Праздник украинской интеллигенции [к открытию памятника И. П. Котляревскому]

Сергей Ефремов [Сергей Александрович Ефремов]. "Праздник украинской интеллигенции" // Киевская старина. - 1903, 10, с. 168-202 [к открытию памятника И. П. Котляревскому]

Источник: Онлайн библиотека Царское Село.

Праздник украинской интеллигенции в формате PDF (1820 Kb).

168

Праздник украинской интеллигенции

Давно с нетерпением ожидавшееся всеми любителями украинского слова открытие первого памятника первому деятелю этого слова стало наконец совершившимся фактом. Дни 30 и 31 августа настоящего года, когда сорвано было покрывало, окутывавшее до того времени этот памятник, надолго останутся в памяти как полтавских жителей, так и многочисленной украинской интеллигенции, собравшейся здесь со всех концов Украины — от ближайших к Полтаве местностей и до закордонной ее части, которая в первый раз выслала и своих представителей на это торжество единого национального организма, живущего общей жизнью и пульсирующего одним чувством любви и привязанности к общей родине. При настоящем положении украинского слова и литературы в России, факт открытия памятника украинскому писателю имеет не одно только литературное значение, как праздник литературы. Значение его разрастается до размеров исторического события, которое уже тем приобретает громадный культурно-общественный смысл, что оно служит лучшим и нагляднейшим доказательством как жизненности и необходимости этой литературы, так и той симпатии к ней, которая несомненно существует в самых широких кругах общества и при удобных обстоятельствах проявляется довольно недвусмысленно. Всевозможным литературным хулиганам, не находящим лучшего при-

169

мнения для печатного слова, как сеять племенную и национальную рознь, взывая при всяком удобном и неудобном случае о недостатке бичей и скорпионов и выставляя украинское национальное движение единственно результатом деятельности незначительной кучки недальновидных людей, — этим ничего не стесняющимся господам, может быть, хоть раз в жизни прилипнет развязный язык к гортани и не привыкшая церемониться рука дрогнет и не посмеет написать своих часто гнусных и клеветнических выдумок. Но оставим их в покое, — этот праздник, конечно, главным образом не для них, а для украинской интеллигенции, которая на этот раз очевидным и явным способом обнаружила свое существование, свою любовь к родине и родному слову, свою культурную и гражданскую зрелость, выразившуюся в достойном чествовании одного из столпов своей литературы...

Из исторического очерка г. Дмитриева, напечатанного в этой же книжке нашего журнала, читатели познакомятся с ходом дела постановки памятника, не без основания называемого иногда многострадальным; они узнают, кому принадлежит первая мысль о постановке памятника первому украинскому писателю, как мысль эта от слов переходила к делу, в каких формах выражалась, какие сопутствующие и противодействующие влияния и воздействия она встречала на пути своего развития и осуществления. Наша задача другая, хотя и непосредственно примыкающая к предыдущей, — дать отчет о самом торжестве открытия, касаясь истории постановки лишь постольку, поскольку это необходимо будет для правильного уразумения излагаемых событий, и предложить надлежащую оценку как самого торжества, так и тех сопровождавших его явлений, свидетелями которых сделались Полтава и ее многочисленные гости на исходе августа текущего года. Обратимся сначала к фактической обстановке события.

Еще до открытия памятника, в дни, предшествовавшие этому торжеству, чувствовалось, что Полтава переживает не какие-нибудь заурядные будни, каждый день которых, как две капли

170

воды, похож на другой, а все вместе тянутся мучительно-долго и тоскливо и сейчас же забываются; видно было, напротив, что это время — какое-то особенное, в другой раз не переживаемое и потому надолго остающееся в памяти. На бывшем Протопоповском бульваре горделиво высится герой дня — пока еще таинственно окутанный белым покрывалом памятник, останавливая на себе внимание проходящих, собирая вокруг целые толпы, вызывая замечания, толки и разговоры о Котляревском и о поставленном ему памятнике. 30 августа с утра город принарядился и приукрасился, чтобы достойным образом встретить гостей и вместе с ними отпраздновать национальное торжество. Решетки вокруг памятника украшены флагами и красивыми гирляндами из зеленых дубовых листьев; ближайшие улицы и дома также декорированы; слышится везде украинская речь, видна масса приезжих, к которым с любопытством присматриваются местные жители; заметно общее оживление и какое-то повышенное, торжественное настроение, достигшее высшей напряженности в день открытия памятника.

Официальное торжество открытия памятника 30 августа началось панихидой на могиле поэта, на Кобелякском кладбище. Вокруг красивого гранитного могильного памятника, также украшенного венками и гирляндами, около полудня собралась масса народа, не поместившаяся в ограде и тесной толпой запрудившая прилегающие улицы. Около часу дня началась панихида по поэте, совершенная преосвящ. Илларионом, епископом полтавским, в сослужении городского духовенства. Произнесенная после панихиды преосвященным небольшая речь, звучавшая, правда, официальными нотками, заключила эту часть торжества, и присутствующая здесь публика направилась в город, к памятнику. Многотысячная толпа запрудила все улицы, прилегающие к памятнику, покрыла окна и крыши ближайших домов, густой волной наполнила пространство внутри цепи, которой окружен памятник. После молебствия с провозглашением многолетия всем лицам, принимавшим участие в постановке памятника, и вечной памяти Ивану Котляревскому, по-

171

крывало упало, и красивый, изящный памятник, изображающий бюст поэта на высоком постаменте, предстал пред глазами многочисленной толпы 1). Бурные аплодисменты и крики "слава" сопровождали этот акт, не смолкая долгое время и заглушая все вокруг. Замелькали развеваемые ветром разноцветные ленты на многочисленных венках, привезенных депутатами для возложения к подножию первого памятника, воздвигнутого украинскому писателю. После освящения памятника началось возложение венков, совершенно закрывших постамент. По настоянию публики, г. Гринченком были прочитаны надписи на венках, вызывавшие гром рукоплесканий и продолжительные крики: "слава". Немного спустя было устроено импровизированное шествие с венками от памятника к Гоголевскому зданию для просветительных целей, где они послужили для декорирования театрального зала к предстоящему думскому заседанию, концерту и спектаклю 2). Между тем вокруг памятника до

1) Памятник представляет собой высокий постамент из днепровского гранита, в виде колонны, увенчанной бронзовым бюстом поэта. В первом ярусе постамента вделаны известные горельефы г. Позена: с лицевой стороны — сцена из "Енеіди", с правой — из "Наталки-Полтавки", с левой — из "Москаля-Чарівника"; на задней стороне на одном уровне с горельефами — деловая надпись о времени сооружения и лицах, принимавших в нем участие (на русском языке). Выше надписи: с лицевой стороны — годы: "1798 — 1898", и известные слова из "Наталки-Полтавки" — "Де згода в симействи"... На задней стороне: "На вичну память Котляревському. Слава сонцем засияла. Не вмре кобзарь, бо на викы Его прывитала. Т. Шевченко".

