, на каменном фундамента, о четырех комнатах с кухней, странноприимный дом, построенный в 1887 году на частные пожертвования.

Монастырь обнесен каменной оградой, часть которой устроена в 1881, а часть в 1887 году.

190

По основании монастыря, два года, 1650—1652, управлял им некто Виссарион в звании наместника. С того времени до 1775 года *) настоятелями были игумены, затем с 1775 до 1798 г. монастырем управляли архиепископы Словено-Херсонские, переименованные после Екатеринославскими, которые пребывание и кафедру свою имели в Крестовоздвиженском монастыре. С 1798 г., со времени восстановления Переяславской епархии, монастырем до 1884 г. управляли архимандриты, которым, по указу св. синода 1 мая 1803 г., было присвоено право священнослужения, подобно архимандритам Нежинского Благовещенского монастыря, а именно: архимандриты служение отправляют в шапке, с трикирием и дикирием; на выход великий не выходят, но принимают дары во вратах царских, с рипидами на ковре; на скрижалях мантий носят: на правой стороне Георгия Победоносца, а на левой Сампсона Странноприимца, в память знаменитой победы, одержанной в день святого над шведами под Полтавою (18). В указах св. синода, от 2-го октября 1805 и 26-го марта 1806 г., между прочим, сказано: "Архимандриты Тихвинского монастыря, Новгородской губернии, служат с митрой, с сулком, с рипидами и с осеняльной свечой, и на литургии поют "Святый Боже", подобно Крестовоздвиженскому Полтавскому монастырю" (19). Этими указами еще добавлены права архимандритов этого монастыря при богослужении.

*) В этом году, 9 сентября, по указу Императрицы Екатерины II, Повелено было: "Учредить в бывших Новороссийской и Азовской губерниях архиепископию, с наименованием оной Славянской и Xepcoнcкой, а жить архиерею в Полтаве, в Крестовоздвиженском монастыре" ("Ист. Рос. Иер., изд. 1827 г.. ч. I, стр. 40). В состав Славянской епархии поступили также нынешние уезды: Полтавский, Кобелякский и Константиноградский. Всех церквей в этой епархии было 682.

С 1775 по 1798 год управляли Полтавским монастырем архиепископы Славянские и Херсонские, потом Екатеринославские:

191

1. Евгений Булгар (Булгарис), по происхождению грек, хиротонисан из иеромонахов в архиепископа 1-го октября 1775 года. По незнанию им русского языка определен был 28 июля 1776 г. при нем администратор по делам архимандрит Феоктист Мочульский, впоследствии архиепископ Курский (20). 5-го мая 1779 года Евгений, по прошению, уволен на покой в Полтавский же монастырь, с пенсионом в 1500 руб. в год, и жил в нем до 1781 года, а затем переехал в Херсон, где поселился в подаренном ему князем Г. А. Потемкиным доме и оставался здесь до февраля 1787 года (время путешествия Императрицы в Крым), после чего отправился в Петербург. Скончался в 1806 году, 27 мая, в С.-Петербургской Александро-Невской лавре, где он жил в последние свои годы (с 1801 года) и погребен в той же лавре 29 мая в Федоровской церкви (21).

2. Никифор граф Феотоки, грек, будучи ректором семинарии в Полтаве, из иеромонахов посвященный прямо в архиепископа в 1779 году, 6 августа; 28 ноября 1786 г. переведен в Астрахань. В 1792 г., 16 апреля, по прошению, уволен на покой, с пенсионом 1000 руб. в год, получив в управление Московский Даниловский монастырь, где скончался и погребен 31 мая 1800 года (22).

3. Амвросий Серебренниковв 1786 году, 28 ноября, назначен архиепископом Екатеринославским, а в январе 1787 года прибыл в Полтаву в Крестовоздвиженский монастырь; с 22 декабря 1789 до июня 1792 г. пробыл в г. Яссах, затем опять в Полтаве, где и скончался 13 сентября 1792 года. Погребен в усыпальнице под сводами соборной монастырской церкви. Гроб его стоит на особо устроенном возвышении, у стены прямо при входе в усыпальницу.

192

Тело святителя Амвросия почивает нетленным *).

*) Здесь же, в усыпальнице, почивает нетленным тело святителя Афанасия Вольховского II, епископа Могилевского, уроженца г. Полтавы, скончавшегося здесь 1 января 1801 года. (О них подробно сказано ниже).

4. Гавриил Банулеско (Бодони). Гавриил, в миру Григорий Банулеско родился в Трансильвании, в городе Быстрице в 1746 году. Родной отец его происходил от почтенной молдавской фамилии Банулеско, переселившейся в Трансильванию из Молдавии, а отчим был трансильванский валах, из фамилии Бодони. Григорий в раннем возрасте лишился отца; мать его Анастасия вышла за второго мужа Бодони, в доме которого вырос Григорий и от которого получил свою фамилию. Первоначальное образование он получил в быстрицком училище, потом в доме своего родного дяди по матери, священника, который лично занялся его обучением. Затем, с целью дальнейшего образования, Банулеско посетил Буда-Пешт и некоторые другие венгерские города. В 1771 году он был в киевской академии, где пробыл около 2-х лит, в течение которых слушал богословские науки; отсюда отправился путешествовать по Греции, для изучения греческого языка, и провел несколько времени на островах Хиос и Патмос, в городе Смирне и на Афонской горе. В 1777 году прибыл в Молдавию — Яссы, где митрополитом в то время был Гавриил Калимах (1768—86 г.), человек довольно образованный и опытный, который дружелюбно принял юного пришельца и обещал ему всякую поддержку и покровительство. Вскоре митрополит назначил его учителем латинского языка в Яссах, где молодой наставник познакомился и подружился с ученым греком Никифором Феотоки (впоследствии архиепископ Астраханский), преподававшим в той же самой школе греческий язык и философию. Немного спустя митрополит предложил Банулеско вступить в монашество,

193

последний принял предложение и в 1779 году в Константинополе, в Успенском монастыре, преосвященным Парфением Черники был посвящен в рясофорного монаха и назван по имени своего патрона Гавриилом. Затем в 1781 году, 31 августа, рукоположен в иеродиакона, а 1 сентября того же года — в иеромонаха, с назначением его проповедником слова Божьего на греческом и молдавском языках в Ясской митрополии. Вследствие некоторых обстоятельств он принужден был в 1782 году оставить Молдавию и удалиться в Россию, куда приглашал его бывший сотоварищ по службе, а теперь уже архиепископ Славянский, Никифор Феотоки. Любезно принял Гавриила Феотоки и тотчас же — 1 июля — определил его учителем в новооткрытую Славянскую семинарию; в 1783 году, 1 мая, сделан префектом, в октябре того же года определен, кроме греческого языка, преподавателем философии. Но недолго на этот раз пришлось служить Гавриилу и в Полтаве. Недовольство, которое питали к нему некоторые из наставников за то, что он сразу был назначен на высшую кафедру, минуя низшие, а главное, тяжелые вести из Ясс о болезни митрополита Гавриила побудили его оставить службу в Полтаве и снова отправиться в Яссы. И вот Гавриил в 1784 году оставляет Полтаву, на несколько времени останавливается в Киеве, где знакомится коротко с лаврой, с академией, с наставнической корпорацией и уже из Киева отправляется прямо в Яссы; здесь, 25 марта 1785 года, он был посвящен в сан архимандрита. В 1786 году последовала кончина митрополита Гавриила. На его место был избран Романский епископ Леон, на место же Леона, по словесному завещанию покойного митрополита, думали поставить недавно возвратившегося из России архимандрита Гавриила, но корыстолюбие греков, требовавших подарков,

194

помешало этому рукоположению и вместо него был избран на романскую кафедру грек, игумен Антоний. Обиженный отечественным правительством архимандрит решился вновь удалиться в Россию и, не открывая никому своего намерения, он оставил Яссы и по пути заехал в г. Гуши, к Гушскому епископу Иакову Стамати, который назначил Гавриила экзаменатором и проповедником в своей епархии, поручив ему и ревидацию некоторых уездов. Но это не могло успокоить Гавриила и переменить его намерение ехать в Россию; он ждал только случая, который скоро и представился. В 1787 году бежал в Россию молдавский господарь Александр Маврокордато II (1785—1787 г.г.), которому, по распоряжению русского правительства, назначено было местопребывание в Полтаве. В след за Маврокордато прибыло в Россию еще несколько молдавских бояр, с которыми приехал Банулеско, тоже остановившийся в знакомой ему Полтаве. Здесь он близко сошелся с семейством князя Маврокордато, отправляя для него богослужение на греческом языке и обучая его детей. Маврокордато отрекомендовал Гавриила тогдашнему Полтавскому архиепископу Амвросию Серебренникову, "мужу превосходного ума и высоких добродетелей". Личное знакомство настолько сблизило архиепископа с иноземным архимандритом, что первый скоро обратился в синод с ходатайством о принятии Гавриила в число русских архимандритов и о назначении его на должность ректора Екатеринославской (прежде Славянской) семинарии. Ходатайство архиепископа было уважено.

Указом от 17 января 1788 г., полученным из св. синода, Гавриил был признан в звании архимандрита и определен на должность ректора семинарии, при чем преподавал и греческий язык. В 1787 году началась вторая при Императрице Екатерине II русско-турецкая война (1787—1791 г.).

195

Главнокомандующий русской армией князь Г. А. Потемкин причислил к армии преосвященного Амвросия; а последний, уже на пути в Молдавию, вызвал к себе из Полтавы ректора Гавриила, который, как туземец, мог быть полезным помощником ему в деле управления занятыми русскими войсками молдо-влахийскими княжествами. В первый же год, по вступлении русских в Молдавию, скончался митрополит Молдавский Леон (1788 г.). Нация избрала митрополитом своего соотечественника, ректора Екатеринославской семинарии, архимандрита Гавриила. Было сделано представление об этом русскому правительству, которое утвердило это избрание, отложив, однако, посвящение. Управление Молдавской митрополией было поручено архиепископу Амвросию, который был наименован местоблюстителем Молдо-Влахийской митрополии; Гавриил был сделан первым членом Ясской духовной дикастерии. Это было в 1789 г. 26 декабря 1791 г. Гавриил был посвящен в сан епископа Бендерского и Белградского, в качестве викария архиепископа Амвросия. 11 февраля 1792 г., по Высочайшему повелению, назначен митрополитом Молдавским, где он пробыл до 19 июня, когда был насильно взят арнаутами *) и под стражей отправлен в Константинополь, где отдан был под строжайший надзор патриарха. Арест Гавриила вызван был требованием Молдавского господаря Александра Мурузи, ссылавшегося на волю султана, об оставлении им митрополической кафедры, который не желал, чтобы поставленный здесь русскими архиерей заведовал духовными делами в турецкой области. Требованию этому Гавриил добровольно не подчинился. Затем, по Высочайшему повелению Екатерины II, он был освобожден и возвращен в Россию. В 1792

*) Арнауты, или горные албанцы, весьма храбрые, вооруженные с головы до ног.

196

году скончался архиепископ Екатеринославский Амвросий; на его место, 10 мая 1793 г., был определен Гавриил. 21 декабря 1797 г. Высочайшим указом ему велено было переселиться из Полтавы на жительство с консисторией и семинарией в Новомиргород и называться Новороссийским и Днепровским, где ему был отведен дом, принадлежавший некогда генерал-поручику П. А. Текеллию (р. 1720 † 1793 г.) *).

*) См. о нем: "Словарь достопамятных людей русской земли" Д. Н. Бантыш-Каменского, Спб. 1847 г., ч. III, Р.—Ф., стр. 420—425.

Чрез два года, 29 сентября 1799 г., он получил новое назначение на Киевскую митрополию, куда и прибыль в ноябре 1799 г. Здесь в 1801 г., 7 апреля, он был пожалован орденом св. Андрея Первозванного и членом синода. В 1803 г., 21 августа, по собственному прошению, уволен на покой, с пенсией по 3,000 руб. в год, и поселился в Одессе. Гавриил выстроил дом и завел хозяйство. Дом его находился на оконечности возвышенного приморского берега, что у нынешнего "Пересыпа", там, где с 1837 г. херсонские епархиальные архиереи имеют постоянное пребывание. В 1804 г. из шумной Одессы Гавриил переселился в Дубоссары, пограничное селение, находящееся на левом берегу р. Днестра. В 1808 г., 27 марта, последовал Высочайший указ, которым Гавриилу повелевалось быть опять членом синода и экзархом церквей: Молдавии, Валахии и Бессарабии и избрать местопребывание по своему выбору; этим же указом ему повелевалось сноситься по делу управления занятым краем не с константинопольским патриархом, как было прежде, а непосредственно с русским синодом, с русскими властями. В мае митрополит прибыл в Яссы и там 22 числа в соборной церкви св. великомученика Георгия торжественно был объявлен Молдо-Влахийским митрополитом. Наконец, в 1813 г. назначен митрополитом

197

вновь открывшейся 21 августа того же года, Кишиневской епархии, где скончался 30 марта 1821 года и погребен в тамошнем Киприановском Успенском монастыре (23).

Кроме упомянутых иерархов в Полтавском монастыре имели пребывание:

1) Иов Потемкин родной племянник блестящего князя Г. А. Потемкина, родился 22 июня 1752 г. в с. Нахоложе, Смоленского уезда. Воспитывался в С.-Петербургском кадетском корпусе; в 1785 г. поступил в монашество. В 1789 г. уже был архимандритом Успенского Городищенского при Днестре монастыря, Молдо-Влахийской экзархии. 27 февраля 1793 г. епископ Феодосийский и Мариупольский, викарий Екатеринославский. Имел пребывание в Полтавском монастыре с 13 марта 1793 по 1796 год, откуда, в том же году, 13 мая, переведен в Минск архиепископом. В 1799 г., 16 октября наименован Минским и Литовским, коадьютором Киевской митрополии, и архимандритом Слуцким; 7 февраля 1812 г. переведен в Екатеринослав. Скончался 28 марта 1823 г. и погребен в Самарско-Николаевском монастыре *), Екатеринославской губ. (24).

*) Любопытные сведения об этом монастыре см. в статье Д. И. Эварницкого: "Церковные памятники Запорожья" ("Истор. Вестник" 1893 г., т. LII, июнь, стр. 770—782).

2) Иеремия Соловьев переведен в Полтаву из епископов Кавказских и Черноморских в 1849 г., 20 ноября. Имел пребывание в Полтавском монастыре в 1850 году, с 5 марта по 13 мая; 19 декабря переведен в Нижний Новгород. 17 июня 1857 г. уволен на покой и имел пребывание в Нижегородских монастырях: Печерском Вознесенском, потом Городецком Федоровском, Балахнинского у., и, наконец, в Благовещенском, где и скончался 6 декабря 1884 года (25).

198

3) Вениамин Павлов сын причетника Воронежской губернии; учился в местной семинарии, где прошел богословский курс в 1842 году. Овдовев, 1 сентября 1843 г. поступил в Киевскую духовную академию; в 1845 г., 11 марта, пострижен в монашество; в 1847 г. выпущен старшим кандидатом Киевской духовной академии. В 1853 г., 31 января, инспектор Курской семинарии; 1 августа 1856 г. возведен в сан игумена, а 25 января 1859 г. — архимандрита. В 1858 г., 4 декабря, ректор семинарии в Орле, в 1861 г., 10 марта, — в Архангельске и в 1866 г., 3 августа, — в Новгороде. В 1870 г., 17 октября, Всемилостивейше назначен епископом Балтским, викарием Подольского епархиального архиерея; хиротонисан в сан епископа 8 ноября. В 1879 г., 17 февраля, уволен на покой и назначен настоятелем Полтавского монастыря, откуда в 1883 году, 8 декабря, переведен в Флорищеву пустынь, Владимирской губ., Гороховецкого уезда (26).

В 1884 году, по определению св. синода, Высочайше утвержденному 31 марта того же года, учреждена в Полтавской епархии викарная епископская кафедра на следующих основаниях: "1) Викарию Полтавской епархии именоваться епископом Прилукским, и местопребывание иметь в находящемся в городе Полтаве второклассном мужском Крестовоздвиженском монастыре, в который назначить его настоятелем. 2) На содержание викария Полтавской епархии, в дополнение к тому, какое он будет получать от Крестовоздвиженского монастыря по званию настоятеля, назначить ему из неокладной суммы Полтавского архиерейского дома 1000 рублей. 3) Снабдить из ризницы Полтавского кафедрального собора необходимыми облачениями и принадлежностями, для служения викария в Крестовоздвиженском Полтавском монастыре. 4) Предоставить викарию при служениях

199

его в кафедральном Полтавском соборе пользоваться находящимися там архиерейскими иподиаконами и певческим хором" (27).

С того времени викарными епископами были и управляли монастырем:

1) Иларион Юшенов сын священника Смоленской епархии, Вяземского уезда, с. Нового; родился 22 февраля 1824 года. Воспитывался в Смоленской духовной семинарии, где в 1843 году окончил курс со званием студента. Овдовев, 4 марта 1873 г. принял монашество и был возведен в сан игумена; в мае того же года назначен настоятелем Смоленского Троицкого монастыря и возведен в сан архимандрита. 24 декабря 1878 г. назначен наместником Киево-Печерской лавры; 30 марта Высочайше назначен епископом Прилукским, викарием Полтавской епархии, а хиротонисан 29 апреля 1884 г. в С.-Петербурге, в Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавры. Прибыл в Полтаву 13 мая того же года. За болезнью архиепископа Полтавского Иоанна, 3 июня 1886 г. назначен управляющим Полтавской епархией, а 14 ноября того же года — епископом Полтавским и Переяславским (28).

2) Михаил Грибановский уроженец Тамбовской губернии, получил среднее образование в тамошней семинарии, а высшее — в С.-Петербургской духовной академии (1880—1884). По окончании академического курса, в течение которого он принял монашество, иеромонах Михаил в мае 1884 г. богословским отделением академии был представлен академическому совету для замещения кафедры основного богословия. После защиты им диссертации pro venia legendi "Религиозный элемент в философии Гераклита" и двух пробных лекций, 14 июня 1884 г. был допущен к преподаванию в академии основного богословия в качества приват-доцента,

200

с возложением на него обязанностей штатного преподавателя. В 1887 г. он был назначен и. д. инспектора С.-Петербургской академии и утвержден в степени магистра богословия, по защите им диссертации: "Опыт уяснения основных христианских истин естественной человеческой мыслью. Вып. I. Истина бытия Божия" *), а в следующем году утвержден в должности инспектора (по инспекторской должности непосредственным преемником его был Михаил Ермаков, воспитанник Киевской академий) и возведен в сан архимандрита. В 1890 г., по определению св. синода от 16—19 августа, по расстроенному здоровью, вследствие просьбы, уволен от духовно-учебной службы, а 22 августа того же года назначен настоятелем посольской церкви в Афинах. 28 июня 1894 г. Высочайше назначен епископом Прилукским, викарием Полтавской епархии, а хиротонисан 6 августа в С.-Петербург, в Казанском соборе. Прибыл в Полтаву 23 августа. 30 ноября 1895 года назначен епископом Каширским, викарием Тульской епархии; 19 января 1897 г. - епископом Таврическим и Симферопольским, где и скончался 19 августа 1898 года (29).

*) Речь перед защитой диссертации в "Христианском Чтении" 1888 г., №№ 5—6.

3) Тихон Клитин сын священника Смоленской епархии, Еленского уезда, с. Язвена, родился в 1835 г. По окончании курса учения в Смоленской семинарии, со званием студента, в 1855 г., он до 1861 г. состоял при Смоленском архиерейском доме в должности учителя певчих; 13 августа 1862 г. принял пострижение в монашество и в следующем году вступил в С.-Петербургскую духовную академию для продолжения образования. Избранный по окончании курса советом Казанской академии бакалавром

201

по кафедре св. писания, иеромонах Тихон 2 декабря 1870 г. утвержден был здесь в степени магистра богословия; 19 апреля 1875 г. возведен в сан архимандрита и 9 июня того же года назначен ректором Самарской духовной семинарии. Но в 1882 г. архимандрит Тихон оставил духовно-учебную службу и 28 сентября определен был настоятелем Черниговского Елецкого первоклассного монастыря. Отсюда 27 мая 1885 г. переведен был на настоятельство Домницкого второклассного монастыря, с сохранением за ним личной степени настоятеля монастыря первоклассного, и 15 ноября назначен благочинным монастырей Черниговской епархии. В 1888 году, 21 марта, архимандрит Тихон был перемещен на должность настоятеля в Новгород-Северский монастырь и отсюда в 1891 г., 21 февраля, определен старшим членом С.-Петербургского духовно-цензурного комитета. 18 апреля 1892 г. Высочайше повелено ему быть епископом Муромским, викарием Владимирской епархии, и настоятелем Боголюбова монастыря, а хиротонисан 26 апреля в С.-Петербурге, в Александро-Невской лавре. 30 ноября 1895 г. назначен епископом Прилукским, викарием Полтавской епархии. Прибыл в Полтаву 16 декабря того же года. 15 ноября 1896 г. назначен епископом Оренбургским и Уральским. Скончался в том же году, 5 декабря, в Полтавском Крестовоздвиженском монастыре и погребен в склепе тамошней Троицкой церкви, рядом с прахом архиепископа Иоанна († 8 июля 1899 г.) (30).

4) Менандр Созонтьев сын священника Харьковской епархии; родился в 1854 г. В 1877 г. окончил курс в Харьковской духовной семинарии первым студентом, с награждением за отличные успехи "голицинской" серебряной медалью, и в том году послан был на казенный счет в Московскую духовную академию. В 1881 г. окончил курс

202

кандидатом богословия и выдержал устное испытание для получения степени магистра богословия; в том же году назначен преподавателем философских наук в Таврическую духовную семинарию. Как одного из даровитейших своих воспитанников, Московская академия имела его в виду для замещения профессорской кафедры. Через три года он получил от совета академий предложение занять освободившееся место преподавателя в академии, но он отказался от этого почетного предложения. В 1885 г., 16 февраля, принял монашество и в том же году назначен был инспектором Кишиневской духовной семинарии, а в 1890 году определен ректором Костромской духовной семинарии, с возведением в сан архимандрита; здесь состоял также редактором епархиальных ведомостей. 22 декабря 1896 г. Высочайше назначен епископом Прилукским, викарием Полтавской епархии, а хиротонисан 26 января 1897 г. в С.-Петербурге, в Троицком соборе Александро-Невской лавры. Прибыл в Полтаву 11 февраля 1897 года. 24 мая того же года назначен епископом Балтским, викарием Подольской епархии (31).

