Богданович, Петр Иванович

Богданович, Петр Иванович *), коллежский асессор, писатель и переводчик конца прошлого века, родился в г. Полтаве в первой половине XVIII ст. Учился он в Лейпцигском университете, где преимущественно занимался математическими науками; затем служил в тайной экспедиции. В С.-Петербурге завел он собственную типографию, из которой вышли многие полезные книги. С 1779 по 1781 г. он издал 8 частей "Академических Известий", в которых помещена часть его перевода "Монтюглевой истории математики от ее рождения до разрушения греческой империи". В 1786 г. он издавал "Новый С.-Петербургский Вестник", изданный потом книжкой под заглавием: "Описание землетрясений в Калабрии и Сицилии" (с фр., Спб., 1787 г.); ему же принадлежат следующие компиляции и переводы: "Дикий человек, смеющийся учености и нравам нынешнего света" (Спб., 1781 —1790 г.); "Новая российская азбука для дворянских детей" (Спб., 1784 г.); "Магомет с алкораном" (Спб., 1786 г.); "Скрижали правоучения" (Спб., 1784 г.); "Размышления Додда" (перев. с англ., Спб., 1784 г.); "Новый способ лечения чесотки, Пещикова" (с лат., Спб., 1786 г.); "Новый полный письмовник" (2 ч. Спб., 1791 г.); "Правила для соблюдения здоровья" (Спб , 1788 г.). Более о его литературной деятельности ничего неизвестно, как равно, когда и где он умер.

*) Статья эта была мною напечатана в "Полтавских Губернских Ведомостях", 1892 г., № 29; здесь печатается с некоторыми дополнениями (См. примечание 71-е [В конце статьи о Богдановиче - Т.Б.]).

В 1793 г. Богданович, "как беспокойный и упорного нрава человек, неповинующийся власти, был выслан из Петербурга в Полтаву к отцу. О деле Богдановича имеются следующие подробности, помещенные на страницах "Киевской Старины", которые целиком и приводим здесь.

В 1793 году генерал-прокурор граф Александр Самойлов сообщил Екатеринославскому наместническому правлению Высочайшее Ее Императорского Величества повеление, по коему коллежский асессор Петр Богданович за ослушание начальству отослан со всем семейством и имуществом на казенный счет в Полтаву к отцу его для жительства безвыездно. Отправленный из Петербурга с прапорщиком сенатской роты Нелидовым, которому приказано не подавать виду, что Богданович препровождается под стражей, он остался в Москве, где, по неимению денег к отправке его, начальствующим в Москве действительным тайным советником Измайловым задержан 4 месяца и затем один без семейства отправлен в Курск, где тоже пробыл 4 месяца, пока генерал-прокурор князь Куракин не доставил средств к продолжению его пути, так что только 7 марта 1794 г. прибыл в Полтаву. Жена же и двое детей остались в Москве.

Проживая в Москве с семейством, больной женой и детьми, Богданович, как видно, рассчитывая на казенный кошт, не стеснялся в расходах и задолжал разным лицам за квартиру, лекарства и съестные припасы 457 р. 90 к. Между тем, денег на содержание его и семьи и на дальнейший путь не высылалось, и хотя через 4 месяца и выслана была в Москву некоторая сумма, но ею только пополнены путевые расходы его и семейства до Москвы и на путь до Курска. Вследствие болезни жена и дети оставлены в Москве, а отправлен был дальше в Курск один Богданович, долги же его в Москве 457 р. 90 к., не смотря на данное Измайловым жене его удостоверение в том, что означенные 457 р. 90 к. будут уплачены из денег, которые будут присланы генерал-прокурором для уплаты всего путевого кошта, остались не только неуплаченными, но Полтавскому городничему от Малороссийского губернатора генерал-лейтенанта Бердяева предписывалось о взыскании означенных 457 р. 90 к с Богдановича. Полтавский городничий князь Шаховский стал требовать уплаты этих денег с Богдановича, но на требование его Богданович ответил, что таковые должны пасть на счет казны, так как по Высочайшему повелению он сослан с семейством и имуществом на казенный счет, и, между прочим, объяснил, что "невыполнением Высочайшей воли через 11 месяцев относительно перемещения его в Полтаву с семейством и имуществом усугубляется разорение его не токмо в рассуждении его наличности, но вообще всех частей состояния, чувствованием правоты его при неизобразимых горестях и страданиях невинно с целым семейством, за то, что открыл секретно у графа Дмитрия Зубова лиц, преступивших тяжко Монаршие законы, в чем и состоит все таинство заключения его в тайной, откуда изъяла его десница Премудрой в Бозе почивающей Монархини, предписавшей перемещение его в Полтаву для спокойного продолжения его трудов, за которые Высочайше предназначены и награды". Этот только отзыв Богдановича проливает некоторый свет на причины его злополучной высылки из Петербурга и помещение в тайной канцелярии, именно — открытие каких-то преступных лиц у всесильного графа Димитрия Зубова. В чем заключалась вина этих лиц, преступивших тяжко законы Монаршие, — неизвестно.

