Помочь сайту

4149 4993 8418 6654

«Разбор» излишка приходского клира в военную службу (1831 г.)

Иван Павловский. "Разбор" излишка приходского клира в военную службу (1831 г.)

Публикуется по изданию: "Разбор" излишка приходского клира в военную службу (1831 г.) // Полтавские епархиальные ведомости. Часть неофициальная. – 1880. – № 3. – С. 140-151.

Перевод в html-формат и адаптация к современному языку - Борис Тристанов.

140

"Разбор" излишка приходского клира в
военную службу
(*)

(1831 г.).

В 1831 году Император Николай Павлович, усмотрев из представленных за 1829 год сведений, что в духовном ведомстве остается значительное число людей без места, ни куда не определенных и не записанных, или занимающих такие должности, которые удобно могли быть отправляемы людьми не столь молодыми, неспособными к другим, труднейшим занятиям, — признал справедливым обратить всех излишних и бесполезных для духовного ведомства людей на действительную, как тогда было признано, пользу государства. Следуя прежним примерам и тогдашним обстоятельствам времени, когда инсуррекция польская требовала усиления армии, Император избрал лучшим и вернейшим способом к исполнению своего намерения — зачисления излишних духовных людей в военную службу. Последовал так называемый "разбор" людей духовного звания, назначенных в военную службу. "Разбор" 1831 года, в ряду других тожественных мероприятий, занимал четвертое место. Первые три "разбора" были

(*) 1). Доклад Св. Синода императору Николаю Павловичу, утвержденный 10-го мая 1831 года.

2). Записка инспекторского департамента о распоряжениях по военному ведомству на счет людей духовного звания, обращаемых в военную службу.

3). Указ Св. Синода епископу полтавскому Нафанаилу от 27-го мая 1831 года.

4). Предложение епископа Нафанаила полтавской консистории от 24-го июня 1831 года.

141

произведены в царствования Екатерины II-й, Павла и Александра I-ых.

Именным высочайшим указом, данным Св. Синоду 1-го дня мая 1831 года, повелено: "сообразив действительные нужды церковного служения с числом и степенью образования людей, принадлежащих духовному ведомству, представить на высочайшее утверждение правила, по коим должен быть произведен разбор с точным определением звания, лет и других отношений людей, предназначаемых в военную службу, или к занятию праздных мест по духовному ведомству, или же к обращению в гражданское ведомство за излишеством и неспособностью".

Св. Синод, приступая к исполнению воли Государя, должен был исследовать, в какой соразмерности находилось в данное время число детей священно и церковно-служителей, как находящихся в духовно-учебных заведениях, так и остающихся при родителях ни куда не записанными и не определенными, с числом священно и церковно-служителей, положенным по штату, и с количеством места при церквах остающихся вакантными. При рассмотрении обстоятельств этого дела оказалось, что в 1831 году в духовно-учебных заведениях состояло 45,770 человек; при родителях находилось детей, имеющих менее пятнадцати лет, 66.390; более пятнадцати лет — 7.351. Священнослужителей по штату определено 44.477; церковно-служителей — 57.468; против этих чисел не доставало: священнослужителей 3,691; церковно-служителей 7.814.

Принимая во внимание закон 6-го декабря 1829 года, по которому священнические вакансии должны быть замещаемы исключительно учениками, кончившими курс семинарского образования и что в российских епархиях

142

не находилось и половины наличных священно-служителей с достаточным образованием, Синод признал, что для пополнения праздных священно-служительских мест людьми "приготовленными основательным учением", необходимо оставить в духовном ведомстве всех учившихся в 1831 году в высших и низших духовно-учебных заведениях, а равно и уволенных из семинарии по окончании богословского или философского курса, но пока не получивших места, соответствующих их образованию. Без расстройства для духовного ведомства, по мнению Св. Синода, в военную службу могли быть обращены все дети священно и церковно-служителей, которые не были пристроены к местам в епархиальном ведомстве, включая сюда и тех, которые подверглись исключению из духовных училищ и семинарии за неуспешность, непорядочное поведение и по другим причинам, или только уволены из училищного ведомства по прошениям, не проходя в семинарии курса богословских или философских наук. Что касается до возраста предназначавшихся в военную службу, то, чтобы не отяготить военного ведомства ненадежными и бесполезными по малолетству или по преклонным летам, Св. Синод полагал, чтобы в разбор не включать никакого моложе 15 и старше 40 лет. Кроме того, "по учинении точнейшего разбора" Св. Синод находил необходимым отослать для определения в военную службу — всех тех церковно-служителей, которые за принятыми уже исправительными мерами не подают надежды к лучшему поведению; — всякого звания людей духовного ведомства, кои не имея священно-служительского сана, проживают в монастырях не в надежде пострижения, или не на штатных монашеских вакансиях, если найдутся не надежного поведения; — церковно-

