Труды Полтавской Ученой Архивной Комиссии. Выпуск 13

Публикуется по изданию: Труды Полтавской Ученой Архивной Комиссии. Издано под редакцией действительных членов комиссии: И. Ф. Павловского, А. Ф. Мальцева и Л. В. Падалки. Выпуск тринадцатый. Полтава. Электрическая типография Г. И. Маркевича, Бульвар Котляревского. 1915.

Проект осуществлен совместно с Государственным архивом Полтавской области к 110-летию со дня основания Полтавской ученой архивной комиссии.

Сканирование и перевод в html-формат: Артем и Борис Тристановы.

2

 

 

3

О Г Л А В Л Е Н И Е.

Стран.

1.

Первый съезд представителей губернских ученых архивных комиссий в Петрограде, (6-8 Мая 1914 года) — И. Ф. Павловского.

5-32

2.

Лубенский Мгарский Свято-Преображенский Монастырь. — М. Г. Астряба

33-82

3.

Несколько статистических данных из жизни Малороссийской губернии (нынешних Полтавской и Черниговской) в начале XIX века. — В. А. Щепотьева

83-112

4.

О минеральных водах в Константиноградском уезде, Полтавской губернии в начале прошлого века (1804-1809 г.г.) — И. Ф. Павловского

113-132

5.

К биографии И. П. Котляревского. — И. Ф. Павловского

133-142

6.

О саранче в 1804 г. и о мерах борьбы с ней. — П. Н. Маламы

143-153

7.

О переселении Полтавских казаков на Черноморье и Тамань в начале прошлого столетия. — И. Ф. Павловского

155-159

8.

К биографии В. В. Капниста. Из переписки Малороссийского генерал-губернатора князя А. Б. Куракина с В. В. Капнистом. Начертание дворянского училища. — И. Ф. Павловского

161-173

9.

Дело подполковника Алексея Семенова с Лубенским Мгарским монастырем 1756 г. — Елены Волковой

175-194

10.

Ботанические сады в Полтаве, разведение и собирание лекарственных растений в Полтавской губ. в прошлом столетии. — И. Ф. Павловского

195 -253

 

Приложения.

 

 

II. Из переписки Малороссийского генерал-губернатора князя А. Б. Куракина

1-47

4

 

 

5

Первый съезд представителей губернских ученых архивных
комиссий в Петрограде (6-8 Мая 1914 года).

18 Марта 1911 г., в годичном собрании Императорского Русского Исторического Общества Государь Император изволил обратить внимание на состояние архивов в губернских и уездных городах России. Государь Император тогда же изволил повелеть Обществу заняться обсуждением мер, какие могли бы способствовать к упорядочению сохранения архивного материала в местных учреждениях. Для этой цели, при Императорском Русском Историческом Обществе, 21 Апреля 1911 г. была образована комиссия из членом этого общества, в состав которого вошли: Член Государственного Совета Анатолий Николаевич Куломзин как председатель и членами Комиссии: Барон Юлий Александрович Икскуль ф. Гильденбандт, Сергей Алексеевич Панчулидзев, заслуженный профессор Петербургского университета Сергей Федорович Платонов, профессор С.-Петербургского Историко-филологического Института, ныне покойный, Сергей Михайлович Середонин и секретарь Общества Владимир Иванович Саитов.

Особая Комиссия сочла необходимым прежде всего обратиться к Историческим и Археологическим Обществам и к Губернским ученым архивным комиссиям с предложением ответить на ряд вопросов о положении архивного дела на местах. Обращение с этими вопросами было разослано особой Комиссией 39 учреждениям и 12 Ученым Обществам. К 13 Марта 1914 г. было получено Особой Комиссией 27 ответов.

С единодушным восторгом отозвались Архивные Комиссии и Археологические Общества на призыв Его Императорского Величества послужить делу сохранения письменных памятников

6

старины, усмотрев в почине Государя Императора новую эру своей деятельности.

Ответы архивных комиссий и Археологических Обществ различны, как по объему, так и по содержанию. Некоторыми архивными Комиссиями как напр. Ставропольской, Тверской сделано уже раньше не мало для выяснения положения местных архивов и сообщения их Особой Комиссии отличаются большою полнотою. Некоторые Комиссии не имели таких данных и не смотря на искреннее желание, за обширностью района и небольшим сроком времени, дали ответы краткие и поверхностные и наконец, третьи совсем уклонились от ответа. Затруднение для многих комиссий состояло и в том, что некоторые комиссии имеют в своем районе не одну губернию, а несколько, как например Ставропольская, Пермская, Иркутская и др. Самые опросы Комиссии производились по программам более обширным, другие — более кратким. Получился в итоге разнородный материал, но весьма ценный, дающий возможность сделать выводы. Все существующие архивы можно разделить на два разряда, круг деятельности которых имеет ограниченное значение. Архивы учебных заведений, воинских частей, почтовых контор, землеустроительных комиссий, банков, оценочных комиссий и т. п. обыкновенно содержатся в должном порядке.

Другого разряда архивы, как то судов, городских управ, предводителей дворянства, полицейские, волостные, архивы упраздненных учреждений и т. п. находятся в самых различных состояниях. Одни в полном порядке, другие находятся в тесных и неудобных помещениях, третьи в совершенном беспорядке, четвертые гибнут от сырости, крыс и т. п. Интересны отзывы Архивных Комиссий о состоянии местных архивов.

Тверская комиссия опросила 1544 учреждения, при которых 1478 архивов, из коих 1412 г. в общих помещениях и только 66 (менее 4%) имеют особое помещение. Из этих архивов 707 или 63% благоустроены, а 478 или 37 % находятся в тесных, сырых, ветхих помещениях.

Черниговская Архивная Комиссия опросила 86 учреждений (о 4-х сведений не получено) и в 82 учреждениях, только 32 аррхива находятся в удовлетворительном положении, а остальные 50 в плохом состоянии.

7

Ярославская Архивная Комиссия так характеризует архивы. "Большинство их в теперешнем виде не архивы, а склады бумаги, они валяются по колокольням без призора и наблюдения, на них глядят, как на бремя".

Иркутская Комиссия, обнимающая громадный район (остров Сахалин, Манчжурия, Приморская и Амурская области и др.) опросила 170 архивов и не мало их помещены в сырых деревянных помещениях, а иногда в амбарах и в одном случае сообщается, что дела хранятся только под крышами". Архив города Киренска погиб.

Погиб архив и бывшей Исетской провинции в Челябинске, а в городе Орске было продано около 200 пудов старых дел; ценный архив Оренбургского края, бывшего генерал-губернаторства помещается в совершенно несоответствующем помещении в лавке гостинного двора, уступленной для єтой цели городом. Витебская Архивная Комиссия пишет, что губернские архивы помещены "сносно", а что касается в уездных городах, то они "ютятся в худших комнатах, в подвальных помещениях и даже на чердаках".

Курская Архивная Комиссия сообщила о 40 архивах, из коих 24 удовлетворительно помещены, 16 — неудовлетворительно. В Пензе из 26 губернских правительственных архивов, 6 имеют неудовлетворительное помещение. Из общего числа 80 архивов неудовлетворительных 26.

Смоленская комиссия представила сведения о 105 архивах в губернии, из которых 21 архив помещается неудовлетворительно, но и об остальных архивах комиссия не сообщает отрадных сведений. В Смоленске архивы Губернского Правления, нотариальный, окружного суда, упраздненных судебных учреждении (ратуши, магистратов, совестного суда) помещаются в сырых помещениях крепостных башен. В Никольской башне находится архив уездного исправника, где дела покрыты голубиным пометом и часть сгнила.

Пермская комиссия сообщила данные о 852 архивах, из которых только два находятся в отдельных помещениях, остальные "хранятся в подвалах, чердаках и вообще, где придется".

Ставропольская Архивная Комиссия доставила сведения очень полные. По ее донесению, особенным неблагоустройством отлича-

8

ются волостные архивы, дела которых варварски уничтожаются. А вот еще отзыв об одном архиве: "Архив старых дел, бывший, при сарае при городской полиции находится в самом ужасном виде. Много дел совершенно сгнило. В настоящее время перенесен в здание соборной колокольни, уступленное временно и требующее ремонта; а дела в нем с 1786 года, в общем до 100 тыс. дел, богатый материал для истории края; крысы хозяева архива, сидишь, разбираешь дела, а крыса у тебя из рук дело тянет".

Не касаясь других отзывов, рисующих дурное положение архивов, прибавим, что отсутствие хорошего помещения, было причиной частых пожараов. Во многих городах, как то Ветлуге, Пучеже, Нерехте, в Кинешме, в Плессе, пожары уничтожили старый письменный материал. Уничтожены еще пожаром дела в Балашове, Сердобске, Хвалынске, Царицыне, Духовшине, Рославне, Сычевке и т. п.

Из 2600 архивов, о которых даны отзывы Архивными Комиссиями, 900 находятся в помещениях удовлетворительных, около 500 в совершенно несоответствующих...

Вообще, надо сказать, что архивное дело в России находится в неудовлетворительном состоянии, не мало есть учреждений, которые еще не сознают необходимости отнестись с большим вниманием к письменным памятникам старины, служащими источниками для изучения нашего прошлого. 29 Архивных комиссий представили данные на запрос относительно положения архивного дела. Все эти комиссии в своих донесениях заявляют о необходимости ассигнования средств, указали на отсутствие компетенции их, на необходимость централизации архивов. Особая комиссия ходатайствовала о выдаче архивным комиссиям по 2000 р. единовременного пособия на описание архивов в губернии с условием, чтобы эти средства не были издерживаемы на текущие нужды комиссии. В 1913 г. это пособие получили 7 комиссий, а в 1914 г. было исходатайствовано такое же пособие 9 комиссиям, всего 16 комиссий получили это пособие.

В виду того, что Архивными Комиссиями выражено не мало различных пожеланий относительно улучшения архивного дело, Особая Комиссия считала необходимым войти в бли-жайшие, личные сношения с представителями архивных ко-

9

миссий, почему и ходатайствовала перед Его Величеством, Государем Императором, председательствовавшем в годичном собрании Императорского Русского Исторического Общества о созыве такого съезда, по одному представителю от каждой архивной комиссии. Его Императорское Величество, согласно просьбе упомянутого общества, соизволил отпустить 5000 р. на устройство в Петрограде такого съезда.

Съезд состоялся в Мае месяце (с 6 — по 8 включительно) во дворце Его Императорского Высочества Великого Князя Николая Михайловича.

На нем присутствовали следующие представители архивных комиссий и археологических обществ.

От Витебской комиссии — Е. И. Тихомиров, председатель Комиссии и директор учительского института. Д. с. с.

От Владимирской — А. В. Смирнов, правитель дел, библиотекарь и хранитель исторического архива комиссии.

— Воронежской — С. Е. Зверев, законоучитель кадетского корпуса, член-учредитель и правитель дел Комиссии.

— Вятской — К. Н. Литовченко, секретарь Вятского Губернского акцизного управления, действительный член Комиссии.

— Екатеринославской — В. В. Данилова, преподаватель, д. член Комиссии.

— Иркутской — М. М. Шуцкий, генерал-лейтенант в отставке. Председатель Комиссии.

— Калужской — В. И. Ассонов, председатель Комиссии.

— Костромской — Л. Н. Севереянов, член окружного суда, член Совета Комиссии.

— Курской — Н. И. Златоверховников, старший чиновник особых поручений при Курском губернаторе, член-учредитель и правитель дел Комиссии и председатель архивной подкомиссии.

— Нижегородской — А. Я. Садовский, председатель Комиссии, член по хозяйственной части Нижегородского дворянского института.

— Новгордской — И. С. Романцев, товарищ председателя Комиссии, член городской управы.

— Оренбургской — А. В. Попов, врач при почто-телеграфных

10

учреждениях города Оренбурга, председатель и почетный член Комиссии.

— Орловской — М. К. Аралова, д. член Комиссии.

— Пензенской — В. Л. Попов, старший советник губернского правления правитель дел, хранитель музея и заведующий библиотекой-архивом Комиссии.

— Пермской — Л. Е. Воеводин, товарищ председателя Комиссии.

— Полтавской — И. Ф. Павловский, Д. с. с. Правитель дел и казначей Комиссии. Почетный член Комиссии.

— Рязанской — И. И. Проходцев, секретарь Рязанского Губернского Статистического Комитета, товарищ председателя и правитель дел.

— С.-Петербургской — М. К. Соколовский, заместитель председателя Общества ревнителей истории. Товарищ председателя разряда военной археографии и археологии Русского военно-исторического общества.

— Саратовской — А. А. Гераклитов, делопроизводитель Саратовской Губернской Земской управы. Хранитель исторического музея Комиссии.

— Симбирской — В. Н. Поливанов, Гофмейстер. Член Государственного Совета по выборам от земства. Председатель Комиссии.

— Смоленской — Е. И. Клетнова, товарищ председателя Комиссии.

— Ставропольской — Г. Н. Прозрителев, присяжный поверенный, председатель Комиссии.

— Таврической — А. И. Маркевич, Д. с. с. Чиновник особых поручений Собственной Его Императорского Величества канцелярии. Председатель комиссии.

— Тамбовской — А. И. Норцов, камер-юнкер. Председатель комиссии.

— Тверской — И. А. Иванов, управляющий Тверскою Казенною Палатою, Председатель Комиссии.

— Тульской — В. С. Арсеньев, непременный член Тульского Губернского присутствия. Председатель, почетный член и учредитель Комиссии.

— Черниговской — Е. А. Карнаухов, хранитель музея и библиотеки Комиссии.

11

— Ярославской — П. Д. кн. Урусов, управляющий Ярославским отделением крестьянского поземельного банка. Председатель Комиссии.

— Псковского Археологического Общества — В. М. Иванов, генерал-лейтенант по адмиралтейству. Д. член общества.

— Рижского Общества истории и древностей Остзейского края — А. И. Фейерэйзен. Заведующий архивом города Риги. Председатель Общества.

— Археологического Общества в Пернове (Лифляндской губ.) — М. К. Шокгоф, Преподаватель Императорского училища Правоведения, Члене-корреспондент Общества.

Помимо представителей архивных комиссии были приглашены на съезд следующие лица: Кн. Н. Д. Урусов, председатель Екатеринославской ученой архивной комиссии, Директор Императорского Археологического Института, проф. Н. В. Покровский, Почетный член Калужской архивной комиссии, Н. И. Булычев, Председатель С.-Петербургской архивной комиссии А. В. Адлерберг, Председатель Археологического Общества в Пернове, Э. И. Глюх.

На съезде еще присутствовали председатель Особой Комиссии А. Н. Куломзин, д. члены И. Р. Исторического Общества: кн. Н. В. Голицын, С. М. Горяинов, проф. П. Н. Жукович, члены Академии Наук: В. С. Иконников и А. С. Лаппо-Данилевлевский, барон Ю. А. Искуль фона-Гильдебандт, Н. П. Лихачев, В. В. Майков, Б. Л. Модзалевский, С. А. Панчулидзев, проф. С. Ф. Платонов, проф. С. В. Рождественский, В. Д. Саитов, проф. С. М. Середонин, ныне уже покойный, барон М. А. Таубе, проф. А. Л. Филиппов, Н. Д. Чечулин, Е. С. Шумигорский и В. В. Щеглов.

Съезд был открыт председателем Императорского Русского Исторического Общества Его Императорским Высочеством Великим Князем Николаем Михайловичем.

"Объявляю Съезд открытым. Желаю представителям губернских архивных комиссий полного успеха в предстоящей работе. Надеюсь, что эта работа совместно с господами членами Императорского Русского Исторического Общества даст плодотворные результаты. В виду того, что Его Величество, наш Державный Покровитель, проявил большой интерес и личную инициативу

12

во всем этом деле, я считаю своим долгом о всех занятиях, которые будут происходить здесь, подробно Ему доложить. Несколько часов тому назад я получил от Его Величества следующую телеграмму:

"Я очень рад будущим заседаниям у Тебя. Желаю им полного успеха.

Николай.

Для руководства занятиями передаю председательствование А. Н. Куломзину. В добрый час господа!..

Представитель Тверской архивной комиссии, старейшей в России, обратился с следующими словами к Его И. В. В. Князю Николаю Михайловичу.

"Ваше Императорское Высочество! Как представитель старейшей губернской архивной комиссии, удостоенный поэтому высокой чести быть выразителем чувств, одушевляющих досточтимое собрание, приношу Вашему Императорскому Высочеству нашу почтительную и глубокую благодарность за высокомилостивые слова, обращенные к скромным провинциальным труженикам на необозримой ниве русской исторической науки — к деятелям занятым по преимуществу отысканием архивных материалов, их сбережением, первичною их обработкою и обращением в таком или даже в совершенно сыром виде в общедоступный научный обиход. Та нравственная поддержка и та значительная материальная помощь, какую по великодушному призыву нашего Всемилостивейшего Государя, состоящее под Вашим Августейшим председательством Императорское Русское Историческое Общество оказало ученым архивным Комиссиям, явилась светлым, радостным, все оживляющим майским лучом в их тусклой жизни, исполненной стеснений и разного рода невзгод. Осуществившееся ныне пожелание Общества вступить в непосредственное живое общение с комиссиями и щедрая денежная помощь в десять раз превысившая годичное пособие, отпускаемое им по бюджету, не только дает нам возможность выполнить ближайшие чередные работы по изданию важнейших из накопленных в наших исторических архивах документов, но и окрыляет всех нас надеждою и даже уверенностью в том, что при высоковлиятельном покровительстве Императорского Русского Исторического Общества, архивное нестроение на Руси прекратится,

13

что гибель произведений разнообразного национального творчества, иногда ярких самобытных созданий народного гения — этих наших самоцветных камней, спрятанных в глубоких слоях родной земли, будет остановлено властною рукою, что важное государственное архивное дело будет выведено на прямую дорогу и поставлено в прочных, незыблемых основаниях. Позвольте Ваше Высочество огласить текст нашей верноподданнической телеграммы Государю Императору по случаю открытия съезда и нынешнего высокоторжественного дня рождения Его Императорского Величества: "Ливадия, Его Императорскому Величеству. Съехавшиеся по великодушному почину Вашего Императорского Величества уполномоченные губернских ученых архивных комиссий вместе с членами Императорского Русского Исторического Общества повергают к стопам Вашею Императорского Величества свои верноподданнические поздравления и молитвенные благопожелания по случаю сегодняшнего высокоторжественного дня и безмерную благодарность за оказываемые архивному делу Высочайшие милости".

После этого, съезд приступил к своим занятиям по программе, выработанной И. Р. Историческим Обществом. Программа эта следующая:

1) Порядок производства осмотров местных архивов. Условия, которым должны удовлетворять архивные помещения и управления архивами.

2) Полномочия Губернских ученых архивных комиссий; уничтожение старых дел, отбор дел, ревизия архивов.

3) Материальное положение Архивных Комиссий. Должностные лица при комиссиях.

4) Устройство центральных (в губернских городах) исторических архивов.

5) Объединение деятельности ученых Архивных Комиссий. До открытия прений по этой программе, обратился к съезду с приветствием профессор С. Ф. Платонов. В этой речи, почтенный профессор коснулся значения местного материала, обрабатываемого архивными комиссиями, материала, которым пользуется узкий круг населения или администрации, а чаще совсем не находятся ни в каком обращении. Эти местные материалы получают в обще-научном обороте все большую и большую важность. "Мы, историки, сказал профессор, знаем, что среди

14

запасов, которые нам дает архивный фонд центральных архивных организаций, нам нельзя бывает спуститься на надлежащую глубину изучения народной жизни и надо идти на места и там искать материалы для того, чтобы понять, как должно, явления местной социальной и даже государственной жизни". Он привел для примера исследования А. Я. Ефименко о крестьянской жизни на крайнем севере России, давшие результаты для изучения многих общественных форм, до тех пор науке неизвестных. Результаты эти, применительно к Архангельскому краю добытые, получили затем применение и в других местах нашей родины. Профессор еще указал на издание Валогодским епархиальным древлехранилищем актов, относящихся к архивам Вологодских монастырей или просто к крестьянскому общежитию, из которых выясняются любопытные подробности не для местной только истории, а для бытового освещения Московского приказного строя, которого не дает нам никакой центральный архив.

"Поэтому, я хочу сказать, что местные документы, говорил профессор Платонов, как бы они на первый раз ни казались мелкими и ничтожными, составляют первостепенную научную важность в глазах историка, они представляются такою же драгоценностью русского государства и общества, как и фонды центральных архивов. Когда мы приступаем к работе над этим материалом, будем относиться к нему с самым большим уважением и с самыми большими научными надеждами. Лично я думаю, что мы имеем дело с охраной документов первостепенной научной важности, цену которых может определить только будущий историк. Так вот, это чувство уважения к тому материалу, о котором мы будем говорить, я хотел бы передать вам от лица общих историков и хотел бы, чтобы это сознание сопровождало наш Съезд от начала до конца".

Затем профессор С. М. Середонин коснулся первого пункта программы, указывая, что ответы архивных Комиссий получены не однообразные, он выразил пожелание остановиться на первое время на известной категории архивов и сначала обследовать архивы основные, как наиболее важные. Не все комиссии одинаково затрагивают все эти категории, а есть архивы общественные, полицейские, военные, городски, церковные и т. п. Очень важным, по его мнению, является вопрос о том, какие архивы считать

15

удовлетворяющими своему назначению, и какие неудовлетворяющими. Желательно, по его мнению и в этом случае установить единообразие и вместе с тем установить некоторые признаки более или менее объективно, по которым можно было бы считать архивы удовлетворяющими своему назначению т. е. степень их безопасности от огня, сырости и т. п.

Прения по этому первому пункту открылись речью А. П. Попова, указавшему, что только архивы Министерства Внутренних дел подлежат ведению Комиссии; архивы же других ведомств как то: министерства народного просвещения, военно-учебных заведений и т. п. не подлежат и никогда учреждения их не спрашивают, что можно уничтожить и чего нельзя. Попов указал, что за последние 12 лет из сотни тысяч дел уничтожена масса дел, касающихся завоевания и присоединения Средней Азии, экспедиции в Хиву и Бухару. Еще уничтожены дела Неплюевского кадетского корпуса, дела об основании этого корпуса. Далее, указал на контрольное ведомство, имеющее множество дел, относящихся до экспедиции графа Перовского, отчеты по завоеванию Туркестанского Края Кауфманом и Черняевым и т. п. Хотя последние дела еще не уничтожены, но ведомство обременено своим архивом и дела эти могут быть уничтожены.

И. Ф. Павловский (Полтава) указал, что архивные комиссии не уполномочены производить осмотры архивов местных учреждений. Если бы архивная комиссия узнала бы, что тот или иной архив содержится плохо и пожелала бы ознакомиться, в каком положении он находится, то начальство этого архива может допустить из любезности осмотреть, но может сказать: "Это вас не касается". Он внес предложение о праве комиссии осматривать архивы местных учреждений.

М. М. Шуцкий (Иркутск) указал на громадные пространства Сибири, где есть только одна комиссия, а потому очень трудно следить за архивами. Иркутская архивная комиссия организовала корреспондентов-сотрудников, о которой представитель этой комиссии говорит подробно.

Г. Н. Прозрителев (Ставрополь) сказал, что в ведении Ставропольской архивной комиссии находится Кавказ и Закавказье, где не мало есть волостных архивов и архивы бывших казачьих станов, перешедших ныне в гражданское ведомство.

16

В архивах последних не мало есть ценного материала для характеристики военного времени и быта несуществующих ныне станиц. Эти архивы находятся в сараях при полицейском управлении. П. считает, что необходимо прежде всего остановиться на осмотре архивов, которым угрожает гибель, как архивы волостной и архивы упраздненных учреждений. На архивы, говорил он, смотрят как на обузу, ими тяготятся и содержат их в небрежении, потому что нет средств.

В. Н. Иванов (Псков) считал возможным, только тогда обсудить, какие архивы нужно прежде всего осмотреть, когда получатся ответы на запросы комиссии, что, при содействии губернатора, возможно. И на первую очередь должны быть осмотрены архивы, заваленными документами, имеющими столетний период, а архивы суда, казенных палат, контроля, могут подождать. И в ближайшую очередь поставить вопрос, как спасти то, что едят крысы, что гниет.

А. Я. Садовский считал необходимым на первую очередь поставить архивы, подверженные несомненной порче и опасности быть уничтоженными пожарами. Такими архивами он считает волостные, где есть решения волостных судов, а это одна из бытовых сторон русской жизни. Есть волостные правления, образовавшиеся из старых удельных или государственных приказов.

Анкета мало дает, необходимо личное ознакомление с положением архивов. "Нам нужны средства и при достаточных средствах, мы, вероятно, сделали бы очень много в смысле спасения архивов".

И. И. Проходцев (Рязань). Личный осмотр на местах затруднителен, так как требует много времени и члены архивной Комиссии несут другие обязанности. Лучше всего привести в известность, что находится в архивах, и тогда возможно путем выработки программы, которую и разослать во все архивы, с тем чтобы на предлагаемые вопросы были даны ответы. Эти материалы и дадут возможность сказать, на какие архивы нужно обратить внимание. Он тоже указал на архивы волостных правлений, хранящихся в деревянных помещениях, на чердаках и не мало их уже сгорело.

В. С. Арсеньев (Тула), соглашаясь с мнением предыдущего оратора, полагает, что не всегда можно положиться на полу-

17

ченные ответы и представил пример, когда, по словам местного священника и псаломщика, никаких документов не оказалось, а при личном осмотре нашлись бумаги XIX в. и икона XVI века, а также указы и манифесты Петра Великого и других. Он сам видел волостные архивы в ужасном положении. В одном из съездов Тульской губернии сконцентрированы дела всех почти волостных правлений и дела эти лежали в конюшне и в конце концов были уничтожены за невозможностью разобрать и надо сказать, что об этом не запрошено было ни одно ученое общество. В. С. Арсеньев полагал бы необходимым ходатайствовать о расширении правил 1884 г. пунктом, обязующим все учреждения допускать членов Комиссии для осмотра архивов.

Протоиерей С. Е. Зверев (Воронеж), что общего ответа на предложенный вопрос о порядке рассмотрения, едва ли можно получить. Каждая архивная комиссия должна сама разобраться, путем ли анкеты или лично убеждаться, что нужно описывать и что спасать. Словом, каждая комиссия должна на месте решить, что собственно важно.

Князь П. Д. Урусов (Ярославль) такого же мнения, как и протоиерей С. Е. Зверев, но считал необходимым осмотреть прежде всего волостные архивы, а затем церковные и монастырские. Он представил пример, как гибнут документы. Толгский монастырь, основанный 600 лет тому назад и в нем не сохранилось никаких письменных памятников, — очень мало сохранилось в Спасском монастыре, где соборная церковь основана в 1215 году.

Н. И. Златоверховников (Курск) сказал, что можно осматривать все архивы, но тогда нужна какая-нибудь общая регламентация, а также она не может быть осуществлена скоро, а может пройти в известной постепенности, то следовательно можно касаться только второй части этого вопроса, т. е. осматривать архивы в тех городах, где не встречается препятствий. З. против того, чтобы в первую очередь осматривать волостные архивы; иногда и городские архивы находятся в неудовлетворительном состоянии. Он предлагал составить программу, по которой и опросить и из полученных ответов и возможно судить, какие архивы надо прежде всего осмотреть, вполне доверяться описям нельзя, так иногда встречается, что оглавление не соответствуем содержанию архивного дела. Таким образом, надо предварительно вы-

18

работать подробную программу а затем приступать к осмотру архива.

В. И. Ассонов (Калуга) указал на архив Гончарова, основателя писчебумажного производства, из семьи которого вышла супруга поэта Пушкина, на архив Князей Вяземских, в Козельском уезде, который теперь сгорел, на расхищение архива Нарышкиных, в Тарутинском уезде, который расхищен и пропал бесследно, тоже самое можно сказать и об архиве кн. Воронцова-Дашкова. Бюджет архивной комиссий всего 400 р., а для охраны памятников нужны средства.

А. В. Попов сообщил, что есть ведомства совершенно не подчиненные ведению архивной комиссии, как военные вообще, военно-учебные заведения в частности, государственный контроль и т. д.

И. И. Проходцев (Рязань) нарисовал картину положения архивов в Рязанской губернии, где некоторые архивы находятся на чердаках, в каморках, прихожах, говорил о необходимости обратить внимание прежде всего на архивы, не имеющие помещения, а такими архивами, он считает архивы волостных правлений.

В. Н. Поливанов (Симбирск) сообщил, что Симбирская архивная Комиссия находится в благоприятных условиях: за ней сочувствие земств и городов, имеет довольно приличный бюджета и не испытывает никаких затруднений. Он считает, что главный недостаток, на который указывали предшествовавшие ораторы, это то самое положение Комитета министров, в котором недостаточно ясно обрисовывается участие и роль архивных Комиссий в делах архивных. Например, в высочайше утвержденном мнении Государственного Совета совсем не указывается, что архивные комиссии имеют доступ в архивы и это зависит от отношений председателей архивных Комиссий и управляющих известными учреждениями. Следует в будущем, когда будет рассматриваться этот вопрос, выразить определенно роль и отношение губернских ученых архивных Комиссий к учреждениям. Описи перед уничтожением известного рода дел не представлялись в архивную Комиссию. Куда жаловаться? Нельзя же заводить истории. Что в самом деле можно сделать на 400 рублей. Ведь осмотр архивов можно производить с посылкой известных лиц, а на это надо много времени и денег, а члены архивных Комиссий люди занятые.

19

И. А. Иванов (Тверь) такого же мнения, как и о. С. Зверев, что следует предоставить усмотрению самих архивных Комиссий составление порядка очереди осмотра архивов, требующий много времени и средств и необходимо вносить ежегодно в смету известную сумму на производство этих работ. Архивные Комиссии должны иметь на местах в уездных городах своих сочленов. И. А. Иванов возражает проф. Середонину относительно того, что молодые учреждения можно оставить на некоторое время в покое и молодые учреждения, на сколько известно, по его мнению не отличаются от старых, они также не обеспечены или еще хуже обеспечены. Затем, что касается военных архивов, то о них незачем заботиться, а архивы уездных и губернских присутствий представляют большой интерес для ученых архивных Комиссий.

М. И. Шуцкий (Иркутск) разделяя, что личный осмотр желателям, но для Сибири, где большие расстояния, где архивы на расстоянии тысяч верст и каких тысяч, которые непролазны, то топи, то тундра, то в известное время года никакого сообщения. Он опять говорит о кореспондентах и инспекции.

Августейший Председатель. По поводу того, что сказал председатель Иркутской Комиссии, это мое личное мнение — мне кажется, что едва ли возможно интересы Сибири согласовать с интересами внутренних губерний Европейской России. Поэтому, мне кажется, что если комиссия будет заниматься первым пунктом, то она должна исключить из своих занятий рассмотрение сибирских вопросов. Если вы, ваше прев-во, представите какую-нибудь записку и нам откровенно скажете о тех нуждах, какие у вас имеются и как прийти к вам на помощь, то это было бы предметом обсуждения другой комиссии, которая выработала бы то, что можно сделать. Ваш вопрос крайне сложный.

М. М. Шуцкий. Могу ли, Ваше И. Высочество, на свой страх выработать этот проект по вопросам о Сибири или вы предложите несколько позднее представить по этому поводу доклад, когда я посоветуюсь со своими сочленами.

Августейший Председатель. Конечно, лучше будет, если вы со своими сочленами выработаете такой проект и представите нам.

Председательствующий. В виду того, что по этому вопросу было высказано много различных мнений, не согласитесь ли

20

избрать из своей среды Комиссию, которая и рассмотрела бы этот и последующие вопросы, которые будут обсуждаться на съеде. Съезд согласился и была, во время перерыва, избрана Комиссия, в состав которой вошли следующие лица: В. П. Ассонов, В. А. Арсеньев, А. Л. Гераклитов, С. М. Горяинов, от. С. П. Зверев, Н. И. Златоверховников, И. А. Иванов, Е. Н. Клетнова, А. И. Маркевич, А. Н. Норцов, И. Ф. Павловский, С. А. Панчулидзев, С. Ф. Платонов, А. В. Попов, Г. Н. Прозрителев, И. И. Проходцев, С. М. Середонин, Кн. П. Д. Урусов и А. И. Фейерэйзен.

После перерыва, на обсуждение съезда был предложен второй пункт программы: "Полномочия Губернских ученых Комиссий, уничтожение старых дел, отбор дел и ревизия архивов".

Первым по этому пункту говорил профессор А. Н. Филиппов. Он говорил по вопросу об уничтожении старых дел. "Говоря откровенно и по совести, сказал он, меня этот термин — уничтожение старых дел, просто коробит. Возможно ли существование его в культурном государстве? И для меня, как историка права, так и для всякого историка, каждое старое дело, каждый давний документ, документ давних отношений, чрезвычайно важен. Между тем, даже центральные архивы, как я имел случай убедиться в одном из петербургских архивов, во главе которого стоял очень почтенный и выдающийся человек, все таки и он, вынужденный, что размер бывшего в его заведовании архива так мал, что дел девать некуда, задумывался над вопросом о том, не уничтожить ли некоторые дела. С научной точки, профессор считал, что иногда некоторое какое-нибудь дело (представил пример), касающееся случайного бытового явления, может бросить яркий свет на минувшие угасшие отношения. Он поэтому предлагал все старые дела, подлежащие, по мнению, того или иного учреждения, уничтожению, обязательно передавать губернским ученым архивным Комиссиям для хранения, это conditio sine qua non. А комиссии могут с своей точки зрения считать важными и подлежащими хранению более современные дела, которые их более интересуют и могут желать уничтожения старых дел, как никуда негодных.

И. Ф. Павловский (Полтава) касаясь вопроса о полномочиях губернских архивных комиссий, указал на необходимость выра-

21

ботать устав Комиссий, который необходим, так как закон 1886 г. слишком недостаточен и он указал на проект Воронежской архивной Комиссии, довольно полный, который может быть взять за образец.

Возражая проф. А. Н. Филиппову, он указал, что для хранения необходимо хорошее помещение и указал при этом на Полтавскую архивную комиссию, которая за 10 лет переменила три раза помещения! Поэтому, если съезд вынес бы такую резолюцию по вопросу о хранении старых дел, то где же их хранить?.

В. Н. Прозрителев (Ставрополь) коснулся инструкции 1886 года, на которой учреждения создают Комиссии из чиновников, которые обязаны рассматривать дела и определять какие подлежать дальнейшему хранению и какие должны быть уничтожены. Это первое зло, которое должно быть уничтожено. Указывает случай, когда 15 тыс. дел комиссия рассматривала в один день, а когда комиссия рассмотрела эти обреченные дела на уничтожение, то среди них оказались интересные исторические материалы, подлежащие вечному хранению. Инструкцию 1886 г. надо дополнить, чтобы Комиссии чиновников образовывались при участии члена архивной Комиссии или ее председателя. Затем он считал, что деление старых дел на три рода должно быть уничтожено и указал, на пример, когда в делах третьего рода, попадались интересные в научном отношении данные. Далее, он считал, что 6-месячный срок, который дается Комиссии на рассмотрение описи, после которого, если Комиссия ничего не ответит, то это считается за согласие ее на уничтожение, слишком кратким. За это время, при массе описей, присылаемых учреждениями, нет возможности их пересмотреть и дать заключение. Затем, он считал необходимым внести в эту инструкцию обязательное требование, чтобы все учреждения представляли бы описи на рассмотрение и без рассмотрения их в Комиссии, не могли бы уничтожать дела. Такие учреждения, как духовные правления, духовные Консистории, учреждения военного ведомства в инструкцию не входят. В силу этих данных, он считал необходимым пересмотр инструкции 1886 года.

А. И. Садовский (Нижний-Новгород). Нижегородская архивная Комиссия давно пришла к тому убеждению, что все дела нужно по возможности хранить. В настоящее время у нас хранится миллион дел в той башке [башне?], которая нам дана.

22

К. И. Тихомиров (Витебск). В длинной речи своей указал, как Витебская архивная комиссия, не имея помещения, была сначала в учительском институте, а когда помещение понадобилось для самого института, то было предложено администрацией занять в губернском архиве свободную комнату, где небыло ни пола, ни потолка и чтобы привести ее в должный вид нужно было 1000 р. Министерство В. Дел, уступив эту комнату, поставило условием, чтобы не было испрашиваемо на приспособление никаких средств. Вообще положение архивной Комиссии является неопределенным, не знаешь, кто о них должен хлопотать и заботиться. Выходит, что должен заботиться председатель, но в его распоряжении не представляется никаких средств. При таких условиях, Комиссия может прозябать, но не процветать.

Далее, г. Тихомиров коснулся прав архивных Комиссий. Архивные Комиссии, по существующим законоположениям не могут ни осматривать архивы, ни ревизовать их. Если и покажут архив, то из любезности, но могут и не показать, что зависит от лица, пользуется ли оно расположением и доверием. Что же касается ревизии, то архивные Комиссии никоим образом не могут их производить. Все права сводятся к следующему: нам пришлют описи дел, которые нужно уничтожить, потрудитесь рассмотреть и дать свое заключение... Затем, г. Тихомиров указал на пример, когда архив помещался в курятнике и принять какие-либо меры Архивная Комиссия не могла. Другой пример: в уездном съезде архив имел благоустроенный вид, он занимал две подвальные комнаты. Я просил секретаря указать мне дела, которые имеют большой интерес по размежеванию и наделению крестьян землей. Секретарь на эту просьбу заявил, что эти дела хранятся на чердаке. Стали искать ключа, но оказалось, что он затерялся...

А. И. Маркевич (Таврическая губ.) коснулся вопроса о положении архивных комиссий: "Несомненно, сказал он, мы должны выработать инструкцию и тут является вопрос, что такое архивная Комиссия: ученое ли это общество, как гласит наш титул или это учреждение, имеющее официальный характер и ведающее государственными интересами, с которыми должны считаться и все правительственные учреждения? Как ученое общество, мы заботимся о сохранении памятников старины — веществен-

23

ных и письменных, описывая, исследуя, издавая труды и т. п. Но когда дело касается спасения государственных, исторической важности документов, на которых зиждется наша история, то тогда это уже переходит за границы нашей деятельности, как местного ученого общества, преследующего культурные задачи в том круге, где ему приходится существовать и применять свои знания. И мне кажется, первый пункт, который должен быть в нашем положении, в нашем уставе, должен выяснить наше положение, потому что и земские учреждения считаются с нами, как с культурным обществом, приходят в наши заседания, слушают рефераты, помогают, но когда дело касается сохранения дел, спасения исторических документов, то тут дело выходить уже за границы этого чисто культурного ученого общества и нам нужно иметь такие права и такие обязанности, которые позволяли бы, вернее, заставляли бы представителей административных учреждений, начальников отдельных частей считаться с нами и помогать не только из любезности или по знакомству, но и по обязанности, потому что как было сказано до перерыва, хотя отношения могут измениться и не только в столице, но тем более в провинции и тогда положение осложнится и затруднится.

Арсеньев В. С. (Тула). Я позволю себе высказать, что было бы весьма желательно, чтобы во всех уездных и губернских особых комиссиях по разбору архивных дел были непременно представители архивных Комиссий или каких-нибудь исторических обществ. Архивная Комиссия, в лице своих представителей, выскажет свое мнение и таким образом вопрос о спасении архивных дел в уездных и губернских учреждениях М. В. Дел будет поставлен достаточно безопасно.

А. А. Гераклитов (Саратов). Как выяснилось из речей и как я узнал из собственной практики, полномочия губернских архивных Комиссий крайне неопределенны. Не установлено, на какие именно учреждения распространяется ведение Архивной Комиссии в смысле контроля над отбором дел, назначенных к уничтожению.

По ныне существующим циркулярам — по Министерству Внутренних Дел, действующему для губернских учреждений и по Министерству Финансов, обязательному для казенных палат

24

и акцизного ведомства — оба эти циркуляра вышли почти одновременно и составлены совершенно в одинаковых выражениях. Архивы общественных самоуправлений, земств, духовного ведомства — каждое из этих учреждений распоряжается архивами по своему произволу. Говоря об уполномочиях Архивных Комиссий в первую очередь надо установить, что полномочия эти распространяются на все архивы — общественные и государственные, находящиеся в той области или губернии, где Архивная Комиссия действует. Что же касается уничтожения старых дел, то в настоящее время нет никаких руководящих оснований по данному вопросу. А. А. Гераклитов предложил избрать Комиссию, которая установила бы новый порядок отбора дел.

А. В. Попов (Оренбург) коснулся военных архивов. Нас особенно волновала гибель архивов управления Башкирских войск и Султанского управления Киргизскими степями. В этих архивах было много ценного по вопросам кочевого быта, семейного права, всяких гражданских отношений и т. п. В настоящее время, с заселением степи, исчезает кочевой быт, а вместе исчезают и живые свидетели этого кочевого быта. Между тем то, что было в этих архивах, .весь этот высоконаучный материал, заключающий сведения по этнографии, быту и юридическим отношениям, все это погибло. Обращаюсь к военным архивам. Наш край преимущественно военный с самого первого вступления русских. Это был край боевой, стоящий впереди русского государства по приобщению Средней Азии и кочевых народов к европейской культуре. Поэтому и наши архивы исключительно военные. Большинство архивов, рисующие прошлое, погибло. Более 200 пудов продано на наших глазах, а в этом архиве заключались дела о военной экспедиции, о выступлении Аральской флотилии, дела о сосланных, о французских пленниках, дела о поэте Шевченко и др. Имеется так же комендантский архив в г. Оренбурге, находящийся в ведении Оренбургского начальства. Рассматривая описи этого архива, мы убедились, что около 300000 дел было уничтожено преждевременно.

Августейший председатель высказался, что едва ли возможно вторгаться в какие-либо военные архивы.

Н. И. Златоверховников (Курск) коснулся существующих инструкций, которые далеко не выясняют положения Комиссии.

25

Председатель А. Н. Куломзин, резюмируя прения, предложил вопрос этот передать на рассмотрение избранной Комиссии, с просьбой принять участие в этой Комиссии профессоров С. М. Середонина и С. Ф. Платонова, а также С. А. Панчулидзева и директора архива Министерства Иностранных Дел С. М. Горянова.

И. Ф. Павловский внес предложение, чтобы все находящиеся в местных архивах дела не передавались бы в другие учреждения без согласия архивной Комиссии, при чем указал, что из Полтавских архивов были, согласно просьбе двух профессоров университета, отосланы дела.

На это председательствующий заметил, что это будет предметом комиссионных работ 1).

Заканчивая обзор всего сказанного в первый день съезда о положении архивного дела в России и о полномочиях архивных Комиссии, нельзя не видеть, что архивное нестроение в России велико. Мы нарочно остановились подробно на прениях по этому вопросу, так как достаточно характеризуют архивное дело в России.

Другие вопросы, возбужденные на съезде, не вызвали много ораторов, так как все они были слишком очевидны и не могли возбудить много прений. Это вопросы: материальное положение Архивных Комиссии, должностные лица при Комиссиях, устройство губернских исторических архивов.

По первому вопросу о материальном положении архивных Комиссий, — все ораторы указали на неопределенность в этом отношении положения архивных Комиссий. Единственно верный доход, получаемый архивными комиссиями, это 200 руб. ассигнованные в последние годы Комиссиям от Министерства Внутренних Дел.

Когда было издано Высочайше утвержденное положение 13 Апреля 1884 г., то предполагалось, что архивным комиссиям средства должен дать Археологический институт. "Некоторые архив-

1) В отчете об этом съезде, ошибочно сказано, что я на это заявление ответил, что я в комиссии не участвую. Я тогда уже был избран членом комиссии для разработки вопросов, поднятых на съезде.

26

ные Комиссии, говорил И. И. Проходцев (Рязань) существуют уже 30 лет, но я не слышал о подобной поддержке, по крайней мере Рязанская архивная комиссия за все свое существование не получила ни разу пособия от Императорского Археологического Института. И. И. Проходцев считал необходимым прийти архивным комиссиям на помощь в размере не менее 2000 р.

А. А. Гераклитов указал, что все Архивные комиссии страдают отсутствием определенного бюджета. Ассигнования земств и городов не всегда могут быть верным источником дохода для архивных комиссий. Затем, Г. указал на необходимость оплаты должностного лица, как напр., правителя дел. При массе всякой переписки в Архивной Комиссии и при том переписки такого сорта, которая требует не шаблонного писца, а человека интеллигентного, такое особое должностное лицо необходимо. Конечно, этому лицу нужно предложить приличное вознаграждение. Дело в том, что в настоящее время мы пользуемся совершенно случайно тем обстоятельством, что нашим правителем дел является отставной земский начальник, получающий пенсию, в силу чего он может довольствоваться теми 35 руб., которые мы ему предоставляем. Но он человек пожилой, очень слабый и если, от чего Боже избави, нам придется искать другого правителя дел, то я думаю, что мы в провинции меньше, чем на 75 — 100 рублей в месяц подыскать не сможем". Далее он говорил о необходимости оплачивать труд библиотекаря, заведующего архивом, музеем (архив и музей при комиссии есть; последний имени П. А. Столыпина). Если принять во внимание необходимость оплаты труда, то необходим бюджет от 4 до 5 тысяч в год.

Г. Н. Прозрителев (Ставрополь) говорил о деятельности Ставропольской арх. комиссии, обнимающей большой район (Кавказ и все Закавказье) и о недостатке средств, в силу чего арх. комиссии не могут проявлять свою жизнеспособность и то большое государственное дело, к которому они призваны. Но я должен сказать, что помимо большого государственного дела, архивные комиссии несут культурную миссию и эта культурная миссия выражается в том, что архивные комиссии имеют свои музеи. Ставропольская ученая комиссия, не смотря на свое всего семилетнее существование, создала прекрасный музей".

27

Имея в виду помещение для архива, платные должности и др. он считает необходимым пособие в размере 4 тыс., чтобы архивные комиссии могли бы исполнять свое назначение. Он считает ассигнование ежегодного пособия в 4 тыс. не особенно большим.

А. И. Маркевич (Таврической губ.) считает, что при скромном расчете требуется от 2 до 3000 р. чтобы исполнить те обязанности, которые мы должны нравственно нести. Очень печальную картину нарисовал председатель Иркутской Архивной Комиссии генерал-лейтенант М. М. Шуцкий.

"Я проехал 5 тыс. верст, потому что задача слишком серьезна. Я буду очень краток, потому что по поводу всего того, что было высказано предыдущими ораторами, я могу только сказать, что я вполне с ними солидарен. Между прочим было здесь сказано, что некоторые комиссии находятся в исключительном положении, а я должен, к моему великому сожалению, сказать, что Иркутская комиссия находится в невозможном положении. Позвольте мне, Ваше Императорское Высочество, сказать Вам несколько слов. Вот положение вещей: нам из милости городская управа дала помещение для маленького музея. Когда председателем был д-р Жданов, человек просвещенный, мы были обеспечены. Теперь, к сожалению, состав уменьшился, и мы попали в такое положение, что нам могут сказать, как неприятным жильцам: потрудитесь удалиться. Таким образом, все эти дела, которые мы с таким трудом собрали (они все относятся к XVII в.) могут погибнуть. Мы юридически поставлены в такое ужасное положение. Я страшно волнуюсь, позвольте продолжать, Ваше Высочество, мы находимся в ужасном положении, мы буквально ничего не имеем, ни стула, ни пера и если мы окажемся неугодными кому-нибудь, то мы должны будем сразу же удалиться. Вот в таких условиях работает комиссия.

"Нужны деньги на издание многих работ. Верите ли мне, что каждый раз, когда приходится издавать книги, я краснею, потому что мы с протянутой рукой ходим. Мы от губернатора получили позволение на подписной лист и мы ходим, как нищие, а нам не подписывают. Затем, умер один наш коллекционер, очень почтенный человек и его потомки продают за гроши, за 200 руб. его коллекции, мы видим великую ценность и не можем

28

купить. Мы готовы работать во всю ширь наших небольших сил, но если угодно, чтобы мы действительно послужили науке, дайте средства, дайте возможность видеть в этих 2000 р. милостиво данных нам, как субсидию, видеть в них не единовременное пособие, а пособие ежегодное. Дайте возможность спасти предметы, которые каждую секунду могут погибнуть или потолок завалится или пожар уничтожить....

Этот вопрос, согласно предложению председателя, был передан в комиссию.

Вопрос об устройстве центральных губернских архивов не вызвал прений, так как устройство их желательно, на что необходимы большие средства. Некоторые Архивные Комиссии, как Воронежская и Ставропольская имеют подаренные им здания, бывшие в военном ведомстве. Решено было просить архивные комиссии уведомить Русское Историческое общество, не имеется ли в их городах свободные пустые помещения и по получении ответа, августейший председатель Общества изъявил желание ходатайствовать перед Государем императором об уступке свободного помещения архивной комиссии.

И наконец, съезд обсудил 5 пункт программы — объединение деятельности архивных комиссий.

Представитель старейшей архивной комиссии (Тверской), И. А. Иванов сказал следующее: "Получив столь значительное подкрепление наших бедных бюджетов — 2000 р. мы, конечно, обязываемся этим самим дать отчет Императорскому Русскому Историческому Обществу. В этом отчете мы предполагаем указать, что сделано нами на эти средства, а затем, вероятно, войдем с предложением сметы относительно того, что еще остается сделать, какие еще предстоят работы и какие расходы с этим соединены. Эта смета, я думаю заинтересует общество, так как оно уже проявило большую заботливость в отношении, как ассигновок, так и устройства архивов.

Таким образом, уже создается почва для дальнейших наших сношений, переписки с И. Р. И. Обществом. Затем дальше: мы конечно понимаем, что это здание, дворец Великого Князя, председателя И. Р. Общества и относимся с величайшей признательностью к Нему за этот съезд, первый съезд, который прошел и устроен в таких исключительно благоприятных об-

29

стоятельствах и лестных для нас условиях. Но не думаю, чтобы этот съезд порешил бы все насущные вопросы: некоторые из них только намечены, другие может быть, и пропущены, а затем жизнь и последующие события дадут новые предметы, новые потребности для обсуждения. Я думаю, у каждого из нас явится желание, чтобы с течением времени этот съезд был повторен. И мы не только можем, но и должны обращаться с этим пожеланием к И. Р. И. Обществу. И таким образом, создается второе условие для продолжения наших отношений. Затем, сейчас только было возбуждено несколько отдельных частичных ходатайств по весьма насущным вопросам т. е. по вопросам жизни и смерти некоторых ученых архивных комиссий, так как, если они не будут располагать помещениями, то, конечно, ничего из их деятельности не выйдет. Отсюда мне кажется, ясно вытекает потребность наша объединиться, сплотиться именно под покровительством, под руководством И. Р. И. Общества. Вот, мне кажется, тот единственный выход, который при данных условиях представляется возможным и наилучшим и в рассуждении наших финансов и в рассуждении тех прав и прерогатив, которыми мы и располагаем.

Предложение, которое я в настоящий момент делаю, заключается в том, что через И. Р. И. Общество испросить Высочайшее соизволение на принятие архивных комиссий под Высочайшее Его Величества покровительство.

Августейший Председатель. Мы не призваны ничего предрешать, но в виду особо милостивого отношения Его Величества к этому делу, которое, как я вчера говорил, собственно и началось по инициативе Государя Императора, то может быть и в дальнейшем есть надежда. Вы желаете, чтобы комиссии были под покровительством Его Величества? Голоса просим, просим........

8 мая был последним днем съезда. Великий Князь Николай Михайлович огласил полученную телеграмму от Государя Императора.

ВЕЛИКОМУ КНЯЗЮ
Николаю Михайловичу.

Поручаю Вашему Императорскому Высочеству передать уполномоченным губернских архивных комиссий и членам

30

Императорского Русского Исторического Общества Мою сердечную благодарность за принесенные поздравления и благопожелания.

НИКОЛАЙ.

Раздается троекратное восторженное "ура". После этого, проф. С. М. Середонин прочитал текст заключений избранной Комиссии.

По вопросу 1-му, о порядке производства осмотра местных архивов и об условиях, которым должны удовлетворять архивные помещения и управления архивами, съезд постановил, что архивным комиссиям и обществам следует продолжать обследование всех архивов, правительственных, общественных и частных, в той последовательности, которая указывается состоянием различных разрядов архивов в данной местности. Кроме того, было бы в высшей степени желательно обращение И. Р. И. Общества к управляющему дворянским и крестьянским Банками, с просьбой о передаче архивов и бумаг из имений, принадлежащих банкам, в Ученые архивные комиссии или в дворянские архивы, где таковые имеются.

Затем, съезд просил Особую Комиссию Императорского Русского Исторического Общества разослать по архивным комиссиям опросные листы, по которым некоторые архивные комиссии уже производят обследования архивов, дабы комиссии, соображаясь с местными условиями, могли каждая дать сведения по всем важнейшим вопросам программы.

В виду обширности районов некоторых комиссий, охватывающих несколько губерний или областей, съезд обращается к Императорскому Русскому Историческому Обществу с просьбой принять меры для увеличения числа архивных комиссий, чтобы на каждую губернию приходилась отдельная комиссия. Согласно ходатайству Псковского археологического общества, съезд находит возможным распространить на это общество все права и возложить на него все обязанности архивной комиссии, исключив одновременно Псковскую губернию из района Тверской ученой архивной комиссии. Равным образом, те же права и обязанности съезд находит возможным предоставить Обществу истории и древностей Отзейского края по отношению к губерниям Лифляндской, Курляндской и Эстляндской.

31

Самое обседование архивов, архивные комиссии производят: 1) рассылкой по архивам опросных листов-программ 2) личным осмотром архивов, по возможности, через господ членов архивных комиссий или в крайнем случае, через особо приглашенных лиц и 3) путем подробного изучения дел, заключающихся в архивах.

Съезд обращает внимание архивных комиссий на необходимость наблюдать за тем, чтобы требования закона по содержанию и управлению архивами были соблюдаемы. Для облегчения работ архивных комиссий съезд просить Особую Комиссию Императорского Русского Исторического Общества составить и разослать по комиссиям свод всех законоположений и циркуляров, касающихся содержания и управления архивами.

По вопросу о полномочиях губернских ученых архивных комиссий Съезд признает, что действующий закон недостаточно ясно определяет полномочия ученых архивных комиссий и ставит работы комиссий в зависимость от случайных отношений, поэтому, съезд находит необходимым следующим образом определить права и полномочия архивных комиссий. Архивные комиссии имеют право осматривать и изучать архивы всех ведомств, не исключая земских, городских, духовных, судебных, сословных, коммерческих и благотворительных и других учреждений, подлежащих регистрации по закону об обществах и союзах, снесясь предварительно, в каждом отдельном случае, с губернатором или начальником учреждения.

По вопросу об уничтожении старых дел, съезд находит необходимым пересмотреть инструкции 1886 г. и последующие циркуляры министерств 1909, 1910 и др. годов. При этом съезд признает, что правительственные и сословные учреждения не должны уничтожать дел до пересмотра описей, а в случаях надобности и самых дел учеными архивными комиссиями. Желательно, чтобы центральные органы правительства рекомендовали местным административным учреждениям упомянутое выше отношение к архивным делам и если потребуется, то развили бы сказанное правило законодательным порядком. Съезд поручает каждой архивной комиссии выработать инструкцию по вопросу о привозе и хранении старых дел.

32

По вопросу 3-му о материальном положении архивных комиссий, съезд, признавая нынешнее положение комиссий во всех отношениях неудовлетворительным и, находя, что нужды архивных комиссий определяются не только заботами об охранении архивов, но и их культурными задачами, полагает, что для удовлетворения необходимых общих потребностей комиссий, они должны получать пособие не менее трех тысяч рублей ежегодно, не включая сюда расходов на квартиру.

По вопросу 4-му об устройстве центральных исторических архивов, съезд признает необходимым, чтобы при каждой губернской ученой архивной комиссии был устроен в отдельном помещении центральный для губернии или области исторический архив, в который поступали бы дела по определению комиссии. Съезд поручает всем архивным комиссиям в сентябре текущего года указать Особой Комиссии Императорского Русского Исторического Общества, нет ли в городе и если есть, то у какого ведомства свободный дом или отдельное помещение. Императорское Русское Историческое Общество возьмет на себя ходатайствовать о предоставлении таких свободных помещений в распоряжение архивных комиссий для устройства в них вышеупомянутых центральных исторических архивов.

Эти заключения, выработанные комиссией, были приняты съездом.

И. Ф. Павловский.

33

Лубенский Мгарский Свято-Преображенский
монастырь.

"Утверждаяй и украшаяй церковь, утверждает и украшает душу свою" 5).

Первоначальные монастырские дни.

Немая древность от нас скрыла первых подвижников, уединявшихся на лесистую Мгарскую гору. Меч человеческий уничтожил монастырское убежище первых молитвенников. Здесь князья Вишневецкие, первые крепкие колонизаторы "Лубенской пустыни", в лесной чащи приютили пчел своей пасеки. Божая воля не покинула благословенного места. Привел Господь сюда молитвенника Исаию Копинского, борца за благочестие и православие, ревностного устроителя иноческих обителей в обширных вотчинах Вишневецких. Образование Копинский получил в православных училищах князей Острожских *). Молодым Исаия покинул родителей и в Киево-Печерской Лавре дал иноческий обет. Четырнадцать лет "во вседневных молитвах" 1) провел он в Антониевых пещерах, над которыми и началь-

5) С. Т. Голубев. Петр Могила. Киев 1883 г. т, I, стр. 20. Могилы; Иоанн — логофет Молдавии, имел 3 сыновей: Иеремию (господаря Молдавии), Георгия (Митрополита), Симеона (подскарбия Хотинского и воеводу); у Симеона было 5 сыновей: Михаил, Гавриил, Петр (Киевский митрополит), Иоанн и Моисей; а у Иеремии были дети: Константин, Александр, Богдан, Регина (Раина, жена Михаила Михайловича Корибута Вишневецкого, старосты Овручского), Мария (ж. Стефана Потоцкого, Воеводы Брацлавского), Катерина (ж. Самуила Корецкого), Анна (венчанная четыре раза, ее мужья: 1, Максимилиан Пржерембецкий, воевода Ленчицкий, — 2, Ян Чернковский, каштелян Ленчицкий, — 3, Владислав Мышковский, воевода Краковокий; — 4, Станислав Потоцкий гетман коронный).

