Помочь сайту

4149 4993 8418 6654

Полтава (Из живописного путешествия по России Издателя О. З.)

Полтава (Из живописного путешествия по России Издателя О. З.)

Публикуется по изданию: Полтава (Из живописного путешествия по России Издателя О. З.) // Отечественные записки. Часть XLII. Апрель, 1830. № 120 (см. https://books.googleusercontent.com).

Перевод в html-формат и адаптация к современному языку - Борис Тристанов. Вид города Полтавы от Шведской могилы в источнике отсутствует.

1

ПОЛТАВА.

(Из живописного путешествия по России Издателя О. З.)

Дорога от Решетиловки до Полтавы не представляет уже того разнообразия в видах, коими изобилует почти вся Малороссия. Это ничего больше как одна ровная и безлесая степь, испещренная яркими полосами нив и разбросанными скирдами хлеба; по сторонам только мелькают — будто облака на чистом небе, чуть заметные вдали хутора, или величественный дуб — старинный жилец Украины, торжественно и одиноко возносится

2

среди необозримой пустоты. Чернозем, из которого большей частью состоит грунт здешней земли, будучи перемешан с вязкой глиной, при малейшем дожде превращается в топкую грязь, особенно в осеннее время, летом же путешественника, при въезде в город, обхватывают облака пыли. Самый вид Полтавы с этой стороны мало поражает живописностью своего местоположения, не смотря на площадь, уставленную большими каменными домами, сделавшими бы честь самой Столице, и город открывается не прежде, как, выехав из селения Жуков, подымешься на гору. Зато с другой, противоположной дороги, Полтава представляется в самом живописном виде. Город висит на огромной горе, у ног которой расстилается обширный луг, богатый разнообразными группами деревьев, коих, как будто

3

растерял близ стоящий лес; по лугу извивается река Ворскла, чистая, ясная, знаменитая историческими событиями. Огромная масса косогора переламывается тремя долинами, делящими город на три части: Городскую, Подольскую и Заполтавскую. Скаты косогора, обнажая в обрывах свою красноватую внутренность, местами расцвеченные яркой зеленью, местами обшитые лесом, спускаются к лугу садами, нагнувшимися от тяжести вишен, яблок, слив, груш и прочих плодов, произрастающих во всей красе под теплым Украинским небом.

К крайнему сожалению моему я не нашел в Полтаве никого из своих знакомых: Князь Н. Г. Р... уехал, Н.... умер. И так для осмотра здешнего Собора мне оставалось обратиться к отцу Протопопу,

4

который и показал мне храм сей, незаслуживающий впрочем отличного внимания ни по великолепию, ни по древности. Только два местные образа Божьей Матери, высокой Итальянской работы. В Соборе находится также портрет Князя Долгорукого-Крымского, прилагавшего большое попечение о благолепии сего храма и выстроившего колокольню, которая не может однако похвалиться изяществом своей Архитектуры. Зато местоположение Собора и виды отсюда представляющиеся, приковывают на долгое время взоры очарованного путешественника. Странно, как гора сия, видимая за 50 верст, не избрана для постройки монумента и присутственных мест, кои сделали бы городу удивительное украшение, между тем как теперь великолепные здания сии помещены на ровной площади, имеющей даже некоторую впадину. Говорят это

5

и было в виду Правительства, но, во-первых, убоялись, что гора, исполненная погребов и сводов, не вынесет тяжести столь огромных зданий, а во-вторых, что частные люди, имеющие здесь дома, весьма задорожили своей собственностью.

С благоговением приближался я к древней небольшой церкви, узнав, что этот предел оставлен нарочно от того храма, в коем Петр I принес благодарственный молебен после Полтавской победы. — Она выстроена в старинном вкусе; стены ее, покрытые мхом, так почернели и сделались рыхлыми от времени (особенно кровля), что, кажется, ежеминутно угрожают падением. Внутри нее достойны замечания 7 Вселенских Соборов, писанных в 1676 году каким-то Герасимом немым — и довольно хорошо. Весьма любопытно поверье, сохранившееся в народе об этой