143

служителей, отрешенных от мест, но не обращенных в гражданское ведомство; — всех духовного звания людей, занимавших по церковному и училищному ведомству места сторожей, приставов и вообще низших служителей и отставленных от должностей по неспособности или за худое поведение и также не причисленных к светскому ведомству, Св. Синод, последуя примеру бывшего в 1806 году разбора людей духовного ведомства, находил, что все те церковно-служители, которые состояли в пору разбора 1831 года под следствием или судом и по важности вины имели подлежат исключению из состава клира, должны быть также обращены в военную службу. Св. Синод полагал, что все распоряжения о разборе могут быть со стороны духовного начальства кончены в четырехмесячный срок по получении о том указа; исполнение же по распоряжениям, требовавшее особенной прозорливости, деятельного усердия и "наистрожайшей" справедливости, Св. Синод счел нужным возложить на личную ответственность епархиальных архиереев.

Всеподданнейший доклад. Св. Синода с изложенными предначертаниями Высочайше конфирмован в 10-й день мая 1831 года.

От 27-го мая были разосланы к епархиальным архиереям указы Св. Синода о состоявшемся повелении на счет "разбора". В числе указных пунктов, подлежавших исполнению, значились:

"1). Исполнение по указу начать немедленно по получении оного и продолжать с такой благопоспешностью, чтобы все нужные с духовной стороны распоряжения непременно приведены были к окончанию в положенный четырехмесячный срок, а где будет возможно, то и прежде, донося между тем Св. Синоду ежемесячно

144

об успехе сего дела и о принимаемых к скорейшему окончанию оного распоряжениях.

"2). Как исполнение заключающихся в докладе положений возложено на личную ответственность епархиальных начальников; то каждый преосвященный, приняв строжайшие меры к отвращению всех возможных по своему ведомству злоупотреблений, непосредственно сам должен озаботиться разбором и назначением людей, имеющих поступить в военную службу.

"3). Для сего епархиальный архиерей, истребовав от местной консистории и семинарского правления о всех людях, сему разбору подлежащих, подробные и верные сведения в рассуждении возраста, поведения и степени образования их, на основании утвержденных в помянутом докладе правил, определит — кто именно из числа их по летам своим по недостаточному учению, по ненадлежащему поведению и вообще по излишеству или ненастоятельной надобности должен быть обращен в военное ведомство; но при сем назначении необходимо принять к наблюдению, что как по Высочайшему соизволению изъяты от разбора все, обучающиеся в духовно-учебных заведениях, то не следует уже подвергать оному тех учеников, которые в продолжении сего разбора, окончив годичный курс учения, поступят по желанию или по другим уважительным причинам обратно в епархиальное ведомство.

.  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .

"9). К успокоению родителей, коих дети должны будут поступить ныне в военное ведомство, не достигнув еще полного совершеннолетия, объявить им о всемилостивейшем Его Императорского Величества повелении, чтобы все, имеющие от 15 до 20 лет от роду определены были в учебные карабинерные полки, от-

145

куда, по истечении известного срока, когда достаточно обучены будут правилам и обязанностям службы имеют они поступить в полки армейские не иначе, как в звании унтер-офицеров".

Не приводим остальных пунктов распоряжений Св. Синода, вызванных "разбором", число которых простирается еще до двенадцати; они заключают сложные потребности не легкого дела, которое довелось вершить иерархам тридцатых годов.

Со стороны военного ведомства в виду "разбора" были сделаны соответственные распоряжения. В них не мешает отметить те изъятия из общей субординации, которые были дозволены по отношению к рекрутам из духовенства. Между прочим было велено: "всем оставляемым (по приему) в военном ведомстве показанного рода людей, равно и возвращаемым по необходимости к духовному начальству, не брить ни лбов, ни затылков; в обучении при батальонах людей сих поступать снисходительно, дабы при самом первом поступлении в службу не сделать неприятного впечатления и для того поручить их благоразумному офицеру и отличным, знающим фронтовую службу нижним чинам преимущественно находившимся в учебных командах при образцовом пехотном полку". Военное ведомство предупреждало приемщиков рекрут "разбору", что "ежели в числе присланных окажутся неспособные к полевой службе, но признаются годными в гарнизон и инвалид, то и сих принимать в военное ведомство". Допущение в гарнизон и инвалид присылаемых из духовного звания людей предполагалось "в том уважении, что люди сии, зная грамоте, могут с пользой употреблены быть во всякие нестроевые по военному ведомству должности. По сему они будут подлежать распре-

146

делению от 15-ти до 20-ти лет в первый и второй учебные карабинерные полки; от 20-ти до 35-ти лет — способные к фронтовой службе в полевые полки; а годные в гарнизон и инвалид во внутреннюю стражу не тех однако губерний, из коих поступили. Назначение во внутреннюю стражу имеющих от 35-ти до 40 лет полагается потому, что люди сего возраста уже не могут быть совершенно способны к полевой фронтовой службе и нужной для сего выправки".