*) Филарет Гумилетский. "Обзор Русской Дух. Литературы". Спб. 1887 г. 3 изд, кн. I, стр. 182, № 164.

1) Густинская летопись. Москва, 1846 г. стр. 6.

34

ником стал. Затем "благочестивый и искусный муж во всяких благодетелях" призван был на игуменство Густинского монастыря 2). Он основал и Ладинский монастырь, где первой игуменей была его сестра Александра **). В 1615 г. он заведовал Киевским Богоявленским Братством, и при его стараниях Маршалкова Елисавета ("Галшка") Гулевич для помещения Братской школы, давшей первое начало существованию Киевской Духовной Академии, подарила несколько домов в Киеве на Подоле ***). Иерусалимский патриарх Феофан посетил Москву и на обратном пути остановился в Киеве, где "Исаию посвятил на Перемышльское епископство" 3).

Неусыпная деятельность, благочестивая жизнь и стойкость в соблюдении чистоты православной веры сблизили Исаию с могущественными православными князьями Вишневецкими, отстаивавшими православие в борьбе с унией, которую настойчиво распространяли иезуиты, покровительствуемые Польскими королями. Большую поддержку в укреплении православия Исаия встретил в княгине Вишневецкой Ранни 4), жене Михаила Михайловича Вишневецкого, владельца городов: Лубен, Пирятина, Прилук и всего Посулья. Княгиня еще в родительском доме приобрела крепость в православном благочестии. Ее отец Иеремия Иванович Могила руководительствовался словами: "Утверждаяй и украшаяй церковь, утверждает и украшает душу свою" 5). Верховное наблюдение над духовною паствою Вишневецкие во всех имениях своих поручили Исаии, проживавшему преимущественно в Киеве, которого он даже митрополитом стал с 20 июля 1631 г. 6). Но в этом сане у Исаии произошло столкновение с Петром Могилою, получившим 2 марта 1633 г. от Польского ко-

2) В 1614 году. (Там же, стр. 6).

**) Архив 3. Р. IV, № 182.

***) Киевск. Пам. т. II, стр. 70.

3) В Густинской Летописи (стр. 14) указан день посвящения — четверть 6 октября 1622 года, что согласуется по календарю, но не Юлианскому, а Григорианскому, по которому в воскресение приходится также 9 октября, указанное летописцем, как день посвящения во епископы Киевские. В "Полтавских Епархиальных Ведомостях" за 1886 г. № 17, стр. 637 в "Историческом Очерке" Мгарского монастыря Иван Яновский указывает 1620 год посвящения Исаии во епископы, но тогда получается еще большее разногласие в указываемых здесь днях.

4) Также Ирина (в Царских жалованных грамотах) и Регина (у польских хроникеров).

6) П. Е. В. за 1886 г. кн. I стр. 631.

35

роля Владислава IV грамоту на принятие Киевской митрополичей кафедры 7). В том же году, на Фоминой неделе, Петр Могила во Львове был посвящен в епископы и приехал в Киев занять митрополичью кафедру. Но Исаия не захотел уступить своей кафедры новому митрополиту. По рассказу польского хроникера Иерлича Исаию в одной власянице вывели из Киевского Михайловского монастыря и отправили в Киево-Печерскую лавру. Отправился потом Исаия отсюда в Лубенский монастырь, основанный и устроенный его трудами. Но и здесь старик не обрел покоя. В Лубнах тогда в управление своими отцовскими имениями вступил юноша Иеремия Вишневецкий, получивший воспитание в западных иезуитских школах, побудивших своего православного питомца отречься от отцовской веры и принять католицизм. Сокрушалось сердце старика от такого отступничества молодого князя от прародительских заветов. Исаия к Иеремии написал послание, в котором говорит: "Плачет и венце ляментует (рыдает) церковь Божая, матка (мать) наша, же (что) ею ваша княжа милость згоржати (пренебрегать) рачиш (изволишь), з великою охотою очекивали-смо (ожидали мы) пожаданной (желанной) утехи нашей, але (но) вместо того, над (сверх) сподевание (ожидание), в смуток (скорбь) ея нам оборачает. Што ж ваша княжая милость обачил (усмотрел) в церкви Божой вонпливого (сомнительного), што, подезроного (подозрительного)"? "Чим же Рым лепший (лучший) есть от Иерусалима? чему Иерусалимом маткою всех церквей, гордят (пренебрегают), а до Рыму ся горнуте? Иерусалим зневажают (принижают), а Рым выносят" (превозносят)? Или для славы (э)гого света? Если для великого богатства, то суть речи (предметы) марные (суетные) и зрадливые" (изменчивые). "Вспомни в. к. м. на святой памяти родители свои, якой они были побожности, якой набожности, якой веры!" "Чему в. к. м. не может (должен) продков (предков) своих веры наследовати, в которой ся в. к. м. народил"? "Не див (диво) — то в молодых летех датися увести мовами (словами) людскими; а часом (иногда) то бывает в молодых дитинных (детских) летех и през (чрез) мус" (принуждение). На имя Божие, все духовенство, все христианство унижение

7) Владислав IV вступил на престол в 1632 г. на место Сигизмунда III, умершего 30 апреля 1632 г.

36

(покорно) а (и) пласливо (слезно) просимо, не горди (пренебрегай) в. к. м. верою своею, которой водою и Духом есте урожоный, але навернися до церкви Божией, матки своей природной, а (и) утеш нас всех"! 8) Князю юноше не могли понравиться такие старческие назидания. В 1636 г. Иеремия заднепровские свои монастыри в распоряжение отдал своему родственнику Петру Могиле. Исаии пришлось покинуть свой Лубенский монастырь, где начали именовать его лубенским епископом. Из Мгарской обители Исаия удалился в Полесье. Но и от этих епископских тягостей старик ушел к своему первоначальному иноческому месту. В Киевских Антониевых пещерах Исаия скончался 5 сентября 1640 года 9).

Основание Мгарского монастыря Густинская Летопись относит к 1624 году, и наука останавливалась на этом году. Но в монастырских актах 10) основание этой обители указывается

8) Г. Л. приложение, стр. 43-46.

9) П. Е. Ведомости за 1886, I, 645-646.

10) Весьма обстоятельный список монастырских актов в декабре месяце 1729 года составлен Георгием Кувечинским, монахом наместником Мгарской обители. Но список копий этих актов, составляющих довольно объемистую книгу, хранится не в Лубенском монастыре, а не известно, с каких пор, стал вращаться по рукам частных лиц. Ныне он хранится у почтенного киевского археолога Николая Прокофьевича Василенка. Ему мы объявляем сердечную благодарность за предоставление нам возможности воспользоваться этим ценным сборником, который Николай Прокофьевич в нынешнем году предполагает передать в рукописный отдел Фундаментальной библиотеки Университета Св. Владимира. Искатели исторической старины часто из хранилищ уносят ценные документы: кроме указываемых нами здесь копий крепостных актов на Монастырские владения, из Мгарского монастыря унесена монастырская старая летопись, попавшая в Яготинский архив кн. Репнина, откуда ее извлек В. П. Горленко и передал археологу Лазаревскому, который напечатал ее в "Киевской Старини", т. XXV (за 1889 г.). В этой Летописи подробно говорится о постройке большой каменной монастырской церкви гетманом Самойловичем, подлинные письма которого, писанные по поводу этой же постройки, как-то по настоящее время уцелели в монастырском архиве. При собирании материалов для составления жития Св. Иоасафа Горленка кн. Н. Д. Жевахов из монастырского архива взял 948 актов, по его собственному перечислению в книжке (напечатанной 1913 года в Киево-Печерской лавре в 120 страниц и продаваемой им по 2 р. экземпляр) "Акты и документы Лубенского Спасо-Преображенского монастыря", чтобы, по использовании, их возвратить не в монастырь, а в Полтавский архиерейский дом (там же стр. 5). Но здесь нам не удалось отыскать эти документы и в настоящее время. У монастырей 10 апреля 1786 г. (Полн. Собр. Зак. Г. Р. № 16375) отняты земли, и документы подлинные Мгарский монастырь представил все в Киевскую казенную палату того же года 7 августа, кроме серебряных ковчегов от привесных печатей к Царским грамотам; но по требованию Палаты и эти ковчеги (2) были отданы 1 декабря 1776 года (Киевский Центральный Архив, бумаги присланные из Полтавской Казенной Палаты).

37

в более раннее время. В помещаемой нами ниже Данине Раины Могилянки княгини Вишневецкой 18 января 1619 года указано днем учреждения монастыря. В грамотах 11) от 1622.IX.5 и 1627.IX.15 кн. Константин Вишневецкий, "природный" 12) опекун над семьей и имуществом умершего брата Михаила, после которого остались четырехлетний Иеремия *) и вдова Раина, оставляет все земли, указанные в Данине, за Мгарским монастырем. В обеих грамотах Константина текст польский, вполне тождественный; в нем сказано "Jako opiekun przyrodzony za przyczyna y prozba meiszczan moich lubienskych pozwolitem y tem listem moim pozwalam zbudowac y ufundowac ku rozmnozeniu chwaly Rozey religii greckey" 13). Раина Вишневецкая умерла вероятно в 1619 году, так как с этого года прекращаются упоминания о ней. Как брат умершего Михаила, Константин Вишневецкий становится опекуном над богатым своим малолетним племянником Иеремию Вишневецким по велению Литовского статута, действовавшего в Малороссии и по изгнании поляков. По этому закону опекун становился полным распорядителем имуществом и личностью опекаемого 14), даже мать могла при себе держать сына только до окончания его семилетнего или, школьного, возраста. Если Иеремия родился в 1612 году, то его совершеннолетие наступило в 1931 году, т. е. после окончания "полных восемнадцати лет 15). Не этим ли объясняется, что Мгарский монастырь в 1632 году спешит свои фундруши и от Рамны и от Константина Вишневецких занести в актовые книги Киевского воеводства, где 23 января того года 16) оба фундуша земским судом записаны в книгах? В 1636 году, февраля 8

11) Акты, Л. л. 61 и 59.

12) Литовский Статут изд. 1744 г. раздел 6, артикул 1. См. также Полтав. Епарх. Вед. за 1889 г. кн I стр. 666 и Лазаревского в Киевской Старине за 1896 г. № 2, стр. 209.

*) Я. В. Ильминский ("Святитель Христов Афанасий Сидящий", стр. 61-62) рождение Иеремии относит к 1614 году: тогда Иеремия стал бы совершеннолетним только в 1633 году; но Иеремия убит при Паволоче 22 сентября 1651 года, лет 39, по словам Несецкого (Гербариуш Польский, т. IX).

13) "Как опекун природный, по настоянию и просьбам мещан моих лубенских, позволил я и этим письмом позволяю основать и построить монастырь религии греческой к умножению славы Божией".

14) Л. Статут розд. 5, арт. 11, пункт 4.

15) См. прим. 12.

16) См. прим. 11.

38

уже сам Иеремия в грамоте, выдаваемой Мгарскому монастырю, пишет: "Ja sam na zarliwe y pobozne Bogu oddawanie oycom zakonnikom religii greckey sluzby, ktorzy w maietnosci moiey mieszkaia Monastyrze Mharskim, respekt y wzglad maiac, a zeby za swietey pamieci prodki moie zarliwsze czynili modlitwy, puscilem im to siolo Mhar z pozytkami, mnie nalezacemi, do wolnego uzywania, conferu-iac to onym in perpetuis temperibus" 17).

Затем Иеремия 10 января 1644 г. отдает монастырю нижнюю мельницу на р. Ольшанке на вечное пользование 18), и 17 февраля 1648 года он монастырских подданных с. Мгаря на вечные времена освобождает от платежа "sosowego y czopowego" 19)

Подтверждать за монастырем имения, подносимые жертвователями, спешат и все гетманы Малороссийские и искатели гетманства. В книге копий монастырских крепостных актов от 1729 года записано восемь копий охранных универсалов, выданных Мгарскому монастырю первым Малоросийским гетманом Богданом Хмельницким 20); и семь универсалов от его сына Юрия Хмельницкого 21); девять универсалов от Ивана Евстафиевича Выговского 22); 17 апреля 1662 г. Иван Сомко подписал универсал с надачей м-рю мельниц Городиских 23); Иван Мартынович Брюховецкий — пять 24); Демьян Игнатович Многогрешный — семь 25); Петр Дорошенко — три 26); Иван Самойло-

17) "Я сам памятуя и взирая на горячее и благоговейное возношение к Богу молитв отцами монахами греческой религии, которые живут в моем имении, Монастыре Мгарском, и дабы горячее возносили молитвы за моих предков, блаженной памяти, отдал я им село Мгарь с доходами, мне принадлежащими, предоставляя им это для вольного пользования на вечные времена". Грамоты подтвердительные Вышневецких Константина и Иеремии и всех гетманов подтвердительные универсалы, даже повторяемые жалованные грамоты Русских Государей ясно указывают, что тогда в Малороссии каждый новый хозяин почитал незыблемыми только свои распоряжения о земле.

18) ibid. л. 58.

16) Л. 63. За навесы (торговые) и краны (водочных бочек) ("скатное")

20) Лист 8-й от 1651.V.9 и 1655.IV.28, л. 9 — 1655.V.31 и 1656.VI.29, л. 10 — 1656.VII.1 и 1657.X.5, л. 11 — 1657.VII.21 и л. 31 — 1653.XII.22, где Богдан монастырю от 1653.XII.22 отдает вновь села Луку, Хитцы, Романковские рыбные ловли и мельницу в с. Тишках, а также с. Терны, которым при Иеремии В. завладели ксендзы бернадины (см. также печатаемый ниже универсал, храняющийся в подлиннике и ныне в архиве Мгарского монастыря).

21) Л. л. 32-36.

22) Л. л. 51-55.

23) Л. 50. Градижск Кременчугского уезда.

24) Л. л. 37-40,

25) Л. л. 15-16, 55-57.

26) Л. л. 13-16.

39

вич — десять 27); Иван Степанович Мазепа — пятнадцать 28); Иван Ильич Скоропадский — одинадцать 29). Мгарской обители не оставляли без своего милостивого внимания и Российские Монархи: в актовой книге "записаны копии семи жалованных Высочайших грамот, именно: Государей Алекея Михайловича три 30); Иоанна, Петра и Софии Алексеевичей — три 31). Ниже мы помещаем грамоту Государыни Елисаветы Петровны от 2 ноября 1747 года, где подробно перечисляются имения, пожалованные и купленные монастырем 32).

Подносили посильную лепту монастырю и частные лица: В 1623 году января 7 в Лубенском магистрате в актовую книгу на свои земельные участки внесли дарственную запись лубенские жители: Стефан Жук атаман войска запорожского, Федор Пырский 33) и Ян Генрик "до монастыря Мгарского Лубенского на хвалу Божию" 34); а 6 июля 1634 г. инок Сампсон Кутовой в духовном завещании распределяет свое имущество: братьям Никите и Гришке по 100 польских золотых 35) и по коню и столько же братьям Ивану и Васылю, "если Господь Бог вызволит из Москвы"; Андрею Гуляницкому, священнику Осминовскому, с женою Еленою сестрою завещателя, по столько же, что все имеют получить от Павла Траволинского, которому Сампсон завещает "почет зо всем рыштунком (снаряжением), яко служил до Москвы под хорговою (знаменем) княжати", и другое имущество. Монастырю он завещает Пирятинскую мельницу, купленную у мельника Ильяша Васильковского, да в Галице завещает два мельничные "колеса", также лесок невеличкий" на острове между р. Девицею и р. Галицею, купленный у Павла Девицкого и Васька Губаря, сотника Прилукского 36). В 1640 г. июля 4 Клим Ярмоленко в Тишковской

27) Л. л. 3, 17-20, 30. 40-41,

28) Л. л. 42-47, 72-76.

29) Л. л. 22-26, 28-29.

30) Л. 342 — 1658.V.31, л. 349 — 1658.V.31, л. 343 — 1660.VII.3.

31) Л. 344 — 1689.III.22, л. 348 — 1695.II.19, л. 346 — 1689.III.29.

32) Л. л. 331-336.

33) Пирский Андрей, вероятно, сын Федора, был Лубенским полковником в гг. 1662 и 1663 (Лазаревский Чтение общества Лет. Нест. Кн. XI стр. 37 и 39).

34) л. 333.

35) 1 польский золотой составлял около 25 копеек,

36) Акты л. 265-266.

40

мельнице на р. Удае монастырю подарил одно свое колесо 37); июля 10 1646 г. при Гадячском наместнике Николае Зарецком мельник Кунаш Крамалуцкий в актовую книгу записал дарственную на половину сечи (рощи) в своем хуторе за р. Ворсклою 38). Всю свою пасеку, бывшую на р. Ворскле, монастырю Мгарскому завещает полтавский житель Касиан Пантелеймонович в 1647 г. мае 16 дня 39). В 1660 г. июня 4 Георгий Русенович, приближенный слуга в семье Иеремии Вишневецкого, дарит монастырю мельничное место на Лысогорской лубенской гребле, где во время войны мельница истреблена пожаром 40), а 9 декабря 1668 г. Георгий монастырю завещает села Лозовок и Будища 41) "в Мошенском ключу" (ныне Киевской губ.). Июня 30 года 1660 г. Иван Кулябка, родоначальник прославившихся в Лубнах Кулябок, дарить м-рю одну заставку свою в мельнице лысогорской 42). В этом же году Лубенский полковник Яков Засятко июня 5 вручает монастырю два усадебных места в лубенском городском рынке 43), Лубенский полковник Максим Ильяшенко 11 октября 1677 года монастырю для пользования "в ключу Лубенском" отдает село Пески за р. Сулою 44); полковник Леонтий Назариевич Свечка освобождает монастырских "селян Вовчанских" от войсковых повинностей, дабы урядники им "дали во всем покой" 45). К Мгарскому монастырю переходят три четверти имения Лубенского полковника Игнатия Вербицкого 46). Его сын Савватий, иеромонах и наместник Мгарского м-ря, дарит монастырю всю четвертую часть имения, по наследству полученную от отца в с. Березоточе и на сульской Березоточской гребле 47), второй сын Иван и внук полковника Петр Мойсеевич свои наследственные две части продали монастырю 48), а оставил при себе свою отцовскую часть только Андрей Игнатьевич Вербицкий. В Мгар-

37) Л. 316.

38) Л. 69.

39) Л. 66.

40) Л. 129.

41) Л. 246.

42) Л. 110.

43) Л. 212.

44) Л. 90.

45) Л. 337.

46) В 1663 г.

47) Акты. Л. 186.

48) Л. л. 184 и 185.

41

ский монастырь несли щедрые лепты и многие другие благочестивые лубенцы и отдаленные христиане.

Не одни светлые минуты переживал Мгарский монастырь. Посылает Господь и испытания своим подвижникам. Тяжелая скорбь причинилась монастырю лубенскими и вообще Малороссийскими смутами. Особенно плохо в Лубенщине приходилось польским шляхтичам от казачьих движений, преследовала шляхтичей повсюду смерть. В Лубенском монастыре и настоятели и братия постоянно стяжали себе славу своим благочестием, незлобием и сердечностью к страждущим. Гонимые находили в монастыре Мгарском приют, покровительство и утешение. Эту христианскую доблесть у Мгарского м-ря подчеркивают шляхтичи Габриель Дамарацкий и Станислав Федор Нагорецкий при поднесении монастырю своего дара 8 сентября 1650 года; они пишут: "Humen manastyrza Mharskiego ze wszyskiemy w tym ze manastyrzu zaonnika-mi mieszkacemi oswiadczal wysokie laske swoie y opus misericordiae wszystkim slugam xieza iego mosci fu przez wszystek czas zostaiacych pod teraznieysza woyne kozacka na Zapnieprzu" 49). В знак признательности шляхтичи монастырю дарят свою мельницу на Тишковской гребле, на Удае. В 1659 году бывший гетман И. Е. Выговский с призванными татарами и поляками разорял Полтавщину, и русский полководец Ромодановский с войском двинулся к Лубнам, из которых бежал полковник Степан Шамлицкий 50). Малороссийский летописец Величко 51) так описывает вступление русских войск в г. Лубны: "Ромодановский теди до Лубен притянувши, и ничего в них не заставши, спалил их дощенту (до основания), кроме единой Святой Троицкой церкви, и удался по чиему-сь извету до монастыря Мгарского Лубенского, где на винограде 52) многих заможных (состоятельных) людей скарбец замурованный войско, знайшедши, между собою рож-

49) Игумен монастыря Мгарского со всеми живущими в этом монастыре монахами оказывал великую милость свою и чувство сострадания всем слугам князя его милости остававшимся здесь все то время нынешней войны казачьей за Днепром (считая от Киева. Акты. Л. 314).

50) Лазаревский в Чтениях Лет. Нестора, кн. II стр. 339.

51) Изд. Киев. Врем. Комиссии 1848 г. I, 339.

52) В письме от 13 ноября 1684 г. гетм. Самойлович благодарит игум. Русеновича за присланную бочку вина нового урожая, стало быть, тогда монастырь у себя еще разводил виноград. Не клады ли, закопанные шляхтичами в монастырских виноградниках, послужили основанием для легенд о подземных кладах, разыскиваемых и ныне в монастырских лесах любителями.

42

жаховало; то ж палате монастырской и всему, наконец, монастырю, кроме тилко единой великой церкви, учинилося (бы), аще би оноя сам Ромодановский не оборонил и войска драпежного (грабительского) от того рабунку (грабежа) не отвернул". Но была разграблена и большая церковь, как свидетельствует ниже печатанный нами процесс интенданта Грека Мануйла Стефановича (от 1678 г. февраля 16) с Мгарским монастырем о деньгах 40000 грошей литовских (ок. 8000 руб. сереб.), и драгоценных предметах, которые будто бы Грек отдал на хранение в большую монастырскую церковь, но обратно своих ценностей не получил. О разграблении монастырской церкви говорится и в печатаемом нами духовном завещаний Георгия Русиновича *).

По словам Густинской Летописи 53) начаша здати храм Преображения Господа нашего Иисус Христа в року АХКИ (1628) месяца июня во и (8) день и помощью Божьей совершила ю зело (пре)красную и такодже освяти ю (Исаия) по мали времени создания ея". Но летописец Самуил Величко пишет 54): "Того же (1654) лета на Преображение Господне преосвященний Сильвестр Косов, митрополит Киевский, в монастыру Мгарском церковь Святого Спаса освятил". Церковь эта была деревянная. В 1684 году ее разобрали, и гетман Самойлович 20 октября того года пишет игумену монастыря Виктору Георгиевичу Русиновичу, чтобы материал, из разобранной церкви непригодный для вновь строящейся, продать "если его купит полковник Миргородский 55). В монастырском архиве нами отыскано 27 подлинных писем, писанных Самойловичем к Русиновичу о постройке новой каменной церкви в Мгарском монастыре 56)

53) Стр. 24.

54) I. 191.

55) Подлинное письмо хранится в архиве Мгарского монастыря, связка № 1.

56) Исследователи старины Мгарского монастыря часто сетуют на отсутствие монастырского архива. И. Яновский в "Полтавских Епархиальных Ведомостях" за 1886 г. кн. I. стр. 629, пишет, что архива "при монастыре нет, и его не нашел здесь в 1883 году и Ник. Ив. Костомаров". Но архив при Мг. монастыре существует. Хранится он ныне в большой церкви, на хорах, под замком в отдельной нише. О его сохранности и приведении в порядок прилагает большие заботы теперешний настоятель монастыря архимандрит Александр Феофанович Петровский, которому мы изъявляем искреннюю благодарность за предоставление нам возможности воспользоваться этим ценным архивным сокровищем. Приносим мы благодарность и монастырскому библиотекарю иеромонаху Иосифу Зеленскому, заведующему архивом, за его предупредительность при отыскивании нами архивного материала. Архивные дела почти полностью сохранились с половины XVIII века, многих годов не достает в XIX веке: только в одной связке сохранились копии и некоторые подлинники века XVII. См. прим. 10.

*) См. Прим. 104.

43

с 1682 года по 1687-й. В 1684 г. апреля 16 Самойлович пишет, что он предполагал сам присутствовать на торжестве основания церкви, но счел для монастыря затруднительным содержать "килко (несколько) тисяч людей военных" "по гонору рейментарскому" 57), при отсутствии подножного корма для лошадей, поэтому гетман посылает своим заместителем сына старшого Семена Ивановича Самойловича", полковника Стародубовского", для присутствования при закладке фундамента церкви 23 июня. И в старом монастырском Синодики 58) записано: "Нача же ся здати церковь каменная в лето от сотворения света 7193, а от Рождества Христова 1684, м(еся)ця апреля 23 дня, на день Св. Великомученника и Победоносца Христова Георгия; его же святыми молитвами и зде во основании обретающихся Святых мощей". По Синодику в фундаменте церкви положены мощи Святых: Апостола Андрея, Иоанна Златоуста, мучеников Меркурия и Феодора Стратилата, Марка печерского 59). Из сказанного явствует, что ошибочно во всех записях теперь отмечают основание этой церкви под 1682 годом. Освящена была церковь в 1692 году 60). Слабым оказался кирпичный свод церкви, построенной гетманом, он рухнул 22 июня 1728 г. Пришлось вновь отстраивать церковь. В 1754 г. 28 августа новая каменная церковь освящена Киевским митрополитом Тимофеем Щербацким. Для восстановления храма и украшения Мгарской обители новыми постройками много потрудился генерал фельдцейхмейстер граф Гессенский и наследный принц Гессенгомбурский Людвиг Дант *), квартировавший в г. Лубнах во время большого пожара, истребившего 1736.V.20 мо-

57) По почету гетманскому.

58) Л. 160.

59) ibid.

60) Умер Самойлович гетман в 1690 году в г. Тобольске, куда он был сослан в 1687 году (Модзалевский. "Малороссийский Родословник" т. III, стр. 477). В монастырском Синодике л. 160 записаны Самойловичи: Иоанн и Мария, их дети: Симеон, Григорий, Яков, Параскевия, Анастасия.

*) Дант 1723 года прибыл в Россию, чтобы обвенчаться с Великой Княжной Елисаветой Петровною, но, по случаю кончины Императора Петра Великого в 1725 году, брак не состоялся. В 1730 году принц произведен в генерал-лейтенанты; в 1732 г. он назначен главнокомандующим русской армии, расположенной в Персии. Когда началась война с Турцией, то принц, произведенный в генерал-фельдцеймейстера, поступил под начальство графа Миниха, командовавшего армией, действовавшей против турок. В 1742 г. Императрица Елисавета Петровна пожаловала принца Людвига генерал-фельдмаршалом. В 1745 г. принц, возвращаясь в свои владения, скончался в Берлине. (Кн. Н. Д. Жевахов, Святитель Иоасаф Горленко. Киев, 1909 г. т. I ч. 3. стр. 342. прим. 2).

44

настырские деревянные постройки вместе с церковью Архистратига Михаила 61). В монастырском архиве хранится подлинный приказ принца от 22 апреля 1737 года: "Генералитету, штаб, обер и унтер офицерам и прочим командирам и рядовым, и кому сей охранной лист команды моей (п)оказан будет, Мгарского погорелого монастыря во обретающихся монастырских дворах в вотчинах и хуторах никому постою и квартир не иметь и обид, разорения не чинить и безденежно ничего не брать, под опасением военного суда".

На средства принца построен длиною 40 и ширины 5 саж. каменный корпус, в котором и ныне размещается монастырская братия.

В тихой Мгарской обители обрели себе посмертный покой многие выдающиеся церковные печальники и угодники Божие. В этой обители в сидячем положении покоятся мощи Святителя Афанасия Пателария, Константинопольского патриарха, много перестрадавшего на родине за свою православную паству от турок, папистов и лютеранствующих 62). Для облегчения своих бедствующих пасомых от вражеских грабительств Святитель за материальною поддержкою отправился к Московскому Государю Алексею Михайловичу. Возвращаясь оттуда на родину, патриарх направился в Мгарскую обитель, славившуюся уже тогда своим благочестием. Страждущим от немощей прибыл патриарх в монастырь. Патриарха встретила монастырская братия с своим игуменом Петроником Левковичем. Когда игумен подошел под патриаршее благословение, то патриарх произнес: "Желает душа моя в сем монастыре грешное тело мое погребсти" 63). Сбылось желание Святителя, он скончался в Мгарском монастыре 5 апреля 1654 года 64). Через 8 лет в Мгарский монастырь заехал помолиться Газский митрополит Паисий Лигорит, и пожелал он посмотреть на останки Святителя Афанасия. Открыли каменную гробницу: "Тело Святейшего патриарха они нашли целым, только лишь у правой руки, как держал посох, пальцев двух или трех нет. Священная одежда

61) Николай Арендаренко. "Записки о Полтавской губернии" Полтава. 1852 г. ч. III, стр. 275. Яков Васильевич Ильминский. "Святитель Христов Афанасий Сидящий" Полтава. 1914 г. стр. 73 и 84.

62) Я. В. Ильминский. Там же стр. 11-24, 31-33.

63) ibid. стр. 63.

64) ibid. стр. 71.

45

с тела его спала и истлела, кресла сгнили, целыми остались палица да посох" 65). В этой обители покоится тело страдальца за православие митрополита Киевского Иосифа Нелюбовича-Тукалького, скончавшегося 26 июля 1676 г. в г. Чигирине, откуда его тело 8 августа 1678 года перенесено в Мгарский монастырь 66). В обители этой скончался 17 декабря 1779 г. нареченный патриарх Константинопольский Серафим Анин. Здесь окончил свою жизнь архиепископ Тобольский Амвросий Келембет 4 июля 1826 г., здесь же покоится тело архиепископа Псковского, раньше Полтавского епископа Мефодия Писнячевского, скончавшегося 10 июля 1846 года 67).

По своему старинному Синодику Мгарская обитель молится об упокоении душ своих игуменов 68): Иеросхимонаха Василия 69), иеромонаха Феодосия 70), иеромонаха Калистрата 71), иеромонаха Серафиона 72), иеромонаха Иоанна 73), иеромонаха Самуила 74), иеромонаха Петрония 75), Виктора (Загоровского) 76), Макария (Русеновича) 77), Калиста (Балицкого) 78), Виссариона 79), Ипатия (Горбачевского) 80), Амвросия (Биликовича) 81), Филарета (Кощаковского) 82), Алексия (Петрипы) 83). Старинная запись оканчивается

65) ibid. стр. 72.

66) И. Яновский Полт. Вид. 1886 г. кн. І, стр, 675. Срав. легенду в приложениях.

67) ibid. стр. 677-678.

68) Лист 46.

69) Хронологию мы отмечаем по перечню монастырских настоятелей И. Яновского в Полт. Е. Вид. 1886 г. кн. I стр. 683-706, указывая только номера. № 1, 1624-28 г.г.

70) № 3, 1629-35.

71) № 4, 1636-38.

72) № 5, 1639-43.

73) № 6, 1653-46.

74) № 7, 1646-49.

75) № 6, (Левкович) 1650 — 58.

76) № 10, 1658-1672 г.г. Но по монастырским актам упоминается только в годы: 1658-1665, 1671.

77) № 13, 1680-1687 г.г. В монастырских актах он без перерыва указываетса игуменом под годами 1671-1687.

78) № 11, 1672-76 В м.актах Балицкий Каллист указывается игуменом только под годами 1665-1668.

79) № 12, 1676-80. В м. актах игуменом упоминается только 1668.XII.1 и X.1, л.л. 104 и 106.

80) № 10, 1678-1700.

81) № 15, 1700-1708.

82) № 16, 1708-1712.

83) № 17, 1712-1716. В монастырской Летописи (Киевская Старина за 1889 г. т. XXV, стр. 76) настоятели Мгарского монастыря перечисляются в следующем порядке; 1) Исаия Копинский епископ, 2) отец Феодосий по Василии 3) Иеросхимонах

46

поминовением рода игумена Феофана Трофимовича, вписанного в Синодик, как гласит эпиграф, 1734 года, сентября 19.

Сияли светильниками обители Мгарской игумены: Каллистрат с честью отстоял православие в обители от католического натиска ксендзов бернадинов и от грабительских нападений польских жолниров. Ему досталась честь спасти и Густинский монастырь в то (1638 г.) лихолетие от окончательной гибели. Им основана Полтавская Кресто-Воздвиженская обитель. Петроник Левкович постарался с подобающим почетом и теплотою принять Святителя Афанасия в обитель Мгарскую и здесь доставлять ему последнее утешение. Княжеский шляхтич Макарий Русенович привлек в монастырь обильные струи пожертвований и от дара благочестивого гетмана Самойловича украсил обитель каменным храмом Божьим. Благочестивое дело, начатое Русиновичем, продолжал Ипатий Горбачевский. В тяжелую монастырскую годину принял на себя игуменскую тяготу Святитель Иоасаф, в мире Иоаким Андреевич, внук Прилуцкого полковника Димитрия Лазаревича Горленко (1692-1708). В 1636 году вся Мгарская обитель выгорела. Сгорела и единственная церковь деревянная после обрушившейся церкви каменной в 1728 г. Благочестивой братии негде было и Богу помолиться. Иоасаф, приняв игуменство в 1837 году, в обитель Мгарскую притянул обильные потоки пожертвований, и обитель быстро стала украшаться каменными зданиями для братии, а церковь из развалин выросла в великолепное каменное здание, служащее и ныне местом почивания мощей Святителя Афанасия Сидящего и привлечением для людей, стремящихся из далеких стран помолиться Господу перед мощами угодника Божиего, подающего многим исцеление. Иоасаф для монастыря у Императрицы Елисаветы Петровны исходатайствовал Высочайшую подтвердительную грамоту на все

Иоанн Вишниевич; 4) отец Василий; 5) отец Каллистрат; 6) отец Иоанн Высоцкий 7) отец Самуил; 8) отец Серафиов Васкевич; 9) отец Исаия; 10) отец Петроний Левкович; 11) отец Виктор Загоровскй; 12) Калист Балицкий, 13) отец Виссарион; 15) отец Макарий Русенович; 15) о. Ипатий Горбачевский; 16) о. Амвросий Биликович с 1705 года; 17) о. Филарет Кощановский; 18) о. Алексей Петрина; 19) о. Илларион Рогалевский 17І2 г.; 20) о. Левицкий; о. Георгий Лясковский; 21) о. Феофан Трохимович приехал 1733.IX.25; 22) о. Тимофей Щербацкий; 23 о. Иоасаф Горленко приехал 1737.VII.7, "игуменовал" 3 года, 6 месяцев, 24 дня; 1744.IX.4, в кафедре Киевской в ц. Св. Софии митрополитом Киевским Рафаилом Заборовским посвящен "первый архимандритом в сей Мгарский монастырь".

47

имения, числившиеся тогда за Мгарским монастырем. Эту грамоту мы помещаем ниже по двум сличенным копиям, одной записанной в книге монастырских актов, а другой хранящейся в Киевском Центральном Архиве. Обе копии тождественны.

Фундуш княжны Равны Вышневецкой *).

Выпись с книг земских воеводства Киевского.

Року тысяча шестьсот тридцать второго мця генваря двадцать третьего дня. На роках 84), судовых земских Киевских на завтрее по Трех Кролях Сте Римксом 85) в реку вышеменованном припалих и судитис початих, перед намы, Стефаном Аксаком суддею, а Лукашом Витовским подсудком, урядникамы судовыми земскими Киевскимы, постановившися очевисто смиренний Пафнутий Ольшанский, законник Монастыря Лубенскаго, для вписання до книг нынешних земских Киевских, подал лист, доброволний запис, от ясновельможной панеи Раины 86) Могилянки Михайловой Корибутовой княжны Вишневецкой, старостиней Овруцкой, с печаттю и подписом руки ея милости под датою в Вышневцю року тысяча шесот девятнадцятого генваря осмнадцятого дня на Монастыр Мгарский, тут у воеводстве Киевском за рекою Днепром лежачий, а его млсти отцу Исаии игумену, Густинскому и Подгорскому до моци, владзы и спокойного уживання зо всемы грунтамы и приналежностямы до вышменнованного монастыря здавна на лежачимы, данний и записанный; о чем тот запис всю реч по достатку в собе описует, просячи, абы принят и до книг земских Киевских уписанный был. Которого мы, суд, приймуючи, пред собою читати казалисмо. И так ся в собе мает:

Раина Могилянка Михайлова Корибутова, княжна Вышневецкая, старостина Овруцкая, ознаймую тим листом моим кому

*) Акты Мгарского монастыря, листы 64 и 65.

84) Роков, или сроков, судебных по Литовскому Стату (Розд. 4, арт. 46) для разбора судебных дел и для занесения крепостных актов в книги полагалось три в году в каждом воеводстве и повете, когда должны были находиться в определенном месте: судья, подсудок и писарь судовой. Сроки начинались: 1-й с понедельника после польской Троицы, 2-й с 9 ноября, 3-й с 7-го января, или на следующий день после Крещения, то есть, польских Трех Королей.

85) Счет времени велся по католическому календарю, см. прим. 3.

86) См. пр. 5.

48

бы о том належало н(ы)нешним и напотом будучим, иж я с повинности моей христианской, помнячи теж волю и предсявзяте славной памяти милого малжонка моего, княжати Михаила Вышневецкого, именем его власным позволилам и тим листом моим позволяю фондувати (основать) монастыр за Лубнями, от Лубен полмили, у лесе Мгарском, на горе, где передтим бывала пасека и, знат, слыше 87), бывал передтим колис и монастир. И поручилам тое месце в владзу и вшелякое (всякое) справованне г(оспо)дину отцу Исаии Густинскому и Подгорскому, которому и во всей маетности моей заднепрской ввесь ряд и справу д(у)ховную злецелам (поручила я). Тепер, впочатку, дерово будованне (строевое) старого замку, которое ся зыйдет, до того месца стого дарую. Млинки обадва, нижний и вышний под тоею ж горою, на речце Олшанце, с подданними на том же грунте мешкаючимы (живущими) придаю. И грунт от него так назначаю: от Олшанки речки вдовж до другой речки Мгара 88) з обома берегамы тих речок, а вширь от Ложечина луки з лесом и зо всею околичностю (пространством) тоей луки до Сулы реки. А иж маю ведомость, же до пахання хлеба грунт барзо (очень) ест тесний, теди волно будет монастыреве пахати хлеба и сена косити и до самого Удая реки, которий то Удай, слыше, там неподалеку того грунту идет. И чого колвек напотим до месца с(вя)того на фундованне и разширенне хвали Б(о)жие будет потреба, охотне и ласкаве ставити ся обецую (обещаю). А тепер тот грунт зо всею околичностю и зо всеми пожиткамы, в чим бы колвек пожиток в себе мети могли, на монастырь, на хважу Б(о)жию оферую (жертвую) и вечными часы дарую. Котораго то грунту мают уживати спокойне, ненарушне, без вшелякой (всякой) перешкоды, так от старастов 89), арендаторов и подданных наших. Волно им будет будовати (строить) и млины ку пожиткове своему в том же грунте, от нас назначенном, и вшелякий пожиток себе привлащати и примножати, в чим бы колвек найпожитечей себе мети могли. А то учинилам так для збавення (спасения) души моей, яко и для вечной памяти и отпущения грехов зешлого з того (этого) света кн(я)жати Михайла Выневецкаго, милого малжонка (мужа) моего, абы так за д(у)шу его яко и за нас и потолков н(а)ших на том

87) Польское slysze как я слышу, как рассказывают.

88) Теперь пересохли обе речки и Ольшанка и Мгарь, ныне носит у местных жителей название Мгарец рукав от р. Супы, где в старину стояли мельницы.

89) Управляющих (княжескими имениями).

49

месцу молба до Г(о)спода Б(о)га завше (всегда) беспрестанно отправоватися могла. Поручилам тот грунт на фундованне монастыря вишменованному г(оспо)дину отцу Исаии, которому и другие два монастыря под Прилукою — Густинский и Ладинский также на фундованне и розмножение хвалы Божией, жития законного, иноческого, старожитной рели(ги)и греческой восточного православия, злецилам, абы он могл стараннем своим все доброе в маетностех (имениях) наших заднепрских так христианским д(у)шам яко и слав Б(о)гу нашему справовати и вшелякий порядок вести. И даю то оному до живота его. Если бы теж он, люб сам хотел оставити, любо яким же колвек способом мели тие монастыря от него отити, теди его кошт (издержки), власний (собственный) наклад, що колвек он наложит, жадних (никаких) трат ему пожитков не вымовляючи (отказывая) и не витручаючи (исключая), увес наклад (расход) его и кошт (стоимость), которий колвек за стараннем его бы был, от мала и до велика, и до найменшей речи (вещи), чинити не мает, так от нас самых яко и потомков наших, кому колвек бы тие месца С(вя)тие в напотомний час остатися мели. Если бы теж, яким же колвек обычаем, быти мел от кого в тим укривженний (обиженный), теди доходити своего накладу и кошку правным способом моц даем. Все тое тим листом нашим теперь и на потомние часы по нас будучим варуем (закрепляем), абы оному жадной кривды и утрати, яко духовной особе, богомолце нашему, не было ни от кого. Я по смерти своей, кому он, вместо себе, знаючи якой духовной особы побожной, в справованне тие с(вя)тие места злецыт, важно и твердо быти мает. Даем то ему ве владзу и моц, гди ж он тим всем монастырем фундатором, початком и строителем ест. И хто бы колвек тую фундацию н(а)шу нарушити и кассовати в напотомние часы мел, або одиймовати, що с мы раз надали, або на старожитную бл(а)гочестивую восточнаго православия веру наступовати, отменяти, теди нехай будет на нем клятва С(вя)тых От(е)ц т и и (318), иже в Никеи 90) и рассудитися со мною мает пред маестатом Божиим. А для лепшой ваги и стверження даю тот мой лист с притисненнем печати и подпису рукы моей.

90) Присутствовавших на Никейском Соборе в 325 году.

50

Писан у Вишневцу року а х ф і (1619). януар(ил) иі 18). У того листу печат притисненная одна, и подпис руки тимы словы: Рукою власною.

Которий нее то запис за поданнем вышреченной особы и за приняттем нашим судовым до книг земских 91) Киевских ест уписан, с которих и сей выпис под печатмы н(а)шими ест видан. Писан у Киеве. Федор земский писар Киевский.

Д у х *).

Я, Марцин Нагурский, староста Лубенский, мы, Федор Бишовец войт Лубенский, при мне, бурмистров будучих: Иосифа Свитайла, Сидора Адамовича, Олекси Товкача, Миска Мирченка, Івана Ветязя, Івана Бея, Федора Печеника зо всею громадою: Мы Стефан Жук атаман войска Запорозскаго Лубенский, Федор Пирский 92), Ян Генрик, Стас Яблонский, зо всем товариством войсковым ознаймуем тим листом н(а)шим н(ы)нешным и потим будучим, кому бы о том ведати належало, иж мы все сполне з собою зговорившися (согласившись) взялисми пред себе дело Б(о)гу угодное для збавення (спасения) души своей. Так теж за причиною и прозбою г(оспо)дина отца владики г. о. Исаии (Копинскаго), пастиря нашего, отдалисми дух, которий есмо сполечне (сообща) з собою мели каждый своею частью на речце Ольшанце до монастиря Мгарскаго Лубенскаго на хвалу Божию, абы за нас всех и по нас будучих завше на том с(вя)том месцу молба до Г(оспо)да Б(о)га отправовала(сь). Которого, по духу, мает заживати монастырь без вшелякой перешкоды от нас, всех сполечне вышереченных, так от нас яко и по нас будучих, так старость яко и мещан, так теж и всех войсковых. Гди ж то едино до месця святого даем и вечними часы даруем. А если бы теж хто напотим мел в том чинити монастиру якую перешкоду и ущербок и одыймовати от месця стого данину н(а)шу, которую мы тепер все сполечне згодившися до месця стого дали и вичными часы даруем, теди таковий нехай немает м(и)л(о)сти Хр(и)стовой и участничества со с(вя)тыми, нехай будет

91) См. прим. 84.

*) Акты, л. 323.

92) Лазаревский. Чт. О. Л. Нест. XI, 37 думает, что Федор мог быть отцем Андрея Пирского, полковника Лубенского (1662, 1663).

51

на нем клятва С(вя)тых Отец *). А для лепшой веры и ваги листу того печати притиснути и руки свои подписати зезволилисмо. Писан в Лубнях року ахкг (1623) м(еся)ця януария з ( 7) дня. Marsin Nagorskj na ten czas starosta Alexandrowskj 93) bedacy reka swa. Федор Бышовец войт Лубенский з бурмистрами. Стефан Жук атаман с товариством рукою власною.

Царственная запись Ю. Русеновича 94).

Я, Юрий Русинович 95), и я, Мария Белковичовна Русиновичовая, малжонкове, обивателеве лубенские, ведомо чинимо, кому бы о том ведати належало, же-смо дали, даровали, вечне пустили на монастырь Стго Спса Мгарский Лубенский местце млина н(а)шего — над Лисою Горою лежачое, нам вечне служачое и належитое, на гребле, на реце Суле, на будоване млина через войну знесенного и изгрунту (дооснования) спаленного; в котором млине кол две било мучних, третее — ступное и з фалюшами (сукновальнями) за суму певную зол(отых) пятсот — от небожчнка Мисковского нам проданого на вечност. Теди ми, виш менованние малжонкове, даемо в вечност, мстиреви Мгарскому пущаемо, отдаляючи от того потомков и кревних своих; на котором вишей менованном месцу законникове Мгарские млин слушний (соответственный), порядний, кол три, две мучних, третее ступное, и з фалюшами, виставити повинни. А скоро П(а)н Б(о)г даст пожиток с того млина, их власним (собственным) коштом будуючогося 96), также и зовсем збудованного и виставленного, теди оним законником Мгарским част мелничная — третяя мерочка звичайная належати повинна, а мне и жоне моей мерочок две, ведлуг права мне и потомком моим служачого, належит и доходити нас мает. Що ствержаючи, для лепшой вери и певности помененним отцем Мгарским даем тое писане н(а)ше з подписом руки и притисненем печати при людех добрих и вери годних, нижей менованних. Деялося в Мстиру Мгарском Стого Спаса мця мая, дня ks (26), року ахз (1660). Юрий Русинович. рука власная.

*) См. прим. 90.

93) Лубенский.

94) ibid. л. 90.

95) Отец игумена Макария Русеновича (1671-87).

96) Строящегося, от польского budowac, нем. bauen.

52

Духовное завещание М. Русеновича 97).

Выпись з книг земских повету Луцкаго.

Року тисяча шестсот семдесят першого, мця Иянуария двадцат четвертаго дня. В роки сондовые земские Луцкие второго дня по Трех Кролях 98) С(вя)те Римском, в року звиш наименованном припадлие и сондовне отправоватися зачатие, передо мною Самоелем Долматом Исаиковским, судиею земским Луцким, становши в особе своей, велебний в Б(о)гу отец Полиевкт 99) Русенович, законник монастыря Мгарского Лубенскаго для вписаня до книг нынешних земских Луцких з манифестациею (объявлением): Же для отлеглости (отдаленности) месця — бо той монастир аж за Днепром и в завоеваню зоставал и зостает — не могл скорей до справ з тестаментом нижей именованним прибути 100) и оний подати, але аж теперь, як скоро справ теперешних дойти могл, подал тестамент остатной воле зейшлого негдис урожоного пна Георгия Русиновича, отца своего, з печатю и з подписом руки его, также з печатми и з подписами рук людей добрих; а то на разряд добр его всяких, по нем зосталих, справлений и списаний и о том всем обширней в себе обмовляющий; просячи даби принятий и до книг н(ы)нешних вписаний бил; которого я, судя, для вписаня до книг приймуючи, пред собою читати казалем. И так ся в себе писмом полским писаний имеет:

Во имя Отца и Сна и Дха Стого амин, да будет во вечную памят. Я, Григорий Русинович, будучи от Бга хоробою навоженный и, яко немощний, всегда сподеваючися з сим светом разстати, а будучи зо всех добр и господарства моего з Бозкого допущеня через войни зобраний и обнаженний, не маючи що больше детем и за душу мою монастиреви зоставити, разве самих тилко щегулних заслуг моих князя Иеремея Михаила Корибута Вишневецкаго, воеводи Русскаго, и княгини еи м. Констанце

97) Подлинник хранится в монастырском архиве, а текст завещания (на польском языке) записан и в книгу Актов. л. 246.

98) 8 Января, см. пр. 84.

99) Наместник.

100) Вместо, прибыть, как внизу пораховать (посчитать), от польского porachowac ним. rechnen.

53

Гризелле 101) Замойщанки Вишневецкой, воеводиной Русской, панее моей милостивой и потомка их млстей ясне освецоного князя его м. Михаила Корибута Вишневецкого, воеводича Руского, пна моего милостивого, золотих две тысячи чотириста сповна, личби полской, з порахованя за битностю моею в Крешове над Вислою рекою в селе вельможного е. м. п. Замойского, мешкаючой княгине ей м. там на той час, где там же и квет (расписка) порахований заслуг моих через пна Станешевского, слугу старшого, княгине ей м. рукою подписанний на звиш именованную суму одержалем, в котором квете княгиня еи м. п. моя млстивая ассекуроватися (обязаться) рачила (изволила) тую мою кривавую (кровавую) вислугу отдати и заплатити, як наиборше (наискорее). А же до того часу тая сума заслуг моих рук моих не дойшла, отписую оную и остатною волею моею даю част на монастир Мгарский Лубенский за душу мою и жони моей; а част сином моим, аби они у княгине еи м. п. моей млстивой упоминались и отшукали, целе уфаючи (уповая) 102) на побожност княгине еи м., яко панее христианской и Б(о)га всегда боящойся, же тую мою вислугу детем моим и монастиреви отдати роскаже. Село Лазовок з Будищами 103) селцем другим, до того ж села належачим в ключу Мошенским над рекою Мошною стриеви (брату отца) моему Рафаилу Русиновичуви от с(вя)той памяти князя Юрка *) Корибута Вишновецкого, пана киевского, заставное (заложенное) в суме певной золотих осемсот, личбы полской, от лет больше, а нежели ста, з дому нашего Русиновичовского не виходячое, в прешлих летах спало (досталось) на рожоного Лва Русеновича, стрия моего, а по Лву Русеновичу на мене и на потомки мое. И о той на тих селах мне належачой суме покорне упрашаю княгине панее моей м. и князя его м. Михаила Корибута Вишновецкого, воеводича Руского, аби з ласки своей панской отдати росказали. Которая сума из сел, все в купу пораховавши, чинит золотих три тысячи и двесте золотих. Которая сума скоро дойдет з ласки князей их м. монастиреви и детем моим —

101) Гризельда — дочь канцлера польского короля, Фомы Замойского, с нею Иеремия обвенчался во Львове 1 декабря 1637 года (Лазаревский, Киевская Старина за 1899 г. № 2 стр. 218-221.

102) От нем. hofen надеяться.

103) Лозовок и Будище находятся в Киевской губернии.

*) Брата Михаила, отца Иеремии (см. прим. 12).

54

монастиреви Мгарскому Лубенскому золотих две тисячи и сто золотих. Синови моему Макарию Русеновичу, законнику, золотих пятсот; синови моему другому Полиевкту Русеновичове золотих пятсот; вихованце (воспитаннице) моей Анастасие Каменской золотих сто.

А тое при сем чиню князем их м(ило)стем известно, же гди под час несчастливой войни з Москвою Мгарский монастир рабовано 104) и мене зо всего обобрано и обнажено, так же шкатулку з рожними справами (делами) и листами (письмами) и той квет княгини еи м., звишименованной, мне за заслуги служащий, взято.

А же ест реч правдивая и истотная, сей тестамент мой моею рукою вес писаний кончачи, сумлением моим поправляю и рукою моею подписую, упросивши до подпису их м. панов приятелей моих року тисяча шестсот шестидесятого осмого, д(ня) а (1-го) декев(рия). У того тестаменту при печатех выраженних подписею рук чинит словами: Ирий Русенович рукою своею pr(opria собственною). Прошеный устне до подпису руки Виссарион 105) гумен Мгарский Лубенский. Устне прошений о подпис руки Григорий 106) Гамалеа полковник на той час Лубенский.

Которий-то тестамент за поданием и прозбою звиш реченной особи, за принятием моим судовим ввес спочатку аж доконца слово в слово до книг н(ы)нешних земских Луцких ест вписанний, з которих випис под печатю земскою повету Луцкого виданий. Писаний в Луцку; Иоан Гулевич писар земский Луцкий. Исправил Силява. Року ахоа (1671) д(ня Ка (21) Иануария. Выдано.

Универсал 107).

Богдан Хмелницкий Гетман з войском Его Цар(скаго) Величества) Запорожским.

104) Рабовать, грабить от польск. rabowac нем. rauben; ср. прим. 52.

105) Если Виссарион игуменом Мгарского монастыря подписался на этом духов-ном завещаний, то он никак не мог быть игуменом в годы 1672 — 1676, как указано в Полт. Епарх. Ведомостях 1886 г. кн. I. стр. 692; ошибочно, вероятно, он записал и в синодик после Макария Русеновича, верно в Летописи монастыря (см. прим, 83).

106) Гиргорий Михайлович упоминается Луб, полковником в годах: 1665, 1668. 1669, 1687-1688 (Лазаревский ч. О. Л. Н. XI. 35).

107) Подлинник хранится в архив Мгарского м-ря. На указываемых здесь Бернадинских луках образовался потом поселок Терны, как указывают другие акты.

55

Ознаймуем сим писанем Нашим кому о том ведат належит, иж за отпущене грехов наших, даем моц (силу, право) сим писанем Нашим до уживаня сеножатей тых которые перед тым бернадини Лубенские держали, отцу игуменови и всей братии в монастир(у) Мгарском знайдуючойся, посполу даючы в моц и послушенство тых людей которые на тых сеножатех поселилися: прето приказуем абы тые люде оным послушными били, под неласкою Нашою Дан в Чигрине дня е (5) марца ахнз (1657) Богдан Хмельницкий рука власна (Печать: "Царского Величества Малой России войска Запор, †" посередине казак с карабином и шашкою).

Запись 108).

Признаття отца Генадия, соборного старца, старинного на плавле, що на Красном.

Року, мовит, ахке (1625), за панства лядского, скоро монастир став будоватися, члвек лукомский житель на имя Кирилл, приехавши до монастиря, порадив, чернцюм: Барзо (очень), мовит, добре на Красных рыбу ловити, я вас, мовит, сам там заведу и способ покажу. Которого ради послухавши, зараз (тотчас) чернцюв з ним послали. И он их там завев. Которий то Кирилл потом и сам зостал чернцем у Мгаре. И дали му имя Киприань. И вчинили его отец игумен и братия старшим рыбалкою и послали на Красние. И зоставал старшим рыбалкою началником аж до смерти, бо там таки на плавнях и умер. А панове у Лукомле были тых часов тие: пан Мокрский, п. Вашкувский, п. Война, п. Замойский; а важной кривды и перешкоды нам, чернцям, у ловленню рыб на Красных 109) тии панове не чинили. А щоби где якое мужицкое жерело было, того не было. Правда, мовит, що волно и мужикам ловлювати рыбу, щоб що тижня (еженедельно) на потребу панскую рыба была. Перший (первый) и старший рыбалка был Махно, албо (или) Матвей; другий Васко Губар, третий Герман, а четвертий Цвей прозвиском. Который то Цвей чернцюм на своей части позволил жерело прокопати. Так наши чернце подяковавши му за тое мисце, далей трохи (немного) отступили и прокопали жерело, и спо-

108) Акты. л. л. 319 и 320.

109) Озерах.

56

койне, уживали. Потом, як панове уступили из Украины, юж нерыхло (нескоро), Васко Шиян у середину межи Цвеево и монастырское мейсце улез и почал собе копати жерело. Але му чернце не допустили и заборонили, чого он и перестал копати. А потом за отца Петрония (Левковича) 110), игумена на тот час бывшего, мало меючи стамтон (оттуда) пожитку (пользы), бо на тот час якос (как-то) омаль рыбы было, дали чернце тому Васку Шияну у дозор тие плавле и умовили з ним, же мел половицю рыбу на монастир давати, що уловит, а рыбалок своих монастирских спровадили на Днепр. Итак Шиан держав и собе тилко пожитковав, а монастиреве рыбы николи не давав. Так чернце за тое обрушившися на его, отняли от того Васка Шияна плавле и брату его Петру дали у дозор. Он, на брата сердячися, став бул знову жерело собе прокопувати; але ему 111) знову черце заборонили копати. Так он мусел покинути. А потом нерыхло знову перепросил отца игумена и просил о. игумена, жебы жерело могл собе прокопати, а тее жерело прокопавши, держати; а по моей смерти монастиреве у вечонст нехай зостает. Итак му чернце, ведлуг того слова, жерело прокопати казалы. А чернце тых давных часов на плавлях тие зоставали: вышеменованный Киприань, Савватий, Силвестр, Кирил, Макарий, Симеон, я, Генадий, що признаваю, Иов, и инших братий немало там жило. Которого признаття превелебный отец игумен Макарий Русенович, з соборнымы братиамы выслухавши, велел записати. Писан в монастиру Мгарском року ахоа (1671) мця априля к (20) дня.

110) Игумена (1650-1658).

