Афанасий (Сахаров, Сергей Григорьевич)

Highslide JS

Афанасій (Сахаров Сергій Григорович) (02.07.1887 р., с. Царівка Кірсановського пов. Тамбовської губ., Росія – 28.10.1962, м. Владимир, Росія) – церковний діяч, єпископ, священномученик.

Навчався в Шуйському духовному училищі (1896–1902), Владимирській духовній семінарії (1902–1908), Московській духовній академії (1908–1912). Канд. богослов’я. З 06.10.1912 – викладач пастирських предметів у Полтавській духовній семінарії. У Полтаві 12.10.1912 прийняв чернечий постриг; 14.10.1912 висвячений у ієродиякона, а 17.10.1912 – у ієромонаха.

28.08.1913 призначений наглядачем Клеванського духовного училища Волинської єпархії. З верес. 1913 – викладач Владимирської духовної семінарії. 29.06.1917 нагороджений наперсним хрестом. У трав. 1917 на Владимирському єпархіальному з’їзді Олександро-Невського братства обраний членом Всеросійського з’їзду духовенства і мирян у Москві й членом Владимирської єпархіальної ради. На чернечому з’їзді, що проходив у Троїцькій лаврі, обраний канд. у члени Всеросійського Св. Собору. Працював у відділах богослужіння, чернецтва і церковної дисципліни. Розробляв правила канонізації святих у РПЦ. Після відновлення Собором свята Всіх Святих, що заясніли в руській землі, брав участь у складанні служби до нього. Після закриття Собору 1918–1919 працював у Владимирській єпархіальній раді. 1920–1921 – намісник Владимирського Різдвяного монастиря. 20.01.1920 висвячений на архімандрита. 17.06.1921 хіротонісаний на єпископа Ковровського, вікарія Владимирської єпархії. З 18.06.1921 – настоятель Боголюбового монастиря. Зайняв непримиренну позицію щодо ієрархів, які пішли на співробітництво з радянською владою, ввважаючи, що церква у підсумку опиниться в цілковитій залежності від атеїстичної держави. Однак коли управління церквою перебрав патріарх Алексій, визнав його права першоієрарха, незважаючи на продовження угодовської політики.

Протягом 1921–1954 переслідувався комуністичною владою. 12 разів заарештовувався: 1922 (тричі), 1925, 1926, 1927, 1929, 1932, 1936, 1937, 1938, 1944. Перебував в ув’язненні й на засланні в Туруханському і Зирянському краях, Омській обл.; м.м.: Красноярську, Єнісейську, Туруханську, Станках, Мельничному, Селіванисі, Пунковому, Усть-Сисольську, Усть-Вимі, Корчемьї, Кемі; таборах Біломоро-Балтійських, Онезьких і Соловецьких; тюрмах: Владимирській, Московській (внутрішній і Таганській), Вятській, Красноярській (внутрішній і пересильній), Ленінградській (пересильній і Хрестах), Ярославській, Вологодській, Івановській (внутрішній і пересильній), Новосибірській. Працював на лісоповалі, на будівництві лежнєвої дороги, у бригаді, що плела личаки, сторожем, асенізатором. Неодноразово потрапляв до штрафного ізолятора, проходив пішки 400-км етапи, перехворів на тиф. Незважаючи на зміну офіційного курсу властей щодо церкви 1943, переслідування А. продовжувалися. Відправлений 1944 по етапу з Сибіру до Москви, переводився з однієї тюрми до іншої: Ішимської, Омської, Московських внутрішньої, Військової Лефортовської, Бутирської, Краснопресненської. Слідча справа А. була об’єднана разом зі справами ін. священнослужителів в одну під назвою «Антирадянське церковне підпілля». Слідство тривало до черв. 1944. А. звинувачували в проведенні таємних богослужінь, рукопокладень, чернечих пострижень, приписуючи йому керівництво стрункою і розгалуженою нелегальною церковною організацією. А. винним себе не визнав. Його сповідальна позиція зафіксована в протоколах допитів: «Я, як християнин, стою на позиціях захисту Православної Церкви і тому з безбожною владою примиритися не міг». Засуджений до 8 років виправно-трудових таборів, відбував термін спочатку в Сибірських, потім (з груд. 1946 до лип. 1947) у Темниківських таборах, а з лип. 1947 – у Дубровлазі. У трав. 1954 переміщений в Зубово-Полянський будинок інвалідів для ув’язнених, де перебував до берез. 1955. 27.06.1954 архієрейству А. виповнилося 33 роки. За цей час на єпархіальному служінні він перебував 33 місяці, на волі поза справами – 32 місяці, у вигнанні – 76 місяців, у кайданах і каторжних роботах – 254 місяці. З 1955 А., як знавець церковного богослужіння і православної агіографії, очолював Богослужебно-календарну комісію при вид-ві Московської патріархії, внісши чимало виправлень у місяцеслів святих. Останні роки життя провів у м. Пєтушки Владимирської обл. Незважаючи на похилий вік і перенесені знегоди та хвороби, трудився над дослідженням православного богослужіння, склавши ґрунтовну працю «О поминании усопших по уставу Православной Церкви» (1955, рукопис). Пом. у 85-річному віці. Похов. на Владимирському цвинтарі в м. Владимирі. Канонізований РПЦ 20.08.2000.