Это объяснение Богдановича, целиком представленное городничим генерал-лейтенанту Бердяеву, навлекло на него неудовольствие последнего, которому впрочем не понравилось изложение Богдановичем обстоятельств, послуживших к его высылке и заставило его дать городничему предостережение, чтобы впредь никогда подобных бумаг не присылал и сам не принимал, ибо ему велено иметь смотрение за поведением Богдановича, а не переписываться с ним. В течение двух лет Богдановича не тревожили взысканием с него денег, и только, по восшествии на престол Императора Павла, князь Куракин передал Высочайшее повеление Малороссийскому губернатору действительному статскому советнику Бакуринскому о взыскании с Богдановича, по Высочайшему повелению, употребленных в Москве и в Курске 369 p. 15 к. — всего 869 р. 75 коп. Бакуринский 15 мая 1797 г. предписал князю Шаховскому взыскать означенные деньги с имения и движимости Богдановича. Имения, по донесению городничего, у Богдановича на уплату 869 р. никакого не оказалось, а движимость состояла из двух станков типографских и многих букв, и, кроме нужной одежи, был еще один оригинал Крекшина "История Императора Петра Великого" в 50 томах и тысячи на две разных книг в листах. Это все имущество Богданович, как доносит городничий, отдает в залог на полугодичный срок, на который просит, для внесения требуемых у него денег, отсрочки. Но просьба об отсрочке не была уважена и, вследствие нового предписания произвести опись и публичную продажу имущества Богдановича, заставило его выслать почтой князю Куракину 400 р., а в уплате остальных 469 руб. 75 к. ему на 1/2 года разрешена отсрочка. Уплачены ли им остальные деньги, или нет, ничего неизвестно. Кроме взыскания с него денег и описания имущества, полиция и в остальном не оставляла в покое находящегося под ее надзором Богдановича. Поступивший на место князя Шаховского Полтавским городничим Значко-Яворский усилил наблюдение за поднадзорным Богдановичем и донес губернатору Маклашевскому, что Богданович выезжает из города в окрестные селения, что у него в Полтаве живет польская шляхтянка Ульяна Палашевичева, вследствие чего законная жена со старшей дочерью удалены и живут на наемной квартире, что Богданович Палашевичеву не отправляет, не смотря на напоминания его, городничего.

На это донесение 17 мая 1800 года губернатор заметил Яворскому, что хотя предписано городничему наблюдать за поведением Богдановича, но не в таких случаях, а в обращении его в обществе и "не делает ли чего противного закону и порядку"; в домашние же его дела вмешиваться вовсе не следует, и если жена его обижается, то может сама просить на него.

В сентябре 1800 г. Значко-Яворский, недовольный полученным от губернатора выговором, опять доносит ему, что Богданович с 5 по 7 число отлучался за 40 вер. от города, и что он поставил к нему караул, для прекращения и далее могущих быть отлучек. Такое стеснение Богдановича не понравилось новому губернатору барону Френздорфу, и ордером 19 сентября он приказал городничему снять караул, "яко излишний", а 4 декабря 1800 г. дал знать ему, что, по Высочайшему повелению, Богдановичу дана свобода выезжать куда пожелает, кроме Петербурга.