111) Этот документ, кроме его исторического значения, мы находим интересным еще по языку, представляющему собою простую речь, употреблявшуюся простолюдинами при заселении опустелой Полтавщини поляками, когда и новые поселенцы и, их речь дышат еще Галицкой прикарпатской атмосферой. Как ныне в Галиции так и здесь неопределенное наклонение глаголов оканчивается только на ти, а не на ть, как у теперешних малороссов и великороссов, везде галицкое му (кроме одного случая, где уже другими чернилами прибавлено е, чтобы получилось ему), у (ви. в). Но старая форма речи неизбежно подвергается сильному воздействию новых говоров: так и современный малороссийский язык, удерживая полонизмы, стал быстро усваивать себе и руссицизмы: уже Шевченко в своем Кобзар употреблял: багатый — багато, говориш — говорят, подруженки, ричей, изнемигся. Срав. прим. 100.

57

Процесс М. С. Грека с Мгарским монастырем 112).

Року Божого ахои (1678) м(еся)ця февраля si (16) дня.

Перед нами так от ясне в Б(о)гу преосвященнаго его милости г(оспо)д(и)на Лазаря Барановича милостию Б(о)жиею архиепископа Черниговского, Новгородского (Северскаго) и всего Севера (северян) по милости и указу Его Царского Пресветлого Величества администратора метрополии Киевской, гдна отца и пастыра нашого; як от ясне велможного его милости Иоанна Самуйловича гетмана его Царского Пресветлого Величнства войск Запорозких, пана и бл(а)годетеля н(а)ш(е)го: Феодосием Кгукгуровичом его пастырской милости капеляном *), Лукою Григориевичом игуменом м(о)н(а)стыра Стго Чудотворца Николая Рыхловским, Андреем Стефановичом писарем судов генералных войскових, Максимом Илляшенком 114) полковником войска Е. Ц. П. В. Запорожского Лубенским, обоего стану до справи (судебнаго дела) нижей описанной судиями зосланими на термине (сроке) н(ы)нешном, выш описаном, по виданом от нас уведомленю на писме, которое так ся в собе мае:

Феодосий Кгукгурович капелан е. п. м. и Лука Григориевич и. м. Р. судии до справи нижей выражоной делеговании (присланние), так же Андрей Стефанович писар судейский и Максим Илляшенко п. в. Е. Ц. П. В. З. Л. для той же справи от ясновелможного его милости пана гетмана зослании; Вам Мануйлу Стефановичу (Греку) 115) поводови (истцу) и превелебному в Б. е. м. о. Макарию Русеновичу, игумену мнстыра Мгарского Лубенского, зо всею братиею позваним до ведомости подаем: Иж на инстанцию вашу мы вышменование особи так от его пастырской милости, яко от ясне велможного его милости пана гетмана доброд(ея) нашего для прислуханяся и розсуженя межи вами завзятой справи зеслание станули-смо в монастыр Мгарский вышей писаний, которая справа не иншгого (другого) часу (времени) тилко дня si (16)

112) Подлинник хранится в архиве Мгарского монастыря.

*) Духовником архиепископа Лазаря. Этот Ф. Гугуревич состоял также в составе духовного суда, осудившого протопопа Нежинского Симеона Адамовича в 1677 г. к лишению священнического сана (Костомаров. Петроград 6. стр. 289 прим. 1).

114) Роменский Сотник (1669-1673), потом Лубенский полковник (1676-1687, Модзалевский. Малороссийский Родословник II 204).

115) Вероятно, было только имя нарицательное "грек".

58

февраля в д(е)нь н(ы)нешний суботный 116) перед з обополным судом ншим д(у)ховним и свецким точитися и конец отобрати мает. Теди вам, поводовой стороне, обвещаючи приказуем перед предреченый н(а)ш суд бынамней (по крайней мере) не хибячи (пропуская) часу, жеби (дабы) — сте дня н(ы)нешнего вышей описаного в монастыр Мгарский з документами мовними (словесными), писаними, реалними (вещественными) и з свидетелями, так поводовой яко позваной стороне належачими (принадлежащими), по прочитаню сего нашого писаня зараз (тотчас) ставилися. Чого по вас пилно (силно) жадаючи (желая), повторне вас обвещаем. Писано в монастыру Мгарском Лубенском, року ахои (1678) мця и дня вышей менованого. Феодосий Кгукгурович капелан пастырский. В ц(е)ркве Бл(а)говещения Пр(есвя)той Б(огороди)ци трапезной помененного м(о)н(а)стыра, засевши ми, при особах и людех достоверных з умыслу зезваних и запрошенных: пану Ивану Стеблевцу обозным полку Лубонского 117), Леонтию Рожанским, Стефану Петровским, Роману Радченку сотнику Лубенским 118), Остапу Додоце сотнику Переяславском, Ивану Куцкевичу сотнику Лохвицким 119), Михаилу Прокопенку сотнику Глинским, Ивану Кулябце 120), Леонтию Васильевичу Верхувскому писару Лубенскому 121), Андрею Гамалеи 123), Ивану Маляру, Мойсею Вербицкому 122), Левку Бороховскому, Сахну Матяшенку, Семену Бернацкому

116) В 1678 г. 16 февраля действительно, было в субботу по Иулианскому календарю.

117) Лишь за 1676 год Лазаревский отметил его Луб. полк. обозным (Чт. О. Л. Н. XI), а Модзалевский и за 1677 г. (Лохвицкий Исторический Сборник. Киев 1906 г. стр. 403), но из этого документа видно, что Стеблевец Луб. полк. обозным состоял и в 1678 году.

118) Лазаревский признает его Луб. сотником только в годы 1676 и 1681-1684 (Чт. О. Л. Н. XI 90).

119) Модзалевский признает его сотником Лохвицким только в 1678 г. (ibid стр. 263).

120) Родоначальник рода Кулябок (Модзалевский М. Р. II, 609).

121) Верховский состоял Луб. сотенным писарем и в 1682 г. (Акты л. 92), поэтому Лазаревский ошибочно пропустил его в списке Луб. сот. писарей, признавая Феодора Билима сот. писарем с 1672 по 1687 г.г. (ibid. стр. 75).

122) У Луб. полковника Игнатия Яковлевича Вербицкого были сыновья: Андрей, Моисей, Иван, Савватий (монах наместник Мгарского м-ря по книге Актов л. 185) и Алексей (по монастырскому Синодику л. 81): у Моисея В. сын Петр, который 28 февраля 1669 г. продал монастырю всю свою часть имущества, унаследованного от отца в Березоточе (Акты л. 84).

123) Андрей Гамалея был Лохвицким сотником (1679-1687) и генеральным есаулом (1689-1694. Модзалевский М. Р. I, 239).

59

войту Перятинскому, Стефану Борщегувцу войту Лубенскому з бурмистрами и зо всем урядом, станувши персоналне (лично) славетний пн Мануйло Стефанович Кирек такую свою противко превелебному е. м. гну отцу Макарию Русеновичу игумену мстыря помененного и всей братии, яко бы обжаловавних, заносил жалобу: иж я, будучи на Москве з небожчиком (покойным) Загоровским *), на тот час игуменом Мгарским, кеди (когда) — смо повернули до Путивля, помененний отец Загоровский повернул до Монастыра своего, а я зостал-ем в Путивлю при воеводе на тот час будучим Долгоруким, для отшуканя (отыскания) вещей моих розних и поташов и оттоли з великою трудностю и коштом (издержками) моим выпущенный приехал — ем до Лохвице. А кгди (когда) разние тр(е)воги и небеспеченства (опасности) наступили, и разных людей безчинных ку верным Его Ц. П. Величества и подданним наступила своеволя, з убозтвом (достоянием) моим и худобою (добром) всею так в рухомых (движимых) речах (вещах) як в монете рожной (разной) приехал-ем з Лохвице ку монастыреви Мгарскому и просил-ем в Б(о)гу зешлого его милости отца Загоровского на тот час игумена, абы помененные речи мои все в депозит (на хранение) в церковь Мгарскую взял и прихоронил. Помененный отец игумен придал мне чернцев, с которими также и с челядкою (прислугою) своею все мое убозтво впровадил-ем в церковь великую Преображеня Х(ристо)ва, при бытности его и по указу его ж, зложил-ем на хорах в скарбнице церковной. Зложивши отихал-ем до Лохвице. Потом кгди юж (уже) Гд Бг дал мир, покой, тишину, приехал-ем в монастыр помененный и своих у отца Загоровскаго упомнлаемся вещей, который, отдавши мне з рухомими некоторими речами в ц(е)ркве и ложок сребрних двадцат и чотири, отказал: иж за рабованем (ограблением) от дейнеков (грабителей) монастыра твой увес остаток худобы пропал. Що я отобравши жалостный человек, не мел-ем жадного (никакого) способу о той остаток худоби моей упоминатися, поневаж (так как), частю, же от(е)ц Загоровский з мнстра засланый *), частью, з поташом моим отихалет до Полщи и там-ем-ся бавыл (задер-

*) Не этим ли объясняется в монастырских актах перерыв упоминания игумена Виктора Загоровского с 1663 г. (III 1 л. 101) по 1671 год, в котором 1 марта (л. 95) указан игуменом Загоровский, а с 20 апреля (л. 320) уже указывается игумен Макарий Русенович. С 1665-го по 1668 годы (л. п. 78, 94, 291, 297, 91, 180 игуменом указан Каллистрат Балицкий, в 1669 году игуменом указан иеромонах Виссарион (л. л. 104, 106; см. прим. 105).

60

жался), частю, же сторони Днепровии на двое ся были раздвоили, не моглем жадною мерою у отца игумена и братии своего добра упоминатися. Зачим прошу превелебностей и милостей ваших о святую справедливост, абы мою худобу, которой част юж отец небожчик Загоровский и з братиею помененного часу отдал, превелебний его м. о. игумен теперешний и з братиею всю отдали и вернули.

На таковую жалобу превелебный в Б(о)гу от(е)ц Макарий Русенович игумен Мгарский и братия вся, очевисте стоячая, през (чрез) законника своего, на тое депутованного, такую отповед чинили и свою болшую неровним способом жалобу до нас вносили: Помененный п(а)н Мануйло неслушне (несправедливо) и невинне месце тое и нас, законников, до кошту и утраты и турбации (беспокойства) приводит. И не приступаючи до справи и на мову пана Мануйла не отказуючи, просили, абы был позов (вызов) прочитаний. И по указу н(а)шему у голос, пред всеми оголошений, так ся в собе мает:

Лазар Баранович м(и)л(о)стию Божиею православный архиепископ Черниговский, Новгородский и всего Севера тобе, всечестному отцу Макарию Русеновичу игуменове монастыря Мгарского Лубенского, ознаймуем: Иж знову пан Мануйло Кгрек прибывши до нас з причинным за собою ясне вельможнаго его милости п(а)на гетмана писанем прилежными прозбами своими молествовал нас, обысмо, взглядом (относительно) худоби его, в монастырю всечестности твоей залеглой, учинили ему святую справедливост и досконалный (совершенный) юж той справе уделали конец. Зачем пастырско, по всечестности твоей, мети хочем, абы всечестност твоя взявши з собою отца Ипатия, бывшого паламара, отца Инокентия Коханка подпаламария, отца Савастиана Гончара бывшего паламара, отца Евгения, отца Иоаникия Келембета, отца Саву скимника — которые схованя Мануйловаго были самовидцами — прибывал, конечне, до суду нашого пастырского в чернегов на д(е)н девятый надцат (19) м(еся)ца сего януария, в сем же ахои (1678) року, абы юж тая справа далей так нам яко и ясне вельможному е. м. п. гетману безпотребных турбаций не задавала; того по всечестности твоей и повторе потребуем и неиначей мети хочем. Писан в Чернигове при кафедре архиепископии Чернеговской.

61

Рукою. По прочитаню позву зараз таковую свою оголосили невинност и до справи приступили, повторяючи: иж нас невинне и неслушне пн Мануйло, турбует, поневаж и всем позве пастырском персон (лиц) законных поклав, яко бы о его депозите добре сведоми, називаючи паламарами, называючи подпаламарами, законниками, з которых в тот час подпаламарим был, которого за паламара положил теперешнего наместника, подпаламаром, который неколи не бывал подпаламарим — Егения, а той на тот час в монастыре был Печерском; Келембет в той час и законником не был; откол дается знати, иж таких особ поклал, которие ни законниками не были, не чину жадного не мели, не в монастыру на тот час не были, же не знат, кому отдал, до того, ежели отцу Загоровскому отдавал, чему бы през так долгий час за живота его не упоминался, поневаж, особливе будучи в Смеле при якомс там на тот час зизде, о своей худобе жадной зменки (упоминания) не чинил.

Одозвался пан Мануйло на той пункт, мовячи, иж я упомянулемся у Юрка 224) бывшего гетьмана, абы строны моей худобы суд межи мною и отцом Загоровским, який колвек, учинил, (но) мне отказал: Пане Мануйле, не о том тепер треба гадать (говорить). На тое знову превелебный отец Игумен и братия през помененного законника своего на потверженя мови своей доводячи, иж он в той час ане жадной зменки о своей худобе не чинил, такой положили з кних Перятинских документ:

Року тисяча шестсот симдесят осмого мця февраля четвертогонадцать на вряде Перятинском передо мною Остапом Додокою 225) сотником Перятинским, Левком Свечкою с атаманом городовым 226), Семеном Вернацким войтом, Павлом Николаевичем бурмистром персоналитер (лично) постановившися учтивый — любо барзо (очень) хорий (больной) — пан Филон Борович мещанин ператинский в заводе Мануйла Грека якобы о сховане (спрятание) свое з превелебным в Богу е. м. г. о. игуменом з

224) Разумется Юрий Хмельницкий, сын Богдана.

225) Еще не помещен в список Пирятинских сотников (См. Стороженки, т. VI, стр. 755).

227) Городовым атаманом Пирятинский Леонтий С. состоял и в 1677 году; но он был полковым Луб. есаулом в г.г. 1665, 1679, 1682-1688, полковым судьею 1672 г. и Лубенским полковником 1688-1699 г.г.

62

братиею мнстра Мгарского, который Мануйло якобы през килка роков экспедициами военными не вспоминался и не виделся з небожчиком Загоровским бывшим того монастыря игуменом, которому якобы и сховане свое полецил (поверил) был, леч явне, ясне, добровольне пан Филон Борович признал таким способом: Же, мовить, за гетмана Хмелниченкова 227) был о якихсь трактах (обсуждениях) зизд (съезд) на той стороне Днепра в Смелой, на котором зизде по требах (нуждам) моих там де в той ча бул и небожчик Загоровский, и Мануйло Кгрек был, и на едной господе (гостинице) зо мною стоял; и щось небожчик Загоровский на мене за зле мел; теди я ходилем з Мануйлом и перепросилем (испросил прощение у) небожчика Загоровского, и после того по килка разий Мануйло бачился (видался) з Загоровским там же, тилко ж не чул (слыхал) — ем, жебы (чтобы) он мел припоминаня о якое сховане небожчику Загоровскому. Правда, чулем от Майнула нераз, же фрасовался (хвалился) по том схованю и поведал, же, было, мовит, мое сховане в мнстыру Лубенском, толко ж в рабоване з монастырским добром пропало.

Такого признатя пна Филонова вислухавшие казали (велели) — смо записати и печатю мескою (городскою) затвердити. Писан в Ператини. Тое ж самое сведоцтво пн Кирилл Сулимовский, яко тому самовидец и на тот час в Смелой будучий, уже пред судом нашим слово в слово признавал.

З такового сведоцтва мовили позвании, иж пн Мануйло сам сознавал, яко бы его убозтво в мнстыру пропало, и же певне (верно) у отца Загоровскаго своего схованя не упоминался. З того сведоцтва дается знати, же невинне и неслушне (несправедливо) нас турбует, поневаж в артикуле Права Майдебурского описано на листе о заставах (залогах), албо пожичоних (занятых), албо ку схованю даних речей шестдесят четвертом: Кгди хто пожичит, албо заставит речь которую свою, а згинет (пропадет), албо украдут, у жадного иного не можется упоминати, едно в того, кому верил. Поступуючи далее помененые позвании просили о записане екстракта (выписи) с книг консисторских архиепископских Черниговских, где пан Мануйло поведал, иж Игумен Загоровский Манджоса о свой депозит го-

227) Юрия.

63

дили (мирили), що — мовили — же неправда. Так екстракт опевает (содержать) в себе:

Року тысяча шестсот семьдесят осмого мця януария двадцатпервого перед судом архиепископии Черниговской кафедральным приточилася справа межи велебным отцом Макарием Русеновичем игуменом монастыра Мгарского Лубенского з братиею, яко позванныи, и межи паном Мануйлом Кгреком, яко поводовою стороною, который персоналитер ставши, прекладал скаргу (жалобу) свою на помененного отца игумена Мгарского, также притомне (лично) на суди будучого, поведаючи, яко бы монастыр Мгарский под час Ромодановщины не был зрабованый и скарб его, который небожчику отцу Вектору Загоровскому, на тот час игуменове Мгарскому, отдал до схованя, зостал целый, толко якобы отец игумен з братиею не хочет видати, на довод целости того скарбу своего поведал, иж потом преследованю небожчин отец Загоровскии, меючи также скарб Манджосов в схованю, мусел (принужден был) еднати (примерять) пна Манджоса и на прозбу отца Загоровского якобы в нагороду того небожчик Иоаким Самко, на тот час бывший гетман, дал Манджосове все млини повету (уезда) Роменского; зачем праве, як тому нагородилося, так и моя худоба мене нехай (пусть) дойдет, поневаж юж по преследованю некоторые речи мне сут отданы. На которую скаргу и доводи пна Мануйла, любо велебный отец Макарий Русинович игумен Мгарский достатечную давал реплику (возражение), еднак же братии его тоеи справи сведомых перед судом не было. Отложилася тая справа до выведения инквизиции (следствия) на далший час. Тилко строны Манджоса от пна Мануйлы припомненого на знесение мовы Мануйловой велможный отц игумен поставил достоверного сведка честного отца Дионисия Орановскаго бывшого протопопу Роменского, а нынешнего иеромонаха монастыря Свято-Иллинского Черниговского, который, тут же перед судом ставши очевисте, сведоцтво свое под сумненем иерейским продуковал (высказал) в тот способ: Бывши праве (как раз) я на тот час священником Засулским Роменским, былем посланный до небожчика Иоакима Самка от небожчика отца Григория Маркевича протопопы Роменского з листом (письмом), просячи помененного Семка, жебы з ласки (милости) своей рачил (изволил) д(у)ховным Роменским надати

64

який млинок на проскоры, поневаж повседневная служба Б(о)жия в ц(е)рквах роменских отправовалася. Где при отданю листу протопопового у небожчика Сомка был в Б(о)гу зешлый (скончавшийся) от(е)ц Загоровский. Яско Глух сотник Роменский, Манджос и иншие (иные) особы, пред которыми Яско Глух мовил до пна гетмана; м(о)сци (милостивый) п(а)не гетьмане, сведомо велможности вашой, же под час прешлого преследованя город н(а)ш зруйнованный (разоренный) так, же не мает где и от татар укритися, прето рач, велможност ваша, панское свое на нас бачене (смотрение) мести. Зачем пан гетман взглядом оправы места (города) и инших военних потреб злецил (пожаловал) им на тот час, ведлуг (согласно) прозбы их, млыны (мельницы) всего повету Роменскаго. Где по многих розмовах пн Манджос з такою отозвался мовою: М(ос)це пне гетмане, хотелем праве отца Загоровского, взглядом добр моих в монастыру их пропалых, позывати (в суд требовать), тылко юж дам покой. На которые слава от(е)ц игумен отозвавшися рек: Moscie Panie Mandzos, chcesz mie pozywac o kaczora, hotuy ze swego gesiora (Милостивый государь, Манджос, если хочешь требовать меня в суд из-за селезня, то приготовь же своего гуся!), кгды ж и наших м(о)настырских речий в том рабованю (разграблению) болей пропало; а хто ж тому винен. Потом мовит пн гетман: Не еден ты, пне Манджосе, шкодуешь (несешь убытки), и пн Мануйло праве поведал отцу Загоровскому, же з своего депозиту познал у Каневе у неякого немчина щиро (настояще) злотны манеле * ), которые немчин купил у москаля (солдата). Прето тому дайте покой. Тых всех слов помененний о. Дионнсий до тихе час памятным будучи, предложил то судове. А суд архиепископии, з того его сознаня виразумевши, же Самко небожчик не в нагороду утраты Манджосовой, але на оправу места млыни повету Роменского конферовал (пожертвовал) был, казал то для большой твердости записати на прозбу его милости гна о. Макария Русиновича игумена мнстыра Мгарского Лубенского, которому ку попертю справи выдается сее сознанное писмо з подписом рук до консисториум належачих особ и для большой поваги, за росказом (приказанием) пастырской милости, при печати звиклой архиерейской. Писан в Чернигове в м(онасмыру архиепископии Черниговской кафедральной с(вя)тых М(уче)ник Глеба. Року и дня вы-

*) Браслет.

65

жей писаного. Сильвестр Климкевич, наместник архипастырский. Феодосий Кукгурович капелян пастырский, Лаврентий Крещанович архидиакон.

Тие ж позвании становили людей мовячи, любо бы и его схованя тут было в монастыру, о котором мы не знаем, мусело би быти сработано от дейнеков, поневаж юж так законником яко и всем людем посполитым, которыи нижей описани сут, нейшло о якую субснтанцию (достояние) свою, тилко о живот и издорове, як (когда) рабовано (граблено), як брано рожные (разные) депозити, и монастырские животи, все тии люде нижей описание со слезами мовят, готови су и присягнути, же и их субстанция, худоба, убозтво в то время было порабовано: перший (первый) Иван Ерко Старушок, Петро Котляр зят его, Фенко Вербицкий, Прокоп Феденко, Ярема Мелник, Иван Кгонтаренко, Гордий Капитаненко, Иван Котляр, Сергий Туровец, Яким Шаповал, Войтко Ляшок, Дмитро Пироженко, Иван Чорный Рыбалка, Яско Рыбалка, Прокоп Ковела, Ничипор Закутний, Пилип Танцовайло, Роман Бабиченко, Семен Черкаский, Хома Перетяко, Иовко Лупиненко, Иван Оведенко, Стецко Шашченко, Иван Гайдук, Петро Гайдученко, Трохим Гайдученко, Федор Василенко; Феско Брегида, Нестер Бердниченко, Андрей Лузан, Максим Дубровенко, Хведор Сытий, Кондрат Ромасченко, Стецко Прунченко, Матвей Борсуненко, Наум Хурсенко, Васил Шиминенко, Матвей Малушенко, Иван Кравченка, Лаврен Ничипоренко, Иван Палубенко; з села Березоточи: Тишко Нетеса, Васил Костенко, Евхим Павленко, Тимош Чикиса, Иван Белик, Хведор Петронко, Матвей Бондар, Клим Божко, Дацко Яковенко, Омелко Литвиненко, Вадко Колеенко; з села Олшанки: Степан Кодинец, Васил Касяненко, Андрей Смаленко, Карп Петренко; з села Мгара: Пилип Кривошия, Лаврен Бовкун, Сахно Бовкун, Иван Щербинский, Лаврен Дуботовк, Леско Голяк, Костюк, Голяк, Леско Енец: з села Пески: Петро Мовмотенко, Петро Саценко, Иван Бибик, Яков Атаман, Самуйло Колесникув зят.

Тии ж позвании и самое тое ев(ан)гелие нам (судьям) презентовали (предъявили), которое през тих же дейнеков в то время было обедрано. Просили еще помененнии позвании, абы пн Мануйло явние доводи показовал, иж и по сей день в мона-

66

стыре нашем Мгарском знайдуются речи певнии его, яко лист пасторский, до нашого превелебного отца игумена писаний, опевает:

Велебний в Б(о)гу м(ос)ци отче игумене монастыра Мгарского, нам в Духу с(вя)том возлюбленный и благопослушный с(ы)ну! П(а)н Мануйло Степанович, обыватель прежде бывший тогобочный (заднепровский), а на сей час пултавский, подал нам, пастыру, за собою от ясневелможного е. м. и. гетмана причинный лист ускаржаючися на всех иноков мстыра велебности твоей Мгарского Лубенского в той способ; Иж еще за гетмана Выговского 228), кгды под Сорочинцами военная отправовалася экспедиция, на той час он обавляючися (боясь) на себе якого припадку (приключения) дал до схованя в монастыр Мгарский за игуменства небожчика Загоровского за позволенем всей братии готовых грошей разною доброю монетою тысячей сорок и иншие в рожних дорогих клейнотах (драгоценные) речи, з которых за упомненем ся его по одейстю (уходу) Выговского некоторые, меншие з того схованя отданы сут ему, а на иншие дорогшие и большие братия отказали, же яко бы ратные Его Ц. П. Величества люде, при его милости боярину кн(я)зю Ромодановском зостаючие, после Выговского в скором часе, рабуючи монастыр Мгарский, и тое его сховане побрали. На що сей же Мануйло дает реплику, же на той час его милость боярин князь Ромодановский о недопущеню кривд (обид) придал был залогу (охрану) свою, и тое так не могло быти, над то, же тие его и по сей д(е)нь в монастыру Мгарском знайдуются (находятся) речи, певные мает показывати доводы. Чого давней так за отлеглостью (отдаленностью) от нас своею яко и за междособную тих прешлих часов войною аж до сих час згола (совершенно) не могл доходити, леч тепер, усмотревши поводний тому час, просил нас, пастыра, о святую справедливость, жебы и он сам так значной на худобе своей не поносил шкоды, и иноком монастыра Мгарского без греха могло быти. Зачем, мы, пастыр, на поважней ясневелможного е. м. п. гетмана инстанцию и, на его прозбу склонившися, пастырско неиначей мети хочем, абы велебность твоя, взязши с собою зкилка тоей справи сведомых братии, даст ли

228) 1657-1659 г.г.

67

Б(о)г, по Воскресении Х(ристо)вом в року теперешнем ахоз (1677) мця апреля кз 27) дня до катедри нашой в Чернигов станул для росправи з ним, жебы тая справа, без далших турбаций правних, перед судом нашим могла бит — як слушность и справедливость сама укажет — умитикгована (улажена) и досконале (вполне) скончона. На которую волю н(а)шу пастырскую абы ве(лебност) твоя, не чекаючи (ожидая) н(а)ших позвов — що бы з болшою вел. твоей и всей братии зневагою было — и не хибячи (пропуская) назначенного термину (срока), конечне до суду нашого прибывал. И повторе пастырско мети хотячи, архиерейское н(а)ше велебно(сти) твоей и всей о Хр(ис)те братии препосылаем благословение. Велебности твоей всех бл(а)г желаючий пастыр Лазар Баранович архиепископ Черниговский, Новгородский и проч. З катедри н(а)шей архиепископской феврал(я) к (20) дня ахоз (1677) року.

Потом сем жалобливе перед нами осведчалися мовячи, иж з тих всех доводов наших дается знаии, всем ясно ест, же пан Мануйло не знат, кому и в чие руки свою худобу до схованя и до депозиту отдавал, и тих особ у позве описал, которие в то время не бывали, ане теж жадного законника менует пред судом превелебностей и милостей ваших, которых могл бы знати и именовати, так долго живучи неподалеце монастыря, же мели быти припомнимы, гди о. Загоровский его худобу до депозиту монастырского отбирал. Дается ведати, же и в отца самого Загоровского не упоминался. З тих всех наших документов (доказательств) явно ест, же и о. Загоровский Манджоса и иных о своих депозитах не годил. Явно ест превелебностям и милостям вашим, иж доводов жадных явних, ясних, речевистых (сущевенных), сведочних не мает и не доводит, як о. игумену, при ком, при яких братиях, и своего навет (даже) жадного челядника, ане слуги мирского, при которых бы той депозит свой монастыру нашему депоновал (вкладывал), не ставит. Зачем просимо превел(ебностей) и милостей ваших, абы п. Мануйло за такое свое дерзновение и нас не в чом не винных законников турбоване был декретом (решением) превел. и милостей ваших пенованним (наказанним) и мы от него уволненыи.

На все контроверсии (возражения), доводи, докуменаа отозвался п. Мануйло, просячи нас, судовых, абы позваные присягою телес-

68

ною вивелися, яко не знают, ние ведают о моем депозите, як был отдаваный, и кому, и при ком; яко наступца игумен теперешний мого депозиту не сведом, и не застав, и монастыр в нем не пожитковал.

Ведлуг права, на тое превелебний о. игумен з тими одезвался словы и братия вся, иж мы не повинны присягою ся виводити, кгди не знаемо, кому, и при ком той депозит отдавал, и от кого остаток своих вещей отбирал. Отозвался и затим превел о. игумен мовячи, иж я под збавленем (спасением) д(у)ши моей мовлю, иж — м, на Игуменство вступуючи, в монастыру нашом тысячи зол(отих 229) не застал.

Прето мы, судовые обоего стану (духовного и свитского), до справи делеговании особа, на том С(вя)том Местцу засевши, в храму Пресвятые Б(огороди)цы, во Троицы С(вя)той славимого, а С(ы)на Ей, на древе, Крестном, сп(а)сения ради нашего, распятого, в уми, в серду, пред очима телесными, при Святом ев(ан)-гелии маючи, стосуючися (применяясь.) до позву, даного превелебному о. игумену и братии, в позве описанных, которые ане под час денозиту в чину таком описанном были, другии ане в монастыру зоставали, иншыи ане еще чину святого законного на себе мили, перед нами очевисто становиш при всех помененных особах выш описанных, един по единому в очи пану Мануйлови мовили, иж их невинне и не слушне и за уданем якимсь в позви описал; также уваживши сведоцтво з ураду Ператинского присланое, же п. Мануйло ведлуг права о позваних цитованого (прочитанного) и вижей описаного мелься своего депозиту упоминати у того, кому отдавал; а он, яко явне показуется, у того не доходил. Чуючи теж, любо бы и тые речи были его депозиту в монастыре зложение, от всех тых выжей описанных людей, которие очевисто перед нами; слезами, заливаючися, яко явний достоверный и очевисте свидетели рабованя монастырского и всех депозитов людских под сумненем (по совести) своим сознавали; и яко само ев(ан)г(е)лие, положение от позванных перед намы, а от рабовников обидраное, а тепер оправное, то кгвалтовное (насильственное) монастыра и депозитов людских рабоване сведчит (свидетельствует). До того, же п. Мануйло неслушне перед судом консистор-

229) Ок. 250 руб. серебр.

69

ским скаржился, яко бы о. Загоровский и братия Манджоса за его депозити, а в тое время в монастыре порабование, мели годити; яко сведоцтво выжей описанное указует и сведчит; на остаток, иж там же отзывался, маючи явные доводи, яко бы его еще некоторие речи в монастыру Мгарском до того (настоящего) часу зостают, а тых жадных перед намы не презентовал (представил), ане того довел. Любо бы поменении позвании от тоей справи цале уволенними мели быти и за такую турбацию на п. Мануйлу перед судом належачим (надлежащим) мелы своего доходовати, еднак (однако) же поневаж п. Мануйло, яко мовит, свой депозит конечне в том монастыру депоновал; а игумен и братия о том ане знают ане ведают. А так ближшим при своих явних, очевистих, персональных, писаних доводах, документах, ведлуг правил С(вя)тых и Богоносных От(е)ц на Москве друкованих (печатанных), на листе триста шестдесятом описаных, и права Майдебурского на листе в артикулах шестьдесят втором, яко того депозиту не отдавали, ане отбирали и при отбираню не были, и яким бы способом тот мел пропасти, и яко монастыр их в том не пожитковал и не пожиткует, избравши двох братий в собору своего, телесного абы вивелися присягою в день, наступаючий понеделникови.

ТАКОЮ РОТОЮ, Мы, иеремонах Ипатий наместник; Иосиф послушник монах братии нашой и превелебного отца игумена соборне назначеной сами и з игуменом нашим и братиею всею присягаем Г(оспо)ду Б(о)г в Тройце С(вя)той единому и под тоею присягою мовим, иж о депозите пна Мануйла даннном Загоровскому, яко он мовит, при ким отдавал, остаток отберал, братия наша вся и мы о том всем не знаем не ведаем, и же н(а)ш манастыр в его депозите бынаймней (по крайней мере) не пожитковал и пожитковати не будет, и игумен н(а)ш, на игуменство вступаючи, жадного его депозиту в монастыру не застал, и ане игумен, ане братиа, ане мы на благолепие ц(е)рковное и потребы монастырске не оборачали и оборачати не будем, все щире (откровенно), правдиве пред Страстию Х(ристо)вою и ев(ан)г(е)лием, целым сердцем, сумненем счирым, глаголем и повторяем, так нам нехай помогает Стр(ас)ть Х(ристо)ва и Его Святое Ев(ан)г(е)лие.

70

Приказуем.

А где, по указу нашему, на термине н(ы)нешном в церкви Преображения Х(ристо)ва великой монастырской пред Страстию Х(ристо)вою и ев(ан)г(е)лием приготованим очевисте персоналне обе стороне, так поводовая п. Мануйло яко и позваная — отец игумен и вся братия станули по прочитаню декрету сего нашого росказалисмо (велели мы) сторонам, абы декрету досих (исполнение) чинили. От(е)ц игумен и братия вся депутовали з межи себе честного отца Ипатиа Горбачевского 230), наместника манастыра своего, и возлюбленного брата Иосифа монаха на отправлене присяги телесной ротою, вижей от нас описаною, Пан Мануйло такую учинил на тое реплику, не припускаючи до присяги, мовячи таки слова: Превелебныи и милостивии панове, поневаж моя худоба вся пропала, и юж ся не вернет, абы имя Г(оспо)дне не было взывано превелебнаго отца игумена и братию всю тою присягою дарую и осведчаюся пред С(вя)тым Е(ва)нг(е)лием и Страстию Х(ристо)вою, иж самих и наступцов их я сам о мою худобу яко и все мои близкии кревнии (родственники) и настуци их турбовати не маю и не буду, и они турбовати не мают и не будут в потомние веки. По таковой пана Мануйла резолюции, видячи, иж позвании готови сут до отправованя (выполнения) присяги, питалисмо пана Мануйла по трикрот, ежели правдиве и щире в таком своем предсявзятю зоставал, схилившися до самой доброй воли его, а стосуючися до прав всех посполитих гражданских: гди кто позиваный присягою от обвиненя своего вивестися не хочет, виноват в обвиненю зостает; а поводовий, кгди до присяги не допускает и присягою дарует, справу тратит, абы поменный п. Мануйло сам, кревнии, близкии и их наступци вси в потомние часи о помененний депозит так честнаго о. игумена теперешнего и всю братию яко и наступцов их не важился турбовати яким колвек способом, которий тепер и напотом сим декретом нашим касуем (уничтожаем), у игумена и наступцов его упоминатися и справу тую всю зновляти варуем и выну(бы?), ежели бы хто, албо он сам, албо з кревних его и наступцов важился злосливе противко сумненя и противко декрету н(а)шого сего знозляти *),

230) Игумен, 1687-1690.

*) Польское znodzlac sie (глумиться).

71

на первом термине яком колвек не приступуючи до справи, тысячей двацат на власт (ду)ховную и мирскую заплатил и реалне вилечил, повторе и потрете варуем и примазуем, при подписах рук наших.

Сим декретом сродкуючим: Феодосий Кгукгуревич капеллан пастырский Лука Григориевич игумен монастыра С(вя)тителя Х(ристо)ва Николая Рихловского. Андрей Василевич писар судов войсковых генеральных. Максим Илляшенко полковник войска Его Царского Пресветлого В(е)л(и)ч(ест)ва Запорожского Лубенского,

Мы, Стефан Борщаговец войт Лубенский, з бурмистрами при суду сее справы п(а)на Маноеля Кгрека, яко повода, з велебным его ми(лостью) г(оспо)д(и)ном отцем Макарием Русеновичом игуменом м(о)н(ас)т(ы)ра Мгарского и его братиею: бывши и добре наказаного декрату уведомлены оставшись, которий ораз ест ферованный и за прозбою того ж превел. в Б(о)гу его мил. гдна отца игумена з его братиею до книг наших меских (городских) Лубенских ест актикован (записан в число актов) и печатю звыклою (обыкновенного) маестратовою обварован (скреплен). Дня того ж, тако теж (также) м(еся)ца и року (1678.II.16). Юрий (Николаевич) Кгаевский меский Лубенский писар 231). Надпись круговая на этой городской печати: Jigillum civitatis Alexandri печать города Александра).

Жалованная грамота монастырю от Императрицы
Елисаветы Петровны.

Божиею поспешествующею милостию Мы Елисавет Первая Императрица и Самодержица Всероссийская, Московская, Киевская, Владимирская, Новгородская, Царица Казанская, Царица Астраханская, Царица Сибирская, Гдрня 232) Псковская, Иверская 233) и Великая Княгиня Смоленская, Княгиня Эстляндская, Лифдянд-

231) Писарем меским (городским) Ю. Н. Гаевcкий подписался на купчей крепости и 1704.V.1 (Акты л. 253).

232) Подлинная грамота хранится при Петроградской Архивной Комиссии. Мы пользовались копией, помещенной в Актах Мгарского монастыря (л. л. 331-336), сличив этот текст с текстом копии, хранящейся в Киевском Центральном Архиве, получившим ее от Черниговской казенной палаты, где прибавлено: "и Самодержица" после слова Императрица, и сокращения нашей копии написаны полно: вм. Гдрня — Государыня. Цря — Царя, кнзей — князей, мстирский — монастырский и т. д. См. прим. 10.

233) Прибавлено по копии Черниговской.

72

ская, Корельская, Тверская, Югорская, Пермская, Вятская, Болгарская и иных, Гдрня и Великая Княгиня Новгорода, Низовския Земли, Черниговская, Рязанская, Ростовская, Ярославская, Белозерская, Удорская, Обдорская, Кандийская и всея Северния страны Повелительница и Гдрня Иверския земли, Карталинских и Грузинских царей и Кабардинския земли, Черкаских и Горских князей и иных наследная Гдрня и Обладательница, объявляем чрез сие: Понеже Нам, Нашему Императорскому Величеству, в Сенат покойной Наш генерал лейтенант и кавалер Иван Бибиков бывшей в Глухове в правлении гетманского уряду с члени Войсковой Генеральной Канцелярии 1743 году, августа от 10 числа, всеподданнейше доносил: в той де Войсковой Генеральной Канцелярии бил челом Малороссийскаго Лубенского полку Мгарского мнстыря игумен Иоасаф Горленко о даче ему засвидетельствования на имеющияся во владении оного мнстыря по прежней жалованные грамоте гетманским универсалом и другим крепостям маетности, села, деревни, мелници, и хуроры с принадлежащими к ним всякимы угодей для получения Нашей Императорского Величества жалованной грамоти. А по свидетельству де чиненном по посланным из Генеральной Войсковой Канцелярии в полки: Лубенской, Миргородской, Полтавской и Переяславской указом о тех мнрских маетностях, кои за оним мнстирем во владении имеются, никакова спору не явилось. Какие именно села и деревни и прочие угодии и по каким крепостям во владении того мнстиря состоять, при том всеподданнейшем доношении экстракта приложен, в котором показано, что по жалованной грамоте блаження и вечнодостойния памяти Дяди Нашего Великого Г(осу)д(а)ря Царя и Великого Князя Иоанна Алексеевича Самодержца Всероссийского и дражайшего Нашего Родителя Гдря Императора Петра Первого и Тетки Нашей благоверной Гдрни Царевны и Великой Княжни Софии Алексеевны 7197 (1689) году марта 29 дня данной из Посольского Приказу в подтверждение 234) прежних жалованных грамот Деда Нашего Императорского Величества блаженные памяти Великого Гдря Царя и Великого Князя Алексия Михайловича (7)166 и (7)168 годов 235) по приве-

234) См. Акты л. л. 345-348.

235) От Р. X. годы 1658 и 1660, копии написаны в Актах монастырских л. л. 342 и 343.

73

леям великих князей Русских и княгини Ирини Могилянки 236) Корибутовой и сина ее ж, Еремия Михайла Корибута же Вишневецких 237) и от Богдана Хмельницкого 238) гетмана войска Запорожского. А именно по привилии княгини Ирини и сина ее: две мельницы от Олшанки речки со крестяни, на той земли живущими, грунт от Олшанки ж речки вдлину до другой речки Мгара со обоймы речкамі, а в ширину от Ложичиной луки с лесом и со всею околичностию той луки до реки Сули. А что до паханя хлеба тот грунт вовсем тесний, то волно мстрю пахать хлеб и сено косить до самые Удая реки, и что тому мстирю на строение и расширение хвали Божией надобно и приятно. А тот грунт со всею околичностью и, со всеми угодьями и пожитки, иметь по универсалу гетмана Мазепи 1687 году; седо Вязовок с принадлежностмы, село Олшанку с выше упомянутымы верхнею и нижнею мелницамы, лукамы Бернадинскими с лесом под двором занятим; села: Лука, Хи(т)цы, Мгарь и Пески, как в себе имеются 239); також купления вотчини и мелницы и селения, покоси, земля, леси и рибния ловли на реки Булатце 240): копленой двор с мельницею и землею и на той земле селцом Тернамы и озерами, с рибними ловлямыи на реке Суле, под горою, названною Лисою 241), две мелницы купленния; под городом Лубнамы две купленния мелници 242), в селе Мгаре 243) три мелницы мгарския

236) См. примечание 5.

237) Акты Л. Л. 1 — 3, 64-65, 58, 59 и 63. Архив Юго-зап. России, т. II, № 46.

238) См. напечатанный выше универсал от 1657.III.5 и Акты л. л. 8 (от 1651.V.9), 31 (1653.XII.22), 9 (1655.V.31), 8 (1655.IV.28), 9 (1656.VI.29), 10 (1656.VII.1 и 1657.III.5), 11 (1657.VII.21).

239) Акты, Л. 72 (от 1687.XII.19).

240) На земли по рек Булатцу записано 7 копий с купчих крепостей в кн. Актов л. п. 252-262.

241) В книге Актов монастырских 1667.III.17 (лист 91) сказано, что м-рю братья Науменки Дмитро и Хвесько продали "изов два по лову рыбному на озере у Лысой горы, поблизу называемого Цегельного месца, на котором на сей час монастыря Мгарского дворец на поселит(ь)бе остается", а 1681.III.7 (л. 92) Иван Гиркало продал "две ставидле властние на Суле реце, против Лысой горы, на стародавной гребле, с того из-засул(ь)ского краю, с дворцом и огородом зостаючее, у Семена Полоненка купленное; на которой гребле млин Полонеевский с футором зоставал"; 1682.II.15 Матюша Цыганенко продал "на Лысогорской Лубенской гребле две заставки (мельничныя) от Засулской стороны стоячие, прозываемые Кодинские".

242) 1670.IV.21 (л. 56) гетман Д. И. Многогрешный выдал м-рю охранный универсал на две мельницы, Лисичину и Дмитра Баринского, "на реце Суле, на гребле меской Лубенской стоячие".

243) Еще при опекунстве князя Константина Вишневецкого 1628.VIII.16 (л. 4) мгарский житель Матюша Деревянченко "продал сад свой власний отчизний, лежачий на селе Мгару, з деревом изо всяким огородом так яко сие ны()не в себе мае, его милости отцу Исаию Копинскому (т. е. монастырю), епископови и наместникови"

74

244) построенния; в селе Песках купленной скотской двор 254) с землею пахотною и сеннимы покосами; в селе Тишках 246) три купленния мелници на реке Удаи с лесами купленнимы да вкладнымы лесами ж и сеннимы покоси и землею пахотного; в Лукомском уезде рибния ловли Красния озера данния и купленния 247) да на речке Слепороде вкладний м(о)н(а)стирь Архистратига Михаила Красногорской от кн(я)зей Вишневецких 248), земля и сенние покоси с лесами даннимы, на той же реке две мелници, вверх по той же реке в селе Воронинцах земли и сенние покоси и леса купленния: в городе Лубнах купленния два двора с хоромним строением и пивными пивоварнями и солодовнями и с винокурнею 249); в Полтавском уезде: под городор Будищамы, за ре-

244) Вероятно, здесь разумеются от Петра Моисеевича Вербицкого (внука Лубенского полковника Игнатия В.) м-рю доставшиеся "на гребле Березотоцкой три ставидле", "на рице Суле, яко Удай упадает в село Березоточи" 1699.II.28 (л. 184).

245) Монастырскому землевладению в с. Песках основание положил 1660.IV.8 песковский житель Феодор Толочко, который за получение полного казачьего снаряжения от игумена Виктора Загоровского (1658-1663, 1671), при отъезде в Запорожье, по возвращении из похода монастырю отдал "грунт пляцовий з дворцом окопаний", "гай дубовий в тим же окопе, тут же и поля пахатние". Свидетелями под этим актом подписались: тогдашний Лубенский полковник Щамлицкий собственноручно, а за неграмотных (будущих Лубенских полковников) Игнатия Вербицкого (1663 г.) и Андрея Пирского (1662 г.) расписался писарь Стефан Красный Башта (Акты л.л. 77-78).

246) Под с. Тишками, на р. Удае, еще при князе Иеремии Вишневецком монатырь начал приобретать мельницы: 164(0).VII.4 (л. 314) Клим Ярмоленко с женою Анастасией м-рю подарил мельницу; 1645.XII.9 (ibid.) у Ждана Шульженка мельника куплена мельница с двумя колесами мучными, а третьим ступным; затем 1650.IX.7 (ibid.) за opus misericodiae (дело милосердия) к княжеским слугам монастырь в собственность получил всю мельницу, которую раньше построил с условием получать только третью мерочку, и на эту мельницу м-рю подтведительный универсал 1653.XII.22 выдан гетманом Богданом Хмельницким (л. 31); 1657.VII.23 (л. 315) товарищи Прокоп Савкович и Луцик м-рю продали "увесь млин, то ест, колес три з хатами, сеножатми, огородами и всеми грунтами", и т. д.

247) Записано 11 актом в книг (л.л. 300-306, 327-330).

248) Кн. Констатин Вишневецкий, староста Черкасский, пишет (по-польски) 1621.II.29 (л. 62): "на том месте, где некогда был монастырь священников греческой религии, то есть, на Слепороде называемом, я правом опекунским природным (см. прим. 12 и 13) позволяю священнику, Иоилу именем, основать и построить монастырь для себя и братии своей, на том же месте Слепороде, на Напрасниковом лугу, недалеко от Ларковой мельницы. В этом монастыре Св. Архистратига Михаила (л. 95), приписном к монастырю Мгарскому, в 1699 г. наместником был Иринарх (л. 100). На монастырские владения по речке Слепороду записано двадцать актов (л.л. 94-101, 137-144, 206).

249) Игумен Макарий Русенович для монстыря у бывшего воеводы Лубенского Фомы Ивановича Бибикова на Подоле, против церкви Св. Николая, 1672.XII.22 купил плановое место "Шиловское" с мельницею, приобретенные Бибиковым от священника Николаевской церкви, Иоанна Пантелеймоновича (л. 209); устанавливается этим актом и ошибочность И. Яновского, отводящего Русеновичу игуменство только с 1680 г. когда он имену-

75

кою Ворсклою, лес, прозываемый Ковжижа 250) с сеннимы покосами и рыбными ловлямы и с дворцом купленним, под Ковжижею поселение по универсалу гетмана Мазепи 1695 (года) февраля 25, на купленной же земле люди и волние 251); да в Шишацком уезде, в Миргородском полку половина лесу названного Толстий, которой дан от Лесницкой 252); в Снетинском уезде купленния сенния покоси, три луки и рибния ловли 253): да в селе Вовчку три мелницы с греблею и дворцом и сеннимы покоси и землею и леси и рибными ловлямы 254); по универсалом гетманским изменника Мазепи по 1-му 1696 (г.) ноября 23: стан рыболовний, називаемий Романковский 255) в реке Днепре, который и от гетмана Скоропадского в 1709 году сентября 29 универсалом же подтвержден 256); по 2-му 1699 (г.) января 24: две части гребли Березотоцкой по легации законника Савватия

ется игуменом уже в акте (1671.IV.20, л. 320). бывший Лубенский Сотник Леонтий Гладкий (1672-1673) 1675.VIII.1 (л. 217) м-рю продал "дом з броваром и винницею" "на Подоле Броварском, над Лубенкою стоячий". В книге на Монастырские имения в г. Лубнах записано 33 акта (л.л. 203-228, 234. 254, 257).

250) Полтавський казак Иван Искренко 1678.III.8 (л. 83) м-рю продал свою землю, полученную его отцем Иваном Искрою от деда Яцка Астрянина, называемую "Ковжижа з лесом и сеножатми, з плесами и заизками". Всех актов на Ковжину в книги записано семь (л. л. 83-85, 42 44).

251) В книге Актов записан этот универсал на листе 42, а напечатан он в Архиве Ю. З. Р. т. V, № 261.

252) Елена, по 1-му мужу Григориева Лесницкая, а по 2-му м. Стефанова Куницкая, с сыновьями Данилом, Димитрием и Иваном 1695.XI.5 л. 288) "во вечность продала" "половицю леса того менованного Товстого" "и сеножатей" "от приезду из местечка Шишаку по правой руце" (л. 289).

253) Моисей Грищенко Полубочок 1668.IV.16 (л. 180) "обыватель слепородский деоцезии (уезду) Лубенской" "продал займищ своих — две, стоячих при Снетине"; 1673.I.29 (л. 178) Федор Кузменко Пал(и)оха с женою Ювгою и с сынами Василием, Остапом и Михайлом м-рю продал "сеножать, лежачую за Сулою на реце Мизезовце, з лугом, зостаючим при той же сеножати, до того ж и хату"; Потей Семенович, обыватель Шекувский 1673.I.29 (л. 180) м-рю продал "луку над Сулою" (при Снетине); в том же 1673 году проданы (а в крепостную книгу записаны 1688.XI.27, л. 181) вт. Демьяном Выприском "грунт" "в Снетине и около Снетина кгрунтов тилко сеножать една з лужком, который озеро делит", а Выприск эти земли получил в приданое за своею женою Мариею, дочерью Якимовича, "бывшего сотника Полтавского и Снитинского".

224) Мария Григориева Искровна, жителька полтавская, 1669.VIII.30 (л. 104) м-ру продала "заставок три на млинах своих власних, будучих на реце Вовчку, на гребли в сели Вовчку, с футором, в котором сама мешкала (жила), до которого належит сеножатий три и дубовая гряда, сеножать, лесок з садами, з огородами з двома заимками".

255) Лист 46.

256) Л. 22.

76

Вербицкого *); по виписям и кулчим 1654 (г.) июля 21 от Харки Резника двор в урочище Гуляевки при Березоточе с полем пахотным, прозиваемом Поле с 257) двадцать, сеножатей в померках на Солонцах, сад с огородом; в том же урочище Гуляевке сеножати над Сулою и под лозами в померках лежачия; 1688 (г.) априля 10 по легации от жителя Миргородскаго Царенка 258) двор с хатою и садом на урочище Медведовце в Миргороде да лука близ Лобецкого луки за хутором Роговниковим и поле пахотное, что на уряде 259) полковом Миргородском 6 1689 году октября 23 подтверждены; 1689: июля 25 от Анны Сеперки с. сином Степаном 260) под селом Вовчком сечь Бовтуновская 261), 26 от Ивана Шкурки 262) грунт Яковишин, пасека, хата и лес також, и куплено у пана Якова грунт, и сеножати, а притом власния его все поля и сеножати, имеющиеся в селе Вовчку от Власовского 263) жителя Ивана Фаленченка, сеножати, названния Филенковския и Чичиковския, и место (в) Вовчку; 1692 (г.) февраля 6 от жителя Носовского 264) Терентия

*) Легация написана 1699.I.19 (л. 186).

257) В копии крепости (л. 188) сказано: "двор зо всем, ато на Гуляювце, тута при Березотоке, и которому — то двору полецаю (отношу) и поле пахотное именуем(?) колес (мера земли) двадцать, а сеножат в померках на Солонице, той же обители с(вя)той; знову на Гуляювце сад з огородом; который статок (достояние) остается в том дворе, на тот час мел бы ся найдовати, як животний, яко теж посудний, все при том дворе ко обители святой при(над)лежно ест(ь), к тому теж засевки в полю, якие бы мели бути, все то тут же: сеножатка над Сулою, и тое туте ж, сеножать под лозами в померках межи людьми, и то тут же".

258) Л. 249.

259) Л. л. 248-249.

260) Здесь указанная купчая совершена 1663.III.11, а в крепостную книгу записана 1689.VII.25 (л.л. 101-102).

261) В купчей написано: "сечь, лежачую под Вовчом, прозываемую Довгоносовскую" (л. 102).

262) Иван Шкурка в пользу монастыря написал завещание 1669.IX.23, но в крепостную книгу оно внесено 1689.VII.26 (л.л. 105 и 115).

263) В купчей, совершенной 1675.I.24, а в крепостной книге записанной 1689.VII.26 (л. 107) сказано: "Я, Иван Хваленченко, на тот час обыватель села Уласовки под Зенковом, а перед часом будучий жител(ь) вовчанский, Лубенской околичности (уезда), "продал — ем властную свою сеножат(ь), прозываемую Хваленковскую и при той же сполне головами лежачую, прозываемую Чичиковскую, на мене по отцу моем спадаючую и от шурина Миски Слесаренка за его сестрою Чичиковною мне отданную".

264) В купчей (л. 218) сказано: Терешко Омелченко, житель Новаковский" "на Пробитой улице" "у мест Лубнях (продал) дом з дворищем отцевский, у Хведора Хоменка купленний", "з одного боку од Петрова Котлярового плецу, а з другой от Перцюхового стоячий".

77

Омельченка двор с дворищем в Лубнях; ноября 12 по легации от сотника Лубенского Захария Салогуба 265) лука под селом Воронинцями; 1693, мая 30 от игумена Инокентия с братией дом в Киеве 266) на Подоле с пляцом, садом и огородом; пляцы: 1694 июня 24 от жителя Миргородского Михайла Бута 267) в Миргороде между дворами Сидоровского и пляцу Даниленкового: от жителя Шишаковского Карпа Оробченка 268) подле брамы Шишаковской противо двора Гукового; 1697 (г.) февраля 27 от жителей Лубенских Семена Богдановского Москалца и Ивана Вербицкого дом в Лубнях, за местом, за Пиратинскою брамою с пляцем; 1698: марта 25 от жителя села Березоточи Ивана Сидоренка грунт под селом Березоточею с течкамы 269) и лучкою от Великого затону до Кашиной поляни до грунту мстрскаго; от жителей Мало Селецких июня 22 Трохима и Грицка Хвесенков 270) луг над рекою Слепородом под селом Хорошкамы по признакам, в купчей описанным; сентября 18 (от) Гаврила Щолудченка 271) с женою и сыном езовищи две на озере Волном под селом Селецкою и жерел два и против того села, между темы жереламы, прокоси, которые и от полковника Лубенского в 1699 (г.) июня 14 подтверждени; октября 10 Трофима Фесенка 272) пляц дворовой с хатою между Юска и Грицка Фесенков; 27 — Ивана Резника 273) жерело от Суди Старой до озера Селецкого и сеножать между жерела мстирского и Павлищиной жителки Мало-Селецкой; Ивана Шолудченка 274) езовище одно на озере под селом Мало-Селецким, ниже мстирского

265) В Актах 1699.XI.2 (л. 97) записана "Захария Салогуба, сотника Лубенского", (1684 — 1692), дарственная запись на луку под с. Воронинцами, но эта запись, вероятно, составлена раньше, чем она внесена в крепостную книгу.

266) В купчей записано 1693.V.30 (л. 145): "Киевского Кирилского м(о)н(ас)т(ы)ра игумен Инокентий Лубенскому м-рю "продал" "дом" "з пляцом, садом и огородом, на нем будучим, на улице Воскресенской, против дворов монастырей Межигорского и Густинского стоячий, от н(ы)нешнего с(вя)щенника Свято-Николского Иорданского, а перед тим жителя киевского отца Макария Гризченка" 1693.III.10, "купленный за золотих четыреста" (ок. 100 руб.)

267) Л. 154.

268) 1695.XII.1 л. 250.

269) В копии купчей (л. 183) написано "тучками", в черниговской копии течками.

270) Л. 311.

271) Л. 307 "сполне з жоною Мариею Иляшувною и Харком с(ы)ном".

272) Л. 313.

273) Л.л. 99, 101. 303.

274) Л.л. 306-307.

78

езу, Тимофея Обеля привороте, 275) на из под тем селом годное, на Озере Волном, теж до еза мстрского сеножати; 1699 января 25 от жителя Вовчанского Данила Закуменка 276) в Острове Пашенном между сеножатми ж Захара Жученка Вовчанского; марта 20 от жителя Лучанского Федора Брегеди 277) в острове Пашенном между померка Шкляревого; от жителей березотоцких сеножати ж: мая 14 Василия Кулеенка 278) в долине Кремянке между сеножати Лукери Роменской и мстирской, 17 — Романа Яковенка и Тимофея Евтушенка 279) в Кремянской долине между сеножатмы мстирскимы; 19 Прокопа 280) Сергиева зятя три померки между померков Неплюевого и между Лукери Роменской в долине Кремянки; 20 Гаврила Косенка 281) две в долине Кремянки между сеножатей мстирских Сергиенковских; 23 Левка Резника 282) в долине Кремянской; 24 от Андрея Роменченка 283) в той же долине Кремянке; 27 от Леонтия Показека 284) между сеножатмы мнстирскимы Роменченковскимы и Дзюбана; от Петра Деримедведя 285) лес под селом Березоточею между лесом Резниковым; сеножати: 29 от Федора Дзюбана 286) в долине Кремянки между сеножатей мнстирской Показецкой и Неплюевой; от Федора Худолеенка Неплюя 287) во оной же долине меж сеножатьмы Казинковой и мнстрской; 30 от попа Березотоокого Ивана Василиева 288) в той же долине между сеножатмы мнстрскимы; от Лукерии Роменской 289) в той же долине со всеми роздоламы и вершинами, от Якова Кулеенка тамо ж со всеми вершинами и роздоламы 290)

275) Л. 304 в копии Купчей записано: "проворотте" (проворотье).