Літ.:  Іменний Звід…, 2005. – С. 83-85.

О. А. Білоусько

Джерело:

Полтавіка. Полтавська енциклопедія. Том 12. Релігія і Церква.— Полтава: «Полтавський літератор», 2009 - http://history-poltava.org.ua

Фото: http://ruskline.ru та http://habanerra.livejournal.com

 

Highslide JS

Афанасий (Сахаров, Сергей Григорьевич) (1887 - 28.10.1962). Русская Православная Церковь, епископ, св. новомученик.

Родился 2 июля 1887 г. в с. Царевка Кирсановского уезда Тамбовской губернии.

В августе 1896 г. поступил в Шуйское духовное училище.

С августа 1899 г. начала прислуживать в алтаре.

В 1902 году поступил во Владимирскую духовную семинарию, которую окончил в 1908 году. Почти все время прислуживал при архиерейском богослужении.

6 мая 1907 г. посвящен в стихарь.

В 1908 году поступил в Московскую духовную академию, которую окончил в 1912 году со степенью кандидата богословия. Кандидатское сочинение писал ректору академии Преосв. еп. Феодору на тему: "Настроение верующей души по Триоди Постной".

С 6 октября 1912 г. - преподаватель Полтавской духовной семинарии по пастырским предметам.

12 октября 1912 г. пострижен в монашество ректором академии Преосв. еп. Феодором.

14 октября того же года посвящен во иеродиакона и 17 октября в сан иеромонаха.

25 марта 1913 г. награжден набедренником Преосв. Назарием, архп. Херсонским и Одесским.

28 августа 1913 г. назначен смотрителем Клеванского Духовного училища Волынской епархии.

С 3 сентября 1913 г. - преподаватель Владимирской духовной семинарии по пастырским предметам.

29 июня 1917 г. награжден наперсным крестом.

В мае 1917 г. был членом Владимирского Епархиального съезда от Владимирской епархии Александро-Невского Братства. На этом съезде был избран от монашествующих членов Всероссийского съезда духовенства и мирян в Москве и членов Владимирского Епархиального Совета. На монашеском съезде, бывшем в Троицкой Лавре, избран в качестве кандидата в члены Всероссийского Священного Собора.

20 января 1918 г. вступил в состав собора на место сложившего свои полномочия архимандрита Варлаама, настоятеля Белогородского монастыря Пермской епархии. На соборе работал в отделах о богослужении, о монашестве и о церковной дисциплине. В отдел о богослужении представил доклады:

2. Об усилении и узаконении чествования по епархиям местных святых.

