Труды Полтавской Ученой Архивной Комиссии. Выпуск 2

Публикуется по изданию: Труды Полтавской Ученой Архивной Комиссии. Издано под редакцией действительных членов комиссии: И. Ф. Павловского, А. Ф. Мальцева, Л. В. Падалки и В. А. Пархоменко. Выпуск второй. Полтава. Электрическая типография Г. И. Маркевича, Протопоповская ул., Панский ряд. 1905.

Проект осуществлен совместно с Государственным архивом Полтавской области к 110-летию со дня основания Полтавской ученой архивной комиссии.

Сканирование и перевод в html-формат: Артем и Борис Тристановы.

О Г Л А В Л Е Н И Е.

 

 

Стран.

1.

Что сказало население Полтавской губернии о своем старом быте. Д. Члена Л. В. Падалки

1-86

 

 

Вступление

3

 

 

Список корреспондентов

5

 

1.

Об имени народа

16

 

2.

О племенном составе населения

19

 

3.

Жилище

22

 

4.

Одежда

30

 

5.

Обряды и обычаи

41

 

6.

Язык и песни

44

 

7.

Об изменении народного быта вообще

47

 

 

Приложение. Выдержки из подлинных сообщений г.г. корреспондентов об изменениях в народном быте

63

2.

Церковное пение в южной и северной России в XVII в. Д. Члена С. Т. Сиротенка

87-100

3.

Печати городов 3-х малороссийских казачьих полков в XVIII стол. Д. Члена П. А. Китицына

101-104

Приложения:

1.

Материалы для истории Полтавского полка. Д. Члена В. Л. Модзалевского

1-57

2.

Статистические сведения о Полтавской губернии сто лет назад. Сообщ. Д. Член И. Ф. Павловский

59-163

Печатано с разрешения Начальства

3

ЧТО СКАЗАЛО
население Полтавской губернии о своем старом быте.

ВСТУПЛЕНИЕ.

В целях изучения местного народного быта, в связи с историческим прошлым края, сотрудниками Полтавского губернского статистического Комитета составлена краткая программа, которая, по мере разыскания адресов добровольных корреспондентов, интересующихся местными изучениями, была разослана статистическим Комитетом в течение 1896 и 1897 годов разным лицам в 300 с лишним населенных пунктов, в пределах губернии. Эта программа заключала в себе несколько вопросов, касающихся совершающихся в наше время изменений местного народного быта. Полученные от г.г. корреспондентов сообщения по этим вопросам и составляют содержание нижеследующего очерка.

Предварительно приведем данные о распределении сообщенных сведений по местностям губерний. Из 261 волостей, составляющих Полтавскую губернию; сведениями по занимающим нас вопросам представлены 119 волостей, т. е. немногим менее половины всей территории губернии. Уезды губернии представлены сообщившими сведения корреспондентами неравномерно. Вот данные о числе корреспондентов по каждому уезду.

4

Разделяя губернию на полосы, различающиеся по степени отзывчивости населения к вопросам местного изучения, чтобы не считаться с условными административными границами уездов, а иметь пред собой непрерывающиеся части губернии, получаем три полосы: 1-ю северную — из уездов: Прилукского, Роменского, Лохвицкого, Гадячского и Зеньковского, в которой общее число сообщений корреспондентов достигает 79, т. е. приходится около 16 сообщений в среднем на уезд; 2-ю — среднюю полосу составляют уезды: Пирятинский, Лубенский, Миргородский, Хорольский и Полтавский с общим числом сообщений 59, или около 12 сообщений на уезд; в 3-ю полосу войдут уезды приднепровские: Переяславский, Золотоношский, Кременчугский и Кобелякский, а также Константиноградский уезд, — в этой полосе приходится менее 11 сообщений на один уезд.

Что касается сословного состава корреспондентов, то останавливает на себе внимание прежде всего то обстоятельство, что привилегированные сословия дали меньшее число, чем сословия непривилегированные. От лиц, привилегированных сословий, получено 90 сообщений, в том числе от священников 40 сообщ., от народных учителей 29, дворян 11, почетных граждан 5, от земских врачей и фельдшеров 5 сообщений. Лица сельских сословий дали 102 сообщения, а именно: козаки 48 сообщ., крестьяне — 32, отставные солдаты — 15 и волостные писаря 7 сообщений. К числу отставных солдат отнесены и отставные военные писаря, которые, главным образом, и пополнили группу отставных солдат. Сравнительное участие каждой из названных перед этим общественных групп в сообщении сведений о старом местном быте выражается такими показателями (в %% к общему числу сообщений):

Казаки

25%

Священники

20,7

Крестьяне

16,7

Нар. учителя

15,2

Отставн. солд.