Таким образом Богданович в течение 7 лет, со своими типографскими станками, историей Петра Великого Крекшина, книгами в листах, пробыл в Полтаве под надзором полиции "в безотлучном его там пребывании для спокойного продолжения трудов, за кои Высочайше предназначены награды".

В чем заключались эти труды и продолжались ли они в Полтаве, какое употребление сделано им из типографских станков, какие книги в листах имелись у Богдановича, осталось неизвестным (71).

71) (434-435-436) См. о нем: 1) "Энциклопедический словарь", изд. под редакцией И. Е. Андреевского, т. IV, стр. 159. "Киевская Старина", 1891 г., т. XXXV, ноябрь, стр. 308—312, в статье Н. К. Сторожевского: "Дело о П. И. Богдановиче, типографщике и переводчике "Монтюглевой" истории математики", извлеченной им из архива Полтавской городской полиции 1793 г., которого теперь здесь нет и где оно находится — неизвестно. "Справочный энциклопедический словарь" К. К. Крайя, Спб., 1847 г., т. I, стр. 569.

Выписка из "Чтений в Императорском обществе истории и древностей российских при Московском университете", 1863 г, книга первая, отдел V ("Смесь"), стр. 210—211.

"Дело о коллежском асессоре Петре Богдановиче".

Милостивый государь!

Ордена украшают рамена ваши, вы украшаете знамение оных. Слава ваша, дела ваши, правда и человечество воззывали вас всегда на подвиг, вас достойный. Дерзаю по сему воспомнить вашему высокопревосходительству о себе.

Стражду безвинно и много лет.

Милостивый государь!
Вашего высокопревосходительства

преданный и всепокорнейший слуга

Петр Богданович.

Октября 13, 1801 года. Полтава.

Примечание. Внизу написано: "Справяся, доложить". *)

--------------

*) Резолюция, положенная военным министром.

Справка.

Коллежский асессор Богданович, живучи в Петербурге, в нанимаемой квартире, когда хозяин оной, и, по просьбе его, от полиции неоднократно приказано ему квартиру очистить, был ослушным, за что предан будучи суду, приносил на все решения в присутственные места жалобы, которые, по рассмотрении, вследствие Высочайшего повеления, генералом Пассеком, князем Юсуповым и графом Самойловым, оказались недельными, и он, яко беспокойный и упорного нрава человек, неповинующийся власти, выслан, с семейством и имуществом, на казенный счет, для житья к отцу, в Полтаву, в 1796 году, апреля 14 дня. При Высочайшем рассмотрении, в марте сего года, списков бывшей тайной экспедиции, повелено его из оных исключить.

Вашего высокопревосходительства предписание, от 16 прошлого ноября последовавшее, о Высочайшем Его Императорского Величества соизволении, чтобы находящемуся в гор. Полтаве, коллежскому асессору Богдановичу, дать свободу выезжать куда пожелает, обязав, однако ж, подпискою, чтобы он в С.-Петербург не выезжал, — сего декабря 2 числа я имел честь получить и ныне уже предписал я Полтавскому городничему, со взятием повеленной подписки. О сем вашему высокопревосходительству донося, с истинным высокопочитанием и совершенной преданностью имею честь быть,

Милостивый государь,

вашего высокопревосходительства

всепокорнейший слуга

Барон Фремсдорф".

Декабря 4 дня, 1810 года.

Чернигов.

Источник:

Бучневич В. Е. Записки о Полтаве и ее памятниках. 2-е изд. Исправл. и дополн. Полтава. 1902 г. Стр. 336-341

Ссылки на эту страницу


1 Записки о Полтаве и ее памятниках
[Записки про Полтаву та її пам`ятники]. Бучневич Василий Евстафиевич. Полтава. 1902
2 Краткий биографический словарь ученых и писателей Полтавской губернии с половины XVIII века
[Короткий біографічний словник вчених і письменників Полтавської губернії з половини XVIII століття] - И. Ф. Павловский // Полтава. Типо-литография преемников Дохмана. 1912
3 Личности - Б
[Особистості - Б] - пункт меню
4 Переводчики
[Перекладачі] - пункт меню
5 Писатели, публицисты, драматурги
[Письменники, публіцисти, драматурги] - пункт меню
6 Родились в Полтаве
[Народилися у Полтаві] - пункт меню