276) Л. 216.

277) Л. 217.

278) Л. 199.

279) Л. 199.

280) Л.л. 199-100 в купчей: "Процик Сергеев зять".

281) Л. 200.

282) 71. 200.

283) Л.л. 200-101.

284) Л. 201. В купчей "Левко Показека".

285) Л. 190, 1699.V.27.

286) Л. 201. В купчей: "о межу з одной стороны сеножати монастырокой, в Левка Показеки березотоцкого до монастиря купленной" (см. прим. 284).

287) Л. 201.

288) Л. 202.

289) Л. 202. В купчей. "Лукия Роменская" 1699.V.30.

290) Л.л. 202-203.

79

июня 1 от Андрея Редки 291) лужок под селом Березоточею над рекою Сулою против Вас(и)янового леса и сад в селе Березоточе; 3 от Ивана Кулеенка 292) лесок выше села Березоточи над рекою Сулою против леса Вас(и)яновского; от Миска Стативка сад в селе Березоточи и лужок под оним селом над рекою Сулою; 5 от жителя Исачковского Игнатия лес над рекою Сулою между мнстирского Вас(и)янового лесу; 7 от жителя Вовчковского Дацка Зукуменка 293) лес же под селом Вовчком между мнстирского лесу от жителей Березотцких; 9 Петра Чикисенка 294) лужок над рекою Сулою против мнстирского Вас(и)яновского лесу: 17 Ивана Кулеенка 295) лес выше села Березоточи над рекою Сулою возле мнстирского Васяновского леса; июля 16 от жителя Мало-Селецкого Трохима Фесенка 296) перед жерела своего, идучого от Сули чрез затон до озера Мало Селецкого, выше жерела мнстирского и вешняк против езу мнстирского; 1710 января 12 от жителя вовчанского Степана Даниленка 297) луки в Острове; от жителя Литвяковского Григория Шкляра 298) сеножать в Острове; марта 11 от обивателки Лохвицкой Марии Терещихи 299) млин на реке Суле под местечком Лохвицею о двух колах мучних, а третье ставидло, что и 300) универсалом гетмана Скоропадского того ж году марта 28 подтверждено; 1711 году февраля 4 от монаха Евксентия Евстафиева 301) в городе Лохвице двор и близ ево лес с лужком и хатою подле гребле Гамалейной, сад под Христиновкою и комор две на ринке, також дворище близ Еремеенка и сеножать в Песках за Лохвицею; 1712 октября 20 по легации Марии Гамалеевой 302) и по конфирмации уряду Лохвицкого гребелка Святицкая запустелая на реке Суле;

291) Л.л. 190-191.

292) Л. 191.

293) Л. 116, 1699.I.25 совершена купчая.

294) Л. 192.

295) Л. 191. Купчая совершена 1699.VI.3.

296) Л. 296.

297) Л. 118.

298) Л.Л. 118-119.

299) Л.л. 169-170.

300) Л.л. 24-25.

301) Л. 161.

302) Л. 178. В духовном завещании Мария греблю завещаемую называет "Хрулювскую".

80

1713 января 9 от жителя Вовчанского Мартина Шестака 303) сеножать в Острове под Литвякамы между Полянчиной и мнстирской сеножатей; 1714 мая 11 от обивателки Лубенской Марии Семенихи 304) лука в степу за Сулою близ мнстирской луки, как копци значат с той стороны от поля протопопа Лубенского там же и хутор; 1716 мая 29 от жителя Березотоцкого Петра Чикиса 305) сеножать в Кремянки в степу близ пологов.

И притом он, Наш генерал лейтенант и кавалер Бибиков, с члени Генеральной Войсковой Канцелярии Нашему Императорскому Величеству всеподданнейше представляли свое засвидетельствование, то выше показание, в оном экстракте маетности села, деревни и другие угодя в правильном и бесспорном того Мгарского монастиря владении состоящих, Нашею Императорского Величества жалованною грамотою в вечное тому мнстиру владение утвердить достойно; того ради Мы, Наше Императорское Величество призирая на тот Мгарский монастырь, всемилостивейшее пожаловали, повелели всеми выше изображенными маетностями, селами, деревнями со всеми к ним принадлежащими мелницами, хуторами, грунтами, лесами, озерамы, рибними ловлями дворамы, лукамы и другими угодьями по имеющимся в том мнстиру Нашего Императорскаго Величества предков жалованним грамотам, гетманским универсалом и другим крепостям, кроме казаков и их казацких собственных грунтов и угодиев, ежели в тех селех и деревнях имеются, которые по их привилегиям всегда при своих вольностях содержани бить имеют, владеть вечно. Во утверждение же всего того Мы сию Нашу Императорского Величества жалованную грамоту Нашему Правительствующему Сенату подписать и Нашею государственною печатью укрепить повелели. Дан в Санкт Петербурге лета от Рождества Христова 1747 ноября 2 дня, государствования Нашего шестого года. В подлинной подписались: Сенатор генерал фелт маршал и кавалер князь И. Трубецкой. Канцлер действителной тайной советник сенатор и кавалер граф Алексей Бестужев Румен. Сенатор генерал и гвардии полковник и кавалер граф А. Румянцов. Сена-

303) Л. 118. Купчая совершена 1710.I.9, а в крепостную книгу, должно быть, записана 1713.I.9, если только здесь не допущена описка кем-либо.

304) Л.д. 204-205.

305) Л. 192. В купчей, совершенной 1699.VI.9, продавец именуется "Петро Чикисенко".

81

тор генерал кавалер камергер Александр Бутурлин. Сенатор генерал лейтенант и кавалер Иван Бахметев. Сенатор генерал лейтенант действительный камергер лейб компании подпоручик и кавалер граф Петр Шувалов. Сенатор тайной советник и кавалер князь Алексей Голицин. Сенатор тайной советник и кавалер князь Иван Адоевский. Обер секретарь Павел Севергин. Секретарь Михаил Новоторжцев.

У подлинной грамоты государственная висящая печать. При записке в Сенате № 6. При запечатании в Коллегии Иностранных Дел № 829.

Л е г е н д а *)

о "засклеплении" мощей Киевского Митрополита Иосифа Нелю-бовича-Тукальского в стене большой церкви Мгарского монастыря.

"Повествуется в Лубенском монастыре от стариков, кои лыхали от такових же о Иосифе Тукалском тако: Преставися он, Тукальский, в местечку Полской области — Чигирине и привезен некоторым козаком в Лубенский монастырь; а в яком годе не известно, где и поставлен в церкви в фрамуге такой, в якой с противной, правой, стороне (ы) Святителя Афанасия мощи находились. И к обоим им приходящие поклоники прикладывались даже до прибытия в тот монастырь Великаго Государя Императора Петра Первого; от Шведской ли баталии, или з Подпрута, неизвестно. А за прибытием своим в тот Лубенский монастырь, Великий Монарха изволил указать Афанасия наверху держать, а Иосифа Тукальского, по известным Ему причинам 306), на том же месте засклепить. Почему он, Тукальский, и засклеплен был в одну цеглину (кирпич). После же того, за игумена Лубенского монастира Тимофея Щербацкого (1737 г.) — кой посля был митрополитом Киевским (1748-1758) — когда те цеглини в едном месте сами собою вивались, то, разобравши ту стенку, видели: мощи Тукалского нетленны лежат, а изтлела де толко кришка гроба,

*) Подлинник, писанный 6 августа 1772 году в Мгарском монастыре, хранится в Полтавском Музее Е. Н. Скаржинской.

306) Вероятно, повествователи здесь хотели оттенить большую дружбу Тукальского с правобережным гетманом Дорошенком, весьма преданным полякам, а к великороссам нерасположенным и подбивавшим польского короля к войне с Россией.

82

а он де лежит в белом клобуке и в желтой шолковой мандии. Потом, с повеления того ж игумена Тимофея, прикрит он, Тукалский. И от того времени даже до днесь (1772.VIII.5) некто нечего не знает. На месте же том, где он почивает снаружи написан гроб под балдахином, которий ангели поддержуют, а на том гробу написан епитафион от преосвященного митрополита Киевского Варлаама Ясенского, (1690-1707), кой присем прилагается.

ЕПИТАФИН, зде мощами почившему в затворе блаженния памяти преосвященному Иосифу Нелюбовичу, митрополиту Киевскому, Галицкому и всея России (1663-1676), трудами блаженно почившего преосвященного Варлаама Ясинского, митрополита Киевского ж и протч. сложенний:

Иосиф Нелюбович-Тукалский реченний,
Нелюбящ в себе тука лсти, бе заточенний 307);
Отступства правой веры крупный обличитель,
Православия ее горлив защатитель,
Немалований пастир Россом всегда бывший,
Обаче на престоле в Киеве не живий,
Во небесном жилици престола искавий.
Да тамо вечно живет в любве правой слави.
Сию же жизнь остави в год семьдесят пятий 308)
Тисяща шестсот юля шест двадесятий,
Шестьдесят осмаго же от рождества лета.
Благословен Богом всяк бысть митрополита.
Чрез письмо всечестного свята патриарха

Мефодия его же фрону бысть эксарха. Сей епитафион списан в Лубенском м(она)стире 1772 году, августа 5 дня".

М. Г. Астряб.

307) В 1664 году в г. Чигирине поляки захватили Тукальского и посадили в Мариенбургскую крепость (Костомаров кн. VI, 33).

308). И Костомаров (ibid. стр. 262) смерть Тукальского относит к 1675 году, на августа 10-го; везде же у других историков указывается 1676 год, чего и мы выше придерживались.

83

Несколько статистических данных из жизни Малороссийской
губернии (нынешних Полтавской и Черниговской)
в начале ХIХ века.

(Дела Полтавского Губернского Правления, №№ 113 и 40).

4 февраля 1802 года князь Алексей Борисович Куракин был назначен Малороссийским генералом-губернатором. Ведению его должна была подлежать Малороссийская губерния, тогда же (9 октября 1801 г.) предназначенная к разделению на две: Черниговскую и Полтавскую. Князь не сразу выехал из Петербурга на место своего нового служения: ему было разрешено остаться до весны для устройства своих личных дел.

Это время кн. Куракин решил использовать для ознакомления с состоянием тех губернии, управлять которыми он был назначен. С этой целью он пишет Фрейнсдорфу, черниговскому губернатору, и Сонцеву, губернатору только что открывшейся Полтавской губ., сообщая им о своем назначении и одновременно прося "для введения меня в познание о губернии снабдить меня нужными сведениями" (Дело № 113, листе 6-й). Эти сведения должен был дать барон Фрейнсдорф, как управлявший раньше Малороссийской губернией. В письме своем от 26 февраля 1802 г. он пишет князю: "поспешаю отправить нужнейшие сведения касательно управляемой мною малороссийской губернии". В рапорти от того же 26 февраля Фрейнсдорф перечисляет, что, именно, представляет он кн. Куракину. Приложения к этому рапорту и дают статистический материал по Полтавщине и Черниговщине в начале XIX века. К сожалению, не все пеперечисленное Фрейнсдорфом сохранилось при деле. Так, нет генеральной и почтовой карт Малороссийской губернии, нет ве-

84

домости № 4 "о числе городов и поветов, в них церквей, монастырей, домов, местечек, сел, деревень, мельниц, заводов, жителей, платящих и не платящих подати", нет ведомости № 12 — Казенной Палаты "о числе других разного звания людей, в Малорос. губ. состоящих, и сколько с них поступает в год денежного оклада". Но и сохранившиеся при деле ведомости дают все же большой статистический материал.

Ведомость № 3 дает сведения "о числе душ мужска пола, платящих подати в существующих ныне двадцати поветах Малороссийской губернии". Таковых ведомость указывает 1.162.493 души. Здесь же указано число плательщиков в каждом повете после разделения Малорос. губ. на две. Так, в новой Черниговской губернии:

85

Ведомость № 5 дает сведения о присутственных местах в губернском городе, их составе и получаемом жалованьи.

Во главе Губернского Правления стоял Губернатор с жалованьем в 1800 руб. и столовых 1200 руб., затем здесь же состояли 2 советника с жалованьем по 600 руб., секретарь — 350 руб., и секретарь при Губернаторе — 350 руб. При Губернском Правлении — Губ. Землемер — 500 руб. и три поветовых — по 300 руб., два регистратора — по 300 руб., Губ. архитектор — 400 руб.

В Казенной Палате состояли: Вице-Губернатор — 1200 р., 3 советника — 600 руб., губ. казначей — 600 руб., секретарь — 350 руб. и 4 счетчика по 80 руб.

В Генеральном суде — два департамента. В каждом: Генеральный судья — 1200 руб., два советника по 600 руб., два депутата по 500 руб. от дворянства, секретарь — 350 руб.,; прокурор — 600 руб.

Врачебная Управа: инспектор — 700 руб., оператор 500 руб. и акушер — 500 руб.

Кроме того, в ведомости указаны Приказ Обществ. Призрения (Губернатор и Губ. Маршал) и Дворянское Собрание (Губ. Маршал и по депутату от повета) без указания содержания.

Ведомость № 6 дает те же сведения о поветовых городах. Здесь указан городничий с жалованьем в 300 руб., два частных пристава (указаны не в каждом городе) — по 200 руб. из городских доходов; квартальные надзиратели (в разных городах разное число) — по 120 руб. из городских доходов. Чиновники Поветового Земского и Подкоморского судов "содержание получают из доходов, по правам малороссийским установленные". Нижний Земский Суд: Земский комиссаре — 250 руб. Заседатели (различное число) — по 200 р., секретарь — 200 р. Поветовое Казначейство: казначей — 250 р., четыре счетчика — по 80 р. Городовой Магистрат: два бургомистра — по 120 р. (из городских доходов) и 4 ратмана — по 100 руб. (тоже). Городская Дума, Сиротский Суд и Словесный Суд — "жалованье не положено".

86

Ведомость № 7" о состоящих на дорогах почтовых станциях". Здесь перечислены станции по дорогам: Венской от С.-Петербурга через Киев, Константинопольской — от Чернигова через Кременчуг, из Москвы в Чернигов, от Москвы до Киева, от Чернигова до Слободской Украинской губернии, от Киева до Кременчуга, от Чернигова к Смоленску, от Чернигова к Минску, по дороге, связывающей Киевскую губ. с Слободско-Украинскою, по дороге, связывающей заднепровские места с Слободско-Украинскую губ., по дорогам, "сообщительным поветовых городов между собою". Всего перечислено 88 станций, с 1477 лошадьми; содержание их исчислено в 89.699 руб. 49 ¾ коп. Протяжение этих дорог равно 1328 верстам.

Ведомость № 8 — о станциях, "по коим возится письменная почта чрез выбранных от общества почтальонов". Указано 22 тракта с 128 станциями.

Ведомость № 9 — о ярмарках. Указаны города и селения, где собирались ярмарки, их число и время, а также приблизительная сумма, на какую привозилось товаров на ярмарку.

87

Всего по Черниговщине указано 151 ярмарка с товарами на 6.816.000 руб., а по Полтавщине — 243, на 5.018.000 руб. Общая сумма — 394 ярмарки на 11.834.000 руб.

88

Ведомость № 10 — "о доходах в городах Малорос. губ., получаемых с питейных откупов и других оброчных статей". Общая сумма доходов по городам такая:

89

Этот доход составлялся из трех данных, 1 "с питейных откупов по городам", 2. "с разных оброчных статей" и 3. "оброчных с крестьян Магистратских". Из указанного итога питейный доход давал 162.273 р. 5 коп., разные статьи — 17.614 р. ½ коп. и крестьяне — 5.034 р. Число крестьянских душ указано такое: Чернигове — 572, Нежин — 1027, Прилука 56, Козелец — 209, Переяславль — 461, Остер — 192. Всего крестьян 2517.

Ведомость № 11 — о состоянии Малорос. губернской роты и поветовых и штатных команд. Всего в них было 22 офицера, 83 унтер-офицера и 658 рядовых. При этом губернская рота состояла из 131 человек, а в поветовых командах было по 32-34 человека.

Ведомость № 13 — Малорос. Казенной Палаты, "сколько в прошедшем 1801 году следовало вступить разного рода доходов, в то число вступило и затем к 1 числу Января сего 1802 г. осталось не во взыскании." В 1801 г. следовало поступить оклада на 1801 г. 3.031.632 р. 31 ½ коп., доимок прежних лет 286.125 р. 78 коп., — итого 3.317.758 р. 9 ½ коп. Поступило в 1801 году 3.018.343 р. 32 ¼ коп., осталось в недоимке 299.414 р. 77 ¼ коп. Наибольшая статья дохода "окладные сборы непременные с душ и из дворянских стяжаний на содержание присутственных мест и чинов." Их в 1801 г. должно было поступить 2.739.461 р. 30 ¼ коп.

Ведомость № 14 — дает сведения, составленные той же Малорос. Казенной Палатой, о расходах 1801 года. На расходы по губернии ассигновано было 239.241 р. 90 ¾ коп., в ведомство Военной Коллегии — 1.810.000 руб., а 820.185 р. 7 ¾ коп. в "СПБ. для остаточных сумм казначейства". Всего расхода — 2.869.426 р. 98 ½ коп.

Ведомость № 15 и № 16 — дают те же сведения, что и № 13 и № 14, но только рассчитанные на 1802 г., с указанием доходов и расходов за январь 1802 года. Предположено (по ведомости № 15) к поступлению в 1802 г. оклада на этот год 2.476.495. р. 91 ¼ коп., доимок прежних лет 299.438 р. 23 ¾ коп., а всего 2.775.934 р. 15 коп. На расход же в 1802 г. (по ведомости № 16) назначено по расписанию Экспедиции о государственных доходах 2.614.185 р. 91 ¼ коп.

90

Ведомость № 17 — "о казенных строениях, в Малороссийской губ. состоящих." Из нее видно, что каменные дома были очень редки. В Чернигове было 8 казенных каменных домов, из которых 6 бывшего архиерейского дома и 6 деревянных. А в поветовых городах только в Полтаве, Переяслове, Глухове и Козельце присутственные места помещались в каменных зданиях, а в прочих — были деревянные.

Ведомость № 18 — о числе входящих и исходящих дел Малорос. Казенной Палаты, за 1801 год и 1802-й по 25 февраля. За 1801 г. число входящих — 20.947, исходящих — 15.636, нерешенных дел — 235.

Ведомость № 19 — о суммах Малорос. Приказа Обществ. Призрения на 25 февраля 1802 г. Всего — 68.102 р. 79 ½ к.

Ведомость № 20 — "о получаемом Малорос. Приказом Обществ. Призрения ежегодно доходе". В 1801 году — % "за раздачу взаймы капитальной суммы" — 5.498 р. 55 ¼ коп.; из Городских Дум на заведения Приказа — 13.125 р.; штрафных от присутственных мест и от городничих — 2.518 р. 35 ¾ коп.; из Казенной Палаты "на содержание несчастных в уме поврежденных людей" — 956 р. Всего в 1801 году — 22.097 р. 91 коп.

Ведомость № 21 — о расходах Приказа. На народные училища — 10.135 р. 60 коп., на богадельный (25-35 челов.) и смирительный дома — 1.054 р. 46 коп., на воспитание "несчастнорожденных" (т. е. внебрачных) младенцев — 233 р., на содержание "несчастных в уме поврежденных людей" — 956 руб. Всего — 12.379 руб. 6 коп.

Ведомость № 22 — перечисляет должников Приказа на 25 февраля 1802 г. Здесь указано 85 лиц, с общей суммой долга — 62.742 р. 79 ½ коп., из них дворян — 69, мещан — 8 и купцов — 8. Сумма долга мещан 2.024 р. 73 ½ коп., купцов — 6.867 р. 70 коп. Максимальная цифра долга — 3.000 р. (Черниговский аптекарь), минимальная — 13 р. (мещанин). Срок долга — один год.

Ведомость № 23 — "о состоящих в Малорос. губернии народных училищах и других заведениях, ведомству Малорос. Приказа Обществ. Призрения принадлежащих." Число училищ — 9 — распределено так: три "о четырех классах" — в Чернигове, Новгороде-Сев. и Полтаве, и шесть "малых" — в Стародубе,

91

Погаре, Ромне — "о трех классах", и "о двух классах" — в Нежине, Прилуке и Глухове. При Черниговском и Новг.-Сев. училищах имеется по одному директору и одному учителю немецкого языка, а при прочих по одному смотрителю. "Директоры, учители и сторожи получают жалованье по штату, на дрова же и свечи, також на покупку учебных книг, разных инструментов и пособий употребляется сумма из получаемых Приказом от Городских Дум денег, соразмерно надобности".

Кроме того, в ведении Приказа, по ведомости, находятся: богадельный дом в Чернигове (32 призреваемых), смирительный дом (4 человека) и в Сосницком повете Максаковский монастырь, обращенный по Высочайшему указу 1786 года для пребывания душевно-больных на 40 человек (по ведомости показано находящимися 27 челов.)

Ведомость № 24 — о народных училищах. Перечислены 9 училищ, состоящих в ведении Приказа Общ. Призрения.

Всего учащихся 894 человека, из них 824 мальчика и 70 девочек (разделение показано только в общем итоге, а не по училищам). Директора (Чернигов и Новгород-Сев.) получали по 500 руб., учителя от 120 руб. до 400 руб., жалованье смотрителям не указано. Общее число учащих по 9 училищам — 38 человек, с жалованьем 8.320 руб.

II.

После учреждения Министерств граф В. Кочубей, назначенный Министром Внутрен. Дел, обратился ко всем губернаторам с требованием прислать "все те сведения, кои Министерству раз навсегда нужно собрать из губерний, дабы составить о поло-

92

жении каждой сколь можно полное и коренное познание". Такое требование получено было кн. Куракиным 1 октября 1802 года, и, по его распоряжению, нужные ведомости были представлены по Черниговской губ. губернатором бароном Фрейнсдорфом, а по Полтавской — губернатором Сонцевым. Ведомости были посланы в Министерство, а копии их составили "дело по отношению Господина Министра Внутренних Дел с приложением циркулярного письма Губернаторам о доставлении нужных сведений и о переписке по делам", хранящееся в архиве Полтавск. Губ. Правления (№ 40). Как и предыдущее, это дело дает тоже достаточно большой статистический материал по Полтавщине и Черниговщине в начале XIX века.

Первые ведомости при деле составлены о Черниговской губ. Такова "ведомость о состоящих в ведомстве Малороссийского Черниговского Приказа Обществ. Призрения капитальных и прочих суммах", составленная 24 октября 1802 г. Вся сумма равняется 42.528 р. 98 ¾ коп. Сверх того, вырученных за продажу в нар. училищах учебных книг 1.179 р. 29 ½ коп. Деньги эти, как сказано в примечании, на %% не отдаются, а идут опять на покупку учебников, которые продаются Приказом "по тем самым ценам, по коим с издержками обходятся Приказу без всякой прибавки."

К этой ведомости приложены еще 3 о том же Приказе. Ведомости о ежегодных доходах и расходах Приказа не дают ничего нового, по сравнению с ведомостями №№ 20 и 21, указанными в 1 отделе; ведомость же о заведениях Приказа, дающая те же сведения, что и изложенная выше ведомость № 23, подробнее останавливается на призрении "несчастнорожденных." Отсюда видно, что последние содержались в мест. Носовке Нежинск. повета подпоручиком Тишкевичем в его же доме. Ежегодно принималось до 10 детей, и на содержание их отпускалось Приказом 233 р. в год. С 3 летнего возраста дети отдавались на воспитание казенным крестьянам с платой по 12 р. в год, "да особо в награждение за каждого питомца" по 2 р. При достижении мальчиками 17 л., а девочками 15 л. возраста, они "водворялись на жительство", при чем им выдавалось единовременное пособие: по 12 р. мальчикам и по 18 р. девочкам.

Тут же приложены сметы и на постройку в Чернигове

93

каменных корпусов для больницы, для сумасшедших, несчастнорожденных, для смирительного дома. Больничный корпус в 2 этажа и 1 этажный корпус "для прилипчивой болезни" исчислен в 28.357 р. 20 коп.; кухонный корпус и кладовые — 9.865 р. 80 коп. Богадельня в 1 этаж — 10.154 р. 25 коп. Та же сумма и для дома сумасшедших. Для несчастнорожденных — в 1 этаж — 5.237 р. 50 коп. Та же сумма для "сумасшедших злых и опасных." Для рабочего дома, в 1 этаж — 10.542 р. 71 коп. Для прачечной и бани — 1 этаж — 6.528 р. 70 коп. На каменную ограду 200 саж. — 6.651 р. 50 коп., а деревянную — 1.600 р. Всего 92.729 р. 41 коп. или 87.677 р. 91 коп.

Полтавский губернатор А. Сонцев, кроме ведомостей для отсылки в Министерство, прислал 8 декабря 1802 года, по распоряжению кн. Куракина, и их копии, сохранившиеся при деле. Здесь прежде всего находим "сведение о податях, каждым состоянием платимых на земские или полицейские повинности, натурою или деньгами отправляемые." "Сведение" сообщает, что со всех "по ревизии и в окладе состоящих" взыскивается в городах и поветах по 8 ¼ коп. на содержание почтовых лошадей. Кроме того, в городах отправляются натурою повинности высылкою на караулы сторожей, подводами под арестантов, проходящие воинские команды и проезжающих по казенной надобности чинов. "Для облегчения" жители нанимают десятских, платя им "по собственному произволению." В поветах "производится сбор с казачьего и казенного звания людей, волость составляющих, по общему самих их расположению" на содержание волостных правлений и на жалованье волостным головам по 20 р., писарям по 15 р. и старостам по 10 р. в год. Далее, кроме тех же обязанностей, которые несут и горожане, жители поветов исправляют, по распределению нижних земских судов, вместе с "владельческими" крестьянами дороги, мосты и гати, содержат при полициях от себя пожарные орудия и "оные исправляют починками и новыми, делая для того сбор денежной по своему произволу."

Далее следует краткое "сведение о состоянии Сельских Магазинов и о способах, коими обеспечено продовольствие в тех городах, где окружное сельское земледелие не доставляет достаточного пропитания." На основании распоряжения Сената от

94

29 декабря 1799 года, эти магазины были устроены в казачьих, казенных и помещичьих селах, всего в Полтавской губ. 2.750, где, по ведомости, было собрано 261.906 четвертей ржи и 44.076 четвертей ярового. Что же до упомянутых в заглавии ведомости "способов," то "оных, так как окружное сельское земледелие всегда городам доставляет достаточное продовольствие, употребляемо не было."

Следующая ведомость — "сколько из каждого состояния людей по ревизии состоящих уплачивается в казну с души в год податей и каких именно, по Малорос. Полтавской губ." С купцов брался процент с объявленного ими капитала: с христиан — 1 ¼, с евреев 2 ¼; "капитала же по губернии состоит с христиан 830.976 р., евреев — 28.235 р." С мещан христиан подушных по 2 р. 50 коп., накладных по 5 коп.; евреев: подушных по 4 р. 50 коп., накладных по 17 коп. С Малороссийских казаков: по 1 р. 76 коп., оброчных по 1 р., накладных по 5 коп. С однодворцев: подушных по 1 р. 26 к., оброчных по 4 р., накладных по 10 коп. С воинских поселян: подушных по 56 коп., оброчных по 1 р., накладных по 2 ¾ коп., поземельных с десятины земли по 5 коп. С отписных на корону крестьян: подушных по 1 р. 26 коп., оброчных но 4 р., накладных по 10 коп. С однодворческих крестьян: подушных по 1 р. 26 коп., оброчных по 4 р., накладных по 10 коп. С казенных крестьян: подушных по 1 р. 26 коп., оброчных по 2. р., накладных по 6 к. С магистратских крестьян: в казну — подушных 1 р. 26 к., накладных по 6 коп.; оброчных в городскую сумму по 2 р. С бывших монастырских крестьян: подушных по 1 р. 26 коп., оброчных по 2 р., накладных по 6 коп. С помещичьих крестьян: подушных по 1 р. 26 коп., накладных по 2 коп. С помещичьих же крестьян, состоящих в земельном окладе: подушных по 56 коп., накладных на рубль по 2 коп., поземельных от десятины по 2 ½ коп. Кроме этих податей, "уплачивается дворянами подлежащее число в восьмидесятитысячную сумму на содержание присутственных мест, и чинов по общему дворянскому расположению, смотря по имению каждого".

Далее представлена "генеральная ведомость" о городских налогах на городские нужды (мосты и гати, освещение, жалованье Магистрату, Думе, Городской Полиции, канцелярские расходы и

95

другие городские надобности), "остающаяся же затем сумма раздается разным заимодавцам под процент."

I. Окладных с магистратских крестьян оброчных (Переяслов и Прилуки) по 2 р. с души — 1034 р.

II. Окладных, по временам переменяющихся:

III. Неокладных, временно вступаемых в 1801 году, вступило 8.655 р. 43 ¼ коп. Общая сумма всех городских сборов по Полтавской губ. в 1801 г. — 105.140 р. 45 ¾ коп. По отдельным же городам эта сумма распределяется так:

Ведомость о числе душ в Полтавской губ., платящих государственные подати и особо того никаких податей не платящих (по 1 сент. 1802 г.).

96

97

98

ВЕДОМОСТЬ
о годичном произращении в Полт. губ. хлеба (10-лет. среднее), сколько употребляется на винокурение, сколько вывозится вне губернии, сколько остается на внутреннее ее продовольствие (в четвертях).

В конце ведомости прибавлено, что в Полт. губ. "недостатка в хлебе не бывает, а потому и извне губернии не привозится".

99

ВЕДОМОСТЬ
о казенных Полтавской губ. селениях, в коих существует со стороны казны питейная продажа, с показанием числа домов и продаж, какие из них и за коликую сумму с 1799 по 1803 год по отдаче Черниговской Казен. Палаты состояли и на следующее с 1804 г. 4-х летие Полтавской Каз. Палатою отданы в откуп, и какие еще по неявке за публикациями охотников в таковой откуп не поступили (составлена 25 ноября 1802 г.).

100

101

ВЕДОМОСТЬ
о всех оброчных статьях в Полтавской губ., какие из них отданы в откуп Черниг. Каз. Палатою с 1799 по 1803 г. и Полтавскою по 1814 г.

Ветряные и водяные мельницы с 1803 года уже не сдавались, а поступили в пользование казенных крестьян без платежей в казну.

12 декабря 1802 года была присланы и Черниговским губернатором бар. И. Фрейнсдорфом такие же копии донесений в Министерство, как и присланные А. Сонцевым.

Первой стоит ведомость о числе душ по Черниговской губ., платящих подати, составленная 24 октября 1802 года.

102

Highslide JS

103

Далее следует ведомость Черниговской Казен. Палаты о казенных податях. Здесь те же данные, что и в ведомости о том же, представленной Полтавским губернатором, кроме некоторых подробностей. Так с "отписных на Его Императорское Величество бывших за духовными местами великороссийских и цыган" — подушных по 1р. 26 к., оброчных по 4 р., накладных по 10 к. С бывших монастырских, коронных, ранговых, стрельцов, бобровников и пташников подушных по 1 руб. 26 коп., оброчных по 2 р., накладных по 6 к. С крестьян ведомства Деп. Уделов, кои до того именовались дворцовыми, подушных по 1 р. 26 к., накладных по 2 к. С колонистов подушных по 1 р. 26 к., оброчных по 2 р., накладных по 6 коп. О дворянских налогах здесь сказано подробнее, чем в Полтавской ведомости. "Положено с дворян по Малорос. губернии на содержание некоторых присутственных мест и чинов 85.076 руб. 17 ¾ коп." На долю Полтавской губ. отошло 46.263 руб. 50 коп., а Черниговской — 38.812 р. 67 ¾ к., "которые ежегодно располагаются ко взысканию поветовыми маршалами на помещичьих крестьянах, кои оных в себя имеют, с прочих же не имеющих крестьян взыскиваются с самых по тем же расположениям". Наконец, с каждой ревизской души муж. пола бралось по 8 ¼ к. на содержание почтовых станций.

Следующая ведомость — о всех оброчных статьях в Черниговской губ., какие из них отданы в откуп с 1799 по 1803 г.

104

ВЕДОМОСТЬ
о казенных Черниговской губ. селениях, в коих существует со стороны казны питейная продажа, с показанием числа домов и продаж, какие из них и за коликую сумму на следующее с 1803 года четырехлетие отданы в откуп, и какие еще по неявке охотников в таковой откуп не поступили (составлена 31 окт. 1802 г.):

105

Ведомость
Черниговской Казенной Палаты о городских статьях, состоящих на откупе и на вере (доход 1801 года).

106

ВЕДОМОСТЬ
о годичном произращении в Черниговской губ. хлеба (10 летн. среднее; по поветам не указано).

В примечании прибавлено, что весь хлеб потребляется внутри губернии и из нее не вывозится.

9 декабря 1802 года А. Сонцев донес об урожае1802 г. в Полтавской губ. "с примерным исчислением: сколько потребно на посев, сколько на продовольствие, сколько на винокурение и сколько остается на выпуск вне губернии."

107

Подобную же ведомость об урожае 1802 г. по Черниговской губ. представил и бар. Френсдорф.

В примечании к этой таблице даны еще сведения: "заготовленных в прошедшем лете в настоящую зиму с садов и огородов овощей, как то: огородных буряков, капусты и огурцов 466321 бочка, морквы, пастернаку, репы, луку и чесноку 113610 четвертей; садовых яблок, груш, слив и вишенних ягод 33218 четвертей. С вышеписанного родившегося в лете 1802 года количества хлеба полагается рады посевов противу

108

прошлогоднего 1286559 четвертей 3 четверика 3 гарнца, на взнос в запасные сельские магазины с каждой мужского полу души по одному четверику озимого и по одному гарнцу ярового всего же в год озимого 63409 четвертей 7 четвериков, а ярового 7926 четвертей 1 четверик 7 гарнцов; да на винокурение примерно 312058 четвертей 2 четверика и I гарнец; за тем остается на внутренное продовольствие 2407802 четверти 7 четвериков и 2 гарнца располагая же оное количество на число душ в малороссийской Черниговской губ. состоящих, как то: мужского 507279, а женского пола 506321, обоего же 1013600, выходит на каждую по 2 четверти 3 четверика, какового до нового урожая может быть достаточно, потому что жители сверх хлеба имеют как выше значить взаготовлении довольное число с садов и огородов овощей и кореньев. Урожай сена по малороссийской Черниговской губернии противу прошлогоднего меньше третиею частию, в случае недостатка в сене довольствуют жители кормом скот гречневою, овсяною, пшеничною и ячменного соломою".

16 декабря 1802 года А. Сонцев представил сведения о заводах в Полтавской губ.

В примечании сказано, что о винокуренных и кирпичных заводах сведений не собрано, рыбных и других промыслов в Полтавской губ. "в знатности не имеется"; по городам купцы торгуют красным и железным товаром, а мещане и казаки и разного звания люди по поветам и в местечках — привозными солью и рыбою; казаки по селениям "продажею вина в домах своих промышляют".

109

24 декабря бар. Фрейнсдорф прислал 3 ведомости о Черниговской губ.

Из ведомости о повинностях городских и сельских жителей Черниговской губ. видно, что городские доходы употреблялись на жалованье полицейским чиновникам, кроме городничих, освещение города, пожарные орудия, мосты и перевозы, содержание городового магистрата, помещения магистрата, думы, сиротского и словесного суда, квартирное довольствие войск (квартира и отопление, а в лагерное время — солома для постели и дрова), полковые лазареты, караульни, будки, шлагбаумы, сараи и конюшни для полкового обоза. Натурою в городах отправлялись след. повинности: содержание будочников, сотских и десятских (по очереди), чистка улиц (перед своим домом), провожатые для колодников (до первого селения), возка письменной почты, при чем почтальоны освобождались от всех государственных податей и повинностей.

Повинности в поветах были таковы: волостные, казачьи и казен. крестьян правления содержались на средства этих сословий "по общим их складкам"; для охранения казен. лесов выбирались на 1 год лесничие надзиратели и на 3 года пожарные старосты; квартирное довольствие войск и помещения для полковых лошадей; содержание в порядке дорог (материал и рабочие по расчислению и назначению нижних земских судов); стража в селениях, препровождение колодников, беглых и рекрутов от селения до селения; постройка хлебных магазинов; жалованье депутатам, выбираемым дворянством в генеральный суд ("по положению дворянства с крестьян их с души по 1 ½ к.); содержание ратуш и в них секретарей (в посадах); письменная почта (как в городах).

В следующей ведомости перечислены фабрики и заводы Черниговской губернии.

110

Кроме этих, главнейших, заводов, у дворян имеется до 1800 винокурен.

ПРОМЫСЛЫ:

1. Пенька (в поветах Н.-Северском, Стародубском, Новомеском и Мглинском) шла на Петроград и Ригу, примерно до 50000 берковцев.

2. Смоленые канаты (те же поветы) — на Ригу и Херсон, до 30000 пудов.

3. Хрящ и льняной холст (те же поветы) — на Херсон, до 200000 арш.

4. Солонина (те же поветы) — на Петроград и Кенигсберг, более 30000 пуд.

5. Конопляное масло (те же поветы) — внутр. города и Кенигсберг, до 25000 пуд.

6. Мед-сырец — в Петроград и др. города, до 12000 пуд.

7. Желтый воск до 2000 пуд.

111

8. Сало свечи, мыло, кожа, щетина, лен, деготь, известь, железо, стекло — частью внутри России, частью за границу, количество не известно.

9. Горячее вино — в Малороссийские губернии и Новороссийскую.

10. Табак в Белоруссию.

11. Рыба привозится главным образом с Дону.

12. Соль из Крыма.

Ведомость о состоянии сельских хлебных запасных магазинов по Черниговской губ. за 1802 г. дает следующие данные: Ревизских муж. пола душ в казачьих селениях и городах было 161443, магазинов — 629; в казенных селениях — 58987 душ, 285 магазинов; в удБльныхе — 1969 душ, 17 магазинов; в помещичьих — 242022 душ, 1096 маг.; а всего 464421 душа, 2027 магазинов. В этих магазинах было:

В марте 1802 г. магазины свидетельствованы чиновниками, назначаемыми от поветовых маршалов, а в сентябре членами нижних земских судов.

Далее приведена табель о установленных по Черниговской губ. за сентябрьскую треть 1802 года ценах на хлеб для заготовления провиантского департамента.

Цены приведены по поветам, а за каждый месяц выведены губернские сложные (т. е. средние).

112

В следующей за этой ведомостью приложены торговые цены на хлеб за то же время. Эти цены почти те же, что и в предыдущей ведомости, с разницей в 5-10 коп.

Владимир Щепотьев.

113

О минеральных водах в Константиноградском уезде,
Полтавской губернии в начале прошлого века

(1804-1809 г. г.)
1)

В 1804 г. Малороссийскому генерал-губернатору князю А. Б. Куракину сделалось известным, что в Константиноградском уезде, в имении капитанши С. Н. Ковалевской, есть минеральная вода, а также и глина, очень удобная для валянья сукон. Князя это очень заинтересовало и он приказал земскому комиссару (ныне исправник) этого уезда доставить несколько бутылок этой воды во врачебную управу. Земский комиссар, майор Миргородский 25 Сентября 1804 года отправил 8 бутылок воды из имения капитанши Ковалевской. При этом комиссар сообщил, что посылаемая вода, добытая в "колодцах", из которых один по неспособности к употреблению в питье воды оставлен; из другого вода употребляется для людей и скота и в вырытой не в пещере, а в провале, копанке, также к употреблению способная". При этом он добавил, что вода из второго колодца, кроме употреблению "в питье" признана госпожой годною к излечению скорбутов. Князь Куракин 27 Сентября предписал врачебной управе немедленно произвести исследование присланной воды и 3 Октября врачебная управа сообщила князю о результатах исследования, что было сделано И. Сессом, заведующим Полтавской аптекой. Оказалось, в воде первой бутылки содержится углекислая известь, углекислая магнезия и горная соль. Во второй бутылке — серо-водородный газ, соляная магнезия, углекислая известь и глауберова соль. В третьей бутылке вода "из копанки над которой опыты чинимы были .... и "по малому количе-

1) Составлена эта статья по Арх. делу, хранящемуся в архиве Полтавского Губ. Правления 1804 г. № 233.

114

ству заключающей в оной соляным частям, удостовериться не можно было, а по выпаривании всей минеральной воды, получено только около четверех гран соляной массы и по мнению оная соляная масса состоит не из чего иного, как только из малого количества горной соли, магнезии и известковой земли".

Врачебная управа признается в "несовершенстве опытов" и высказывается за необходимость анализа "при самых источниках воды". Князь Куракин запросил врачебную управу, в каких сосудах лучше всего доставить воду в Полтаву и, по получении ответа, командировал с этою целью врача в Константиноградский уезд. Тот же земский комиссар во второй половине Октября прислал бочку воды, мерою 32 ведра.

Об этих минеральных водах, князь А. В. Куракин донес министру внутренних дел графу В. П. Кочубею, который доложил об этом Государю. Император Александр І повелел как писал Куракину гр. Кочубей "сделать по медицинской части все нужные распоряжения к удостоверению о действительности вод". Граф Кочубей просил кн. Куракина отправить весной для производства химических опытов заведующего Лубенской аптекой или кого либо из надежнейших его помощников и для точного производства химических исследований отправить еще одного из членов малороссийских врачебных управ. При этом граф В. П. Кочубей просил князя употребить все способы к облегченно казны, от сопряженных с подобными случаями издержек. Министерство внутренних дел прислало наставление, как производить исследование 1).

1) Вот это наставление: 1. при отправлении своем из Лубенской полевой аптеки взять с собою: а) достаточное количество разных противодействующих вещей (veaqentia) называемых. в) для производства химических опытов потребную посуду и все прочие снаряды. II. По прибытии на место внимательно рассмотреть и определить а) положение колодезей или ключей т. е. содержат ли они в себе, стоячую или текучую воду, в) количество притекающей воды в определенное время, широту, длину и глубину оных, d, периодическое приращение или убавление воды и причины оных, с. — осадки, делающиеся сами собою ко дну, плавающие и возсо....... вещества, f. — род воздуха над самой водой стоящего, j — почву и слои земли, по коим протекает вода, h, — кряж земли местного тамошнего положения, i — естественную воды теплоту и наконец k, цвет, чистоту, запах, вкус и тяжесть (все сии свойства заметить в разное время, в разные часы и в разных состояниях или переменах атмосферы во время ветрянной, сырой и дождливой погоды. III. Посредством химических опытов неоднократно повторяемых и поверяемых вообще с медицинским чиновником изыскать и определить количество и разность тел минеральную воду составляющих, а равно и часов, которыми она пресыщена.

115

Заведующий Лубенской аптекой Я. К. Штраубе отклонил предложение кн. Куракина произвести анализ минеральных вод. Он писал князю, что аптека состоит только на его "отчете", а также и сады при ней не дают ему возможности заняться исследованием вод. Видимо, аптекарь Штраубе не надеялся на себя, так как писал князю, что "в здешних местах никогда еще такова открытия не было и оное в важности своей никем здесь не испитаванно, да и химических аппаратов при аптеке вовсе нет".

В Сентябре месяце 1805 г. посетил имение Ковалевской Иван Сесс. Это был, как мы знаем, заведующий полтавской аптекой и ботаническим садом, организованных самим князем. Князь ему вполне доверял. Ив. Сесс пробыл в имении Ковалевской четыре дня и сообщил свои наблюдения кн. А. Б. Куракину, 30 Сентября 1805 года. "Минеральные источники, писал И. Сесс, находятся между провалин горы в весьма худом положении, водоемы оных деревянные, в которых вода без всякого вытекания, заключенною остается, отчего не столь чистую ее получить можно, как она из недр земли изтекает, обрубы же водоемов столь высоко сделаны что неиначе, как посредством длинного шеста и к нему прицепленной посуды оную доставать можно ...... и если бы лучших источников отыскать на той горе было не можно, было бы надобным водоемы обложить диким камнем и так устроить, чтобы вода могла вытекать, дабы рукою свободно до ее касаться было можно". Более существенным является в его донесении данные о количестве воды, что мы выпишем целиком: "Вода из источников, вытекает в малом количестве, так что в час из № 2 не более как до 37 фунтов; а в № 3 не более 17 фунтов; причина сему та что неиз ... а через слоистую глину она свое прохождение имеет. Сии примечанне было в такое время, когда несколько месяцев дожди перепадали, в сухое же время, вероятно, несравненно менее должно ее быть. Некоторые особы пользующияся водою сие мнение подтверждали а из того явствует, что сии источники для многочисленных людей недостаточны будут".

"Гора по реке Орели, по которой и госпожа Ковалевская свою дачу имеет, во многих местах таковыми же минераль-

116

ными частицами наполнены, каковые и открытые уже источники имеют. Доказательством тому, что в расстоянии около двух верст мною еще в пяти местах признаки подобных вод первым источником напоены и первые как господином адъюнкт-профессором Харьковского университета Гизею в нынешнем году замечены столбами с означением 1, 2 и 3 нумеров, то и на сих последних по открытии их мною, заметил я под № 4, 5, 6, 7 и 8, соображаясь сим следам в горе сей по замечанию моему в некоторых местах, но кроме дачи госпожи Ковалевской можно надеяться открыть источники еще и превосходнее первых, только остается желать чтоб сия гора исследована была со вниманием для целительных вод". Далее И. Сесс говорит, что в этом имении нет жилых домов, где бы могли остановиться приезжие, нет съестных припасов.

И. Сесс представил следующую таблицу состава минеральной воды в имении Ковалевской.

В имение Ковалевской был командирован адъютант Харьковского Университета Гизе, который представил очень подробное описание своей работы. В заключение он говорит: "И так, следуя произведениям сего химического разыскания, содержат 32 унции испытанной сей воды.

117

Газа угольной кислоты 18 ½ кубических дюймов. По розысками всех находящихся в сей воде составных частей можем с достоверностью заключить о действиях оной и о причине сих действий.

Преимущественнейшие составные части оной, как упомянуто, суть соли и при том такие, кои имеют свойство производить в нашем теле действия, называемые слабым испражнением.

Highslide JS

Определение количества в одном фунте воды медиц. веса.

118

Посему вода сия может быть употреблена в тех случаях, где нужно бывает принимать легкие слабительные средства.

Точнейшее определение сих случаев подлежит не моим пределам исследования а предоставляется рассудительности врача.

Однако я могу приобщить здесь то замечание, что сделанные же опыты при употреблении сей воды совершенно утверждают что она производит точно также и прочие последствия, какие вообще бывают от употребления легких слабительных средств, так напр. делала она великие услуги в излечении головных болей.

Князь А. В. Куракин уведомил министра внутренних дел графа В. П. Кочубея о результатах исследования минеральной воды, произведенного И. Сессом и Гизе. Граф В. П. Кочубей, по получении его донесения об этих исследованиях пишет кн. Куракину: "Можно было бы обойтись без дальнейших химических опытов, если бы провизором Сессом, как о том сообщили мне ваше сиятельство, не замечена была разность в качестве каждого источника порознь, о каковой разности адъюнкт ничего еще не упоминает, что заставляет думать, что он испытание свое произвел только над одним из трех колодцев". Но кн. Кочубей писал об этом князю в Марте 1905 г. а И. Сесс был затем еще в Августе месяце того же года и произвел исследование трех источников. В этом отношении своем к кн. Куракину, граф В. П. Кочубей желал высказать свое мнение, как писал он, "о самом устроении всех вообще целительных источников". Коль скоро они (т. е. целительные источники) прославляются, то продовольствие стремящихся к оным в большом количестве приезжих доставляет важные в оборотах выгоды для всех собственников помещиков, городов, деревень, промышленников для всей губернии, а наипаче для тех людей, кои и сами в таком месте водворяются и потому несправедливо было бы возложить на одно правительство все издержки к заведению, имеющему ближайшее влияние на пользу частных людей, но должно быть участие оного ограничено на тех только местах, коих предоставить частному попечению неудобно или даже невозможно, как то, кроме первоначальных испытаний всё распоряжения, чтобы во время употреблены, их не было недостатка ни во врачебных пособиях, ни в съестных

119

припасах и других надобностях и т. п. Министр внутренних дел этим заявлением как бы предупредил, что не следует обращаться к правительству за средствами...

Князь А. В. Куракин очень был заинтересован открытыми минеральными водами и порешил сам поехать в Константиноградский уезд, в имение Ковалевской. Кн. Куракин счел долгом произвести обследование и в соседних, с имением Ковалевской, поместьях и в имении С. М. Кочубея 1), в селе Дубовые-Гряды оказалась такая же минеральная вода. Кн. Куракин поручил И. Сессу произвести анализ воды, добытой в имении С. М. Кочубея, что он и сделал 10 Октября 1805 года.

ИСТОЧНИКИ.

В имении Ковалевской побывал штаб-лекарь Адам Новак и представил кн. Куракину "краткое замечание об этих водах и краткое наставление об употреблении этой воды". По его мнению "преимущественное действие сих вод над человеческим телом в том состоят, что они гнилостям сопротивляются, вязкие и... влаги разводятся и что главное действие их зависит от солей, которых они более прочих посторонних частиц в себе содержать". "По сим свойствам можно их вообще при желтянице,

1) С. М. Кочубей, богатый помещик, имевший 6 тыс. душ крестьян. Щедрый благотворитель. Все состояние прожил и скончался в нищете. Был уездн. предводителем и губернским.

120

в наклонности к засорению желез и кишок, с великою пользую употреблять; потому они разводят желудочный сок, доставляют в кровь довольное количество жидкораздражающих и действующих частиц, через что оную разжиживают, густые влаги разводят, застои оных освобождают и испражнению к свободному обороту на низ споспешествуют:

Сие подало мне довольное доказательство, от чего при употреблении сих вод, испражнение урыною, потом и слюнями столь изобильно. А из сих замечаний могу я заключить, что при таких болезнях, где очищение, поправление и выпражнение застоенных и испорченных влаг необходимо, нужно бывает сию воду с наилучшим успехом употребить можно. Обессиленным, которые, кроме нервных слабостей ничего не чувствуют, воды сии внутренним употреблением сим не остановят потому что они не содержат в себе особливых укрепляющих частей. Выключая тех, которые в желудке и кишках столь многих нечистот накопляли и по великому изобилию таковых, всем внутренним оборотом препятствуют и следствие коих обыкновенно бывает сопровождаемо великою слабостью. В таковых случаях можно оную так как испражняющее средство употреблять, которое первое пути очищает и через выпражнение укрепление доставлять в состоянии будет.

Замечено мною, что таковые люди при употреблении сих вод на 3 или 4-й день изрядный позыв к пище получали, при том тело их день ото дня укреплялось и совершенно выздоравливали".

Во время пребывания своего Новак, как пишет он, наблюдал за действиями вод над больными, о чем скажем дальше.

Как только сделалась известна целебная сила этих минеральных вод, то очень много народа стекалось в эти места, желая получить облегчение от недугов. В Мае месяце 1805 г. Константиноградский маршал М. В. Балясный писал князю Куракину. "Открытая вашим сиятельством минеральная вода в Константиноградском повете при р. Орели, в колодези на землях госпожи Ковалевской производит чудесные действия, многие из господ дворян поводом продолжительных своих и почти неизлечимых болезненных припадков, решивались, не дожидаясь с Марта 15 числа оную употреблять: одни пить, а другие имев-

121

шие по телу раны, также пить и примачивать и в самое короткое время все без изъятия получили пользу; которые же продолжали только употребление через месяц, то совершенно получали облегчение". Балясный решился лично видеть всех, кто получал облегчение, о чем и сообщает князю Куракину. Некто Шахов, 60 лет, страдавший в течение 15 лет "грудными припадками, приключившимися от простуды и наконец мокроты у него скопилось так, что уже восемь месяцев из комнаты своей в переднюю не мог выходить и сколько не пользовался разными лекарствами, но никакого облегчения не мог получить и распухали руки и ноги так, что ничем не владел, не спал инако, как в креслах, лечь же не мог ниже на один час. Этот дворянин, принимая по стакану в день этой воды, затем по два и довел прием до бутылки в день и через неделю получил значительные облегчения а через месяц он был совершенно здоров. Шахов приказал пить эту воду своему крестьянину, страдавшему застарелыми скорбутными ранами на ногах, которые он примачивал а затем пил ее и получил в 4 недели совершенное исцеление.

Майор Иван Алимов, у которого были "внутренние почечуинные припадки", начал пить воду и через 15 дней никаких припадков уже не было, кроме одной слабости. Губ. секретарь Янковский, одержимый параличом, не владел одною рукою и одною ногою, после лечения водой, начал владеть ими. Его дочь, 12 лет, одержимая в течение 8 месяцев лихорадкой, совершенно поправилась после лечения этой водой. Его сын, 10 летний, имевший опухоль живота, принимал по одной рюмке в день этой воды, поправился в две недели (от принятия воды освободился от глистов). Балясный святительствует, что после этих случаев, было не мало случаев исцеления этой водой, но "по обширности объяснить здесь не можно, как пишет он в своем донесении князю... Князь Куракин благодарил его за доставленные сведения и просил на будущее время сообщать о случаях исцеления.

В том же Мае месяце 1805 г. об исцелении этих же больных, о которых упоминает маршал Балясный, сообщает и Константиноградский земский комиссар Миргородский, который это сделал по долгу службы "упражняясь, как он писал, в должности во вверенном мне повете". Но он сообщил еще об

122

излечении некоего Козьмина, "выбившего в 1804 г. об лед ногу и ходившого с нуждою на костыляхе", а ныне он мог ходить с одною тростью.

Не лишенный интереса и список больных, над которыми в течение трех недель наблюдал штаб-лекарь Новак. Он представил князю Куракину данные о 13 больных.

1. Подпоручик Ларей, 27 лет, страдал около 4 лет в нижних частях тела ревматическими болями, при том он имел внутренние завалы. Принимая воду в течение двух недель, он выздоровел.

2. Майор Пивоваров, 38 лет, страдал два года удушьем (Asthma), которое сопровождалось с печеночным завалом. Также его супруга, имела состарелое глазное воспаление от желочных острот. В течение 12 дней она выздоровела, пила воду и в теплом виде делала примочки.

3. Капитан Артюхов, 30 лет, страдал два года кишечными завалами (Obstructio Visceralium) и чувствовал слабость; цвет лица у него был желтый, движение мышц тихи и все тело было истощено; чувствовал боль в груди и в правой стороне живота; припадки сии происходили от засоренных гнилыми соками сосудцев. По предписанию, употреблял он сию воду и на 3-й день почувствовал раздражение и щекотание в тех местах, где он до сего боль чувствовал. В продолжение 12 дней здоровье его несравненно лучше стало и боль, которую он до сего времени терпел, совсем уничтожалась.

4. Подпоручик Вукотич, 27 лет, целый год не владел рукою, что произошло от простуды и засорения желез, но посредством употребления сих водь, как внутрь, так и наружным теплым обкладыванием, в продолжение 8 дней рука его совершенное движение получила.

5. Подполковник Дрохитов, 38 лет, страдал около трех лет посреди находящейся преграждения завал(?) (Obstructio diaphraqma). Употребляя сии воды, он почувствовал в 10 дней великое облегчение.

6. Майор Анастасьев, 45 лет, страдал около 6 лет засорением селезенки, от чего закрытым почечуем беспрерывною болью мучился, долгое время употреблял он разные средства, но от которых никакого облегчения не получил.

123

Сею водою почечуй открылся, беспрестанная боль перестала... и теперь он находится в хорошем положении.

7. Подполковник Шабельский, 35 лет от роду, около 6 л. обеими глазами ничего не мог видеть: употребляя сии воды в течение месяца, мог он видеть стоявших перед ним и утвердительно различать, кто ростом более или менее. Также при ясной погоде, глаз его различал весьма хорошо. Наверное, можно сказать, что он при продолжительном употреблении сих вод со временем получит совершенное зрение.

8. Одна девица, 22 лет, от младенчества имела склонность к желудочным запорам, отчего рождались желудоточные остроты и многие другие припадки; посредством употребления сих вод с прибавлением четвертой части сыворотки, в продолжении двух недель совершенно выздоровела.

9. Один мужчина 36 лет, страдал около 5 лет упорным засорением и продолжительною кресцовою болью противу подбрюшной части (Hypogastrica) при том выходила часто из одного прохода текучого и противного запаха жидкость, называемая слизистым почечуем (Haemorohoides mucosae), употребляя сии воды в продолжение месяца, боли уничтожались, позыв на пищу установился, имеет надежду так как и я, когда он будет продолжать сии воды, то совершенно выздоровеет.

10. Одна дама 29 лет страдала остановлением месячного очищения, которое около двух лет, испражнение не производило, с сопровождением при том беспрестанной боли в пахах (illia). Посредством употребления сих вод, оказалось на седьмой день кусками... кровь и истощение таковое продолжалось две недели к ряду желтоватой жидкостью, в продолжении 3 недель сия дама от такой опасной и столь продолжительной болезни освободилась. Вероятно, что она в будущее время настоящее периодическое очищение получила.

11. Многие поселяне, из разных мест, которые ранами, чириями, слепотою, цинготою, лихорадочными припадками, головными болями, горловыми опухолями, кашлями, запорами, невладением членами, ревматизмами и тому подобными болезнями страдали, иные от внутреннего, другие от наружного употребления вод получили совершенное здоровье, так и от находящейся там глины 1). А другие получали только в своих припад-

1) В этом архивном деле есть данные о найденной в тех местах глине.

124

ках некоторое облегчение, потому что они болезнью своею либо пренебрегали, либо сию воду не употребляли до того времени, пока могли совершенное здоровье от оной получить.