5) Филипп Бекаревичсын священника Могилевской епархии; родился в 1862 г. По окончании курса в Могилевской духовной семинарии в 1884 г., поступил для дальнейшего образования в С.-Петербургскую духовную академию. 13 декабря 1887 г., будучи студентом IV курса, пострижен в монашество. По окончании академического курса со степенью кандидата богословия, в 1888 году, 2 октября, назначен смотрителем Виленского духовного училища. В 1890 г. перемещен в Новгородскую духовную семинарию на должность инспектора, а в 1892 г. назначен ректором Самарской духовной семинарии, с возведением в сан архимандрита. 5 июля 1897 г. Высочайше назначен епископом Прилукским, викарием

203

Полтавской епархии, а хиротонисан 17 августа в С.-Петербурге, в Александро-Невской лавр. Прибыл в Полтаву 31 августа. 6 ноября 1899 г. назначен епископом Новгород-Северским, викарием Черниговской епархии. Скончался в Чернигове 18 февраля 1902 г. и погребен там в Елецком монастыре (32).

6) Гедеон Покровскийсын причетника Орловской епархии. В 1869 г. окончил курс учения в Орловской семинарии со званием студента. Овдовев, 27 октября 1874 г. принял монашество и 1 сентября 1881 г. поступил в Киевскую духовную академию для дальнейшего образования, откуда, окончив три курса со степенью кандидата, 1 сентября 1884 г. назначен настоятелем Японской духовной миссии и преподавателем в тамошней семинарии священного писания и нравственного богословия. 11 декабря 1885 г., вследствие просьбы, по расстроенному здоровью, уволен на покой в Волховский монастырь (Орловской губ.). 27 марта 1887 г. назначен преподавателем основного, догматического и нравственного богословия в Казанскую семинарию, а 30 января 1888 г. — смотрителем Холмского духовного училища (Люблинской губ.). В том же году, после дополнительного экзамена и защиты диссертации "Археология и символика ветхозаветных жертв", советом Киевской духовной академии удостоен степени магистра богословия. 1 января 1899 г. возведен в сан архимандрита и в том же году, 30 сентября, назначен ректором Холмской духовной семинарии. 14 декабря 1891 г. Высочайше назначен епископом Люблинским, викарием Холмско-Варшавской епархии, а 12 января 1892 г. хиротонисан в С.-Петербург, в Александро-Невской лавр. 22 декабря 1896 г., согласно просьбе, по расстроенному здоровью, уволен на покой в Мещевский Георгиевский монастырь, Калужской епархии, а 6 ноября 1899 г. назначен

204

епископом Прилукским, викарием Полтавской епархии. Прибыл в Полтаву 28 ноября 1899 года, где пребывает и по настоящее время *).

*) Послужной список за 1899 год.

Из церковной утвари и других предметов, находящихся в монастыре, по древности замечательны:

1) Дарохранительница серебряная, по местам вызолоченная, с литыми на ней изображениями, сооружена в 1758 году. Весу в ней 20 фунтов.

2) Крест серебряный, вызолоченный, пожертвованный архимандритом Иосифом Ильицким в 1818 году. Весу в нем 3 фун. 24 зол.

3) Напрестольный крест серебряный и местами позолоченный, резной, с подножием чеканной работы, весом (с внутренним железным стержнем) 19 фунтов; без пробы.

4) Водосвятная серебряная чаша, круглая, с круглым же подножием и двумя рукоятками; на верхнем ее крае сделана накладка в виде бордюра, а на передней стороне вычеканен крест с позолоченным сиянием: вокруг подножия сделаны чеканные изображения российских лавр, а на самом подножии вырезана следующая надпись: "Сооружися в Полтавский Крестовоздвиженский монастырь при преосвященном Амвросии, святейшего правительствующего синода члене, архиепископе Екатеринославском и Херсониса Таврического и Молдовлахийския зкзархии местоблюстителе, 1790 г." Весу в ней 35 фун. 72 зол.

5) Кружка старинная серебряная, с крышкой и рукояткой, снаружи местами, а внутри вся вызолоченая, без пробы; на крышке литой лев; весу в ней 3 фун. 8 зол.

6) Кружка старинная серебряная, с крышкой и рукояткой, снаружи местами, а внутри вся вызолоченая, с превосходными довольно выпуклыми аллегорическими изображениями

205

четырех времен года, без пробы, со следующей на подножии надписью: "Elisfbeth Pollionen Wirib, 1661". Весу в ней 3 фун.

7) Кружка старинная серебряная, с рукояткой, без крышки, снаружи местами, а внутри вся вызолоченная; пробы не означено; на подножии надпись: "Року 1707, месяца февраля, дано до монастыря Полтавского. М. В. К. В. З". Весу в ней 1 фун. 60 зол.

8) Напрестольное евангелие, большее из всех (1 арш. длины и 11 верш. ширины), московской печати 1657 г, на александрийской бумаге. Оно обложено медными позолоченными досками, на верхней из них сделано 9 серебряных чеканных рельефных накладок с изображениями: в средине Воскресения Христова, сверху распятия на кресте, снизу вознесения на небо, по углам четырех евангелистов, а по бокам двух преподобных. На нижней доске по середине находится чеканное серебряное изображение святителя Николая, а по углам медные позолоченные наугольники. На заглавном листе напечатано: "Во славу святыя единосущныя, животворящия и нераздельныя Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа, повелением Благочестивейшия Самодержавнейшия Великия Государыни нашея Императрицы Елисаветы Петровны всея России, при Наследнике Ея, Внуке Петра Перваго, Благоверном Государе Великом Князе Петре Феодоровиче и при Супруге Его Благоверной Государыне Великой Княгине Екатерине Алексиевне, и при Благоверном Государе Великом Князе Павле Петровиче, и при Благоверной Государыне Великой Княгине Анне Петровне, благословением же святейщаго правительствующаго синода, напечатася книга сия священное евангелие в царствуюшем великом граде Москве, в лето от сотворения мира 7267, от Рождества же по плоти Бога-Слова 1759, индикта 7, месяца февраля".

206

9) Евангелие в листе, московской печати 1667 г., в сплошной медно-позолоченной оправе, с пятью на лицевой стороне изображениями, а на оборотной стороне с изображением Иоанна Предтечи. На первом листе напечатано: "Напечатано в царствующем граде Москве в типографии, прежде множицею изданное, ныне-же со стихами и главами первое издадеся повелением Благочестивейшаго Государя Царя и Великаго Князя Алексия Михайловича, всея великия и малыя и белыя России Самодержца, в тринадесятое лето благочестивыя державы царства Его и в четвертое лето рождения Сына Его, Государя Нашего Благовернаго Царевича и Великаго Князя Алексия Алексиевича, благословением-же великаго государя, святейшаго Никона, архиепископа Московскаго и всея великия, малыя и белыя России патриарха, в шестое лето патриаршества его, в лето от создания мира 7165, от воплощения же Бога-Слова 1657, месяца августа в 29-е.

10) Евангелие львовской печати, напечатанное в 1644 году, обтянуто зеленым бархатом, с пятью на лицевой стороне серебряными изображениями, со следующим заглавием: "Евангелион, сиречь благовестие боговдохновенных евангелист, благословением святейших четверопрестольных патриарх, тщанием и иждивением братства ставропигион, храма Успения Пресвятыя Богородицы, опасно вторицею издадеся в Львови, в лето от создания мира 7152, а от Рождества Христова 1644, мая 18".

11) Другое Евангелие львовской печати 1670 года, июня 11 дня. По внешнему виду и по ветхости сходно с предыдущим.

12) Евангелие на грузинском языке, в 1/4 долю листа, в бархатном малиновом переплете; напечатано в Тифлисие в 1709 году. Вот перевод надписи, находящейся на первой его странице: "Великими трудами и богатыми израсходованиями правоверного и образованного управителя Грузии,

207

царевича Вахтанга-Левановича, явилось это новое и первопечатное евангелие, в царствование великого и славнаого царя Грузии Георгия. Напечатано в городе Тифлисе в типографии Михаила Степановича Онгровлахели 1709 года *).

*) См. о нем в "Полтавских Епархиальных Ведомостях", 1891 г., ч. н., № 6, стр. 398—402.

13) Маргарит Иоанна Златоустого, московской печати 1698 года. На первом листе напечатано: "Во славу святыя единосущныя, животворящия и нераздилимыя Троицы, Отца и Сына и Святаго Духа, повелением Благочестивейшаго Великаго Государя нашего Царя и Великаго Князя Петра Алексиевича, всея великия и малыя и белыя России Самодержца, благословнием в духовном чине отца Его и богомольца великаго господина святейшаго кир Адриана, архиепископа Московского и всея России и всех северных стран патриарха, при Благороднейшем Государье нашем Цесаревиче и Великом Князе Алексии Петровиче, издадеся книга Маргарит богоугодных трудов вселенскаго великаго учителя во святых отца нашего Иоанна Златоустаго, Константина-града патриарха, учителная его и вразумителная словеса христианскому народу в изрядную пользу и спасение, в царствующем великом граде Москве, в лето от сотворения мира 7206, от Рождества-же по плоти Бога-Слова 1698, индикта 7, месяца декемврия".

14) Но самая замечательная по древности издания книга (в двух томах), в кожаном переплете поучительных слов св. Василия Великого. Она напечатана в 1594 году. Вот ее заглавие: "Книга, иже во святых отца нашего Василия Великаго, архиепископа кессарии Каппадокийския, з друкарни (типографии) острозское выдана есть в лето от создания мира 7102, а от по плоти Рождества Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа 1594, месяца марта 3 дня". На другой стороне листа герб князя Острожского, с надписью:

208

"Константин Константинович, в святом крещении Василие, княжа Острозское, воевода Киевский, маршалок земли Волынское, староста Владимерский и прочая". В самом конце листа напечатано: "Сия книга Василия Великаго повелением и властным коштом и накладом, трудом и промыслом ясне освецоного вельможнаго княжати Константина Константиновича Острозскаго, воеводы Киевскаго, маршалка земли Волынское, старостуы Владимерскаго, в лето от создания мира 7102, а от по плоти Рождества Господа и Спаса нашего Иисуса Христа 1594 года, месяца марта 3 дня, з друкарни острозское выдана есть".

До поступления монастырских имений в казну (10 апреля 1786 года), Полтавский Крестовоздвиженский монастырь имел в своем владении: д. Россошинцы, Буланово, где была пустынь и при ней водяная мельница, д. Трибы с мельницей, села: Сторожевую, Семеновку и Ольшанку, где была пустынь, и в них до 2000 душ крестьян; монашествующих было до 50. К Крестовоздвиженскому монастырю, по словам Н. И. Арандаренка *), был приписан также Болемовский монастырь в скиту, но где он находился — неизвестно (33). О монастыре этом, как упраздненном в Полтавской епархии в XVIII столетии, упоминает также Чудецкий в своей книге: "Опыт исследования о числе монастырей русских" (Киев, 1877 г., стр. 59).

*) т. III, стр. 30.

VI.

ШВЕДСКАЯ МОГИЛА.

В 5 верстах к северу от Полтавы, по Зеньковской дороге, на правой стороне, находится так называемая здесь "Шведская могила" **), где погребены русские воины, павшие

**) Недалече Яковецкого леса, с левого фланга бывших 6-ти редутов.

209

в Полтавском бою. Название "шведской" усвоено ей по прихоти народной не совсем справедливо: шведы, убитые в сражении, зарыты были в четырех особых могилах, от которых не осталось никакого следа *).

*) Предание говорит, что они зарыты были на так называемой "Побиванке", в 2—3 верстах от могилы русских воинов.

На другой день знаменитой битвы, о которой выше нами сказано очень подробно, т. е. 28 июня 1709 г., в 4 часа утра, Петр Великий приказал вырыть две могильные ямы, которые были готовы к 6 час. утра. Около могилы были выстроены войска; вышел в поле и Сам Царь. В Его присутствии тела убитых были положены в могилы: в одну, меньшую, были положены офицеры, в большую унтер-офицеры и простые солдаты, те и другие "в их воинских уборах и порядочно". После панихиды, совершенной всеми полковыми священниками, Петр Великий собственноручно, при помощи князя А. Д. Меншикова, водрузил над могильным холмом крест со следующей надписью: "Воины благочестивые, за благочестие кровью венчавшиеся, лета от воплощения Бога-Слова 1709, июня 27 дня" **).

**) Голиков, изд. 2-е, т. XI, стр. 234.

С того времени ежегодно 26 июня совершается поминовение павших воинов, которое с 1804 года обставлено особой торжественностью; служение бывает архиерейское, на нем присутствуют все городские власти, войска, стекается множество граждан и толпы народа из города и окрестных селений. Об этом говорит письмо генерал-губернатора А. Б. Куракина к Полтавскому вице-губернатору Г. А. Бояринову: "По тому особому обряду, который, за прибытием моим в Малороссию, введен мною в 27 июня для достойного воспоминания победы под Полтавою, я, по настоящему отсутствию моему, при отъезде из С.-Петербурга нынешнего г. гражданского губернатора Александра Ильича Муханова,

210

лично просил его, дабы не оставил он своим особенным вниманием только знаменитого для России дня того... А буде он не успееть к тому торжеству, по начальству уже вашему соблюсть, дабы панафида и протчая в день сей церемония с таковою подобающею важностью отправлена была, как при мне она всегда бывает". А из отношения гражданского губернатора к генерал-губернатору узнаем, что "введенный их сиятельством обряд для достойного воспоминания победы под Полтавой был произведен со всею важностью церемонии" *).

*) Архивные дела Полтавского Губернского Правления 1805 г., № 87 и "Полтавские Губернские Ведомости" 1898 г., № 135, статья И. Ф. Павловского.

Highslide JS
Шведская могила в 1850 году.

В настоящее время шведская могила имеет в окружности при подошве около 52 сажень; верхняя площадка в длину и ширину 5 3/4 саж., а наклонная высота могилы 6 сажень. От времени обветшалый крест возобновлен был при генерал-губернаторе князе Н. Г. Репнине в 1828 году,

211

с надписью, слова которой взяты из речи Петра Великого к воинам накануне битвы: "А о Петре ведайте, что Ему жизнь Его не дорога, только бы жила Россия, благочестие, слава и благосостояние ее". На другой стороне креста надпись: "Погребены: бригадир Феленгейм, полковники Нечаев и Лов, подполковник Козлов, майоры: Кропотов, Ерст и Гелт; обер-офицеров сорок пять, капралов и рядовых тысяча двести девяносто три, всего 1345 человек".

В 1856 году, вместо этого, скоро обветшавшего креста, поставлен новый, обитый белым железом с запайками; на одной стороне креста, обращенной к востоку, сделана та же надпись, что и при Петре I-м и, кроме того, слова, сказанные Им накануне битвы; на другой стороне, обращенной к западу, показаны убитые в сражении. Тогда же для входа на могилу сделана деревянная лестница.

Highslide JS
Шведская могила и храм во имя св. Сампсона Странноприимца в 1856 г.

212

Но Петр Великий не думал ограничиться только этим памятником. Он имел в виду на поле Полтавской битвы построить мужской Петропавловский монастырь (Он намеревался вступить в сражение 29 июня — в день Своего ангела), с приделом в честь Сампсона Странноприимца, а также пирамиду, с изображением и описанием битвы, для чего дал указ монастырскому приказу, который лично вручил его председателю графу Ивану Алексеевичу Мусину-Пушкину. Вот подлинные слова указа: "1709, июля в 7 день, Великий Государь, Царь и Великий Князь Петр Алексеевич, всея великия и малыя и белыя России Самодержец, указал по именному Своему, Великаго Государя, указу, во благодарение Всемогущему Богу за полученную над неприятелем Каролусом XII, королем шведским, победу, юже Его Всемогущею помощию в 27 день прошедшаго июня месяца на бою Его Царское Величество, под управлением Собственною Своею Высокою Особою, войсками Своими, с поражением всего неприятельского войска, одержал и, во знак и вечное напоминание той преславной виктории, на том самом месте, где тот бой был, а именно, неподалеку от Полтавы, построить монастырь мужской и в нем церковь каменную верхнюю во имя святых верховных апостол Петра и Павла, да нижнюю — преподобного Сампсона Странноприимца, на которого память та преславная виктория получена. А пред церковью сделать пирамиду каменную со изображением на ней Персоны Его, Государевы, в совершенном возрасте на коне, вылитую из меди желтой, и под нею бой самым добрым художеством; а по сторонам той пирамиды, на досках медных же, учинить подпись, со объявлением всех действ от вступления в Украину того короля шведского и с получением сей баталии. И быть в том монастыре архимандриту с шапкою, келии и ограду построить, и для поспешения в

213

том строении иметь хоромные и иные всякие потребные вещи и работников из деревень и дворов изменничьих, а именно бывшего Полтавского полковника Герцыка; а в награждение к тому-ж монастырю дать из изменничьих деревень и мельниц, доложа Его, Великого Государя, а все то сделать из монастырского приказа" (34).

Не смотря на то, что самим Петром Великим приказано было произвести работы по постройке монастыря и монумента поспешно, а также указаны были и средства для производства этих построек, но дело все таки шло вперед очень медленно. И. И. Голиков *), знавший многих современников Петра Великаго, со слов их передает, что Государь сначала не был доволен представляемыми Ему рисунками и образцами монастыря и моделями памятника, а потом военные занятия отвлекли Его и принудили надолго откладывать это строение в объеме его первоначального предположения.

*) "Дополнение к деяниям Петра Великаго" И И. Голикова, изд 2-е т. XVI, стр. 56.

Наконец, вероятно, Петр I утвердил план и рисунки этого памятника. Это видно из следующего именного указа, объявленного из Сената: "1723 года, апреля 29 дня, Его Императорское Величество, будучи в сенате указал: в память на полтавских полях над свейскими войсками полученной виктории, в пристойном мести, где та баталия была, сделать пирамид каменный из доходов малороссийской коллегии, и для того в тое коллегию при указе послать рисунок" **). Прошло сто лет со времени Полтавской победы. В ее столетний юбилей, 27 июня 1809 г., воздвигнут в Полтаве монумент в память этой победы, но желание Петра Великого о сооружении церкви и памятника на поле битвы осталось неисполненным.

**) Полное собрание законов Российской Империи, т. VI, ст. 4,202.

В 1810 году тайный советник Иосиф Степанович Судиенко,

214

служивший по почтамту при Екатерине II, по духовному завещанию, пожертвовал 100,000 руб. ассигнациями *) для сооружения церкви на поле Полтавского сражения, в память этого славного события. Из них 50 тысяч положены были им самим в Стародубское казначейство, где они хранились до 16 июля 1812 г., когда капитал этот был позаимствован Малороссийским генерал-губернатором Я. И. Лобановым-Ростовским на заготовление фур и волов для армии, согласно на то Высочайшему соизволению, и с тех пор он был в казне, а % на него отсылались в Черниговский приказ общественного призрения. 3 октября 1831 г. казна окончательно расплатилась с приказом по этому капиталу. С упразднением же приказа, капитал был передан в заведование казенной палаты. К 1 января 1890 г. капитал этот возрос свыше 153000 рублей.

*) На 1 рубль кредитным билетом полагалось 3 1/2 руб. ассигнациями.

После смерти I. С. Судиенко остальные 50 тысяч были внесены в Полтавский приказ общественного призрения опекуном его наследников статским советником графом И. В. Завадовским при объявлении от 3 июня 1812 г., в котором между прочим, говорится: 1) что он, Завадовский, назначен состоять в числе опекунов "по духовному тестаменту ко всему оставшемуся по смерти тайного советника и кавалера Осипа Степановича Судиенкова движимому и недвижимому имению и малолетнему его наследнику, Высочайше утвержденному Михаилу Осиповичу Судиенкову"; 2) что Осип Степанович Судиенко перед кончиной лично объявил ему, Завадовскому, о пожертвованной им, Судиенко, значительной суммы на церковь, за какое пожертвование удостоен он Высочайшего благоволения, изображенного в Высочайшем рескрипте на его имя от 1 августа 1811 года. 3) Исполняя волю г. Судиенко, он, Завадовский, высылает

215

50 тысяч рублей, назначенные в состав суммы 100 тысяч рублей, по распоряжению тогдашнего генерал-губернатора и тоже опекуна над капиталом Судиенка, Я. И. Лобанова-Ростовского, в Полтавский приказ общественного призрения, "для произведения во исполнение изъясненного в Высочайшем к нему рескрипте предположения". И более тридцати лет капитал этот лежал в приказе, постоянно возрастая. К 1 января 1890 г. капитала этого числилось 123785 р. 90 к.

В 1840 г., по представлению бывшего генерал-губернатора графа А. Г. Строгонова, составление проекта на постройку церкви отдано было на конкурс, и из числа изготовленных проектов отдано было преимущество составленному архитектором Шарлемани I-м. По этому проекту предполагалась постройка великолепной церкви над самой могилой, на арках. В 1841 г. проект Шарлемани был Высочайше утвержден, но с тем, "чтобы предполагаемую церковь соорудить не над самым курганом, дабы не коснуться костей погребенных там воинов, но вблизи кургана, как на плане; курган и церковь окружить земляным валом". По распоряжению главного управления путей сообщения поручено было здешней строительной комиссии составление сметы, которая и представила ее в главное управление в 1842 г. *).

*) Архивные дела Полтавского Губернского Правления 1841 г. .№ 1716.

В 1848 г. препровождены из главного управления в строительную комиссию новые чертежи на постройку церкви и служб при ней со сметами, удостоенные Высочайшего утверждения 21 августа 1847 г.

Между тем, по ходатайству бывшего генерал-губернатора С. А. Кокошкина, возбуждена переписка о постройке на поле Полтавской битвы мужского монастыря, согласно воле Императора Петра I-го.

216

Вследствие этой переписки главноуправляющий путями сообщений и публичными зданиями уведомил, что, по докладу ходатайства генерал-губернатора с отзывом обер-прокурора святейшего синода, Высочайше повелено: 1) "Предположение о постройке близ Полтавы, в память одержанной над шведами победы, мужского Петро-Павловскаого монастыря, как не подтвержденное документами святейшего синода, оставить без последствий. 2) В память этого события соорудить на поле Полтавского сражения церковь с прочими строениями, по Высочайше утвержденному в 21 день августа 1847 г. проекту. 3) Церковь эту со всеми строениями причислить к Крестовоздвиженскому, близ Полтавы, мужскому монастырю, по распоряжению которого и производить надлежащее в храме богослужение. 4) Сумма, какая останется из капитала, пожертвованного тайным советником Судиенком, составляющего ныне (тогда) с накопившимися процентами более 130 тысяч рублей сереб., за употреблением издержек на сооружение церкви и снабжение ее всем необходимым и возведением прочих строений, — считать неприкосновенным капиталом и хранить в Черниговском приказе общественного призрения. 5) Из процентов, которые с этого капитала следовать будут, со времени сооружения церкви и прочих строений, отсылать, по сношению генерал-губернатора с местным епархиальным начальством, ежегодно в Крестовоздвиженский монастырь потребную сумму на содержание церкви и строений в надлежащем и благовидном устройстве и прочих по сему храму надобностей" (35).