2) Всех венков возложено около сорока, из них несколько серебряных. Приводим надписи на венках и лентах: а) серебряные венки: 1) I. П. Котляревському — Украінсько-руське Наукове Товариство імени Шевченка у Львові. 2) Ти до нового всесвітнього життя збудив рідне слово. Іванові Котляревському — украінські письменники з Киіва. 30.VIII.1903. 3) І. П. Котляревському. 30.VIII.1903. От городского харьковского общественного управления. 4) Отцу новой украинской литературы, знаменитому автору "Наталки-Полтавки". Одесское литературно-артистическое Общество. Одесса, 30 августа 1903 года. 5) Лубенська Дума Іванові Котляревському (на венке выгравированы

172

позднего вечера можно было видеть густую толпу, которая осматривала памятник, перечитывала надписи, делясь впечатлениями и замечаниями, особенно по поводу сцен из произведений

имена всех гласных). б) Венки металлические и из живых цветов: 6) Народному просвітникови — Товариство "Просвіта" у Львові (металлический). 7) Львівський Боян — Іванови Петровичу Котляревському (пальмовый). 8) Украінсько-руське Товариство "Руська Бесіда" у Львові. Іванови Котляревському, творцеви народноі драми. 30.VIII.1903 (лавровый). 9) Украінсько-руське драматичне Товариство імени Котляревського у Львові. Основателеви народного драматичного письменства (метал.). 10) Украінська трупа з Галичини — Своєму батькови-атаманови Іванови Котляревському (лавр.). 11) Редакція "Руслана" у Львові — Котляревському (лавр.). 12) Редакція "Діла" у Львові — Первоначальнику украінського відродження (лавр.). 13) Редакція "Поступу" в Коломиі (Галичина) — Котляревському (метал.). 14) Від Академічноі Громади з Галичини. Будеш, батьку, панувати, поки живуть люде, поки сонце з неба сяє, тебе не забудуть (пальмовый). 15) Від "Товариства Украінських дівчат" у Львові (лавр.). 16) Слава не вмре, не поляже. Від земляків з Катеринослава (метал.). 17) Від редакціі "Волыни" славній памяті Івана Котляревського (метал.). 18) Черніговське украінське театральне Товариство памяти Івана Котляревського (металлич.). 19) Батькові культурного відродження Украіни Іванові Котляревському від Одеських украінців (метал.). 20) Від Хотинської земськоі Управи — Народному поетові Іванові Котляревському (метал.). 21) Памяти И. П. Котляревского 30 авг. 1903 г. От Общества исследователей Волыни (метал.). 22) От Черниговской губернской ученой архивной Комиссии. 30 авг. 1903 г. (метал.). 23) "Полтавский Вестник" — И. П. Котляревскому (метал.). 24) Незабвенному отцу новой малорусской литературы И. П. Котляревскому. От редакции газеты "Одесский Листок" (метал.). 25) От редакции "Одесских Новостей" (метал.). 26) Отцу южно-русской словесности И. П. Котляревскому — Полтавское губернское земство (метал.). 27) Поэту Котляревскому — Полтавское дворянство (из живых цветов). 28) От русского театрального общества И. П. Котляревскому (метал.). 29) Одесское городское общественное управление 30 авг. 1903 г. Памяти славного украинского поэта И. П. Котляревского (из бессмертни-

173

Котляревского, метко схваченных и живо переданных известными горельефами г. Позена.

В восьмом часу вечера в Гоголевском здании для просветительных целей открылось торжественное заседание думы, посвященное памяти Котляревского. В глубине сцены, на возвышении, стоял большой, сделанный тушью портрет писателя, послуживший между прочим для изготовления модели бюста на памятнике; портрет утопал в массе зелени, цветов и "рушників". Над главным входом в зал, против сцены, висел другой портрет, писанный красками на полотне; фойе второго яруса украшено портретами украинских писателей, явившихся продолжателями бессмертного дела Котляревского, — Гребинки, Квитки-Основяненка, Гулака-Артемовского, Костомарова, Кулиша и Шевченка. На авансцене поместились гласные Полтавской городской думы, под председательством городского головы г. Трегубова, депутаты, прибывшие на торжество открытия памятника с приветствиями, и представители печати 1). Зрительный зал, сверху до низу декорированный щитами и венками с надписями на длинных лентах, был переполнен публи-

ков). 30) От города Прилук И. П. Котляревскому (метал.). 31) От Миргорода 30 авг. 1903 г. Родному поэту И. П. Котляревскому (металлич.). 32) От Лубенского Общества взаимопомощи народных учителей незабвенному Котляревскому (метал.). Кроме того, пять венков без надписей; венки из Галичины перевиты лентами национальных украинских цветов — синего с желтым. Все венки поступят в Полтавский городской музей, в отдел имени Котляревского.

1) Кроме местных газет ("Полтавский Вестник" и "Полтавские губ. Ведомости"), на Полтавские торжества выслали своих представителей следующие органы печати: "Діло", "Руслан", "Поступ", "Л.-Н. Вістник" (Галичина), "Киевская Старина", "Биржевые Ведомости!", "Русское Слово", "Курьер", "Новое Время", "Киевская Газета", "Одесский Листок", "Одесские Новости", "Южный Край", "Вестник Юга", "Баку", "Южная Россия", "Приднепровский Край", "Крымский Вестник", "Бессарабец" и др.

174

кой, приезжей и местной. Думское заседание открылось речью г. городского головы, который, отметив важность и значение настоящего момента — чествования первого украинского поэта, родоначальника и творца новой украинской литературы, — как показателя культурного уровня украинского общества, кратко коснулся истории сооружения памятника и заслуг лиц, принимавших в этом сооружении более или менее видное участие, и закончил свою речь приветствием и благодарностью от имени города по адресу гостей, собравшихся на это торжество. По окончании речи г. городского головы, гл. Маркевичем была прочитана историческая записка о сооружении памятника; автор записки подробно остановился на ходе всего дела по постановке памятника и особенно подчеркнул в самом деле интересный факт участия народа в созидании памятника своему первому поэту: наибольшее число жертвователей (3800 из 7000) дала среда казаков и крестьян Полтавской губернии. Открытый памятник, по мнению г. Маркевича, является, таким образом, вполне народным памятником народному поэту, потому что хотя и "не велика сумма пожертвований этой чисто народной среды, поддержавшей созидание памятника буквально "медью", но качественное значение этой народной лепты, без сомнения, огромно", как признак пробуждающегося среди народа интереса к деятелям литературы и культуры 1). "Какова бы ни

1) Общая сумма пожертвований на памятник, выразившаяся в цифре 11.798 р. 67 к., составилась из 7.558 р. 39 к., собранных в пределах Полтавской губернии, и 4.240 р. 28 к., поступивших, как доброхотные пожертвования из разных мест России (первое место занимают Киев и Петербург), а также из Гали-чины, от почитателей памяти родоначальника украинской литературы. Проценты на означенную сумму пожертвований составили 2308 руб. 34 коп. Вся сумма поступлений на сооружение памятника к 1 июля 1903 г. выразилась, таким образом, в сумме 14.107 руб. 01 коп. Расход на сооружение памятника выразился суммой свыше 15 тыс. руб., в том числе: на изготовление бюста поэта и горельефов для

175

была оценка сооруженного памятника, — закончил свою речь г. Маркевич, — и к каким бы выводам ни пришел будущий историк в своем суждении о ходе дела по сооружению памятника И. П. Котляревскому, во всяком случае современным украинским обществом осуществлено дело, имеющее высокое культурно-национальное значение. Воздвигнут первый памятник украинскому поэту, явившемуся первым народным писателем на своем родном языке, этом главном орудии духовных творческих сил, открывающем наиболее широкий путь к культурному развитию народов... Слава писателю-поэту, давшему украинскому народу право на признание его одним из участников в общем поступательном культурном движении человечества! Слава! Да будет вечным наряду с поставленным Ивану Котляревскому памятником и связанное с его славным именем дело развития украинской литературы. Слава! ("Полт. Вестник", № 213).

Произнесенная вслед затем г. Стешенком научная речь "О художественно-литературном значении произведений И. П. Котляревского и его заслугах" 1), составленная, главным образом, по известным исследованиям П. И. Житецкого, довольно полно и подробно представила образ и заслуги поэта на фоне современной ему литературы, жизни и общественных условий. Главная мысль лектора сводилась к тому, что Котляревский вывел творения своих предшественников, безыменных "мандрованих дяків-пиворизів" в усовершенствованном види на "широкое поле мировой литературы", "ввел родную литературу в пантеон бессмертия" и, таким образом, "стал литературным реформатором своей родины, ввел ее в круг культурных

памятника 5.150 р., на изготовление пьедестала памятника с перевозкой его частей 8.382 р. 25 к., на устройство ограды и другие мел-кие расходы 872 р. 37 к. Еще не подведенный расход на завершение работ по сооружению памятника превышает тысячу рублей ("Полтавский Вестник", № 212).

1) Напечатана полностью в "Полтавском Вестнике" №№ 215 и 216.

176

наук (наций?) и потому занял в Украине такое место, как Данте в Италии, а Пушкин в России". Этим Котляревский положил начало самостоятельной и самобытной украинской литературы, которая целым столетием своего существования вполне доказала свою жизнеспособность и сделалась уже "органом не только художественного, но и научного творчества, привлекая внимание интеллигентных представителей других наций".