12. Некоторые, особливо не сведующие люди действие сих вод хулят и говорят, что они от оных никакой помощи не чувствуют, а будто бы еще болезнь их увеличивается, но напротив, воды могли бы совершенно доставить болезням их великую пользу и каким образом могло то случиться, я в следующих пунктах причины покажу: 1) потому что сии люди без меры и правил оную воду употребляют, как напр. в первый день они от двух до трех кварт выпивают и затем перестают.

2) другие желают в одно мгновение от одного стакана здоровыми быть, не принимая никаких уверений, ни правил в продолжении употребления оных вод.

3. Они по свойствам болезней и действий воды не только приличной пищи не употребляют, но вредными, как я писал, видел из дынь и арбузов, которых из близ лежащих деревень привозят и продают и от таковых подобных, вредных явств, так что целые недели ни хлеба, ни варенных пищ не употребляли и таковые и получали поносы.

Правда сия неудивительна, потому что большая часть, которая таковыми пищами, пользуются, бедность, незнание и недостаток в том причиною бывает, а по новости открытия сих источников, все недостатки снабдевать невозможно было.

4. Живут они на вольном воздухе, ибо в том месте жилых домов нет.

5. От нечистоты и пренебрежения в платьи, которого больной во всю свою бытность не переменяет, через что наполняется потом, который для восстановления здоровья в некоторых болезнях был бы весьма нужен, но чрез неприменение оных остроты и гнилости к телу более сообщаются.

13. Одна дама, которая бельми страдала и от продолжения оных в чехотку (Consumtio qorsalia) впала, она употребляла сии воды без совета врачей, отчего болезнь ее не умалилась. Так и с других персон средних лет, которые венерическим страдали, приехали сюда и по совету моему употребляли ванны холодные; в двух приметил я довольное поправление, потому что болезнь их была не так долго вкоренившаяся, но у третьей,

125

в которой болезнь в самой высокой степени находилась и тело совершенно оттого изнурилось, не приметил я никакого облегчения, и думая что есть ли бы и лучшие укрепляющие и питающие средства употреблены были, никакой пользы не получила бы. Из сего я хочу доказать, что употребление сих вод внутрь тем, которые имеют совершенное неравное расслабление и в дыхательных орудиях воды никакой пользы не доставляют, ибо они в себе не имеют таковых частиц, от чего бы тело могло укрепляться, но утвердительно то, что воды великое влияние имеют на здравие и во многих болезнях! совершенное бы выздоровление доставляли, ежели бы они по предписанию врача в настоящей мере употребляемы были. И те, которые к сим водам в действительном здравии приехали, но по обыкновенно нынешнего света и в угождении другим оную пили, никакого вреда противу здравия не получали, но находились всегда в совершенной бодрости.

Я вкратце все то показал, что во время трехнедельного моего там пребывания видел и замечал, предоставляю теперь другим сделать свои замечания и расширивать выгоды, которые от оных получить можно. Буди последствия мною ныне предпринятого в замечаниях, желанию моему соответствовать будут, то я не оставлю и в будущее время мои замечания в пользе той воды на другие болезни распространять и все свои труды приложу довольное доказательство в том доставить".

Адам Новак 1)

На даче госпожи Ковалевской 1805 года, Августа 25 дня.

Мы привели целиком мнение штаб-лекаря Адама Францовича Новака, и как единственное мнение врача, пробывшего на первых порах, в имении Ковалевской и сделавшего наблюдение над действиями этих вод.

А. Ф. Новак явился в Константиноградский уезд по своей инициативе, так как слышал о целебности этих вод. Князь А. Б. Куракин, видя его опытность, как он писал Новороссийскому генерал-губернатору, Дюку Е. Д. Ришелье, желал оставить его врачом при этих водах и потому просил генерал-

1) В приложении помещаем его наставление и оно ныне интересно, как исторический материал.

126

губернатора сообщить ему о личности этого врача. Запрос был сделан 17 Октября 1805 г., но оказалось, что в Одессе такого врача не было и нет. Сам же Новак, узнав о запросе кн. Куракина, явился к Ришелье и оказалось, что Новак служил в Николаева, а не в Одессе. Новак явился к князю Куракину, но видимо, переговоры не привели к желаемому результату. Князь Куракин написал предложение на листе бумаги, вероятно, отосланной в врачебную управу. "Для Константиноградских вод стараться достать дохтура Зверяка, чину статского советника, ныне служащего при Дубоксарском карантине, граф Кочубей на перевод его согласен, буде он сам того пожелает и в получении жалованья условиться" 1). Был ли приглашен доктор Зверяка, неизвестно. Наплыв желающих лечиться этими водами был большой и нередко, как свидетельствует Константиноградский земский комиссар, приезжали сюда из далеких мест. Владелица Ковалевская начала продавать воду, по 2 коп. за кварту, по цене очень высокой для того времени. В этом имении, больные за отсутствием помещения, располагались на воздухе, отчего не мало было новых заболеваний, да все больные, как писал комиссар "находятся в нераздельности и валяются в грязи от протекания означаемой воды, делающейся, не изобретши по простоте прежде ко уврачеванию себя средств и не имея к тому наставлений от Медицинского чиновника завясящаго". 3) комиссар во избежании распространения между больными заразы, удалял больных с тяжкими ранами от тех, как он писал, на коих только еще открылись и внутренностью болезнующих особо. Он устроил "разъездной караул из четырех человек", наблюдавший за порядком. Губернское правление, заслушав это донесение комиссара, поручило штаб-лекарю Константиноградского повета Белостоцкому отправиться в имение Ковалевской и "по местному усмотрению обще с земским комиссаром сделать такое распоряжение" дабы через беспечность простолюдинов в обращении между собою не могло последовать кому либо и малейшего

1) Зверяка Евстафий Федорович (1751†1829) сын священника из Переволочны. Воспитанник Киевской академии, а затем поступил волонтером в Петербургский генеральный госпиталь. Отправился в заграничную командировку с научной целью, он 24 Мая 1799 г. в Шотландии, в монастыре св. Андрея, получил степень доктора медицины. По возвращении из-за границы, был признан по экзамену доктором медицины и получил право практиковать. В 1783 г. был директором медицинской канцелярии, затем врачом в Елисаветградском госпитале и первым директором тамошней хирургической школы. Последнее место — Инспектор Бассарабской врачебной управы (с 1816 г.).

127

вреда, предостерегая их от того наставлениями и внушениями. Помимо этого, Губернское правление предписало штаб-лекарю употребить все зависящие средства "от врачебной науки" к получению помощи от действия той воды". Предписано завести журнал и вносить в него всех посещающих это имение, и через семь дней доносить Губернскому правлению о числе посетивших эти воды.

Губернское правление не одобрило продажу Ковалевской воды в своем имении, оно считало, что Ковалевская не имела права этого делать, пока не будет закончено обследование этих вод, согласно высочайшему повелению. Оно поручило Константиноградскому маршалу М. В. Балясному объясниться с госпожой Ковалевской. Балясный в Августе месяце 1805 г. получил от Ковалевской объяснение; она не отрицала продажи воды, но заявила, что скопление народа в ее имении, портят траву, огороды, отчего она терпит убытки, да и за пастьбу скота и лошадей, на которых приезжают больные, никто ей ничего ее платит. Что же касается устройства помещений для больных постоялых дворов и лучшего усовершенствования "колодязей", то она, хотя и признает все это необходимым, но не может сделать за отсутствием средств. Кн. Куракин, узнав, что С. Н. Ковалевская находится у своего брата, Федора Николаевича Чорбы, пишет последнему и просит его задержать ее в Кобеляках до его прибытия. Нужно думать, что князь лично хотел с ней переговорить об "устроении этих вод".

Поместье "Дубовые Гряды", где сам князь Куракин нашел ту же минеральную воду, какая была и в имении С. Ковалевской, принадлежало в то время известному богачу, благотворителю С. М. Кочубею 1). Но его не надо было убеждать в "устроении вод", так как он охотно шел на встречу этому делу, особенно, если этого желал кн. Куракин, который с ним говорил по этому поводу. В то время С. М. Кочубей был еще богат. В Апреле 1807 г. князь справлялся у М. В. Балясного о здоровьи С. М. Кочубея, который, узнав об этом, благодарил князя за расположение к нему и просил его уведомить, в каком положении находится обследование минеральной воды, открытой в его

1) Затем оно перешло во владение А. П. Базилевского (сын последнего П. А. в 80-х годах прошлого века продал его колонисту, по 50 р. за десятину (6 тыс. дес).

128

имении и при этом сообщил князю, что ему необходимо это знать, так как он предполагает устроить в своем имении "полное заведение" и пригласить "искусного врача". Князь ответил, что еще не получен от Харьковского университета отзыв о результатах исследования этой воды.

С. М. Кочубей в начале 1808 г. приступил к устройству помещения в своем имении. "Медицинскому чиновнику", т. е. врачу в этом имении, которого предполагал пригласить Кочубей, предоставлены были, по высочайшему повелению, права государственной службы.

Сам Кочубей был озабочен исследованием вод в своем имении. Он представил еще в 1807 году кн. Куракину результаты исследования вод в его имении, произведенного экстраординарным профессором Харьковского Университета Гизе. Это описание было рассмотрено в Медицинском совете, о чем кн. А. Б. Куракин, тогда министр внутренних дел, уведомил своего преемника, по управлению Малороссией, кн. Я. И. Лобанова-Ростовского. Медицинский Совет нашел, что исследование вод "учинено исправно и по правилам химическим" и что воды эти качествами ближайше подходят к Зейдшицким водам, находящимся в Богемии.

Князь Я. И. Лобанов организовал полицию в имении С. М. Кочубея. Ковалевской же было запрещено вывозить бочками воду из своего имения. Генерал-губернатор кн. Я. И. Лобанов-Ростовский сообщил предписание министра внутренних дел кн. А. В. Куракина Полтавскому губернатору Козачковскому. Казачковский 6 Октября 1808 г., сообщая о получении бумаги, пишет генерал-губернатору следующее: "а от Константиноградского нижнего суда получил рапорт, что у минеральных вод в дачах помещицы Ковалевской, никто из посетителей не был и вывозу бочками воды в течение нынешнего лета не происходило; и что о недозволении и впредь такового вывоза воды г-же Ковалевской запрещение сделано". Это донесение уездной полиции очень интересно; после бывшего наплыва посетителей и нередко из далеких мест, в течение лета 1808 г. посетителей не было. Несомненно, была этому причина. Или все посещающие направлялись в Дубовые Гряды, где Кочубей устроил помещение или, быть может, иссякли самые колодцы?..

129

Интересно сопоставить этот факт с мнением самого князя Куракина, посетившего имение Ковалевской в Сентябре 1805 г. "По прибытии моем, пишет кн. Куракин 26 Сентября 1805 г. министру внутренних дел графу В. П. Кочубею, на место существования сих вод, найдено мною в оном 8 колодцев равного свойства, но однако разной силы и действия, испытанных же приехавшим членом Харьковского университета. По сооб... о таковом колодцев размножении и по нахождению водяных частей в самой поверхности земли, присоединяюсь я к общему заключению, что сия целительная вода проистекает не посредством ключей, а, занимая большую часть верхнего слоя земли, наполненного разными минералами, которые от природы тут находятся, так сказать, выжимается из оной в делаемые колодцы: вкус воды сей, по большей части, соляной, горький и серный и вообще угольною кислотою.

"Но кн. Куракин считает, что вода в имении Ковалевской может быть полезна, если не к совершенному исцелению, то к большому вспомоществованию всякого рода завалов, в цинготных и скорбутных болезнях и ранах, в действиях закрытого гемороида, в ревматизмах, судорогах, в лихорадках и в дурно вылеченных венерических скорбях". Словом, князь повторяет описание и значение этих вод, представленных ему врачом Адамом Новаком. Князь ходатайствует перед министром об учреждении должности врача при этих водах (естли возможно "семьянистого человека") и дозволить ему употребить до 1000 р. на жалованье врача и на первоначальное устройство помещения. Далее князь высказывает свои соображения по устройству здесь курорта. Князь считает за лучшее, если бы Ковалевская, отделив часть своей собственности, остальную разделив на участки "к некоторому устроению и заведению хозяйств удобными" и эти участки согласилась бы отдавать в содержание "чужесторонним", публиковав о том для приглашения желающих, но Ковалевская ни на что не соглашалась, а она мечтала получить от казны большие деньги 1)... Таковы архивные данные о минеральных водах в Константиноградском уезде. Нужно думать, что курорта в имении Ковалевской не было устроено. В имении же Дубовые-Гряды С. И. Кочу-

1) По соседству с "Дуб. Грядами" открылась такая же минеральная вода, как в имении Ковалевской, на хуторе у отставного майора Кулика, но он, дорожа спокойствием, велел забросать колодец, чтобы избежать посетителей.

130

бей мог устроить, но как долго просуществовал этот курорт, мы не знаем. Не сохранилось даже предания о его существовании... Возможно, что и он пробыл недолго, если только минеральная вода была только на поверхности, как предполагали тогда некоторые. В настоящее время, Полтавская губернская земская управа командировала в эти места врача для исследования. Недалекое будущее укажет, действительно ли есть там минеральные воды...

И. Ф. Павловский.

ПРИЛОЖЕНИЕ.

Краткое наставление.

О употреблении и силе открывшейся минеральной воды в малороссийском крае, Полтавской губернии, Константиноградского повета, на даче помещицы капитаньши Софьи Николаевны Ковалевской, делаемое мною во время бытия моего при сей воде августе месяце 1805 года 1).

Предисловие.

Земля наполнена разными минералами, которые от природы во оной находятся или из отдаленных недр земных истекающих и составляют чрез сообщение или отделение разныя вещества, когда же чистая и натуральная вода через такие земные каналы протекает, то неоспоримо соединяется с оными и увлекает с собою разные посторонние частивцы, почему и легко судить можно, как скоро вода соединенная с разными земными частицами отделяется от природной и получает название минеральной воды.

Всякую воду, которая отличается от природной и соединенной с чужими частицами до оной не принадлежащими, нужно исследовать, какие частицы земной материи со оною распущены и соединены и сколько каких, дабы предсказать врачебные силы ее в каком количестве оную и в каких болезнях употреблять и что при употреблении таковой, то воды наблюдать и остерегаться должно.

По узнанию количества содержимых веществ всей минеральной воды данном мне от Полтавского аптекаря Г-на Сесса, могу я предсказать следующее:

1) Имение ее было рядом с имением С. М. Кочубея "Дубовые-Гряды".

131

1. Врачебные силы сей минеральной воды.

Как сия вода содержит в себе растворяющую очищающую и гнилости противоявляющуюся силу, то из сего заключить можно, что она противляется от наклонности тела к гноению, сгоняет разныя нечистоты, исцеляет наружные раны, недопуская оных к распространению; что касается до внутренних болезней, яко то: скорбутах, ломотах, ревматизмах, судорогах, гемоироидов разных родов, обструкциях и лихорадках, то сия вода есть самая лучшая к излечению сих болезней, потому что она разбивает и растворяет густую и клейкую мокроту, обременяющую желудок и кишки, от накопления которой и все прочия болезни происходят. Истребляет глисты, растворяет густую матерью затерающую разные каналы и выводит на чистоту из тела чрез натуральные испражнения, per actiones naturales.

2. Как сию минеральную воду употреблять.

Человеку совершенных лет в первый день по утру и в вечеру по одному стакану, во второй 3 стакана, третий 4 и так далее несколько дней до такого количества, пока начнет слабить. От 2 до 4-х или 5-ти раз в сутки, когда сие действие произведет, то день ото дня убавлять по одному стакану.

Детям от 5 до 8 или 12 лет принимать сей воды по одной рюмке в день, прибавляя всякой день по одной, а когда начнет слабить от 2 до 3-х раз в сутки, то опять убавлять, как выше сказано, смотря по натуре и силе тела больного.

Кто желает теплые или холодные употреблять ванны, то должно в них сперва мало и день ото дня более сидеть, например: в первый день 5 минут, во второй 7, третий 10, прибавляя всякой раз по две или три минуты и можно до полчаса и более. Делать оные два или три раза в день, так как больному по натуре тела или болезни следовать будет.

3. Какую пищу употреблять и от какой остерегаться.

Пищу больному должно употреблять умеренно следующую: бульон или суп, жаркое с молодой телятины, цыплята, и всякого рода птицы, молоко с минеральною водою пить или употреблять в пищу, смотря по роду болезни. Не употреблять в пищу

132

отнюдь ветчины, соленой говядины, всякого рода рыбы, пирожного жирного, зеленых плодов и тому подобного.

Остерегаться от сырых погод, простуды, излишнего мациону, а печали и неудовольствия наиначе, упражняться с друзьями или приятелями и доставлять себе всякие удовольствия и радости.

Адам Новак.

133

К БИОГРАФИИ
И. П. КОТЛЯРЕВСКОГО.

В архиве Полтавской губернской земской управы сохранились дела Приказа Общественного Призрения. Здесь есть дела о "доме воспитания бедных дворян", которым много лет заведовал Котляревский, есть дела о его командировках и т. п. По существу, все эти данные о поэте, извлеченные нами из этих архивных дел, если и не представляють очень ценного материала для биографии писателя И. П. Котляревского, то все таки они рисуют его деятельность, как стоявшего во главе "дома воспитания", отношение к нему Приказа Общественного призрения, доверие и расположение к нему высшей администрации края, почему мы и печатаем их в "Трудах Архивной Комиссии".

I. Командировка И. П. Котляревского.

И. П. Котляревский пользовался расположением второго малороссийского генерал-губернатора князя Я. И. Лобанова-Ростовского. Князь Лобанов-Ростовский командировал его в 1813 г. за границу, в главную квартиру. "Надзиратель дому воспитания бедных" Котляревский командирован мною, писал князь губернатору, за границу с бумагами к Его Императорскому Величеству до возвращения коего рекомендую вашему превосходительству распорядиться поручить отправление должности благонадежному из губернских чиновников" 1).

С какими бумагами ездил поэт к Императору Александру I из дела, конечно, не видно. Нужно думать, не с донесением ли о незадолго до этого оконченном формировании малороссийского ополче-

1) Арх. Г. Земства 1813 г. 3 Мая № 1632.

134

ния, в котором принимал участие и поэт. Он проездил целый месяц и возвратился в Полтаву 3 Июня.

В том же году кн. Лобанов-Ростовский командировал его "по разным поручениям" в С.-Петербург, откуда он вернулся 29 Декабря 1). В 1814 г. князь Лобанов-Ростовский вторично его командировал в Петербург. Он выехал в начале Августа, а возвратился 18 Сентября того же года.

2. Награждение поэта чином майора и пенсия на службе.

2 Ноября 1817 г. генерал-губернатор кн. Н. Г. Репнин, также благоволивший к поэту, уведомил Полтавского губернатора о награждении поэта чином и пенсией.

"Начальник Главного Штаба Его Императорского Величества господин генерал-адъютант кн. Волконский от 5 числа Октября извещает меня, что Государь Император, по засвидетельствованию моему о деятельности и усердии попечителя Полтавского дома воспитания о бедных отставного капитана Котляревского Высочайше повелеть соизволил наградить его чином майора и сверх получаемого им жалованья, производим ему в пансион по смерть по пятисот рублей" 2).

3. Прибавка жалованья поэту.

Князь Репнин ценил поэта, как надзирателя дома воспитания бедных и счел нужным прибавить ему жалованье. Он дал следующее предложение Приказу Общественного Призрения. "В уважение отличной службы г. надзирателю этого дома воспитания бедных майора Котляревского и особенного всегдашнего попечения о пользе вверенного ему заведения, разрешаю к получаемому им ныне жалованью, производить еще по триста рублей в год из суммы поступающей к нему на содержание в том доме вольных пансионеров, каковую выдачу производить с начала нынешнего года, о чем и предлагаю Приказу учинить надлежащее распоряжение 3).

1) Там же 1813 г. № 1404 и 146.

2) Архив Губ. Земства 2 Ноября 1817 г. № 913.

3) Архив Губ. Земства, 13 Августа 1823 г. № 707.

135

4. Аттестат, выданный генералом Бароном Мейендорфом поэту.

По Указу Его Императорского Величества дан сей находящемуся при мне адъютантом Северско-драгунского полка штабс-капитану Котляревскому в том, что он во все время нахождения его при мне, при похвальном своем поведении, исправлял поручения мои по службе со всего усердностью и расторопностью. —

При вступлении войск корпуса мне вверенного прошлого 1806 года в ноябре месяце в пределы Молдавии, был при занятии Бендер по приказанию моему с прочими чиновниками, употребляемы при покорении татар буджацких и за оказанные в сем случае подвиги по представлению моему пожалован всемилостивейше от Государя Императора орденом Св. Анны 3-ого класса. Потом, того же года декабря 17, когда пришли войска наши к крепости измаильской и открыта была от неприятеля сильная пушечная пальба с крепости, был посылан с приказаниями к начальникам, где и отличил себя неустрашимостью, за что по представлению моему по команде получил всемилостивейшего Государя Императора благодарность сего года, Апреля 2 дня. Вторично при крепости ж Измаильской, когда оная окружена была при вылазках неприятеля, послан был от меня также с приказаниями к начальникам и оказал всем случаи храбрости, за каковое отличие и рекомендован покойному генералу Михельсону, а потому отдавая справедливость таковому исправному и усердному офицеру, сим свидетельствую за подписом моей руки и с приложением моего герба печати в местечке Фальчи Ноября 3 дня 1807 г.

Его Императорского Величества всемилостивейшего Государя моего, генерал от кавалерии, командующий первым корпусом войск, финляндский военный губернатор и разных орденов кавалер Бароном Мейендорфом.

Этот аттестат, выданный поэту, характеризует поэта как ревностного офицера, вполне преданного своему делу. К. посту-

136

пил в военную службу 17 Августа 1796 г, в Северский карабинерный, бывший затем драгунский конно-егерский полк. В 1807 г. перевелся в Псковский полк и 23 Января 1808 г. вышел в отставку капитаном.

5. Рескрипт Императора Александра I поэту.

Господин Штабс капитан Котляревский, в воздаяние отличного усердия вашего к службе и похвального исполнения всех поручений от генерала от кавалерий барона Мейендорфа вам данных, к склонению татар Буджацких 1) быть приверженными к России, у коих вы быв подвергали жизнь свою опасности, но на конец предуспели достичь назначенной цели, убедив их присылать в стан наш в залог верности своей аманатов 2). Жалую вас кавалером ордена Святые Анны третьего класса, коего знак у сего к вам препровождая повелеваю возложить на себя и носить по установлению, уверен будучи, что сие послужит вам поощрением к вящщему продолжению ревностной службы вашей, пребываю вам благосклонный

Александр.

В С.-Петербурге
10-го Генваря 1807 г.

6. О назначении поэта Попечителем богоугодного заведения.

Кн. Репнин, благоволивший к поэту, назначил его после кончины Стефана Федоровича Левенца (4 Июля 1827 года), бывшего губернским предводителем дворянства, Попечителем Полтавских богоугодных заведений. Это была в то время очень почетная должность. Кн. Репнин дал следующее предписание Приказу Общественного Призрения:

Г. Управляющий Министерством Внутренних Дел от 25 числа Августа за № 1213 известил меня о согласии своем на определение попечителем Полтавских богоугодных заведений сего приказа, состоящего надзирателем при Полтавском доме вос-

1) Буджакские татары жили в южной части Бессарабской губернии в уезде Аккерманском и Бендерском. С XVI в. эта местность была заселена ногайцами, разделенными на орды и прославившимися своими нападениями на соседей. В Подолии и Украине они были известны под именем Буджаков или Буджацких татар. В XVIII в. ногайская орда оставила эти места поселения и здесь водворились колонисты.

2) Аманат — заложник.

137

питания майора Котляревского, с оставлением его при настоящей должности и с производством ему ныне получаемого по должности надзирателя жалованья.

В следствие чего, я предлагаю Приказу Общественного Призрения к приведению сего в исполнение сделать надлежащее распоряжение.

Малороссийский военный губернатор Князь Репнин.

В Почепе
Сентября 12 дня 1827 г.
№ 3077.

7. Болезнь поэта и прошение об увольнении от должности.

В 1831 г. поэт начал болеть. "Чувствуя себя слабым в здоровьи, писал он 24 Марта, в Приказ Общественного Призрения, и, озабоченный ежечасно занятиями по вверенным мне богоугодным заведением и по дому воспитания бедных, до того, что для употребления себя еще по какому либо предмету сил не имею, по сей причине всепокорнейше прошу приказ общественного призрения, не поручать мне никаких, как по богоугодному заведению, так и по дому воспитания бедных построек зависящих от приказа общественного призрения и для произведения их не присылать ко мне денег.

Попечитель Майор Котляревский.

В 1831 г. поэта постиг, судя по описанию, паралич, что и вынудило поэта подать прошение об увольнении его от должностей. Прошение это, где он описывал свою болезнь, не сохранилось, но есть описание ее в бумаге Врачебной Управы, адресованной в Приказ Общественного Призрения.

"Врачебная управа, слушав отношение оного Приказа, в котором изъясняет прошение Попечителя Полтавского богоугодного заведения и надзирателя Полтавского дома воспитания бедных, отставного майора Котляревского, что он, чувствуя во всем своем составе, а особливо в ногах слабость, изнурение сил и болезненные припадки, как то: онемение правой ноги и руки, горячесть в спине и терпкость кожи на шее и голове, яко последствия потерянного на службе здоровья его, не может более продолжать служения, почему приказ прилагает о болезненных его припадках лекарское свидетельство, на основании § 80-го

138

устава о пенсиях для надлежащего со стороны сей управы удостоверения, Определено: как по освидетельствовании в сей управе означенного Г. майора Котляревского оказалось: что Г. Котляревский действительно страдает описанными в свидетельстве данном от врача богоугодных заведений Г. Статского Советника Матвеева болезненными припадками приобретенными от трудов понесенных во время военной и гражданской службы и именно расслаблением ног, онемением правой ноги и руки, горячестью спины и терпкостью кожи на шее и голове, с 1829 года, которые постепенно увеличиваясь с 1832 года, ныне в такой уже высокой степени, что он Г. майор Котляревский ногами ходит с трудностью, а потому действительно не может долее продолжать службы; для того составив новое на имя Г. Котляревского надлежащее свидетельство, отослать оное при отношении в Полтавский приказ Общественного Призрения.

Август 14 дня 1834
№ 1381.

Но отставка долго не выходила, что и вынудило поэта еще раз просить Приказ об его увольнении в отставку и он написал прошение в Приказ 2 Января 1835 года, где указывает, что болезнь его прогрессирует, да и подпись его под этим прошением не написана уже столь твердым почерком, как ранее.

"По умножающимся припадкам в увеличивающейся ежедневно у меня болезни, я не в состоянии отправлять возложенных на меня должностей, попечителя богоугодного заведения и надзирателя дома воспитания бедных тем более, что не будучи лично в тех заведениях, не могу знать, исполняются ли мои распоряжения и приказания в точности или остаются без исполнения, почему доводя о сем оному приказу до сведения, покорно прошу кому угодно другому поручить обе сии мои должности, а меня от оных уволить и о сем сделать свое распоряжение. Я надеюсь, что по сие время и Господин Министр Внутренних Дел изъявит уже свое согласие на мою отставку.

Майор Котляревский.

Приказ Общественного Призрения отнесся к малороссийскому военному губернатору с ходатайством о пенсии поэту в размере 800 р. в год.

139

Изложив прошение поэта об увольнении, о свидетельствовании его во врачебной управе, Приказ пишет: "С своей стороны Приказ Общественного Призрения находить, что майору Котляревскому, служащему Попечителем Богоугодного заведения без жалованья, а по должности надзирателя дома воспитания бедных, получающему в год 800 р. следует за свыше тридцатипятилетнюю службу полная пенсия, которая, если пожалована будет, он же имеет получить из Полтавского уездного казначейства, о чем представляя Вашему Сиятельству на благорассмотрение с приложением а) подлинника прошения майора Котляревского б) формулярного о службе его списка в) свидетельства о болезненных припадках с удостоверением Приказа, который долгом поставляет при сем случае свидетельствовать отличных усердий, деятельности и благоразумии, коими постоянно сопровождалась столь полезная служба Г. Котляревского.

Августа 21, 1834 г.

Пенсия была назначена только в мае месяце 1835 года. На имя Полтавского губернатора была получена от Министра внутренних дел бумага следующего содержания:

"Вследствие ходатайства бывшего Малороссийского Военного Губернатора Князя Репнина, я входил с представлением в Комитета г.г. Министров о назначении пенсии Майору Котляревскому, служившему Попечителем Полтавского богоугодного заведения и надзирателем дома воспитании бедных дворян. По положенью о сем Комитета, Государь Император 5-го сего Мая Высочайше соизволил: Производить Майору Котляревскому из казны пенсии по 600 р. в год, независимо от получаемой им пенсии, начав производство оной с 31 Января 1835 года. О таковом Высочайшем повелении уведомляя Ваше Превосходительство, я покорно прошу Вас, Милостивый Государь, приказать кому следует объявить Майору Котляревскому, что Всемилостивейше пожалованная ему пенсия, по распоряжению Министра финансов, будет производиться в городе Полтаве.

29 Мая 1835 г. № 81.

На этой бумаге, с левой стороны, сделана следующая надпись: "Объявить о сем Г-ну Котляревскому через официальный от меня отзыв, в выражениях для него лестных и соответствующих его отличным заслугам". Подписи нет, но судя по почерку она принадлежит бывшему тогда Полтавским губерна-

140

тором (с 8 Июня 1828 по 22 Августа 1840 г.) П. И. Могилевскому. Таким образом, И. П. Котляревский, вместе с пожалованной ему в 1817 г. 500 р. пенсии, получал с 1835 г. 1100 р., что для холостяка-поэта, по тому времени, было очень достаточно. Да поэт, помимо деревянного дома в Полтаве, имел еще 60 дес. земли, в Полтавском уезде, следовательно, мог жить безбедно.

8. Аттестат о службе И. П. Котляревского, выданный
Приказом О. Призрения.

По выходе в отставку Котляревского, Приказ Общественного Призрения выдал ему следующий аттестат о его службе:

"Г. Котляревский, будучи определен 3 Июня 1810 г. надзирателем Полтавского дома воспитания бедных, а с 25 Августа 1827 г., сверх должности надзирателя и Попечителем Полтавского Богоугодного заведения, употреблял себя по обоим частям с отличным усердием и благоразумием к пользе заведений в отношении благоустройства их и крайней бережливости при расходовании денег; в следствие ж поданного прошения по расстроенному здоровью журнальным подписанием Г. Министром внутренних дел 31 Января текущего года, уволен вовсе от службы с пенсией Всемилостивейше пожалованной 5 Мая по 600 руб. в год, независимо от получаемой им пенсии. В засвидетельствовании чего выдан ему Г. Котляревскому этот аттестат и при нем формулярный список для подробного объяснения сведений его по службе.

Полтава, 30 Июня 1835 года.

9. Представление приказа к награде И. П. Котляревского.

В 1825 году Приказ Общественного Призрения ходатайствовал о награждении поэта орденом.

Вот как Приказ характеризует его деятельность. "Полтавский Приказ Общественного призрения, имея рассуждение, что в числе других заведений ведомства сего Приказа в Полтаве существующих, дом воспитания бедных осчастливлен был посещением Его Императорского Величества два раза и в особенности их Императорских Высочеств Великих Князей, также обозревши оной в свое время нынешний Главнокоман-

141

дующий 1-ю армией Граф Сакен, управляющий Министерством Внутренних Дел Граф Кочубей и другие особы; следствие каковых посещений всегда сопровождалось отзывами в пользу заведения. Хороший присмотр за детьми со стороны нравственности, с особенным попечением и вниманием в обеих отношениях, и по числу воспитанников переводились каждогодно в высшие классы по числу находящихся в заведении вольных пансионеров и имея их столько, сколько пространство дома поместить позволяет. Что же касается до дежурных по заведению расходов, то они производятся с такими благоразумными хозяйственными мерами и стараньем к соблюдению выгод, каких только ожидать можно от истинного усердия и неусыпной деятельности. Последствие чем пользуясь понижением цен на хлеб и проч. сбережен остаток суммы заведением полученные, .... и отдано в прошлом 1824 году в Приказ для приращения процентами 3500 р., приказали: Долг справедливости свидетельствовать таким образом об отлично усердном и полезном служении надзирателя дома майора Котляревского, продолжаемом в сем звании с 3 Июня 1810 г. и покорнейше просит Малороссийского военного губернатора об исходатайствовании ему ордена Святой Анны 2-й степени с брилиантовыми украшениями, для чего приложить при представлении приказа к Его Сиятельству о службе Котляревского послужной список".

Приказ О. Призрения отправил генерал-губернатору это представление 29 января 1825 г. и одновременно представил к этому же ордену Попечителя Кременчугского богоугодного заведения и врача Максима Филипповича Сементовского-Курило. Последний получил этот орден в Апреле того же года, но Котляревскому этого ордена не дали. Тогда Приказ Общественного Призрения счел долгом еще раз просить генерал-губернатора о награждении поэта орденом. Эти оба представлении интересны в том отношении, что они рисуют поэта очень усердным и бережливым. Во втором своем прошении к генерал-губернатору, от 16 Сентября 1826 года, Приказ Общественного Призрения, повторяя в точности прежнее представление, пишет:

"Но однако, он Котляревский по сие время ничем не награжден; продолжая между тем служение, как выше сказано с истинным усердием и неусыпною деятельностью, вновь сберег

142

в пользу вверенного ему заведения остаточной суммы 1500 руб., представленной в Приказ в прошлом 1825 году для приращения процентами, коей состоит ныне 5000 р. По уважению всего вышеизложенного, Приказ Общественного Призрения обязанностью себе поставил повторить представление его об исходатайствовании Г-ну Котляревскому ордена св. Анны 2 степени с брилиантовыми украшениями, для чего формулярный о служби его список при сем честь имеем представить". Из дел не видно, чтобы И. П. Котляревский получил этот орден; нужно думать, что должности надзирателя и Попечителя богоугодных заведений не давали права получить этот орден. Если его и получил Сементовский-Курилло, будучи также Попечителем богоугодных заведений в Кременчуге, то он же был там и врачом. Да и в послужном списке поэта, составленном в 1831 году, этой награды нет.

10. Два автографа поэта.

Highslide JS

И. Ф. Павловский

143

О саранче в 1804 г. и о мерах борьбы с ней.

В 1803 году в малороссийском генерал-губернаторстве (Полтавская и Черниговская губернии) появилась в огромном количестве саранча и "обсеменилась" почти на всем пространстве этих двух губерний. Тогдашний Генерал-Губернатор кн. Куракин предпринял энергичную борьбу против этого, как выражались тогда, "зловредного насекомого". Разосланы были циркуляры Поветовым маршалам, Городничим и Нижним Земским Судам о том, чтобы были приняты всевозможные меры против распространения саранчи и указывались способы для борьбы с нею. Маршалам было предписано разбить поветы на участки, для заведывания которыми по уничтожению саранчи избрать "по одному с господ почетнейших дворян и к ним по одному помощнику". Такими избранными оказались, как видно из донесений маршала: Зеньковского повета — Феодор Тимченко, Иосиф Ге, Яков Зескало, Иван Марков, Димитрий Саранчов, Григорий Сулима, Феодор Мищенко, Алексей Зеленецкий и Феодор Вакуловский. При чем комиссар предупредил, что ежели они небрежно будут относиться к своему делу и через то "последует общественный вред, то с ними поступлено будет по всей строгости закона" и кроме того в другом месте указывается, что кроме выше сказанных лиц избранными оказались: Рыжев, Лишин и Сульжиков. Кто были избраны по другим поветам в деле сведений не имеется. Вышеуказанные лица и учреждения должны были каждые две недели доносить Генерал-Губернатору о ходе борьбы с саранчей. С 1 апреля 1804 года начинают поступать таковые донесения и из них можно судить, как о размерах постигшего Генерал-Губернаторство бедствия, так и успешности борьбы с ним.

Какие огромные пространства захватила саранча и обсеменила их, можно видеть из следующих донесений: Лохвицкий Маршал

144

Павел Слюз от 20 апреля 1804 года доносит, что по обследованию произведенному им вместе с избранными для сего дворянами Петром Лисовским, Степаном Слюз, Алексеем Омельяненко, Феодором Савицким, Александром Христичем, Николаем Велецким и Яковом Цуревским, оказалось, что саранча заложила свои яйца при селе Бодакве на пространстве 9 вер. длины и 6 вер. ширины, при селах Жабки, Ивахники, Ячники, Западинцы и Харьковцы 15 вер. на 6 вер., при Белоцерковцах 10 вер. на 7 вер., Андрияшевкве и Гудимовке 10 вер. на 5 вер. "да и в прочих местах почти имеется, но в меньшем количестве".

Для борьбы с саранчой в распоряжение каждого из вышепоименованных лиц было придано по тысяче человек, по два пеших и два конных казака и по одному "исправному" писарю.

Полтавский Маршал Михаил Милорадович доносит, что в Павленкской волости отродилась саранча на пространстве 720 трех арш. саженей.

Золотоношский Маршал Михаил Тамара от 6 апреля доносит, что обследования им еще не окончены, но уже и по сей час найдены залежи на пространстве 78 вер. в окружности.

Пирятинский Маршал Михаил Щербак сообщает, что хотя зимою яички саранчи и пострадали, но все таки по обследованию оказалось, что обсеменено ими 240 десятин.

Исправляющий должность Кременчугского маршала хорунжий Лысенко от 17 мая доносит, что залежи в этом уезде очень велики, так в урочище Солоницы в трех местах в длину на гоны, а в ширину на 5 саж. на землях полковника кн. Эристова в длину и ширину на 1 версту, в Градижской по дороге в Хорольскую на земле Котляревского 1 вер. на 1 вер., поручика Хилецкого 1 вер. на 1 ½ вер., в урочище Примы 2 вер. на ½ вер., близ села Борисы на земле поручика Радкевича и прапорщицы Кодинцевой 3 вер. на 1 вер., Чигрин Дубровской волости при селе Шушваловке, близ Вшивой могилы 7 вер. на 6 вер., при селе Светиловке 6 вер. на 3 вер., на землях Мозолеевских и Броварских 12 вер. на 8 вер., при с. Жуки 2 вер. на 2 вер., Недогарской волости в окружности на 2 вер., капитана Келебердина 1 вер. на 1 вер., прапорщицы Терентьевой 1 вер. на 1 вер., при селах Погребы и Твердохлебы Максимовской волости

145

1 вер. на 1 вер., Потоцкой волости по левую сторону р. Псла в урочище Поповой горы 100 саж. на 150 саж. и по правую сторону реки Псла. В Ракитянских хуторах 2 вер. на 2 вер., Омельникской волости на землях Москова 2 вер. на 2 вер., при селе Глобино на землях Маршала Луки и майора Феодора Руденковых 3 вер. на 2 вер., Песковской волости при Лысенковых хуторах 6 вер. на 4 вер. По Полтавскому повету длины 5806 трехарш. саж. и ширины 2664 трехарш. саж.

В некоторых случаях донесения являются очень оригинальными и неопределенными. Таковы: Маршал Гадячского повета от

11 мая доносит, что в его повете заложено семян саранчи "в одных местах в обширности с редка, а в других меньшею частью, следовательно прямого и верного изыскания на сколько где пространством занята земля теми семенами учинить нет удобства".

Что касается Черниговской губернии, то тут саранча распространилась в меньшем размере, чем в Полтавской губ., а в иных уездаx почти отсутствовала, так Кролевецкий Нижний Земский Суд от 16 мая рапортует, что в повете этом саранча заложила яйца в одном только месте, да и то в незначительном количестве.

Как только появилась саранча еще в 1803 году разные лица начали изобретать и предлагать разные меры для уничтожения ее. Чаще всего из таких мер встречается проект коллежского асессора Нестерлея и Екатеринославского Вице-Губернатора. Эти меры, согласно предписанию Генерал-Губернатора, были рекомендованы поветовым маршалом для применения их на местах. Проект Кирилла Нестерля заключался в запахивании отложенных семян саранчи, и вот что доносит Полтавский поветовый Маршал Милорадович от 18 апреля 1804 года, мера эта оказалась недействительной ибо "по освидетельствованию ныне медицинскими чинами семена эти остались невредимы" и потому он распорядился уничтожать выходящую саранчу по способу поручика Самойловича т. е. сжиганием и способом указанным губернским маршалом Кочубеем, заключающейся в том, чтобы сгонять на места, где выходить саранча, свиней, "которые выедают саранчу с успехом".

Способ Екатеринославского Вице-Губернатора заключается в следующем; к тому времени когда саранча отрождается накла-

146

дывают не толстым слоем солому, отрождаясь саранча вылазит сквозь солому на верх и тогда солому нужно зажечь, вместе с нею сгорит и саранча.

О результатах этих опытов подведомственные лица и учреждения должны были доносить еженедельно генерал-губернатору.

Лубенский хорунжий Кулябко-Корецкий доносит, что им усмотрено, что саранча собирается по утрам и вечерам в кучи, а потому велел греть воду и поливать эти кучи кипятком "каковое средство так не малому истреблению насекомого послужить может".

Кроме того он предлагает и другое средство, заключающееся в следующем: когда саранча только вылезла "и по малу прыгает" обходят вокруг ее людьми и, притаптывая ногами, сближаются и сгоняют ее в кучу, а когда сойдутся, то начинают топтать ее ногами, так что образуется грязь.

Лохвицкий Маршал критикует способ сжигания саранчи соломой, т. к. разосланная заблаговременно солома на тех местах где заложены семена от росы и дождей отсыревает и не горить, а ежели и горит, то так медленно, что саранча успевает уйти. Кроме того саранча отрождается не в раз, а в течение нескольких недель и приходится ежедневно настилать солому, и ее мало, ибо в прошлом году хлеб был уничтожен саранчей.

Против отродившейся саранчи во многих случаях принимался способ рытья канав. Особенно усердно рекомендует это средство Константиноградский Земский Комиссар, прибавляя от себя, что особенно оно успешно тогда, когда "поселяне довольным количеством, обступя вокруг в 3 шеренги одна от другой на 3 сажени, метлами загоняют оную успешно в те канавы и присыпкою земли подавливают".

Оригинальный способ был предложен Лубенским полевым аптекарем Иваном Молтавским. О нем Кулябко-Корецкий от 12 июня доносит кн. Куракину, что в бытность князя 9 июня в Лубнах им приказано ему, Кулябке, обследовать способ истребления саранчи предложенный Молтавским. В настоящее время он его обследовал.

Способ этот заключается в следующем: Молтавский "потребовал конского навозу и когда оный отыскан и подан ему в глиняном сосуде, то он велел согнать в выкопанную тут же

147

в поле яму саранчу, потом в навоз вложил огня и сбросил туда какую то сушенную траву, отчего произошло курение и Молтавский, ходя с тем сосудом около ямы окуривал оную и уверял, что саранча от того курения пропадет". Однако это средство, как доносит далее Кулябко, не помогает и даже наоборот саранча начала живее прыгать.

Новоместский Маршал Бороздна доносить, что им с успехом применяются следующие меры: 1) поля от озимых и яровых хлебов окапываются; 2) на толоках, где ее много надо вспахать и оставить в середини не паханные места, куда собирается саранча; в этих местах вырыть рвы с ямочками в разных местах и в оные ямочки загонять и истреблять саранчу; 3) жито, где саранча сидит на колосьях, скосить и когда хотя мало подсохнет, настлать соломы и запалить.

Нежинский комиссар Матонис от 20 июня доносит, что к нему явился "изобретатель ловления саранчи волоками прапорщик Колчицкий" и указал способ этого ловления. Он, комиссар, лично объехал все места, где отродилась саранча и показал, как применять тот способ.

Иные владельцы пораженных саранчей мест во избежании наносимого саранчей вреда, скашивали хлеба еще в зеленом виде и этим самым сгоняли саранчу на соседние поля.

Такой прием преследовался и Нежинский Маршал Жураковский от 20 июня доносит, что им этот прием строго преследуется.

Зеньковский Маршал Богаевский предлагает свой способ к уничтожению саранчи, который заключается в том, что сделав из хвороста волокуши на манер забора, таскать их волами или лошадьми и тем давить саранчу.

Кроме того Гадячский маршал указывает на способы Прилукского хорунжего Маркова и управляющего графа Головкина-Шведова, который заключается в том, что 1) земля переаривается и 2) выгоняются на пораженные места свиньи и птица.

За некоторые из таких изобретений была выражены особая признательность, так от 19-го октября Полтавское Малороссийское Губернское Правление доносит, что им, согласно распоряжению Губернского Начальства, была объявлена от этого Начальства, признательность Переяславскому хорунжему Новаковичу за

148

изобретенное им средство против саранчи.

Благодаря всем этим мерам, между которыми было самым рациональным собирание яиц, это страшное бедствие-нашествие саранчи к осени 1804 года было парализовано. Но никакие бы меры не привели к таким блестящим результатам, если бы ни энергия и настойчивость, проявленные кн. Куракиным.

Из донесений получаемых еженедельно от лиц и учреждений им подведомственных, видно какое огромное количество этого насекомого было уничтожено.

149

Таким образом уничтожено яиц саранчи 1426 чт. 4 ½ гар. и живой саранчи 16,280 чт. 7 чк. 1 гар., но, конечно, исчисление произведено не точно и уничтожено гораздо более чем зарегистрировано. Иные лица кому было вверено это дело чистосердечно сознаются, что точного учета произвести не могли, так Конотопский городничий от 17 июня доносит, что выведенная саранча истребляется сожжением, но сколько сожжено учесть трудно, т. к. "по сожжению вся в пепел обращается по причини ее дробности". Уничтожение саранчи, согласно распоряжению Генерал-Губернатора, явилось натуральной повинностью и было установлено сколько каждая ревизская душа должна была выкопать, так маршал Остерского повета Танский предписывает Нижнему земскому Суду относительно выкапывания семян саранчи следующее: "выкапывать оную с таким прилежанием, чтобы от каждой ревизской мужска и женска пола души" было представлено по одному гарнцу, а где не окажется семян ее, то собирали бы на соседних землях.

Но в некоторых случаях за уничтожение саранчи давалось вознаграждение, так из сообщений Черниговского поветового маршала Лашкевича от 23 мая видно, что с 16 по 23 мая собрано яиц 1352 гар. за что уплачено 264 руб. 20 коп. кроме тех, которые собраны на его земле и которые он оплатил своим коштом, а с 24 по 31 мая собрано 473 гар. за что уплачено

150

из тех же Высочайше пожалованных сумм 31 руб. 90 коп.

По имеющимся данным саранча начала отрождаться приблизительно около 20 мая, а в северных уездах Черниговской губ. в начали июня. В это время и начинается энергичное уничтожение.

Зеньковский земский комиссар рапортует, что им откомандирован в распоряжение маршала Богаевского для усиленной борьбы с саранчей заседатель Ковалевский.

Новоместский маршал Бороздна от 11 июня сообщаете, что появилась саранча в имениях полковника Ширая, графа Андрея Кирилловича Разумовского и графа Сергея Петровича Румянцева и в три дня энергичными мирами ее уничтожено великое множество.

Но не смотря на все эти мироприятия в иных местах саранча нанесла значительный ущерб — Кобелякский Нижний Земский Суд доносит, что в Голтвянской волости саранча, перешедшая из Кременчугского повета уничтожила примерно 9000 коп хлеба, 2250 копен сена.

Золотоношский городничий от 27 июля доносит, что 24 июля с 10-ти до 5 часов дня над городом пролетала саранча и так густо, что закрыла солнце.

Миргородский Нижний Земский Суд 30 июля доносит, что в волостях Богачанской, Шишакской и Устивицкой появилась саранча, которая налетела из Полтавского и Хорольского поветов тучей до 10-ти верст в ширину и уничтожила много хлеба и так как против нее средств нет, то предписано поторопиться уборкой хлеба.

В этом деле обошлось не без препирательств соседних уездов: поветовый Гадячский маршал Масюков от 24-го июля доносит, что в соседнем Лебединском уезде Слободской Украинской губ. саранча не уничтожается и переходит в большом количестве на соседние Падолковские земли. В виду такого извещения Малороссийское Полтавское Губернское Правление сообщило об этом в Слободское Украинское Правление, а маршалу Масюкову предписало "дабы он о невпущении и истреблении таковой в Гадячском повете имеющейся имел всевозможные старания".

Роменский маршал Полетика сообщает, что в Роменский уезд перешла в огромном количестве саранча из Гадячского и Ко-

151

нотопского повета.

Кобелякский маршал доказывает, что к нему саранча перешла из Кременчугского уезда, а Кременчугский маршал, что к нему из Золотоношского уезда.

К концу июля саранча пошла на убыль, о чем и получаются со всех сторон донесения.

Черниговский маршал от 27 июля доносит, что благодаря усиленным стараниям саранча почти вся уничтожена.

Кобелякский Нижний Земский Суд от 2 августа доносит, что саранча вся улетела неизвестно куда.

Новгород-Северский Нижний Земский Суд, Лубенский комиссар, Новоместский хорунжий и многие поветовые маршалы прислали также аналогичные сообщения.

Деятельность лиц причастных к уничтожению саранчи поощрялась высшим начальством, а бездеятельность порицалась. Об этом имеется в деле довольно значительная переписка.

Роменский маршал Полетика от 10 июня сообщает, что дворяне Феодор Тимошевский и Иван Тищенко особенно усердно занимались истреблением саранчи во вверенном им районе и за 1803-1804 г.г. ими собрано 70 чт. семян. В виду такой их похвальной деятельности по мнению маршала Полетики они достойны "начальнического благопризрения", а потому "во уважении изъясненных их особенных прилежаний и деятельности, с наилучшим успехом на общую пользу употребленных и употребляемых и похвального их при том поведения о награждении обоих их чином коллежского регистратора не оставить внести свое куда следует представление".

Новоместский маршал Бороздна от 22 июня доносит: "определенный от меня в числе господ дворян упражняющихся ревностно в сем важном деле господин корнет Иван Васильевич Рацина уведомил меня от 19 сего месяца, что по части его с вверенным ему числом рабочих людей в дачах г.г. коллежского асессора Ивана и прапорщика Андрея Петровича Чернолусских истреблено оной саранчи загонянием во рвы более 70-ти чт., о таковой деятельности г. корнета Рацина и исполнение возложенных ему от меня препоручений долгом моим поставлен сделать Вашему Сиятельству мое донесение".

Черниговский маршал доносит от 21 июня, что отродившая-

152

ся саранча очень энергично уничтожается разными способами, чем занято до 100 слишком дворян, привлеченных к сему делу; о заслугах их будет сообщено своевременно.

Он же от 29 июня доносит, что в общем саранчи уничтожено очень много, при чем особенно в этом деле выделялся Павел Владимирович Домонтович.

Кн. Куракин письмом от 8 июля на имя маршала поручил изъявить признательность дворянам за их полезную деятельность.

На это письмо князя маршал Черниговский Лашкевич донес, что он письмо, в коем выражена благодарность, как ему, так и его сотрудникам за успехи в "деятельности по экспедиции сарановой" в копии разослал всем причастным к делу лицам.

Черниговское Губернское Правление 28 октября доносит, что исполняющий должность Козелецкого поветового маршала Туманский известил, что жители оного повета в м. Кобырче Павел Левкович и Яков Литвинов очень много и усердно содействовали уничтожению саранчи изобретенном ими способом, за что и просят наградить их следующим чином. Успешность их деятельности подтверждает Туманский. На это представление кн. Куракин ответил, что упомянутые лица действовали для своей пользы и потому награждению чином не подлежать.

Но на ряду с этим из некоторых донесений видно, что не все лица, коим было вверено это дело, относились с должным вниманием и энергией к своим обязанностям.

Переяславский маршал 16 июня жалуется, что в иных семьях нерадиво относятся к уничтожению саранчи; люди выходят в недостаточном количестве и неаккуратно. Кн. Куракин сделал предписание Губернскому Правлению об устранении этого недочета.

Нежинский маршал Жураковский от 16 июля доносит, что он объездил 26 деревень и убедился в бездеятельности избранных для истребления саранчи дворян: Максима Савицкого, Александра Протченко, Ивана Саханского и Иосифа Стефановского, хотя в заведываемых ими округах саранча была в значительном количестве; они не встретили его даже при объезде и по произведенному дознанию посетили места зараженные саранчой только раз осенью, о чем он сообщает Генерал-Губернатору.

153

Григорий Галаган от 25 июня пишет к кн. Куракину, что когда князь 10 июня проезжал через город "Лофицю," то был он, Галаган, оговорен перед князем в нерадивости к уничтожению саранчи, таковой оговор он считает несправедливым и указывает, что им собрано яиц саранчи "полных пять бочек", а также высылаемы им были по требованию властей люди и он прилагает документы, письменно удостоверяющие его правдивость "вооригиналах к благоувидению Вашего Сиятельства провождаю, лаская себя надеждою, что лучше сему письменному уверению нежели словесному меня оговору изволите дать веру и что я извлекуся с худого по оговору замечания".

Осенью 1804 года на имя Генерал-Губернатора отовсюду начали поступать донесения о том, что саранча или совершенно уничтожена или осталась в самом незначительном количестве.

Таким образом благодаря энергии и неутомимой деятельности кн. Куракина это казавшееся по началу неотразимое бедствие было совершенно прекращено.

П. И. Малама.

154

 

 

155

О переселении Полтавских казаков на Черноморье и Тамань
в начале прошлого столетия
1).

Херсонский губернатор Э. О. Дюк-де-Ришелье ходатайствовал пред министром внутренних дел кн. А. В. Куракиным о необходимости заселения земель, пожалованных Черноморскому войску. Это войско, как известно, образовалось из казаков Запорожской Сечи. В 1792 году, при императрице Екатерине II, по ходатайству Потемкина, казакам были пожалованы земли на Таманском полуострове, от Азовского моря до границ Кавказа и от Ейского укрепления в Екатеринославской губернии по Кубани до самого ее устья. Пожалование состоялось "в воздаяние заслуг, оказанных казаками в бывшую с Оттоманской Портой войну, и для ограждения границ тамошних от всегдашних набегов горских народов, для обуздания которых держали и прежде там кордоны". Здесь, несомненно, разумеется вторая турецкая война, окончившаяся миром в Яссах (1791 г.). Площадь пожалованных земель простиралась до 300 кв. верст. Население Черноморских казаков, в начале прошлого века, составляло не более 20 тыс. мужчин и 10 тыс. женщин. Чаще всего на земли их делали набеги кубанцы, что и вынуждало черноморцев организовать стражу в 4500 чел., т. е. держать в постоянном вооружении пятую часть всего населения. Естественно, что черноморцы были всегда рады появлению пришлых людей и особенно своих соплеменников, малороссийских казаков, переселявшихся сюда и раньше, благодаря организации переселения самим правительством. Черноморские казаки имели своих агентов,

1) Составлена по арх. делам Полт. Губ. Правления 1808 года, №№ 377, 405. Заметка эта была написана для сборника в честь покойного проф. В. Б. Антоновича, но сборник этот не был издан, почему мы и помещаем ее в "Трудах Комиссии".

156

рассылаемых в разные места для вербовки поселенцев в видах увеличения численности Черноморского войска; но последняя ревизия 1795 года повела к воспрещению этих переселений. Тогда малороссийские казаки стали переселяться тайком, просто убегали; бежали с ними и помещичьи крестьяне, на что обратило внимание еще в 1802 г. Полтавское дворянство. В местных архивах сохранились данные о числе таких переселенцев из Полтавской губернии в 1806 году. Всего в том году переселилось казаков 1265 мужч. и 826 женщин, казенных крестьян — 76 мужч. и 31 женщ. и сверх того еще 40 семейств, относительно коих не указанно в ведомости ни сословия, ни пола.