Едва только в конце 1851 года, вследствие сего Высочайшего повеления, приступлено было к сооружению церкви. Работы по постройке оной и дома для причта отданы по подряду с торгов купцу А. П. Ворожейкину за 18350 руб.; наблюдал за работами архитектор Хоруженко. Устройство

217

колокольни, в одной связи с церковью, отделка могилы, крест на ней, окруженный решеткой, и насыпь земляного вала вокруг церкви и служб, равно иконостас и церковная утварь составляют особый расход, простирающейся до 10555 руб., — так что общая сумма издержек из завещанного Судиенком капитала на постройку церкви, со всеми принадлежностями, ограничилась только 28905 руб. (36).

Закладка этой церкви совершена 27 июня 1852 г., а окончена она постройкой в 1856 году и освящена епископом Полтавским Нафанаилом II-м Савченко 15 июля того же года во имя преподобного Сампсона Странноприимца, празднуемого церковью 27 июня *). Церковь небольшая, каменная, полукруглая, в византийском стиле, о пяти главах, очень простой архитектуры, четырехгранная. Против нее, с другой стороны могилы, выстроены два каменные домика для причта **). На содержание ее, ремонт и церковные надобности отпускалось ежегодно Крестовоздвиженскому монастырю ***) из % с капитала Судиенка 435 руб. до 1875 года, а затем сумма эта, по ходатайству покойного архиепископа Полтавского Иоанна, была увеличена до 1000 руб.

*) См.: "Житие преподобного Сампсона Странноприимца" в "Полтавских Епархиальных Ведомостях" 1892 г. № 12, стр. 473—492 и отдельную брошюру.

**) По плану местности, Высочайше утвержденному, мера местности равна 1 дес. 2113 кв. саж.; из сего 2227 кв. саж. уступлено владельцами безвозмездно; остальные же 2287 кв саж., вместе с землею под дорогу, приобретены за 95 р. 73 к.

***) Церковь эта была приписана к монастырю в начале 1857 года.

А между тем капитал I. С. Судиенка постепенно увеличивался и возрос уже до цифры свыше 200000 рублей. Затем были возбуждены ходатайства некоторыми учреждениями о передач этого капитала в их ведение. Так, в 1881 году совет общества попечения о бедных армейского и флотского духовенства подал записку обер-прокурору святейшего синода К. П. Победоносцеву, в которой предполагалось:

218

"1) сооруженный на поле Полтавской битвы храм передать в военное ведомство, с назначением к оному постоянного причта и положением ему по штату определенного содержания и 2) назначенный на содержание церкви капитал тайного советника Судиенка оставить неприкосновенным и из % оного употреблять, сколько окажется нужным, на поддержание и ремонт св. храма и содержание причта; остающиеся затем свободные % передать полностью или частью в помянутое общество, или назначить ежегодное ему пособие на поддержание его благотворной деятельности". В 1888 году, по ходатайству Полтавского губернского земства, было возбуждено дело министерством внутренних деле о передаче в распоряжение названного земства пожертвованного Судиенком капитала и процентов — для обращения этого капитала "на устройство богадельни для престарелых и увечных воинов".

Вопрос этот решился иначе: 27 января 1890 года последовало Высочайшее повеление о передаче капитала Судиенко в ведение святейшего синода. Капитал передан на следующих основаниях: капитал остается неприкосновенным, а проценты употреблять на поддержание храма, памятника и прочих строений, находящихся при церкви. При том, решено безотлагательно отпустить 6414 рублей для увеличения числа священно церковнослужителей и на учреждение двухклассной церковно-приходской школы. С этого времени шведская могила принимает иной вид. Надо сказать, что еще в ноябре 1887 года в небольших зданиях (размером 6 и 8 арш.) при Сампсониевской церкви зародилась маленькая школка для мальчиков, учителем в которой был иеромонах Харитон Карпиленский. К нему-то сначала и стали ходить учиться грамоте дети из окрестных деревень. Обучение было не хитрое: всякий приносил книжку, какую

219

имел или мог достать, и по ней монах учил его грамоте. В сентябре 1888 г. мальчиков было 31. На это обратил внимание преосвященный Иларион, епископ Полтавский, и школа эта была обращена в школу грамотности; сам преосвященный пришел на помощь доставлением книг и учебных пособий. 24 сентября 1889 г. школа эта была обращена в церковно-приходскую (37), и на помощь иеромонаху был назначен учитель. Богослужение с 1 августа 1890 г. начали совершать ежедневно *), что привлекало не мало молящихся; сама же школа была сочувственно встречена окрестным населением. В 1892 году на средства преосвященного выстроено прекрасное, стоящее около 3500 руб. школьное здание, под железной крышей, в которое сходятся из окрестных и прилегающих поселков до 50 учеников и пользуются бесплатным ночлежным приютом и столом за самую незначительную плату. Кроме школьно-научных предметов, здесь преподаются: садоводство, огородничество и переплетное ремесло. Для знакомства с садоводством, в 1891 г. заботливостью преосвященного приобретено З десятины земли рядом со шведской могилой (по 130 р. за десятину), и участок земли около самой школы, на которой с осени 1892 г. разводится сад и огород для школы, ученики, под присмотром особого садовода, сажают деревья и приучаются к уходу за садом **). Помимо этого, по его же инициативе, устроена в том же году пасека (38), и мальчики, под руководством учителя, также занимаются и пчеловодством.

*) До этого времени оно совершалось только по воскресным и праздничным дням.

**) При саде заведены питомники плодовых и других деревьев.

После сказанной передачи капитала Судиенка в ведение св. синода, была образована в Полтаве особая комиссия, которая признала необходимым, в виду тесноты Сампсониевской церкви, значительно расширить ее и сделать, таким

220

образом, доступной для возможно большего числа молящихся. 25 августа 1890 г. шведскую могилу посетил обер-прокурор св. синода К. П. Победоносцев, который, подробно ознакомившись с состоянием Сампсониевской церкви и самой могилы, значительно ускорил это дело. В видах ближайшего ознакомления с делом на месте, в сентябрь того же года был командирован из С.-Петербурга в Полтаву архитектор при св. синод, Никонов для личного осмотра церкви на поле Полтавской битвы и памятника на шведской могиле, с поручением ему представить на требующиеся переделки и постройки надлежащие чертежи и сметы. Согласно составленной им смете, строительный комитет при министерстве внутренних дел на перестройку храма определил сумму в 26,242 р. 41 к. и на устройство собственно памятника сначала 11276 р. 15 к., а потом 27822 р. 85 к.

В начале 1893 г., по распоряжению преосвященного Илариона, учреждена была из трех членов комиссия, которой поручено было своевременно заготовлять по сходным ценам хороший материал, наблюдать за правильной доставкой и употреблением его по назначению, выдавать по условиям деньги и пр., и весною того же года приступлено было к работам по расширению церкви, под наблюдением губернского архитектора І. Ф. Неймана.

Прежде всего заботливый владыка, с разрешения св. синода, устроил в северном приделе храма, без нарушения общего плана, другой престол в честь св. равноапостольного князя Константина, который 22 декабря 1893 г. им же и был освящен. Устройство в нем иконостаса с иконами обошлось в 850 руб. Этот придел, в зимнее время, отделяется от храма деревянным щитом, установленным под аркой, и представляет совершенно отдельное помещение в три окна. Для входа в придел имеется особая дверь,

221

но на зимнее время устроен ход через средний храм, чтобы открыванием наружной двери не охладить придела. С началом весны щит снимается, и церковь принимает вид одного цельного помещения. С устройством названного придела вызваны такие удобства: во 1-х, в нем, в летнее время, в виду значительного стечения здесь богомольцев, совершается ранняя литургия, а средний престол с поздней литургией предоставляется кадетам *); во 2-х, в зимнее время, когда молящихся даже в праздничные дни бывает немного, в нем свободно совершается богослужение, а средний престол тогда остается свободным и совсем не отапливается, будучи от придела отделен деревянным щитом (39).

*) В летнее время около Сампсониевской церкви, на расстоянии от нее 1/4 вер., помещается лагерь кадетов Петровского кадетского корпуса.

В тоже время безостановочно шли работы по устройству главного престола в честь преподобного Сампсона, под непосредственным наблюдением Илариона, который для этой цели все лето жил при шведской могиле. Все четыре стены прежнего храма были разобраны (кроме углов) и переделаны в полукруглые своды (арки), которые соединяют собой среднюю часть с боковыми пристройками, отчего обновленный храм получил теперь форму креста. Наибольшая длина и ширина его 9 1/2 саж., высота под свод и (без светлого фонаря) 6 саж. 2 арш., вместимость на 600 с лишком человек. Восточный конец креста предназначен для главного алтаря, в северном — устроен Константиновский придел, а в южном помещена в особо устроенном киоте икона Божьей Матери "Троеручицы", принесенная в дар Сампсониевскому храму и торжественно перенесенная сюда из Полтавы 23 июля 1895 года (40). Снаружи храма цоколь **)

**) Цоколь, так называется твердый обтесанный камень, которым обкладывают наружную часть фундамента в зданиях.

222

обложен гранитными плитами; с западной стороны приделано большое крытое крыльцо на столбах для входа в среднюю часть храма. Пол во всем храме сделан из разноцветных плиток и представляет очень красивую узорчатую работу. Иконостас заказан был хозяйственным управлением при св. синоде по рисунку архитектора Никонова в мастерской Московского купца Астафьева за 5500 руб., а иконы для него изготовлены в мастерской известного художника Малышева за 1500 руб. К концу сентября месяца все работы были закончены, храм готов был во всех своих частях и 1 октября 1895 г. епископом Иларионом торжественно освящен (41).

В 1895 году поставлен новый памятник — восьмиконечный крест на самую могилу, который с особою торжественностью был освящен 11 сентября *). Он весом до 1,000 пуд., вместе с подножием и ступенями к нему сделан из светло-серого сердобольского чистокованного гранита и имеет в высоту 10 арш. и 12 вершков. На восточной стороне креста следующая надпись: "Погребены: бригадир Фелейгейм, полковники Нечаев и Лов, подполковник Козлов, майоры: Кponomoв, Ерст и Гельт, обер-офицеров сорок пять, капралов и рядовых тысяча двести девяносто три, всего погребено 1346 человек". На западной: „Воины благочестивые, за благочестие кровью венчавшиеся, лета от воплощения Бога-Слова 1709, июня 27 дня''. Несколько ниже: "А о Петре ведайте, что Ему жизнь не дорога, только бы жила Россия".

*) Подробное описание этого торжества изложено: в "Полтавских Епархиальных Ведомостях", 1895 г., №№ 18 и 19, стр. 616—631, 651—691; "Южном крае", 1895 г., № 504, ст. В. Иванова; "Полтавских Губернских Ведомостях", 1895 г., № 192; "Русском Паломнике", 1895 г., т. XI, № 40, стр. 631—634; "Киевской Старине", 1895 г., т LI, декабрь, стр. 105, в отделе: "документы, известия и заметки"; "Ниве", 1895 г., № 40; "По морю и суше", 1895 г., № 37 и в приложении к "Адрес-календарю и справочной книжке Полтавской губ." на 1896 год.

223

На арке лестницы: "Сооружен в 1894 году, при державе Благочестивейшего Государя Императора Александра III, распоряжением святейшего правительствующего синода, при святительстве преосвященного Илариона, епископа Полтавского и Переяславского, иждивением тайного советника Иосифа Степановича Судиенко, оставившего денежный капитал на увековечение великого события спасительной Полтавской победы. — Исполнен в С.-Петербурге по проекту и наблюдением архитектора Л. Никонова мастером А. Бариновым". Со стороны церкви устроена для входа на верх лестница высотой в 8 1/2 арш., разделяющаяся площадкой на две части; от земли до площадки лестница идет в два хода, от площадки же до памятника ход идет один. У подножия холм окружен гранитным цоколем, на котором установлены симметрично гранитные тумбы, соединенные цепями, и все это сделано из красного пютерманского чистокованного гранита.

Памятник в общем очень красив и производит впечатление. Таким образом, хотя и не исполнен завет Петра Великого и не выполнено завещание Судиенка, но все таки нельзя не порадоваться, что столь священный для всякого русского холм, где погребены славно павшие воины, имеет уже хороший памятник.

Память вечная вам, братья,
Русь младая вам объятья
Простирает в глубь земли:
Нашу Русь вы нам спасли.

На поле Полтавской битвы 17 октября 1899 года открыта трехклассная церковно-учительская школа для приготовления учителей в церковно-приходские школы, которой, с Высочайшего соизволения от 13 октября того же года, присвоено название "Александро-Николаевской". Школа эта построена

224

отчасти на средства училищного совета при св. синоде, ассигновавшего для этой цели 15000 руб., отчасти же на средства из капитала Судиенка, откуда разрешено почерпнуть недостающие по смете 19200 руб.; из этих же источников школа будет содержаться. В этом году был открыт пока один только первый класс, куда принято 30 учеников. Построена она на земле, пожертвованной купеческой дочерью М. К. Прохоровой (42).

VІІ.

КОЛОКОЛ "КИЗИКЕРМЕН"

"Колокол это голос церкви, зовущий
издалека и посылающий равномерный
привет дворцу и лачуге"

Паоло Мантегацци.

8 декабря 1890 года привезен в Полтаву из завода Финляндского колокол "Кизикермен'', составлявший некогда гордость Полтавы, по важности соединенных с его отлитием воспоминаний.

Колокол этот до 1876 года находился на третьем ярусе Полтавской соборной колокольни, а в том году, в начале апреля, был оттуда снят, по причине продольной сверху до низу трещины, давно в нем произведенной по неосторожности и делавшей его негодным к употреблению, и поставлен на погост соборной Успенской церкви.

Интересно описание прежнего вида этого колокола до его переливки, помещенное мною в отдельно изданной брошюре в 1883 г., которое привожу здесь с некоторыми дополнениями и изменениями.

"По устройству и внешнему виду, колокол носить печать старины: форма его продолговатее нынешних колоколов,

225

стенки, особенно у криве, несоразмерно толсты, поверхность чисто отделана и блестит более, чем на других колоколах, язык имеет фигуру опрокинутого вверх бурякового стержня и несколько искривлен; весу в последнем 11 п. 30 фун. На наружной поверхности колокола имеются литые изображения и своеобразное стихотворение (о котором сказано ниже); сверху и снизу он украшен рельефной гирляндой из листьев; на верхней части под ушами вокруг колокола надпись славянскими литерами: "року 1695, м-ца ноемврия дня і (10)". С одной стороны, на средней части колокола, изображен осьмиконечный крест в сиянии, с другой — герб Герциков, в щите сердце (Herz) с четвероконечным равносторонним крестом (так называемым греческим), а сверху из страусовых перьев выходящая рука, держащая горизонтально стрелу, острием влево. По сторонам этого герба стоять вертикально буквы; слева: И. П. В. И. П., справа: Ц. В. 3. П. С., т. е. Их Пресветлых Царских Величеств Войск Запорожских и т. д.... С третьей стороны в овальном кружке — изображение Божьей Матери в рост с Предвечным Младенцем на десной руке: возле, у главы Царицы небесной — херувимы, а внизу, у самых ног — два ангела; с четвертой — надпись силлабическими стихами, церковными литерами, с титлами и проч., которую приводим здесь с палеографической точностью (расставлены лишь знаки препинания):

В року тысяча шесть сот девя(т)десят пято(м),
По славно(м) кизи кермене о(т)хр-тиан взято(м),
Зац-рства росских ц-рей Петра, Иоанна,
Загетманства Мазепы Б-гом дарована,
Сооружен е(т) звон сей ко Б-жией славе
До храму Успениа во град Полтаве

226

Из штук казикарменски арма(т)ных здобычных
З прида(т)ками материи до звона приличных, —
Кошто(м) его мл-ти воиска полтавски(х) вожа,
Павла Семеновича, Украины строжа.
Внизу колокола: Делал Афанасий Петрович.

Из этой надписи, между прочим, видно, что колокол вылит из пушек, взятых русскими из крепости Кизикерменской *), с добавлением серебра, которого, по преданию, полагают до 27 пудов, а жертвователь Павел Семенович был Полтавский того времени полковник Герцик **), участвовавший вместе с Мазепой во взятии Кизикермена, построивший в Киеве церковь на ближних пещерах в 1700 году во имя Преображения Господня и там же похороненный. Кроме того, что в 1695 году церковь Успения в Полтаве уже существовала, она показана и на плане города Полтавы 1709 года деревянная; каменная же церковь построена в 1770 году.

*) Ныне Берислав, заштатный город Херсонской губ.

**) Был полковником полтавским: 1675—76, 1685—86 и 1692—95 г.г.

В четвертом ярусе колокольни были городские часы, устроенные магистратом одновременно с постройкой нынешней колокольни в 1801 году; они существовали, пока не разбился колокол "Кизикермен", который, таким образом, нес двойную службу: возвещал городу время, а в известные дни созывал в храм Божий на молитву. От часов этих остался лишь один остов, существовавший еще в 1870 году, а затем неизвестно когда окончательно уничтоженный или проданный, — четыре металлических столбика, связанных между собой вверху и внизу, среди которых часы помещались, да большой молот, спущенный на толстой железной проволоке к краю колокола, а все прочее унесено было рукою времени, по всей вероятности. Весу в колоколе оказалось впоследствии 126 пудов с лишним".

227

В 1890 году, по инициативе бывшего тогда настоятеля собора протоиерея Николая Уралова, было возбуждено перед местным епархиальным начальством ходатайство о переливке этого колокола в другой с сохранением всех находящихся на нем изображений и надписи, на что и последовало разрешение епископа Полтавского Илариона. Для этой надобности был употреблен остаток капитала в сумме 1,000 р., пожертвованный не задолго до того времени помещицей Татьяной Александровной Старицкой на благотворительные цели, душеприказчиками которой состояли П. Г. Аглаимов († 29 ноября 1901 г.) и Н. В. Петраш. Колокол этот был отвезен Ураловым в Москву 23 апреля и, в присутствии его, перелит там в новый на известном заводе Николая Дмитриевича Финляндского 15 октября. Кроме того, еще до переливки его, управление Московского исторического музея сделало эстампаж с надписей на колоколе, а с остальных изображений — копии и гипсы, церковный же причт собора, по ограниченности средств, не имел возможности, в свою очередь, для себя сделать такие же снимки.

При переливке колокола, бывшие на нем изображения соблюдены, можно сказать, в точности; что же касается надписей, в особенности главной, то в них замечены некоторые пропуски и неточности, исправить которые в настоящее время нет никакой уже возможности; прежде всего, в верхней надписи вместо "ноемвриа дня 10", означено: "ноеврия 6 дня" и не славянскими цифрами, а русскими; в главной надписи: в третьем стихе не окончено слово "загетман(ства)", в четвертом — пропущено "е(с)т(ь)" и, затем, в самом конце совсем уничтожено: "делал Афанасий Петрович"; наконец, не соблюдена даже орфография подлинника (43).

228

новые надписи следующего содержания: "Перелит в 1890 году, в десятое лето царствования Императора Александра III, на средства, пожертвованные действительным статским советником Петром Герасимовичем Аглаимовым и штабс-капитаном Иваном Васильевичем Петрашем, из капитала Т. А. Старицкой". Внизу же кругом колокола: "Лит в Москве в заводе Н. Д. Финляндского. 119 п. 36 ф. При переливке соблюдены прежние надписи и детали колокола". Под нею изображение удостоенных Финляндским медалей.

Очень жаль, что этот исторический колокол постигла такая судьба, не смотря даже на то, что местное духовенство охраняло его и заботилось, чтобы при переливки непременно соблюдена была вся точность подлинника; но сделанные уже в нем погрешности останутся неисправимы и для позднейшего потомства (44).

VIII.

ДОМИК КОТЛЯРЕВСКОГО.

Домик Котляревского находится за собором, над обрывом, идущим на предместье Полтавы — Подол, против так называемого раската и того места, где в старину находились первые или Подольские ворота. Во времена Петра I он принадлежал купцу Панченку, потом г-же Куровой, а затем, в последствии, достался И. П. Котляревскому. В этом доме он родился и умер. Так как Котляревский не имел особенно близких родственников, то, по духовному завещанию, сам дом перешел в руки его экономки, вдовы унтер-офицера Веклевичевой. После ее смерти он достался жене губернского секретаря Надежде Педченковой, а в 1855 году, по словам Г. П. Данилевского, посетившего тогда Полтаву,

229

домик этот, под № 57, 2-й части, 1-го квартала, отдавался ею под постой, и в нем помещалась часть солдат местной гарнизонной команды. Уже в то время домик этот приходил в значительное разрушение. Данилевский тогдашнее его состояние описывает таким образом:

"Домик помещается в полуразвалившемся дворе, боком против ворот. Направо, против длинного крыльца, обрыв над Никольским оврагом. Налево — амбар и сарай, далее — сад, куда выходит задняя часть дома. Крыша на доме обваливается, трубы едва держатся. Против ворот — три окна. На крытое крыльцо выходят две двери и еще три окна. Дом весь длиною в двадцать пять шагов. В сад выходят — четыре. При входи с крыльца, в сенях, три двери — налево, прямо и направо. Комната прямо, мимо печки в сенях, с огромной печью и палатями. Направо из синей — комната также с печью. Из этой комнаты еще две светелки: одна — налево, в сад, другая, с тремя окнами, — к стороне обрыва над Ворсклой, и со второй дверью на крыльцо. Потолок здесь подперт бревном, потому что грозит падением. Комната из сеней налево, в два окна против ворот и в два окна на крыльцо, — вся длиною в семь шагов. В этой комнате замечательно поперечное толстое бревно под потолком, по местному названию — "сволок".

В старину дом не белился, поэтому иногда дерево его украшалось резьбой. На упомянутом "сволоке" находилась следующая надпись, вырезанная церковными буквами: "Создася дом сей во имя Отца и Сына и Святою Духа, аминь. Року 1705, месяца августа 1".

Затем, домик Котляревского, несколько раз уже перепроданный, в августе 1880 года куплен был отставным подполковником Алексеем Кузнецовым у жены губернского секретаря Авдотьи Михайловвны Салимовской и совершенно

230

переделан им в 1881 г. После его смерти (20 мая 1886 г.) достался жене его Матроне Антоновне Кузнецовой, а от нее уже († 8 декабря 1888 г.) перешел к дочери их, жене дворянина Вере Алексеевне Сухиновой, которая в 1897 г. продала его дворянину Мойсею Ивановичу Головатинскому.