7,8

Дворяне

5,7

Вол. писаря

3,7

Прочие

5,2

Итого

100%

5

Рассматриваемые в последующем изложении сообщения корреспондентов являются ответом на такие вопросы:

1) "Как само себя называет в племенном отношении население Вашей местности и как называют его соседи?"

2) "Жители описываемой местности ведут свое происхождение от чистого или смешанного в племенном отношении населения? Какие народности смешались в данной местности, если давнее ее население было разноплеменное?"

3) "Насколько население Вашей местности удержало старые черты быта в одежде, в устройстве жилищ, в обычаях и обрядах, в языке, песнях, сказаньях и т. д.? Под влиянием каких условий позднейшего времени сглаживаются особенности старого быта (железные дороги, фабрики и т. д.)? Сочувствует ли население уничтожению черт прошлого времени или не сочувствует? Почему?"

По каждому из этих вопросов в последующем изложении и будут приведены сообщения корреспондентов, предварительное систематизирование которых в 1902 г. выполнили члены Полтавской Комиссии но подготовительным работам XII археолог. съезда, а именно: А. А. Русов и М. А. Руссов, В. И. Василенко, М. А. Ольховский и составитель настоящего доклада.

Приводим список корреспондентов, сообщивших сведения об изменении старого быта у населения Полтавской губ. (по уездам губернии).

Гадячский уезд.

Волость

Поселение

Фамилия, имя и отчество кор-та

Звание кор-та

1.

Петровская

с. Ручки

Пащенко Семен Петрович

Нар. учит.

с. Середняки

Гринев Ив. Мих.

Нар. учит.

Липово-Долинская

с. Липовая Долина

Мартинович Ник. Осип.

Свящ.

Книшевская

с. Броварки

Семененко Савва Матв.

Отст. солд.

6

5.

Книшевская и Сергеевская

с.с. Разбишевка, Ручки и Плишивцы.

Чайка Иван Поликарпович

Нар. учит.

Сергеевская

с. Сергвевка

Никифоров Григ. Михайл.

Свящ.

Рашевская

м. Рашевка

Косяченко Мих. Степ.

Свящ.

Петровский о. Иоанн

Свящ.

Русановская

с. Русановка

Яновский Вас. Ив.

Свящ.

10.

Капустинская

с.с.Капустинцы, Беев, Марьяновка

Волостной писарь

Сарская

с. Сары

Мартинович о. Иосиф

Протоиер.

Дубжский Петр Феокт.

Свящ.

Бобрикская

с.с. Бобрик, Геевка и Роменец

Кондратенко Савва Иван

Запасн. писарь

Подолковская

Сообщены сведения волостными писарями

15.

Капустинская

Борковская

Велико-Будищская

Зиньковский уезд.

Кирилло-Анновская вол.

д. Солоха

Минько Никон Дм.

Кр-н.

д. Кирилло-Анновка

Крамаренко Евстаф. Павл.

Свящ.

20.

Вольская

с. Бельск

Шутка Вас. Павл.

Земск. фельд.

   

м. Борки

Кривусев Иоанн Стеф.

Свящ.

   

м. Ковалевки

Богаевский о. Павел

Свящ.

   

д. Войтовка

Вергилесов Иван Агафон.

Землевл.

 

Иордановская

с. Иордановка

Косеневский Игн. Каленик.

Кр-н

7

25.

Куземинская

м. Кууземин

Миняйлов Григ. Петр.

Землевл.

 

Комышевская

с. Комыши

Безноясков Мих. Иоан.

Свящ.

 

Груньская

м. Грунь

Туркевич Мих. Феоф.

Земск. врач

 

Зеньковская

с. Ступки

Закаблук Кириак Прохор.

Казак

 

Велико-Будищская

с. Вел. Будища

Брюх Никита Евфим.

Казак

30.

Опошнянская

м. Опошня

Бельченко Мойс. К.

Казак

 

Заиченская

с. Заиченцы

Макаренко Ив. Петр.

Мещ. из казаков

 

Куземинская и Бельская

Куземин Бельск и соседние посел.

Павлов Гр. Алекс.

Полиц. урядн. из кр-н

Золотоношский уезд.

Мойсенская

с. Пищики

Шулежка Петр Захар.

Казак

   

с. Краснохиженцы

Литвиненко Мих. Павл.

Кр-н

35.

Белоусовская

с. Белоусовка

Клепачевский о. Алексей

Свящ.

 

Чернобаевская

с. Чернобай

Щербина Савва Максим.