В отдел о церковной дисциплине представил доклад "О присвоении богослужебных отличий определенным церковным служителям и должностям и воспрещении раздавать их в качестве наград. (Доклад был одобрен отделом).

На пленарном заседании выступал в качестве содокладчика по докладу о правилах канонизации святых в Русской Церкви. После восстановления Собором праздника Всех Святых в Русской земле просиявших принимал участие вместе с проф. Петроградского университета Б.А. Тураевым в составлении службы на этот праздник.

По закрытии Собора - член Владимирского Епархиального Совета от монашествующих с 1918 по 1920 год.

С 1920 по 1921 год - наместник Владимирского Рождественского монастыря..

20 января 1920 г. возведен в сан архимандрита.

17 июня 1921 г. - по благословению Свят. Патриарха Тихона хиротонисан во епископа Ковровского, вик. Владимирской епархии. Хиротонию совершали: митр. Владимирский Сергий; архиепископ Нижегородский Евдоким; и епископ Печерский, вик. Нижегородской епархии Варнава. Хиротония происходила в Крестовоздвиженском Нижегородском монастыре.

С 18 июня 1921 г. - настоятель Боголюбова монастыря.

В обновленческом журнале "Вестник Священного Синода" есть упоминание о том, что епископ Афанасий, в отличие от других православных архиереев, согласился присутствовать на епархиальном съезде, который был созван обновленцами 15 сентября 1925 г. для подготовки к III-му Поместному Собору. Однако, из дальнейшего описания этого события видно, что он явился туда не как участник, а скорее как обличитель и обвинитель.

В молитве участия не принял и не благословил собрание, а только сделал общий поклон и заявил, что ему на этом собрании быть совсем не следует, а явился он только по усиленной просьбе мирян, и за это присутствие на съезде должен просить прощение у Митрополита Петра. Выслушав доклад о предстоящем соборе, епископ Афанасий стал говорить, что все обновленцы должны покаяться перед Патриархом или его преемником; что Синодальное (обновленческое) Церковное Управление неканонично и безблагодатно; что новорукоположенные синодальные архиереи - не архиереи, совершаемые ими хиротонии не действительны и посвящаемые ими должны быть перерукополагаемы, что он, епископ Афанасий, и делает. На собор 1 октября они ("староцерковники") не пойдут. Для них был бы авторитетен только собор, созванный митрополитом Петром. В случае искреннего покаяния, пожалуй, можно будет принять обновленцев и в сущем сане.

Высказав все это, епископ Афанасий удалился. ("Вестник Священ. Синода" за 1926 г., № 7, с. 8).

В истории церковных расколов 20-х и 30-х годов нашего века еп. Афанасий значится участником так называемой "мечевской" группировки даниловского раскола, порицавшей Митрополита Сергия за тот курс, который он занял по отношению к Советской власти, и считавший, что Церковь в конечном итоге окажется в полной зависимости от атеистического государства, а тогда не будет возможности без санкции гражданской власти ни назначать, ни перемещать архиереев, епископам же свободно управлять епархией и духовенством.

По мнению сторонников этой группировки, митрополит Сергий превысил данные ему права и тем самым лишил себя и тех законных прав, которые были получены им от митрополита Пета.

Отношение епископа Афанасия к этому вопросу можно понять из его письма от 22 мая 1955 г., которое по-видимому, явилось как бы руководящим документом для большого круга лиц, доверявших ему. В этом письме от пишет: "Мне кажется, что вы все еще не совсем решили вопрос о хождении в храмы. Я без всякого колебания решил этот вопрос для себя".