В настоящее время двор, где был прежде домик Котляревского, разделен на два дворовых места; одно из них принадлежит дворянину Николаю Ивановичу Данкову (бывш. статского советника Александра Михайловича Олеховскаго, † 28 февраля 1895 г.), а другое — Головатинскому. Домик Котляревского, говорят, стоял там, где теперь проходит забор, разделяющий усадьбу на две части. В кухне флигеля от старого дома сохранился один лишь трам, или сволок, но уже не в целом виде. Очевидно, с двух концов он урезан, так что из вышеприведенной надписи, бывшей на нем, можно прочесть лишь следующие слова: "..... сей во имя Отца и Сына и Святого Духа, аминь. Року 1705, месяца авг.....". Посредине этих слов есть пустое место, какое оставляется на таких же трамах и в настоящее время (45).

СВ. ХРАМЫ Г. ПОЛТАВЫ.

А.) Приходские церкви.

1. Соборная Успенская церковь.

При Петре І, как видно из планов и документов, соборной церковью была Успенская деревянная, существовавшая до половины XVIII столетия, почти на том же мест, где ныне стоить собор. Постройка его началась в 1748 г. штукатуром (архитектором) Стефаном Стабанским, занимавшимся постройками в Новой Сербии, управляемой генерал-майором Иваном Хорватом, заключившим 8 ноября 1748 г.

231

о постройке договор с полковником Полтавским Андреем Горленком, обозным Руновским, полковым писарем Бачинским, городовым атаманом Волховским, ктиторами: Максименком, Тарентенком, Белушенком и Кирилловым за 3000 руб. и разных харчей. Ход дела по постройке обнаружил отсутствие рвения в строителях, так что, не смотря на заготовление значительного количества материала и пожертвованный гражданами капитал, хотя в 1751 г. и началась работа поставкою "мура до окон", в котором, по всей вероятности, была совершена и закладка собора, но, за "невистарченьем контрактодавцами потребных материалов", приостановилась до 1753 г. Затем, после разных несогласий между ктиторами, церковь едва окончательно отстроена только в 1770 году *).

*) Архитектура этого храма смешанного стиля: столб имеет характер римской архитектуры, а купола — греческой.

Стоимость всей постройки, по неимению точных сведений, трудно определить, но, судя по размерам храма в длину (15 саж.), ширину (8 саж.) и довольно значительную высоту, а также по количеству употребленных материалов и продолжительности самой постройки, она, надо полагать, была очень велика, не смотря даже на баснословную в то время дешевизну строительного материала, жизненных припасов и задельной платы.

Из сохранившейся, между прочими бумагами, расходной тетради, с 1754 по 1767 г. включительно, видно, что за это время израсходовано на постройку собора 8637 р. 25 1/2 коп. (46). Но здесь от начала и до окончания постройки недостает около 10 лет, в течение которых расход неизвестен.

Главными строителями соборной церкви были: Полтавский полковник Андрей Горленко, полковой обозный Андрей Руновский,

232

полковой судья Григорий Сахновский и бунчуковый товарищ Дмитрий Белушенко (он же Белуха) *).

*) Правильнее сказать, постройка собора производилась целым полком полтавским, потому что распоряжения о ней шли к начальникам отдельных частей полка или от полковника, или из полковой канцелярий, а отчеты все требовались и были представляемы в полковую счетную комиссию.

До построения нынешнего храма существовала в трех саженях от него, на том же погосте, деревянная церковь тоже во имя Успения Пресвятой Богородицы, бывшая также Полтавским городским собором, построенная, как можно с достоверностью полагать, в XVII столетии, но в каком году — неизвестно **). Церковь эта в 1776 г. продана на снос в с. Ивашки, Полтавского уезда (в 12 вер. от Полтавы), куда была перевезена в июне того же года и употреблена там, главным образом, на постройку новой церкви (47).

**) Надпись на колоколе "Кизикермен". См. о нем выше.

В 12 саж., к западу, от собора построена каменная колокольня. Постройка ее начата была на средства прихожан в 1774 году. Но средств у прихожан на дальнейшее сооружение капитального здания недоставало, а потому, по их прошению, выдана была, с разрешения архиепископа Славянского Никифора Феотоки, из духовной консистории в 1783 году просительная книга (48), которая, как надо полагать, также мало помогла делу, особенно с выбытием в 1785 г. из Полтавы главного деятеля по постройке собора и колокольни протопопа Иакима Яновского, и колокольня эта, благодаря усердию и пожертвованиям коллежских асессоров Александра Яншина и Ивана Пономарева, была окончена постройкой только в 1801 году.

Стоимость постройки колокольни, к сожалению, совсем неизвестна, так как в соборе по этому предмету не сохранилось никаких записей.

233

Соборная колокольня каменная о четырех ярусах, заканчивающаяся шпилем. Во втором ярусе находится большой колокол с вылитыми по сторонам его изображениями — успения Божьей Матери, св. апостолов Петра и Павла и святителя Николая. Внизу находится следующая надпись славянскими буквами: "Во славу святыя единосущныя и нераздельныя Троицы сделан сей колокол к соборной Полтавской церкви Успения Пресвятыя Богородицы с меди, даровано его сиятельством князем Василием Михайловичем Долгоруковым; весу 350 пудов; року 1780, генваря 25, в городе Полтаве".

Первоначально собор был устроен о трех главах, а затем две главы надстроены над алтарной частью около 1780 года.

Со времени постройки собор был градским до 1847 года а в этом году, с переводом Полтавской архиерейской кафедры из г. Переяслава в Полтаву, обращен в кафедральный.

Престолов в нем было пять. Главный во имя Успения Пресвятой Богородицы. В правом приделе главного алтаря — во имя св. апостолов Петра и Павла; в левом — во имя св. пророка Илии; устроены и освящены 17 сентября 1774 года. На хорах — с правой стороны во имя св. архистратига Михаила и с левой — во имя св. великомученицы Варвары; устроены в 1776 г. и освящены: первый 30 декабря, второй 10 июня. В 1893 г., в виду тесноты алтаря, придельный престол во имя св. пророка Илии был разобран. На хорах престолы, по ветхости, также разобраны в 1869 году.

Кроме поименованных престолов имеется еще престол в церкви, устроенной направо от входа в собор в первом ярусе колокольни во имя обретения главы св. Иоанна Предтечи; она теплая, но тесная. Церковь эта в 1897 г. была возобновлена на средства соборного старосты почетного

234

гражданина В. П. Таранушенка и освящена епископом Иларионом 24 августа того же года. В ней доныне сохранился св. антиминс, по желтому атласу, который освящен и выдан 27 февраля 1787 года архиепископом Славянским и Херсонским Амвросием Серебренниковым, ныне нетленно почивающим в Полтавском Крестовоздвиженском монастыре.

Главный иконостас соборной церкви, до устройства нынешнего, был в четыре яруса, очень хорошей работы, с разными украшениями во французском стиле. Первоначально был написан не совсем удачно и в исправлении его принимал потом деятельное участие покоритель Крыма князь Василий Михайлович Долгорукий, в промежуток времени между 1770 и 1786 г.г., что вызвало признательную память современников: в тумбе иконостаса, под местными иконами Спасителя и Богоматери, были изображены гербы князя Долгорукого со следующими надписями:

I.

"Герб сей предводителя войск российских
Князя Долгорукого в областях крымских,
Воздвигшего трофей, для России славный,
Кой именем Василий Михайлович званный".

II.

"Преславный герб героя, лаврами венчанна,
Князя Долгорукого, в войске и в мире славна,
Кой скипетру российскому Крым покорил
И россам путь на Черном море тем открыл".

Теперь их нет, — они проданы вместе со старым иконостасом.

Стоимость этого иконостаса и придельных в точности не известна. Известно только, что г. Осташкова (Тверской губ.) золотарь Карабанов взял по контракту за позолоту главного

235

иконостаса 1000 рублей, да на харчи 100 руб., а г. Тулы купец Иконников за позолоту Петропавловского иконостаса — 400 руб., кроме харчей, квартиры, прислуги, дров и свечей *). Иконостасы эти в 1856/57 году были вновь возобновлены позолотой и перекраской поля без изменения живописи.

*) Контракт Карабанова 1773 г. декабря 8; контракт Иконникова 1775 г., февраля 5.

В 1893 году, взамен прежнего иконостаса, заботами преосвященного Илариона сооружен и освящен 23 декабря новый деревянный, одноярусный, почти сплошь украшенный золоченой резьбою, с аркой посредине. Сооружен он на средства вдовы генерал-майора Ольги Ивановны Леоновой и обошелся в 12000 рублей. Старый же иконостас с иконами продан в том же году в с. Безсалы, Лохвицкого у., за 1200 рублей, а шаты с наместных икон, в коих оказалось серебра 3 п. 5 фун., оставлены в ризнице собора. Тогда же значительно был обновлен внутри и снаружи сам собор.

На простенках церкви были две иконы: св. пророка Елисея и святителя Мефодия, празднуемых церковью 14 июня, и св. апостолов Петра и Павла. Под первой изображение атаки крепости, под начальством князя Долгорукого, в 1771 году с 13 на 14 июня; под второй — победа над турками при Кафе и занятие этого города князем Долгоруким в 1771 году, 29 июня. Под каждой из этих икон резные из дерева гербы князей Долгоруких. Где теперь эти иконы — неизвестно.

В ризнице есть современный портрет князя Долгорукого, поясной, овальной формы, хорошо сохранившийся, писанный на холсте в натуральную величину, с надписью: "Князь Василий Михайлович Долгоруков, предводитель российской армии, генерал-аншеф, всех трех российских орденов кавалер" **).

**) Рама в этом портрете деревянная, крашеная.

236

Замечательны также в особо устроенных киотах местно-чтимые иконы Божьей Матери: 1) "Всех скорбящих радости" *), в серебряной ризе с эмалью и простыми камнями; принесена в дар собору в 1888 году бывшим ключарем священником Петром Диатоловичем († 3 марта 1900 г.); стоимость ее со всеми украшениями 842 руб. Перед этой иконой по субботам совершается торжественное акафистное пение. День празднования этой иконы 24 октября **). 2) "Утоли моя печали", — когда и кем пожертвована — неизвестно, но уже с давних пор находится в соборе и несколько раз была реставрирована; в 1900 г. украшена серебряной вызолоченной ризой в простых камнях; стоимость всех украшений 1461 руб. 25 к., кроме серебра, взятого из негодных к употребление церковных сосудов. День празднования этой иконы — 25 января ***).

*) Подлинная чудотворная икона эта находится в храме Преображения, что в Москве, на Ордынке.

**) См. некоторые о ней подробности в "Полтавских Епархиальных Ведомостях", 1892 г., № 23, стр. 903—911.

***) Подлинная чудотворная икона эта находится в церкви св. Николая в Москве (См о ней "Полтавския Епархиальные Ведомости", 1901 г., № 7, стр. 308-316).

Из богослужебных книг по древности замечательны евангелия: 1) Печатано в Москве в 1628 году, 1 июня, в царствование Михаила Федоровича; на заглавном его листе напечатано: "По совету и благословенно, по плоцкому рождению отца его, а в духовном чину отца и богомольца, великаго господина и государя, святейшаго кир Филарета, патриарха Московскаго и всея России, правящаго престоле святыя, великия, соборныя и апостольския церкви, Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марий, честнаго и славнаго Ея Успения, в лето 7136, в шестоенадесять лето благочестивый державы царства Государя и Великаго Князя Михаила Феодоровича всея России, в десятое лето патриаршества

237

отца его и богомольца кир Филарета". 2) Печатано в Вильне в 1644 году, декабря 21. 3) Печатано в Москве в 1698 году. 4) Печатано в Киеве в 1707 г.; обтянуто темно-зеленым бархатом.

В алтаре, по словам Н. И. Арандаренка (в 1846 году), хранилась древняя икона, перенесенная сюда из церкви с. Яковец, Полтавского уезда, где была некогда местной иконой; она изображала св. Василия, в золотом поле, и была изрезана шведами на шахматную доску. Где теперь находится — сведений нет.

В этом же соборе хранятся 12 знамен ополчения 1812 года и 13 знамен ополчения 1855 года.

В 1899 году заботами нынешнего преосвященного предпринято расширение собора посредством каменной пристройки с западной стороны: внутри сняты два передних столба, хоры отодвинуты к западной стороне. Пристройка эта окончена в 1900 году; имеет в длину до 17 1/2 и ширину до 20 аршин. Стоимость ее около 20,000 руб. При закладке была положена медная доска со следующей надписью: "Расширение Полтавского кафедрального собора пристройкой с западной стороны совершено при державе Благочестивейшего Самодержавнейшего Государя нашего Императора Николая II всея России, по мысли и благословению преосвященного Илариона, епископа Полтавского и Переяславского, ради большего простора и удобства молящихся, особенно учащихся детей, на средства, пожертвованные и собранные от других благотворителей духовенством Полтавской епархии, сочувственно отозвавшихся на призыв своего возлюбленного архипастыря к участию в сем деле, в лето тысяча восемьсот девяносто девятое от Рождества Христова. — 1899 года, 7 августа" *).

*) См. "Полтавские Епархиальные Ведомости" 1899 г., № 26, стр. 1001 —1007; "Полтавские Губернские Ведомости" 1899 г., №№ 168 и 172.

238

До этого времени собор занимал земли 680 кв. саж., а затем, по ходатайству епископа Илариона, городская дума в VII-м очередном собрании, 23 сентября 1899 года, разрешила уступить 84 кв. саж. городской земли на соборной площади для расширения погоста кафедрального собора.

Из хранящейся при соборе церковной описи 1827 г. видно, что собору в то время принадлежали лавки, за которые от думы получалось на причт 300 руб. ежегодно. Теперь этих лавок нет, равно как в соборе и сведений нет о том, когда и куда они девались (49).

2. Сретенская церковь.

Церковь Сретения Господня находится на углу Александровской и Сретенской улиц, каменная, о пяти главах, очень хорошей греческой архитектуры; построена в виде квадрата с тупыми углами, довольно обширная в основании (32 арш. в длину и столько же в ширину) и значительной высоты *). Построена она окончательно в 1787 году, а начата была постройкой в 1782 году. Обновлена в 1805 году, 29 апреля. Главными строителями этой церкви были: настоятель протопоп Иоанн Станиславский († в 1799 году), иєрей — наместник Николай Ортинский († в 1796 году), ктиторами — войсковой товарищ Пантелеймон Приказный и Яков Калиушка.

*) Всей земли под церковным погостом 751 кв. саж.

До построения нынешнего Сритенского храма, на томе же мести существовал и прежде храм, тоже во имя Сретения Господня, который был с боковым престолом во имя Иоанна Богослова. Он был деревянный и трехглавый. Предание говорит, что храм этот в 1784 году от ветхости разрушился, и что разрушение это случилось в праздник Рождества Христова, через два часа после обедни. Не имея никакого повода не верить этому преданию, заметим однако

239

ж, что указываемый им год разрушения, кажется, не совсем точен. Гораздо раньше, именно с 1782 г., производилась уже, как сказано, постройка настоящего храма, который несомненно стоит на месте старого. Следовательно, надобно думать, что последний разрушился никак не позже 1782 года. А так как в подписной книге пожертвований на постройку нынешнего храма за 1781 г., в заглавии, писанном 1 февраля, говорится о старом храме, как еще существующем то, взяв во внимание указываемый преданием день его разрушения, справедливо будет предположить, что он разрушился в конце 1781 года. Время построения прежней церкви в точности неизвестно. Из надписи на древнем Евангелии можно заключить, что она существовала уже в 1706 г. и во время Полтавской битвы находилась вне города и составляла кладбищенскую церковь *). При этой же церкви была большая деревянная колокольня, разобранная по ветхости в 1807 году, а на место ее в 1808 г. была устроена в стороне от храма небольшая колокольня на 4 столбах, существовавшая до построения нынешней.

*) В 1900 году, 9 июня и 12 сентября, по Сретенской улице, против нынешней церкви, рыли канавы для водопроводных труб и вырыли несколько человеческих черепов и костей, что ясно указывает на существовавшее здесь в XVIII столетии кладбище.

Нынешняя колокольня каменная, в три яруса, готической архитектуры, с высоким шпицеобразным восьмигранным куполом, покрытым белой английской жестью, значительно выше самой церкви; построена она в 1851 г. иждивением прихожан, при главном участии бывшего тогда настоятеля протоиерея Павла Катранова **), церковного старосты, почетных граждан: Александра Петровича Ворожейкина ***),

*') С 1849 по 1855 год. Умер 6 июня 1874 г. в г. Полтаве (См. о нем "Полтавские Епархиальные Ведомости", 1874 г . №№ 13 и 15, стр. 485—489, 569—580)

***) Умер 19 февраля 1861 г. в г. Полтаве

240

Василия Гавриловича Ворожейкина *) и купца Стефана Медведева **). Одновременно с постройкой колокольни устроен был с западной стороны храма двухэтажный притвор, соединяющий колокольню с храмом, и в верхнем этаже его теплая во имя св. Духа церковь (50). При этом были сняты существовавшие притворы с западной и южной стороны храмы, а северный — обращен в ризницу. Всей суммы, употребленной на эти постройки с колокольней, по приходно-расходным книгам церкви значится всего до 7000 руб. и в том числе 700 руб., уплаченных художнику за иконостас в теплую церковь. Нельзя думать, чтобы единственно на эту сумму можно было произвести такую капитальную постройку. По всей вероятности, усердные и богатые прихожане сретенские жертвовали на нее, кроме денег, и материалами, которые по записям не значатся.

*) Умер 30 сентября 1870 г. в г. Полтаве

**) Умер 2 июня 1863 г. в г. Полтаве

Церковь имеет три престола: 1) главный — во имя Сретения Господня, 2) боковой — северный, во имя св. апостола и евангелиста Иоанна Богослова, современный храму, поновленный 26 сентября 1864 г. бывшим настоятелем этой церкви (с 1862 по 1878 г.) протоиереем Данилом Юзефовичем ***) и 3) боковой — южный, во имя св. первомученика архидиакона Стефана, сооружен в 1794 году; поновлен в1861 году.

***) Умер 25 сентября 1883 г. в г. Полтаве

Иконостас Сретенского храма в 3 яруса в старинном вкусе, в нем много резьбы и позолоты. В 1797 г. иждивением дворянки Марии Андреевой Калиущихи, пожертвовавшей 1000 рублей, при пособии от церкви, он был позолочен и перекрашен. Затем вновь обновлен в 1861 и 1899 годах на средства церкви и частные пожертвования.

241

Древних вещей в этой церкви мало. Есть старых два креста: один большой кипарисный, под слюдой, в серебряной вызолоченной оправе, с выгравированной надписью на пьедестале: "Сей крест сделан до храму Сретения Господня Полтавского мещанином Денисом Есипенком и женой его Татьяною 1776 года, декабря 14 дня". Весу в нем 4 фун. 69 золотников. Другой, меньший крест, тоже кипарисный, в серебряной вызолоченной оправе, с надписью на пьедестале: "Сей крест сделан коштом казака Сечи Запорожской, куреня Ирклеевского, Семена Письменного в город Полтаву ко храму Сретения Господня 1775 года". В нем серебра 2 фун. 54 зол.

Из Евангелий по древности замечательны:

Евангелие большое в полулист, оправленное серебром, с чеканными изображениями, печатанное в Москве 1698 г., декабря 7; поновлено в 1861 г., весит более 30 фунтов; серебро в нем 84 пробы.

Два Евангелия, в четверть листа каждое, с серебряным вызолоченным окладом, киевской печати — одно 1746, а другое 1772 года.

Евангелие в полулист, в малиновом бархате, с серебряным вызолоченным окладом, ветхое, киевской печати 1697 года. На нем, по листам, находится следующая рукописная надпись: "Року 1706, месяца сентября 4 дня, я, раб Божий Иоан Перепелица, атаман куреня Корсунского в Сечи Запорожской, по обещанию своему, надаю сие евангелие до храму Сретения Господня в Полтаве, на предградии обретающегося *), которое вечными часы от предреченного храму и в нем будучого божественного престола неповинно отдалятися, а смел бы кто самовластно отчуждати и присвоевати, таковый да будет подобен Дафану и Авирону, аминь.

*) То есть — вне города.

242

Писано сие на тот час бывшего войскового писаря Петра Краснокутского рукою".

В этой церкви замечателен также киот, стоящий по правую сторону при входе из притвора в храм, у столба под аркой, очень массивный, весь окованный накладным серебром. В венце его, сделанном в виде сияния и позлащенном, чеканное слово: Бог, а в тумбе два литых изображения ангелов держат в руках, тоже чеканные, слова текста: вся земля да поклонится Teбе. В этом киоте большая икона умиления Божьей Матери, написанная на холсте, с Предвечным Младенцем в руках, украшенная с двух сторон небольшими финифтями, с изображением святых. Икона осыпана вокруг небольшими стразами, а внизу слова: Пресвятая Богородица, спаси нас. Киот этот сооружен в Москве в 1811 году неким оператором Моренком, уроженцем г. Полтавы; тогда же написан и образ тщанием московских художников. В 1861 г. оба они были поновлены иждивением Полтавского купца Василия Ивановича Конькова *), однако поновка образа вышла не совсем удачной.

*) Умер в 1868 году.

Книги церковные почти все напечатаны во второй половине XVIII столетия; одна только Минея на сентябрь месяц напечатана в 1645 году, декабря 6, в Москве, при царе Михаиле Федоровиче.

При Сретенской церкви, в бытность ее настоятелем протоиерея Федора Базилевича (с 1831 по 1847 годе), знатока и любителя искусного церковного пения, был составлен отличный хор певчих из девочек, обучавшихся в мастерской одной модистки Ксении Затоновой, а регентом этого хора был ее муж. Затем при этой же церкви с 1881 по 1902 г. находился мужской хор певчих, которым непрерывно

243

управлял известный в Полтаве знаток церковного пения коллежский регистратор Иван Филиппович Русанов. В свое время хор этот славился по стройности голосов и изяществу пения.

В 1832 году, Государь Император Николай I, посетив Полтаву, 11 сентября, в воскресенье, изволил слушать обедню в Полтавской Сретенской церкви; служил протоиерей городского Успенского собора Марк Кийков *) с протодиаконом кафедрального Переяславского собора Смеречинским, в присутствии преосвященного Нафанаила Павловского. По окончании обедни, Государь благодарил его за отличный порядок служения. Скоро после того синодальный обер-прокурор объявил св. синоду, "что Государь Император, будучи весьма доволен церковным служением в Полтаве, изволил найти, что оное можно поставить примером по благочинию, отличному пению и согласности всей службы. Но при сем Его Величество изволил заметить одну разницу против существующего порядка, именно, что диакон не говорит (перед чтением Евангелия): "благослови, владыко, благовестителя", а прямо возгласил: "от Луки св. Евангелия чтение". Его Императорскому Величеству угодно, чтоб это приведено было в порядок. Синод, указом от 5 октября 1832 г. за .№ 9,713, истребовал от преосвященного сведения: кто служил обедню и почему те слова опущены, если было служение архиерейское. Преосвященный отвечал, от 24 октября, что служил протоиерей с протодиаконом, и потому благословение на чтение Евангелия испрошено в алтаре тихо. Тем переписка и кончена **).