6

церкви: один из старожилов рассказывал мне, что она была некогда в десятеро обширнее и великолепнее и заключала внутри себя нынешний остаток ее, так, что под сводами церкви составлялась пространная галерея, обходившая вокруг всю середину. Один раз, когда священник в полном облачении совершал тайну божественной Литургии — служение его было прервано страшным свистом, сопровождаемым хлопаньем бича, и огромный рыдван, в четыре лошади, с шумом и громом въехал в церковь. По словам его, у лошадей из ноздрей вылетало пламя и черные, как уголь, лица людей, сидевших в рыдване, так были страшны, что невольный ужас пронял всех присутствовавших тогда в храме. Рыдван, проехав по галерее, уже готов был направить путь свой к алтарю — как внезап-

7

но был удержан невидимой рукой и с таким же шумом, свистом и хлопаньем, выехал вон, оставив в окаменении испуганных зрителей. Натурально, что место оскверненное присутствием сатаны не могло оставаться: церковь была разобрана и только один предел ее, свидетельствующий Полтаве до ныне эпоху ее прославившую, обращает внимание любителя отечественных достопамятностей.

Недалеко отсюда возвышается памятник в виде пирамиды, поставленный на том самом месте где был дом, в котором жил Полтавский герой, спаситель отечества. Мне очень понравилась простая лаконическая надпись, начертанная на нем золотыми буквами: Здесь Петр Великий отдыхал по трудам своим. Благоговей! Место свято есть. Но весьма не нравится, что допустили сломать дом, в котором жил

8

Он и который кажется само Провидение берегло: несколько десятков лет находился он без крыши и время не посмело коснуться к нему разрушительным перстом своим: дубовые бревна, из которых срублены стены по ныне еще сохраняют первоначальную свою крепость и свежесть. Сруб сей перевезен в деревню Г. Магденком, который предлагал неоднократно городу купить его! Дом сей состоял из трех весьма узких проходных комнат, к которым примыкали находившиеся на дворе баня и кухня. Петр, услышав однажды плачь младенца, который был дедом нынешнего Магденка, приказал его подать к себе. Взяв на руки и покачав, повелел, как вырастет, сказать ему, что Царь его нянчил и для того Он должен служишь ему усерднее.

По другую сторону улицы, на супротив монумента, находится цер-

9

ковь во имя Исаакия Далматского [Воскресенская], в которой замечательна вызолоченная доска, вынутая из старого памятника, существовавшего до построения нынешнего близь сей церкви; на ней вырезана вся Полтавская баталия, а внизу длинная и скучная надпись, сочиненная Рубаном.

Новый памятник заслуживает похвалу по своей простоте и отделке. Жаль только, что колонна доселе не из бронзы, как предположено было сделать, а выштукатурена и окрашена под сей металл. Жаль так же, что многие вызолоченные литеры отпали и не брегут [спешат?] заменить их новыми. Со временем изгладится место их и забудется смысл самих надписей. [Далее автор не понятно каким образом перескакивает от памятника на месте отдыха Петра I на Александровскую (Круглую) площадь] Кажется здания, окружающие памятник, как то дома: Генерал-Губернаторский, Губернаторский, Вице-Губернаторский, Гимназии, Присутственных мест и Губернского собрания, зат-

10

мевают своей огромностью, не смотря, что отделяются довольно пространной площадью, разбитой на четыре палисадника, с клумбами, придающими довольно красы самим строениям.

Прошло сто лет — и что ж осталось
От сильных, гордых сих мужей,
Столь полных волею страстей?
Их поколенье миновалось —
И с ним исчез кровавый след
Усилий, бедствий и побед.
В гражданстве северной державы,
В ея воинственной судьбе
Лишь Ты воздвиг, Герой Полтавы,
Огромный памятник себе.

Пушкин.

Отобедав пустился я на Шведскую могилу. Она отстоишь от города верстах в шести и состоит из кургана, вышиной в 4 саж., и почти столько же в поперечнике верхней площадки. По средине возвышается крест, обитый жестью и выкрашенный белой краской. Он

11

весь исписан именами. Вид с кургана открыт на далекое пространство: с одной стороны выказывается монастырь, а немного правее, за лесом, и самая Полтава. Отсюда начинался лес, разделявшийся на две части небольшой лощиной, образовавшей род отверстия. — От одной части до другой были протянуты прямой линией Русские редуты, к которым примыкали перпендикулярно другие; недалеко отсюда находилась и Шведская армия; за лесом тянется обширное поле — великий простор для военных действий.