Князь А. Б. Куракин сочувственно отнесся к представлению Херсонского губернатора и составил всеподданнейший доклад, в котором предлагал переселить на Черноморье в течение одного года, 25 тыс. малоросийских казаков, дабы набеги кубанцев "со временем не могли бы сословие черноморцев вовсе разрушить". Как бывший малороссийский генерал-губернатор кн. Куракин хорошо знал быт малороссийских казаков и находил, что они окажутся наиболее пригодными колонистами для Черноморья, так как "их будущий образ жизни вполне будет соответствовать нынешнему". Да и казаки, по его мнению, найдут там "плодоносные земли и избыточествующие всем тем, что для посельника нужно" и скорее "приобыкнут к перенесению службы, какую в войске отправлять будут обязаны а тем самым окажутся полезнее других для защиты границ, куда переселятся; для Малороссии же выгода сего переселения будет ощутительна в распространении собственностей, столь много от недостатка земель в хозяйственных заведениях стесненных". Проект Куракина был одобрен Императором Александром I, поручившим ему выработать более подробные инструкции, касавшиеся этого дела. В марте 1807 года эти инструкции были утверждены Императором. Они довольно подробны, но мы укажем лишь главнейшие положения. Прежде всего, переселение должно быть добровольным, о чем и впоследствии, в 1809 г., в своем предписании малороссийскому генерал-губернатору напоминал кн. А. В. Куракин, что дает основание предполагать, что со стороны местных властей бывали и принуждения. Из приведенных выше цифровых данных о составе населения Черноморья видно, что

157

число женщин было там вдвое меньше числа мужчин; имея это в виду, кн. Куракин предписывал преимущественно переселять туда те семейства, "где более девок и вдов, в брак еще вступить могущих". Переселяться могли только свободные от недоимок, повинностей и долгов. Переселенцы организовывались партиями, не более 30 семейств, которые должны были из среды своей избрать "старейшину" одобрительного поведения. Партии эти отправлялись не одновременно, а через известный промежуток времени, "дабы не могло встретиться затруднений в дороге в рассуждение квартирования и прокармливания скота". На медицинскую управу была возложена организация подачи помощи больным переселенцам, которых предписано было помещать в ближайшие больницы, и все власти по пути должны были оказывать им всякое содействие. Срок переселения был ограничен всего одним годом со дня утверждения инструкции; но на деле было иначе, и переселение продолжалось годами... Женский пол не был ограничен в числе, переселялись все, сколько бы их ни было в семье. Все переселенцы получали от генерал-губернатора свидетельство о дозволении переселения. Это сделано было в тех видах, чтобы в число переселенцев не попадали помещичьи крестьяне, а такие примеры бывали, на что жаловалось Полтавское дворянство. На эти переселения правительство не ассигновало никаких денежных средств в рассчете, что переселенцы приобретут эти средства от продажи своего имущества, а если на новом месте им и понадобится денежная помощь, то таковая должна быть отнесена на счет Черноморского войска. Всех казаков в Полтавской губернии было в то время 561708 душ обоего пола. По уездам они распределялись так:

158

Допускалась отправка комиссаров на Черноморье и Тамань для предварительного ознакомления с местностью и условиями жизни. В октябре 1808 г. возвратились комиссары, отправленные жителями сел Смелого и Протасовки (Роменск. уезда). Эти комиссары сообщили, что "нашли тамошнее жительство невыгодным, в рассуждении того, что по такому количеству в семействах их душ не могут исправлять службы по тамошним заведениям и что они, разведав как там жители тамошние часто умирают от нездорового климата, опасаются выводить туда семейств своих, дабы над ними не сбылось того, что над переселившимися уже из Черниговской губернии казаками, коих пришло туда 19 семейств, из них 14 умерло и пять только в живых осталось, и по сим причинам они желание свое к переселению оставляют". Это заявление было подано от 18 душ мужеского пола и 15 женского означенных сел и хуторов Смелянских, изъявивших раньше желание переселиться. Их пример мог, конечно, неблагоприятно повлиять на успех переселенческого дела, благодаря чему, быть может, общее число Полтавских казаков, изъявивших желание переселиться в Черноморье, оказалось меньше предположенного количества 25000 д. За два года, 1809 и 1810 г.г. из пределов Полтавщины было переселено всего 1649 семейств, состоявших из 12835 мужч. и 9987 женщин 2).

Кроме Черноморья, правительство предписало малороссийскому генерал-губернатору озаботиться переселением 250 семейств на Тамань. По этому случаю Херсонский губернатор Ришелье в ноябре 1809 года писал Полтавскому губернатору А. О. Козачковскому: "Все малороссияне на черноморских землях, поселяются

2) В одной ведомости, указывающей количество переселенцев до 10 тыс. обоего пола, не определено комиссарами число семейств, поэтому число переселивщихся семейств (1649) не точно: на самом дел их было много больше.

159

по преимуществу от стороны Ростова и располагались на жительство в селениях, к Ейскому укреплению подающихся. Между тем, в числе Черноморских земель есть Таманский полуостров, где земля очень плодородная". По мнению Ришелье, избегали селиться здесь по отдаленности пути и трудности следования по берегу Кубани. С целью облегчения пути, Ришелье предлагал переселенцев перевозить из Керчи или Еникаля через пролив, но просил заранее только уведомить его о следовании переселенцев для заготовки им во время переправы... Городничие и земские комиссары собирали сведения о числе желающих переселиться на Тамань, но таких было очень мало. Многие предпочитали селиться около Ейского укрепления; это были казаки Кобелякского и Кременчугского уездов. Козаки Прилуцкого уезда высказались что "по низкости тамошних земель и по отдаленности расстоянием объявить желания о поселении на том полуостров не могут". Всего отправленных для поселения на Тамань было 29 семейств: из Кобелякского 21 сем. (86 мужч. и 67 женщ.) и Золотоношского 8 сем. (29 мужч. и 19 женщин). Все эти переселенцы направлялись в Константиноград, где городничий составлял из них партии и под начальством надежного чиновника или унтер-офицера отправлял их до границ соседнего уезда, и так они следовали до Керчи. Эти переселения относятся к 1810 г.

Таковы документальные данные о переселении малороссийских казаков на Черноморье и Тамань в первые два года после организации правительством этих переселений.

И. Ф. Павловский.

160

 

 

161

К БИОГРАФИИ
В. В. КАПНИСТА.

Из переписки Малороссийского генерал-губернатора князя
А. Б. Куракина с В. В. Капнистом. Начертание дворянского училища.

Князь А. В. Куракин в первый же год управления Малороссией, предложил В. В. Капнисту занять место директора училищ Полтавской губернии.

М. Г. мой
Василий Васильевич!

Считая на ту чувствительность, с коею приемлете вы благо общее, я приношу к вам М. Г. мой! покорную просьбу принять на себя звание директора Малороссийской Полтавской губернии народных училищ, бремя должности генерального судьи на вас уже лежащее, конечно, не много оставляет вам свободных часов, но тем большая будет жертва, что вы ........ выделите некоторую часть; на восстановление и образования способов, чтобы просвещение тех для ...... училища из милосердия учреждены действительно к счастью и в ожидании на сие благосклонного отзыва вашего я есьм навсегда с непременным и истинным почтеньем вашего высокородия.

М. Г. мой покорный слуга.

Полтава
Июля 10 дня
1802 года

162

Ответ В. В. КАПНИСТА.

Сиятельнейший Князь
Милостивый Государь.

Выбор вашего сиятельства в возложении на меня звания директора народных училищ сей губернии, весьма ласкательно для моего самолюбия, как по отличию, которым вы удостаивать изволите слабые мои дарования, так и по вверяемому способу употребить оные на общую пользу. Но чувствуя всю важность сей обязанности, не отважился бы я принять оной, ежели бы не был удостоверен, что ваше сиятельство, желая оправдать выбор ваш побудитеся благосклонно просвещенным вашим руководством наставлять неопытность мою на толь трудной и преткновенной стези. Надежда сия и преимущество быть орудием вашим в только общеполезном деле, ободряют меня принять с чувствительнейшею благодарностью возлагаемый на меня вашим сиятельством долг и тем доказать стране осчастливленной начальством вашим слепое мое благонамеренной воле вашей повиновение, равно как и глубочайшее высокопочитанье и душевную приверженность, с которым честь имею пребыть на всегда и прочно

Василий Капнист.

1802 года
июля 11 дня
Полтава.

В. В. Капнист согласился быть директором училищ и притом без жалованья, хотя это и не видно из предложения ему кн. Куракина занять это место, но это видно из следующего отношения кн. Куракина полтавскому губернатору А. Б. Сонцеву, где он характеризует поэта.

М. Г. мой
Александр Борисович!

"По известности мне о прямом и бескорыстном усердии и пользам общественным полтавского генерального судьи Василия Васильевича Капниста, склонив его просьбою моею принять на себя звание директора народных училищ сей губернии, дабы тем не только доставить улучшение училищ по опытному и известному просвещению особы на то избираемой, но и возникающий

163

заведениям приказа общественного призрения при недостатке сумм, сохраняя в пользу оного от звания директора училищ жалованье остающееся, преподать помощь ощутительную; получив согласительный отзыв и поставляя обязанностью известить о том Ваше Пре-во, покорнейше вас, М. Г. мой прошу, о таковом благонамеренном отличительном подвиге г-на Капниста возвестить от приказа общественного призрения особую признательность припечатанием в обеих публичных ведомостях, и дать знать комиссии ..... училищ, и между тем по званию

сему г-ном Капнистом приемлемому, в случае имеющих быть от его представлений и отношений, не оставлять его вашим начальственным пособием, есьм в протчем и т. д.

Июня 16 дня
1802 года
Его П-ву Сонцеву.

Тогда же кн. Куракин предписал губернскому правлению исполнять все его распоряжения, чинить ему всякое пособие и содействие.

Кн. Куракин поручил В. В. Капнисту составить план дворянского училища, которое он предполагал открыть в Полтаве и Чернигове, что им и было выполнено. В. В. Капнист, окончив работу, писал князю, где высказался о пользе этого училища.

Сиятельнейший Князь
Милостивый Государь.

По повелению Вашего Сиятельства начертание о учреждении дворянского училища имею честь при сем препроводить на ваше благорассмотрение; желаю чтобы оно угодно было вашему сиятельству и согласно с мыслями и милостивым расположением, на благодетельствование здешнего дворянского общества.

Ваше Сиятельство не удивитесь, конечно, что в начертании сем назначена столь умеренная цена за воспитание, по соразмерности достатков каждого; вы изволите знать сколь мало в крае сем велико поместных дворян и какое множество по заслугам своих предков известных родов превратностью времени пришли в весьма бедное состояние: одно личное потомков их от-

164

личие может их восстановить, а хорошее воспитание к тому единственным средством. С уменьшением платежа порознь от каждого, требовалось необходимо умножение общественного на сие полезное заведение капитала, но я по опытам знаю что ни на какое благонамеренное дело дворянство не окажет своей помощи ежели только будет удостоверено, что пожертвование его обратится точно на общеодобрительный предмет и для того неусумнился требовать, после взнесения в первое двухлетие 150000 рублей еще таковой же суммы в течете 10 лет; предоставя сие всевозможно со осторожностью, по мнению моему самый лучший способ к собранию, сохранности и доброму употреблению общественной суммы, учреждением особого Комитета и препоруча бдительное над оным надзирание г. губернскому и поветовым маршалам.

Отдавая мысли мои на просвещенный суд вашего сиятельства, счастливым себя почту, ежели удостоятся оные местного вашего одобрения и послужат к пользе общества, к которому приверженность была для меня всегда и первым долгом и приятнейшим чувством.

Имею честь пребывать с глубочайшим высокопочитанием и совершенною преданностью и т. д.

Василий Капнист.

1802 года
Ноября 22 д.
Полтава.

В конце этого письма следующая резолюция князя: приобщить к делу, дабы дворяне знали, что предмет моего предложения есть предмет беспрестанно меня занимающий. Сообщить сей план г. губернскому и поветовым маршалам, чтобы видя оное скорее решились на подвиг от них зависящий. Изготовить подобающие от имени моего, письма при которых копии с сего плана послать. Г-на Капниста благодарить с особенною признательностью.

Вот письмо князя, где он благодарит В. В. Капниста за составление "начертания дворянского училища".

165

М. Г. мой
Василий Васильевич.

Доставленное мне вами по просьбе моей начертание для учреждения дворянского в Полтаве училища, доказывая вашу к оной снисходительность,.......... меня изъяснить искреннейшею

мою признательность, которую покорнейше прошу принять. ..... засей труд ваш имеющий предметом своим общее благо, есть из ощутительнейших доводов, что вы всею честью и прямым участием к благу и пользе ваших соотчичей, паче воодушевлены содействовать сему предприятию. Для соглашения о принятии мер к совершению сего неукосню я отнестись господам губернскому и всем поветовьм маршалам, как и самое начертание им поставить. Пользуясь сим случаем я возобновляю, вам удостоверение мое о непоколебимой моей к вам приверженности и почтения, с каковыми особеннейшим удовольствием вменяю себе быть вашего прев-ва, и д.

Ноября 28 д.
1802 года.

В тот же день, В. В. Капнист ответил князю на это письмо.

Сиятельнейший Князь
М. Г.

Почтеннейшее письмо вашего Сиятельства, в котором изволите удостаивать ласкательным одобрением вашим труд мой касательно начертания о заведении дворянского училища, останется мне приятнейшим памятником служения моего под начальством вашего сиятельства и наградою слабых подвигов моих на пользу общую.

Примите Сиятельнейший Князь!., чувствительную мою признательность и верьте, что я буду гордиться вниманием с которым вы принимать изволите малое участвование мое к исполнению благодетельных предположений ваших к счастию края сего. Имею честь быть с глубочайшим высокопочитанием etc.

Василий Капнист.

1802 года Ноября 28 д.

166

Краткое начертание правил для заведений
дворянского училища.

Дворянское училище Полтавской губернии соответственно сумме для оного предопределяемой, на которую почти общее согласие благородного общества обнаружено может быть учреждено на нижеследующем основании.

1. Училище будет состоять из 200 дворянских мужского пола детей.

2. 50 воспитанников из числа самых беднейших дворян будут содержимы, обуты, кормлены и учены даром, прочие 150 за умеренную плату родителей соразмерную имуществу каждого по рассчислению на 6 отделений, а именно:

1. Помещик, имеющий до 50 душ будет платить за полное содержание, одежду, корм и учение своего сына в год по 25 р.

2. Имеющий от 50 до 100 д. по 50 р.

3.   "      "      " 100  "  200  "   "  75 "

4.   "      "      " 200  "  300  "   " 100 "

5.   "      "      " 300  "  400  "   " 125 "

5.   "      "      " 400  "  500  "   " 150 "

III. За таковую плату по 25 р. детей из каждого отделения должны быть приняты в училище, а с платежом 175 р. будут приниматься неограниченное число воспитанников.

IV. Сверх сего в училище приниматься будут дети на половинную пенсию, т. е. те, которые жувучи на всем своем содержании, приходить будут в училище по утру, оставаться там до обеденного стола и до окончания полуденных классов, таковых должно быть принято:

С платежом 75 р. будут приниматься неограниченное число полупансионеров, из оных после выпуска или других случаев

167

на убылые места воспитанников, будут поступать в соответственное отделение предпочтительно по успехам в науках или по старшинству вступления в училище.

V. Наконец, будут приниматься в училище посетители ученики то есть те, которые живучи на всем своем содержании, будут приходить в класс в учебные часы, таковых должно быть принято.

С платежом 60 р. будут приниматься неограниченное число посетителей учеников. Из них после выпуска или других случаев на убылое место полупансионеров будут поступать в соответственное отделение или по старшинству вступления в училище.

Для сего числа воспитанников полупансионеров и посетителей учеников потребно нижеследующее число учителей на жалованье им и на содержание училища суммы.

Для 200 воспитанников.

168

169

К сей сумме для вышеписанных издержек потребно еще 11225 р. для составления капитала из процентов которого можно ежегодно получить сумму сие потребно 224500 р., да сверх сего на построение училищного дома и необходимых к оному служб, на заведение библиотеки, физического и натурального кабинета и прочих нужных для учащихся инструментов и орудий, также мебелей, белья и протего потребно единовременно по крайней мере 50000 р. и так нужно на заведение училища 274500 р.

Для составления сего капитала и обращения его к учреждению училища предлагается благородному обществу учинить нижеследующее положение:

I. Каждый помещик да внесет в общественную сумму в течение двух лет два раза по 25 р. [к.] по числу его подданных, что составить 15000 [150000] р.

II. По прошествии двух лет да внесет каждый помещик в течение 10 лет ежегодно по 5 к. по числу его подданных, что по истечении 10-летия составит 150000 р., всего 300000 р.

III. В первый год из нынешней дворянской суммы 75000 р. позволить употребить на построение училищного дома и нужное первоначальное заведение 20000 р., да 5000 р. на годовой училища расход, который с присовокуплением 3750 р. процентов от 75 тыс. общественной суммы на училище в первый год взнесенной и составит нужную на первой для оного по положению сему в число годовой по его доходу прибавочной суммы 8750 р., таковым образом, не касаясь к 40000 р. ныне на лицо состоящей дворянской суммы, нужной для содержания из процентов дворянской комиссии годовой расход и училище без недостатка и.......... будет.

IV. На 2-й год позволить из вступившей уже для училища полной 150000 р. суммы употребить 20000 р. на построение училищного дома и на другие заведения, а 5000 р. в прибавок к 6250 р. процентов с капитальной суммы 125000 р. суммы на училище в тот же год вступившей, что и составит нужную для издержек оного годовую к доходу его прибавочную сумму 11250 р.

V. На третий год из взносимой дворянством по числу душ по 5 к. суммы, составляющей 15000 р. позволить употребить

170

10000 р. на докончание училищного дома, а 5000 р. на дополнительную училищных издержек сумму.

VI. В 4-й год из вступающих 15000 р. отделя 5000 р. на дополнительную, как выше сказано издержек училища сумму, остальная 10000 р. соединить с капитальными 125000 р.

Таким образом, удаляя из вступающих ежегодно на училище 15000 р. потребное число на дополнительную год от года с умножением капитала упомянутую сумму в течение 9 лет капитал училища возрастит 240000 р. из процентов коих можно же будет впредь навсегда содержать оное без малейшего недостатка, нет нужды предуведомлять, что сей подробный расчет делается для такового токмо случая, когда бы с самого начала заведения училища представилось в первый год такое предполагаемое число воспитанников и других учеников, в противном случае, поелику потребно будет менее учителей и содержания, то издержки по соразмерности уменьшатся к сбережению общественного капитала.

Для собрания сего капитала, хранения и употребления оного и для надзирания над успехами училища должен быть учрежден по выбору собрания дворянского особый комитет из дворянских от него особ, которому директор училища обязан давать когда не востребуется отчет издержках и в успехе оного.

Комитет сей имеет долг давать отчет, касательно дворянской суммы и употребление оной г. губернскому купно с поветовыми маршалами, когда не востребуется ко общему дворянскому собранию.

Книга доходов и расходов дворянской суммы должна быть у секретаря комитета всегда невозбранно каждому дворянину либо ..... знать о состоянии и употреблении общественных денег.

Комитет сей собирается по крайней мере четыре раза в год для обязанностей до него относящихся, а секретарь который и казначейскую должность исправляет, должен быть неотлучен и при одном или двух членах попеременно присутствующих.

Члены комитета служат без жалованья, равно как избранный собранием дворянским секретарь комитета.

171

Комитет при заседаниях своих заимствуется канцелярскими служителями, комнатой дворянской, ибо заседание оного будут не часты, а дела мало письменные.

Директор училища выбирается собранием дворянства. Можно избрать и главного директора училища необязанного всегдашним пребыванием при училище.

Оба они должны служить без жалованья и не могут быть членами комитета.

От высшего начальства должно испрошено быть позволение о хранении дворянской суммы в казначействе приказа общественного призрения. На лицо оной никогда много быть не должно при старании отдавать его дворянству здешней губернии на проценты на правах . . . Заемного Банка. Прием в училище может основан быть на нижеследующих правилах.

I. Всяк дворянин, желающий отдать своего сына в училище, должен предварительно взять от г. маршала того повета, где имение его состоит, свидетельство о дворянстве его, в части родословной книги, в которую он внесен, о имении вообще, которым как в сей, так и в других губерниях владеет в числе детей по летах отдаваемого в училище сына. Таковые свидетельства и дитя представится комитету, который, по рассмотрении, назначает .... оного в приличное ему отделение.

II. Предпочтительно приниматься будут в училище получившие уже первое начало наук.

III. В число воспитанников вновь принимаемые поступать должны не иначе как ежели после полупансионеров и посетителей учеников останутся убылые места в соответственном отделении.

IV. В первый прием могут поступать три четверти воспитанников старее 7 лет, но преимущественно те, которые получили уже первые начала наук в .... будет токмо; 7 летних детей дабы в течение 4 трехлетий могли они окончить потребные каждого дворянина науки.

V. Воспитанник имеет право оставаться в училище 4 трехлетия, буде вступил в оное 7-летнего возраста, — соразмерно сему право пребывания в училище и на другие три возраста распространено быть должно.

172

VI. Невозбраняется никогда воспитанникам оставить училище по воле тех от кого они зависят.

VII. Прием и выпуск воспитанников всегда должен чинится во время трехлетнего собрания дворянства после генерального в присутствии всего благородного общества экзамена, который сверх того, при каждом случайном или обыкновенным собрании дворянства или господ маршалов и училищного комитета чинимы быть должны дабы через то, сколько можно чаще открыты были успехи учеников, доброе надзирание директора и труды учителей.

VIII. Нездоровых детей в училище принимать не должны.

IX. Воспитанники и другие ученики из училища исключаемы быть могут по представлению директора или за — дурное поведение или за отличное неуспеванье в науках, но не иначе как по рассмотрению комитета.

Присем училище составится по примеру кадетских корпусов — рота военной зкзерциции упражнявшихся учеников, в которую вступать будут из всех вообще отличившихся в науках; касательно обмундирования, кроме шестого отделения, недостаточным помощь будет делаться из суммы училища, принадлежащей всем вообще, снабдятся амуницией даром.

Поелику в каждом благоучрежденном училище столько же о добром воспитании и нравственности, сколько о науках попечений прилагаемо быть должно для того часть учителей должны будут надзирать определенное число воспитанников, жить и находиться при них безотлучно, кроме учебных по другим классам часов.

Физическое воспитание детей будет во всех частях иметь предметом попечение о здоровье, исключающее всякую . . . пища простая, опрятная одежда, различные упражнения и даже в свободные часы игры, укреплявшие тело, должны соответствовать сему главному предмету и быть коренными правилами воспитания детей.

Образ учения будет большею частью практической, наипаче в науках менее теории требующих, это разных частей натуральной истории, ботаники, физики, химии и прочего для сего и

173

для военной эксерциции кроме обыкновенных классных часов, все каникулярное время определяется.

По согласии благородного общества на учреждение дворянского училища и по обеспечении средств для приведения в действо столь важного и похвального намерения, первый подвиг должна быть просьба к высшему начальству во исходатайствовании Монаршей милости здешнему дворянству присвоения сему училищу преимуществ, которым отличены кадетские корпусы, главнейшее состоит в том, чтобы отличившиеся в науках воспитанники и другие ученики при выпуске награждаемы были обер-офицерскими военной и штатской службы чинами.

С подлинным верно: Симонов.

Таков был план дворянского училища, начертанный по поручевию кн. А. Б. Куракина, поэтом В. В. Капнистом. Это училище не было учреждено. Главной причиной было отсутствие средств, благородное дворянство не столь щедро было на ассигнование таких больших сумм, как проектировал В. В. Капнист. Вместо этого училища был учрежден "дом для воспитания бедных дворян" в Полтаве и Чернигове. Это был интернат, в роде теперешних пансион-приютов, откуда воспитанники ходили учиться в гимназию.

Сообщ. И. Ф. Павловский.

1) Эти письма и "начертание" см. Арх. Губ. Правл. св. 43, 1802 г. № 136.

174

 

 

175

ДЕЛО

подполковника Алексея Семенова с Лубенским
Мгарским монастырем 1756 года.

В 1913 г. в Полтавскую ученую архивную комиссию поступил дар от бывшего директора Киевской гимназии "группы родителей" М. Н. Пантелеева — библиотека и связка бумаг относящихся к XVIII веку.

Среди этих документов оказалось заслуживающее внимания, но к сожалению не оконченное, дело подполковника Алексея Семенова с Лубенским Мгарским монастырем. Дело это относится к 1766 году.

В "Истории России" В. С. Соловьева имя Семенова упоминается несколько позже: когда в 1764 г. по увольнении гетмана Разумовского была вновь учреждена малороссийская коллегия под председательством графа Румянцева, императрица Екатерина назначила подполковника Семенова прокурором малороссийской коллегии.

Основание Лубенскому Мгарскому монастырю положил в 1624 году Исаия, епископ Перемышльский *). В первой половине XVIII в. Лубенской обителью управлял сперва в сане игумена, Святитель Иоасаф (Горленко). В 1744 г. он был возведен в сан архимандрита, но недолго после этого пробыл в Лубнах — в том же году его управлению была вверена Троицко-Сергиевская Лавра, хотя Лубенский монастырь всегда оставался в главном управлении св. Иоасафа до самой кончины его, последовавшей в 1754 году. Так как фактическое управление монастырем издалека было едва ли возможно и Святитель конечно не знал всего, что происходило без него в монастыре, то ему по-

*) "Историко-статистический очерк Лубенского Мгарского Преображенского монастыря".

176

видимому принадлежало лишь почетное звание игумена, присвоенное ему в виду его прежних отношений к монастырю.

Дело плохо сохранилось, местами края листов совсем истлели, т. ч. концы и начала строк приходилось иногда восстанавливать по догадке.

12 июля 1756 г. подполковник Семенов подал в войсковую генеральную канцелярию доношение. В нем он просит переслать гетману Кириллу Разумовскому прилагаемое доношение его с описанием "противных законам обид и гвалтов, чинимых ему управителем Мгарского монастыря Голяховским с чернецами и всем их народом и набегов на село его Березоточу под распущенными знаменами и другими клейнотами". Далее Семенов пишет, что "рассвирепевший управитель монастырский" пользуясь дальним отсутствием гетмана не слушает ордера ни полковой Лубенской канцелярии, ни самого полковника, ни войсковой генеральной канцелярии, присланного этою канцелярией бунчукового товарища Кулябку монахи хотели убить и на указы Ее Императорского Величества и малороссийские права не обращают внимания и следуют каким-то вымышленным и заведенным ими соборным определениям. Семенов просит генеральную канцелярию до резолюции гетмана защитить его, т. к. "из дому и до церкви божией вийти со всем домом опасно, а защищения ни откуда яко чужестранец неимею".

В копии доношения гетману Разумовскому Семенов пишет, что несмотря на Всемилостивейший указ "о учинении драк и ссор и о спорных землях" Голяховский с монахами постановил соборное определение и известил полковую лубенскую канцелярию что всею братиею согласно определено на спорном участке земли срубить лес и свезти в монастырь, что и было исполнено. В двух наездах принимало участие от 300 до 600 ч. Войсковая генеральная канцелярия прислала (вероятно по просьбе Семенова) бунчукового товарища Якова Кулябку, который и установил, что земля, на которую претендует монастырь принадлежит Семенову, никогда не была спорной, и в прямом его владении быть должна. Тогда на основании малороссийских прав генеральная канцелярия приказала Голяховскому возместить убытки Семенова и обид не чинить. Но монахи считают, "что никакой уряд им для их богатства и великих деревень, икдраке готових ничего не сделает". Поэтому Семенов просит гетмана "на него бедного, чужестранного,

177

в конец разоренного огнем и мечем, водою и сухим путем презреть", освободить его от монашеских своевольств, уничтожить соборные определения, запретить монастырским войтам и подданным и другим людям ходить на такие бои, монахам — переодеваться в русское платье и иметь оружие, отнять у монахов знамя и клейноты, если они их сами сделали, заставить их отдать ему, Семенову, то, что уже судом приговорено, повелеть войсковой генеральной канцелярии учинить разбор по многочисленным жалобам его на монахов, а в монастырь послать "собственное рейментарокое запрещение".

О таком запрещении он, Семенов, уже просил полковника Апостола и получил от него 5 июня 1755 г. ответ, что такого запрещения в монастырь учинить невозможно, т. к. монахи никого не слушают кроме соборной коллегии. Дважды писал он, Семенов, Киевскому митрополиту, "однако полезной резолюции не получил", поэтому он просит гетмана предложить "его преосвященству чтоб не изволил вступаться". Если монастырь имеет на него, Семенова, какие-нибудь претензии, то он готов отвечать.

Обвиняет Семенов монахов еще и в составлении фальшивых крепостей, к которым они поприкладывали руки вместо уже умерших людей. Подавая прошение для получения Высочайшей грамоты монахи утаили то, что монастырь богат и имеет и столько подданных, что может собрать до 1000 человек для боя и вооружить их, имеет стада и мельницы, а в монастыре всего то 25 монахов. Все это они собрали боями, а поводами для боев служат фальшивые именные гетманские универсалы, в некоторых же других есть подчистки. Так в универсале гетмана Самойловича о даровании монастырю села Пески "до ласки" монахи переправили так, как будто Пески дарованы им навсегда. Гетманский универсал на село Волчок и многие мельницы сочинен монахами. В универсале от имени гетмана Юрия Хмельницкого переправили бывший там 1657 год на 1660 г., а месяц и число не обозначены, а в 1657 г. и Богдан Хмельницкий был еще жив, а кроме того в этом же универсале переправили название "Малая Лучка" на название "Лука" т. е. большая. Это место в жалобе Семенова требует пояснения. В первой половине 1657 г. гетманом был еще Богдан Хмельницкий. 23-го апреля

178

он писал царю Алексею Михайловичу с посланцем Коробкою между прочим следующее: ...И то тебе, великому государю, извещаю, что будучи недосужным (вероятно недужным), за изволением всех полковников, поручил я гетманство сыну своему Юрию Хмельницкому, о котором низко челом бью и молю, чтоб твое царское величество милостив к нему был". Коробка говорил в приказе, что Богдан по старости и болезни сдал гетманство Юрию за радою полковников и всего войска. Но т. к. Юрию всего 16 лет, то булаву гетманскую ему хотя и дали, но власти он при жизни отца никакой иметь не будет, владеть всем и гетманом называться и писаться будет Богдан *). 27 июля умер Богдан Хмельницкий. В это время генеральный писарь Иван Выговский писал путивльскому воеводе Зюзину: "если хочешь знать, кто теперь избран в гетманы, то, я думаю, ты знаешь, как еще при жизни покойного гетмана вся старшина избрала сына его, пана Юрия, который и теперь гетманом пребывает, а вперед, как будет, не знаю; тотчас после похорон соберется рада изо всей старшины и некоторой черни; что усоветуют на этой раде — не знаю. А я, после таких трудов великих, рад бы отдохнуть и никакого урядничества и начальничества не желаю". Однако после похорон Богдана Хмельницкого, бывших 23-го августа, 26-го собралась в Чигирине рада, которая выбрала гетманом Выговского. Гетман Выговский изменил московскому государству и перешел на сторону польского короля и Крымского хана. Наконец осенью 1659 г. казаки снова били челом государю, низложили Выговского и выбрали гетманом Юрия Хмельницкого.

Вернемся теперь к универсалу, о котором говорит Семенов. Когда мог в 1657 г. Юрий Хмельницкий издать гетманский универсал? До 27 июля был жив Богдан, значит Юрий не имел гетманской власти. С 26-го августа гетманом был уже Выговский. Остается предположить, что универсал был издан между 27-ым июля и 26-м августа. Едва ли однако казаки, собиравшиеся собрать раду для решения вопроса о гетмане дали временную власть Юрию, не имевшему власти и при отце. В письме Выговского к Зюзину, писанном именно в этот промежуток времени, мы читаем о Юрие, что он "и теперь гетманом

*) История России". С. Соловьева. Т. X и XI.

179

пребывает" как и при отце. Из этого тоже нельзя вывести чтобы власть его увеличилась. Если универсал был действительно издан Юрием, то конечно монахи могли думать, что его могут оспаривать, тем более, что ни число ни месяц в нем не обозначены, поэтому могли переправить 1657 г. на 1660 г., когда Юрий был уже по настоящему гетманом. Вернее будет предположить, однако, что универсал и в первой редакции был сочинен, а позже была замечена и исправлена оплошность. Можно сделать, конечно, еще и третье предположение: что универсал издан Юрием в 1660 г. и никаких поправок в нем не было. Однако в конце доношения Семенов обещает все обсостоятельно доказать и просит гетмана передать все это на рассмотрение войсковой генеральной канцелярии. "Тогда", пишет он, "видно будет откуда такое богатство в монастыре собрали в отречении мира сущие".

Далее следует предлинное описание "противним законам несносным плачевним обидам гвалтам и разорению", причиненным Семенову Мгарским монастырем.

Все описание составлено в хронологическом порядке и разделено на 36 пунктов. Начинается оно с 1747 г.

Пункт I). В 1747 г. к Семенову пришел монах, "наместник в Лубнях", и объявил, что ушедшие из за прежняго владельца из с. Березоточи подданные завещали духовными оставшияся здесь их земли монастырю. Поэтому монахи насильно увезут с этой земли скошенное сено, будут жать посеянный хлеб и запретят его подданным ходить по дорогам и рекам. В том же году 27 июня Семенов писал об этом в сотенное правление полковой лубенской сотни, а 7 июля в войсковой генеральный суд.

"Подданные" Семенова и монастыря, о которых говорится в деле, это были малороссийские крестьяне, посполитые. В XVII в. посполитый был собственником участка, на котором он сидел и имел право свободного перехода от одного землевладельца к другому. Переходя он мог распорядиться землей, на которой он жил, как хотел. В начале ХVIII в. посполитые потеряли уже права полной собственности на землю — уходя они должны были оставить землю даже со всеми постройками землевладельцу. Державцы хотели окончательно прикрепить крестьян. По избрании гетмана Даниила Апостола (1727 г. — 1734 г.) владельцы

180

стали хлопотать о лишении посполитых права свободного перехода. Но Апостол отклонил эту просьбу *). На практике все же свободный переход становился все менее возможным. 18 января 1742 г. указом Елизаветы Петровны переход был снова разрешен. Права же полной собственности на землю посполитые в XVIII в. по-видимому уже не имели, поэтому и завещать ее монастырю не имели права. Не могли этого не знать и в монастыре.

Затем монахи стали сочинять фальшивые крепости и гетманские универсалы и совершать набеги на земли Семенова. 2 мая 1752 г. Семенов писал архимандриту Леонтию о напрасных претензиях монастыря на село Березоточу на что "ответствовоно 1 юля упорно".

В "Историко-статистическом очерке Лубенского Мгарского монастыря", изданном в 1904 г., архимандритами — преемниками св. Иоасафа названы Дамаскин, Иосиф и др., а из дела Семенова выясняется, что в 1752 г. был архимандритом Леонтий, а затем "архимандриты пресеклись" и в 1753 г. мы уже видим "управителя монастырского и кафедрального духовника Буринского, присланного для накормления".

Этот управитель сначала прекратил, по словам Семенова, разбои, а 3 октября 1753 г. потребовал Семенова на съезд.

2) На съезде Буринский грозил разорить дом Семенова в Березоточе.

3) Наместник Наркис "после без покаяния умерший" объявил, что монахи решили учинить нападение многолюдное и с пушками на село и дом Семенова.

4) 11 октября чернецы с народом явились с шумом на земли Семенова и измеряли землю, как говорит Семенов, "как бы подформоваться фальшивыми крепостями."

Об этом Семенов подал 11 ноября прошение в полковую Лубенскую канцелярию, но "ничего не последовало".

5) 12 октября к Березоточе собрались пешие монастырские люди "со всяким к бою орудием".

6) Другие в тот же день напали на землю и хутор Семенова при Александровке (более 20 в. от Березоточи). Об этом Семенов подал протест 13 ноября в полковую канцелярию.

*) "История Украины и ее народа", Александры Ефименко.

181

1754 год.

7) 18 июня Семенов подал жалобу в полковую Лубенскую канцелярию, а 23-го в суд войсковой генеральный на то, что одержали двух его подданных, плывших на челнах к Лубнам, обобрали их и мучили в одних рубахах без пищи и питья в лежачих колодах, а потом отпустили их, удержав что-то повидимому из имущества (не разобрано). Полковая канцелярия велела ему искать суда в монастыре, хотя виновный служка подлежит, по его мнению, светскому суду.

8) Один монах с людьми собрал у него лежачий лес и увез.

9) На другой день была попытка повторить такой сбор, но его не допустили.

10) 23 июня Семенов подал в суд войсковой генеральный жалобу на то, что по монастырским селам распространен слух о намерении монастыря забрать все стадо Семенова.

11) 14 октября Семенов подал в суд войсковой генеральный жалобу на то, что монастырские люди напали на его табун, стадо и стадников разогнали и 3-х лошадей взяли. Тут, вероятно, надо понимать так, что это люди Семенова взяли у нападавших их трех лошадей, т. к. Семенов пишет далее, что "лошади их представлены с моими убытками", лошадей у него отобрали и возвратили их монастырю. Жалоба же его осталась без последствий.

12) Управитель монастырский Голяховский поймал человека Семенова, посланного верхом в Лубны, надел на него колодки и "скрипици", держал его сначала в одной тюрьме, потом в другой монастырской, оттуда перевел в Лубенскую полковую, потом снова в монастырскую и наконец отослал его в сорочинскую полковую тюрьму. Там писарь, брат Голяховского, без ведома полковника и старшины мучил его в тюрьме без пищи и одежды. Так как дел о землях Семенова в сорочинской полковой канцелярии не было и сидеть человеку этому в этой тюрьме было не из за чего, то он был старшиной отослан, но не Семенову, а, по старанию писаря, в тех же колодках и скрипицах в монастырь. Семенов обвиняет еще управителя

Толяховского в том, что он дал в Сорочинцы приказ конвойным копейщикам колоть всех москалей, которые им по-

182

падутся. Обо всем этом Семенов подал безрезультатную жалобу суду полковому миргородскому 18 ноября.

13) 18 декабря Голяховский собрал народ из монастырских сел "Мгара, Песок, Олшанки, Луки, Тишкого, Хитцого, Волчка, Воронинец, Тернов", вооружил огнестрельным оружием наместника, монахов и народ и послал их на землю Семенова под село Березоточу. Наместник и монахи поили народ горелкою и, ободряя его, стреляли птиц, приговаривая, что так они и москаля (Семенова) расстреляют.

Сам же Голяховский с людьми подошел к селу с другого конца, чтобы нападение произошло одновременно с двух сторон, но почему-то они отложили это намерение и только поволочили рыбу в дачах Семенова.

14) Другого подданного Семенова поймали в Лубнах с возом очерету, били, подожгли воз и пустили лошадь в поле Семенова, которое от этого загорелось.

1755 год.

16) 31 января Голяховский собрал из всех выше упомянутых сел всех подданных и из монастырских хуторов "воловиков, винников, свинарей, скотарей, мирочников, служек и чернецов", т. ч. монастырь опустел, напоил их всех до пьяна, вооружил всяким оружием и секирами, монахов огнестрельными ружьями, одного монаха одел в гусарское платье и с множеством подвод, взяв с собой еще куфу горилки, в полдень напали на Березоточу с криками и воплями. Около села лежал срубленный лес, принадлежащей Семенову. Монахи часть его увезли на своих возах, остальное же порубили и покололи. Убыток Семенов исчисляет так: пал побитых и лежачих и дерева 101 по 1 р., кольев 500 по 20 к., меньших кольев 1000 по 10 к., баба, которой палы бьют 1 р., лестница 1 р., итого убытку на 303 рубля.

Кроме этого нападавшие побили и связали нескольких людей Семенова, порубили стоячий лес, а затем верховые светские и монахи и особенно одетый в гусарское платье стали стрелять по хатам, перепугав женщин и детей.

После того нападавшие удалились, пропев на земле Семенова многолетие победителю — управителю, и "пили еще довольно".

183

Во время нападения у Семенова служили молебен о здравии Ее Императорского Величества. О том, какое гонение возникло на священника за этот молебен, можно спросить его самого.

Обо всем этом Семенов дал знать 31 января в полковую лубенскую канцелярию и в сотенное снетинское правление, просил защиты и дознания, но во всем ему было отказано. Тогда С. поехал в Глухов, представил в войсковой генеральный суд копию прошения, поданного им в полковую лубенскую канцелярию и стал ждать решения.

16) Войсковой генеральный суд по злобе на Семенова присутствующих и по ложному челобитью Голяховского учинил следующие обиды Семенову: 1) запретил возному дать указ суда Семенову в Глухове, а послал его в Березоточу; 2) срок суд сосчитал слишком малый, сосчитал его так, как будто Семенову не нужно ехать из Глухова, как будто он в Березоточе; 3) Тем указом суд, без следствия, приказал Семенову не строить на спорной земле. 4) Инструкцию возному суд дал задним числом.

20 февраля С. обратился к войсковой генеральной канцелярии и просил рассмотрения его дела.

17) Голяховский, ободренный указом, опять учинил нападение на людей Семенова в лесу подданного его Дзюбаненка; нападавшие отобрали 11 лошадей, 1 жеребенка, 2 узды, 11 хомутов, 1 оброт, 7 саней, 4 дробины, 8 дуг, 12 веревок, 3 вожжей, 3 топора и на 400 возов лесу, всего на 174 р. 62 коп., о чем С. подал третье прошение.

По всем трем прошениям С. получил "правильную резолюцию", т. е. был прислан бунчуковый товарищ, чтобы произвести следствие о том, чья та земля, на которой монастырские люди разорили лес и чей тот лес, в котором они отняли лошадей и побили людей. Монастырю запрещено было самовольничать и обижать С.

Бунчуковый Товарищ хотя и показал монахам все ордеры войсковой генеральной канцелярии, но просил их опорочить его, чтобы ему не исполнять приказанного.

Надеясь на то, что монахи больше не посмеют нападать, С. приказал снова приступить к заготовлению леса на том же месте.

18) Ободренные генеральным судом и надеясь на то, что С., как чужестранец, не скоро или и вовсе не добьется правосу-

184

дия, монастырские люди снова напали на то же место и опустошили его: заготовленный лес, оцениваемый С. в 190 р., порубили, покололи и спустили под лед вниз Сулою. Кроме того С. считает, что даром пропали те 70 руб., которые он уплатил плотникам и работникам, доходу он лишился не меньше 200 руб., всего же убытку ему причинено на 938 р. 62 к.

Тогда уже бунчуковый товарищ принялся производить следствие. На запрос его из монастыря ответили: "Сами ваше благородие нарочно приехав в обитель опорочить вас просили". Монахи действительно порочили бунчукового товарища и советовали не производить следствия. Вероятно это не помогло, т. к. бунчуковый товарищ стал требовать сам на себя резолюции от войсковой генеральной канцелярии.

19. В бытность в Березоточе бунчукового товарища два чернеца с несколькими десятками вооруженных людей присвоили себе принадлежавшие подданным С. и поставленные по Суле вятерей 31 на 15 р. 50 к. и рыбы на 2 р. Захваченные при этом 16 вятерей, которые оказались принадлежащими казакам, были им возвращены.

С. подал об этом бунчуковому товарищу письменный протест.

О вторичном нападении, порубке и грабеже на Суле, С. подал заявление в войсковую генеральную канцелярию 8 апреля, приложил к нему реестр убытков и просил защиты.

20. Леса при селе Березоточе были подожжены, когда ветер дул от монастыря на село Березоточу, на урочище Гухаювку, населенное крестьянами Семенова. Пожар остановился за несколько саженей до села. Убытки от пожара Семенов исчисляет в 1000 р. С. просил войсковую генеральную канцелярию о производстве следствия. Несмотря на то, что полковая Лубенская канцелярия получила 2 ордера о производстве такового, ничего сделано не было.

21. Управитель монастырский подослал каких-то людей, которые выкрали двух подданных С., одного жившего около самого дома Семенова, а другого, ночного сторожа, сторожившего в это время дом.

22. 4 июня С. была получена резолюция войсковой генеральной канцелярии об определении бунчукового товарища Иакова Кулябки для расследования разбоя 31 января и грабежа в лесу Дзюбаненки.

185

В ночь на 5 июня был подожжен кем-то дом С. в Березоточе. Все сгорело "так что куска хлеба не осталось". Убытки С. исчисляет в 2343 р.

23. С. просил полковую лубенскую канцелярию и полковника Апостола привлечь к ответственности причастных к поджигательству выкраденных Голяховским двух подданных Семенова, а также и пойманных воров из монастырских сел, среди которых были "ближний боярин монастырского управителя" и казаки монастырского села Луки, оказавшиеся во время пожара в Березоточе. Один из них признавался в соборной канцелярии, что хвастался тем, что поджог дом С. Несмотря на это, по словам Семенова, виновники остались не наказанными.

Бунчуковый товарищ Кулябко требовал к себе на допрос монастырских людей, но они пропустили все назначенные сроки и не явились, надеясь на "богатство и разбой монастырские" и на то, что С., разоренному огнем и мечом, не с чем будет продолжать вести дело.

24. Между тем Голяховский с монастырскими людьми совершил до 30 наездов на луга С., покосил траву и забрал сено. При этом людьми С. был пойман монастырский крестьянин с женою из села Песок. 21 июня С. подал об этом прошение в полковую лубенскую канцелярию, которое было принято, но после этого, по наговору полкового обозного Кулябки и Голяховского, С. был объявлен полковой канцелярией "пашквилянтом" и решено было больше от него прошений не принимать.

Бунчуковый товарищ Кулябко, разобрав дела о порубке леса, указанной в 15 п. и о разбое в лесу Дзюбаненки, указанном в п. 17, постановил, а войсковая генеральная канцелярия издала декрет на основании прав малороссийских, что спорные места должны по прежнему оставаться во владении С., монастырь должен уплатить за оба проступка по 12 рублей и возвратить на то же место порубленный лес и лошадей. Однако декрет этот исполнен не был.

Об остальных нападениях монастырских людей С. подал 23 июля 1755 г. в войсковую генеральную канцелярию прошение на имя гетмана Разумовского.

186

25. "Раздраженный бумагою да чернилом зверь — управитель Голяховский", продолжает Семенов в своем "описании", после декрета послал человек 20 в Дзюбаненковский лес. Люди эти срезали ту лозу, которая выросла за лето.

26. Монастырский подданный Голик рассказывал, что на то место, где уже 2 раза порубили палы, приходят монастырские люди и портят палы каким-то составом.

27. В монастыре, в соборной канцелярии, разбираются различные дела, т. ч. монахи думают заменить своей канцелярией учрежденные канцелярии, в которых присутствуют полковники. Поэтому они сами производят следствие над людьми, которых С. подозревает в поджигательстве его дома.

Об этом С. послал 9 ноября протест в полковую лубенскую канцелярию и в сотенное правление II сотни.

28. Монастырские табуны и стада пригоняются на земли С. и выбивают все травы и хлеба. Много протестов написал С., но полковая канцелярия подержавши протесты возвращала их.

29. Живущего в хуторе Александровском мельника с сыном и женами их и детьми монахи взяли к себе. Вода была в это время высока, а мельницы С. остались пусты. Мельник был должен С., долг этот остался неуплаченным, а кроме того бездействие мельниц нанесло убытки С. Всего же убыток он исчисляет в 100 р. Он подал прошение в сотенное правление второй полковой сотни. По прошению этому был произведен осмотр мельниц и дана урядовая выпись.

1756 год.

30. В января в Березоточу явилось много монастырских людей, вооруженных "списами" (пиками?), которые увели с собою подданного Семенова — Андрея Молку, у которого было ружье. Молку, так же как и мельника, монахи убедили, что никогда их не выдадут С.

Об этом С. подал 27 января протест в полковую канцелярию.

31. 25 февраля ночью опять пришли монастырские люди с лошадьми и санями и увезли подданного С. Дмитрия Микитенка с женою, детьми, лошадьми, скотом и всем имуществом. За

187

ними была послана погоня, Микитенка вернули и взяли двух монастырских лошадей, а имущество все было увезено монахами, в монастырь. Кроме того увозя Микитенка монастырские люди оставили в опустевшей хате огонь, отчего мог произойти большой пожарь, если бы это не было замечено во время.

Протест об этом послан в полковую лубенскую канцелярию 26 февраля.

32. Когда Голяховский узнал о взятии двух монастырских лошадей, то приказал сыну взятого подданного С. и своим людям выкрасть их. Когда эти монастырские лошади паслись с лошадьми С., напало несколько человек и отбили одну из них, вместо другой же захватили лошадь С., свою же вторую отбили позже.

О взятии его лошади С. подал протест 5 апреля.

33. 28 февраля в березотоцкую школу пришел или беглый скрывающийся монах или "поп в притворном виде бесноватого". Вместе с каким-то школьным Иваном они 28-го отслужили без попов службу великого повечерия. После службы неизвестный стал грозить сжечь дом С. начиная со школы. Он был схвачен и представлен в сотенное правление второй полковой сотни. Атаман отослал его не закованного в "надлежащее по указам о бродягах место". Как только вывезли его из села он объявил, что он принадлежит монастырю, поэтому конвойные и отпустили его в монастырь. С. было объявлено, что он бежал. Но вскоре неизвестный снова явился в Березоточу. С. упросил сотника и атамана задержать подозрительного человека. После допроса он снова бежал и не был разыскан, не смотря на просьбу о том С., обращенную к Лубенской полковой канцелярии.

Снетинского сотника и лубенского протопопа просили прислать людей, слышавших угрозы неизвестного, но они этого не исполнили. Перед следующим нападением монастырских людей бродяга снова появился в Березоточе, был схвачен и сдан сельскому уряду. Все время пока он был на свободе С. был в большом страхе, зная, "что дом его всем знатен яко позорный": в прежний пожар, когда сгорел весь дом, ни один посторонний человек не помог тушить, т. к. атаман запретил под тем предлогом, что С. может потом взвести какой-нибудь поклеп.

188

34. Под прикрытием монахов, вооруженных огнестрельным оружием, собранные со всего села Песок подданные, вооруженные кольями и вилами, перешли речку Солоницу, напали на луга С. в том месте, где уже более 30-ти нападений было, скосили траву и поставили до 1000 копен сена. Часть их уже увезли, часть же еще стоит. С. пришлось уступить силе. Протестов он уже не подавал, т. к. нигде не хотят их принимать.

35. Монахи позволили Лубенскому сотнику Значку поселиться хутором в самой середине Березоточенского поля, как будто бы это была их земля. Сделали это они для того, чтобы при нападении на Семенова, иметь помощниками казаков, косящих сено у Значка. Хутор этот, Кремянка, и начал строиться. В июле 1755 г. Семенов безрезультатно подавал прошение в полковую канцелярию и требовал произвести осмотр. Хутор этот очень стеснил и казаков села Березоточи, но старшина запретила им жаловаться, желая чтобы все давности прошли.

36. Сами подговоренные монастырскими людьми два человека, живущие в Березоче "в подсуседках", подговорили крепостную Семенова, дворовую девку Матрену Федорову, бежать с ними и их женами в монастырь. Посланные за ними в погоню 3 человека встретили на березотоцкой земле большой табун монастырский без стадников, топчущий хлеба и травы. Они пригнали несколько десятков лошадей в Березоточу, как говорит Семенове — "для поличия", о чем сейчас же было объявлено атаману. В полковую лубенскую канцелярию в тот же день был подан протест, а лошадей собирались отправить в войсковой генеральный суд, но монастырский управитель расставил караулы по всем дорогам и мельницам, на своих и чужих владениях, вокруг села, чтобы отбить лошадей в случае их отправления в Глухов. К Семенову был прислан схимник Микола такой пьяный, по словам Семенова, что не знал, что и с кем говорить, а повторял только, "лошадей отдай, а на нас бей челом". Были в селе какие-то 2 человека, как говорили они — лубенского полковника Апостола. Они куда-то скрылись, оставив своих лошадей, которые были также присоединены к монастырским лошадям. В ту же ночь Голяховский подослал людей с одним монахом и каким-то светским человеком и люди эти увезли по воде на больших дубах подданного Семенова Михайлу

189

Гришка с женою, детьми, со всеми пожитками, скотом и птицами; одну только собаку оставили. Увезли они их в свое село Луку, где и поселили. Михайла остался должен Семенову, но монахи взялись от всего его защитить, насильно сжать и отдать ему посеянный им при жизни у Семенова хлеб и это приводится в исполнение. Все сманенные у С. люди освобождаются монахами, "по вымышленной монашеской совести, какой в мире не знали", от всех общенародных податей способом, практикуемым ими постоянно: во время приезда ревизоров люди выгоняются из хат в огороды и сады, причем иногда ревизоры видят в хатах, в печах, хлебы и вареную пищу. По отъезде же ревизоров люди эти вступают под видом новоприбывших. Оставшихся у Семенова подданных монахи обирают немилосердно.

Однажды Семенов поехал рано утром на свое гумно, отстоящее в версте от дома. На дороге, ведущей из Лубен в Березоточу, он увидел вдали многочисленное идущее в порядке войско со знаменем и услышал, что бьют в котлы. За 3 дня до этого Семенов слышал от местного атамана, что приказано собирать войско, так как есть какие-то новые сведения о неприятеле. Семенов подумал, что это-то войско и идет. Приблизясь к селу, люди эти со стрельбой из ружей и с диким криком бросились через ворота и рвы в село, из-за горы бросилась пехота, а с тылу множество народа с такими же криками. Семенов и его люди подумали было, что это внезапное татарское нападение. Оказалось же, что это Голяховский собрал до 1000 монастырских людей и вооружил их огнестрельным оружием, заостренными шестами, длинными вилами и под знаменем и другими клейнодами вел сам большую часть конницы и пехоты. Предварительно напоив людей Голяховский выбрал Тараса Микитенка и нескольких людей из тех, которых монастырь отобрал у Семенова, и на которых он, Семенов, подавал прошение, подозревая их в поджигательстве. Этим людям Голяховский дал железную цепь, чтобы они поймав москаля (Семенова), привели его на этой цепи в монастырь на поругание, как собаку, если же это не удастся, приказал им убить Семенова и всех кто будет сопротивляться. Другая часть людей была посажена более чем на 100 дубов для нападения на село с тылу и грабежа, третья же партия была отправлена на по-

190

ля Семенова. При этом нападении монастырскими людьми были отбиты лошади и с ними те две, на которых приезжали люди полковника Апостола. Сами же люди эти, скрывавшиеся, как оказалось, в садах Семенова, выскочили оттуда с ножами, пехота же бегала и искала Семенова, надеясь отрезать его от дома. В церкви звонили. При возвращении пехота и конница с отбитыми лошадьми рассыпались по посеянному хлебу Семенова и его подданных и по травам. Отделившаяся партия с Микитенком во главе и с двумя людьми полковника Апостола напала на табун Семенова, с которым были и лошади крестьян и казаков и отбила 63 лошади. За стадниками гонялись и хотели их убить. Отбитых лучших лошадей пьяные монахи оседлали и стали скакать по засеянным полям. Прибежавший в село стадник бил в набат. После оказалось, что Голяховский был недоволен, что Семенов остался живым и непойманным. Тогда все начали кричать, что надо вернуться и разорить его дом. Крики эти были слышны в селе, поэтому в набат продолжали бить до самого вечера. Народ с женами и детьми собрался смотреть, как будут разорять дом Семенова. Некоторые влезали для этого на крыши хат. Микитенко отвел весь табун на хутор Кремянку и там выбрав своих и мирских лошадей, взятых при бегстве его от Семенова, отвел их на хутор полковника Апостола. Табун же Семенова на другой день опять гоняли, пока пьяные монахи и монастырские люди не попадали в разных местах и стадники не собрали разбредшийся измученный табун. Из тех лошадей, что были под монахами, мало осталось годных. В тот же день в монастыре "баклагами горилка чернецам ношена до самого света".

В ночь под 27 июня Микитенки с партиею, данною из монастыря, украли лошадь у подданного Семенова, а под 29-ое шесть коров Семенова из загородки. По следам видно, что людей было много, что они раскапывали рвы и разбирали загородки, чтобы вывести коров. По слухам люди эти были вооружены и находились под предводительством монаха. Семенов послал в погоню за ними 4-х человек в село Моисеевку, где жили Микитенки. 30 числа Семенов и сам поехал за ними. Люди его нашли следы, ведущие на хутор полковника Апостола, о чем и объявили старосте полковника. Он признал,

191

что Микитенки живут в Моисеевке, но объявил, что они из Песок и Березоточи не возвратились. Однако люди Семенова видели жену Микитенка в Моисеевке. Возвращаясь домой мимо села Песок, Семенов видел там множество собравшегося народа обоего пола и всех возрастов. Заезжавший в Пески подданный Семенова видел там человек 300 вооруженных монастырских людей, пьяницу схимника Миколу и других монахов с огнестрельным оружием. Все эти люди поджидали Семенова, думая, что он повезет из Моисеевки Микитенков, и собирались в таком случае отбить их. Во ржи около самой дороги лежало человек 50, а на дороге было несколько десятков возов. Когда Микитенки возвращались с украденным у Семенова к себе на хутор, то Голяховский дал им конвой, состоявший из монаха Кувечинского, перенесшего уже за свои дела много ссылок, заточений и наказаний и из других людей. Управитель монастырский Голяховский сидит с компанией над кадкою горелки и в пьяном виде не раз тревожил весь монастырь набатом.

После всего этого Семенов просил полковника Апостола представить в полковую лубенскую канцелярию Микитенков с лошадьми, волами и коровами, украденными у Семенова. 2 июля Апостол ответил Семенову, что пошлет человека разузнать, действительно-ли Микитенки находятся на его хуторе. Если они там окажутся, он препроводит их под караулом в полковую канцелярию. Семенов не слыхал, чтобы Апостол это исполнил, а между тем слышал, что Микитенки перешли под власть монастыря и что монахи им сказали, что никогда их не выдадут, а окажут им поддержку. Поэтому Семенов считает свою жизнь и целость своего дома в опасности. За описанием обид, причиненных Семенову монастырем, в деле находится копия ордера генеральной войсковой канцелярии в полковую лубенскую канцелярию. В ордере этом предлагается полковой канцелярии навести через кого следует справки — действительно-ли Голяховский нападал со своими людьми на село Березоточу, как донес Семенов генеральной войсковой канцелярии по пунктам, и о результатах немедленно донести и если действительно отнят скот Семенова, мужиков и казаков, то возвратить его по принадлежности.

192

В ордере своем генеральной войсковой канцелярии гетман Кирилл Разумовский пишет, что получил с приложением доношения Семенова, доношение генеральной канцелярии, в котором канцелярия сообщает, что писала два раза киевскому митрополиту, требуя поступить строго с Голяховским за то, что в доношении в генеральную канцелярию он обвинил ее в неправосудии, но никакого ответа от митрополита не получила. Тогда гетман сам написал митрополиту и потребовал строгого внушения Голяховскому с братией 1) чтобы они не смели нападать на Семенова и его людей да и вообще ни на кого; 2) если скот Семенова или его людей взят в монастырь — немедленно возвратить; 3) Голяховский должен удерживать других своих подчиненных от самоуправства; 4) Если Голяховский имеет какие-либо претензии к Семенову, то должен обращаться в войсковой Генеральный Суд, где имеется их дело. Кроме того Разумовский просил митрополита наказать Голяховского за нападения, грабежи и за оскорбление генеральной канцелярии обвинением ее в неправосудии, а также ответить генеральной войсковой канцелярии.