Далее еп. Афанасий обстоятельно разъясняет, что "помимо первоиерарха поместной Русской Церкви никто из нас не может быть в общении с Вселенской Церковью. Не признающие своего первоиерарха остаются вне Церкви, от чего да избавит нас Господь!"... "В Церкви Христовой благодать изливается и спасение совершается не священнослужителями, а самою Церковью через священнослужителей. Священнослужители не творцы благодати, они только раздаятели ее, как бы каналы, ... помимо которых нельзя получить божественной благодати... Таинства, совершаемые недостойными священнослужителями, бывают в суд и осуждение священнослужителям, но в благодатное освящение с верою приемлющим их. Только одно обстоятельство, - если священнослужитель начнет открыто, всенародно с церковного амвона проповедовать ЕРЕСЬ, уже осужденную на Вселенских Соборах, - не только дает право, но и обязует каждого и клирика и мирянина, не дожидая соборного суда, прервать всякое общение с таковым проповедником, какой бы высокий пост в Церковной иерархии он ни занимал..."..

"Ереси, отцами осужденные, Патриарх Алексий и его сподвижники не проповедуют... никакой законной высшей иерархической властью Патриарх Алексий не осужден, и я не могу, не имею права сказать, что он безблагодатный, и что таинства, совершаемые им и его духовенством, не действительны. Поэтому, когда в 1945 году, будучи в заключении, я и бывшие со мною иереи, не поминавшие Митрополита Сергия, узнали об избрании и настоловании Патриарха Алексия, мы обсудивши создавшееся положение, согласно решили, что так как кроме Патриарха Алексия, признанного всеми Вселенскими Патриархами, теперь нет иного законного первоиерарха русской поместной Церкви, то нам должно возносить на наших молитвах имя Патриарха АЛЕКСИЯ, как Патриарха нашего, что я и делаю неукоснительно с того дня".

Рассуждая вполне православно, логично и убедительно, пока речь не касается Патриарха Сергия, епископ Афанасий начинает противоречить самому себе, как только переходит на эту тему, и сразу же теряет свою обычную последовательность и рассудительность.

Он как бы забывает о том, что и Патриарх Сергий ереси не проповедовал и никакой законной высшей Церковной иерархией не осужден, и решившись возносить имя Патриарха Алексия, еп. Афанасий не находит в себе силы признать свою прежнюю позицию ошибочной. Приводя ряд примеров из истории Церкви, он обращаем внимание на то, что и САМ ХРИСТОС и Апостолы продолжали ходить в храм и принимать участие в богослужении, несмотря на то, что оно совершалось иудейскими священниками и первосвященниками, которых они обличали. Упомянул о константинопольском патриархе в 17 веке, когда турецкие султаны ставили на патриаршество того, кто больше сделает взнос в султанскую казну, но христиане, все же не отделялись от своих архипастырей и пастырей, не уклонялись от посещения храмов, где возносились имена патриархов, назначенных султаном-мусульманином. Напомнил и о том, каким соблазном для православных русских людей был петровский сподвижник, первенствующий член Синода, архиепископ Феофан Прокопович, поведение которого, может быть, толкнуло иных ревнителей в раскол. Подчеркнул, что не раскольники, а те, которые молились в храмах, где возносилось имя Феофана, оставались в православной Церкви и получали благодать и освящение.

Все в его письме убедительно и правильно, но только до того места, где он начинает оправдывать свою оппозицию по отношению к Патриарху Сергию, которого он все время называет только Митрополитом.

Судя по этому письму, еп. Афанасий сначала признавал Митрополита Сергия, как законного руководителя церковной жизни, в качестве заместителя Митрополита Петра, но изменил свое отношение к нему с того момента, когда Митр. Сергий через ЖМП заявил, что он, заместитель, "облачен патриаршей властью" и что сам Митрополит Петр не имеет права "вмешиваться в управление и своими распоряжениями исправлять даже ошибки своего заместителя". В этом еп. Афанасий усмотрел незаконное присвоение всех прав первоиерарха при жизни законного канонического первоиерарха Митрополита Петра, как бы забывая, что Митрополит Петр фактически не имел возможности управлять Церковью, так что Митрополит Сергий не отнял у него власть, а только выполнял за него его обязанности.