После перерыва, кафедру заняла г-жа Косач, отчасти дополнившая в пространной речи выводы своего предшественника указаниями на высокие нравственные принципы, проведенные в произведениях Котляревского, и на значение в современной литературе и общественной жизни национальной идеи, первыми семенами которой украинское общество обязано Котляревскому. Блестящую, оригинальную речь произнесла вслед затем известная исследовательница украинской старины А. Я. Ефименко. Кажущийся с первого взгляда странным факт жизненности произведений писателя, не отмеченного печатью гениальности, — а таким, по мнению лекторши, несомненно был Котляревский, — оставившего, кроме того, весьма скромное в количественном отношении литературное наследие, объясняется тем великим гражданским подвигом, который совершил Котляревский. К деятельности последнего г-жа Ефименко очень удачно применила известное глубокое изречение Шевченка "на сторожі коло іх поставлю слово": живое народное, тогда презираемое, слово украинский поэт поставил на страже народных интересов и этим обнаружил громадное для того времени гражданское мужество. Даже оставляя в стороне литературные достоинства произведений Котляревского, признанные уже самим авторитетным, строгим и нелицеприятным судьей — временем, можно преклониться пред величием гражданского подвига писателя, выразившимся в том, что презираемое слово угнетенного, закрепощенного народа он, вопреки господствовавшему тогда течению, осмелился возвести в перл художественного создания. Этот гражданский подвиг и служит источником неувядаемости

177

славы Котляревского и обеспечивает ему вечную память в потомстве.

Речью г-жи Ефименко закончилась, так сказать, официальная и научная части торжества; далее следует чтение многочисленных приветствий и адресов. Первое место было предоставлено закордонным гостям — галичанам, прибывшим делегатами от различных обществ и учреждений австрийской части Украины. Первым произнес свое приветствие встреченный громом рукоплесканий депутат австрийского рейхсрата г. Романчук от имени народно-просветительного общества "Просвіта", головой которого уважаемый деятель состоит. Г. Романчук указал на значение для Украины литературы вообще, как единственного пока средства проявления национальной жизни и самосознания, остановившись в частности на Котляревском, сыгравшим громадную роль в деле национального возрождения не только российских, но и австрийских украинцев. Профессор Львовского университета по кафедре древней украинской литературы г. Студинский, делегата львовского "Наукового Товариства имени Шевченка,", произнес сильную, в поэтических выражениях составленную речь, в которой образно призывал украинских "орлів і орлиць" стремиться к свету знания, науки и прогресса, не поддаваясь и не отступая пред жизненными невзгодами. После речи г. Студинского продолжалось чтение адресов от галицко-украинских обществ и учреждений: от "драматичного товариства імени Котляревського у Львові" — доктором Грушкевичем; от "украінських товариств у Коломиі" 1) — доктором Кульчицким; "Гимнастичного товариства "Сокіл" у Львові" — г. Лопатинским; от "украінсько-руського товариства "Руська Бесіда" у Львові" — директором украинского театра в Галичине г. Губчаком; от "украінських товариств у Стрию" 2) — редактором газеты "Діло" доктором Левицким; от "украінськоі Академічноі молодіжі" — г. Симовичем; от "редакціі Літературно-Наукового Вісника" — известным беллетристом г.

1) и 2) Города в Галичине.

178

Стефаныком; от "украінських товариств у Черновцях" 1) — доктором Кордубой, и, наконец, от "зеленой Буковини" — доктором Немоловским, закончившим свою в высшей степени живую и энергичную речь четверостишием из стихотворения недавно почившего украинского поэта Павла Грабовского:

Мусить наше серце щиро
За народ свій биться:
Грим чи пекло — будь то буде, —
Не будем журиться...

Все эти приветствия, произнесенные на украинском языке, были восторженно встречены публикой, устроившей дорогим гостям из родной Галичины шумные овации 2).

После этого началось чтение адресов и приветствий от русских учреждений; пользуясь тем, что в "Полтавском Вестнике" №-ра 213, 218-221) они напечатаны полностью, мы приводим в извлечении более интересные из них.

Из представителей русских учреждений первым выступил профессор Сумцов, прочитавший от имени харьковского университета адрес следующего содержания:

"Императорский харьковский университет приносит полтавскому городскому общественному управлению свои сердечные поздравления по случаю симпатичного торжества — открытия памятника Ивану Петровичу Котляревскому. Не бедна та народная почва, на которой могут выростать такие наблюдательные и отзывчивые писатели, как И. П. Котляревский, равно как не бедна и та общественная среда, которая умеет ценить свое историческое прошлое и закреплять вещественными памятниками свои лучшие культурные традиции. Более ста лет прошло с тех пор, как появилась перелицованная "Енеіда", почти

1) Столица Буковины.

2) К сожалению, адреса эти не были опубликованы и потому мы лишены возможности привести их полностью.

179

столетие протекло, как вышла в свет "Наталка-Полтавка" и "Москаль-Чарівник", и, однако, произведения эти живут до сих пор, охотно читаются, идут на сцене и часто переиздаются. Такая прочная устойчивость сочинений Котляревского свидетельствует об их жизненности; она ясно говорит о том, что писатель вполне удачно ответил на литературные и просветительные стремления общества. Главными проводниками в Харькове влияния Котляревского были Костомаров, Срезневский, Метлинский, Квитка — почетные деятели, оставившие по себе в летописях университета и города хорошую память. Независимо от тесных литературных связей, сближавших некогда Харь-ков с Полтавой, произведения Котляревского имеют в настоящее время немаловажное значение для археологии старинного малорусского быта по обилию в свое время живых, а ныне уже вымерших, характерных бытовых подробностей, например, относительно украшения жилища, пищи, одежды, нравов, песен. Но не в одних заслугах для археологии состоит значение И. П. Котляревского. Императорский харьковский университет также высоко ценит в нем живого общественного деятеля, стремившегося к широкому удовлетворению местных культурных интересов. Благодарное потомство поставило И. П. Котляревскому памятник, который служит, с одной стороны, наглядным свидетельством заслуг этого писателя, с другой — доказательством живых общественных стремлений полтавского городского общественного управления и всего местного полтавского образованного общества. Да послужит же память о заслугах И. П. Котляревского как для современного общества, так и для будущих поколений новым побуждением к дальнейшему развитию гуманизма и просвещения!".

Один из двух представителей киевского городского управления сказал, что древний Киев, мать городов русских, принося поздравления г. Полтаве по поводу устройства памятника И. П. Котляревскому, вдохновившему Шевченка и Гоголя, выражает искреннее пожелание, чтобы полтавская нива и впредь имела подобных общественных деятелей, и чтобы и впредь она украшалась памятниками своих великих земляков.

180

От г. Харькова депутатом его поднесен был адрес:

"Город Харьков, приветствуя своего ближайшего соседа, город Полтаву, просит принять поздравление с только что совершившимся радостным событием: в стенах Полтавы состоялось открытие памятника первому и любимому малорусскому писателю Ивану Петровичу Котляревскому.

Много времени протекло, пока долго лелеянная мечта — увековечить память дорогого поэта, наконец, осуществилась.

Много трудов затрачено, чтобы иметь удовольствие видеть любимые черты его в реальном изображении.

За то, при воспоминании об этом, тем более восторженное состояние охватывает нас, и тем ярче воскресают образы литературных памятников украинской народности, созданные незабвенным Иваном Петровичем: "Наталка-Полтавка" с самоотверженной и нежно любящей героиней, так прекрасно передающей основные особенности малорусской женщины, и "Москаль-Чарівник" с своею проповедью строго нравственных начал, лежащих в основе малорусской жизни, и вечно веселая Виргилиева "Енеіда" с прекрасно выраженными бытовыми картинами, проникнутыми тонким малорусским юмором.

Старые, но милые образы, как бы вновь возрожденные, длинной вереницей толпятся в наших воспоминаниях и, одаренные жизненными свойствами, вложенными в них талан-том, переносятся к нам в настоящее, чтобы в нем многое объяснить и украсить.