Вечер гаснул, уступая свое место величественному владычеству ночи. Длинные тени, стлавшиеся по полю слились в одну бесконечную тень, покойно и торжественно окинувшую весь мир и наславшую на него забвение и спокойствие. Но я не мог сойти с кургана, мысль моя была потоплена в сонме историчес-

12

ких воспоминаний; окружающие предметы оживляли их и вся битва, как в фантасмагории, восставала перед моими глазами. Такую самую ночь провели обе армии, не смыкая ни на минуту бодрственных очей, беспрестанно наблюдая малейшее движение супротивной стороны. — Неукротимый, нетерпеливый и пылкий Карл еще до зари, напал на Русские редуты и овладел двумя недоконченными. Движение его было так быстро и неожиданно, что Шведы с криком провозглашали победу, но упорное сопротивление прочих заставило отступить Карла, решившегося прорваться между ними со всей армией. Увлеченные запальчивостью Шведы, погнались за Русскими эскадронами и добровольно подвергли себя сильному неприятельскому огню с батарей, находившихся в лагере, мимо которого они проходили. Лошади впряженные в носилки, на кото-

13

рых находился Карл, были убиты и тут же при громе и взвизгивании орудий, при свисте пуль, впряжены были другие. — От зорких взоров Петра не укрылись, что не вся армия прошла между редутами, что часть, составлявшая конец правого ее фланга, под начальством Генерала Росса все еще занималась атакой их. В 5 часов утра уже был отправлен Князь Меньшиков с пятью кавалерийскими полками и пятью батальонами. Шведский Генерал отступил в лес, откуда, приведенный в совершенное расстройство убежал в редуты, прикрывавшие осадные работы под Полтавой, где и принужден был сдаться окружившему его неприятелю. Между тем Российская армия выстроилась в две линии. Центром начальствовал Фельдмаршал Шереметьев, правым крылом Генерал Баур, левым Князь Меньшиков. У нас находи-

14

лось 72 орудия; у Шведов только 14, 18 батальонов пехоты и 14 полков кавалерии. Чтобы скрыть свою малочисленность и не дать окружить себя, Король приказал пехоте своей построиться в одну линию. В 9 часов утра обе армии сошлись и загорелась упорная жаркая битва, долженствовавшая решить участь войны....

И грянул бой, Полтавский бой!
В огне под градом раскаленным,
Над падшим строем свежий строй
Штыки смыкает. Тяжкой тучей
Отряды конницы летучей,
Браздами, саблями звуча,
Сшибаясь, рубятся с плеча.
Бросая груды тел на груду
Шары чугунные повсюду
Меж ними прыгают, разят,
Прах роют и в крови шипят.
Швед, Русский — колет, рубит, режет.
Бой барабанный, крики, скрежет,
Гром пушек, топот, ржанье, стон,
И смерть и ад со всех сторон.

Пушкин.

15

Русская армия протянувшись, обогнула с обеих концов Шведскую линию. Потерявши выгоду своей позиции, будучи окружены неприятелем, подверженные беспрерывному грому нашей артиллерии, Шведы скоро пришли в беспорядок. Напрасно раненый герой их, везомый на носилках перед рядами своими, силился вдвинуть в сердца их свое железное мужество, напрасно казался он непреодолимым, непокорным, насмешливо презиравшим смерть, летающим страшным гением войны перед своими войсками: в глазах их пушечное ядро растрощило и опрокинуло носилки. Не смотря на боль от раны, мгновенно пересел он на лошадь. Шведы еще показали отчаянное сопротивление, но оно уже было последнее судорожное движение, за которым последовало общее бегство.

Провидение видимо оберегало Петра и

16

его мужественных сподвижников: меткой пулей прострелена у него шляпа, другая намечена была прямо в грудь венценосного Героя, но святой крест Царя Константина, висевший на персях Его, удержал смертоносный удар ее. Фельдмаршалу Шереметьеву пуля также пробила насквозь стальную его рубашку, под Меньшиковым было убито три лошади. Потеря наших простиралась до 1350, Шведов 9234 человек, тела убитых так были перемешаны, что не возможно было разобрать где Русские, где Шведы, и для того все вместе были собраны в одну кучу, над которой насыпан сей высокий курган (*), долженствующий почи-

(*) Из прилагаемого при сем письма Петра Великого к Генерал-Адмиралу Апраксину, писанного 27 Июня из Полтавы, можно видеть каков был урон Шведов:

Господинь Адмирал!