Кр-н

 

Богодуховская

с. Богодухов

Дроздовский Вас. Леонт.

Почетн. гражд.

 

Жовнинская

м. Жовнин

Пшеничный Ст. Андреев.

Полковой фельдфеб.

   

с. Матвеевка

Мовчань Григорий Григорьевич

Казак

40.

Жовнинская и Лялинская

Велецкий Николай Констан.

Двор.

         
         
         
 

Лялинская

с. Лялинцы

Думский Иоанн Иоаннович

Свящ.

     

Дехнич Александр Дионисьевич.

Кр-н

8

Лялинская

с. Гусиное

Шпотаков

Зап. солд.

 

Песчанская

с. Песчаное

Антоненко Павел

Кр-н

45.

Велико-Буромская

м. Великая Буромка

Гармаш Петр Фомич

Кр-н

 

Жовнинская

м. Жовнин и окрестности

Пелипенко Мих. Евдоким.

Старший фейерверкер

Кобелякский уезд.

Хорошковская

м. Голтва

Пивоваренко Андрей Иван.

Казак

   

с. Хорошки

Легейда Федор Дмитр.

Свящ.

   

м. Голтва

Хохуля Петр Демьян.

Казак

50.

Ляшковская

х-ра Ляшковские

Гудичев Николай Арсеньев.

Учит.

 

Китай-городская

м. Китай-город

Старостенко Иван Назарьевич

Фельдш.

 

Орликская

м. Орлик

Кишка Ив. Александр.

Учит.

 

Озерская

с. Солошино

Пирский Николай Васильев.

Свящ.

 

Царичанская

м. Царичанка

Ващинский Петр Павлович

Свящ.

55.

Волчереченская

х-ра Васюты и Брижаны

Ворона Савва Емельянович

Учитель

 

Кишенская

Кишенка и Переволочна

Левченко Никита Трофим.

Казак

Константиноградский уезд.

Староверовская

Староверовка

Ломберг Андрей Исаакович

Купеч. сын

 

Парасковеевская

с. Семеновка

Герценвиц Дмитрий Иван.

Землевл.

     

Земляный Назарий Васильевич

Кр-н

60.

 

с. Парасковея

Недыбалюк Степан Максим.

Учит.

 

Песчанская

с. Марьяновка

Греков Ив. Ив.

Кр-н

     

Горбань Ив. Владим.

Кр-н

9

Машевская

с.с. Машевка, Ивановка и др.

Кривцов Николай Васильев

Земский начальн.

 

Зачепиловская

с. Зачениловка

Жеребцов Аркадий Иван.

Запасн. старший унт.-оф.

65.

Рясская

с. Рясское

Юзефович Николай Иванов.

Учит.

     

Чайковский Семен Иван.

Кр-н

 

Ганебновская

с. Михайловна, Ганебное, Покровская и Неловка

Домницкий о. Дмитрий

Гулый Антон Артем.

Свящ.

Кр-н

 

Тагамликская

с. Кошмановка

Рубан Каленик Осипов.

Кр-н

70.

Берестовеньская

с. Берестовенька

Вербич Мих. Иван.

Учит.

 

Дар-Надеждинская

Андреевка, Кобозовка, Верхние и Нижние Землянки

Букшованный Антон Тимоф.

Свящ.

Кременчугский уезд.

Мозолиевская

с. Мозолеевка

Верховский Михаил Григор.

Учит.

 

Крюковская

Посад Крюков, с.с. Курчановка, Чечелево.

Лиходей Маркиан Иванов.

Казак

   

Пос. Крюков.

Касьянов Никита Васильев.

Учит.

75.

Святиловская

с. Святиловка

Федоренко С. В. и Здоров Тит Никифорович

Казак и псаломщ.

 

Келебердянская

м. Келеберда

Тупалов Ник. Гр.

Земск. фельдш.

Лохвицкий уезд.

Юсковская

с. Жданы

Комарецкий Василий Анон.

Свящ.

 

Сенчанская

м. Сенча

Литвиненко Алек. Васильев

Казак

10

80.

Сенчанская

с. Ломаки

Волков Як. Мих.

Свящ.

 

Ивахникская

с. Жабки

Костыря Рафаил Александр.

Учит.

   

с. Бербеницы

Васвковский Мих. Горд.

Кр-н

   

с. Ивахники

Овсиевский Мих. Павл.

Свящ.

   

с. Жабки

Цысь Мих. Яковл.

Казак

85.

Гнединская

с. Гнединцы

Дараган Иоанн Иоаннов.

Свящ.

   

Вся волость

Федоренко Лука Ив.

