Щедрин, Феодосий Федорович.

Highslide JS

Щедрин, Феодосій Федорович (1751 - 19.01.1825) - російський скульптор, педагог. Вихованець Петербурзької Академії мистецтв з 1764 p., 1773 p. отримав звання художника і чин XIV класу.

Удосконалювався за кордоном, 1794 р. здобув звання академіка скульптури, 1795 р. - професора. Викладав в Академії мистецтв з 1794 р. і 1803 р. призначений ад'юнкт-професором, 1818 р. - ректором із скульптури.

Крім станкових творів виконав у дусі класицизму і ампіру скульптури для фонтанів Петергофу, барельєф на Казанському собору, статуї на Адміралтействі в Петербурзі тощо.

Розробив скульптурне оздоблення Монумента Слави в Полтаві (1805 - 1811 pp., архіт. М. Амвросимов, Тома де Томон, консультанти Ф. Гордєєв, І. Мартос).

Джерело:

Тимофієнко В. Г. Зодчі України кінця XVIII - початку XX століть: Біографічний довідник. - К.: НДІТІАМ, 1999. - 477 с. - http://alyoshin.ru/Files/publika/timofienko/tim_zodchi_000.html

Портрет: http://impereur.blogspot.com/2011/03/1751-1825.html

 

Щедрин, Феодосий Федорович, профессор скульптуры Императорской Академии Художеств, выдающийся ваятель, брат Семена Федоровича Щедрина, родился в 1751 г., умер 10 января 1825 г.; отец его был солдатом лейб-гвардии Преображенского полка, и мальчик первоначальной грамоте учился в полковой "счетной комиссии для обучения письма", о чем он упоминает в своем прошении, поданном им в Академию Художеств 26 января 1764 г., т. е. когда ему не было даже полных 13 лет, с просьбой принять его в число казенных воспитанников Академии, просьба его была уважена. В 1769 г. он получил за исполнение барельефа по заданной программе первую серебряную медаль, в следующем 1770 г. за барельеф же "Посягательство Рогнеды на жизнь Владимира" был удостоен малой золотой медали и в 1772 г. награжден большой золотой медалью за исполнение двух сюжетов: "Греческий философ Кирилл, показывающий великому князю Владимиру, по изъяснении разных вер, завесу с изображением Страшного Суда" (академическая задача 1771 г.) и "Великий князь Изяслав Мстиславич раненый, которого собственные воины намерены были убить" (по задаче 1772 г.). Выдающиеся успехи Щ. в композиции и лепке побудили Академию оставить его по окончании курса пенсионером и в 1773 г. командировать его за границу. По странной ошибке Щ. был послан сначала во Флоренцию, где в то время не было ни академии, ни художников, в Рим же, куда собственно и отправлялись молодые художники, он попал только в августе 1774 г., да и то пробыл там не более полугода, так как вскоре получил строгий приказ от русской Академии оставить Италию и ехать в Париж. В Риме Щ. вылепил недурную статую "Аполлона, вынимающего стрелу из колчана". Переехав в марте 1775 г. в Париж, он под руководством проф. Габриэля Аллегрена занялся работой над "академической фигурой" и, как он выражается в одном из писем, еще "над чем то круглым" по собственному эскизу. Это "ничто круглое" оказалось действительно круглой фигурой фауна Марсиаса, за которую парижская академия в конце 1776 г. присудила Щ. вторую золотую медаль. Из письма лица, знавшего в это время Щ. лично, видно, что Аллегрен был очень доволен успехами и "горячностью" своего ученика и сам просил русскую Академию о продлении ему срока заграничной командировки. Время, когда Щ. возвратился в Россию, остается в точности неизвестным, — вероятнее всего произошло это в конце 1789 г., когда Потемкин потребовал у президента Академии Бецкого избрать Федота Ивановича Шубина в адъюнкт-ректоры и профессоры скульптуры, т. е. на должности, которые при поддержке своего влиятельного в Академии брата Семена Федоровича надеялся занять Щ. Хотя Потемкин никакого прямого отношения к Академии не имел, но тягаться с его не знавшим границ могуществом было не легко. Однако сторонники Щ., и во главе их его брат, решились на это, стараясь всячески оттянуть время окончательного решения вопроса. 1-го или 2-го мая 1790 г. в совет Академии поступило от Щ. любопытное прошение, в котором он, между прочим, пишет "...Воспитанный в оной Академии и иждивением ее наученный скульптурному искусству, прилагал я доныне все мое тщание стать достойным питомцем столь достославного училища. Произведения мои как здесь, так и в чужих краях Имп. Акад. Худ. частию уже известны; а стяжал ли я через них уважение публики, оставляю просвещенному суду художников. Много лет в уединении трудился я достигнуть только совершенства в звании моем и никогда не искал ни почестей, ни наград... Но ныне уведомился, что г. академик Ф. И. Шубин требует от Академии, дабы оная приобщила его к сословию своему в звании адъюнкта-ректора или старшего профессора, представляя в побудительные тому причины: давность его бытности скульптором и первенство из учеников Академии, не прилагая же никаких трудов своих на суждение... А как всякому благомыслящему известно, что награды и почести дарованиям раздаются не по древности лет, не по первенству звания, ниже по пристрастно к личным достоинствам, но по мере знания, трудов и произведений ума и тщания человеческого, то для, не яко пришлец и чужеземец, но как питомец и ученик Академии, поставлю себе в должность оказать ревность мою стать с ним, г. Шубиным, в состязание и, представя труды мои, всепокорнейше просить, дабы Академия рассмотрела оные и, сравнив их с произведениями г. Шубина, отдала справедливость достойнейшему из нас и потому достойнейшего же избрала бы в профессоры или адъюнкт-ректоры". Возможно, что общее собрание Академии, созванное для решения этого вопроса тогда же, отдало бы предпочтение Щ., даже вполне основательно, так как он, хотя и не имел звания академика, все же превосходил своего противника по сделанным до тех пор работам. Но слухи о приезде Потемкина заставили сторонников Щ. отложить собрание на неопределенное время. Между тем Шубин в 1791 г. исполнил великолепную статую Екатерины ІІ, производившую фурор на празднике Потемкина, и это обстоятельство заставило сторонников Щ. вновь и вновь откладывать решение вопроса, дав возможность своему кандидату исполнить какую-либо новую работу, так как все предыдущие не могли уже идти в сравнение с произведением Шубина. Вложив весь свой талант и свои знания, Щ. в 1793 г. наконец окончил действительно выдающееся произведение — статую "Венеры, вышедшей из воды". Шансы противников вновь почти сравнялись, и 21 октября 1794 г. наконец состоялось торжественное собрание и состязание Щ. с Шубиным. Как ни влиятелен был в Академии брат Щ., но совершенно провалить Шубина ему все же не удалось; результатом собрания было признание профессорами обоих соперников, а в следующем 1795 г. их обоих, опять-таки вместе и в один день (22 марта), удостоили звания членов совета. Пережив своего соперника, Щ. в последние пять леть своей жизни состоял адъюнкт-ректором Академии. Из его произведений, кроме упомянутой уже статуи "Венеры", приобретенной в 1797 г. императором Павлом I и находящейся доныне в Гатчинском дворце, следует назвать еще колоссальные бюсты Румянцева-Задунайского и Потемкина-Таврического, группу "Сирен" и статую "Реки", находящуюся в числе фигур, украшающих собой Самсоновскую террасу в Петергофском саду; в Академии Художеств находятся его "Спящий Эндимион", "Фаун с Вакханкой", "Диана" и "Венера", а в Зимнем дворце — статуя "Нарциса"; наконец его резцу принадлежит несколько фигур из числа украшающих биржу, адмиралтейство и Казанский собор в Петербурге. Особенно заслуживает внимания его большой барельеф внутри Казанского собора — "Ведение Спасителя к месту распятия". Во всех работах Щ. обнаруживается богатое воображение, значительные познания по анатомии и своеобразная манера, в которой видны следы, с одной стороны, тщательного изучения классиков, и с другой — внимательного наблюдения природы.