Получив с доношением войсковой Генеральной канцелярии жалобы игумена с братией на Семенова, гетман отослал их с ордерами о рассмотрении по указам и правам в генеральный войсковой суд. О том, чтобы дело это было решено, гетман не получал доношения Генеральной канцелярии. Поэтому Разумовский предлагает Генеральной войсковой канцелярии "наикрепко" подтвердить войсковому генеральному суду, чтобы имеющееся у него дело по жалобе игумена Мгарского Лубенского монастыря с братией на подполковника Семенова было решено без волокиты в силе Ее Императорского Величества указов и малороссийских прав. Если войсковая генеральная канцелярия не получила от полковой Лубенской канцелярии уведомления об исполнении ее предложения о наведении справок, действительно ли Голяховский нападал на Семенова, собрав до 1000 человек, вооружив их, и под какими знаменами и клейнодами, то Разумовский предлагает ей немедленно послать ордер полковой канцелярии и настоять на неотложном расследовании. О результатах прислать рапорт гетману. Если бы расследованием жалобы Семенова подтвердились, генеральная войсковая канцелярия должна немедленно написать киевскому митрополиту "для поступления с Голяховским по указам Ее Императорского Величества".

193

Далее в деле есть еще черновик ордера генеральной войсковой канцелярии генеральному суду. Судя по началу — это ордер, написанный по указаниям Разумовского. Черновик этот в очень плохом виде, с массой зачеркиваний, так что прочитать его нельзя.

К сожалению дело Семенова с Лубенским монастырем, имеющее бытовой интерес, не сохранилось целиком.

Изложение жалобы Семенова может быть односторонне, краски несколько сгущены, но все же ясно вырисовывается то, как тяжело было пришельцу москалю в новых условиях жизни.

Страна была по-видимому бессудная — Семенов не видел защиты и помощи ни от полковой канцелярии, ни от старшины, ни от войскового генерального суда. Сильный монастырь хозяйничал на его земли как хотел, разорял Семенова и отнимал у него его подданных, которые, естественно, предпочитали перейти под защиту монастыря, чем терпеть от его притеснений.

Только войсковая генеральная канцелярия приняла участие в Семенове: прислала для расследования бунчукового товарища Кулябку, запретила монастырю самовольничать и обижать Семенова. Бунчуковый товарищ, не хотевший сначала, как будто, приниматься за дело Семенова, постановил потом, а войсковая генеральная канцелярия издала декрет, на основании прав малороссийских, о том, что спорные места остаются во владении Семенова, а монастырь должен заплатить за два проступка по 12 рублей и возвратить на то же место лес и лошадей.

Однако и защита войсковой генеральной канцелярии Семенову не помогла, т. к. указы оставались без исполнения и ему пришлось обратиться к высшей инстанции — гетману. Светская власть ничего не могла сделать с монастырем, а две жалобы С. и два требования войсковой генеральной канцелярии к киевскому митрополиту остались без ответа. К сожалению мы не знаем, подействовало ли обращение к митрополиту самого гетмана.

Есть у нас один документ, на первый взгляд как будто-6ы порочащий С. Документ этот находится в статье М. Г. Астряба "Земли церквей Лубенского Духовного Правления в 1787 г.", напечатанной в X выпуске "Трудов Полтавской Ученой Архивной Комиссии.

194

В 1787 г. Киевская Духовная Дикастерия потребовала от всех духовных правлений киевской епархии присылки сведений о церковных землях и документах на них. Лубенское духовное правление затребовало сведений с мест. За подписью ктитора, атамана березотоцкого и громады присланы следующие сведения: в церковной книге храма Покрова Пресвятые Богородицы села Березоточи значатся принадлежащими церкви 5 сеножатей и 35 пахотных нив. Документы на эти земли были, но сгорели во время пожара старой березотоцкой церкви лет 60 назад. Всеми этими землями завладел насильно коллежский советник и Малороссийской Коллегии прокурор Алексей Семенов, а по смерти его владеют ими его наследники.

К этому документу однако трудно отнестись с доверием: Семенов умер и возражать не может, документов в церкви нет. Авторы сведений, посланных в Лубенское духовное правление, — ктитор, атаман и громада, это ведь те же недоброжелатели-соседи Семенова, может быть в несколько ином составе. Про мертвого ведь все можно сказать! Едва ли однако великая Екатерина могла назначить на такой важный и ответственный пост, как пост прокурора Малороссийской Коллегии, человека, способного насильно завладеть церковным имуществом и вдобавок еще пасквилянта, если верить полковой Лубенской канцелярии.

Елена Волкова.

195

196

 

 

197

"Никто не в состоянии уверить меня, что Господь не предназначил растительную природу для пользования болеющего человека... Если бы человечество из поколения в поколение держалось этого принципа и изучало свойство существующих растений, то медицина была бы не только сведущая, но и могущественная наука. Тогда бы и люди верили в своего Создателя и преклонялись бы только пред могуществом Его... Последним моим словом в собеседованиях да будет напоминание изречения из книги: "Премудрости Иисуса сына Сирахова: "Господь создал из земли врачевства и благоразумный человек не будет пренебрегать ими".

Серафим, архиепископ Тверской.

(Из биографии его, составленной И. М. Пархомовичем, стр. 18 и 19).

198

 

 

199

БОТАНИЧЕСКИЕ САДЫ В ПОЛТАВЕ,
разведение и собирание лекарственных растений в
Полтавской губернии в прошлом столетии.

(По архивными данным)

Первый малороссийский генерал-губернатор князь А. Б. Куракин учредил в Полтаве первую аптеку, состоявшую в ведении Приказа Общественного Призрения. Учреждение аптеки навело его на мысль завести батанический сад, где бы разводились лекарственные растения, необходимые для аптеки. Заведующему Полтавской аптекой, Ив. Сессу, приглашенному князем из Москвы и которому он доверял, было поручено составить проект устройства этого сада, необходимых при нем построек, оранжерей и т. п. По получении от Ив. Сесса этого проекта, князь А. Б. Куракин дал 5 ноября 1805 г. следующее предложение Приказу Общественного Призрения: "Чтобы усилить способы к усовершенствованию самого учреждения аптеки, устроение ботанического при ней сада почитаю я необходимым и тем не менее для Приказа Общественного Призрения полезным, что он получая для аптеки своей и домашние свои произрастания преимущественно заменит многие денежные издержки на то потребные". Этим формальным предложением не ограничился князь Куракин. По своему обыкновению, он входил в подробности самого дела. "В общем плане расположения хозяйства богоугодного заведения, писал он, для сего сада назначено особое место, низменное близ протока; доставлен от меня в Приказ общественного Призрения проект, как тому саду быть должно расположену и ныне вытребована от меня записка от аптекаря Сесса о всех для учреждения такова надобностях".

Записка представленная Ив. Сессом, довольно подробная. Он проектировал устройство двух оранжерей, зимней и летней,

*) Составлена по арх. делу Полтавской губ. зем. упр., 1805 г. № 63.

200

три парника, "покой" для двух человек, помещения для склада инструментов, песку, навоза и т. п. Он считал еще необходимым устройство сушильни.

Highslide JS
План места, на котором устроено Полтавское Богоугодное заведение; под двором и строением 2 десят. 1320 кв. саж., под ботаническим садом 2 дес. 160 кв. саж., под фруктовым садом и огородом 8 десят. 1366 кв. саж., а всего 13 дес. 446 кв. саж. 2 — Ботанический сад, на нем сушило, 3 — огород, 4 — фруктовый сад и в нем баня.

Но, видимо, устройство всех этих приспособлений, на что необходимы были средства, как бы напугало князя и он предписал Приказу приступить к "самонужнейшему и без отягощения, имеющих на то у ней способов, дабы получаемая от заведения сего польза могла доставить возможность к усовершенствованию его без дальнейшего употребления сумм Приказа общественного Призрения".

При богоугодном заведении было устроено три сада, один фруктовый и два ботанических. Устройство этих садов и заведывание было поручено князем А. Б. Куракиным аптекарю Ив. Сессу. Приказ общественного Призрения, с своей стороны назначил генерального судью майора Остроградского, присутствовавшего в Приказе, как депутат от дворянства. Майор Остроградский ведал хозяйственную часть, сооружал постройки и т. п.

Ограда ("огорожа"), сделанная из плетня, обошлась 541 руб. 94 к. Судя по этой затрате и, принимая дешевизну материала того времени, нужно думать, что площадь этих садов была велика. Она обнимала несколько десятин. Смета на все строения, согласно проекту Ив. Сесса, куда вошла покупка и инструментов, была 5045 р. 54 к.

201

Весной 1806 г. было приступлено к посадке деревьев и растений. В этих двух ботанических садах разводились следующие лекарственные растения: 1) мята перечная (семена 100 ф. — 10 р.) *) 2) мята кудрявая (5 р.), рута, (5 р.) 4) аглицкая мята, 5) лаванда большая (2 р.), 6) степная рожа (1 р.), 7) лаванда росида, 8) земляной миндаль, 9) божье дерево (10 р.), 10) кордус бенедикт (¼ ф. 2 р.), 11) мелисса цитронная (¼ ф. 12.), 12) травы красавицы (8 золотников 1 р. 50 к.), 13) турецкая мелиса, 14) кофейное дерево (¼ ф. 1 р. 10 к.) 15) маиоран (8 золотн. 2 р.), 16) кудрявцево растение (8 золотн. 1 р. 75 к.), 17) горчица белая, английская (1 ф. 60 к.), 18) черная французская (1 ф. 60 к.), 19) шалфей (¼ ф. 1 р. 10 к.), 20) кудрявая волчица, 21) ромашка, 22) чабер (1.), 23) исоп, 24) желтяничный цвет, 25) волошский укроп, 26) укроп простой, 27) корень волошский, 28) полевой мак, 29) мыльная трава, 30) корыльное семя, 31) жеруховое семя, 32) тораксиновые(?), 33) можевельник (было дезинфекцирующим средством) 1).

Сохранилась ведомость, составленная И. Сессом о "приходе и расходе — произрастениям в 1807 году в ботаническом саду Приказа и о сумме за оные". Из нее видно, какие растения были возделываемы в этот год, сколько их было продано и сколько поступило в аптеку.

1) В скобках помещаем цены на семена; где в скобках стоит одна цифра, это стоимость 1 ф. семян. Счет денег на ассигнаціи, 1 р. асс. = 28 ½ к. сер.

202

Само правительство старалось о разведении некоторых полезных растений. В 1799 г. Медицинская Коллегия, заведовавшая медицинскою частью в России, прислала в Черниговскую врачебную управу семена ревеня, предписав сделать распоряжение всем поветовым врачам заняться посевом этого лекарственного растения для бесплатной раздачи населенно. Когда в 1802 г. была открыта Полтавская губерния, то Черниговская врачебная управа прислала в Полтавскую управу семена и предписала врачам этой губернии заняться культурой этого растения. Было прислано и наставление, как его разводить. Все семена делились на две части. В первый год надо посадить одну часть, но сперва в ящике, в черноземную землю и держать его в теплом месте, "где солнце сияет". Когда появятся отростки, то пересадить в грунт, прибавив песку, наблюдая при этом, чтобы земля не была иловата и глиниста. Когда ревень даст три листа, то его рассадить

203

на расстоянии корня от корня не ближе ¾ аршина, что делать нужно в конце Мая. Корень ревеня должен оставаться в земле три зимы. Семена же его возможно собирать на другой год после посева, при условии цветения 1).

Участки земли должны быть даны ратушами и городскими думами, чем и ограничивались; но не давали средств на наем рабочих. Сосницкий врач Панготин просил ратушу огородить его участок, но она ему отказала в этом. Тогда он жалуется Черниговскому губернатору Френсдорфу, который не отнесся сочуственно к этому и не нашел возможным издержать 5 р. — 50 к. на устройство ограды, о чем и уведомил кн. Куракина. "Если писал он, употребить на сию издержку суммы из городских капиталов, то вслед за сим и от всех прочих голов надобно ожидать таковые же представления". Но князь Куракин иначе поступил, он приказал удовлетворить просьбу врача Панютина. Вместе с этим, кн. Куракин предписал Черниговскому губернатору доставить ему сведения, имеют ли поветовые медики по части сей с 1799 г. какой успех для дальнейшего своего соображения". По собранным сведениям, оказалось, что успех был в уездах Новгород-Северском и Мглинском. Борзенский же врач много "прилагал усилий", но у него ревень очень молод и к употреблению не способен". В Нежинском же повете по неспособности земли оные семена не взошли и разведения ревиня оставлена впредь до отводу лучшего места. В Козелецком и Сосницком уездах врачи имели довольно ревенных произрастений, но так как оные по худому огорожению съедены и ныне вновь разводятся. "В иных уездах не было дано еще земли, в других ратуши дали малые участки и неудобные, а в иных уездах не было заявлено об отводе земли.

Что же касается Полтавской губернии, то в 1803 году, когда собирались эти сведения, нельзя еще было судить о результатах посева, который был сделан в многих уездах, за исключением Кременчугского, в виду его песчаного грунта. Интересно мнение Черниговской врачебной управы. Вот что она писала кн. А.Б. Куракину: "успеха ожидать не можно, ибо хотя медицинские чины все старания о том прилагают, но не могут достичь желаемой цели по малости земли, по не имению рабочих людей,

1) За пуд ревеня платили 14 р.

204

которые ежегодно удобряли бы земли и смотрели за огорожей оной".

Князь А. Б. Куракин, желая поставить это дело иначе, донес обо всем этом Министру внутренних дел В. П. Кочубею и просил разрешения выдавать ссуды из экстраординарных сумм на покупку этих участков, найма рабочих и т. п. При этом он высказал свой взгляд, что лучше всего разводить ревенные или как писали тогда, ревельные плантации в ботаническом саду. Министр не согласился с мнением кн. Куракина. Он находил, что при надзоре администрации, если на это обращают внимание, возможен успех. Относительно расходов со стороны казны не согласился, упомянув при этом, что многие же имеют выгоду от этих плантаций, получая 14 р. за пуд.

Несомненно, что дурной успех разведения ревеня зависел от недостатка средств. Один из обывателей полтавских обратился с следующею просьбою к князю Куракину: "Сиятельнейший князь! Устройте, писал он, все части на предбудущие времена, воззрите и на разведение ревенной плантации, откройте путь к достижению желаемой начальством цели сей; иначе она в поветовых городах существовать не может, как не при больницах, где определены могут выгодные места, стража и присмотр удобный от лекарей, сделав сего ревеня больным в пищу почти чрез все лето наиполезнейшим, доколе через несколько лет корень созреет к употреблению годной. Сей способ удовлетворить может приказание министра во множестве развести не только в городах здесь, но и в селениях. "Князь Куракин вторично просил о разрешении израсходовать немного казенных денег на эти плантации, но министр ответил, что будуть выдавать 14 р. за пуд ревеня и посредством сих награждений старательные не только могут доставить деньги на огорожу плантаций своих и на обрабатывание земли, но даже иметь выгоды, споспешествуя при том благотворным видам правительства. Министерство, не разрешая кредита, хотело наградой в будущем привлечь к разведению ревеня 1).

Некто Федор Тургенев, живший в Москве, просил 1 Августа 1817 года Малороссийского генерал-губернатора Кн. Н. Г. Репнина принять меры к распространенно среди населения употреб-

 

*) Арх. Полт. Губ. Правления, по описи № — 235.

205

ление порошка из растения Шильника или частухи (Alisma Plantado), как действительного средства излечения бешенства. Кн. Н. Г. Репнин отнесся к этому сочувственно и предписал губернаторам Черниговскому и Полтавскому позаботиться о распространении этого средства. При этом было прислано подробное описание этого средства. Шильник растет везде по болотам, озерам и в больших стоячих лужах. Семена, упав на дно, пускают небольшой корешок, похожий на луковицу, обросшую густою мочкою.

Листки этого растения до Июня месяца находятся под водою, но в начале Июня показываются из воды в числе 5, 6, 7, и более, не длинных полукруглых черешках. На каждом черешке по одному листочку; лист гладкий, темно-зеленого цвета, имеет коньеобразную форму. В июне месяце выходит из воды круглый ствол с шишечкою, похожий на спаржу, зеленого цвета. Иногда выходит с листьями, иногда без листьев. Затем ствол этот разделяется на много отростков, от которых идут голые ветви, на конце которых находятся небольшие цветки с тремя листочками, бледно-розового цвета, после которых следуют семена. Шильник растет вышиною в 1 ¼ арш. и более. Цветет все лето. Растение это можно собирать все лето, но лучше всего в конце Августа. Корень его надо очистить от ила и высушить в тени.

Корень этой травы надо истолочь в порошок и им посыпать хлеб, намазанный маслом. Два, три приема бывают достаточно, по утверждению Ф. Тургенева, для устребления яда бешенства, как бы он не был силен, даже и в такое время, когда больной прийдет в совершенное бешенство и боится уже воды. Ф. Тургенев уверяет, что в течение 25 лет, когда лечили этим растением бешенство, не случалось неудачи и больные всегда выздоравливали. Это средство особенно известно было в Тульской губернии.

1) Арх. Полт. Губ. Правл. 1817 г. № 101, св. 2.

206

В прошлом столетии не мало собиралось в Полтавской губернии лекарственных растений. В Лубнах существовала "запасная аптека" и при ней было два ботанических сада, учрежденные еще Петром В. Сведений об этих садах не сохранилось. Лубенская аптека организовала сбор лекарственных растений, собирали ее ученики. Да и население занималось этим сбором. До сей поры население Лубенского уезда собирает эти растения и зарабатывает этим не малые суммы 1).

Министерство внутренних дел заинтересовалось этим и в начале 1853 года предписало генерал-губернатору Кокошкину собрать данные, какие лекарственные растения собираются в пределах Полтавской губернии, чем и занялась палата государственных имуществ, предписавшая своим окружным начальникам собрать эти данные. Доставлено было не мало данных, с обозначением стоимости обработки, высушки и т. д. Все это доставлялось в лубенскую казенную аптеку, которая в то время обслуживала весь юг России, снабжая воинские части лекарствами. Все эта данные печатаем ниже; в иных списках, где приведены латинские названия, приведены нами и русские. Данные эти относятся к 13 уездам 2).

1) В архивах Полтавы нет дел о Лубенской аптеке и ботаническом саде. В архив Губ. Правления хранятся только четыре дела о постройке в Лубнах здания для аптеки,

2) О Пирятинском уезде нет данных, так как здесь не было Окружного Управления, и этот уезд был присоединен к Прилукскому.

207

Данные, представленные Лубенской аптекой
(растения собирались ее учениками).

208

209

Список лекарственным растениям, могущим собираться в
окрестностях Полтавы и в отдаленности этого уезда.

1) Дикая рябина, И. П.

210

P.S. Подпись: старший врач Бихель. Это был старший врач Полтавского богоугодного заведения.

211

О полевых лекарственных растениях, произрастающих в
Полтавской губернии, а в особенности в окрестностях города
Лубен. Составлена 11 Августа 1853 г.

212

213

Список лекарственным растениям, которые могут быть
собраны в Переяславском округе.

214

215
Каталог дикорастущим аптечным лекарственным растениям
по Константиноградскому Округу.

216

Примечание. Как справочная цена в сутки 75 к. сер. за человека с парою волами и как расстояние от города Константинограда до города Лубен 224 вер., то полагаю на 100 пуд. трав и кореньев надо три подводы, следовательно доставка будет стоить 22 р. 50 к.

Окружной врач Карпович.

217

Список лекарственным растениям, кои могут быть собраны в
Гадячском Округе с обозначением во сколько обойдется с обработкою,
высушкою и доставкою в Лубенскую запасную аптеку.

218

Каталог лекарственным травам, цветам и корням, произрастающим
в Кременчугском уезде.

Составлена 19 июня 1853 года.

 

*) Chisoma Colami aromatici mundata — очищенное от коры корневище Асоrus Calami, но русскою фармакологией в аптеках не допускается, благодаря малому содержание эфирн. масла (Варлих "Лекарствен, растения. Стр. 401).

219

Сведения
о количестве собираемых в Прилукскомком уезде туземных лекарственных
растений и других медицинских припасов и о цене их заготовления.

220

221

222

223

224

225

226

227

О врачебных растениях, произрастающих в Полтавской губернии.
Составлена 28 Марта 1853 г.

228

229

С подлинным верно, штаб-лекарь Августинович.

230

СВЕДЕНИЯ
о лекарственных растениях, могущих быть собранными по Полтавскому
округу с показанием суммы во что оные обойдутся в большом количестве
пуд, а в меньшем фунт, со сбором, обработкою, высушкою и доставкою
в Лубенскую запасную аптеку.

231

232

233

1) с. Сторожевое, Полтавского уез.

234

235

СПИСОК
лекарственным растениям, могущим собираться в
Хорольском уезде.

236

237

СВЕДЕНИЯ
Кобелякского Окружного Управления Государственных Имуществ
о лекарственных растениях, которые могут быть собираемы для
Лубенской запасной аптеки в Кобелякском уезде.

238

СВЕДЕНИЯ
о лекарственных растениях, которые могут быть собираемы в Лохвицком
округе с показанием, сколько оные обойдутся с обработкою, высушкою и
доставкою в Лубенскую запасную аптеку.

239

240

241

СВЕДЕНИЯ
Роменского Окружного Управления о лекарственных растениях, имеющих
собраться в 1853 г. по Роменскому уезду.

242

243

244

ВЕДОМОСТЬ
о врачебных растениях, произрастающих в Полтавской губернии,
Золотоношского уезда.

245

1) Добавлено.

246

247

Миргородский Округ не представил списка растений. Уездный врач Миргорода Кривуля уведомил Управляющего Полтавской Палаты государственных имуществ генерал-майора Яковлева, что растения, употребляемые как лекарство на полях Миргородского округа можно собрать те, кои произрастают в умеренном здешнем климате и каждого растения можно собирать до 2 пудов. Что же касается стоимости сбора, высушки и доставки в Лубенскую аптеку, то доктор Кривуля отказывается дать какие-либо сведения по этому вопросу, потому что никто этим не занимался, да и определение цены, по его мнению, зависит от количества собранных трав, качества их, что уже может быть определено лицами, приобретающими эти материалы.

Зеньковский Окружной Начальник сообщил, что "в Зеньковском уезде могут быть собираемы следующие растения: дегиль или ангелика, песочная осока, девясил, латриник, перей, конский щавель, валериан, ромашка, боркун, собачья рожа, бузина, липа, дивина, тысячелистник, наготки, полевой мак, череда, белина.

Определить количество этих растений, которое может быть собрано, нельзя, потому что, писал доктор Тимченко, если бы произрастали на известном каком-нибудь пространстве, в виде плантации, то можно было бы хотя приблизительно определить, сколько с десятины собрать можно, но как растения эти разбросаны по полям, болотам, лугам и лесам, то и не возможно с точностью определить, в каком количестве могут быть собраны. В этом уезде, как и в Миргородском, собиранием трав никто не занимался" 1).

Ко всем этим данным прибавить еще траву "Epherba-Ephedra Vulgaris" Кузьмичевскаа трава, продающаяся в аптеках от 2 р. до 5 р. за фунт 2). Эта трава произрастает в с. Демки, Золотоношского уезда. В 1904 году И. А. Зарецкий нашел ее на одном высоком кургане этого села. Ее выкосили и целый воз был продан — за 20 р. евреям, занимающимся скупкою лекарственных растений.

Салат — lactuco.

1) Все эти данные о растениях извлечены из арх. дела, № 2811 г. 1853 года.

2) Степной декохт.

248

Из списка растений, помещенных в труде Арандаренка.

В труде Н. Арандаренко, в его "Записках о Полтавской губернии" (ч. I, стр. 37-47) приведен список лекарственных растений Полтавской губернии, без обозначения уездов. В виду того, что труд этот составляет большую библиографическую редкость, приводим здесь список этих растений, опуская те растения, которые уже вошли в предыдущие списки по уездам.

249

250

Деление растений по целебному действию
доктора Циммермана
1).

Доктор Циммерман, бывший врач при Палате Государственных имуществ, изучавший лекарственные растения, делит их по целебному действию на несколько разрядов:

1. Питательный, мягчительные и обволакивающие растения: проскурняк, дикая рожа (lavatera thuringica), ячмень, пшеница, лен, просвирки, или калачики, дивина или царский скипетр (Verbscum Thapsus), линария, морковь, конопля, яртышник или кукушкины слезы и оконник или сальный корень. Эти средств по обстоятельствам можно употреблять с большею или меньшею пользою в простудном кашле и других грудных болезнях, также в поносах и других болезнях кишок и в недугах мочевого пузыря.

2. Возбуждающие ароматические средства: их можно подразделить следующим образом: а) ветрогонные: укроп, мята и тмин употребляются против боли в животе от накопления ветров; а) противосудорожные, употребляемые в женских и других нервных болезнях: чернобыльник, ромашка, маун, деревей или тысячелистник, шанта или кошечья мята (nepeta citrata et nuda), материнка или душица (origanum vulgare), чебрець или богородичная трава (Thymus lerpyllum et Marschallianus), калуфер, буркун, или донник и омела (употребляемая от коклюша; в) потогонные: бузина, липовый цвет, малина и цветы луговой таволги (Spiraea Ulmaria); г) вспомогающие отхаркиванию мокроты в мокротном и золотушном кашле и мокротной одышке: буквица, дягиль или ангелика, иссоп, оман или девясил, кропило или водяной укроп и будра.

3) Горькие укрепляющие средства, служащие преимущественно для укрепления желудка и нервов в золотушных болезнях

1) Циммерман был небезызвестным врачом в Полтаве, где и скончался 25 Августа 1872 г., на 62 г. от рождения.

251

и перемежающейся лихорадке: а) противозолотушные: череда, смородина, полуцветки или трехцветная фиалка, сушеница песчаная (цмин), подбел или мать-и-мачеха и калина, б) противолихорадочные: аир или гавьяр (acovus) гравилат, золототысячник, клоповник или дикая жеруха, важта или трилистник водяной, сирень (по малороссийски бузок) дубровка (auga reptans ct genevensis) и волконог.

4) Стягивающие и вяжущие средства, служащие для укрепления волокон разных органов и с пользою употребляемые при поносе от расслабления кишок, мокротной чахотке, кровотечениях и других расслаблениях внутри и снаружи. К ним принадлежат следующие растения: репейник (agrimonia eupatoria), железняк, дуб, роза, ива, илим или вязь, вероника, подмаренник, черная трава или укладник (orobus niger) завязник (polygpnum bistoria), гусиная лапка, (potenlilla anserina), узик (tormentilla), вербей (Lythrit salicaria) и красноголовник (Sancguijorba).

5) Усыпляющие или наркотические средства: болиголов, дурман или коровьяк, белена или блекота, хмель, салат, ядовитый латук, табак, мак, ветреница или сон трава (pulsatilla vulgaris et pratensis), пион, черемуха, собачник и желтый наперсточник (digitalis ochroleuca). Все эти более или менее ядовитые средства, могут быть употребляемы только под руководством врачей или снаружи, как болеутоляющее средства.

6. Противоглистные средства: полынь, папоротник, пижмо или дикая рябина, земляника и чеснок.

7. Разрешающие средства с пользою употребляемые в завалах внутренностей и желчных болезней: пырей, дикая цикория или петровы-батоги, чистотел или большой чистяк, ноготки, шандра, мылянка, кульбаба или одуванчик, дымянка и авран аптечный.

8. Рвотные средства: копытен или подлесник и корень пахучей фиялки.

9. Проносные или слабительные средства: Курослеп, повойник (Convolvulus Sepium), прослабляющий лен и чернослив.

252

10. Мочегонные средства, употребляемые в разных видах водяной болезни: петрушка холодок или дикая спаржа, огурец, арбуз, переступень, синеголовник, любисток или зоря, горицвет (Adonis vernalis), хвощ, стальник, мяхунки или жидовские вишни или золотушник (Solidago virga aurea).

11. Кровоочистительные средства: они употребляются в разных худосочиях, лишаях и т. п.: лопушник, астрагал, сладколист, песочная осока, красный паслен или сладкогорький и конский щавель.

12. Противоскорбутные средства, употребляемые от цинготной болезни: свекла, капуста, березевые листья, горькая жеруха, кресс, щавель, лук, горчица, ибунка, сосновые шишки, дикий салат или чистяк (ranunculus ficaria) и молодая крапива.

13. Средства против водобоязни и укушения бешеными животными: дрок красильный, сечак или молочай (euphorbia palustris и проч.), водяной шильник, зверобой и вороний глаз (pavis duadrifolia).

14. Кровогонные средства, имеющие возбудительное действие на матку: водосбор, сокирки (delphinium consolida), хлебные рожки, садовая рута и семена гулявицы (Sisymbrium Sophia) 1).

Литература о Лекарственных растениях.

В. К. Варлих, — "Русские лекарственный растения" 1899 г.

Н. Анненков — "Ботанический Словарь" 1878 г.

Проф. Шмальгаузен — Флора юго-западной России, 1886 г.

Проф. Краснов — список Флоры Полтавской губ. (16 вып. изд. по геологическому исследованию Полтавской губернии).

Рогович проф. Опыт сосудистых растений, входящих в состав флоры Киевской, Черниговской и Полтавской губ. Киев 1855.

1) Записки о Полтавской губ. Арандаренка. ч. І, 59-62 стр.).

253

Августинович. О дико растущих врачебных растениях Полтавской губ. Киев. 1853.

Бодянский О проф. Наськы украинские казки, запорозьця Иська Мотырынкы. Москва 1835.

Двигубский И. Изображение растений, преимущественно Российских, употребляемых в лекарство 3 ч. 1828-1830 г. Москва.

Максимович М. А. Малороссийские названия растений.

Черняев В. М. О значении украинских лесов 1857.

Его же Конспект дикорастущих и разводимых в окрестностях Харькова и в Украине. 1859 г. Харьков.

Пашкевич. Лекарственный растения, с рисунками изд. Девриена. 3 изд. 1915 г. с рис. Ц. 1 р. 50 к.

Ф. К. Волков. Список растений с народными названиями, доставленный М. Ф. Семеренком. (Записки ю.-з. отдела И. Рус. Геогр. Общества) т. I, стр. 165-178. В этом списке 230 назв.

Рогович А. С. Опыт словаря народных названий растений ю.-з. России, с некоторыми поверьями и рассказами (там же, 109-164). В этом словаре 772 названия. В этом словаре есть названия растений, произрастающих в Полтавской губернии.

И. Ф. Павловский.

 

 

ПРИЛОЖЕНИЯ.

 

 

1

ИЗ ПЕРЕПИСКИ
МАЛОРОССИЙСКОГО ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРА
КНЯЗЯ А. Б. КУРАКИНА.

В Архиве Полтавского Губернского Правления сохранилось несколько связок, заключающих переписку генерал-губернатора А. Б. Куракина (с 1802 г. по 1806 включительно). Переписка по содержанию очень разнообразна. Здесь встречаются не мало писем к князю с ходатайством о судебных делах, просьбы о представлении места, поздравительные с праздником Пасхи и Новым Годом, просьбу одолжить денег и т. п. В настоящем выпуске помещаем переписку князя с иерархами, губернаторами, и другими лицами. Переписка эта несомненно, имеет значение, как источник для знакомства с личностью князя Куракина, отношения к нему иерархов, начальников губернии и т. п.

ВАШЕ СИЯТЕЛЬСТВО
Милостивый Государь мой и Благодетель!

Аможе течение вашего сиятельства, тамо и аз. Высокопочитание мое, любовь и приверженность к особе вашего сиятельства гонят меня вслед вас. На сем основании поздравляя ваше сиятельство с наступающим всерадостным праздником воскресенья Христова, желаю от искреннего сердца да воскресший оный победитель смерти осеняет вседетельною благодатью своею к пользе отечества до поздних лет дни жизни вашея и да удостоит вас, м. г., а равно дражайшую супругу вашу и любезных чад ваших вкусить тех спасительных плодов, кои он приобрел христианскому роду чрез славное свое из мертвых восстание. Прочее молю вашего сиятельства о продолжении

2

любви вашей ко мне и благорасположения, а я сохраню по гроб мой особе вашей ту истинную чувствительность и ту глубочайшую душевную преданность, с коими и ныне есм.

1803 года
марта 26 дня
Переяслав.

ВАШЕГО СИЯТЕЛЬСТВА
м. г. моего и благодетеля etc.
Сильвестр, епископ Полтавский и Переяславский.

 

Князь Куракин ответил епископу следующим письмом: Милостивый мой Архипастырь! Причитая обязательному ко мне расположению Вашего Преосвященства этот отзыв, каковым почтили вы меня, милостивый мой Архипастырь! от 26 минувшего месяца, и не сомнясь ни мало в искренности тех чувствований, коими оной наполнено, я взаимно обращаю на самих вас усердное мое поздравление с прошедшим праздником, сопровождая оное пожеланием вам всех благ и повторив уверение о неизменном истинного моего к вам почтения, с коим имею честь быть Вашего Преосвященства милостивого моего архипастыря

покорнейший слуга кн. А. Б. Куракин.

Письмо Еп. Сильвестра.

СИЯТЕЛЬНЕЙШИЙ КНЯЗЬ
Милостивый Государь и Благодетель!

Если когда, то в настоящее время открывается приятнейший для меня случай засвидетельствовать вашему сиятельству должное мое высокопочитание. Приближается благознаменитый и всерадостный день, в который Бог явился во плоти; следует и новый год. И хотя радость обыкновенно бывает многоглаголива, но что же при сей неограниченной радости возвещу вашему сиятельству? или каковы дары принесу? Приймите сие от меня поздравление, приймите и усердное желание, да рожденное здесь возлюбленное отроча, яко всемощный Бог всегда ниспосылает на

3

вас обильные благодати своей дары, и да сподобит ваше Сиятельство не в наступающее токмо сие новое поприще времени вступить, но стократно оное обновляти, сохраняя жизнь вашу целу и новредиму для пользы отечества дондеже отимется луна. Сии душевные чувствования, свидетельствуемые самым испытующим сердца и утробы. Сии искренния мои желания, да будут благоприятны и святы перед лицем вашего сиятельства и да будут истинным доказательством совершенного к особе вашей высокопочитания и той душевной преданности с коею пребуду дондеже есьм etc.

Сильвестр, епископ Малороссийский Переяславский.

Переяслав
22 Декабря
1803 года.

На этом письме князь написал "много благодарить".

О т в е т .

Милостивый мой Архипастырь!

Объемлясь в душе моей христианским чувствованием возбуждающим новые удовольствия от соображения времени, когда величайшее существо назнача себя в ипостасные лицы восприяло воплощение, я к усугублению сего ощущения имел честь получить отзыв вашего Преосвященства, выражения его наполняющие, я приемлю цене искренняго расположения вашего ко мне; и за поздравление, изъясняя всю душевную мою благодарность, обращаю оное к вам взаимно с теми купно желаниями, которые истекая от признательного источника доставляют приятнейшия ощущения, когда благополучие людей посещает. Пребывая затем с истинным почтением etc. 1)...

Декабря 26.

 

1) Переписка 1803 г. л. 507 и 508.

4

Письмо Еп. Сильвестра.

СИЯТЕЛЬНЕЙШИЙ КНЯЗЬ
Милостивый Государь и Благодетель!

Хотя я к крайнему моему сожалению, по причине отлучки из Переяслава для обозрения недавно поступившао в епархию мою Роменского повета церквей, и не имел счастья при переезде вашего сиятельства через оной Переяслав видеть Особы вашей и лично засвидетельствовать вашему сиятельству должное мое почтение, однако то по крайней мере для меня очень приятно и чувствительно, что ваше сиятельство в то время изволили иметь в Переяславском доме моем отдых. Ежели вашему сиятельству и впредь когда либо случится посещать Переяслав, нижайше прошу всегда приостановляться квартирою в оном доме моем и повелевать им, так как собственным своим. Сие будет к величайшему одолжению того, который с совершенным к особе вашей высокопочитанием и преданностью пребудет по конец своих вашего сиятельство etc. 1)...

Переяслав
27 Сентября
1804 г.

Князь благодарил за внимание епископа Сильвестра.

Поздравление Епископа Сильвестра.

СИЯТЕЛЬНЕЙШИЙ КНЯЗЬ
Милостивый Государь и Благодетель!

Благодетельное светило сонце возвращает нам приятную весну, а предвечное солнце — Христос, Спаситель мира возсиял от гроба, яко от востока, спасительным светом своим оживил мертвого всероднаго Адама. При сем радостном воскресении природы, а и того радостнейшем человечества, приятнаго для себя

1) Переписка 1804 г. и 374.

5

почитаю обязанностью приветствовать ваше сиятельство хотя и письменно.

Молю воскресшаго Бога, да Он укрепляет силы ваши к подвигам полезным Малороссии, России, света.

С сими, к Особе вашей чувствиями и с глубочайшем почтением имею честь прибыть навсегда etc.

Сильвестр, епископ Полтавский.

Переяслав
марта 21 дня
1805 года.

Письма Архиепископа Виктора.

СИЯТЕЛЬНЕЙШИЙ КНЯЗЬ
Высокомилостивый Государь и Благотворитель!

Чувствовав благодеяния и милости вашего сиятельства мне излиянныя в прошедшем годе, всенижайшую мою за оные сим принося благодарность, честь имею поздравить вас, высокомилостивый Государь, с ныне начавшимся новым годом. Сей, а по нем и следующие да будут источником дрожайшей жизни вашего сиятельства и всепочтеннейшей фамилии вашей всех благополучий от всея души моея желаю.

С каковым моим желанием испрашивая и в сем новолетии вашего ко мне благорасположения и милостей, при совершенном высокопочитании и душевною преданностью долг имею пребыть навсегда вашего сиятельства высокомилостивого Государя и благотворителя всенижайший слуга и богомолец

Виктор, архиепископ МалороссийскийЧерниговский 1).

1803 г.
Генваря 1
Чернигов

СИЯТЕЛЬНЕЙШИЙ КНЯЗЬ
Высокомилостивый Государь!

Получив известие о прибытии вашего сиятельства в Чернигов, с особенным удовольствием спешу изъявить сим мое

1) Переписка 1803 г. л. 1. Архиепископ Виктор Садковский с 9 Июня был епископом Переяславским, в 1795 г. 12 Апреля архиепископ; с Мая 1798 Черниговский. Скончался 11 Ноября 1803 года.

6

совершенное высокопочитание и поздравить вас, высокомилостивый Государь! с благополучным приездом.

Я вседушно рад лично перед вашим Сиятельством выполнить сей мой долг, но болезнь моя, силою которой с 15-го прошедшего декабря поныне не выхожу из келей, меня удержала.

Всенижайше прошу ваше сиятельство в сем меня извинив, принять сие мое приношение милостиво и верить, что я по конец дней моих честь имею пребыть с душевною преданностью вашего сиятельства высокомилостиваго Государя всенижайший слуга и Богомолец

Виктор, Архиепископ МалороссийскийЧерниговский 1)

1803 года
Генваря 25
перисвятское 2.

СИЯТЕЛЬНЕЙШИЙ КНЯЗЬ
Высокомилостивый Государь и Благодетель мой!

Милости и благодеяния вашего сиятельства опытно мною дознанныя дают мне смелость вторично трудить ваше сиятельство, о принятии вашего многомощнаго участия в пожаловании находящихся при делах Малороссийской Черниговской дикастерий, коллежского регистратора Лукашевича и канцеляриста Ржицкаго, первого в губернские секретари, а другого в коллежские регистраторы, тако ж о скорейшем решении судьбы по делу в Святейшем Синоде находящемуся священника черниговского повета Сибержи, Никифора Лебединского с сослужителем его священником Кричевским.

ВЫСОКОМИЛОСТИВЫЙ ГОСУДАРЬ!

Вашему сиятельству сотворить счастие бедным сим людям мало трудов, но они, воспользуясь оным вечно за ваше сиятельство будут Бога молить и имя ваше прославлять; Я же поручаю себя и впредь вашим милостям и любви, честь и долг имею пребыть на всю жизнь с совершенным высокопочитанием и душевною преданностью вашего сиятельства высокомилостивого Го-

1) Переписка 1803 г. л. 44.

7

сударя и благодетеля Его всенижайшим слугою и Богомольцем.

Виктор, архиепископ Малороссийский — Черниговский 1).

1803 года
Марта 31
Чернигов.

ВАШЕ СИЯТЕЛЬСТВО
Милостивый Государь!

В знак моего высокопочитания к особе вашего сиятельства имею честь поднести трудов моих книги. Подноситель сего титулярный советник Семен Бельский-Савченко, человек тот, о коем я прежде ваше сиятельство утруждал, в протчем с истинным моим почтением и таковою ж преданностию пребываю вашего сиятельства Милостиваго Государя покорнейшим слугою и Богомольцем

Анастасий, Архиепископ Белорусский.

Сентября 25
1802 г.
Могилев.

ВАШЕ ПРЕОСВЯЩЕНСТВО
Милостивый мой Архипастырь!

Присланные вашим преосвященством при почтенном письме книги через Г-на Савченкова я имел удовольствие получить. Приймите, милостивый мой Архипастырь совершенную мою за сей ценной подарок благодарность, яко единственную дань признательности сердца. На счет пособия Г-ну Савченку я сделал Борзенскому поветовому стряпчему по должности своей иметь всякое настояние о сближении дела его к окончанию. За сим с истин-

1) Переписка 1803 г. л. 76. Письмо интересно в том отношении, что архиепископ послал представление о награждении лиц этих в Св. Синод 11 Сентября 1801 г., а теперь, спустя 1 ½ года, просит кн. Куракина об этом. Кн. Куракин исполнил просьбу архиепископа и послал просьбу к Обер-Секретарю Синода и просил его об этом. Князь писал: "Не откажите по дружбе вашей обязать меня и доставить крайнее удовольствие многолюбимому и почитаемому мною преосвященному Черниговскому, приняв на попечение исходатайствовать о награждены этих лиц (дальше упоминает фамилии их".) etc.

8

ным и совершенным почтением имею честь быть вашего преосвященства, милостивого моего архипастыря etc. 1).

Письмо Архиепископа Анастасия.

ВАШЕ СИЯТЕЛЬСТВО
Милостивый Государь!

Благотворения, оказываемые вашим сиятельством Малороссии тем чувствительны для моего сердца, что я лично имел счастие пользоваться добротою великодушия вашего. Из таковых же одолженных добродетелям вашим и Г. бывший могилевским вице-губернатором Статский советник Иван Якимович Ломачевский торжественно свидетельствует свою признательность. И так совокупную благодарность ваше сиятельство приймите от того, который с искренним высокопочитанием к особе вашей etc.

Анастасий, Архиепископе Белорусский.

31 октября
1803 года
Могилев.

На этом письме князь написал: "особенным образом благодарить и изъяснить удовольствие которое ..... видеть Ломачевскаго".

О т в е т .

ВАШЕ ПРЕОСВЯЩЕНСТВО
М. мой Архипастырь!

За приятнейший отзыв вашего преосвященства .... совокупнаго вашего с Г-м Лобачевским ко мне благорасположения, изъясняю здесь всю чувствуемую мною благодарность, приймите выражение сие истинным удостоверением в непоколебимой моей к вам приверженности засвидетельствовав оную и Г. Ломачевскому посещением доставившему мне столько удовольствия; милостивое воспоминание ваше об оной незабвенной в моей па-

1) Переписка 1802 г. л. 58. Архиепископ Анастасий Братановский-(Романенко) — род. 16 Окт. 1761 † 7 Дек. 1801 г. Полтавец, из села Барышевки. Был архиепископом белорусским с 1797 г. по 1805 г., когда переведен в Астрахань, где и скончался. (См. о нем наш словарь писателей и ученых Полт. губ. стр. 6-8).

9

мяти оставится, как равно неизгладится из сердца моего то почтение и признательность, с каковым есьмь к вам навсегда etc. 1).

Чернигов.
Ноября 18
дня 1803 г.

Письмо Еп. Михаила Черниговского.

СИЯТЕЛЬНЕЙШИЙ КНЯЗЬ
М. Г.
Алексей Борисович!

Будучи осчастливен Высокомонаршею милостью в алмазных знаках ордена св. Анны состоящий, особенною обязанностью почитая поблагодарить душевно и вашему сиятельству. Ибо я уверен, что благорасположенные ко мне отзывы ваши, о которых я слышу, возимели на сие свое содействование. Да благословляет Господь желания, намерения и деяния ваши тако како вы благотворите ближним вашим. Я же с нелестным моим высокопочитанием и душевною приверженностью через вся жизнь моя пребуду, вашего сиятельства, М. Г. всепокорнейшим слугою и богомольцем

Михаил, Епископ Черниговский.

1805 года
апреля 15 д.
Чернигов.

Ответ.

М. мой Архипастырь!

При душевном восторге спешу поздравить ваше преосвященство с получением всеавгустейшего благоволения в ордене Святыя Анны осеняющемся.

Ежели бы ..... везде отдаваемая справедливость изящным достоинством Вашего Преосвященства служила сей Монаршей к вам милости, я тут не что либо исполнил, как токмо то чего от меня самая истина требовала, а потому приемля свидетельствуемую ваши мне благодарности в виде того благословенного ко мне расположения вашего, коим я имею честь

1) Переписка 1803 г. л. 431 и 432.

10

от вас М. Моего Архипастыря пользоваться, с чувством совершенного и неизменяемого почтения на всегда пребуду вашего Преосвященства 1). М. моего архипастыря

Кн. Куракин.

С.-П-бург.
27 Апреля
1805 г.

ВАШЕ ВЫСОКОПРЕПОДОБИЕ
Милостивый мой Государь!

С особливым удовольствием исполнил я препоручение ваше касательно выпечатания речи вами говоренной по случаю открытия Полтавской губернии, которую я показывал его высокопреосвященству Амвросию митрополиту и в Синоде, по рассмотрении всеми присутствующими отдана ей та должная справедливость и похвала, которой она в совершенстве заслуживает; не могу также умолчать и того, что граф Петр Васильевич Завадовский, министр просвящения, читал ее у меня и весьма ею был доволен. Посылаю к вашему высокопреподобию экземпляры, какие успели отпечатать и ко мне принесть, не упущу я оных и еще по получении из типографии к вам доставить, присовокупляя к сему искреннее мое вас поздравление, с настоящим Светлым Христовым воскресением, говорю как и все православные — Христос воскресе. Пребуду всегда с отличным почтением etc.

Кн. Куракин.

№ 859.
Апреля 6 д.
1803 г.Спб-г.

Письмо это, несомненно князем написано архимандриту Феодосию, настоятелю Полтавского Крестовоздвиженского монастыря. Арх. Феодосий произнес слово при открытии губернии. Ответ архимандрита князю см. наши "очерки из Полтавской епархии", Полт. Е. Вед. 1913 г.

 

1) Партик. переписка, 1805 г. л. 195 и 196. Еп. Михаил Десницкий окончил Москов. академию и в 1785 г. священник; в 1799 г. пострижен в придворн. иеромонаха, в І799 настоятелем Юрьевского монастыря, 20 Июля 1802 епископ Старорусский, 1803 г. 18 Декабря — Черниговский, 1806 г. — архиепископ, 1818 г. 26 Марта митрополит Петербургский, 1818 июня 25 — Новгородский и Петербургский. Скончался 24 Марта 1821 г.

11

Письма Полтавского Губернатора А. Б. Сонцева.

СИЯТЕЛЬНЕЙШИЙ КНЯЗЬ
Милостивый Государь!

Почтенное вашего сиятельства письмо от 30 прошедшего месяца имел честь получить, найчувствительнейше вас милостивого благодетеля моего благодарю за память обо мне и поздравления с моим днем. Ваше Сиятельство тем более доказываете ко мне милостивое ваше расположение, что при многоделии и беспокойстве вашем не забываете меня, но притом крайне я огорчился, что болезнь ваша не проходит, паче же в дороге и время наступает осеннее; лутчебы поспешить на место, если не успеете всех городов объездить, можно весной окончить, здоровье легко потерять, но трудно поправлять, от чего Боже вас сохрани.

О деле кременчугском я бы сам туда поехал, но здерживает 10 число нынешнего месяца, к коему ожидаю ведомости от маршалов для постановления цен для провианта и фуража, боюсь, чтобы не опоздать в комиссию, а по окончании немедленно отправлюсь.

О Пирятинской деревне князя Безбородко на сей почте донес я вам, получа от тамошняго исправника; мои мысли назначить там квартеры стоять войску через то прекратится их буйство без всяких дальнейших последствий.

Семейство мое приносит вашему сиятельству свое нижайшее почтение, покорнейше благодарит за память их и желают вам хорошаго здоровья, а с ними купно пребывает с душевною преданностью вечно etc.

Александр Сонцев.

5 Сентября 1802 г. Полтава.

Р.S. Александр Борисович Сонцев в 1805 г. он был вторично назначен на пост воронежского губернатора. Кн. Куракин был недоволен им за его недеятельность, о чем см. наш труд: — "Очерк деятельности кн. Куракина".

Князь благодарит его за это письмо и предложил ему ничего не предпринимать до его приезда.

(Переписка, 1802 г. л. 22.)

12

Письмо А. Б. Сонцева.

СИЯТЕЛЬНЕЙШИЙ КНЯЗЬ
Милостивый Государь!

Почтеннейшия вашего сиятельства два письма от 26 и 29 прошедшего Марта месяца, вчерашний день имел честь получить, видя из оных милостивое вашего сиятельства ко мне и всему семейству моему расположение и приемлемое в болезни дочери моей участие, которая всио находится в таком же положении; найчувствительнейше вас почтенный благодетель! благодарю.

Из писем вашего сиятельства вижу неудовольствие 1-е в рассуждение обмундирования штатной роты, 2-е о хорольских выборах. Доложу вам на первое, что с одной стороны конечно правление сделало излишнее, уравнивая или приводя солдат в одно положение, а с другой касается ежели не ошибаюсь, справедливо, дабы служа в одном месте и в одной роте одно против других; это бы уже совершенно было несправедливо, поелику всем командам штатным Черниговская казенная палата оттуда... сделала, да и считаю больше что оной штат идет на будущее время, а не настоящее; Ежели як ошибка, то покорнейше прошу простить, я выписку показывал Григорию Алексеевичу и с ним об оном трактовал, он сам нашел справедливым, ему и мне с своей стороны делать уже было нечего. На 2-е о выборах, трактовал я с Алексеем Петровичем и по совету его сделали сие положение, поелику сильные возражения сделаны противу оного, и слыша, что идут с жалобою, то мы держались закона дабы от него не отойти и притом и то доложу, в чем правлению утвердить, когда здесь у них заведено, что как скоро выберут голову, то тогда ж его сажают на его место и под его уже начальством производят выборы, что случилось и в Кременчуге, а ежели несколько замедлились в правлении, то более потому, что все их доносы должно было оговорить законом; если же вашему сиятельству кто иначе дониос, тот совершенно солгал. Единственно дабы навести ваше на меня неудовольствие по каким либо своим интересам к крайнему моему огорчению моих же видов на сие никаких нет и для меня все равно тот или другой голова и судья.

13

Касательно моего перевода с губернии, о сем вас милостивый государь нижайше благодарю, графа Виктора Павловича я не просил потому, что не имею чести быть им знаем, а может быть не говорил ли о сем его сиятельству милостивец мой граф Александр Романович и видно судьба определяет мне остаться в тесных моих обстоятельствах навсегда, к совершенной моей разстройке; но как по обстоятельствам моим делать ничего, то должен терпеть и сносить великодушно.

Карту губернскую я по приказанию вашему отправил прямо в Петербург с первою почтою, которой должен там быть гораздо заране до прибытья вашего, но удивляюсь как вы его получили поздно.

Нижайше благодарю за милость вашего сиятельства к моим делам, ежели что можно меньшому пособить, обяжете милостивый мой благодетель сим меня.

Получил я от государственного казначея сообщение — извещает, что по высочайшему повелению возложено на меня искупить в здешней губернии сто пар волов с фурами и отправить в Петербург и что он дал предложение казенной палатеи по требованию моему отпустить деньги, словно надобно будет, но как я не имею о сем повеления и на каком положении отправить, где взять погонщиков, то и не могу прежде приступить, а между тем, чтобы время удобное не упустить, то решился дождаться почты, и отложить до того объезд по губернии, пока оное исправлю.

О доме я писал к вашему сиятельству потому что прежде слышал о сем от вас, а при том и от Семена Михайловича 1) он хочет переделывать что то в нем, так же и крышу прекрывать, но я с ним вчера о сем говорил, он меня уверил, что он будет стараться к приезду вашему окончить.

Семейство мое вашему сиятельству приносят нижайшую благодарность за память об них и свидетельствуют, свое усерднейшее почтение, с коим и преданностью имею честь быть etc.

Александр Сонцев.

17 Апреля
1803 года
Полтава.

1) Сем. Мих. Кочубей, б. губ. предводитель дворянства; его дом, ныне Полтавский женсний институт.

14

СИЯТЕЛЬНЕЙШИЙ КНЯЗЬ
Милостивый Государь!

Исполняя повеление вашего сиятельства отправлялся я в Кобеляки и Кременчуг; нашел в первом в судах порядок очень хорошой, отправление дел успешно, хотя и есть в поветовом суде небольшие в порядке упущения, но оные более от незнания, которыя мною направлены, нерешенные дела просителевы несколько лет продолжаются, за неявкою истцов и ответчиков. Я советовал публиковать о явке их и назначить сроки и буде к оным не явятся отдать в Архив и из числа нерешенных исключить; ежели ж кто либо и после срока явится, тогда взять из Архива и приступить к производству оного. Я откровенно вашему сиятельству доложу, ежели бы все суда так свои дела отправляли весьма бы мы были покойны в последнем: строение идет с успехом, гауптвахту докрывают и караульни к кровли подходят, в них я заметил, что двери очень узки и архитектору говорил; он хотел поправить острог в нутре скоро отделается и ограда также думаю не замедлится. Богоугодных заведений больницы один корпус скоро крыть будут, а другой выше окошек врублен, во всех оных заведениях нашел чистоту и порядок. Алексей Федорович 1) весьма печется, почтовая контора довольно по времени выведена, а соборной церкви фундамент оканчивается.

По приезде же моем в Полтаву получаю от Г-на шефа Дорохова, что конюшни еще не отделаны, а бывшие сараи, где лошади стояли расстроены и лошадей нигде ставить; я отправился туда сам, нашел, что постройка конюшень идет весьма медленно, остановка в лесе, о чем я писал и понудил Г-на Маршала; прежние же сараи велел тотчас исправить, доколе отделаются конюшни, а между тем, которые построения приходят к окончанию, приказал скорей покрыть, об лазарете писал к городничему Нестеровскому, чтобы он поспешил скорей отделкой оного.

В Полтаве строения идут изрядно, сырой кирпич делают теперь часть на месте богоугодных заведений из глины той,

1) А. Ф. Козачковский, живший в Кременчуге, был впоследствии Полтавским губернатором, он был в Кременчуг попечителем богоугодного заведения.

15

что роют для ледника, которая весьма хороша, а через то избежим перевозки платя по восьми рублей от тысячи, а притом

и работа будет успешней, для родильниц деревянное строение начали и на больнице ставят стропилы

По дозволению вашего сиятельства хотел съездить в Лубны, но не знаю, удастся ли. Сюда приехал горной офицер отыскивать земляный уголь, на земле что рыли в рабочем доме колодязь внизу, надеится найтить оной и на сих днях станет делать буравом испытания, хорошо, ежели б сие открыть.

Донеся о всем вашему сиятельству искренно желаю, чтобы вы вояж свой окончили и возвратились к нам благополучно. С особливым почитанием и проч. 1)

Александр Сонцев.

ч. 2 Августа
1804 года
Полтава.

Письмо Сонцева.

СИЯТЕЛЬНЕЙШИЙ КНЯЗЬ
Милостивый Государь!

Простите мне, Ваше Сиятельство, что я пропустил писать к вам две почты: болезнь жестокая больной дочери моей стесняла до крайности дух мой! теперь ей лучше, опасность миновалась и я с свободною мыслию и чувствами приношу вам Милостивый Благодетель мой! найчувствительнийшую благодарность за попечение ваше обо мни, которое как сын мой извещает меня Вы без прерывно употреблять изволите.

Все мое упование теперь имею на милостивое расположение вашего сиятельства ко мне, и к вам же Милостивый покровитель! простираю прозьбу мою, не оставте довершить мне милость, буде возможность позволить при нынешнем вашем за меня ходатайстве, исходатайствовать действо и той прозьбе моей, которую с прочими я приносил вашему сиятельству при отъезде отсель о прибавке столовых денег; предстательство ваше всио благополучие мое составить может и потому останусь я с семейством

1) Переписка 1805 г. л. 191 и 239-240.

16

своим вечно вам, как, покровителю нашему благодарным, равно останутся навсегда в памяти нашей и доставляемые ныне благодеяния. Работы у нас монументу 1) начинаются, я прибывших из Москвы каменносечцов 2) отправил в Кременчуг только не знаю какой величины должны выделыватца плиты, и архитектор по неимению плана отказался незнанием; однако ж я приказал делать большие а при употреблении можно будет убавить.

От обер-форштмейстера вступило ко мне в друг столько бумаг, что времени довольно оные требуют к обследованию; без какового не имея доносить о том вашему сиятельству. Теперь об оном в донесении моем имею честь объяснятся. Продовольствие войск весьма много меня безпокоило, как по позднему предоставлению того мне от провиантской Експедиции и от Киевской комиссии, так и по недоставлению денег, покуда я получил бумаги и деньги от комиссии Киевской с предоставлением занятца сим мне — три полка приняли продовольствие себя по октябрь месяц на свое попечение, а прочие четыре будут довольствоваться помесячно; о всем том ваше Сиятельство из донесения моего усмотреть, цены кажется сходны, а паче теперь по продолжавшейся зиме на сено было много расхода.

В прочем, желая чтоб ваше Сиятельство нашло сие в совершенном здоровьи и свидетельствуя приносимое вам, милостивый Благодетель! от Анны Петровны и детей моих нижайшее почтение, с таковым и душевною преданностью остаюсь вечно В. С-ва, М. Гос-ря всепокорнейший слуга.