*) Умер в Полтаве 22 сентября 1860 года.

**) См. "Полтавские Епархиальные Ведомости", 1867 г., № 23, стр. 420—427.

При Сретенской церкви в прежние времена были лавки и школы. В настоящее же время лавок и школ при ней нет (51).

244

В 1878 году на средства церкви с трех сторон вокруг нее устроена каменная ограда с железными решетками.

3. Воскресенская церковь.

Церковь Воскресения Христова находится на Александровской улице, против Спасской церкви, каменная, о пяти главах, очень хорошей архитектуры, смешанного стиля — римского с греческим. Построена она окончательно в 1773 году Полтавским гражданином Павлом Яковлевичем Руденком на месте старой деревянной церкви, тоже во имя Воскресения Христова. Время построения последней в точности не известно; известно только о существовании ее уже во время Полтавской битвы. Здание старой церкви перенесено в с. Гожулы, Полтавского уезда (в 7 вер. от Полтавы). В 1835 г. нынешняя церковь была значительно повреждена бурей и исправлена в том же году.

В ней три престола: главный — во имя Воскресения Христова, придельные — с правой стороны — во имя св. Сампсона Странноприимца, современный храму, с левой — св. Василия Великого, устроенный в 1778 году.

Иконостас главного престола, о трех ярусах, был взят из прежней церкви и в 1851 году, по ветхости, заменен новым деревянным, столярной работы, как равно и придельные иконостасы.

С правой стороны церкви первоначально построена была в 1817 году деревянная колокольня, на четырех столбах, под железной крышей, которая в 1850 была исправлена, а в 1885 г. снята и устроена вновь в одном из куполов церкви. Из находящихся на ней колоколов замечателен один, самый большой, отлитый в 1777 году, весом, как видно из существующей на верхней его части надписи, в 108 п. 25 фун.

245

Из древностей заслуживают внимания: 1) Евангелие львовской печати 1644 г., пожертвовано в 1886 г. в фундаментальную библиотеку Полтавской духовной семинарии. 2) Евангелие в лист, московской печати 1735 г., в серебряных досках. 3) Евангелие в полулист, московской печати 1744 г., в плисовой вышивной обложке, без оправы. 4) Евангелие в лист, московской печати 1757 г., в малиновой бархатной обложке, в серебряной вызолоченной оправе. 5) Евангелие в лист, московской печати 1771 г., в оранжевой бархатной обложке, в серебряной оправе. 6) Евангелие в лист, московской печати 1784 г., в серебряной вызолоченной оправе.

Дароносица серебряная, без пробы; вокруг нее вырезана следующая надпись: "Сию дароносицу к Полтавской Воскресенской церкви купил Евфимий Саввич Кошман 1791 года за спасение своей души". На лицевой стороне изображение распятия Спасителя, по сторонам которого Матерь Божья и св. апостол Иоанн Богослов.

Икона Божьей Матери, с Предвечным Младенцем на руках, в римско-католическом стиле; очень древняя. Внизу нее надпись латинскими буквами: "Porta coeli". Длина иконы 1/2 арш., ширина 7 вершков.

В этой же церкви находится замечательная медная доска, вставленная в деревянную раму, с подробным изображением Полтавской битвы, крепости Полтавы, полевых укреплений и движения войск в тот роковой час, когда шведы были опрокинуты русским войском, при помощи Преображенцев, которых Петр Великий лично ввел в пыл битвы *).

*) См. о ней выше.

В 1898 году церковь Воскресения Христова, благодаря трудам и заботам назначенного сюда (с 23 июня) настоятелем

246

священника Феодосия Гамалея, на собранные пожертвования от прихожан церкви и других благотворителей, была капитально ремонтирована *), а 25 октября того же года в ней, после обновления, была совершена первая божественная литургия епископом Полтавским Иларионом. Ремонт этой церкви обошелся до 3610 рублей **).

*) Ремонт ее начат был с 1 ноля 1898 года

**) В числе более значительных пожертвований были: от вдовы статского советника Юлии Георгиевны Краснокутской до 1600 руб., купца Андрея Григорьевича Качанова до 715 руб. и купца Михаила Сергеевича Герасимова на 150 руб. кровельного листового железа.

В том же году на средства купца Андрея Григорьевича Качанова была устроена новая каменная ограда с железными переплетами, стоимостью 2823 руб. 80 к., которая на его же средства была выкрашена в 1899 году, что обошлось около 200 рублей (52).

4. Николаевская церковь.

Церковь св. Николая, каменная, об одной главе, находится в Николаевском проулке, влево от въезда с предместья Полтавы "Подола" в самый город, В старину, когда существовала еще Полтавская крепость, церковь св. Николая находилась в одном из ее батальонов; здесь же были и крепостные ворота с башней. Окончательно она построена 8 мая 1774 года, вместо старой деревянной церкви, тоже во имя св. Николая, неизвестно когда построенной и сгоревшей 28 мая 1758 года.

В виду тесноты храма, с западной его стороны в 1855 году иждивением старосты купца Н. В. Вакуленка была сделана двухэтажная каменная пристройка и в ее верхнем этаже — теплая церковь во имя св. великомученика и победоносца Георгия, освященная в 1856 году, 29 января. Эта церковь устроена вместо существовавшей прежде того же имени церкви, которая была приписною к Николаевской, находилась

247

в 10 саж. к западу от этой последней и построена была в 1792 г. старостой купцом Иваном Семеновичем Прокофьевым-Обхожим; в 1856 г., за ветхостью, разобрана, и все имущество ее поступило в новую церковь.

К северо-западу от церкви, в весьма близком от нее расстоянии, находится каменная двухъярусная колокольня, построенная в 1784 году.

Главную святыню храма составляет древний местно-чтимый образ св. Николая. Перед этим образом, по исстари заведенному обычаю, читается по четвергам, перед литургией, акафист чудотворцу. Киот с образом св. Николая помещается в южной части иконостаса; он деревянный, белый, местами вызолоченный. На образе сребропозлащенная, без пробы, риза. Стоимость киота 750 руб.; сооружен он в 1883 г. на средства купца И. П. Заболотька.

Из древностей замечательны: 1) Евангелие в лист, московской печати 1631 года, в медных вызолоченных досках. 2) Евангелие в лист, киевской печати 1746 г., в зеленой бархатной обложке, с серебряными по углам и в средине изображениями, без пробы. 3) Евангелие в лист, московской печати 1758 г., в малиновой бархатной обложке с серебряными вызолоченными, 84 пробы, наугольниками. 4) Евангелие в восьмую долю листа, киевской печати 1759 г., в серебряных, 84 пробы, досках. 5) Евангелие в лист, московской печати 1766 г., в малиновой бархатной обложке, с серебряной по краям оправой, без пробы, с надписью: "1769 г., декабря 16 дня, сие евангелие прислано в церковь святителя Христова Николая куреня Ирклеевского Семеоном Посымейным". 6) Евангелие московской печати 1796 г., в медных досках.

Служебник киевской печати 1795 г, в лист, со следующей надписью: "1798 года, августа 25 дня, прислан

248

сей служебник в Полтавскую Николаевскую церковь от господина отца—наместника Киево-Печерской лавры иеромонаха Яновского, в знак своего усердия и по просьбе Николаевской церкви настоятеля, полтавского наместника, иерея Иоанна Симоновского" *).

*) См. "Полтавские Епархиальные Ведомости" 1882 г, № 11, стр. 439— 449, а также церковную опись 1827 года, хранящуюся при нынешней Николаевской церкви

5. Рождество-Богородичная церковь.

Церковь Рождества Богородицы находится в предместье города "Подол", по дороге к вокзалу Харьковско-Николаевской ж. д. Первоначально построена была в 1775 г. почетным гражданином Луценком и дворянином Лаврентиевым, об одной главе, вместо сгоревшей деревянной в 1771 г. от громового удара, такого же наименования, построенной около 1732 г. В 1845 г. церковь вновь перестроена, а в 1862 г. — в связи с нею построена деревянная колокольня.

Вместо этой церкви, пришедшей в довольно значительную ветхость и сделавшейся от того не безопасной во время отправляемых в ней богослужений, в 1899 году построена новая каменная, об одной главе, в византийском стиле, закладка которой была произведена 21 июля 1896 г. епископом Иларионом, а освящена она викарием Прилукским Гедеоном 22 декабря 1899 года **). Построена она на средства частью церковные, частью прихожан и местных железнодорожных служащих. Стоимость всей постройки более 33000 рублей. Прежняя, старая церковь, продана на снос Парафиевскому обществу, Кохановской волости, Константиноградского уезда, где и восстановлена в прежнем виде. Престол теперь один во имя Рождества Богородицы, а в прежней церкви было еще два придельных

**) Колокольня в одной связи с церковью начата постройкою в 1900 и окончена в 1901 году.

249

престола: с правой стороны Вознесения Господня, с левой — во имя великомученика Димитрия.

Последнее богослужение в старой церкви было совершено 2 июня 1896 г. и отличалось в высшей степени трогательной обстановкой. В том же году, на время сооружения каменной церкви, была построена временная деревянная церковь и освящена 4 июня.

В нынешней церкви Рождества Богородицы находится чудотворный образ Тихвинской Божьей Матери; икона эта была местной в иконостасе прежней церкви и во время пожара, уничтожившего как церковь, так и всю ее утварь, осталась совершенно не поврежденной и была поставлена в построенной после пожара новой церкви. Икону эту ежегодно 29 июня торжественно переносят в собор, а оттуда, на другой день, выносят для встречи чудотворной Горбаневской иконы Божьей Матери.

Из древностей замечательно евангелие московской печати 1757 года, большого размера, в серебряной оправе *).

*) О ней. "Записки о Полтавской губ." Н. И. Арандаренка, ч III, стр. 35 и "Полтавские Губернские Ведомости" 1896 г., № 47.

6. Покровская церковь.

Церковь Покрова Пресвятой Богородицы деревянная, об одной главе, находится в предместье города "Павленках", теперь с ним совершенно слившееся, в XVIII веке показано селом, совершенно самостоятельным. Оно принадлежало к Полтавской сотне и по ведомости 1782 г. составляло владение подкоморного Петра Чарныша и полкового писаря Яновича.

Закладка нынешней церкви произведена в апреле 1864 года, в том же году она построена и освящена 30 сентября. В одной с нею связи деревянная колокольня.

Церковь эта, по ходатайству прихожан, с разрешения св. синода, построена на нынешнем месте, вместо старой

250

деревянной церкви, того же наименования, которая первоначально была построена в 1707 году в селе Павленках, а затем 2 мая 1864 г. разобрана по ветхости. Церковь та была о трех главах, значительно исправленная в 1756 г. При ней отдельно в 1709 г. была построена деревянная колокольня, разрушенная в 1822 г., 19 июня, бурей почти до основания.

Из древностей замечательны два Евангелия в лист, московской печати, 1697 и 1779 г.г., в серебряной оправе.

Из церковной описи 1827 г. видно, что в старой церкви было рукописное евангелие, в полулист, в кожаной оправе, писанное в Полтаве в 1605 году; но его в настоящее время нет и куда оно девалось — неизвестно.

В 1902 году приступлено к постройке новой каменной церкви, закладка которой совершена 5 мая того же года.

7. Преображенская церковь.

Преображенская (Спасовская) церковь каменная, о шести главах, в готическом стиле, с колокольней в одной с ней связи, находится на новом базаре. Заложена она 22 сентября 1859, окончена постройкой и освящена 18 декабря 1870 г. Построена при главном участии титулярного советника Михаила Ивановича Данчича, коллежского советника Павла Петровича Трегубова и 1-й гильдии купца потомственного почетного гражданина Степана Андреевича Панасенка († 9 ноября 1901 г.). В ней три престола: 1) Главный во имя Преображения Господня; 2) придельный, с правой стороны, во имя св. апостола Андрея Первозванного и 3) во имя св. пр. Осии, устроенный в память события 17 октября 1888 года в 1889 году и освященный в том же году 15 октября *). В 1895 году, с западной стороны церкви, начата была каменная пристройка, оконченная в 1897 году и освященная, в том же году,

*) См. "Полтавские Епархиальные Ведомости" 1894 г. № 24, стр. 893— 896, статья священника Григория Гамалея.

251

6 августа. Устроена она на добровольные пожертвования прихожан и других лиц и частью на церковные средства.

8. Троицкая церковь.

Троицкая церковь, каменная, об одной главе и в одной с ней связи колокольней, находится на Сенной площади. Закладка ее произведена в 1893 году, 4 апреля, а окончена она постройкой и освящена 27 ноября 1894 года. Построена на средства жены Полтавского 2-й гильдии купца Анастасии Ивановны Колосниковой *), пожертвовавшей 54000 руб., затем ее мужа Льва Васильевича Колесникова **), — 4000 руб. и купца Гавриила Федоровича Слинькова — 4000 руб., принимавшего также живое участие и во все время постройки самой церкви. В ней два придельных престола: св. Анастасии и Льва и св. Тихона Задонского (13 августа). Первый был освящен 20, второй — 30 ноября того же года. Иконостас прекрасной столярной работы сделан в киевских мастерских братьев Мурашко ***). При этой церкви 29 июня, 1895 г. открыто церковно-приходское Свято-Троицкое братство.

*) † 30 апреля 1895 г. в г. Полтаве. Погребена в селе Локошине, Полтавского у., в ограде построенной нею там Николаевской церкви.

**) † 4 февраля 1901 г. в г. Полтаве и погребен в ограде Троицкой церкви (См. о нем "Полтавские Губернские Ведомости", 1901г., № 30).

***) См. "Полтавские Епархиальные Ведомости" 1894 г. № 23, стр. 1060.

9. Всесвятская кладбищенская церковь.

Всесвятская кладбищенская церковь, по Кобелякской улице, каменная о пяти главах, с колокольней в одной с ней связи, начата постройкой 29 июня 1858, окончена и освящена 18 октября 1864 г. Постройка ее произведена при главном участии управлявшего в то время здешней палатой государственных имуществ генерал-майора Григория Васильевича Яковлева. Постройка церкви обошлась в 15402 р. 81 к.

До построения этой церкви на этом же кладбище, но в другом месте ****) существовала тоже деревянная церковь,

****) Возле памятника первого директора здешнего кадетского корпуса В .Ф. Светловского, умершего в 1843 году.

252

перенесенная сюда в 1808 г. иждивением приказа общественного призрения со старого кладбища, бывшего в ХVIII столетии в той местности, где теперь новый базар, и построенная там в 1740 году. На новом месте она была исправлена в 1852 году. Церковь эта в 1865 году продана на снос в с. Кустолово, Кобелякского уезда. Причта при церкви не было, а попеременно она находилась в заведовании то Полтавского Крестовоздвиженского монастыря, то Успенского собора; с 1862 г. состоит самостоятельной.

Престолов три: главный во имя Всех Святых, придельные — с правой стороны — во имя св. и праведной Елисаветы (5 сентября), освящен 27 апреля 1865 года, с левой — во имя св. кн. Ольги (11 июля), освящен 25 ноября 1890 года. Под церковью находится погребальный склеп. Новое кладбище открыто 1 сентября 1872 года.

При этой церкви 12 января 1897 года открыто братство во имя Пресвятой Богородицы *).

*) См. о нем "Полтавские Епархиальные Ведомости" 1901 г., №№ 26 и 27, стр. 1045—1064, 1069—1069, статья протоиерея П. Мазанова: "Православные христианские кладбища в городе Полтаве и Кладбищенская церковь".

Б.) Домовые церкви.

1. Крестовая (во имя Вознесения Господня), устроенная в верхнем этаже архиерейского дома (57), рядом с покоями архиерея; первоначально была освящена покойным архиепископом Гедеоном Вишневским 8 сентября 1847 г., в день открытия архиерейской кафедры в Полтаве. Придельный алтарь Казанской иконы Божьей Матери устроен в 1853 г. епископом Нафанаилом П. Савченко, а также и новый иконостас главного алтаря. Алтарь после этого (устройства престола) стал темен и, вместе с тем, довольно тесен — особенно для архиерейских служений. Между тем настала крайняя нужда увеличить сам храм; по распоряжению архиепископа Иоанна, находящиеся за алтарем пономарня и ризница

253

в 1864 г. были обращены в алтарь, а где была ризница, туда перенесен другой престол. Главный престол освящен 12 сентября, придельный — 17 сентября 1864 г. Таким образом Крестовая церковь значительно увеличилась (около 10 арш. в длину), в алтаре стало просторно и светло, а ризница и пономарня устроены в коридоре, отделявшем церковь от архиерейских покоев. В 1881 г. иконостасы и сама церковь во всех своих частях снова обновлены *).

*) См: "Полтавские Губернские Ведомости", 1847 г., № 13, стр. 413—414; "Христианское Чтение", 1848 г., ч. 2, стр. 241—246; "Полтавские Епархиальные Ведомости", 1864 г., № 23, стр. 479—480.

2. В виду предстоящего капитального ремонта Крестовой церкви, во дворе архиерейского дома устроен временный храм в честь иконы Божьей Матери Одигитрии **) (5 ноября) — путеводительницы, — деревянный, с одноярусным из дубового дерева иконостасом, сделанным в мастерской Астафьева в Москве, закладка которого произведена 2 июня 1896 г.; окончен постройкой и освящен 7 декабря 1897 г. В нем придел, в честь преподобных Антония и Феодосия Печерских, освящен 14 декабря 1897 г. Построена эта церковь на частные пожертвования, при главном участии образованного для этого дела строительного комитета ***).

**) О ней "Полтавские Епархиальные Ведомости", 1896 г., №№ 19—20, стр. 579—592.

***) См. о ней "Полтавские Епархиальные Ведомости, 1897 г., № 1, стр.12-18.

3. Покровская церковь — в здании богоугодного заведения, устроена попечением бывшего Малороссийского генерал-губернатора князя Николая Григорьевича Репнина-Волконского и освящена 26 октября 1823 года. Сначала она не имела отдельного причта, а была приписной к Сретенской церкви, с 1825 г. к ней назначен причт.

4. Всех Скорбящих Радости — в здании тюремного замка, во дворе, в верхнем этаже, устроена за счет казны и освящена 25 марта 1830 года.

254

5. Александра Невского (23 ноября) — в здании арестантских рот, в верхнем этаже, с северо-восточной стороны, устроена и освящена 11 ноября 1871 года. Устроена на собранную по подписи сумму в количестве 500 руб., при главном участии купца И. М. Компанейца *). В виду капитального ремонта арестантских рот и устройства в новом помещении церкви, служение в ней с 15 июня 1901 г. прекращено, а церковь разобрана.

*) См. "Полтавские Губернские Ведомости", 1871 г., № 91.

6. Знамения Пресвятой Богородицы (27 ноября) — при Полтавской психиатрической лечебнице (открыта 9 мая 1886 г.), устроена и освящена 28 января 1892 г. Церковь эта помещается в отдельном от жилья больных доме, в так называемой мастерской. Построена на средства больных, служащих и посторонних лиц и, особенно, заботами директора этой лечебницы Александра Феликсимовича Мальцева, принимавшего самое деятельное участие в благоустройстве храма. Указом св. синода от 22 декабря 1892 г. за № 5150 церковь эта признана самостоятельной, домовой.

7. Сампсониевская — в здании кадетского корпуса, отличается простой, но довольно красивой архитектурой; построена и освящена 6 декабря 1840 г. Иконостас украшен образами академической живописи, вышина его 5 1/2 сажень.

8. Трех святителей — в здании мужской гимназии, в верхнем этаже, устроена и освящена 23 февраля 1862 г. Церковь эта устроена на сумму, ассигнованную из министерства народного просвещения, в количестве 2637 руб. 97 к., и на счет сумм, принадлежащих дирекции училищ (58). Иконостас прекрасной работы писан художником Евграфом Крендовским.

9. Троицкая — в зданий духовной семинарии, устроена и освящена 13 октября 1877 г.

255

10. Рождество-Иоанно-Предтечинская — в здании духовного училища, устроена и освящена 10 октября 1876 года.

11. Мефодиевская — в здании реального училища, устроена и освящена 30 августа 1879 г.

12. Елисаветинская — в здании института, первоначально была устроена его попечительницей княгиней В. А. Репниной в деревянном здании, купленном дворянством для института у действительного статского советника Семена Михайловича Кочубея, находившемся почти в средине теперешнего детского сада. С разрешения св. синода, 13 января 1821 г., в день рождения первой покровительницы института Императрицы Елисаветы Алексеевны, эта церковь была освящена во имя св. Елисаветы (5 сентября). Затем, в 1832 г., 4 сентября, были окончены постройкой теперь существующие каменные строения института, и тогда же в правом флигеле главного здания, в среднем этаже, устроена новая церковь во имя св. Елисаветы. На месте старой церкви, в саду, на южной стороне главного здания, находится и теперь кирпичная, с крестом на верху, колонна. Обновлена эта церковь и увеличена 22 декабря 1866 г., а также устроен новый иконостас, стоящий 2075 руб., а прежний, в 1867 г., принесен в дар Полтавскому епархиальному женскому училищу.

13. Введения Пресвятой Богородицы — в здании епархиального женского училища, первоначально была устроена и освящена в старом зданий 17 ноября 1868 года, затем перенесена и освящена в новом здании училища 20 октября 1894 года.

14. Николаевская — 36 пехотного Орловского полка — на Монастырской ул., в городском доме, против книжного епархиального склада, устроена и освящена 23 ноября 1896 года.

15. Троицкая — 33 пехотного Елецкого полка — на углу Ново-Полтавской и Сретенской улиц, в доме С. А. Панасенка, устроена и освящена 20 декабря 1898 года.

256

Часовня в память славного царствования в Бозе почившего
Императора Александра II.

Часовня эта каменная, по плану архитектора Ф. Е. Животовского, устроена по Кузнецкой улице, между Протопоповской, на бульваре, против бывшего ряда московских лавок, верноподданническим усердием мещанского и ремесленного обществ г. Полтавы, на счет пожертвованных первым 2013 р. 50 к. и вторым 500 р., а также с помощью пожертвований и частных лиц. Закладка часовни произведена 16 августа 1881 года, окончательно она устроена и освящена 1 мая 1883 года. Часовня эта приписана к собору.

Римско-католическая церковь.