"Объявляю вам о зело превеликой и нечаемой виктории, которую Бог нам чрез

17

таться основным камнем того величия, в коем Россия явилась изумленной Европе в XVIII веке. Хотя

неописанную храбрость наших солдат даровать изволил, с малою войск Наших кровию, таковым образом:

"Сего дня на самой утренней заре неприятель нашу конницу со всею армиею и конною и пешею атаковал, которая хотя зело по достоинству держалась, однакоже принуждена была уступить с великим убытком неприятелю; потом неприятель стал во фрунт против нашего лагеря, против которого тотчас всю пехоту мы из траншамента вывели и пред очи неприятелю поставили, а конницу на обоих флангах, что неприятель увидя, тотчас подошел атаковать нас, против которого наши на встречу пошли, и так оного встретили, что тотчас с поля сбили, знамен, пушек, множество взяли, також Генерал Фельдмаршал Господин Рейн-Шельд купно с четырьмя Генералы, а именно: Шлипембахом, Штакельбергом, Гомохтоном и Розеном, також первый Министр Граф Пипер с Секретарями Гамерлихом и Цидергемом в полон взяты, при которых несколько тысяч Офицеров и рядовых взято, о чем подробнее вскоре писать будем, а ныне за скоро-

18

бы рука времени и уничтожила скромный монумент сей, но одно место, на коем он ныне восстается, не престанет привлекать сюда позднейшее потомство. Патриот прольет слезы умиления над колыбелью славы своего отечества, а военный будет жадным оком пробегать равнины Полтавские, где Русские восторжествовали над первым Полководцем своего времени.

стию невозможно, и единым словом сказать, вся неприятельская армия фаэтонов конец восприяла, а о Короле нам неизвестно еще, с нами ль или с отцы нашими обретается, а за разбитым неприятелем посланы Господа Генерал-Порутчики Князь Голицын и Боур с конницею. И с сею неслыханною новизною вас поздравляю, и прошу Господь высших и нижних Морского и Сухого пути поздравить.

Питер

Из Лагеря от Полтавы в 27 день Июня 1709 году.

P. S. Ныне уже совершенно камень в основание Санктпетербурга положен с помощию Божиею.

19

Места сии удостоились уже посещения двух великих Преемников Петра: Екатерина во время своего, почти баснословного, путешествия в Тавриду повелела войскам своим под руководством Суворова и Кутузова произвести маневр, приноравливаясь по возможности к движениям Петра и Карла. Подобное зрелище возобновлено было и в наше время: в 1817 году Император Александр Павлович присутствовал при таковом же маневре, произведенном 3-м пехотным корпусом, под начальством Генерала Сакена. Зрелище, как уверяют очевидцы, было единственное, возвышавшее сердца к благороднейшим порывам народной гордости — и насей раз справедливой, ибо можно ли было видеть равнодушно на полях Полтавских стройное движение Русских легионов, за три года пред тем торжествовавших с Царем

20

своим в стенах Парижа! Конечно тень Петра ликовала тогда в горних селениях, зря древо им насажденное, принесшим столь благодатные плоды!

В тот же самый день Полтавский герой торжествовал свою победу в кругу доблестных своих Офицеров и Полководцев. К обеду были приглашены и Шведские пленные Генералы и Офицеры и в том числе Граф Пипер, Шведский Канцлер. За столом Петр подняв бокал произнес: пью здоровье моих учителей. Шведы спросили кого он разумеет под именем учителей, и когда Петр отвечал, что их, тогда Граф Пипер промолвил: "Худая ж благодарность учителям, не так поступают с ними". Великодушный Монарх, Которому понравился этот ответ, тот же час возвратил им шпаги их.

21

Малороссия большей частью предана была Петру. Мазепу многие ненавидели и, услышав об измене, тотчас отложились от него, другие не смея явно отстать, старались всеми силами вредить Шведам и не давать успевать им в своих намерениях. — Беспрестанно было слышно как казаки грабили и разбивали обозы и пресекали всякое сообщение между неприятелем. Из уст одной пожилой женщины, которой будет уже едва ли не около ста лет, слышал я анекдот про одного казака именем Дзюбу, которого потомки и ныне находятся в ее деревне. Желая прислужиться Шведским всадникам, обещал он навести их на спящих в лесу Русских; но вместо Русских привел их к их же соотечественникам. Ночь была темная, ненастная; утомленные Шведы спали в беспорядке и были умерщвляемы по

22

одиночке своими. Многие пробудились и жаркая схватка вспыхнула с равным ожесточением, пока наконец Шведы не узнали обмана. Хватились казака — но его и след простыл.