В 1831 владыкой Полтавской епархии был епископ Нафанаил Павловский. В числе других преосвященных и он получил Синодский указ о "разборе". Епископ в то время занимался ревизией церквей и с дороги прислал в консисторию предложение от 21-го июня, такого содержания: "Из препровождаемого при сем указа Св. Прав. Синода от 27-го числа мая сего года на имя мое последовавшего духовная консистория усмотрит, что по Высочайше утвержденному в 10-ый день того же мая докладу Св. Синода предположено учинить разбор детям священно и церковно-служителей для обращения тех из них, кои не нужны для духовного ведомства, в военную службу, и что окончание разбора сего по положениям, в упомянутом докладе заключающимся, в течение четырехмесячного срока возложено на личную ответственность епархиальных арxиереев. Чтобы привести таковые положения Синода и высочайшую волю Государя Императора в точное и благоспешное исполнение, я необходимым считаю прежде учинения зависящих от меня по сему предмету распоряжений предложить оной Консистории следую шее. Первое. Забрать сколько поспешнее самовернейшие справки о тех священно и церковно-служительских детях, кои имея 15 лета и выше от роду остаются в до-

147

мах своих в праздности и без определения на причетнические места и в другие по епархиальному ведомству должности. Второе. Справки сии заключать в себе должны точные и основательные сведения о возрасте, поведении, степени образования таковых в праздности остающихся священно и церковно-служительских детей с объяснением причин, по коим не дано каждому из них приличное образование и почему они так долго здерживаемы были вне своего назначения. Третье. Подобные сведения собрать немедленно и о таких священно и церковно-служительских детях, которые обучаясь в училищах и не окончив ни философского, ни богословского курсов исключены из училищного в епархиальное ведомство за великовозрастие, безуспешность и непорядочное поведение, но к местам еще по надлежащему не определены. Четвертое. Сделать аккуратную выписку о таких делах, по которым причетники за пьянство, буйство, нерадение о должности и другия противу-законные поступки состоят ныне под следствием, объяснив в сей выписке, как давно началось дело, кому поручено к производству и зачем не окончено; а между тем сделать кому следовать будет строжайшие подтверждения, чтобы подобного рода дела были в возможной поспешности и к 4-му числу будущего августа решены на законном основании с представлением оных к моему рассмотрению. Пятое. Вывесть самоскорейшие справки о причетниках, бывших долго под судом или на исправлении в архиерейском доме и, после принятых со стороны епархиального начальства к исправлению их мер, не исправивших поведения своего и потому вновь местными благочинными по клировым ведомостям не одобренными. Шестое. По собрании всеx таковых сведений, за-

148

готовить к рассмотрению моему две ведомости: одну о священно и церковно-служительских детях в первом и третьем пункте сего предложения показанных, а другую о причетниках, не одобряющихся в поведении, и оные ведомости вместе с выпиской из дела о состоящих ныне под следствием и судом представить мне не далее срока, в четвертом пункте назначенного, присовокупив к тому особенное донесение свое в нижеследующем. А. Кто именно из детей священно и церковно-служительских дворянского происхождения и те, коих отцы сопричислены к орденам, должны быть изъяты по основанию положения Св. Синода из настоящих по разбору распоряжений. Есть ли по ведомству Полтавской епархии такие люди духовного звания, кои проживая в монастырях не в надежде пострижения и не на штатных монашеских ваканциях подходят по ненадлежащему поведению своему в нынешний разбор; также нет ли еще и таких, кои занимая долго по церковному и училищному ведомству места сторожей, приставов и вообще нижних служителей, отставлены вследствие неспособности или за худое поведение от должности, но не обращены еще в гражданское ведомство. С. Есть ли ныне по епархиальному ведомству, также при семинарии и училищах духовные, занимающие прописанные служительские должности, кто они таковы, каково ведут себя; есть ли в них по тем местам, при коих они состоят, существенная надобность, или же могут они быть назначены в военное ведомство и по каким именно причинам и Д. Сколько ныне вообще по епархии состоит причетников, уволенных в заштат, каких они лет, когда именно уволены и по каким уважительным причинам и нет ли между ними таких и особенно принятых из подат-