Казак

 

Лукская

с. Скоробагатьки Лохвицкие

Юрьев-Пековец Викт. Васильев.

Двор.

 

Озерянская

с. Озеряне

Станиславский Алек. Васильев.

Свящ.

 

Чернухская

м. Чернухи

Грайбида

Казак

Лубенский уезд.

90.

Велико-Селецкая

с. Вел.-Селецкая

Куць Як. Минович

Казак

   

м. Лукомье

Базилевский Дм. Степан.

Псаломщ.

 

Тишковская

с. Исачки и д. Гребища

Романов о. Василий

Свящ.

Миргородский уезд.

 

Зубовская

с. Зубовка

Косяченко Петр Васильев.

Учит.

     

Стасевский Ив. Ив.

Учит.

95.

Хомутецкая

м. Хомутец

Пархомович Мих. Мих.

Свящ.

   

с. Бакумовка

Миончинский Стеф. Сильв.

Учит.

 

Богачанская

Вся волость.

Кушнерик Евгр. Герасим.

Казак

   

м. Богачка

Лисенко Ив. И.

Кр-н

 

Шишакская

м. Шишаки

Мошура Мефодий Фом.

Казак

100.

   

Заморздра Иван Васильев.

Казак

11

 

Поповская

м. Поповка

Деркач Сергей Иосифов.

Кр-н

     

Филянский Гр. Гр.

Учит.

 

Яреськовская

м. Яреськи

Корсунь Мефодий Васильев.

Запасный старш. писарь из казаков.

     

Чуб Ив. Петров.

Казак

105.

 

с. Митяшевка

Белобров Ив. Федор.

Казак

   

д. Фальки

Кундиренко Иван Никол.

Казак

   

м. Яреськи

Редька Як. Петров.

Казак

 

Петровская

с. Петровцы

Тимченко Тимоф. Гавр.

Казак

   

с. Гаркушенцы

Гриценко Петр Васильев.

Кр-н

110.

Савинская

с. Савинцы

Горащенко Харит. Данил.

Запасн. писарь.

     

Марченко Митроф. Андр.

Казак

 

Березово-Лукская

м. Березовая Лука

Маковецкий Григ. Иванов.

Казак

 

Устивицкая

х-ра Устивицкие

Погорелов Григор. Антон.

Казак

 

Барановская

с. Барановка

Каменский Ив. Мих.

Учит.

Переяславский уезд.

115.

Студениковская

с. Студеники

Марченко-Запорожченко Петр Леонт.

Зашт. свящ.

 

Лехновская

с. Лехновка

Гречановский Александр Эраст.

Свящ.

 

Вороньковская

м. Вороньков

Коновал Иван Емельян.

Казак

 

Помокельская

с. Помокли

Сакун Конст. Семен.

Свящ.

 

Бориспольская

м. Борисполь

Калита Андр. Фед.

Кр-н

120.

Войтовская

с. Усовка

Демченко Игн. Гр.

Учит.

 

Лехновская

с. Малая Березанка

Тулубовский Як. Андр.

Полковн.

   

с. Недра и д. Вакумовка

Данельский Ив. Михайлов.

Дворян.

12

Пирятинский уезд.

 

Сасиновская

с. Сасиновка

Герасименко Яков Тихон.

Казак

 

Тепловская

д. Наталовка

Быковец Ив. Григор.

Кр-н

125.

Жоравская

с. Лозовый Яр

Терлецкий Петр Павлов.

Свящ.

 

Линовицкая

с. Мамаевка

Самец Вас. Алекс.

Отставн. писарь.

 

Харьковецкая

Харьковцы, Деймановка

Кулинич Николай Иван.

Казак

   

Каплинцы

Зюзь Евмений Троф.

Казак

 

Яблоновская

х. Переводский

Шапаренко Фед. Евстаф.

Кр-н

130.

Поповская

д. Лайки

Батрак Исид. Иван.

Учит.

   

с. Лемешовка и Ганзеровщина

Сердюкова Вера Григор.

Учит.

Полтавский уезд.

 

Старо-Сенжаровская

м. Стар. Сенжары

Марусич Дм. Степ.

Казак

 

Площанская

х. Заполузерский

Коркишко Ил. Сем.

Казак

 

Демидовская

д. Коломак

Антоненко Василий Романов.

Кр-н

135.

Песчанская

с. Песчаное

Шубенко Ферап. Григор.

Кр-н

 

Диканьская

с. Диканька

Гудзенко Петр Захаров.

Пот. поч. гражд.

 

Балясновская

Ряд поселений по р. Ольховой Голт.