Харьковцы приносят благодарность полтавцам за все эти приятные воспоминания и выражают пожелание, чтобы всегда в будущем вновь открытый памятник вызывал у всех возвышенные чувства и идеальные мысли, воодушевлявшие героев произведений Котляревского".

Папка харьковского адреса украшена надписью: "Приветствие полтавскому городскому общественному управлению — от харьковского, по случаю открытия памятника Ивану Петровичу Котляревскому".

Далее следовало приветствие черниговского городского управления следующего содержания:

181

"Черниговскую губернию соединяет с полтавской общность культуры его населения прежних веков, языка и доисторических преданий. И когда в новое время нашли себе выражение в литературе духовные богатства, хранившиеся в народных массах, то население обеих соседних губерний, составляющих старую Малороссию, равно сочувственно приветствовало это возрождение местной народной литературы, и имя полтавского гражданина Ивана Котляревского, славного деятеля нашего возрождения, стало одинаково почетным и любимым также и в Чернигове, и по всей Украине.

Появление сто лет назад произведений Котляревского, а затем и других авторов на народном языке, служа выражением духовной жизни народа, имело не малое общественное значение: литература эта, равно доступная и близкая богачу и бедняку, пану и наймиту, сближая сословия, вызвала в господствующем классе внимание и уважение к "меньшему брату". Выражая желание местного общества, черниговская городская дума почитает долгом приветствовать полтавское городское общественное управление в день открытия памятника незабвенному первому народному украинскому поэту И. П. Котляревскому, и выражает уверенность в том, что заслуга в этом деле полтавского городского общественного управления будет оценена во всей Украине.

Представителем одесского городского управления, членом управы г. Белоусовым, было засвидетельствовано, что Одесса весьма чутко относится ко всему, что происходит в Украине, и приветствует последнюю, как родную мать. Свою прочувствованную речь г. Белоусов закончил восклицаниями: слава "Котляревскому, слава Украине, слава г. Полтаве!"

От имени г. Кременчуга членом городской управы г. Роговским был прочитан адрес:

"Милостивые государи! Сто тридцать четыре года тому назад в историческом центре Малороссии — Полтаве родился Иван Петрович Котляревский, будущий создатель нового направления в малорусской литературе, один из тех сынов Украины, значение которого, как писателя, не только ярко от-

182

разилось в ту отдаленную от нас эпоху, но и в настоящее время своими живыми, художественно созданными образами способного будить лучшие чувства человечества.

Не великих деятелей и героев своей горячо любимой многострадальной родины воспел Котляревский: — новые веяния, новые условия, в которые ставилась Малороссия, не могли пройти незамеченными чутким писателем и не могли не вызывать отклика в его произведениях.

То было время, когда нежелательные чувства и инстинкты находили сильную поддержку своему развитию в водворявшемся крепостном праве, накладывая характерный отпечаток на весь жизненный строй тогдашнего малороссийского общества, и велика заслуга перед родиной Котляревского, первого открыто ставшего всей силой своей едкой сатиры на сторону слабых и угнетенных, смело поднявшего голос против всякого насилия и эксплуатации.

Благодарное потомство не забыло своего одаренного талантом земляка.

Благодаря просвещенному содействию и почину полтавского городского общественного управления, ныне Полтава украсилась прекрасным памятником тому, чей стих, бессмертно сохранив юношескую свежесть сотню лет, сохранит ее и в будущем на долгие времена.

Приветствуя и поздравляя Полтаву, в лице ее представителей, в день открытия памятника незабвенному, дорогому писателю нашему Ивану Петровичу Котляревскому, кременчугское городское общественное управление шлет свои искренние пожелания дальнейшего развития и процветания историческому и культурному центру старой Малороссии, ближайшему соседу своему — Полтаве".

Адрес вложен в изящную белую бархатную папку.

От Лубен:

"Решающий культурно-исторический момент переживали во второй половине XVIII в украинский народ и его литература. Давно окончилась былая завзятая борьба за веру и волю, замолкли "гаківниці та пістолі", не слышно стало лязга казацких сабель "на степах-облогах". Окончилась и борьба вдохновен-

183

ным словом за свободу совести, которую вела тогдашняя украинская литература. Сыграла свою роль в жизни народной и киево-могилянская академия, этот очаг украинской культуры, приют науки и литературы славянско-украинской. Исчезла вместе с тем последняя связь с народной массой, которая раньше, несмотря на мертвую схоластику и малопонятный славянский язык, все-таки придавала жизненности и силы академической науке и литературе.

А там, на западе, у культурных европейских народов уже загорелась борьба новых форм духовной жизни, там вступали в борьбу две разные культурные системы, два противоположные мировоззрения; открывались новые пути, новые направления духовного развития европейских народов. Век абстрактного мышления, век нетерпящих противоречия логических систем, век, не признававший живой деятельности, отступал перед победоносным натиском нового духовного фактора, черпавшего свою силу из глубины живой человеческой души и их окружающей живой деятельности. Эта волна новой жизни с новым содержанием и новыми формами надвигалась и на украинский народ. Чем же могла встретить и приветствовать ее тогдашняя украинская литература? Средневековые интермедии, рождественские и пасхальные вирши, схоластические трагикомедии да несколько летописных хроник — таково было все его богатство.

А волна подступала все ближе и ближе... История, этот неумолимый судья народов, который ничего не признает, кроме движения вперед и совершенствования, поставила тогда перед украинским народом последний решительный вопрос: быть или не быть ему, как культурной нации; способен ли он войти в семью других культурных народов, использовать и свои духовные богатства на благо человечества, сделать и свой вклад в сокровищницу общечеловеческих культурных произведений или должен погибнуть навсегда, умереть должником перед человечеством, не исполнив своего святого долга, не возвратив ему того богатства, которым так щедро на общее благо наделила его природа. Ответить на этот вопрос, ответить с твердой верой в лучшее будущее и в то же время родной речью, под родным кровом, приветствовать эту волну

184

новой жизни было суждено сыну бедного полтавского канцеляриста — Ивану Петровичу Котляревскому. Здоровая, не искалеченная натура его, большой талант, широкое образование подсказали ему, что и как должен он делать. Богатая психология родного народа и свежий, чистый источник его, родная речь, послужили ему материалом для великой творческой работы на общее благо. Таково национальное и общечеловеческое значение литературной деятельности Котляревского. Потому и торжество открытия памятника ему должно быть торжеством национальным и общекультурным. "Чолом низьким уклоном" памяти славного сына Полтавы, творца "Енеіди" и "Наталки-Полтавки"! Искренняя признательность его славным землякам, полтавской городской думе, которая в дело увековечения памяти поэта вложила свою инициативу, столько труда, столько материальных жертв. "Не единым бо хлебом жив будет человек" — этот великий принцип положила она в основание своей деятельности на заре XX века. Пусть же на празднике 100-летнего юбилея спокойного, но тяжелого духовного труда вместе с другими голосами признательности полтавской городской думе будет услышан благодарный голос с берегов воспетой вещим Баяном Сулы, голос одного из древнейших городов Полтавщины.

Искренно приветствуя свою старшую сестру, полтавскую городскую думу, лубенская городская дума верит, что нет такой истинно культурной деятельности, которая не оставила бы своего следа в истории развития народного: "не вважай на врожай: сій жито — хліб буде", — так говорит народная мудрость.

Депутация от Миргородского городского управления приветствовала думу в таких выражениях:

"От города Миргорода приветствуем Вас с торжеством открытия памятника славному земляку, пионеру украинской литературы, Ивану Петровичу Котляревскому. Позвольте выразить Вам сердечные пожелания! Да процветает Полтава, да здравствуют на пользу родины просвещенные инициаторы настоящего культурного праздника, да здравствуют все, принимавшие участие в сооружении памятника родному поэту!".

185

На этом закончились приветствия городов, а затем выступили представители земских учреждений.