Римско-католическая церковь, в честь воздвижения честного и животворящего креста Господня, находится на Сретенской улице. Закладка ее произведена 27 сентября 1852 года на месте, купленном, с Высочайшего разрешения Императора Николая I-го, последовавшего в 8 день июня 1852 г., у коллежского советника Казимира Осиповича Поллевича. Окончательно построена и освящена 12 июня 1859 года. Построена она при главном участии тайного советника графа Якова Осиповича Ламберта († в 1855 году), ксендза Гялимского, бывшего первым настоятелем этой церкви, и добровольные пожертвования прихожан. До построения этой церкви, с 1843 по 1851 год, служение происходило в нанятом помещении бывшего дома училища садоводства, принадлежащего ныне Полтавскому институту благородных девиц.

Еврейская синагога.

Еврейская синагога находится на Ивановской улице, каменная, окончательно построена в 1856 году; стоимость постройки около 40 тысяч рублей. В ней замечателен свиток торы, стоящий 20000 рублей.

257

О бывших в Полтаве монастырях.

I.

Покровский—Полтавский — женский, находился там, где ныне в городе предместье Мазуровка. Основан он в 1676 году монахинями, вышедшими из Подолии, на купленной ими здесь земле, по благословению преосв. Лазаря Барановича, архиепископа Черниговского и Новгород-Северского, "за позволением городовых полтавских и посполитых людей". В 1721 году все строения этого монастыря, по благословению преосв. Кирилла Шумлянского, епископа Переяславского, и с разрешения гетмана Ивана Скоропадского, перенесены в с. Пушкаревку, вблизи Полтавы, где и был выстроен женский монастырь, названный также Покровским, на земле, принадлежавшей Полтавскому полковнику Ивану Черняку. Последним, здесь же, в 1762 году, построена была каменная церковь во имя Вознесения Господня, существующая и поныне, по имени которой также назван и монастырь. В 1786 году монастырь этот оставлен на своем содержании, но потом упразднен, а в 1823 году и сама церковь, по ветхости, была уничтожена. Из игумений монастыря известны: Серафима (1765—1768), Фекла (1768—1772) и Сарра (1772— 1780) *).

*) См. о нем: "Историю Российской иерархии", т. V, стр. 652; В. В. Зверинский, т. II, стр. 102, № 733; "Полтавские Епархиальные Ведомости", 1891 г., № 28, стр. 925—926; тоже, 1897 г., №№ 20—21, стр. 792 и 797.

II.

Вознесенский—Полтавский, известный только по имени. Где находился в Полтаве — сведений нет **).

**) О нем упоминает П. М. Строев в книге: "Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской церкви", Спб, 1877, стр. 930, № 3, и называет архимандрита Пахомия, определенного в этот монастырь.

258

Кратний обзор истории происхождения Полтавского лютеранского
прихода и первой и второй его
церквей. *)

*) Сообщено мне пастором Адамом Морицовичем Штраусом. († 28 декабря 1901 г.).

Лютеране, жившие рассеянно в окрестностях Полтавы, могли исполнять свои духовные требы лишь со времени воспоследования Высочайшего указа от 16 ноября 1767 г. в царствование Императрицы Екатерины II-й, когда государственная коллегия юстиции лифляндских, эстляндских и финляндских дел организовала для всей империи, согласно тогда существовавшему распределению русской армии и государства на 7 дивизий и дивизионных округов, — 7 евангелическо-лютеранских должностей дивизионных проповедников, между которыми числилась и должность дивизионного проповедника для Украины. Эти дивизионные проповедники, которые даже тогда, когда упомянутое войсковое распределение было отменено, обязаны были навещать бывшие большие дивизионные округа для исполнения духовных треб над воинскими чинами лютеранского исповедания расположенных в этих войсках, и были принуждены, как прежде, так и теперь исполнять духовные требы также над лютеранами, жившими рассеянно в этих округах, если они не имели особого своего духовника.

Первым дивизионным проповедником для Украины был назначен 8 марта 1768 г. прусский подданный Христиан Вебер, который, будучи назначен правительством в 1803 году пробстом **), занимал эту должность до его смерти 9 октября 1809 года. В качестве дивизионного проповедника, которые тогда были и полковыми священниками, он, вскоре после назначения, сопутствуя украинскому воинскому отряду, участвовал в походе против турок, по окончании которого, вследствие дружественных отношений с некоторыми жившими вблизи помещиками, избрал себе для своего места жительства

**) Пробст — председательствующий; игумен; протоиерей.

259

Полтаву, которая тогда была еще незначительным городком.

Прихода, даже самого маленького, какие тогда были в Кременчуге, Харькове и Лубнах, в Полтаве еще не было. Для тех немногих, не более 5—6 здесь живших лютеран, он совершал богослужение в одной из комнат собственного его дома. Из Полтавы же он и объезжал Украину, для совершения духовных треб над воинскими чинами, так и над рассеянно в ней жившими лютеранами. Вследствие его 30-ти летнего пребывания в Полтаве и сложилось, что украинский дивизионный проповедник впоследствии ошибочно назывался дивизионный проповедник "в Полтаве", или "Полтавский". Лишь перед самой смертью пробста и дивизионного проповедника Вебера (1809 г.) случились, что вследствие воззвания русского правительства, несколько более шестидесяти из Пруссии и Саксонии переселившихся семейств суконных фабрикантов поселилось в Полтаве и Константинограде, где их колонии составляли особые городские участки. Несколько семейств прибыло также и в Кременчуг. Таким образом явился здесь, в Полтаве и Константинограде, в обратном порядке приход к проповеднику.

После дивизионного проповедника Вебера следовал назначенный указом военного министерства от 8 апреля 1810 года дивизионным проповедником Карл-Август Леммер, рожд. в Плауэне, в саксонской местнической земле. Леммер также избрал себе местом жительства Полтаву. Он нашел здесь, кроме колоний суконных фабрикантов, еще несколько немецких фамилий и шесть холостых лиц. Вскоре после его вступления в должность, последовало разделение прихода на старый, или городской, и новый, колонийский, или главный приход, и был образован церковный совет, состоявший из двух церковных старшин со стороны колонийского прихода. Богослужения совершались в красивой,

260

большой молитвенной зале казенного здания, в котором жил пастор, после же, с осени 1811 г., — в комнате собственного пастора Леммера (впоследствии "Багреевскаго") дома, за что пастор получал плату из церковной кассы.

Во время наступившей, за выходом пастора Леммера в отставку (август 1818 г.), вакансии проповедника, пользовались для богослужения комнатой в доме церковного старшины Фаренкруга в городе. Эту вакансию дивизионного проповедника занял пастор Франц Август Флитнер, бывший проповедником в колонии Медведица, в Саратовской губернии, рожд. 1763 г. в саксонском городе Дюбен, который был утвержден в должности в начале в 1821 года. Так как с течением времени комната для богослужения в занимавшем пастором Флитнером общественном доме оказалась малой, а магазинное здание, не представлявшее достаточной защиты от дождя и холода, для этой цели также было не пригодно, то осенью 1823 г. был в колонии нанят дом вдовы Цейшнер, и в нем устроен молитвенный зал. Когда же и это помещение сделалось недостаточным для богослужения, то, пользуясь наличными деньгами от прежних сборов пожертвований, составлявших к 1-му января 1830 г. с процентами сумму в 2610 рублей ассигнациями, и взятыми еще годными материалами из вышеупомянутого старого, подаренного обществу Императором Александром I-м магазинного здания, было приступлено, весною 1830 г., к постройке этой первой церкви. 25 июня 1830 г., во время празднества 3-го столетия передачи Аугсбурского вероисповедания *), была сделана, при всеобщем

*) Аугсбургское, или августинское вероисповедание важнейшее в евангелическо-лютеранской церкви письменное изложение вероисповедания, составленное на немецком и латинском яз. Филиппом Меланхтоном (1497— 1560), при помощи Мартына Лютера (1483—1545) и других евангел. теологов, и представленное имперскому сейму в Аугсбурге в 1530 г (главный город Швабского и Нейбургского округов в Баварии (Германия).

261

участии полтавской публики, местным проповедником пастором Дикгоф, генерал-губернатором Н. Г. Репниным и губернатором П. И. Могилевским, в присутствии многих других высокопоставленных лиц, закладка этой церкви. 25 июня 1832 г., в день рождения Государя Императора Николая I-го и годовщину передачи Аугсбургского вероисповедания, церковь была торжественно освящена пасторами — Дикгоф, Розенштраух и Штейман, под именем "церковь св. Петра", и передана по назначению. В этой церкви в продолжение почти 50 лет проповедовалось слово Божье и совершались душеспасительные таинства. Однако давно уже чувствовалась необходимость в постройке новой церкви, так как старая деревянная церковь, вследствие сквозняка и холода, уже редко кем-либо посещалась. Но так как для этого не доставало денежных средств, то председатели церковного совета барон Е. П. Врангель, почтмейстер Мензенкампф и доктор медицины К. Э. Циммерман в продолжение многих лет, посредством концертов и лотерей, собрали капитал в 5000 рублей, который до 1868 г. достиг 7000 руб. В том же 1868 году на одном из собраний прихода было решено построить новую каменную церковь, а именно позади присутственных мест, на мест, подаренном, по ходатайству губернатора М. А. Мартынова, городом лютеранскому приходу, для чего был составлен предварительный план со сметой, для представления такового в высшую инстанцию на утверждение.

Начавшаяся же между тем постройка Харьково-Николаевской жел. дороги повлекла за собой значительное вздорожание всех строительных материалов, а также и рабочих сил, что принудило постройку опять отложить на неопределенное время. Так протекло несколько лет, в течение которых, не упуская из виду намеченную цель, прилагалось все старание,

262

чтобы увеличить строительный капитал, который до 1876 года от процентов и даров, главным образом, от Ее Императорского Высочества Великой Княгини Елены Павловны, от купца Горвица и от значительного вспомоществования со стороны Высочайше утвержденной вспомогательной кассы для евангелическо-лютеранских приходов России, достиг суммы в 12000 руб.

Теперь, когда, с одной стороны, наступили более благоприятные по времени обстоятельства, с другой же оказалось на лицо более чем 2/3 законом требуемой для постройки суммы, — и было приступлено к выполнению сделанного уже в 1868 г. постановления. Основываясь на прежний, изготовленный архитектором Б. Г. Михайловским, строительный план, тогдашний губернский архитектор С. Г. Григораш, рассмотрению которого подлежал этот строительный план и предложил выработать, с некоторыми изменениями, более дешевый план, а также и саму постройку церкви принять на себя, каковое предложение церковный совет, уже в виду значительно меньших по сооружение расходов, отклонить не мог.

На состоявшемся, 13 февраля 1877 г., собрании прихода, которому был предъявлен переделанный С. Г. Григорашем план, церковный совет единогласно был уполномочен взять в свое ведение все дело по постройке, при чем собрание изъявило согласие на принятие и выполнение этого плана. После последовавшего министерского утверждения этого плана, 12 июля того года был совершен местным проповедником торжественный акт закладки, в присутствии многих членов прихода и лиц православной церкви, на месте, подаренном уже 8 лет тому назад городской управой, для постройки лютеранской церкви. На сказанную при этой закладе по-русски, председателем церковного совета доктором медицины Э. Ф. Мейером

263

сердечную благодарственную речь, за добросердечие нашему приходу в центре города уделенное место для постройки церкви, ответил известный педагог С. П. Стеблин-Каменский, с пожеланием, чтобы Полтавский евангелическо-лютеранский приход довел благополучно свое предприятие до конца, и чтобы внуки и правнуки молились в этом храме. На мест закладки, помимо нескольких медных и серебряных монет разного достоинства, была положена медная доска с награвированными на ней именами царствовавшего Государя Императора, вице-президента евангелическо-лютеранской генеральной консистории, приходского проповедника, членов церковного совета и архитектора.

Тотчас, по закладке, деятельно приступлено было к постройке церкви, так что, при вступлении проповедника Адама Штрауса в эту приходскую должность, в ноябре 1877 года, она была уже вчерне окончена. Но не смотря на то, что усердие церковного совета ничуть не ослабевало, напротив, его деятельность и готовность к пожертвованиям (на одном заседании им пожертвовано до 1000 р.) заслуживает особенной похвалы, — все таки, вследствие медлительности, ненадежности и непостоянства рабочих, а также и по причине медлительных переговоров на счет органа и других задержавших обстоятельств, — протекло до совершенного окончания постройки церкви 4 года.

По плану церковь представляет продолговатый четырехугольник, приблизительно в два квадрата с восьмиугольной отстройкой алтарной ниши, вокруг которой идет восьмиугольный ход, служащий ризницей. У фасада церкви возвышается над входом красивая, стройная готическая колокольня. Размеры внутреннего помещения храма, следующие: длина — 27, ширина — 17 и вышина 15 аршин. Расходы по постройке составляют с органом (с транспортом и постановкой

264

2000 р.) и колоколом (34 пуда в 625 руб.) включительно 21000 р., до каковой суммы тогдашний наличный строительный капитал возрос путем значительных пожертвований: членами церковного совета и прихода и даров Ее Императорского Высочества Великой Княгини Екатерины Михайловны, вспомоществования вспомогательной кассы в 1000 руб. и, наконец, продажи находившегося в так называемой колонии и сделавшегося свободным старого церковного двора с постройками на нем, так что в настоящее время на церкви никаких долгов не имеется.

Наконец, 1-го ноября 1881 года совершено было торжественное освящение вновь выстроенной евангелическо-лютеранской церкви св. Петра и Павла.

О бывшей в Полтаве Славянской семинарии.

Первый архиепископ Славянский и Херсонский Евгений Булгарис (Булгар) прибыл в Полтаву 23 октября 1776 года и поместился со своей "походной конторой" в Полтавском Крестовоздвиженском монастыре. По прибытии на паству, архипастырь позаботился об открытии в Полтаве училища. Полтавскому протоиерею Иоакиму Яновскому было поручено составить проект имеющего открыться училища, а администратору Феоктисту Мочульскому преосвященный позволил в январе 1777 года учредить в Крестовоздвиженском монастыре маленькую школу для своих певчих (всего 10 мальчиков, уже умевших читать и писать), где бы они учились первым начаткам латинского и другого какого-нибудь языка, краткому катехизису, арифметики, географии и истории. В тоже время консистория разослала по епархии следующее предписание: "чтобы детям от 8 до 14 лит, понятным, никакой болезни не имеющим, обученным русской грамоте читать и писать, составлен был именной список

265

с тем, чтобы, когда вытребованы будут оные дети, представлены были в училище, а те, которые имеют хорошие голоса, от 8 до 10 лет, присланы были в Полтаву немедленно". Это предписание консистории вызвано было распоряжением преосвященного, утвердившего донесение и проект об устройстве училища протоиерея Иоакима Яновского (53). Из донесения, представленного Яновским, видно, что проектированное училище предполагалось для детей духовенства Полтавского и частью Кобелякского правления; по проекту же выходило, что этому училищу не был приурочен сословный характер, — в него могли поступать и дети граждан. Преосвященный, между тем, в феврале 1777 года, представил на благоусмотрение св. синода свой доклад о необходимости учредить семинарию, начал хлопотать о заготовлении для нее материальных средств. В марте того же года он упросил письмом графа Кирилла Григорьевича Разумовского уступить для будущего училища принадлежавший ему в Полтаве дом, не имевший ни полов, ни окон и т. д. (54), находившийся близ нынешней Спасской церкви, а в мае издал следующую грамоту: (в которой Никифор Феотоки назначался в должность инспектора школ).

"Божьей милостью Евгений — архиепископ Славянский и Херсонский.

Долг наш, о наставлении в свободных науках епархии нашей юношества, долженствует занять место между самыми первыми нашего сана попечениями. А как мы разными другими, по пастырскому званию нашему, обременены делами, то и положили намерение поручить о том попечение достойному и способному человеку, который, в сию должность вступив, по нашему наставлению и предписанию, исправлял бы ее добропорядочно и был бы начальник и надзиратель над всеми нашей епархии училищами, сколько, кроме здешнего города

266

Полтавы, где, по Высочайшему Ее Императорского Величества благословению, ныне мы пребываем, ни имеется и сколько в других городах и местечках впредь не учредится. Таковых свойств и качеств усмотрен нами начальствующий в здешнем Полтавском монастыре Никифор Феотокий *), муж равно и честностью нравов и превосходным учением нарочитый, коему мы означенную должность и препоручаем. Того ради сие всем и каждому, всей нашей епархии присутствующим в духовных правлениях и в ведомстве оных находящимся священно и церковнослужителям, також де настоятелям монастырским, в ведомстве их состоящим священно-монашествующим; равным образом всему в епархии нашей находящемуся дворянству, шляхетству и гражданству известно да будет, дабы, где токмо училище свободных наук учреждено, или учредится в нашей епархии имеет, везде его, пречестного иеромонаха Феотокия, за начальника признавали: во всем, к наукам относящемся, от него совета требовали, его в том наставлениям и повелениям повиновались, так как собственно нашим. В утверждение чего сия грамота рукой нашей подписана, с приложением нашей печати в кафедральном нашем Полтавском монастыре воздвижения честного креста Господня".

*) Никифор Феотоки прибыл в Полтаву из Ясс около 1776 г , а спустя пять или шесть месяцев nocле приезда был назначен членом местной консистории.

Между тем отделка для семинарии пожертвованного Разумовским дома, при скудных средствах **), продолжалась более года, и преосвященный Евгений, не получая синодального разрешения на доклад свой, благословил в приготовленном доме открыть 27 ноября 1778 года временное училище, куда и перешли тотчас ученики маленькой монастырской

**) Для этого преосвященный взял заимообразно 500 рублей у Полтавского монастыря, кроме доброхотных пожертвований любителей науки.

267

школы со смотрителем своим студентом Василием Быстрицким. Для содержания и расширения училища преосвященный от себя назначил известную сумму и пригласил к доброхотным пожертвованиям сначала духовенство, а потом и граждан. Но собранные пожертвования позволили принять в училище на полное содержание только 7 сирот; остальные же ученики (от 6 до 14 лет, дети как духовных, так и светских лиц) должны были ходить в училище из домов родительских, или из квартир. Под руководством иеромонаха Никифора Феотоки учили детей по программе прежней монастырской школы канцелярист Григорий Богуновский и бывший учитель Крутицкой семинарии (Новгородской губ.) Петр Станиславский. А первым куратором училища был гражданин Полтавы, бунчуковый товарищ, Петр Федорович Паскевич. Так положено было в Полтаве начало семинарии. Таким образом, училище явилось не духовным только, а всесословным *).

*) "Древняя и Новая Россия", 1876 г., т. I, № 3, стр. 218—219 и "Записки Одесского общества истории и древностей", изд. 1852 г , т. III, стр. 106.

Кода в 1779 году Евгений сам отказался от управления епархией, то на свое место архиепископа Славянского он рекомендовал Императрице Екатерине II и св. синоду Никифора Феотоки, который и был избран 13 мая 1779 года, а 6 августа того же года в соборной лейб-гвардии Преображенского полка церкви, в присутствии Самой Императрицы, он из иеромонаха хиротонисан прямо в архиепископа. Ученый архипастырь, находясь еще в С.-Петербурге, ходатайствовал перед св. синодом о своей семинарии. Вследствие его ходатайства, по докладу св. синода, Императрица 22 сентября того же года повелела выдавать по 2000 руб. ежегодно на обзаведение и содержание семинарии в Славянской епархии. В последних числах октября преосвященный

268

Никифор возвратился в Полтаву и, до построения ему дома в Славянске, поселился в Крестовоздвиженском монастыре, который уступил ему Булгарис. С приездом нового архиерея, бывший администратор Славянской епархии и настоятель Крестовоздвиженского монастыря Феоктист Мочульский был уволен от этих должностей.

Учрежденное Булгарисом в Полтаве училище, не смотря на все его старания, было в очень незавидном положении, — не было ни учащих, ни учащихся, не было и материальных средств для поддержания школы. Преосвященный Никифор решил возобновить школу на более широких началах и с обычной своей ревностью принялся за дело. Прежде всего, преосвященный разослал к духовенству своей епархии архипастырские грамоты, в которых, выставляя на вид необходимость образования для духовенства, он призывает, чтобы все священники представляли детей своих в семинарию без всякого замедления. При этом прибавлялось, что семинария учреждена "не только для священнических, но и для всех всякого звания к учению способных детей". Духовенству прямо объявлялось, что "так как обучению детей никакой ныне трудности не состоит", то его преосвященство объявляет всем священно и церковнослужителям, что "по прошествии других годов, ежели Богу угодно будет жизнь его преосвященства продлить, никого в священники и диаконы не намерен неучительного и в учении не свидетельствованного рукополагать". Чтобы найти средства для семинарии, преосвященный, кроме определенных взносов, пригласил как духовенство, так и светское общество к посильным пожертвованиям. Труды преосвященного увенчались успехом. В 1780 г. семинария была открыта "по классам латинским до риторики" и вместе с нею сиротский дом, или бурса для сирот. В том же году открыты были

269

и добавочные классы по языкам: греческому, французскому и немецкому, а также математический и рисовальный. Первыми учителями этих предметов были: греческого языка — ключарь собора и настоятель Преображенской церкви Иоанн Светайло, французского — француз Петр-Антон, немецкого и математики — вызванный из Лейпцига профессор Шалль; в рисовальном классе учителем был отставной поручик фон Роткирх. В конце 1783 года открыт был класс философский, где учителем был Гавриил Банулеско (Бодони), впоследствии знаменитый митрополит молдо-влахийский, а 21 сентября 1786 г. — и класс богословия. Открытие богословского класса сопровождалось особой торжественностью. После литургии преосвященный с духовенством прибыл в семинарию; тогда же собрались почетные лица всех сословий, как города Полтавы, так и окрестных мест. Собрание было "весьма многочисленное и блистательное". При входе преосвященного в залу, студенты семинарии пропели духовный кант; вслед затем студентами же говорились поздравительные и благодарственные речи преосвященному и публике, принимавшей живое участие в судьбе и в настоящем торжестве семинарии. Префект семинарии и учитель богословия протоиерей Иоанн Башинский читал с кафедры на русском языке речь: "О пользе для святой церкви, имеющей проистекать от преподавания священного богословия". Наконец, сам преосвященный сказал на латинском языке наставительное слово, преимущественно к преподавателю богословия и к студентам, назначенным в богословский класс. Акт закончился многолетием Императрице, св. синоду и преосвященному Никифору. Затем наставники и ученики принимали благословение преосвященного. Торжество кончилось, и семинария начала жить новою жизнью. 28 ноября 1786 г. преосвященный Никифор был перемещен на Астраханскую

270

паству *).

*) См статью М. Соловьева "Никифор Феотоки" в "Трудах Киевской Духовной Академии", 1884 г., ноябрь, стр. 572—579. Гавриил: "Очерк повествования о Новороссийском крае", Тверь, 1857 г., стр. 50—58, 70—73.