У Митр. Петра оставался только титул Местоблюстителя и право управлять Церковью в случае возвращения, а "исправлять ошибки своего заместителя" издалека, не имел подробных сведений о действительном положении Церкви, - совершенно иное дело, и Митрополит Сергий писал именно о таком вмешательстве в его управление.

Такая непоследовательность указывает на то, что в епископе Афанасии все действовало укоренившееся нерасположение лично к Патриарху Сергию, и в то же время он ясно сознавал необходимость восстановить нормальные отношения с Церковью и возвратить своих последователей с того ложного духовного пути, на котором они оказались..

Последние годы жизни еп. Афанасия в Петушках были годами затвора и ученого подвижничества. Несмотря на преклонный возраст и перенесенные труды и болезни, он с юношеским рвением трудился над исследованием нашего православного богослужения, житий русских святых и составил обстоятельный труд "о поминовении усопших по уставу Православной Церкви". Как знаток богослужения Православной Церкви и православной агиографии, еп. Афанасий с 1955 года трудился в качестве председателя Богослужебно-Календарной Комиссии при Издательстве Московской Патриархии и внес немало исправлений в месяцеслов святых.

Любовь, теплоту и сердечность чувствовал каждый, кто соприкасался с благостным архипастырем. Беседы с ним были увлекательны. Скончался еп. Афанасий 28 октября 1962 г.

Печатных трудов до 1957 года у него не было. Есть черновики разных больших статей.

Постановлением Св. Синода РПЦ от 18.07.1999 г. на рассмотрение очередного Архиерейского Собора передан вопрос о канонизации преосвященного Афанасия (Сахарова) в лике новомучеников и исповедников от Владимирской епархии.

Канонизирован 20 августа 2000 года.

Труды:

"О шестопсалмии". "ЖМП" 1957 г., № 1, с. 28-29.

О поминовении усопших по уставу Православной Церкви. 1955. (Машинопись).

В рукописях:

"О поминовении усопших по Уставу Православной Церкви". Напечатана в журнале Средне-Европейского Экзархата "Голос Православия" за 1962 г., № 2.

Составлено несколько молебных последований, например: "О хотящих по воздуху шествовати". "О сущих в различных обстояниях". "Благодарение о получении милостыни"."О мире всего мира и о прекращении войн" и др.

Сборник новых (свыше 100) величаний и избранных псалмов.

Die Furbitte fur die Verstorbenen nach den Ordnungen der orthodoxen Kirche, in: Std0 1962, 2, 40-45.

O pominovenii usopsich po ustavu Pravoslavnoj Cerkvi, in: Vestnik Eksarchata 66(1969)103-129; 69(1970)38-63; 70/71 (1970)182-214; 73/74(1971)91-111; 75/76(1971)227-239; 77(1972)76-94, 178-188; 85/88(1974)201-274; 89/90(1975)117-129; 203-214; 93/96(1976)159-181.

Darf man die Kirchen des Moskauer Patriarchats besuchen? Aus dem Brief an seine geistliche Tochter, in: Ostkirchliche Studien 22(1973)327-332.

Несколько молебных последований.

Славы Божия ревнитель: Житие и труды исповедника епископа Афанасия (Сахарова) / Автор-сост. Г. Катышев. М.: Издательство Сретенского монастыря, 2006. 512 с.

Молитвы за трапезой. М.: Артос-Медиа, 2007. 16 с.

Источник:

Благотворительный фонд "Русское Православие" (http://www.ortho-rus.ru)

Икона: http://habanerra.livejournal.com

Ссылки на эту страницу


1 Личности - А
[Особистості - А] - пункт меню
2 Личности - С
[Особистості - С] - пункт меню
3 Педагоги. Деятели образования
[Педагоги. Діячі освіти] - пункт меню
4 Религиозные деятели
[Релігійні діячі] - пункт меню

Поддержать сайт