От Харьковского губернского земства прочитан был адрес:

"Сегодня в сердце старой Украины открыт памятник знаменитому малорусскому писателю Ивану Петровичу Котляревскому. Впервые увековечена память создателя новой малороссийской литературы, в произведениях которой нашли себе талантливое выражение лучшие стороны малорусского народного гения: его спокойный, незлобивый ум, тонкая наблюдательность, меткий и в то же время добродушный юмор. Знаменательно и отрадно, что память Котляревского чествуется в доме, носящем имя другого, уже мирового писателя, также уроженца полтавской губернии, Н. В. Гоголя: его бессмертные творения проникнуты тем же духом и теми же особенностями, которые впервые выразились в музе Котляревского. Мы, представители харьковского губернского земства, прибывшие из центра новой Слободской Украины, приносим поздравление полтавскому городскому управлению с окончанием дела, имеющего важное культурно-просветительное значение. Вместе с тем мы выражаем уверенность, что имя Котляревского навсегда останется в памяти малорусского народа и что к памятнику славного писателя, по выражению поэта, "не зарастет народная тропа".

Затем следовал адрес от Харьковского уездного земства:

"Мы только что присутствовали при открытии памятника Ивану Петровичу Котляревскому... Кто из грамотных малороссов не знает произведений этого знаменитого украинского писателя. В нем наилучшим образом воплотился малорусский народный гений; безобидный юмор, тонкий наблюдательный ум блещут в каждой строчке его сочинений. Полтавская губерния счастлива на великих художников слова: гениальный Гоголь, сделавшийся мировым писателем, также уроженец ее. И Полтава умеет чтить великих людей, чему ярким доказательством служит сегодняшнее торжество. Да здравствует Полтавское городское управление, трудами которого так увекове-

186

чивается память славных ее сынов! Харьковское уездное земство, представителем которого я имею честь быть, будучи уверено, что И. П. Котляревский не исчезнет никогда из памяти малорусского народа, почитающего в нем великого выразителя своих характерных черт ума и сердца, поручило мне принести поздравления городскому управлению с окончанием задачи, достойной культурного города".

Председатель Полтавской уездной земской управы прочитал приветствие от имени управы:

"День открытия памятника славному уроженцу Полтавы, Ивану Петровичу Котляревскому, займет светлую страницу в истории местного края и в частности общественного управления г. Полтавы. Мы имеем удовольствие присутствовать на столь редком у нас чисто-культурном торжестве, посвященном памяти родоначальника малорусской литературы.

Не здесь, не в этом заседании уместно доказывать, насколько высоко и ценно служение обществу представителей литературы, насколько велики их заслуги перед родным краем. В данном случае особенно дорого то, что чествуемый писатель — писатель по преимуществу народный. С своеобразным юмором, в ярких красках Котляревский изобразил жизнь и нравы дорогой всем нам Украины. Его песни, полные грации и глубокого чувства, уже давно сделались всеобщим достоянием. Котляревский положил начало малорусской поэзии и имел славных преемников, но литература, как и всякая общественная деятельность, для своего развития требует известного простора. Сегодняшнее чествование не только справедливая дань прошлому, но и залог лучшего будущего. Воодушевленная этими надеждами, Полтавская уездная земская управа счастлива, что имеет возможность приветствовать общественное управление города Полтавы в этот торжественный и знаменательный день".

Председатель Полтавской губернской управы г. Лизогуб в своем приветствии отметил, что городское управление, поставив памятник Котляревскому, сняло упрек, который обы-

187

кновенно нам бросают, что мы не умеем ценить своих выдающихся представителей.

В пространном адресе Черниговской губернской земской управы, прочитанном членом последней, г. Солониной, сделана такая оценка значения И. П. Котляревского и его литературных трудов:

"Котляревский жил во времена полного расцвета "кріпацтва", в то жестокое время, когда личность нескольких миллионов людей попиралась самым беззастенчивым образом, а человеческое достоинство представлялось пустым звуком, не имеющим никакого реального содержания. Неоценимая заслуга Котляревского состояла именно в том, что он был одним из первых, отнесшихся любовно к своему народу, одним из тех немногих в его время людей, которые нашли в себе достаточное мужество вместе с необходимым дарованием, чтобы заглянуть в самую душу народа, в неисчерпаемый родник его чувств, мыслей, желаний и стремлений. Котляревскому удалось поколебать высокомерное пренебрежение к народу... Это был уже большой шаг вперед на пути сближения интеллигенции с народом, и в этом, по нашему мнению, заключается главнейшее признание и заслуга чествуемого нами писателя".

Далее в адресе отмечено, что "возбуждая чувства добрые в сердцах ко всему обиженному и угнетенному, ко всякому "безталанню", произведения Котляревского всегда имели, и продолжают сохранять до наших дней, известное воспитательное влияние не только на малороссов благодаря их духовному родству с изображаемой жизнью, но и на людей другой национальности!. Целое поколение выросло и воспиталось под влиянием чудных образов, созданных талантливым пером нашего родного драматурга; многие из песен его и до сих пор еще, несмотря на многочисленные сборники, вышедшие после того, украинских народных произведений, не утратили своей чарующей прелести, а некоторые проникли даже в народ. Известные его выражения, облюбованные публикой, сделались пословицами и поговорками... Котляревского, по спра-

188

ведливости, считают родоначальником украинской оперетты: благодаря ему наша дивная малорусская мелодия завоевала себе общие симпатии не только среди родственных славян, но даже и более чуждых по духу народностей, воспитавшихся на совершенно иных музыкальных образцах. В этом заключается еще одна культурная заслуга чествуемого писателя".

В ряду других приветствий особенно сильное впечатление на присутствовавшую публику произвел адрес Черниговской уездной земской управы:

"Черниговская уездная земская управа горячо приветствует полтавцев по поводу открытия памятника И. П. Котляревекому, славному украинскому поэту, родоначальнику новой украинской литературы. Открытие памятника этому выдающемуся деятелю в области родного слова действительно является выдающимся событием в жизни украинского народа, коим чествуется деятель, который в тяжелое время закрепощенья масс этого народа, презрительного отношения к его жизни, учреждениям, языку и обычаям, в то время, когда чуждые народу начала деятельно проводились в жизнь его, силою своего таланта заставил читать произведения, писанные на языке этого народа, восхищаться ими. Котляревский показал красоту, силу и богатство украинского языка, привлек к плодотворной работе в деле его развития других. В своих произведениях он стремился вызвать любовь к народу, уважение к нему; он смело выступал против отрицательных явлений современного ему быта, против крепостного права, против господства неправды в судах и в жизни. Живыми красками рисовал он и прошлое, и современную ему народную жизнь; вызывая любовь к народу, он заинтересовал читателей его прошлым и обращал внимание на его тяжелое настоящее. Котляревский был одним из тех немногих истинно гуманных и просвещенных деятелей, которые подготовили культурное народолюбивое движение, достигшее высшего развития в 40-х и 60-х годах, а без этого плодотворного движения немыслимы были бы, между прочим, существование и деятельность всесословных земских и городских учреждений, в которых соединяются для общей работы

189

представители разных сословий, которые объединяют народ и интеллигенцию, сближая их между собой. Черниговская уездная земская управа верит, что те высокие начала, которыми была проникнута деятельность Котляревского, положенные в основу деятельности общественных учреждений и сил, сделают эту деятельность плодотворной для развития поступательного движения нашего народа, осветив жизнь той любовью к народу, которая так ярко выразилась в произведениях и деятельности того земляка нашего, которому поставлен памятник в славной Полтаве".

От лица Полтавского Петровского кадетского корпуса принес приветствие инспектор корпуса г. Липеровский, сказавший следующее:

"Мысль человеческая, выраженная ли словом, музыкальны ли звуком, кистью, лепкой или резцом, всегда оставляет след впечатлений в душе воспринимающего ее. Но намять людская имеет свои пределы и потому многие и многие дорогие всем нам мысли лежат в душе нашей забытыми. Всякий раз, когда кто-либо сумеет извлечь из глубины сердца нашего добрую мысль, мы схватываем ее как родную и долго, долго радуемся ей. Вызвать радостное чувство воспоминанием о думах, высказанных почти сто лет тому назад и порядочно забытых (?) даже на месте родины певца русской (?) лиры Ивана Петровича Котляревского, делает честь и славу горожанам Полтавы и ее представителям. Пусть памятник ее поэту, это видимое выражение его дум, служить постоянным нам и будущим поколениям напоминанием, что добрые мысли надо беречь во времени: они дороги нам, потому, что вызывают радостное чувство".