У Малороссиян осталось предание о неслыханной зиме, бывшей того года в Украине. Находили почти беспрестанно замерзшие трупы Шведов и Запорожских казаков, коих сабли так примерзали к рукам, что невозможно было оторвать их; ибо Запорожцы имели обыкновение в последний час кончины своей браться обнаженной рукою за рукоять сабли.

Доказательством беспечности Шведов могут служить две иконы в церкви, находящейся в селе Жуках, с вырезанными шашечницами на обороте. На них играли Шведы и не слыхали пальбы, так, что были взяты живыми в плен. Петр определил 12 рублей на све-

23

чи или лампы к сим иконам. Такие же самые иконы с шашечницами находятся и в селе Яковцах, в 3-х верстах от Полтавы. Не должно пропустить без внимания находящееся не так далеко отсюда небольшое урочище, где произошло первое сражение, при котором Шведы сильно были побиты, от чего оно долго было известно в народе под именем побиванниц.

Время, в которое произошла Полтавская битва, долженствовало бы сильно врезаться в памяти народной. Не может быть, чтобы множество происшествий и анекдотов любопытных, пояснявших в частности характер действовавших лиц, особенно Мазепы и его приверженцев, также и дух самого времени, черты тогдашней народности, не были известны каждому; но к сожалению моему я почти ничего не мог узнать: причиной сему мож-

24

но положить, что никто не старался доселе выведывать их от старожилов, а через то многому, достойному внимания, дали исчезнуть в памяти. Лет за пятнадцать умер в Полтаве стодесятилетний старец, служивший солдатом еще в первый год царствования Елисаветы; в малолетстве своем он был очевидцем Полтавской битвы, а никто и не подумал собрать из уст его сведения, может быть драгоценные.

Здешний Архитектор Амвросимов, сделал прожект огромного памятника на Шведской могиле: он будет состоять из храма, утвержденного на величественной арке в 16 сажень, переброшенной через курган. Одни Фигуры Апостолов предполагаются в 9 аршин. Г. Студенко [Судиенко] внес уже для выполнения сего проекта 200,000 рублей. — Впрочем столь гигантское предприятие

25

нельзя выполнить и 2,000,000 рублей, а арка, чтобы была в состоянии сдержать такую огромную массу, должна быть сделана непременно из гранита.

Через Преображенский монастырь возвратился я в город. Дорога, хотя грязная и идет буераками и горами, но весьма приятна от разбросанных по сторонам садов и видов. — Преображенский монастырь стоит на высокой горе и содержит ту достопамятность, что из церкви его палили Шведы в Полтаву, устроив батареи в окошках. — Едва было не забыл сказать я об остатках земляной крепости, выдержавшей неприятельскую осаду: она утверждена на крутом косогоре, обнесена валом, окопана рвом и со стороны Ворсклы имеет природную защиту, состоящую из крутой, утесистой горы. В крепость вел подземной ход довольно про-

26

странный, в который свободно могли въехать повозки, снабженные фуражом.

С почтенным здешним Директором Гимназии Статск. Совет. Иваном Дмитриевичем Огневым я сделал разные обозрения. Во-первых мы осмотрели Гимназию, которая переведена ныне, как я выше заметил, на площадь в дом, занимаемый прежде Почтамтом. При Гимназии находится благотворительное заведение или Пансион на 100 дворян, в том числе 30 пансионеров, кои платят по 350 рублей за свое содержание, пищу и учение; а на казенных отпускается только по 100 рублей, и за всем тем дети содержатся очень хорошо, одеты опрятно в Губернские мундиры, постели у них чистые, всем вещам запасной цейхгауз! Секрет сей состоит в порядке и неусыпном попечении Директора оного заведения Ивана Петровича Котляревского,

27

известного писателя на Малороссийском наречии, а равным образом и в дешевизне всех жизненных припасов. При Гимназии есть довольно изрядный Минеральный кабинет, коего лучшие штуфы подарены Графом Виктором Павловичем Кочубеем и отличаются тем, что с одной стороны отшлифованы, а с другой оставлены в натуральном виде.