Из первых слушателей богословия в Славянской семинарии известнейшие были: Иван Лисянский—Яковлев, умерший в 1806 году Полтавским протоиереем, Григорий Лисянский-Яковлев, служивший при дворе, Василий Башинский, Павлоградский протоиерей, Иоанн Глижинский, Тираспольский протоиерей, Гавриил Шепетьковский, Симферопольский протоиерей, и Петр Базилевич, Ново-Санжарский протоиерей.

В 1786 году, 28 ноября, Славянская епархия переименована в Екатеринославскую и Херсонесо-Таврическую, а вслед за тем и Славянская семинария переименована в Екатеринославскую, хотя оставалась по прежнему в Полтаве.

После Никифора Феотоки прислан был в Екатеринославскую епархию в Полтаву архиепископ Амвросий Серебренников. При нем в Екатеринославской семинарии введены порядки, какие были в Новгородской семинарии, где Амвросий до епископа был (с 16 июля 1782 года) ректором. В семинарию Амвросий определил в 1788 году ректором Гавриила Бодони. В том же году, находясь в армии при князе Потемкине, Амвросий взял там 8 мальчиков сирот русских и прислал их обучаться в свою семинарию на собственном иждивении. По смерти Амвросия (13 сентября 1792 г. в г. Полтаве), на содержание этих мальчиков отпускалась сумма из кабинета Ее Величества, и они находились под особым ведением синодального начальства.

Отличнейшие ученики в 1787 и 1788 г.г. студенты философии и богословия были: Дамиан Илличевский, впоследствии Киевский прокурор и Дмитрий Стефановский, протоиерей Полтавской Сретенской церкви (с 1795 г.); был также благочинным и членом духовного правления; (умер 22 апреля

271

1811 г.); Иван Иванович Мартынов, бивший после правителем дел министра народного просвещения (55). Некоторые из учеников Славянской семинарии приобрели литературную известность, как например: Иван Петровичи Котляревский, Николай Иванович Гнедич (переводчик Илиады) и Иван Иванович Мартынов.

31 декабря 1797 года архиерейская кафедра с консисторией и семинарией переведена из Полтавы в Новомиргород (Херсонской губ.), и 15 марта 1798 года в Новомиргороде открыта лично митрополитом Гавриилом Бодони в казенном доме, который принадлежал вице-губернатору Герсеванову, а 25 декабря 1803 г. переведена в г. Екатеринослав. Первым ректором Екатеринославской семинарии в Новомиргороде определен был префект семинарии и учитель богословия протоиерей Иоанн Башинский *).

*) См. "Полтавские Епархиальные Ведомости", 1863 г., № 3, стр. 99—106.

Как шло дело в Полтавской семинарии на первых порах ее существования, на это существует некоторое указание в памятной книжке протоиерея Павловского, питомца означенной семинарии. "До 15 лет возрастал я", пишет он, — "обучаясь российской грамоте и упражняясь в хозяйственных, по воле отца, делах в казенном селении Taxтауловке (в 8 вер. от Полтавы), а на 15 году, по набору преосвященным Славянским и Херсонским Никифором, принят я в Славянскую семинарию в число питомцев на казенное содержание, где горемыкал чрез пять лет, проходя классы: инфиму у священника Федора Крупянского, грамматику у него же, синтаксиму у светского Григория Савурского, риторику с поэзией у священника Иоанна Станиславского (впоследствии кафедрального протоиерея). На второй год риторического курса вышел я на квартиру с учениками и начал жить от кондиции, продолжая философию у поручика

272

Якова Артелова, а богословие у префекта семинарии протоиерея Иоанна Башинского (бывшего потом ректором Славянской семинарии), по рекомендаций которого в отличных успехах, облечен был в стихарь для сказывания проповедей. Тут-то окончилась моя школа, которую, при помощи Бога моего, проходил чрез десять лет с поведением и успехами, каковых и детям моим желаю".

Значительную роль играло в Славянской семинарии проповедничество. Из аттестатов оканчивающих воспитанников видно, что они должны были заниматься в семинарии сказыванием проповедей. Так, в аттестате студента Карпа Павловского говорилось, что он, "как чрез всю бытность в семинарии наблюдал благонравие и честность, так и во всех вышеописанных науках имел успехи превосходные, каковые, кроме другого, обучаясь богословию, показал сочинением и сказыванием в церкви проповедей к удовольствию слушателей". Курс семинарский продолжался 10 лет *).

*) См. "Полтавские Епархиальные Ведомости", 1878 г., № 6, стр. 302—503.

ПРИЛОЖЕНИЕ.

I.

Ордер о первоначальном основании училища в Полтаве.

Ордер из Полтавского духовного правления честным иереям Полтавских и сельских церквей: Крутобережанскому, Ковалевскому, Искровскому, Трибовскому, Нижнемлинскому, Локощинскому, Тагамлыцкому, Писаревскому, Малышевскому, скитов Ольшанского и Булановского **). В указе Ее Императорского

**) Приходы церквей Трибовской и Малышевской, как и сами церкви, ныне не существуют, равно уничтожены скиты Ольшанский и Булановский. Последний находился в урочище Булановом, близ Полтавы. Часть этого урочища принадлежала строителю Полтавского (ныне кафедрального) собора полковнику Андрею Андреевичу Горленку. ("Русский Архив", 1875 г., т. II, стр. 258).

273

Величества, Самодержицы Всероссийской, из словенской духовной консистории сего 1778 года, декабря 3-го, в Полтавском духовном правлении полученном, изображено: сего же, ноября 27-го поданным преосвященному Евгению, архиепископу Словенскому и Херсонскому, Полтавский протопоп Иоаким Яновский доношением представлял, что ведомства Полтавского духовного правления священно и церковнослужители, воспитывая детей своих в надежду получения им священно и церковно-служительских чинов и не имея из них, большая часть, довольного достатка, чем бы могли обучать детей своих в училищах Киевских и Харьковских, в отдаленности от города Полтавы состоящих, содержат их в домах своих без обучения и надлежащего к будущему их чину приуготовления, просил его преосвященство повелеть в г. Полтаве учредить училище. А на каком оснований быть оному училищу при оном мнение приложил, на котором доношении его преосвященство резолюцией предписано: Господь Бог да благословит сие намерение. Дозволяем, на основании приложенного при сем мнения, учредить в городе Полтаве училище, которого заведение и наблюдение препоручить присутствующему в духовной нашей консистории всечестному иеромонаху Никифору Феотокию, почему определяем священникам Колосовскому и Ортинскому исправлять надлежащие по училищу оному надобности, с ведома оного иеромонаха Никифора Феотокия и Полтавского духовного правления. А при том определяем на иждивении училища оного обучатись, пищею довольствоватись и в училище оном жить седьми — на первый случай — убогим мальчикам. И о всем из консистории в Полтавское и Кобелякское духовные правления, с приложением копий с означенного мнения, послать указы, каков в сие правление, с приложением с мнения копий, для надлежащего по оному

274

исполнения, и прислан, — во исполнение коего Ее Императорского Величества указы в Полтавском духовном правлении определено послать во всю Полтавскую протопопию, с прописанием оного указа и с приложением означенного мнения копий, ордер, и посланный к вам сей посылается с тем, чтобы детей своих., кто таковые имеет, зараз представил в оное училище, сей же ордер и копию мнения ископиевав и о получении на сем, вместо рапорта, подписався, в другие по тракту места без замедления отсылать, а с последнего места, оставя копию мнения, самый точию ордер, за таковою ж пометою, обратно в сие правление прислать предлагается. С Полтавы 1778 году, декабря 6.

Наместник Иоанн Станиславский, подканцелярист Василий Зерницкий. № 500 *).

*) См. "Полтавские Епархиальные Ведомости", 1881 г., № 21, стр. 1017—1019.

II.

Мнение Полтавского протопопа Иоакима Яновского о лучшем
устройстве в Полтаве училища.

1) По ходатайству преосвященного Евгения, архиепископа Славенского и Херсонского от его сиятельства генерал-фельдмаршала и разных орденов кавалера графа Кирилла Григорьевича Разумовского дом, в г. Полтаве состоящий, дан для заведения семинарии, в коем ныне на первый случай учредить училище, куда зараз и перейти находящемуся в монастыре студенту Василию Быстрицкому с певчими, обучающимися российскому и латинскому языку.

2) Как оный дом требует некиих подчинок, то оное и препоручить священникам Полтавских церквей — Воскресенскому Матвею Колосовскому и Сретенскому Николаю Ортинскому.

3) Обучать сего года по-российски читать и писать, начатков

275

латинского и греческого языков, арифметики и катехизиса.

4) Определять по рассмотрению его преосвященства человека учительного, кой бы учредил, сколько и каким быть учителям, в какие дни и часы и чего именно обучать им учеников, и что им в год жалованья положить, и при том бы он наблюдал успехи в учении обучающихся и состояние как учителей, так и учеников, запретив учителям без ведома его принимать учеников в обучение.

5) Как сие учреждение делается для общей всех пользы, то со всех Полтавской протопопии священников и диаконов учинить сбор без принуждения, но с согласия их самих, в рассуждении их достатка и к сему учреждению усердия, что и препоручить выше прописанным священникам Колосовскому и Ортинскому.

6) Как священники, до Кобеляцкого духовного правления принадлежащие, в недалеком, а именно: в 20, 30, 40 и 50 в. расстоянии состоят, то и с них учинить таковой же сбор, с согласия оного правления. о чем и снестись Полтавскому правлению с оным, и в том училище оным священникам детей своих обучать.

7) Просить его преосвященство, чтобы имеющиеся случиться по консистории штрафные деньги присылаемы были в оное училище, также и в обоих Полтавском и Кобеляцком правлениях, если случатся таковые штрафы; с доклада его преосвященства взыскиваемые, и те училищу отсылаемы были.

8) От всякого ученика из священно и церковно-служительских детей, равно из гражданских и других, кто пожелает, платить на содержание училища, за обучение по-российски читать и писать, языков латинского и греческого, по три, пяти и восьми рублей в год, смотря по достаткам отцов их.

276

9) Священно и церковно-причетнические и других, кто пожелает, дети должны жить в своих домах, а не имеющие в городе Полтаве домов своих — нанимать квартиры и ходить в училище для обучения в урочные дни и часы. А в том доме (т. е. училищном) жить двум, или по крайней мере одному учителю, которому, кроме обучения, экономию оного дома наблюдать, для чего нанять в оный дом двух сторожей и препоручить их находящимся там учителям.

10) Вышеозначенные все деньги показанным священникам Колосовскому и Ортинскому, принимая, записывать в книгу, которую им от Полтавского духовного правления за скрепою дать; также, исправляя, докладывать Полтавскому духовному правлению надобности, к оному делу принадлежащие; в оную ж книгу особо записывать, равным образом и выдавать понедельно с распискою на харчи, дрова и другие таковые нужды имеющим жить в том доме учителям и, понедельно их считая, записывать же, которую книгу и представлять им (священникам Колосовскому и Ортинскому) по третям года в духовное правление для освидетельствования.

На подлинном подпись: Протопоп Полтавский Иоаким Яновский *).

*) См. "Полтавские Епархиальные Ведомости", 1881 г.. № 21, стр. 1019—1021.

III.

Указ консистории в духовное Полтавское правление о пожертвовании
Императрицей Екатериной Великой 2000 рублей, в котором училище
Полтавское именуется семинарией.

Указ Ее Императорского Величества, Самодержицы Всероссийской, из Славянской духовной консистории в Полтавское духовное правление.

277

По указу Ее Императорского Величества, преосвященнейший Никифор, архиепископ Славенский и Херсонский, рассуждая, что должность священническая состоит не только в священнослужении и исправлении треб христианских, но чтобы учить народ священным православной веры догматам, изъяснять заповеди евангельские, наставлять христианским добродетелям. Священнику должно кающихся исповедывать, совести, т. е. человеческой, быть судьей, исправителем и путеводителем; священнику надлежит по своему учению суеверия, яко чада невежества, истреблять, упорство еретиков и раскольников доводами священного писания препобеждати, дети всех словом божеским пастырски питати. А из сего кто не видит, колико искусному дожно быть священнику в христианском богословии, в истолковании ветхого и нового завета, в науке нравоучения православного, в законоположении соборов вселенских и поместных, в истории священной и мирской, в правилах святых отцов и в других различных знаниях. Кто не ведает, что когда священник неведением недугов болезнует, тогда никакого блага церкви чаяти, но паче всех зол боятися должно. Аще бо слепец слепцом водим бывает, то чего другого ожидать, как токмо, чтобы оба в яму впали. Благочестивейшая, Самодержавнейшая Императрица, делая все народы державы Своей блаженными и ведая, яко Премудрая, коликой важности есть иметь священников ученых, умножает в государстве училища, ученых людей чествует и награждает, а по сему для учреждения в Славенской епархии семинарии, по Своему природному милосердию, определить благоизволила в год по две тысячи рублей, которое училище уже в городе Полтаве и открыто, — приказал (архиепископ Никифор):

послать из консистории во все духовные правления указы с тем, чтобы все священники детей своих в означенную семинарию

278

представляли без замедления, и всем объявить матернее благословение Ее Императорского Величества к юношам сей епархии, яко ж не точию для священнических, но и для всех всякого звания к учению способных детей показанная семинария учреждена. А как из вышеписанного явствует, коль нужно быть священникам учительным, и к обучению детей никакой ныне трудности не состоит, по учреждении в сей епархии семинарии, и для чего чрез сие всем священникам и церковнослужителям его преосвященство объявляет, что, по прошествии других годов, ежели Богу угодно будет жизнь его преосвященства продлить, никого в священники и диаконы не намерен не учительного и в учении не свидетельствованного рукополагать. За толикое Ее Всемилостивейшей Государыни благодеяние, в изъявление чувствительности внутреннего удовольствия и благодарного сердца, в городе Полтаве прошлого ноября 24 дня, в тезоименитство Ее Императорского Величества, торжественно как в храме Божьем, так и в училище похвальные речи, изъявляющие матернее Ее Величества милосердие, говорены и, воздавая руки ко Всевышнему, усерднейшие мольбы приносили о продлении жизни Ее Императорского Величества и всей Высочайшей Ее Фамилии. По примеру ж тому повелевает его преосвященство всем протоиереям, наместникам, закащикам и священникам учинить тоже, по получении, в будущий воскресный день, собрав, сколько где в городе и местечке всех священников и диаконов имеется, по совершении священной литургии, отправить молебствие о сохранении в должайшие лета драгоценной жизни Ее Императорского Величества и всей Высочайшей Ее Величества Фамилии, и где и когда сие учинено будет — к его преосвященству рапортовать и Полтавскому правлению учинить о том по сему, Ее Императорского Величества, указу. Декабря 5 дня 1779

279

года. № 1342.

Подлинный подписали: Нефорощанского монастыря игумен Лукьян, секретарь Василий Вербицкий, подканцелярист Василий Снежевский, Полтавского правления подканцелярист Прокоп Шасчинский *).

*) См. "Полтавские Епархиальные Ведомости", 1876 г., № 16, стр. 619—621. — 1881 г., № 21, стр. 1021—1023; "Полтавские Губернские Ведомости", 1890 г. №№: 88, 40, 41 и 42. Моя статья: "Славянская семинария, бывшая в Полтаве в исходе XVIII столетия".

ПОЛТАВСКИЕ ПОДЗЕМЕЛЬЯ.

Ежегодно весной, когда земля, согретая весенним солнцем, окончательно оттает, на улицах Полтавы, а также и во многих дворах образуются провалы, в виде круглых колодцев. Большая часть этих провалов особенного вреда не причиняет, но некоторые из них — во дворах, под постройками, разумеется, неизбежно приносят убытки домовладельцам. Глубина таких провалов различна, обыкновенно — от едва заметной свежей впадины и до 1 1/2 сажени. Наибольшее число провалов приходится на Александровскую улицу, преимущественно начиная от соборной церкви. Замечательно, что провалы случаются только в возвышенной части города, в низменной же их вовсе не бывает. Как ни часты эти провалы в Полтаве, однако, до последнего времени почти никто не обращал на них внимания, не смотря на то, что это странное явление в высшей степени любопытно.

Происхождение этих провалов, впрочем, известно; оно объясняется тем, что на всем пространстве города, где они случаются, имеются подземные ходы или подкопы, кем и когда сделаны эти подкопы, точно определить невозможно. Существует предание, будто эти подкопы подведены в 1608

280

году одним казаком Миргородского полка, по фамилии Масло, поселившимся с шестью казачьими семьями на возвышенном месте, над Ворсклой, а затем, присоединившим к поселению своему, для большей безопасности от нападений татарских, несколько казачьих семей из-под Голтвы, — местечка на р. Псле, в Кобелякском уезде. Эти то поселенцы, по народному преданию, и устроили под старым городом существующие до настоящего времени подземные ходы и подкопы, как убежища во время набегов татар. По другому преданно, эти подкопы подведены шведами для взрыва Полтавской крепости. Говорят, будто Петр Великий, узнав о существовании этих подкопов, повел против них контр-мины и, выбрав оттуда приготовленный шведами порох, лишил их возможности привести в исполнение свое намерение. Существует еще несколько преданий в этом роде, не подкрепленных, однако, никакими историческими данными. С гораздо большей вероятностью можно отнести происхождение Полтавских подкопов к до историческим временам, хотя и для такого предположения нет положительных данных. Но этому приходится довольствоваться несколькими случайными открытиями, сделанными при постройке домов.

Подземелья эти, или подкопы, идут на глубине 3—6 сажень от поверхности земли, сводообразными проходами, высотою в рост человека, а шириною в три и более аршина. Местами они снабжены слуховыми окнами, в виде круглых воронок, служившими для удаления вредного воздуха; они соединялись между собой отверстиями, проделанными в земляных простенках, сквозь которые свободно мог пролезть человек. Все это скорее ведет к заключению, что подземелья служили убежищами и хранилищами на случай нашествия неприятелей, особенно, если вспомнить существовавшие

281

во второй половине XVII ст. набеги крымских татар на Полтаву.

В этом отношении любопытен был дом на Петровской площади, выше Подольской горы, большой каменный, двухэтажный, с непомерно толстыми стенами, узкими, на подобие амбразур, окнами и несгораемой железной без дерева крышей, принадлежавший в XVIII-м столетии надворному советнику Павлу Яковлевичу Руденку. Дом этот Руденком отдан был правительству, в нем помещались казармы кантонистов, затем с 1823 года училище чистописцев, с закрытием которого в 1861 году — цейхгаузы и друг. С введением земских учреждений, 1 января 1864 г, и передачи затем приказом общественного призрения упомянутого дома в ведение земства, этот последний памятник до-Петровский был разобран в 1870 году и заменен в 1872 году новым домом земства, выходящим главным своим фасадом на Петровскую площадь *).

*) Постройка этого дома обошлась свыше 45000 рублей

В подвальном этаже описанного дома Руденка существовал подземный ход **), выложенный в шее кирпичом, залитым вместо извести оловом, идущий сперва одним коридором, а потом разветвляющийся. Молва гласит, что отец Руденка имел ватагу удальцов, с которыми и сам по по временам ходил на татар, и что подземные ходы из-под его дома пронизывают всю старую Полтаву.

**) Ход этот окончательно был зарыт в 1893 году.

В высшей степени интересны сведения и наблюдения, произведенные над этими минами местным археологом И. А. Зарецким, которые и приводим здесь. В первый раз, говорит Зарецкий, ему удалось заглянуть в эти подземелья в 1889 году, при постройке дома возле Спасской церкви, по Александровской улице. Здесь, при копании фундамента для

282

канавы, в нескольких местах пробовали буравом и там, где бурав падал свободно, прокапывали канавы до дна подземелий, при чем приходилось углубляться до десяти аршин от поверхности. Необходимо прибавить, что на такой же глубине оказалось дно и большинства подземелий, осмотренных Зарецким. За исключением общей черты, что дно их лежит почти на одной глубин, — размер и устройство их различны; все они устроены полукруглым сводом, вышина которого — от полутора до четырех аршин, а ширина — от двух с половиною и до восьми аршин; низкие подземные ходы выкопаны в плотной желтой глине, более же высокие, широкие, местами, еще на несколько сажень подкреплены кирпичными или деревянными сводами. Те и другие своды устроены весьма прочно; деревянные своды помещаются на толстых дубовых балках, из таких же брусьев и досок, которые сохранились настолько прочно, что и теперь могут быть употреблены для всякой постройки. На кирпичах не имеется никакой метки и по виду они не древнее XVII века.

Такие подземные сооружения расположены то рядовым порядком, то пересекаются одно другим, или расходятся на несколько рукавов или ходов. Начала и конца их определить не удалось, но, по-видимому, они простирались иногда, по крайней мере, сажень на двести; проникнуть в них глубже трех сажень невозможно, вследствие обвалов и удушливости воздуха, в котором даже свеча гаснет. Возле Спасской церкви удалось определить несколько входов в подземелья, из которых два обставлены по бокам дубовой ставней и имели, на пространстве семи или восьми сажень, четыре колена, направленных в разные стороны, ширина этого входа — всего один аршин, вышина — до четырех, вышина кирпичного свода — до двух аршин с половиной и почти столько же в ширину; все три входа обращены

283

на восток, к Ворскле. Проследив всю раскопку от начала до конца, Зарецкому, однако, не удалось найти ни одного предмета древнее XVII в. Под деревянным сводом, служившим, по всей вероятности, покрышкой погреба, еще в прошлом столетии, найдена масса черепков битой фаянсовой и другой посуды, а в одном месте — раздавленная чашка с блюдечком саксонского фарфора, с клеймом, множество битых стеклянных бутылок и бутылочек, в которых сохранились остатки различных веществ и, между прочим, большие штофы и стеклянные кувшины, содержавшие когда-то наливку, от которой под осколками сосудов лежали смешанные одни с другими косточки слив, вишен, груш и ананасу. Один штоф, в 1/4 ведра, со следами наливки или вина, удалось взять целым; кроме того, нашлось несколько целых склянок и флакончиков разного вина; в одном месте, в рукаве погреба, на пространстве сажени, стояло штук пятьдесят бутылок, наполненных самой солоноватой жидкостью и закупоренных обыкновенными пробками; бутылки эти имели вид современных нам пивных. Далее, в нескольких местах, найдены: звено медных удил от уздечки (не древних), две деревянные курительные трубки, горшочек с загустевшим дегтем и несколько медных монет времен Петра III и Анны. Вот все, что открыто под землей; в земле же, сверху этих подземелий, найдены, среди различных отбросов, польские и шведские монеты.