Затем было прочитано приветствие от Исторического Общества Нестора-летописца:

"Историческое Общество Нестора-летописца при университете св. Владимира шлет свой искрений привет славной Полтаве в торжественный день открытия памятника ее великому гражданину. Сто с лишним лет тому назад, когда исчезали

190

последние следы самобытного общественного строя Малороссии, когда жизнь ее складывалась на иных началах и по иным формам, когда культурные классы малорусского общества забывали язык отцов и дедов, стали относиться к нему с пренебрежением, считая его достоянием одного лишь простонародья, — Котляревский написал свою "Енеіду". В ней в первый раз живой народный язык Украины сделался языком художественно-литературного произведения, сразу затмившего собой все, что было писано южнорусскими писателями предшествовавших веков.

И тайна этого беспримерного успеха заключалась не столько в личных дарованиях поэта, сколько в гениальном уразумении той великой истины, что дух народа может найти полное для себя выражение единственно в живой народной речи.

Добром пусть будут помянуты на этом торжестве и те многочисленные, нередко весьма талантливые южнорусские писатели, которые трудились на литературном поприще в XVII — XVIII ст., но их ошибка заключалась в том, что они, согласно понятиям своего века, стремились к созданию искусственного книжного языка, намеренно удаленного от живой стихии народной речи, и потому обреченного на вымирание. В этом и разгадка того, почему имена предшественников Котляревского забыты, а его славное имя живет и будет жить.

Памятник Котляревскому — это памятник не ему одному, но и тому живому народному слову, которое в его произведениях получило впервые литературную обработку и стало выражением высших духовных интересов многомиллионного племени. В этом — бессмертная заслуга Котляревского. Честь и слава Полтаве, сумевшей оценить эту заслугу и почтить ее достойным образом.

Краткие приветствия произнесены были затем проф. Данилевичем, по уполномочию историко-филологического Общества при Харьковском университете, и преподавателем корпуса г. Люсиным от кружка любителей физико-математических наук.

Гласным думы Ф. О. Коваржиком выражено было приветствие от славянского клуба в Праге:

191

"Общество чешских патриотов "Славянский клуб" в Праге — сказал он, — в короткое время уже второй раз возлагает на меня почетное поручение передать его привит милой Полтаве.

Сегодняшнее празднество есть акт благодарности потомства выдающемуся писателю, заслуги которого здесь уже оценены... Впрочем, наилучшей оценкой служит самый факт устройства столь блестящего памятника И. П. Котляревскому. Для нас чехов достаточно, что вы радуетесь, и мы, как родные братья, радуемся вместе с вами.

Сочувствуя прославлению знаменитых людей вообще, чешский народ особенно симпатизирует прославлению великих сыновей нашей общей матери Славии.

Поступая так, мы действуем согласно завещанию нашего поэта Яна Коллара, выраженному словами: "Slavme slavne slau Slavian slavnich" (Славим славно славу славян славных)!

Депутацией Черниговской губернской ученой архивной ком-миссии поднесен был прочитанный одним из представителей адрес такого содержания:

"Посвятив свою деятельность изучению местной старины и народных преданий, Черниговская губернская ученая архивная комиссия пришла к необходимости изучения памятников украинского художественного творчества, в их исторической связи и преемственности.

Ивану Петровичу Котляревскому — одному из первых комиссия должна была уделить особое внимание, в виду важной роли его в истории украинской литературы и самосознания.

Иван Петрович Котляревский, стоявший на рубеже двух исторических эпох, прежней гетманской и новой общеимперской, отразил в своей литературной деятельности влияния переходного времени. Произведения его являются яркими иллюстрациями тогдашних общественных отношений. Родоначальника новой украинской литературы и один из первых собирателей народных песен и обычаев, он дал толчок для дальнейших работ по изучению нашей народности. Сооружение памятника столь славному историческому деятелю

192

Украины достойно глубокого уважения всех любящих родную старину и дорожащих культурными интересами народа. В настоящий торжественный день открытия памятника, приветствуя Полтавское общество, Черниговская архивная комиссия считает долгом свидетельствовать ему глубокую признательность за понесенные им труды и жертвы".

Один из членов Черниговской архивной комиссии просил также принять приветствие и от музея Тарновского в Чернигове.

От Харьковского Общества грамотности и Харьковской общественной библиотеки приветствовал думу проф. Багалей. Исходя из той точки зрения, что общественная ценность культурных деятелей определяется степенью жизненности их начинаний, проф. Багалей отметил, что И. П. Котляревский является огромной величиной, раз его произведения, несмотря на целое столетие, продолжают еще жить в народе. В заключение проф. Багалей выразил пожелание, чтобы в будущем изменились к лучшему как внутренние, так и внешние условия развития и распространения украинской литературы.

От Нежинской городской думы одним из трех депутатов прочитан был приветственный адрес:

"Откликаясь на призыв Полтавской городской думы почтить торжество открытия памятника славному Полтавскому поэту-кобзарю, как назвал Котляревского даровитейший из позднейших украинских поэтов Т. Г. Шевченко, Нежинская городская дума тем охотнее приняла это предложение, что в Нежине получили воспитание и образование многие даровитые полтавцы, в том числе незабвенный Н. В. Гоголь, стяжавший бессмертную славу художественным сочетанием интересов двух родственных разновидностей русского народа, как и широким освежением и обогащением общего русского литературного языка из сокровищ малороссийского духа и слова народного.

Слава и значение Гоголя в общерусской литературе известным образом отражаются и на чествуемом ныне Пол-

193

тавой И. П. Котляревском, как родоначальник новейшей украинской литературы, повлиявшем на язык, образность и тон поэтических произведений Гоголя, местами заметно подражавшего Котляревскому и видимо хорошо освоившегося с важнейшими поэтическими произведениями последнего — "Энеидой", "Наталкой-Полтавкой" и "Москалем Чаривныком".

Котляревский — истинный поэт; в произведениях его дышет неувядаемая прелесть верного и картинного изображения малороссийской жизни, неподражаемого и захватывающего юмора, с которым он изображает пороки и смешную сторону своего народа, игривого, непринужденного и в высшей степени народного языка, как и народного быта и народной психики.

Как глубокий знаток малороссийского языка и быта, истории народа, его обычаев, песен, преданий, пословиц и всей народной жизни, Котляревский сразу как бы стал, по словам одного ученого исследователя (Н. П. Дашкевича) "общенародным поэтом, возбудив интерес к своим произведениям не только в интеллигентном классе украинцев, но и в простом народе". Не даром, значит в 1841 г. Т. Г. Шевченко, человек с широким поэтическим миросозерцанием, писал о Котляревском:

Не вмре кобзарь бо на віки
Его (слава) привітала
Будеш, батьку, панувати,
Поки живуть люде;
Поки сонце з неба сяє
Тебе не забудуть...

Да будет жизнь и деятельность этого славного Полтавского поэта-кобзаря путеводным светочем и для воспитания в народном духе грядущих поколений на благо и славу родины и великого общерусского отечества!

Честь и слава представителям Полтавского городского населения за чествование памяти славного на литературном поприще своего согражданина, родоначальника новейшей украинской литературы!"