Маршал показывал мне их богоугодные заведения, т. е. Больницу и Богадельню. Всего более понравилось мне в сем заведении, что для каждой болезни отведено особенное отделение, помещающееся в особом домике, а в главном корпусе находятся женская и мужская богадельни, где старики и старушки, неспособные к доставлению себе пропитания, содержатся и одеваются на счет Приказа. Тут же и церковь. Сад, окружающий здания и устроен-

28

ный для больных, хорош и обширен. Больных около 150 человек, в том числе и военные, за которых платит казна по полтине в день. При бане есть серная ванна.

Отсюда прошли мы в публичный сад, который, смело можно сказать, есть прекраснейший из Губернских, как расположением своим, так пространством и чистотой, с которой он содержится. Но лучшим ему украшением служат фруктовые и виноградные отделения, кои разведены Кн. Репниным с той целью, чтобы распространить по Малороссии лучшие роды фруктов и винограда, который до селе почитали невозможным разводить в Полтаве, по причине суровости климата. К счастью попался ему весьма хороший садовник, знающий свое дело и прилежный. Три года как положено начало садоводству, а уже в нынешний год собрали до 20 пудов

29

винограда, которого уже 18 родов разведено, и распродали более 10,000 разного рода деревьев по помещикам. — Положение оврага, занятого под садом, весьма способствует к умножению и прозябению растений, содержа в неровностях своих, так сказать, разного рода климаты. — Для большего споспешествования к улучшению садоводства заводится огромная школа; польза такового заведения очевидна, но вместе, однако ж, возбуждает и опасение, чтобы заводимая такой обширной и можно сказать гигантской рукой, она не расстроила и первоначального предмета; ибо зависит от произвола Генерал-Губернатора, а потому может статься, что преемник Кн. Репнина, будучи не охотник до садоводства, не будет столь ревностно поощрять сего полезного предприятия.

30

Для предполагаемой школы выстроен уже большой дом, и кроме казенных учеников из кантонистов, предполагается принимать в нее и господских людей, с платой по 10 рублей в месяц. Насупротив сего дома — дача Княгини Репниной, занимающая садом всю покатость рва, идущего к Собору. Сад несравненно более украсится, когда возобновится пруд, прежде тут бывший, но исчезнувший от засорения источников.

Чай пил у Котляревского, который живет в дедовском доме, доселе еще весьма крепком, не смотря, что деревянный. Древность его доказывается перекладиной, на которой начертано Славянскими буквами, что хата сия во славу Божью построена в 1707 году. — Котляревский было приготовил издание IV части Энеиды, с забавны-

31

ми рисунками, но тот, которому поручил он издание оных, вероятно, затерял их. Я советовал ему приложить толкование многих слов, кои означают разные Малороссийские обычаи в значении историческом, ныне совершенно изменившиеся, или вовсе исчезнувшие.

Из беседы с сим единственным Малороссийским поэтом можно получить много новых и любопытных сведений, касательно духа и характера его земляков, которых постиг он совершенно, и кои более всех народов, составляющих наше отечество, сохранили оригинальности в характере, наречии, нравах, обычаях и во всем, чем только могут различествовать между собою, одно поколение от другого. — Своими наружными качествами, лицом, окладом, стройностью стана, ленью и беззаботностью Малороссияне более сходны с роскошными обитателями Азии, но

32

не имеют тех буйных, неукротимых страстей, свойственных поклонникам Исламизма: Флегматическая беспечность, кажется, служит им защитой и преградой от неспокойных волнений, и часто из под густых бровей их блещет огонь; пробивается смелый Европейский ум; жаркая любовь к родине, и чувства пламенные, одетые первоначальной простотой, помещаются в груди их. Эта простота доходит нередко до излишества и дает право их обманывать и проводить; она породила множество забавных анекдотов, исполненных чертами истинного добродушия. На пример: три казака спрятались от многочисленной ватаги Татар, их преследовавших, один за стог сена, стоявший на лугу, другой подлез под плотину, третий вскарабкался на дерево. Татары, увидя стог, со-