П. Л. Петров, "Сборник материалов для истории Императ. СПб. Академии Художеств за 100 лет ее существования", т. І (СПб., 1864 г.), стр. 98, 124, 127, 130, 131, 185, 304, 333, 334, 340, 357, 358, 375, 437, 474, 479, 488, 497, 500, 515, 524, 525, 539; т. II (Спб., 1865 г.), стр. 18, 41, 96, 122, 123, 203 и прим. 17 к I т. — Некрологи: "Журнал изящных Искусств", 1825 г., кн. I, стр. 87; "Московские Ведомости", 1826 г., № 22, стр. 830; "Се-верная Пчела", 1825 г., № 9. — "Памятник искусств". — Указатель находящихся в Имп. Акад. Худож. произведений (Спб., 1843 г.). — Энциклопед. словарь Брокгауза, полут. 79 (Спб., 1904), стр. 51. — Д. А. Ровинский, "Словарь русских граверов", прил., стр. 261. — Nagler, "Neues allgemein. Kunstler-Lexikon", Bd. 15 (Munchen, 1845), s. 157.

Н. Сербов.

Источник:

Русский биографический словарь: В 25 т. /А.А. Половцов. - М., 1896-1918. Том: «Щапов - Юшневский», Стр.: 33-35

 

Ссылки на эту страницу


1 Homo economicus в русскую литературу ввёл Гоголь
[Homo economicus в російську літературу ввів Гоголь] - Владимир Леонтьевич Вайнгорт
2 Воссоздание Полтавы – «малого Петербурга» или Архитектура обратного отсчёта
[Відтворення Полтави - «малого Петербурга» або Архітектура зворотного відліку] - Владимир Леонтьевич Вайнгорт
3 Гордеев, Федор Гордеевич
[Гордєєв, Федір Гордійович] (1744-1810) - скульптор
4 Концепция формирования национального заповедника "Поле полтавской битвы"
[Концепція формування національного заповідника "Поле полтавської битви"] – Трегубов Валерий Александрович
5 Личности - Щ
[Особистості - Щ] - пункт меню
6 Монумент славы
Монумент славы
7 Скульпторы
[Скульптори] - пункт меню
8 Творчество мастеров русского монументального искусства в Полтаве в начале XIX в.
[Творчість майстрів російського монументального мистецтва в Полтаві на початку XIX ст.] Николай Ефимович Онищенко. Творчество мастеров русского монументального искусства в Полтаве в начале XIX в. // Зодчество Украины [Текст] : сборник 1654 - 1954. - К. : Академия архитектуры УССР, Институт истории и теории архитектуры, 1954. - 295 с.

Поддержать сайт
Карта ПриватБанка:

4149 4390 0512 1235