Второй случай, когда можно было заглянуть в такие же подземелья, представился в 1891 году, при постройке дома купца С. Е. Чеботарева, недалеко от угла Александровской улицы, на Петровской площади, где в разных направлениях оказались тождественные вышеописанным подземелья, и одно из них с деревянным сводом. Глиняные подземелья оказались так чисты внутри, как будто были только что выкопаны

284

и не содержали ни одного предмета, кроме таких же черепков посуды, как и возле Спасской церкви, т. е. не древнее XVII века; в деревянном же погребе их найдено множество, но, к сожалению, весь этот погреб засыпан разным сором. В слое отбросов выше этих подземелий найдена одна медная польская монета Яна III. Тоже самое наблюдалось в подземельях, оказавшихся во дворе старого городского училища в 1895 году *) и, в особенности, во дворе, бывшем Волохиновой, на углу Александровской и Сретенской улицы, при постройке в 1897 году **) нового здания для Полтавского отделения государственного банка.

*) См. "Полтавские Губернские Ведомости", 1895 г., № 101.

**) Тоже, 1897 г., № 139.

Достойно внимания, что подобного рода подземные ходы встречаются в Полтавской губ. еще в местечках: Беликах, Великих Будищах и Опошне, здесь имеются не только старинные подземелья, быть может ровесники Полтавским, но возникали, со временем, и новые.

Что касается древностей, находимых в почве Полтавы, то о них можно сказать весьма мало; известно только то, что где бы в городе ни копали, везде попадаются человеческие кости и старинные монеты, но другие предметы древности редко попадаются в руки знатока. Человеческие кости находят не только в разрозненном виде, но и цельными костяками, а иногда и целыми кладбищами. Древность этих костяков весьма не одинакова, одни из них могут быть отнесены ко временам доисторическим, другие — к IX или XII в. и третьи — к XVII в. Наиболее древнему поселенцу Полтавы мог принадлежать костяк, найденный на Мало-Садовой улице, череп которого по размерам относится к так называемым — большеголовым. Над двумя подземельями, в двух местах, на глубине двух с половиною аршин,

285

найдены два человеческих костяка, лежавшие головами на запад — один в прямом, а другой в согнутом положении и на правом боку. На руках первого оказались надетыми бронзовые перстни, в ушах же проволочные серьги, а на шее двадцать штук стеклянных золоченных бус; между бусами находилась круглая бронзовая ажурная пряжка, с изображением бычачьей головы. Костяки эти не древнее XII столетия. Поверх костяков найдена, как выше упомянуто, медная польская монета Яна III. Монеты, найденные в Полтаве, также относятся не к одному времени. Так, против Спасской церкви найдена медная римская монета Гонория; затем, в разных местах города найдено множество одиночных польских монет: Сигизмундов, Яна III и Станислава—Августа, несколько шведских: Густава Адольфа, Христины и Карла X, но монет Карла ХII не попадалось ни разу. Смесь монет польских и шведских — золотых и серебряных — оказалась в одном только кладе. Русские монеты, находимые в Полтаве, как одиночными экземплярами, так и целыми кладами, относятся к Петровскому и позднейшим временам *).

*) См. "Полтавские Епархиальные Ведомости", 1870 г., № 16, стр.674—675, подстрочное примечание; "Полтавские Губернские Ведомости", 1891 г., №№: 73, 54 и 55, (моя статья, перепечатана, с некоторыми сокращениями, в "Историческом Вестнике", 1891 г., т. LXII, октябрь, стр. 281—284, в отделе: "Смесь"; "Киевлянин", 1893 г., № 272 (моя статья).

ПОЛТАВСКИЕ КОЛОНИСТЫ.

На основании доклада министра внутренних дел, утвержденного 20 июня 1808 г., для усиления в России сукноделия, вызваны были из Богемии и Моравии суконные фабриканты и поселены — в Полтаве 54 семейства (249 душ обоего пола) [Немецкая колония - Т.Б.] и в Константинограде — 41 семейство (218 душ).

286

Переход этих колонистов в Россию совершился на следующих условиях, Высочайше утвержденных, по докладу министра внутренних дел в 20 день февраля 1804 года *), по которому предоставлены следующие права:

*) Полное Собрание Законов, т. XXVIII.

1) Свобода веры.

2) Свобода от платежа податей и всяких повинностей на 10 лет.

3) По прошествии этих 10 лет, они будут платить казне поземельную подать, в первые 10 — за каждую десятину от 15 до 20 коп. **) в год; по истечении же сего срока, подать оная будет уравнена с тою, какую вообще в том месте платят казенные поселяне с души. Что принадлежит до прочих повинностей земских, оные тотчас, по истечении льготы, колонисты повинны нести наравне с теми российскими подданными, между которыми водворены будут, исключая постоев, кроме тех однако ж случаев, когда воинские команды проходить будут.

**) Считая на ассигнации.

4) Свобода от воинской и гражданской службы. По собственному желанию записаться в оную всякому дозволяется, однако чрез то не избавляются они от платежа своего долга казне.

5) Уплата ссудных от казны денег, по прошествии льготных лет, располагается, на последующие десять.

6) Всем колонистам дается безденежно земля.

7) Со дня прибытия на границу начинается выдача кормовых денег по 10 коп. взрослой и по 6 коп. малолетней душе в сутки до самого того времени, пока прибудут на поселение, и сии деньги употребляются на счет безвозвратных издержек. Однако ж, когда кто пожелает выехать из России, то и оные возвратить должен.

8) По прибытии на место поселения, до первой собственной

287

жатвы, производится от 5 до 10 коп. каждой душе, судя по цене жизненных припасов, и сия сумма ими должна быть возвращена вместе с общей ссудой.

9) Ссуда на построение домов, покупку скота и, вообще, на все обзаведение хозяйством простирается до 300 руб.; людям же, которые приедут с хорошим достатком, может быть и увеличена, если для какого-нибудь полезного заведения они того потребуют.

10) Позволяется ввозить им при поселении имение свое, в чем бы оное ни состояло, беспошлинно и, сверх того, каждому семейству, разумея в оном мужа и жену с малолетними детьми, или двух совершеннолетних работников, или же четырех женщин, один раз товаров для продажи по цене до 300 руб., только бы товары эти были собственные их, а не от посторонних людей им порученные, или в долг взятые.

11) Ежели кто, когда бы то ни было, пожелает выйти из государства, то в том дается ему свобода, но с тем, чтобы, сверх уплаты всего причитающегося на нем долга, единовременно внес в казну трехгодичную подать.

12) Позволяется заводить фабрики и другие нужные ремесла, вступать в гильдии и цехи и везде в империи продавать свои изделия. К сему необходимым нужно присовокупить, что если из прибывших на поселение окажется ослушным и непокорным постановленному начальству, или пустится в разврат, таковой непременно, по взыскании с него должного казне, выслан будет за границу *).

*) См. "Записки о Полтавской губ." Н. И. Арандаренка, ч. II, стр. 75—77.

При поселении колонистов, правительство сделало им разные пособия: построены для них на городской земле каменные дома; куплены необходимые для сукноделия инструменты; для выделки сукон на счет казны покупалась

288

шерсть, а за работу от штуки сукна платилось 30 руб. асс.; но кто хотел, — мог выделывать сукно в сырце (суровке) и из собственной шерсти; за штуку такого сукна казна платила 20 руб. асс. Заведовал этими фабрикантами особый инспектор фабрик. По-видимому, благосостояние колонистов было упрочено; но на деле оно год от году становилось хуже, и через 10 лет, в Высочайшем указе, данном 27 декабря 1818 г. министру внутренних дел, сказано, что "иностранные суконщики находятся в расстроенном положении". Для поправления их благосостояния тем же указом повелено: 1) казенный долг с колонистов сложить и не взыскивать; 2) каменные дома, в коих они живут, предоставить им в собственность и присоединить к дому необходимую часть земли для огорода и сенокоса; 3) казенные инструменты для сукноделия отдать тоже в собственность; 4) выдать заимообразно из казны, на каждое семейство, по сто рублей на три года; 5) предоставить колонистам учредить у себя суд и расправу, по примеру прочих иностранных колонистов в России, с изъятием их от правления, доселе ими заведовавшего, и 6) предоставить им свободу заниматься ремеслом своим независимо от местного начальства. При этом колонисты поручены в особое попечение бывшего малороссийского генерал-губернатора, на обязанность которого возложено приведение их в лучшее устройство. Князь Репнин, исполняя это повеление, 13 мая 1820 г. издал особую инструкцию, по которой для управления колонистами учреждены приказы из старосты и двух бейзицеров, избираемых обществом на три года.

Но и эта мера не достигла своей цели; благосостояние колонистов не улучшилось: не смотря на то, что они никаких ни частных, ни государственных повинностей не несут, они все таки приходили в бедность. Какая была коренная 

289

причина этого зла — трудно определить: сами колонисты находили ее в присоединении колоний к управлению государственных имуществ; сторонние же лица причину обеднения видели в том, что фабриканты продавали изделия свои (сукно, фланель, одеяло и проч.) по самым низким ценам, нередко с убытком. Как бы то ни было, только князь Н. А. Долгоруков, будучи генерал-губернатором здешнего края, обратил внимание на бедное положение колонистов; и по ходатайству его, комитет министров признал "единственным благонадежным средством к улучшению благосостояния фабрикантов" выдать им заимообразно из Полтавского приказа общественнаго призрения 40000 р. асс. на пять лет по 6 %. На это последовало 4 ноября 1842 г. Высочайшее повеление, с тем, что бы выделываемое серое фабричное сукно было поставляемо в Кременчугскую комиссариатскую комиссию для обмундирования рекрут Полтавской губернии, с платою за выделку штуки сукна в сырце, мерою 42 арш., 7 р. 43 коп. сер. В тоже время учрежден "особый комитет" для улучшения состояния суконных фабрикантов. Комитет составляется из шести членов, избираемых самим обществом из своей среды, под председательством попечителя колоний, назначаемого местным начальством. В том же году, 13 апреля, объявлено Высочайшее повеление об отчислении Полтавских колонистов из ведомства палаты государственных имуществ и подчинении их общему городскому управлению *).

*) См. "Основу", 1861 г , май месяц, стр. 69—70.

30 мая 1867 г. Государь Император Александр II-й Высочайше повелеть соизволил: "За вызванными в 1808 г. из заграницы и поселенными в Полтавской губ. суконными фабрикантами укрепить права неограниченной собственности на имущества, наделенные им от казны, согласно Высочайшему

290

повелению 27 декабря 1808 г.; срок для обязательной приписки Полтавских суконщиков к податным сословиям назначить шестой месяц со дня объявления настоящего Высочайшего повеления" *).

*) См. "Полтавские Губернские Ведомости", 1868 г., № 9.

Князь Иван Михайлович Долгорукий, посетивший Полтаву в 1810 году, так описывает первоначальный тогда быт и устройство бывших здесь колонистов: "Под названием "Немецкой слободы", при самом городе населена колония иностранцев. Суконные ткачи свезены сюда, по позыву правительства, из Эльзаса, Саксонии, Германии, и завели здесь суконную фабрику. Для помещения ее построено домов до 50 из плетня, набитого навозом. Каждый такой дом стоил казне до 2 тысяч, а простоит ли пять лет — сомнительно. Легко рассудить, сколь мало соображено это с пользами короны. В этих карточных домиках живут ткачи, и при них поставлен стан каждого. Считают, что как постройка сей слободки, так и двух еще подобных, в Кременчуге и Константинограде, т. е. в Полтавской губернии, обошлась казне в 400 тысяч; там, однако, дома рублены из дерева, здесь иные связи обратились в настоящие тюрьмы; окна одинарные и двойные, оба для прочности раз навсегда вмазаны в стены и не отворяются ни летом, ни зимой; но дышать необходимо: никакая власть в свете лишить сего блага натуры не может, только в тягчайших узах неволи. Что же делают эти бедные немцы? Они выламывают рамы, выбивают стекла, чтоб пустить к себе воздух. Стены, в основании домов поставленные, так прозрачны, как решето, и от сотрясения станов во время работы чувствительно даже, как oни зыблются, и держаться только на угловых столбах.

Этого мало: разработка сукна новые откроет нам причины подивиться. Каждый стан должен выткать до 800 аршин

291

суровья в годе; за ним сидит одна семья. Каждый аршин платится от короны по 82 коп., включая тут и то, чего стоит шерсть; словом, не приемля никаких иных побочных издержек. Казалось бы, дешево, но послушайте далее! Выписанные иноземцы имеют 10 лет льготы, на таком основании, что все, что им ни понадобится, сверх платы за сукно, как выше видно, уже навсегда определенной, правительство обязалось давать им в долг, и смотритель для сих записок имеет особую долговую книгу. Вопрос самый простой и естественный: если кто из них умрет, выбудет, сбежит, в течении 10 лет, кто за них поворотит в казну долг? Эта сумма не входить в раскладку на сукно; это пожертвование, к ободрению промышленности приемлемое. Сказывали мне на ухо, что ежели разложить на вытканное сукно заимообразно розданные суммы, то оно обойдется по 4 рубля аршин; да и за это кто же может ручаться, доколе не протекут 10 лет льготы? Кто скажет удостоверительно, сколько наберут ткачи в долг денег, или потребности, .и сколько без возврата пропадет из сего заемного капитала? А до того времени и определить цену сукна нет возможности: ссуда сия не имеет никаких определенных мер. И так пусть цена, к общей похвале заводчиков, воображается на бумаге 82 коп., время откроет глаза и покажет истину: мишура золотом казаться не может.

Впрочем, работа сукна очень успешна и хороша: она точется аршина в 3 1/4 ширины; свалявшись, дает два аршина слишком. Тутошние мастера сами делают карды, на каких чешут шерсть, и изобрели машину, но она еще не выдержала опытов, посредством коей 40 веретен вдруг от одной руки действовать могут. Один из мастеров ткал при мне сукно без товарища за своим станком, и довольно скоро мечется с конца на другой; но для корпуса это движение

292

тяжело и даже насильственно" *).

*) См. "Славны бубны за горами, или путешествие мое кое-куда 1810 года" князя И. М. Долгорукого, изд. О. М. Бодянского, Москва 1870 г., стр. 82—84.

Такова, в общих чертах, жизнь и деятельность бывших в Полтаве колонистов-фабрикантов, с 1874 г. (введение всеобщей воинской повинности), постепенно прекращавших здесь свою деятельность; теперь о них живет лишь одно воспоминание местных старожилов.

Полтавские театры прежде и теперь.

В 1810 году, как видно из одного официального дела, построен был на средства города первый в Полтаве театр, расположенный по нынешней Театральной улице, что на Немецкой колонии. По тогдашнему времени постройка его обошлась городу в 20000 руб. асс. Это был большой каменный трехэтажный дом, крытый дранью, довольно удобный и вместительный. В нем были приспособлены помещения собственно для театра и почтальонов, так как вблизи театра находилось здание почтового ведомства, построенное с ним одновременно (где теперь старое здание женского епархиального училища) и в 1861 году проданное духовному ведомству.

Этому театру много покровительствовал живший в Полтаве Малороссийский генерал-губернатор князь Н. Г. Репнин (с 1816 по 1835 год). В начале 1818 года он пригласил из Харькова известную тогда труппу И. Ф. Штейна, и здесь впервые пришлось видеть полтавцам знаменитого впоследствии артиста Михаила Семеновича Щепкина (56). Полтавская труппа в то время была незначительна: она состояла из 15 человек. В числе актеров, кроме Щепкина, здесь были Барсов (Полтавский Тамбурини) и Угаров, отлично

293

игравший роли старого века поддъячих; у Щепкина не было своего амплуа, — ему приходилось играть все без разбору.

Из женщин — primadonna была Пряженковская, игравшая в операх, и Медведева. Щепкин получал жалованья 1500 рублей, Барсов и Угаров по 1000 руб.; кроме того, им сделана была прибавка по 500 руб. в год каждому. Директорами театра князь Репнин назначил правителя своей канцелярий А. О. Имберга *) и И. П. Котляревского, известного малорусского писателя, которому оказывал некоторую материальную поддержку. Кроме помещения для театра, некоторые из актеров получали квартиры в казенном доме, а для разъездов по ярмаркам им выдавались казенные подорожные. Репертуар этой труппы состоял преимущественно из комедий, опер и балета. В том же году, 26 апреля, по инициативе князя Н. Г. Репнина, была составлена подписка "в награду таланта актера Щепкина" о выкупе его из крепостной зависимости. Подписано было всего более 7000 р., но из них получено только 4000 р. с небольшим **). Сумму, недостающую до выкупа (около 6000 руб.), доплатил князь Репнин, так как за выкуп Щепкина с семьей требовалось уплатить 10000 руб. ***). Сначала дела Полтавской труппы шли недурно, но потом оказалось, что все таки в таком городе, как Полтава, трудно существовать театру: доходов не хватало на все нужные расходы, хотя актеры получали незначительное содержание, но на содержание всей труппы с балетом требовались десятки

*) Умер 24 марта 1864 г. в С.-Петербурге в чин действ. стат. сов.

**) См. "Русская Старина", 1875 г., т. XIII, май, стр. 152—154; "Киевская Старина", 1897 г., LIX, октябрь, стр. 9—11, в отделе: "Документы, известия и заметки"; "С.-Петербургские Ведомости", 1864 г., № 222, стр. 890.

***) Полную отпускную (из крестьянского сословия) Щепкин получил от князя Репнина, купившего его у графа Волькенштейна, где отец Щепкина был сначала камердинером, а потом управляющим, — 8 ноября 1821 года.

294

тысяч. Плохие дела труппы привели к ее распаду в 1821 году. Вновь сформированная труппа Штейна, после того, ежегодно из Харькова наезжала в Полтаву, и последний ее приезд был в год кончины князя Репнина в 1845 году *). Штейн умер в конце 1830-х г.г. и его заменил Л. Ю. Млотковский.

*) См. "Южный Край", 1893 г., № 4238 и 1894 г., № 4494, ст. Н. И. Черняева и "Полтавские Губернские Ведомости", 1895 г., № 125 и 1897 г., № 78 (мои статьи).

Считаем не лишним привести эпизод из театральной жизни Щепкина в Полтаве. В театре у них с большим успехом шла пьеса под заглавием "Жидовская корчма". Жида играл Щепкин и играл неподражаемо. В Полтаве городским головой был Зеленский — из евреев. Щепкин, играя жида, незаметно подражал ему; но выходило так похоже, что публика не могла удержаться, чтобы не воскликнуть: "Да ведь это наш Иван Васильевич (т. е Зеленский". Зеленский обязался платить артистам по 2000 руб. в год, только бы они не играли этой пьесы. И "Жидовская корчма" была снята со сцены. Князь Репнин, узнав причину, почему снята со сцены любимая публикой пьеса, приказал, как можно чаше ее играть, и Зеленский, чтобы не навлечь на себя губернаторского гнева, должен был присутствовать на представлениях.

В 1852 году, по инициативе Малороссийского генерал-губернатора С. А. Кокошкина, по случаю перевода в том году в Полтаву Ильинской ярмарки, был устроен в городском саду директором Харьковской театральной труппы инженер-подполковником Петровским, в течение полутора месяца, большой деревянный театр, главным своим фасадом выходящий на Институтскую улицу. Первое представление дано было в нем труппой Петровского 22 июля; шли пьесы: "Купец Иголкин, или русский человек добро помнит",

295

"Русская боярыня" и "Дочь второго полка" *).

*) См "Полтавские Губернские Ведомости", 1852 г., № 23, стр. 249—250.

Прежний каменный театр, построенный из непрочного и и недоброкачественного материала и пришедший в негодность, в том же году был продан на снос.

Наконец, и этот второй театр, переходивший несколько раз из одних рук в другие, в 1882 году **) достался купцу И. А. Дохману и, как пришедший, по ветхости, в негодность, был продан им на снос купцу Гершке Эйзлеру, который в том же году, из того же материала, построил в городском саду небольшой открытый театр; но этот последний, к сожалению, сгорел 2 октября 1888 года, будучи застрахован в Северном обществе в 2200 рублей ***).

**) Последнее представление в нем было дано труппой Г. Я. Метельского 2 сентября 1881 года; шли пьесы "Старое старится, молодое растет", "Она его ждет" и "Москаль-чаривник".

***) Постройка его со всеми принадлежностями обошлась в 3799 руб.

Затем, в 1882 году купец С. А. Панасенко из собственных лавок устроил каменный двухэтажный театр, который был расположен на углу Ново-Полтавской и Сретенской улиц. Первое представление в нем было дано труппой С. Н. Новикова в декабре того же года. Театр этот сгорел 15 августа 1897 г. и, вместо него, Панасенко выстроил казармы для квартирующих в Полтаве войск, которые были торжественно освящены 27 декабря 1898 г.

В июне 1898 года, в Александровском парке, правлением попечительного общества о доме трудолюбия в Полтаве, с разрешения городской думы, был устроен временный деревянный летний театр, постройка которого обошлась более 5000 руб., а застрахован он во 2-м Российском страховом обществе в 3000 руб. Первое представление в нем дано было 14 июня местными любителями драматического

296

искусства; шла пьеса "Бесталанна" *). Театр этот по постановлению экстренного собрания городской думы, состоявшемся 6 февраля 1901 г., был разобран 28 марта Г. Г. Эйзлером, которому он был продан за 2000 руб.

*) Кроме того, в Полтаве была устроена небольшая сцена для спектаклей в зале дома наследников Волковицких (впоследствии И. В. Ворожейкина, а ныне Н. И. Богацкой) на новом базаре, которая существовала с 1870 по 1883 год. Такая же сцена была устроена в сентябри 1898 г. во 2-м общественном собрании, существовавшая до 27 января 1901 года, а затем разобранная.

В том же году был построен им в городском саду деревянный летний театр, устройство которого обошлось свыше 5000 руб. Открытие этого театра и первое в нем представление последовало 20 июля 1901 г.; кружком любителей драматического искусства была представлена комедия в 4 действиях В. Александрова: "На хлебах из милости".

Нынешнее (с 21 февраля 1902 г. Гоголевское) здание для просветительных целей и в нем театр начато постройкой в 1898 году, закладка которого произведена 8 сентября; окончено оно постройкой и освящено 27 ноября 1900 года. Построено на том месте, где находились городские лавки Суздальского ряда, по Ивановской улице, городским общественным управлением, с субсидией от губернского комитета о народной трезвости (45000 руб.) и Полтавского уездного земства (5000 руб.). Стоимость его со всеми приспособлениями и службами до 180000 рублей. Выстроено оно по проекту профессора Трамбицкого губернским земским архитектором А. И. Ширшовым. Здание каменное, по своей архитектуре, как наружной, так и внутри в стиле французского ренессанса. Зрительный зал может свободно вместить свыше 1000 человек **).

**) См. подробности в "Полтавских Губернских Ведомостях"