33

шли с лошадей и начали рвать сено для корма руками. Долго сидел казак за стогом, сильно чесался у него язык, смотря на неловкость Татарскую, наконец не вытерпел, чтоб не сказать: Та возмы хоть вылы що он-он стоять, край хаты! Хтож так смыче сино руками? Татары обрадовались нечаянной находке, схватили по долгом сопротивлении казака и начали вязать его — как вот слышат голос другого, сидевшего под плотиной: ей не поддавайся земляк! Третий; который был несравненно старее и благоразумнее прочих, видя горькую участь своих товарищей, происшедшую от собственной их безрассудности, произнес таким голосом, от которого все Татары приподняли вверх свои головы. Дурни, дурни и чего б такы крычать? мовчать бы було уже обоим. — Другой анекдот такого же рода, случившийся тоже во время Та-

34

тар, может вместе служить примером необыкновенной доброжелательности и учтивства Малороссиян, которое, кажется, всем им врожденно. Один спрятался от преследования Татар в тростнике, росшем около болота. Увидя, что Татарин нагнулся и пьет воду, он забыл и осторожность и опасность своего положения и произнес довольно громко: здоров був пыв — приветствие обыкновенное у Малороссиян, когда они видят человека пьющего воду.

Язык Малороссийский довольно звучен, не смотря на то, что принял много грубых Татарских слов и к церковному Славянскому гораздо ближе, нежели Русский. Находясь под влиянием Польши и Литвы, он во многих местах, особливо в пограничных, потерпел большое изменение. Полтава может назваться столицей его; здесь он в первоначаль-

35

ной чистоте своей, без посторонней примеси звучит по хуторам и селам. При приближении к Чернигову он заметно начинает портиться, за Черниговом изменяется в Литвинский, в Киеве смешивается с Польским, а за Киевом совершенно исчезает. Обороты его и фразы, поименование целого изречения одним лаконическим словом, частые междометия и местоимения, покажутся непонятными даже и не для иностранца: это происходит, большей частью от того, что всякий Малороссиянин думает, что говорящий с ним непременно должен понимать его; в подтверждение этого рассказывали один случай, когда помещик в довольно затруднительном деле советовался с своим мужиком и требовал, чтобы тот сказал свои мысли. Та воно добродию; отвечал мужик по глубоком раздумье, воно бачыте й тее, так опять же й те — и

36

снова углубился в мысли. — Множество уменьшительных имен и глаголов делают его способными к выражению чувств нежных и кротких, но мелодия его более всего ощутительна в песнях, в этом прекрасном достоянии народа, где он выразился с малейшими изменениями и оттенками в дни тревог и мгновенного спокойствия, попеременно его волновавших. Невыразимая скорбь, навеваемая ими, кажется проницает насквозь душу, тоска и болезненные жалобы, как будто о невозвратной утрате счастья, усиливаемые воспоминанием, составляют их характер. В них вы не встретите, так как в Русских песнях, мечтательности и надежды любовника, ожидающего свою любезную, но безнадежный плач матери или сестры, под которыми аллегорически всегда разумели Малороссияне свою отчизну, разлучающихся

37

с сыном или братом, идущим на верную смерть. — Способность Малороссиян к пению и музыке удивительна; известно, что лучшие певцы наши суть большей частью из Малороссии, которую справедливо называют Русской Италией.

Замечательных строений в Полтаве, кроме площади, составленной из казенных домов, из которых лучшим может почесться дом Дворянского Собрания с прекрасной, богато убранной залой для выборов, нет почти никаких. По моему мнению напрасно планируют небольшие города по примеру больших: то, что хорошо для столицы, не всегда идет Губернскому городу. Широкая улица, обставленная по сторонам одноэтажными низенькими домиками, утомительно однообразными, высокие дощатые заборы, иногда на довольно длинное расстояние тянущиеся от одного домика до другого, не-

38

внушают ничего кроме скуки и безжизненности. Почему бы, обстраивая Малороссийский городок не углубиться внимательнее в простую беззатейливую, но исполненную миловидности, архитектуру туземных деревенских хат? почему бы не позаимствовать из них многого? Тогда бы городок носил на себе отпечаток национальности, весело бы было и поглядеть на него и пожить в нем. Теперь же из дворян почти никто не живет в Полтаве, и к увеличению скуки нужно присоединить еще грязь, почти никогда невыводимую. Напрасны были старания всех Генерал-Губернаторов истребить это зло. Повелено было мостить мостовую, но за недостатком крепкого камня, употребленный хрупкий песчаник размололся и растерся в весьма короткое время, а грязь от того ни чуть не уменьшилась. Бы-

39

вали часто примеры, что мужик, приехавший в город с легко нагруженным возом, увязнув, принужден был отпрягать волов и оставлять воз среди улицы. Вовремя только Дворянских выборов и некоторых ярмарок оживляются уединенные улицы Полтавы.