194

По выслушании последнего из приведенных нами приветствий, на кафедре появился делегат Черниговского музыкально-драматического кружка, известный украинский писатель г. Коцюбинский и прочел приветствие от кружка, составленное на украинском языке. Гром рукоплесканий от публики, утомленной было продолжительным слушанием предыдущих адресов и опять воспрянувшей при звуках родного слова, был наградой за теплое приветствие. Но, к сожалению, далее произошел инцидент, которому трудно подыскать соответственное название, кроме самого грубого надругательства над памятью чествуемого поэта и насилия над чувствами собравшихся чествовать его память. После г. Коцюбинского взошла на кафедру представительница Черниговского драматического Общества г-жа Андриевская и начала читать свой, также по-украински составленный, адрес. Но лишь только она успела произнести несколько слов, как вдруг раздался резкий звонок председательствующего собранием и голос г. городского головы остановил г-жу Андриевскую заявлением, что он, городской голова, не может разрешить чтение приветствий по-малорусски. Такое заявление г. городского головы, — тем более неожиданное, что оно последовало уже после того, как был выслушан целый ряд адресов и приветствий, между прочим и на украинском языке (от галичан и г. Коцюбинского), и в каждом Котляревскому ставилось в заслугу именно то самое, что сейчас г. городским головою воспрещалось, — конечно глубоко изумило публику. Послышались голоса "просимо читати". Но г. городской голова продолжает настаивать на своем, ссылаясь на какое-то распоряжение, будто бы запрещающее чтение приветствий по-украински; публика в зрительном зале, привстав с мест, с волнением и недоумением следит за происходящим на сцене; часть публики направляется к выходу. Г-жа Андриевская, вручив молча свой адрес г. городскому голове, сходит с кафедры; в публике сдерживаемое волнение... На кафедре появляется харьковский присяжный поверенный г. Михновский с заявлением, что так как порученный ему кружком харьковской интеллигенции адрес напи-

195

сан также на украинском языке, то в виду неразрешения г. городским головой чтения таких адресов, он готовь подчиниться дискреционной власти председателя и читать адреса не будет; по зная в тоже время, что не существует закона, который воспрещал бы "прирожденному малороссиянину" говорить на своем родном языке, он, Михновский, просит о случившемся занести в протокол заседания и выписку из него выдать ему для обжалования этого незаконного воспрещения в Сенат. Усмотрев затем в поступке г. городского головы нежелание принимать украинские адреса, г. Михновский оставляет свой адрес у себя и, передав одну лишь пустую папку, при аплодисментах публики, удаляется из зала. Требование о занесении случившегося в протокол было поддержано и черниговским присяжным поверенным г. Шрагом. Когда г. городской голова обратился к публике с угрозой закрыть заседание, то возмущенная происшедшим публика окончательно начала оставлять зал. После заявлений г.г. Михновского и Шрага поочередно подходили делегаты с украинскими адресами и, вручая их по принадлежности, каждый повторял заявление о своем протесте против происшедшего насилия. Сотрудник и представитель "Орловского Вестника" г. Чеботарев, делегат Одесского Литературно-артистического Общества г. Иваненко и еще около десяти представителей различных обществ присоединяются к протесту украинских товарищей, заявив, что в виду происшедшего прискорбного инцидента они не находят возможным читать свои приветствия, хотя последние написаны на русском языке и потому воспрещение их не касается 1)... Не оставалось

1) Из числа адресов и устных приветствий, которые должны были произноситься присутствующими в заседании делегатами, остались по указанной причине незаслушанными следующие: Киевского Общества грамотности и редакции "Киевской Старины" (депутат — редактор "Киевской Старины" г. Науменко), Киевского литературно-артистического Общества (депутат г. Стешенко), от украинцев из Екатеринослава, Киева, Харькова, Чернигова, Херсона, Умани, от земляков из Кубани, от крестьянского сельского Общества м. Вер-

196

ничего другого, как закрыть заседание, что и было сделано. Впрочем, это была лишь пустая формальность, так как зал давно уже представлял собой подобие пустыни аравийской, среди которой, подобно оазисам, виднелись лишь там и сям одинокие, растерянные люди: публика оставила зал еще раньше, при первой попытке г. председательствовавшего в собрании городского головы наложить узду на то слово, которое употреблял в своих произведениях чествуемый писатель...

Так закончилось это единственное даже в летописях русской общественной жизни, так богатой всевозможными неожиданностями, случайностями и слишком частым применением принципа "тащить и не пущать", это по-истине историческое чествование, во время которого вышеуказанный принцип был с успехом испробован на том самом языке и слове, которым служил чествуемый писатель и которые, по прекрасному выражению г-жи Ефименко, он поставил "на сторожі" родного народа 1)!.. Впро-

киевки Нижинского у., Одесского литературно-артистического Общества, редакций газет: "Орловского Вестника", "Киевской Газеты", "Приднепровского Края" (представитель редактор г. Духовецкий), "Крым" (редактор г. Балабуха), Киевского кружка украинских писателей (делегат г. Гринченко) и драматического товарищества при Харьковском народном доме ("Полтавский Вестник", № 214). Кроме перечисленных, было еще около 300 приветственных телеграмм и писем, присланных по адресу Полтавской городской думы.

1) Странное, чтобы не сказать более, отражение описанный инцидент нашел в передаче некоторых газет ("Приднепровский Край" и "Крым"), представители которых г.г. Духовецкий и Балабуха лично были на празднестве. Рассказы этих господ, слышавших "неописуемый хаос", свистки, стоны, крики, топанье и т п., видевших, как г. Михновский разрывал свой адрес, а остальные украинские делегаты отдавали лишь пустые папки, представляют наивную или злостную выдумку, ничего общего с правдой не имеющую и изображающую все событие в совершенно искаженном виде. Неудивительно, впрочем, что г. Духовецкий, напр., видел и слышал то, чего никто не видел и не слышал, и наоборот — не видел и не слышал того, что все видели и слышали: он, кажется, больше интересовался такими важными событиями, как напр., — сколько времени

197

чем, финал этого исторического заседания еще впереди, но, чтобы потом не отвлекаться в сторону, мы изложим его сейчас. Как сообщает "Полтавский Вестник" (№ 221), 9 сентября состоялось особое чрезвычайное заседание думы для прочтения тех приветствий, которые остались не прочитанными вследствие изложенного инцидента; публика опять переполнила думский зал. Председательствовавший в собрании г. городской голова объявил, что в виду полученного им распоряжения он может, как это было и на заседании думы 30-го августа, допустить чтение приветствий только на русском языке. В оправдание этого он доложил текст предложения г. полтавского губернатора, что, согласно полученной от министерства внутренних дел телеграмме, в торжественном заседании думы 30 августа все приветствия и адреса должны читаться на русском языке. Гласные г.г. Черненко, Зиновьев, Казин и Сосновский, считая указанное распоряжение лишенным законных оснований, рекомендовали обжаловать его в Правительствующий Сенат. Предложение это единогласно принято думой. Большинством против одного собрание постановило — до решения Сената не читать ни одного из оставшихся не прочитанными приветствий, сообщив об этом постановлении всем тем учреждениям и лицам, от которых таковые получены. После этого решено было закрыть заседание, не переходя к обсуждению других, стоящих на очереди, вопросов...

Второй день празднеств (31 августа.) был посвящен художественному, так сказать, чествованию Котляревского, носившему поэтому несколько иной характер, чем накануне. Предполагавшееся первоначально чтение для народа биографии Котляревского было почему-то отменено, а взамен этого состоялось "литературно-музыкальное утро", а вечером — торжественный спектакль. "Утро" открылось чтением известного стихотворения Шевченка "На вічну память Котляревському", исполненного Н. К. Садовским, и состояло из кантаты на то же стихотворение,

тому назад женился г. полтавский вице-губернатор, в какой шляпке была та или другая делегатка, сколько раз и где именно ему, г. Духовецкому, отдавали честь городовые, — о чем прелюбезно и доводит, "при сей верной оказии", до сведения своих читателей...

198

написанной к столетнему юбилею украинской литературы Н. В. Лисенком, чтения отрывков из "Енеіди" (читал г. Старицкий) и множества разнообразных номеров пения. Хор под управлением г. Лисенка, прекрасно срепетованный, богатый по количеству и голосовым средствам певцов, одетых в украинские народные костюмы, производил сильное впечатление и вызвал горячие восторги среди публики, которой вообще не часто приходится слушать прекрасное пение в таком образцовом исполнении. Нужно отметить также световые картины, поставленные по рисункам известного украинского художника и этнографа П. Д. Мартиновича, прекрасно иллюстрирующим важнейшие эпизоды из "Енеіди" 1).