Александр Сонцев. 1 )

5 мая
1805 года.
Полтава.

Письмо Губернатору А. Б. Сонцеву.

По совершенному моему к вашему Превосходительству расположению, с удовольствием спешу поздравить вас М. Г. с но-

1) Разумеет "Памятник Славы" в Александровском саду.

2) в Москви кн. Куракин договорил нескольких мастеров для сечения камня и шлифовки его см. наш труд "Битва под Полтавой и ее памятники"... — памятник в столетие битвы.

1) Переписка 1805 г. л. 211-212.

17

вою должностью. Государь Император, уважив службу и с тем вместе желание ваше, высочайше повелеть соизволил перевесть вас в воронежскую губернию, указ о сем же подписан и в Сенат отослан. Изъяснив истинное порадование мое о событии вашего желания, присовокупляя к сему и истинное мое сожаление, с каковым я должен буду расставаться с вашим превосходительством, взяв уже, так сказать привычку служить, вместе с вами, милостивый государь мой и заниматься всем по управлению ввереннаго по обоюдному согласию. Пребываю в протчем с точным etc...

С.-П.-бург
апреля 24 д.
1805 года.

На это письмо А. Б. Сонцев ответил 29 мая.

Поздаче губернии и всех сумм в ведомстве моем находящихся, о чем вашему сиятельству особо от меня донесено; сей день еду в назначенное мне место. Обязанностью моею поставляю вашему сиятельству за милостивое начальство ваше, принести мою найчувствительную благодарность и прошу М. Князь! продолжать ко мне ваше благорасположение, а я где бы ни был, всегда стараться буду делатця того достойным.

По слухам, что Ваше Сиятельство в исходе сего месяца, изволил прибыть в свою деревню и поелику я еду на Курск, то надо же взять мой и в оную, единственно, чтобы лично изъявить вашему сиятельству мою благодарность и уверить вас в моей приверженности, но, к сожалению узнал, что вы изволите выехать из Петербурга в последних числах и потому решился отравиться прямо.

Поручение вашего сиятельства о доставлении в Москву и Киев глины, как она за водою привезена поздно, поручил я Михаила Максимовичу Значко-Яворскому отправлять через почту по частям в те города: Петр Прокофьевич советовал отправить сие только по малой части и небольше, как по два или три пуда. Окончив сие, пока прошу Вас мой Благодетель! я же особливым высокопочитанием и душевною преданностью за честь поставляю остатца вечно Вашего Сия-ва всепокорнейшим слугою.

Александр Сонцев 1).

5 Мая
1805 года.
Полтава.

1) Переписка 1805 г. л. 191 и 236-240

18

Кн. Куракин не был доволен деятельностью губернатора Сонцева (о чем см. наш труд "Очерк деятельности кн. А. Б. Куракина) и возможно предположить, что сам кн. Куракин устроил ему перевод на его прежнее место. Переписка же эта не имеет характера искреннего отношения кн. Куракина к Сонцеву и обратно, Сонцева к Князю.

Письмо черниговского губернатора И. В. Ф. Френсдорфа.

СИЯТЕЛЬНЕЙШИЙ КНЯЗЬ
Милостивый Государь!

Почтеннейшее вашего сиятельства письмо от 2-го сего месяца имел честь получить и приношу найчувствительнейшую благодарность за милостивое покровительство бедному страннику оказанное. Я бы не решился безпокоить вашего сиятельства моего покорнейшею просьбою не быв совершенно уверен в свойстве великой и благотворительной души вашей, поставляющей первейшим себе удовольствием помогать несчастным.

Письмо вашего сиятельства к Алексею Михайловичу я послал в ..........но там его не было, я с крайнею нетерпеливостью желая его видеть, надеясь что либо от него узнать касательно устроения театра, о коем ваше сиятельство в отзыве ко мне упоминать изволите. Дмитрий Иванович Ширай приезжал на сих днях в Чернигов и советование наше тем кончилось, что декорации и кулис писать здесь некогда и некому, а должно будет употребить декорации будского театра, почему и нашел он нужным чтобы архитектор приехал к нему в Буду для соображения, возможно ли будет их приладить к здешней зале, а как Антон Иванович и без того по препоручению казенной палаты должен был в новое место для освидетельствования денежного погреба, то он и заедет по дороге в Буду и привезет решительный ответ Дмитрия Ивановича приступить ли к работе, которая признаюсь вашему сиятельству хотя и сопряжена будет с немалыми затруднениями а наипаче издержками; но естли это письмо угодно будет вашему сиятельству, то первые, конечно, преодолимы, а по последнему пункту постараемся соблюсти всевозможную экономию. Я на сих днях ожидал назад Антона Иванови-

19

ча, а между тем не подъедит ли и Алексей Михайлович. Приказание вашего сиятельства, чтобы домов ваших не топить до получения от вас извещения, приводит всех нас, а наипаче меня в уныние, здесь слухи пронеслись было, что ваше сиятельство приезд свой сюда изволили отменить и предполагает в Киев ехать.

Препоруча себя милостивому покровительству вашего сиятельства и имею честь быть etc.

Б. Иван Френсдорф.

Чернигов, 13 декабря
1802 года

Письмо это представляет интерес в том отношении, что кн. Куракин, предполагая поселиться в Чернигове, хотел устроить там театральные представления, но его остановило, нужно думать, отсутствие средств. На этом письме князь написал: "возобновить отношение, что театра ненадобно" 1).

Милостивый Государь мой
Барон Иван Васильевич!

Откровенность вашего превосходительства во всех отношениях ко мне, имея предметом или основанием или пользу службы или благо человечества, всего приемлю я во всей цене ея; и как опыты вашей дружбы; вы поверите, М. Г. мой! что и отзыв ваш от 3 января возбудил во мне чувствование и особливо, когда не обинуясь, скажу вам, что сообщенная вами мысль, была давно собственно моею, а останавливало меня в приведение ея к исполнению единственно не отыскание положиться мне бывших уже на сие законоположений. Есть ли не теперь и здесь то конечно во время пребывания моего в Петербурге я употреблю на сие посредство — и не у вас о последствиях оного уведомить. Приятно при сем повторить вам чистосердечную готовность мою во всех возможных случаях изъявлять вам совершенное и непреложное почтенье, для которого честь имею etc... 2)

1) Переписка 1802 г. № 75-77.

2) Переписка 1803 г. На этом письме, собственноручно написанном кн. А. Б. Куракиным, число не помечено. По поводу чего написано было письмо черниговским губернатором, вызвавшим ответ князя, из переписки не видно; письма губернатора нет, но письмо князя говорит о доверии его к этому администратору. Д. И. Ширай, служил в военной службе, богатый помещик Чнрниговской губ.; был губ. предводителем дворянства.

20

СИЯТЕЛЬНЕЙШИЙ КНЯЗЬ
Милостивый Государь!

Объезжая Черниговскую губернию и приехав в Глухов, узнал о прибитии вашего сиятельства в Москву и, предполагая что путь иметь изволите через Орел, отправляя туда сего нарочного коллежского регистратора Бутевича, с разными полученными на имя вашего сиятельства конвертами, между которыми может быть и нужные; с ним же препровождая копию высочайшего рескрипта по поводу прошения сержанта Зуева ко мне последовавшего и копию с указа по предмету выборов после отъезда вашего сиятельства из Петербурга состоявшегося, при чем покорнейше докладывая, что господа дворяне по предписанию вашего сиятельства созываются в Чернигов к выборам к 15 числу августа. Естлиб я точно ведал о времени проезда вашего сиятельства через города Полтавской губернии, то осмелился бы всепокорнейше просить о позволении мне выехать к вам на встречу в ближайший город, будеж сего невозможно, то не зделаетель милости позволить мне на несколько токмо дней приехать в Полтаву, во время пребывания там вашего сиятельства и иметь щастье лично представится особе вашей, о сем ожидая разрешения вашего сиятельства чрез сего нарочного.

Ныне почтеннейше доношу, что в Черниговской губернии состоит благополучно, выключая от рождающуюся в некоторых поветах саранчи, хотя не в таком множестве как прошедшие годы, однако ж в довольном количестве, особливо в поветах черниговском, козелецком, нежинском и сосницком. К истреблению или по крайней мере уменьшению оной предпринимается все удобовозможные меры, с неограниченным почтением имея честь быть сиятельнейший князь Милостивый Государь вашего сиятельства всепокорнейший слуга

барон Френсдорф.

из Глухова
2 июня 1802 г.

СИЯТЕЛЬНЕЙШИЙ КНЯЗЬ
Милостивый Государь!

Возвратившись вчерашнего числа из С.-Петербурга нарочный доставил ко мне депеши вашего сиятельства во всей исправности

(Переписка 1802 г. № 10 -11.)

21

из которых, что куда следовало, доставлено, а полтавские пакеты посредством Петра Степановича отправлены к Александру Борисовичу Сонцеву.

Надо быть очевидцем чтобы вообразить себе радость почтенного нашего старца преосвященнаго Виктора, после долговременнаго страдания видя себя удостоеннаго высочайшаго внимания и получа столь знаменитый знак отличия 1), единственно представительством о нем вашего сиятельства. Первые слова его были, "я был болен от печали, а теперь болен буду от радости" и потом целый час плакал, целовал высочайший рескрипт и благословлял Монарха и великодушнаго своего покровителя.

Из числа предписаний на которые успел отписать посылая по сей почте мои донесения по делу же Евфросинии Ивановны уже имел я честь донесть, что правление представило все обстоятельства оного сенату, от разрешения которого зависит оборот оного; нарочный мне сказывал, что по докладу вашего сиятельства будут в Малороссии совестные суды и дворянская опека — какое это благодеяние для сего края, особливо первым, довольно будет дела, теперь остается вопрос, пожелают ли воспользоваться таким благодеянием и не предпочтут ли статувой порядок. Здесь начиная дело не столько на право свое надеется, сколько на крючки и извороты а не тот называется хорошим юриспрудентом, который по справедливости и по прямому смыслу законов дело рассудит, но тот, кто проволоча несправедливое через многие годы, наконец истину так затопит и запутает, что должно весьма должно быть прозорливому, что в совершенном хаосе а открывать обыкновенный ход дел по здешним присутственным местам; первый подвит виноватой, если резолюцией чуждого добра стороны состоит в том, чтоб склонить в свою пользу членов суда; если паче чаяния не успеет поколебать их безпристрастие, то уже считаем себя в праве на него подозревать в одни позволенные зазрения открывает обширное поле к проволочке на несколько лет. истощив сей способ прибегает к другому, замешивает в одно время много разных мест просьбами, в надежде что места разнообразными определениями замешается, естли и в сем не удастся, то впутывая разные посторонные обстоятельства, наконец так затмевают дело, что и

1) Архиепископ Виктор получил орден Александра Невского.

22

самый искусной юрист в настоящем существе его ошибется, а кроме вышшаго места, никто его не разрешит, между тем правая сторона долговременною волокитою утомлена и разорена. Простите ваше сиятельство моей смелости, но я говорю с начальником таким, пред которым всякая не откровенность была бы не у места, дай бог чтобы совестные суды положили преграду или уменьшили бы по крайней мере злоупотребления здешних законоведцов и чтобы достойный человек был избран совестным судьей, не зная кого выберут. Естлиб настояла нужда в безсовестном, то можно их съискать довольно. Я остаюсь покойным имея слово вашего сиятельства естли, сей край так несчастлив что вы нас оставите, то и меня увлечете из сей бездны юриспруденции, где честному человеку рано или поздно пропасть должно. Сиятельнейший князь etc.

б. Иван Френсдорф.

Чернигов
22 апреля
1803.

Письма разных лиц.

Письмо Попова 1).

МИЛОСТИВЫЙ ГОСУДАРЬ
Князь Алексей Борисович!

Имел честь получить почтеннейшее вашего сиятельства писание от 30 минувшего месяца, пробежал я все указания к вину относящияся, но не мог найти указа, возбраняющего ввоз вина в Белоруссию.

Во время служения моего в камер-коллегии, откупщики перед торгами требуя предохранения просили, состоявшийся в 1766 году указ о невыпуске вина из Лифляндии распространить и на прочия губернии откупных соседственных, а между тем вступили дела доказывавшие делаемые корчемством подрывы. Решение сената было согласно с их просьбою. Но когда после сего вступила в оный таковая же жалоба от Княгини Натальи Петровны Голицыной на подвоз вина с откупа из Малороссии с прошением подобнаго Лифляндскому постановлению: то за несогласием во мнениях господ сенаторов перваго департамента велено внести дело в общее собрание.

1) Вас. Ст. (1744†1822) известный деятель при Екатерине II, Павле І, Александре І, член Государственного Совета, председатель департамента гражданских и духовных дел. Помещик Полтавского уезда, владелец Решетиловки.

23

Все означенныя предписания, из коих Лифляндское, имею честь листы препроводить — запрещают вывоз вина, а как ваше сиятельство упоминать изволите об указе, запрещающем ввоз вина в Белоруссию, то и считаю я не последовал ли оный на Малороссию по просьбе городских откупщиков Белоруссии.

Василий Степанович Тамара прислал мне в гостинец кофе, уведомляя, что это самый лучший мока. Я осмеливаюсь при сем поднести оного вашему сиятельству, желая чтобы он вашему сиятельству был благоугоден.

С чувством истинного почтения и неограниченною преданностью имею честь etc.

Василий Попов.

2 декабря
1802 г.
Решетиловка

Милостивый Государь мой, Василий Степанович. Совестно мне, что я вас затруднял отыскиванием указа, который был мне нужен и не простил бы себе в том, был совершенно уверенным, что тоже беспокойство приняли единственно по дружественному расположению ко мне; за что приношу чувствительнейшую мою благодарность, как равно и за копию присланого вами указа по Лифляндской губернии, хотя он не совсем достаточен для моей надобности, но служит доказательством желания вашего удовлетворить мою просьбу.

Позвольте изъяснить здесь благодарность мою за присылку кофию, коим вам угодно меня наградить. Признаюся вам, что такого подарка не сделал бы и сам верховный визир, получающий бочки сего мока........... в прочем верте М. Г. мой что за первейшее удовольствие поставляю быть с искреннейшим и непременнейшим почтением навсегда М. Г. мой.

Кн. А. Б. Куракин. 1)

декабря дня
1802 года.

1) Переписка 1802 л. 95-99.

М. Г.
Князь Алексей Борисович!

И как помещик малороссиянин, благодетельствованный милостивым вашим о пользе здешнего края попечениями и как

24

житель Решетиловки до безконечности обязанный благословенным вашего сиятельства обращением, осмеливаюсь через сие засвидтельствовать о чувствах искреннейшаго и признательнейшей моей к особе вашей благодарности.

Податель сего донесения вашему сиятельству, сколько вы изволили оставить по себе сожаления и столь усерднее возсылаются желания о благополучном вашем возвращении. Полтава очень похожа теперь на сироту.

Осмелюсь препоручить себя продолжению милостивой вашей благосклонности и с искренним высокопочитанием при беспредельной преданности пребуду всегда etc.

Василий Попов.

Марта 5 дня
1803 г.
Решетиловка.

Милостивой Государыне Княгине и их сиятельствам княжнам приемлю смелость глубочайше мое почтение засвидетельствовать, вечную сохраню я в душе моей признательность новым ..... милостивого и снисходительнаго ко мне расположения.

На это письмо князь ответил:

М. Г. мой Василий Степанович!

Отзыв коим ваше Превосходительство почтили меня от 5 Марта доставил душе моей, истинно к вам прилепленной, то приятнейшее удовольствие, которое крайне трудно выразить, но все я чувствую и оценяю вполне, смея ответствовать вам м. г. мой равномерно за искренность благородных чувствований к вашим ласкам, обязательному памятованию княгини и детей моих; в соответствии онаго позвольте мне вашему прев-у в откровенности изъяснить, что привязанность страны, недавно со мной познакомленной, есть высшая награда я пожелать могу, в замен моих исканий приобресть общую благосклонность. Но вы, как коренной ныне обитатель любезной мне малороссии, быв житель решетиловский, даете первый опыт чувствовать успех в сем нелестном хотении моем все слышанное от вручителя сего приятного для меня письма вашего у только ..... желание мое ускорить возвращением моим в Полтаву; учащение вашего там присутствия теперь за ..... сиротство ее, а во время пребывания соделается мне новое и убедительнейшее доказательство

25

вашего ко мне благорасположения, продолжение коего поручил себя и пожелав вам всесовершенного здоровья и наслаждения всевозможными радостями и удовольствиями спокойной жизни, с истинным и неизменяемым никогда почитанием пребыть долгом и чести поставляю вашего превосход-ва etc . . . .

С. Петербуг
7 Апреля, 1803 г.

М. Г.
Князь Алексей Борисович!

Искреннейше и всеусердное приношу вашему сиятельству поздравление с благополучным в наш край прибытием; в отсутствии вашем боролись мы со временем, с болезнями и с саранчою. Зима у нас была и в Апреле, весны почти невидали а лето дождливое и грозное. Крайне жалею, что худое здоровье не позволяет и теперь исполнить мне долгу своего и лично уверить ваше сиятельство о чувствах истинного почтения и неограниченной к особе вашей преданности, к которым имею честь пребыть etc.

Василий Попов 1).

Августа 4 дня
1805 года.
Решетиловка.

Письмо П. Еропкина о Шафонском и ответ кн. Куракина.

Милостивый Государь мой, князь Алексей Борисович.

Позвольте ваше сиятельство зделать мне сие к вам отношение, я к нему приступить беру смелость по двум сопровождающим меня обстоятельствам. из которых первое благонадежность моя, неиспытанное мною, благоволительное к мне, вашего сиятельства расположение: другое же желание мое, чтоб подноситель сего, с давних лет, в дружеском со мною обязательстве нахо-

1) Переписка, 1805 г. л. 270. Это были годы (начало прошлого века), когда саранча свирепствовала в Малороссии, о чем см. наш труд: и Очерк деятельности кн. А. Б. Куракина и статью П. Н. Маламы в настоящем выпуске.

26

дящейся, господин стацкой действительной советник Шефонской, ныне под управлением вашем состоящей принят был и содержен в милости вашего сиятельства тем и другим предводим бтдучи поставляю за долг, покорнейше просить обобращении на то, благодетельного соизволения вашего, чем не только его, ваше сиятельство осчастливить изволите но и я останусь навсегда с найпризнательнейшею и вам милостивый государь мой благодарностью и соожиданием в том себе одолжения сотменным истенным высокопочитанием и приверженностью, имею честь непоколебимо пред остаться.

М. Г. мой
вашего сиятельства верно-покорнейший слуга Петр Еропкин.

7. 10-ое Января
1803 года
Москва.

Милостивый Государь мой Петр Дмитриевич 1)

Принося вашему высокопревосходительству искреннейшую и чувствительную благодарность мою за ту доверенность, каковою в обязательном отзыве вашем от 10-ого сего месяца вы милостивый государь мой! меня почтили; не менее признателен я и за доставленный вместе с тем случай: покороче и ближе познакомится с одним из самых почетнейших здешних чиновников и по летам и достоинствам личным, каков действительно знакомец ваш здешний господин генеральный судья Афасий Филлипонович Шафонский, верьте ваше высокопрев-ство вседушной готовности моей быть ему полезным; и что вменю я собственно в особливое, удовольствие имея честь быть проч. 2)

Чернигов
Февраля 2.
1808 года.

1) Переписка 1803. л. 8-10

2) Еропкин Петр Дмитриевич, сенатор, генерал-аншеф. Он усмирил бунт в Москве во время бывшей там чумы, за что получил Андреевскую ленту и 4000 д. крестьян, но от которых отказался.

Шафонский Афанасий Филиппович, председатель уголовной палаты в Черниговском наместничестве. Воспитывался в Лейденском, Галльском и Страсбургском университетах, доктор прав, философии и медицины. Его труды: Топографическое описание Черниговского наместничества изд. М. О. Судиенком в 1851. "Описание о бывшей в Москве язвы и о всех средствах употребляемых для ее прекращения."

27

Письмо Шафонского.

Сиятельнейший Князь
М. Г.

Общие уверительные слухи о проезде Вашего Сия-ва через Сосницу понудили меня, не дожидаться вашего в Чернигов пре-бытия и поспешить сюда, чтобы иметь честь, тут Ваше Сиятельство встретить и поднесть о делах генерального суда, с 14 Генваря по 1 Июля, Рапорт. Лишась сего лестного для меня случая и чести и по причине приключившейся от ушибу на ноге болезни препятствующей мне лично вашему сиятельству поклониться, подношу оное донесение при сем и поручив себя в высокое и милостивое Ваше покровительство и благоволение честь имею со глубочайшим и преданнейшим быть высокопочитанием и благоволением М. Г. Вашего Сиятельства всепокорнейшим и всепреданнейшим слугою.

Афанасий Шафонский.

Сосница
Июля 11 дня
1805 года.

М. Г.

Благодарю Ваше Превосходительство меня отзывом вашим от 11 июля с приобщением о донесениям о делах генерального суда. Чувствительно сожалею, что болезнь попрепятствовала вам прибыть в Чернигов и я не имел удовольствия видеться с вами а желаю через сие вам М. Г. мой полного здоровья, тем на всегда с искренним и непрестанным почтением etc.

Чернигов
Июля 15 дня
1805 г.

1) Переписка 1805 г. л. 21 и 283.

Увековечение открытия Полтавской губ.

Сиятельнейший Князь
М. Г.

В бытность мою в Полтаве, имел я честь быть у Вашего Сиятельства и удостоиться как особого благоснисхождения, так и между прочим и изъяснений, о желании запечатлеть памят-

28

ник новоустроения Полтавской губернии для грядущих времен в новозаведенном саду на дереве волоськаго ореха. Ведя заключение, сколько Ваше Сиятельство изволите, безпокоиться о утверждении начал общаго благоденствия, на незыблемом основании, для всегдашняго продолжения, я осмеливался зделать мои малые приключения и нашел, что прозябшая в прошлом 1802 годе столетняго растения — отрасль, имеющая естественное свойство через 100 лет процветать, будучи сохранено могла бы к тому достойно послужить, дабы потомкам ознаменовать конец столетия и начало отрождению Полтавы, в покровительстве Вашего Сиятельства. Почему сего растения две отрасли и имею честь при сем препроводить з сад Вашего Сиятельства вменяя за счастье, ежели мое слабое соображение для Вашего сиятельства приятно будет. В сей смелости нижайше прошу меня извинить и верить моей искренности и обязанности к Особе благонамерениям и Высокому характеру Вашего Сиятельства. Впротчем с глубочайшим etc. 1)

Иван Месон.

1803 года
Сентября 7
Диканька.

Ответ:

М. Г. мой
Иван Родионович!

Благодарю вас усерднейше за доставление мне редкости заключающейся в двух отраслей столетняго дерева. Я прошу вас, Государь мой, быть уверенным о моей всегдашней к вам признательности и истинном почтении etc.

Сентябрь 8
дня
1803 года.

СИЯТЕЛЬНЕЙШИЙ КНЯЗЬ
Высокомилостивейший Государь, Благодетель и Покровитель!

Освящаются во первых прекрасный довлеюще к природе своей хозяини, восходящаго на горизонте солнца яркою блистательностию с тем, чтоб сообщить после от такова света и мрач-

1) Переписка 1803 г. л. Месон был управляющий имениями графа В. П. Кочубея, и жил Диканьке.

29

ным долинам части леноты своей и есмь соделать их нажити творными. Так точно и ты, сиятельнейший князь!., будучи еще в святейшей утроби святейшия Матери твоей, немерцающим сонцем великим Богом просвещен, а после священнейшими монархами, наконец ныне царствующим Христом Господним великим Александром, как бы некий прекрасный холм блистательностью великой чести и славы освещен, светити всегда советом великих милостей и покровительства твоего, как бы мрачным долинам, вверенным тебе народам, образуя сим общее и свое их истинное блаженство.

Читает сию достопамятную преславную картину небо! пишет святейшее имя твое в книгу блаженныя вечности!, умножает щастливо век Твой и сим удивляет милости своей на Тебе.

Что ж остается облагодетельствованный тобою сказать? Они все без изъятия к живейшей благодарности сердца, уподобляя Тебя ..... в евангелии Христом, милосердно обязующему струны горестно стенающих сердец самарянину воздвигают тебе памятник безсмертного прославления, чтоб и мне удостоиться быть в тебе щастливаго народа участи, приемлю смелость наипаче к наступлению новаго года, с подобающим благовением, как бы пред лицом твоим, издали повергаяся пред тобою, провозгласить — сколько острота серпа в лете классов жнется, столько щастливых годов князь наш да живет.

Не возгнушайся сиятельнейший князь! сим моим убогим приношением и позволя в святейших недрах сердца Твоего обрести хоть едину каплю силоамской священной воды, врачевати совершенно могущей и тело и душу бегущих к ней, в вечное прославление Святейшего имени Твоего. Сиятельнейший князь и проч.

Протоиерей Даниил Шаржинский 1)

1804 г 8 января
Нежин.

На этом письме написано, вероятно, по приказанию кн. Куракина, следующее: "с подобными изречениями, сплетением слов не вразумительных, за поздравление непонятное, благодарить образом непонятным". Ответа на это письмо в делах нет.

"В величайшем радостном восторге получаю сей день высокопочтеннейшее вашего сиятельства писание!.. в величайшем

1) Переписка 1804 г. стран. 32 и 33.

30

радостном восторге нахожу в нем высокия милости ваши благоволения ко мне!., в величайших и чувствительнейших всея души и сердца коего благодарениях, прославляю и прославять по гроб мой не престану; великоблагодательное святейшее имя ваше! в величайших благоговеяниях подвергаюсь в животворную купель живодателенаго покровительства вашего навсегда и верховнейшим своим блаженством почитаю дожизненно пребыть сиятельнейший князь вашего сиятельства высокомилостивейшаго Государя Благодетеля и покровителя всеуниженнейшим слугою.

Протоиерей Даниил Шаржинский 1)

1805 г.
11 января
Нежин

Письмо Герсеванова.

СИЯТЕЛЬНЕЙШИЙ КНЯЗЬ!

Будучи удостоен милостивым Ея сиятельством с любезными детьми посещением, приношу вашему сиятельству истинную и совершенную благодарность. Любезные гости пожаловали ко мне у вечеру в 7 часов, препроводили вечер взадумчивости, разлука ваша им чувствительна. А поужинали в 10 часов и скоро приняли отдохновение, сегодня в 8 ч. проснулись и в 9 ч. отправились в путь, огорчение их от того больше что услышали яко бы ваше сиятельство по выезде их запечалились и нездоровы, в таковых случаях вашему сиятельству печалиться не надлежало. ваше здоровье и долголетняя жизнь не токмо им, но и весьма многим надобна. Душевно и усердно желаю чтобы ваше сиятельство были здоровы, веселы и многие годы благополучны с глубочайшим высокопочитанием etc.

Георгий Герсеванов. 1)

Октябрь 27
1804 года.
м. Великие Будище.

На этом письме князь написал: "благодарить за услужение и ..... сказать, что здоров, хотя сильно огорчен" (?)

1) Переписка 1805 г. л. 66.

1) Г. Помещик, имел чин Д. с. с.

31

Письмо Гр. Михаила Гудовича.

М. Г. мой
Князь Алексей Борисович!

Сделав себе законом непреложным почитать вас искренно а потому и говорится вам, что чувствует душа, не могу утаить то известие восхитившее сердце мое нащет почтеннейшаго князя Александра Борисовича 1) как меня, так и благодетеля моего ..... образом обмануло, ибо в полученном письме из

Петербурга написано было, "пожалован в Канцлера" а потому мы и не могли вообразить итого канцлерскаго места, как давно всем известного имеющаго с собою чин фельдмаршала, но ныне к крайнему неудовольствию нашему слышим, что князь остался в чине второго класса и мы весьма обмануты, вот мой Милостивец исповедь приверженнаго вам сердца.

Не знаю известно ли вашему сиятельству, что великий князь Константин Павлович десятого числа настоящаго месяца приехал в Вену, о чем пишет граф Андрей Кириллович 2) Графиня ..... приехавшей сюда из столицы говорит, что носитца слух яко бы хотят вам труда прибавить поручением и тех губерний, коими управляет генерал Фенч, если это справедливо, известите меня, который есть и вечно будет душею и сердцем ваш преданный etc.

Михаила Гудович.

1802 г.
Октября 24.
Батурин.

На этом письме князь Куракин написал: "благодарить за все, но не за обещание трех губерний: ибо и двух много очень" 1).

Письмо С. К. Вязьмитинову.

М. Г. мой Сергей Козьмич!

Считая на обязательнейшее вашего высокопревосходительства, что учащаемыя мною к вам просьбы ни единожды опрокинуты

1) Кн. А. Б. Куракин, известный государственный деятель и канцлер († 1818 г.) родной брат кн. А. Б. Куракина.

2) Андрей Кириллович Разумовский. 1) Переписка 1802 г. л. 38.

32

не были; я предприемлю сам преклонить внимание ваше М. Г. мой . . . к подносителю сему бывшему в полтавском мушкетерском полку шефом г. генерал-майору Дмитрию Васильевичу Аникееву, получившему самую несчастную отставку, горестные обстоятельства его сами собою сильны подвигнуть вашу чувствительность; но я не могу токмо сим искреннейшим образом засвидетельствовать вашему высоко-ву, что по прибытии моего в Полтаву я нашел столько в целом городе к нему любви и благодарной памяти от всего дворянства, всех чиновников и прочих состояния; что без наилучших качеств приобрести его нет ни единой возможности. Милость одна может спасти его а я имею честь повсюду и навсегда с ... и совершенным почтением etc.

Полтава.
Июля 4 дня
1802 г.

В чем состоялась вина Алексеева, неизвестно. Такое же письмо кн. Куракин написал Д. П. Трощинскому, госуд. деятелю того времени.

Кн. Куракин, проживая в начале 1803 г. в Петербурге просил Андрея Филипповича Сахновского купить для него в Решетиловке смушки.

А. Ф. Сахновский писал князю в марте месяце того же года, где говорит о торге смушками в этом местечке.

СИЯТЕЛЬНЕЙШИЙ КНЯЗЬ
Милостивейший мой отец.

От 18 февраля имел счастье 4 числа сего Марта получить вашего сиятельства приказание исполнить спеша личное для меня препоручение, поехать в Решетиловку, в ней нашел не только наших разногородних купцов, но молдаванов, Венгров, и Задунайских греков искупающих смушки трех доброт, сии промышленники весь великий пост проживая покупают ежедневно, ибо мужики и бабы малыми частями со всех окольных мест почти в 4-х поветах сказать; для количества ж вашим сиятельством мне назначенного, должно бы прожить с неделю, а тех купить на выбор никак не можно, у них десяток сотенную пачку спрашивает.

Благотворитель мой Василий Степанович узнавши, что я выбирая, приставая и приноравливаясь к ценам, пожурил меня

Переписка, 1802 г, л. 14 и 15.

33

за секретное умолчание и побранил крепко, что я берусь не за свое дело, запретил мне покупать, а велел ехать в Полтаву, а призвавши знатоков, приказал первой доброты нами выбранной искупить сотню; сие число с своим племянником Петром Григоровичем Г-м Евреиновым следующим в Петербург по его надобности, доставить вашему сиятельству, давши прежде придворным скорнякам выделать и подобравши сшить мех, а не разсудил сырыми овчинками переслать к домоправителю, дабы моль не повредила. О семь донося вашему сиятельству до издыхания пребуду с глубочайшим высокопочитанием и неограниченною приверженностью etc.

Андрей Сосновский.

Марта 10 ч.
1803 года
Полтава.

Князь Куракин благодарил его за исполнение поручения, но остался недоволен, что С. обнаружил желание князя приобрести смушки. "Не могу, однако ж, не заметить вам, что вы исполнив сие столь хорошо, отнюдь исполнили не по моему разположению, обнаружив хотение мое о смушках тому, кто не допустил к покупке их, так как вы мною были прошены".

СИЯТЕЛЬНЕЙШИЙ КНЯЗЬ
М. Г.

Князя и мне удалившемуся из моей отчизны, нечувствовать сколько велико сему краю, совершили ваше сиятельство благодеяния, исходатайствовать разрешение продажи козачьих земель и положив преграду ищущим козачества, в течении другого столетия от присоединения Малороссии, перваго еще послал Бог вас начальника, который при образовании онаго, на пользу общую и государственную, зыждет незыблемое блаженство моих соотчичей, да принесут оные вам, сиятельнейший князь, великому благодетелю, в жертву сердца свои, исполненные истинной и нелицемерной благодарности познают, скрыв некоторые чешую из глаз своих, великость благодеяний, многими необозримых

34

и предадут оные потомству, а я в старости моей исполняясь живейшим к вам чувств и душевной признательности, возсылаю ко всевышнему молитвы да продлит вашу безценную жизнь для блага общаго; укрепить ваше здоровье, и да будет на веки великое ваше имя, славно и препрославленно. Сим одним заключает сие, честь имеющей быть с истинным высокопочитанием и глубочайшею преданностью etc.

Иван Селекий 1)

Февраля 18
1804 года
Р. Новомосковск.

Письмо Аркадия Ригельмана.

СИЯТЕЛЬНЕЙШИЙ КНЯЗЬ
М. Г.

Зделанный в Черниговском ремесленном училище, по заказу вашего сиятельства серебреный самовар, с приложением счета составленного при оценке комитета, при сем честь имею препроводить. Докладывая при том, что данной два образца медной самовар остается еще здесь и в непродолжительном времени будет также доставлен. По случаю не скораго окончания в работе вышеупомянутого серебрянаго самовара, осмеливаюсь сим просить покорнейше у вашего сиятельства, милостивого снисхождения. Единственная тому причина была продолжительная болезнь мастера серебряных дел. С глубочайшим почтением etc.

Аркадий Ригельман 1)

1815 года
Марта 31
Чернигов.

На нем князь написал: "деньги послать, работу похвалить и за присылку благодарить. Самовар обошелся в 269 р. — 35 к, асс. На него издержано 5 ф. 50 зол. серебра. Золотник серебра ценился в то время 32 ¾ к. асс.

Черниговское ремесленное училище учреждено самим кн. Куракиным, о чем см. нашу статью: "Черниговское ремесленное училище" (Киевская Старина).

1) Переписка 1804 стр. 90.

1) Переписка 1805 г. л. 168 — 169.

35

Письмо И. Судиенко.

ВАШЕ СИЯТЕЛЬСТВО
Милостивый Государь!

Чувствительно сожалею, что ваше Сиятельство весьма на короткое время домышко Мой осчастливили Своим Милостивым посещением, да дарует мне Господь Бог то еще щастье, чтобы я удостоился такового начальника Милостивого и Благотворительного всем видеть в моем жилище; не ласкательно, а беспристрастно докладываю вашему сиятельству, что вы не возвращением в наш край величайшее оскорбление причините всем а паче безпомощным людям для которых вы, М. Князь Отец и покровитель. Но если всевышнему будет угодно предать ваше Сиятельство в волю Монарха, то и вы там покровительствовать и благотворить всякому никогда не откажите и воле божеской противится не пожелаете. Простите великодушно мой милостивый начальник, что я осмелился через сие несколько ваше сиятельство побеспокоить, прошу всепокорнейше осчастливить меня яко душею и сердцем ваше сиятельство почитающего извещением о здоровьи вашем. Я сочту то заботливой знак отличнаго ко мне благоволения, пребывая по конец моей жизни с должным высокопочитанием и душевною преданностью etc.

Иван Судиенко.

1 марта
1805 года
Новгород-Северский.

На этом письме князь написал: "благодарить с учтивыми изъяснениями".

Письмо Киевского Губернатора
Петра Прокофьевича Панкратова.

Сиятельнейший князь
М. Г.

Считая теперь ваше сиятельство в Санкт-Петербурге и имею на вас как на истиннаго моего благодетеля крепкую надежду,

36

осмеливаюсь прибегнуть к вам с следующею всепокорнейшею просьбою.

С сею же почтою пишу я ко графам Виктору Павловичу и Алексею Ивановичу Васильеву о исходатайствовании мне высочайшей милости в том, чтобы пожалованная мне в 1803 г. в Киевской губернии аренда из 500 д. состоящая обращена была вместо кондиции на которой она дана то есть, пока я в сем месте губернатором пробуду, на урочное время буде можно на 25 лет, чтобы и дети мои сею милостью могли еще попользоваться, а буде нет, то хотя на 12 лет без платежа аренды, таковые просьбы требуют подкрепления, вы изволите знать частию мое положение с тормасовым, вы изволите знать совершенно и мою душевною к вам преданность, ровно и то, что кроме вас я покровителя не имею. вам милостивый Государь, при обыкновенных ваших о своих подчиненных ходатайствах стоит только сказать доброе слово за соседственного губернатора, оно безсомнения может составить мое и всей моей семьи счастие.

Вашему великодушному сердцу оставляю о сей просьбе ходатайство, а мое дело только сохранять в моем о всех моих домашних беспредельное почитание и душевную преданность с нами как был так и всегда пребуду etc.

Петр Панкратьев.

Киев
27 февраля
1805 года.

На этом письме князь Куракин написал: "с охотою приемлю и буду стараться", о чем и написал губернатору письмо из Петербурга. Письмо это интересно в том отношении, что указывает на пожалование в начале прошлого века аренды крестьянскими душами 1)

МИЛОСТИВЫЙ ГОСУДАРЬ
Князь Алексей Борисович!

Через газеты узнал я о проезде вашем через Москву в Петербург, о носящихся здесь по деревням слух уверяет нас, что вы останетесь навсегда в Петербурге и будто граф Кочубей заступит место графа Александра Романовича а вы

1) Переписка 1805 г. х. л. 134-135.

37

заступите место графа Кочубея. Я сего желаю истинно для государственной пользы, признаться надобно что и мне худо не будет, но ежели сего и не сделают и ежели вам возможно, когда вы были генерал прокурором, я столько не имел к вам прозьб, сколько ныне, которые прошу рассмотреть со вниманием и первое еще при открытии экспедиции государственнаго хозяйства и домоводства просил я земли на Кавказской линии и потом еще просил............... прошу ваше сиятельство все сии бумаги взять разсмотреть. А пожалование мне земли истинно сие составляет государственную и мою пользу государственнаго и частных людей убытку не составит, а сие б составило достояние детей моих.

Именитой гражданин Василий Алексеевич Злобин уверил меня в прошлом году, что он возьмет у меня вина двадцать тысяч ведер, но не взял ни ведра, что я довольно понес убыток, но дело невозвратно мое я прошу ваше сиятельство усовестить Злобина, чтобы он взял на будущие три года до двадцати тысяч ведер ..... по той же цене почему он у прочих покупает и приказал бы в оном со мною заключить контракт поверенным его вольским купцом и ежели на сие его воля будет, написал бы в Вольск к поверенному о заключении со мною контракта, сделайте милость возьмите от него письмо и ко мне прикажите доставить.

Я уже заготовил вашему сиятельству, когда вы будите на месте Виктора Павловича множество прожетков касательно государственного хозяйства, простите мне милостивый князь, что я пишу к вам, как думаю, но в душе моей чту вас весьма высоко, желаю вам добраго здоровья и щастия, уверен совершенно что все оное послужит ко государственной пользе а я с истинным моим почтением и вечною преданностью пребуду навсегда etc. ........... (подпись фамилия не разобрана) в роде "Столыпина".

16 Марта
1803 года.

На этом письме кн. Куракин писал: "благодарить за воспоминание и дать знать, что все вздор, некогда приехать по делам и скоро еду, не надобно начинать дело, от онаго уходить, я землю немного вскопал, теперь надобно пахать и потом сеять

38

и ...... потом всходы снять, а после уже думать ..... другой службе.

(Далее трудно разобрать.)

Письмо С. М. Кочубея.

Сиятельнейший Князь
МИЛОСТИВЫЙ ГОСУДАРЬ!

Известился я от Его Превосходительства Александра Борисовича 1), что Ваше сиятельство изволите в следующем месяце прибыть сюда. Сколь сие меня купно со всеми здесь обрадовало, столь и опечалило в разсуждении моего дому коего отделку я приступил окончить, предполагая возвращение вашего сиятельства не так близким.

Теперь крайне боюсь, чтобы скорость сия не лишила меня счастия принять в оном ваше сиятельство, почему и приложу все мое старание, дабы как можно скорее привести оный долг к окончанию, а в случае, по непредвидимому мною чему либо, неуспеха в сем, яко полухозяину и ныне мною занимаемому Тишевскаго дому, приготовить оный для приезду вашего сиятельства. Честь имею быть и проч.

Семен Кочубей 2).

Сиятельнейший Князь.

Неуспел приехать к своему месту: как слух приятно меня встретил об вас, о если б вы знали, как вас полюбили заднепровское дворянство: то верно б душа ваша радовалась бы; мне есть случай их мысли узнавать для того что моего поста никто не минует и всегда ко мне заезжают как малые так и большие и я могу похвалится и меня полюбили: теперь у них по большей части разговор об вас и об княгини, об княжнах: сказать обо всей фамилии вашей о более более о делах ваших: Как-то о церемонии каковой никогда прежде в

1) Губернатор Сонцев.

2) С. М. Кочубей, богатый помещик. Он говорит о доме, где ныне полтавский женский институт.

39

Полтаве не было: о достопамятной вещи монумента, о богоугодных заведениях, о воспитании сирот, о призрении дряхлых и увеченных и обо всем формально трактуют; как княгиня с княжнами за столом седела с старушками с нищенками при освящении, можно сказать в сякой шаг ваш дорого ценют и до небес вас выхваляют и говорят ежели бы нам бог дал такого любезного начальника, мы бы больше ничего не желали: а мне любо любо слушать: некоторые хотят своих детей посылать в Полтаву в место кадетского корпуса: только не знают будутли принимать из чужой губернии, я их заверил, что воспитание, науки, ни чем не хуже будут в Полтаве как в кадецком корпусе, которые дворяне были в Полтаве теперь: то говорят кто был за год в Полтаве прежде, тот теперь ее не узнает, ибо он великие чудеса Князь делает, что слышал то и доношу, а кременчугское правление плохо.

Сиятельнейший князь остаюсь нижайший и преданный слуга

Михайло Куханской. 1)

(фамилия не ясно написана)

На письме князь написал: "спасибо за столь приятное извещение".

Письмо М. М. Сперанского.

М. Г.
Князь Алексей Борисович!

Г-н Пасхалов определенный обер-форштнейстром в Полтавскую губернию отправился к должности, просил меня представить его вашему сиятельству. Я не мог отказать ему в сей просьбе и сам приемлю смелость испрашивать ему благосклоннаго вашего внимания. Я знаю его человеком весьма добрых правил и знаю довольно верно потому, что я с ним вместе учился.

1) Переписка 1804 г. л. 266. Кто был автор этого письма и какое место занимал в Крюкове, не знаем, Автор говоря о церемонии, разумеет открытие богоугодного заведения. Он не был осведомлен о школах в Полтаве, в то время в ней было только поветовое училище.

40

С совершенным почитанием и душевною преданностью имею честь быть etc.

Михайло Сперанский.

в С. П. бурге
Апреля 11 дня.
1804.

Ответ:

Г. Поспелов определенный в обер-форштнейдеры Полтавской губернии у меня явился с вашею об нем рекомендацией, друг мой сердечный, и в чиновнике сем, я конечно не оставлю во всех случаях принимать участие по тому удостоверению его достоинства, которое от вас имею и уважаю.

Пребывая навсегда к вам с искреннейшим почтением и проч. 1)

Сиятельнейший Князь
М. Г.

Среди общего удовольствия дворянства и радостных криков, благословляющих особу вашу за милостивое исходатайствование указа Правительствующего сената, в содержании котораго велика душа ваша, разрешившая все сомнения, в исках о казачестве; пресекшая ябеду и возстановившая покой повсюду, ясно открыта, еще придержаны были уста мои живейшею благодарностью, к благодетельному и имне вашего сиятельства как в полученном предложении вашем от 26 исшедшего декабря к.......... проявили милость нам, ваше сиятельство, проявили, испрошением Высочайшаго соизволения быть при маршальских делах по два человека и считаться им в действительной службе.

Сиятельнейший князь! время вашего начальства в Малой России считаться будем, одними днями, ознаменованными вами или учреждением чего на общую пользу или излиянием милости покровительства и слава ваша пройдет от рода в род и пребудет во века. Позвольте сиятельнейший князь принесть вам поздравление мое в наставшим обновлением времени, всемогущий Бог, да подасть нам здравие, силу и крепость для пользы и счастия всех вам подчиненных.

1) Переписка 1804 г. л. 226 и 227.

41

Есмь с истинным высокопочитанием и душевною преданностью по конец моих дней М. Г. etc.

Григорий Почепа.

Генваря 1 дня
1804 г.
Нежин.

Письмо Кн. Куракина А. Б. Козачковскому.

М. Г. Алексей Федорович!

Приятный отзыв вашего прево-ва от 8 марта я имел удовольствие получить, в котором вы меня изволите уведомлять об отъезде вашем в Малороссию; изъявив мое в том порадование, скажу вам, что поселение ваше в Полтаве доставило бы мне больше удовольствия и способы дать вам место для дома в рассуждении пространства Губернскаго города, где и самая дешевизна в жизни еще больше ..... в Кременчуге, что упустил ......пребываю etc.

С. Петербург
Апреля 16. 1803 г.

А. Ф. Козачковский поселился в Кременчуге, где в последствии приобрел дом. Где он служил раньше, не знаем, но, видимо, занимал видный пост, если имел чин д. с. советника, что давалось в то время редко. Видно ему покровительствовал кн. Куракин. Он просил его выяснить вопрос о завещании генерал-поручика Черткова и бригадира Адабаша (см. наш труд — очерк деятельности кн. А. Б. Куракина, 103-108). Впоследствии, А. Ф. Козачковский был при Куракине полтавским губернатором, но он не оправдал доверия князя. Постройка немецких колоний в Полтавской губернии, где это дело дурно велось, было не мало злоупотреблений, что послужило причиной увольнения его от службы, (см. об этом наш труд: немецкие колонии в Полтавской губернии, Х-й вып. трудов Полтавкой Арх. Комиссии). К. скончался в Кременчуге в 1820 году.

Просьба генерал-майора П. А. Яковлева о пожаловании
ему Графского титула в виду его родства с Царствующей
династией.

Генерал майор П. А. Яковлев, начальник Кременчугской

1) Переписка 1804 г. стр. 4.

42

комиссариатской конторы подал 15 Декабря 1802 г. следующее прошение генерал-губернатору князю А. Б. Куракину.

Ваше Сиятельство
М. Г. и Благотворитель
Князь Алексей Борисович!

Был уверен самыми опытами в Милостивом ко мне благорасположении Вашего Сиятельства, всепокорнейше прошу Удостоить меня вашим советом в Нижеследующем:

Я намерен представить к его Величеству краткую записку о всех отличиях и важных приращениях кои поступили и поступает в казну за время моего управления Херсонскою, что ныне кременчугская Коммисия и потому оную записку осмеливаюсь Представить на Благоразсмотрение Вашего Сиятельства. Полагая же несомненную надежду что ваше сиятельство не обременитесь и во 2-м обстоятельстве подать мне ваш совет покорнейше прошу удостоить возрением Вашим не мою родословную при сем Препровождаемую, в коей изволите между кружков усмотреть, что у Захария был сын Яков Захарович от коего Произошел наш род, а 2 сын Юрия от него Пошли Романовы а от сего род Петра Великого.

Многие советуют мне как старшему из 4-х братьев просить Государя о всемилостивейшем пожаловании нам достояния Графского, но я к сему не прежде приступлю как Ваше Сиятельство изволите подать на сие Ваш Совет, о чем я всепокорнейше прошу.

Простите великодушно Ваше сиятельство что я Вас Во всем до меня относящемся Обеспокаиваю.

Но не поставляя в сердце моем никово превыше особы вашего Сиятельства, следовательно и ничей Совет дли меня столько уважителен быть не может, как Ваш.

В Протчем с Чувствиями Глубочайшаго высокопочитания и душевноречною Приверженностью пребыть честь имею etc.

Петр Яковлев.

Декабря 15 дня.
1802 г.
Кременчуг.

43

При этом генерал представил экстракт в комиссии кременского провиантского Депо, учиненной из дел о приращениях в пользу Высочайшего Е. И. В. интереса распоряжениями генерал-майора Яковлева за время управления его тою комиссией, от понижения цен и от других "по предусмотрительности его хозяйственных оборотов зделанных." Вот в чем состоял его экстракт. Он сэкономил, будто бы казне, от покупки провианта в 1799-1802 г. 427230, от приготовления натурою и предоставлении на полковые попечения кавалерийских и инфантерейских и казачьих полков лошадям фуража — 115983, от построения новых и починки старых магазинов — 32778 р., от перевозок сборного провианта и из запасных в расходные магазины, в сравнении с платимыми в прошедшие годы — 68418, от постановления с постановщиками в обережение казны полезных для оной и кондиции по которым казна в другом случае понесла бы противу постановленных цен — 85364 р., об осмотрительной поверки вновь сочиненной с 63-мя полками за разные годы с почитаемым ими на провиантском департаменте за правиант и фураж денежных претензий, разчетов в сравнении справочных постановленных цен от понижения и от других неправильно ими начисляемых сумме — 523881 р. По особенной "предусмотрительности" генерал-майора Яковлева приобретено: 1) от покупки 6000 п. муки и 1000 четв. круп без всякой нужды единственно дешевости цен который хлеб заменен был в последующее время нового приготовления и противу обошедшихся оному цен сделано понижение — 11805 р. 2) от соглашения продавцов и транспортировщиков провианта из договоренных и утвержденных уже Цен на добровольную уступку составленную на 18735 р., по его же генерал-майора Яковлева настоянию в обращении малороссийского сборного хлеба в ведомство провиантское, который со стороны градского начальства назначен был дешевыми ценами к продаже и за сим заменил уменьшить новое приготовление провианта, обходившегося превосходными ценами а через то составим пользу казне на 650696 р. а всего на 1349263 р.

Сверх того, в течение четырехлетнего времени, благодаря Яковлеву неусыпными трудами открыто взысканий на разных казенных местах и лицах на 2637322 р.

44

Этот документа, представленный генералом Яковлевым, интересен. Если, действительно цифры эти верны, что сомнительно, то ставить в заслугу честное отношение к делу и представлять его как мотив к пожалованию графского титула, конечно, не делало честь генералу. Если цифры эти не фиктивны, то какое воровство существовало в провиантской конторе до заведования ею генералом Яковлевым?.

Этот "экстракт" писал Козбулатов, а также и письмо т. е. ходатайство и Яковлев просит князя о его вознаграждении. И Прилагаемое письмо к вашему сиятельству Г. Казбулатова обнаруживает его делание, хотя при последнем издыхании, ибо ему более 70 лет, удостоиться милостивым предстательством вашего сиятельства получить или чин титулярного советника, чему есть как видно из газет примеры или ежели сие встречает затруднения, то хотя медаль с надписью "за полезное" в протчем в руки благотворной вашего сиятельства всякое лание будет благо и всяк дар совершен.

В том же месяце, княз Куракин ответил генералу:

М. Г. мой Петр Алексеич.

Все отзывы ко мне ваши получены мною, за одинаково сильный и ощутительнейший довод, ценной весьма для меня вашей ко мне доверенности — соответствуя оной душевной моею благодарностью по содержанию их имею сказать; о дворянине Козбулатове есть ли случай и обстоятельства дозволят, не премину исполнить вам угодное. Предполагаемое вами представление Его И. Величеству о важных приращениях по управлению вами сделанных, нахожу я покрепленными такими сильными и очевидными убеждениями, что при малейшей удобности есть ли вы на чье нибудь покровительство надеяны в том; конечно обратите к вам всесовершенное благоволение и милость монаршую, яко заслуженные совершенно; но между тем со стороны моей я мимоходом записку вашу прочту и покажу находящемуся здесь по высочайшему повелению г. генерал-лейтенанту князю Дмитрию Михайловичу Оболонскому 3-му, который в собственной свите Его Величества и в непосредственной должности.

На счет изпрошения диплома графского, встречаю я некоторые затруднения, чтоб объяснить всю подробность прав ва-

45

ших Его И. Величеству и по редкости ..... на случаи подобныя, но естли особенные связи ..... к вам на сие какую

либо стезю, что зависит от вашего рассуждения, предпринять ли на сие попытку или нет.

За доставление сведения о дополнении в Кременчугской полиции, хотя оныя несколькими днями и опоздало, по отнесении уже мною всеподданнейшаго на счет сей представления, на что совершеннейше вам благодарен и основания применений ваших весьма нахожу согласующимся с соответственными моими предположениями.

Будьте в прочем удостоверены, что совершенно мне приятно иметь случай и возможность ...........к вам не поколебимое и совершенное мое к вам почтение, а те чувствования привязанности с коимия был и престану быть вашего пре-ва etc 1)

Спасение Лужанским погибавших и его благодарственное
письмо кн. Куракину за награду.

В Ноябре месяце 1804 года крюковской береговой смотритель Лужанский совершил геройский подвиг. 11 Ноября отправились из Кременчуга в Крюков на пароме и при них 14 повозок с клажею, 18 волов и одна лошадь. На половине пути, этот паром был затерт льдом; погода была крайне дурная, была страшная метель, подойти к парому ни по льду, ни суднам нельзя было. Положение людей было тяжелое, они могли замерзнуть. Лужанскому и лоцманскому атаману Щербаченко удалось их спасти, не погиб даже скот и багаж. О таком подвиге, сопряженным с опасностью для жизни, кременчугский полицеймейстер донес генерал-губернатору князю А. Б. Куракину, который представил их к награде.

Лужанский получил чин губернского секретаря, а Щербанченко 200 р. Лужанский счел долгом поблагодарить кн. Куракина и отправил ему 14 Апреля 1805 г. письмо;

Сиятельнейший Князь!
МИЛОСТИВЫЙ ГОСУДАРЬ

Я и атаман Щербанченко повергаем себя предстопы вашего сиятельства и благодарим: во первых Бога, во вторых вас,

1) Арх. Губ. Правл., переписка 1802 г. св. 39, № 358, стр. 80-86. На этого генерала был донос, его обвиняли в лихоимстве. Дело разбиралось в суде, но Яковлев б. оправдан.

46

дай бог вам то чего мы вам желаем. Я получил чин! атаман деньги, мы оба зафтуе молебен будем служить за здравие ваше и всей фамилии вашей. Я выменил себе образ Алексея божьяго человека 1), когда умру, велю себе тот образ на грудь положить, чтобы прах мой то имя прикрыло, которое и в жизни меня миловало! — не мне одному должно образ выменять, а ..... а многим, многим. Но бог с ними.... Монаршая милость, которую мы получили: сколь она громка, что лоцмана которому прислано 200 руб. на руках носит прочие его товарищи и пьют вино стаканами и не допивают всего, а выливают вверх! и кричит: здравствуй князь Куракин, ура; ура, ура у меня не берегу бахусу отдают трехдневное торжество! теперь ежели на Днепре случится какое несчастье, чего боже сохрани, то всяк в воду бросится и стараться будет отличиться; во многих домах желают ваш портрет иметь; и просили меня, не можно ли как нибудь достать; но я не осмелюсь вам в том беспокоить — у нас назные слуху были, якобы на место вас Хорват, но теперь изчесли; ведь Меер был у нас в Кременчуге и сказал что пришел в Полтаву и что вы уже в

Петербурге: а у нас сердце замирало, мы слышали, что вы в Москве сильно были нездоровы и мы как сумасшедшии были: но теперь, слава Богу мы слышим, что вы здоровы, также Меер рассказывал, что князь Борис Алексеевич едет в чужие края!.. ах, фал фал!... бох ему спутник!

У нас еще слух был пронеся: что любезнейшая наша княгиня в Москве была больна: умерла и вы были то для того в Москве так долго жили — каково было моему сердцу слышать — признаюсь вам, что горько заплакал... но после опять другие слухи пошли!., четвертого дни проехал дюк деришеле и я его проводил чрез Днепр, он много удивлялся вашим заведениям, а особенно тем караульням каменным, которыя на выездах и мной весьма был доволен!.. Мы вас ожидаем в Мае!., признаться вашему сиятельству мне хотелось весьма креста: но я за то благодарю Бога и вас!.. в Кременчуге все говорили, что мне крест пришлют — дай бог, чтобы только вы были здоровы и

1) Кн. Куракина звали Алексеем.

47

любезным семействам более ничего не желаю, у нас престрашная буря другия сутки и должно ожидать много несчастных, которых в поле захватило. Сиятельнейший князь etc.

Михаил Лужанский.

Марта 21 дня
1805 года
Арюков.

Князь А. Б. Куракин благодарил Лужанского за это письмо.

М. Г. мой
Михайло Семенович

Благодарю вас от всего сердца за изъяснение ощущаемых вами ко мне и семейству моему, оное тем более для меня приятно, что нисколько не сомневаюсь в искренности ваших выражений! Радуюсь душевно, что мог содействовать в изходатайствовании усердию вашему по службе награды. Положитесь на щедроту Монаршую и будьте уверены, что деятельность ваша и рвение впредь и вящее обратит на себя Его Величества благоволение 1) впротчем пребываю etc.

Апреля 7 дня
1805 г.
С. П. бург.

Сооб. И. Ф. Павловский.

 

1) Арх. П. Губ Правл.-св. 51, 1804 — 1805 г. №, 240.

Ссылки на эту страницу


1 Астряб, Матвей Григорьевич
[Астряб, Матвій Григорович] - пункт меню
2 Труды Полтавской ученой архивной комиссии
[Праці Полтавської вченої архівної комісії] - пункт меню
3 Указатель книг и статей по названиям
[Покажчик за назвами] - пункт меню