Скажем теперь нечто об истории Полтавы: время, к которому именно можно причислить основание оной, значится в летописях разно; одни относят его к 1608 году, другие утверждают, что Полтава возникла при Гетмане Конецпольском. Казак полка Миргородского, прозванием Масло [см. заметку Льва Мациевича в "Киевской старине"], родом из под Полтавы, первый пришел сюда и поселился с шестью семьями. Селение беспрестанно размножалось, так, что в последствии составило род маленького городка, окопалось рвом и уже выдерживало нападения Крымцев: но земляную его крепость часто

40

разоряли и загнанные жители с испугу прятались куды ни попало. Это время слишком было памятно для Малороссиян. *)

Во время Мазепы Полтава является уже главным городом Полтавского полка. Но историческая известность и вместе всемирная, начинается со времени знаменитой баталий 1709 года. По учреждении Губерний причислили ее к Екатеринославскому Наместничеству, в каковом состоянии она и находилась до самого 180З года, то есть до времени учреждения Губернии и переименования ее в Губернский город.

(*) Татар более всего удивляло чудное устройство Малороссийских хат, в которых долго не могли они находить спрятавшегося человека, пока не отыскался между ними хитрец, посоветовавший посыпать золой и по следам находить его. Этим средством узнали, что прятались обыкновенно за печкой. Вероятно, что они были тогда устроены несравненно замысловатее нынешнего.

41

С сего времени под управлением Генерал-Губернаторов: Князя Куракина, Князя Лобанова и Князя Репнина она значительно обстроилась и распространилась так, что видевшие ее лет двадцать назад, теперь не узнают.

Торговля, производимая Полтавой, слишком маловажна. Ежегодно в Полтаве бывает четыре ярмарки: на сплошной неделе, в день Николая Чудотворца, 9 Мая, в день Исакия, Июня 27, и на Воздвижение, 14 Сентября; но ни одна из них не приносит важных выгод и удобности к сходному сбыту произведений. Материи, сукна, ситцы, расходящиеся на них, большей частью Московские, и ни одной лепты не кладет до селе Полтава в промышленность сего рода. Только суконная фабрика в Карловке присылает посильную дань. — Сукна вырабатываемые на ней недурны, хотя желательно, чтобы они

42

имели более плотности и доброты. О других фабриках нечего и говорить: их так мало и они так незначительны, что едва ли могут составлять отрасль промышленности. Главная причина такого бездействия есть, без сомнения, недостаток сообщения. Единственный доход помещиков состоит доселе в винокурении; но как хлеб в прошлом году; значительно поднялся, а цена водки понизилась до 1 р. 80 к. за ведро, то можно ожидать, что многие помещики бросят и этот промысел. Одни только заводы рогатого скота, решительно имеющего право назваться крупнейшим в России, заслуживают особенное внимание, лучшие Голландские породы были производимы в окружности Полтавы — и с успехом. Из заводов рогатого скота неоспоримо берет преимущество пред другими Гр. Виктора Павловича Кочубея, находящийся в

43

25 верстах от Полтавы. В последние годы много однако ж потерпели, особенно большие заводы, от сильного скотского падежа.

Несколько селитряных заводов, находящихся около Полтавы, могут обогатить своих владельцев только во время войны; вообще же составляют маловажный промысел, едва окупающий сопряженные с ним издержки.

 

Ссылки на эту страницу


1 К биографии И. П. Котляревского
[До біографії І. П. Котляревського] - Василенко Ник. // Киевская старина. - 1902, 4, с. 1-5
2 Про "Энеиду" и ее автора. Указатель по авторам
Про "Енеїду" та її автора. Покажчик за авторами
3 Про "Энеиду" и ее автора. Указатель по названиям
Про "Енеїду" та її автора. Покажчик за назвами
4 Про "Энеиду" и ее автора. Хронологический указатель
Про "Енеїду" та її автора. Хронологічний покажчик

Помочь сайту

4149 4993 8418 6654