Вечером в том же Гоголевском здании для просветительных целей состоялся торжественный спектакль ("Наталка-Полтавка"), закончившийся кантатой г. Лисенка и апофеозом Котляревского. В "Наталке-Полтавке" выступили корифеи украинского театра — М. Л. Кропивницкий, И. К. Карпенко-Карый, Н. К. Садовский, и потому об исполнении бессмертной оперетты Котляревского долго говорить не приходится: оно известно почти всем; с артистами зрители еще раз пережили все перипетии этой простой, но в высшей степени трогательной драмы человеческого сердца. Апофеоз, которым закончился спектакль, представлял сцену увенчания славой поэта, окруженного живописно расположенными группами народа. Жаль только, что отсутствовали персонажи из "Наталки-Полтавки", которые своим присутствием несомненно придали бы апофеозу и больше внешней эффектности, и более глубокий внутренний смысл... Товарище-

1) Нельзя обойти молчанием функционировавшую во время празднеств художественную выставку в память Котляревского, на которой особенное внимание обращали на себя рисунки карандашом и этюды того же г. Мартиновича, ряд иллюстраций его "до Енеіди" (изданы в настоящее время Полтавской думой), прекрасные сценки из украинской жизни и пейзажи художников Васильковского, Сластионова, Кричевского, Красицкого и др., бронзовая группа г. Позена "Пастушка" и многое другое.

199

ским ужином после спектакля и общей снимкой участников торжества на следующий день закончился внешним образом праздник украинской интеллигенции.

Да, мы уверены, что это было лишь внешнее окончание незабвенных "дней Котляревского"; внутреннее же, разумея под этим тот след, который остался в сердцах участников первого праздника украинской интеллигенции, придется отодвинуть по крайней мере на неопределенно продолжительное время. Можно с уверенностью сказать, что и для Полтавцев "дни Котляревского" на долгое время останутся предметом возвышающих, отрадных воспоминаний 1), и для их случайных гостей эти же дни станут центром, вокруг которого сосредоточено что-то такое, что поднимает душу над будничными заботами и стремлениями, сообщая ей ту душевную отраду и те бодрящие впечатления, без которых на белом свете жить было бы слишком тяжело. Ведь все наше серенькое существованьице превратилось бы тогда в сплошную цепь мелочных расчетов и соображений, не прерываясь ни одним светлым лучом, не находя нигде живительных Incida intervalla... И разнесут, разъехавшись, гости эти бодрящие впечатления, ворвавшиеся в их жизнь светлым лучом, во все края, и долго еще, быть может, где-нибудь в глухом медвежьем углу, среди тяжелой, подавляющей обстановки, эти дни будут напоминать человеку, что не все в жизни сосредоточено на одних лишь материальных заботах, а существуют и другие стремления, которые заставляют людей, глубоко проникнутых какой-нибудь высшей идеей, забывать все на свете...

1) "Памятник Котляревскому, — сообщает одна из местных газет, — продолжает служить центром внимания со стороны обывателей. В течение последних дней еще не было, кажется, ни одного момента, кроме, конечно, ночи, чтобы возле него не стояла группа "всесторонне" рассматривающих его людей. Ни о чем другом, кроме памятника, теперь, собственно говоря, и не беседуют даже наши обыватели. Разговоры о Котляревском слышатся даже там, где раньше и не знали, кто такой был Котляревский" ("Полтавский Вестник", 215).

200

Но этим нравственным влиянием не исчерпывается все значение "дней Котляревского". Суммируя все впечатления этого праздника, который мы назвали праздником украинской интеллигенции, нельзя не отметить на первом плане того всеобщего подъема и напряжения духовных сил, которые он вызвал среди украинского общества, выславшего на это время своих представителей в Полтаву. Этот подъем, это напряжение сказывались во всем, и хотя, быть может, в мелочах и были какие-нибудь, говоря вообще, недочеты, то во всяком случае перед нашими глазами, прошел акт величайшей для украинского общества важности, исторического значения. Если подобные праздники имеют громадное значение для всякого вообще общества, то для украинского, в виду того особенного положения, которое занимает оно, этот акт приобретает прямо таки колоссальное значение. В первый раз украинская интеллигенция заявила о своем существовании, при том, таким энергичным способом, что для сомнений или иронических экивоков уже более нет места; в первый раз эта интеллигенция показала свою культурную зрелость и стойкость в отстаивании своих интересов; в первый раз она выступила солидарно, соединив у подножия памятника своему первому интеллигенту представителей всех возможных направлений, литературных и общественных, и этой солидарностью доказала, что она представляет солидную общественную силу, с которой необходимо серьезно считаться... В первый раз, наконец, у нас открыто проявилось братское участие к нашим делам наших братьев из Австрийской Украины, и это отмеченным чертам сообщает еще большую цену. И нужно только пожелать, чтобы урок, данный нам этим праздником, не прошел для нас даром, а всегда и везде служил наглядным примером и напоминанием того, что значит культурная, сознающая себя и солидарно действующая общественная сила...

Еще два слова. Мы назвали дни Котляревского в Полтаве праздником украинской интеллигенции, но не народа, и особенно на этом настаиваем, несмотря даже на то, что один из ораторов в думском заседании утверждал противное и

201

даже был награжден за это шумными рукоплесканиями. Мы можем конечно, ценить, благородные побуждения и оратора, особенно подчеркнувшего факт участия народа в постановке памятника своему писателю, и публики, сочувственно за это отнесшейся к оратору; но, думаем, не должны заблуждаться на счет истинного значения подчеркнутого факта. Собственно говоря, участие в нашем национальном торжестве народа, в собственном смысле этого слова, проявилось крайне слабо. Число жертвователей из народа, — зная, каким образом пожертвования у нас очень часто собираются, — нельзя, по нашему мнению, считать сколько-нибудь верным показателем настроения народной среды. С другой стороны мы можем отметить показатель, так сказать, отрицательного значения: из приветствий, в громадном количестве присланных по поводу открытия памятника, только одно было от крестьянского общества; только одно село, в буквальном смысле этого слова, на целой необъятной шири нашей родной Украины по собственной инициативе, без всякого начальнического внушения и предписания, сочло нужным выслать своего представителя на праздник, который по своему внутреннему смыслу и значению должен был бы быть чисто народным, в самом прямом значении этого слова. Все же остальные жертвователи из народа даже не поинтересовались узнать, каким образом истрачены их пожертвования, и это обстоятельство в значительной степени умаляет моральное значение той "народной лепты", о которой так восторженно отзывался г. Маркевич. Факт в высокой степени печальный, хотя и не поражающий своею неожиданностью, — ведь и для поразительно громадного большинства великорусских крестьян имя Пушкина — звук пустой, или в крайнем случае — фамилия бравого генерала, храбро разгромившего какого-нибудь Турку!... Вот на этот то печальный, хотя, повторяем, при данных условиях и понятный факт наша интеллигенция, столь блистательно отпраздновавшая свой национальный праздник, должна обратить самое серьезное внимание, поставив своей задачей — действовать на будущее время так, чтобы имена наших тружеников на-

202

родного дела не оставались пустым звуком для народной массы. На очереди у нас теперь стоит памятник величайшему из деятелей украинской литературы — Шевченку, и одной из важнейших обязанностей украинской интеллигенции пусть будет — приложить все старание, чтобы открытие ему памятника было праздником не только интеллигенции, но и действительно всенародным.

Сергий Ефремов.

21-22.IX.03.

  

Ссылки на эту страницу


1 Академик Орест Иванович Левицкий
[Академік Орест Іванович Левицький († 9 травня (26 квітня) 1922 року) - Василенко М. П. // К. : Юридична думка. Т. 2 - 2006. - 560 с. Стор. 169-214.
2 Ефремов Сергей Александрович
[Єфремов Сергій Олександрович] - пункт меню
3 Мои воспоминания о давнем прошлом (1901-1914 годы)
[Мої спомини про давнє минуле (1901-1914 роки)] – Дмитрий Дорошенко // Издательский союз "Тризуб". Виннипег, Манитоба. 1949
4 О сооружении памятника И. П. Котляревскому в Полтаве
[Про спорудження пам'ятника І. П. Котляревському у Полтаві] - По материалам журнала "Киевская старина"
5 Памятник И. П. Котляревскому в публикациях
Публікації у газетах і журналах, спогади учасників свята відкриття пам'ятника, дослідження
6 Памятники выдающимся людям
[Пам'ятники видатним людям] - пункт меню
7 Полтава в публикациях журнала "Киевская старина"
[Полтава в публікаціях журналу "Київська старовина"]
8 Указатель книг и статей по названиям
[Покажчик за назвами] - пункт меню

Поддержать сайт