149

ного звания, которые исходатайствовав увольнение, но будучи еще в силах продолжать какую либо должность (sic), укрываются от оной и находятся во вред общий праздными. Седьмое. Поелику по собрании всех сих сведений могут встретиться такие обстоятельства, кои должны быть разрешены посторонними сведениями и справками; то консистория ни мало не медля имеет учинить с Полтавским семинарским правлением сношение, а подчиненным местам и лицам строжайшее предписание о поспешнейшем таковых сведений и справок доставлении; а дабы те места и лица известны были как о сроке, для совершенного окончания дела сего назначенном, так и о положениях, на коих разбор священно и церковно-служительских детей основывается, — препроводить к ним по одному экземпляру указа Св. Правит. Синода Высочайше утвержденного в 10-ый день мая сего года доклада оного и восьмое. Основательное собрание всех по сему предложению предназначаемых справок и сведений, непосредственно от консистории зависящих и успешнейшее производство переписки, посредством коей будет доставляться оной таковыми же справками и сведениями от семинарского правления и подчиненных мест лиц, возлагается на ответственность повытчиков консистории под непосредственным наблюдением и побуждением г. секретаря оной, обязанного равномерной ответственностью как за верность, так и поспешное составление тех справок и сведений. А потому я надеюсь, что к прибытию моему в епархиальный город, долженствующему последовать не далее 1-го числа будущего августа, не встречу уже в сведениях сих ни малейшей остановки; — за чем должны иметь ближайший надзор и г.г. присутствующие консистории каждый по своему

150

ведомству, стараясь общим содействием отстранить всякое медление, в сем толико важном государственном деле нетерпимое".

Данные о применении в Полтавской епархии "разбора" исчерпываются приведенными канцелярскими распоряжениями, которые местный иерарх нашел необходимыми, чтобы регулировать кропотствосложное дело "разбора". Как были приведены в исполнение распоряжения преосвященного, об этом сведениями мы не располагаем, равно неизвестно и то, как отнеслось епархиальное духовенство к постигшему его испытанию. Молва гласит, что весть о нем была встречена в епархии с подавляющим чувством горести как одно из удручающих бед, постигших духовенство. Но существуют некоторые признаки, что злополучный, хотя и без забрития лба и затылка, жребий пал на немногих недорослей Полтавского епархиального ведомства. В 1833 году встречаем в епархии в составе клира лиц, вызванных из других внутренних местностей, напр. из Рязани, которые приглашались в Полтавщину за недостатком местных кандидатов для занятия церковно-служительских вакансий. Ясно что избытка в клириках Полтавской епархии, подлежавших действию "разбора", не могло быть.

В других епархиях "разбор" надолго остался памятным для духовенства. Некоторым преосвященным, как напр. Евгению Казанцеву, тогда архиепископу рязанскому, доводилось испытывать из-за разбора неприятности довольно серьезного свойства... Контингент, подлежавший "разбору", во многих епархиях, представлял в высшей степени плачевное зрелище. Среди, напр., Тамбовского духовенства сохранились тяжелые и неприятные предания о епископе Евгении Сахарове (1862 года архиепископом Псковским), который сдал в

151

военную службу в "разбор" 1831 года громадное количество лиц духовного звания. По распоряжению Евгения взяты были в военную службу "не только штрафованные и сверхштатные причетники, но многие из штатных незапятнанных себя проступками причетников из вступивших во второй брак или не имевших стихаря; вербовались в солдаты и дьяконы, зачисляли туда и священников, замеченных в каком-либо неблаговидном проступке; значительный процент духовных лиц Тамбовской епархии, угодивших под "красную шапку" составляли воспитанники местной семинарии, мало успевавшие в науках, а также за подозрение в каком-либо отступлении от семинарской дисциплины. На месте сохранилось предание о выступлении отряда новобранцев из духовенства и семинаристов из Тамбова. Все они уже обмундированные и с ружьями, выходя из города массой человек в семь сот, остановились на площади пред Казанским монастырем, где находится архиерейский дом, сделали три земных поклона и запев Всемирную Славу, отправились в поход. Гражданство весьма сочувственно отнеслось к ополчению из духовенства, сделало им приличное угощение, собрало значительное пособие и с сожалением проводило из города (Тамбовские епарх. ведомости, издан. 1877 года, вып. XV, неофиц. ч. стр. 505-507).

Поднятая из-под спуда забвения быль "разбора", статься может, побудит кого-либо из наших Полтавских участников этого события взяться за перо и составить рассказ современника об этом дели. Последний не был бы лишен значения в местной епархиальной хронике прежнего времени, в нашему укору так мало известной даже и ближайшему потомству.

Ив. Павловский.

 

Ссылки на эту страницу


1 Библиография И. Ф. Павловского
[Бібліографія І. Ф. Павловського]
2 Павловский, Иван Францевич
[Павловський, Іван Францевич] - пункт меню

Помочь сайту

4149 4993 8418 6654