Заньковский Вас. Григор.

Губ. секр.

 

Васильевская

с.с. Васильевка и Черкасов

Костин Петр Тимоф.

Кр-н

 

Первозвановская

с. Сторожевое

Чубенко Андр. Марк.

Полиц. ур.

140.

Чутовская

Чутово, Кочубеевка и Искровка

Коломинский Григ. Иван.

Свящ.

Прилукский уезд.

 

Сребрянская

с. Деймановка

Якименко Як. Андр.

Зап. солд. из козак.

13

 

Сребрянская

д. Лебединец

Белис-Чеберяк Иосиф Степан.

Кр-н

   

с. Никоновка

Храпко Ив. Исидор.

Казак

 

Малодевицкая

с. Великая Девица

Костенко Никиф. Денисов.

Кр-н.

 

145.

 

Джигурда Яков Емельянов

Казак

     

Плющ Яков Вас.

Фельдш.

     

Коркусь Ив. Вас.

Кр-н

   

с.с. Николаевка, Погребы, Поддубновка и Толкачевка

Михновский Алекс. Влад.

Учит.

 

Гнилицкая

с. Погребы

Павлович Павел Николаев.

Учит.

150.

 

с. Гнилица

Маслюк Никифор Макар.

Земский фельдш.

 

Рудовская

с. Каневщина

Поповиченко Гавр. Яковл.

Свящ.

 

Иваницкая

м. Иваница

Федоровский Алекс. Павлов.

Свящ.

   

с. Ржавец

Ревуцкий Николай Гавр.

Землевл.

 

Ольшанская

с. Гмырянка

Мишта Петр Мих.

Свящ.

155.

Иванковская

с. Иванковцы

Михалко Кир. Петр.

Казак

 

Ряшковская

с. Ряшки

Осадченко Никита Кузьмич

Кр-н

   

с. Смошь

Серик Трофим Захар.

Запасн. фельдш.

 

Згуровская

с. Аркадиевка

Назарюк Авр. Гр.

Кр-н

 

Туровская

с. Туровка

Колодуб Алекс. Кириллов.

Учит.

Роменский уезд.

160.

Гриневская

с. Гриневка

Павловский Феоф. Михайлов.

Свящ.

   

с. Томашевка

Храпко Степ. Исид.

Учит.

 

Чернечеслободская

с. Чернечья Слобода

Букшованный Андрей Тимоф.

Учит.

 

Рогинская

с. Рогинцы

Яхно Гавр. Никит.

Казак

14

 

Бобрикская

с. Беловод

Палионьїй Дмитрий Саввич

Казак

165.

 

сл. Поповщина

Барбар Алек. Игнат.

Кр-н

 

Хмеловская

м. Хмелов

Карбаненко Сергий Фомич

Учит.

 

Глинская

Заштатный гор. Глинск

Шкляревский Григ. Симон.

Протоиер.

   

с. Хоминцы

Ткач Влад. Федор.

Отст. ст. писарь

 

Талалаевская

с. Талалаевка

Трипольский Конст. Григор.

Свящ.

170.

Велико-Бубновская

с. Великие Бубны

Саливон Андриан Лукич

Казак

   

с. Медвежье

Семич Иосиф Мих.

Казак

 

Смилянская

м. Смелое

Шкумат Ив. Ив.

Учит.

 

Хустянская

х-ра Хустянские

Кобец Аким Андр.

Запасн. унт.-оф.

   

х. Хустянка (Глушков)

Разумский Иикол. Павл.

Учит.

175.

Перекоповская

с. Перекоповка

Бабаков Мих. Аким.

Землевл.

 

Пекаревская

с. Пекари

Шевченко Стеф. Афан.

Кр-н

 

Бацмановская

с. Бацмановка

Скитский о.

Свящ.

 

Глинская

Заштатный гор. Глинск

Качан Варфоломей Иванов.

Запасн. писарь из казак.

Хорольский уезд.

 

Остаповская

м. Остапье и с. Балаклия

Симоненко Прокоф. Евфим.

Казак

180.

 

м. Остапье и с. Запселье

Скрыпник Карп Трофим.

Казак

 

Белоцерковская

м. Белоцерковка с хутор.

Гитаренко Ив. Павл.

Казак

   

м. Белоцерковка

Дядик Василий Лазарев.

Запасн. фельдф.

 

Ново-Аврамовская

Вся волость

Клепачевский Григ. Петр.

Свящ.

   

Нов. Аврамовка, Стар. Аврам. и с. Ковали

Васецкий Сильвестр Данил.

Казак

15

185.

Хорольская

Вся волость

Деркач Алексей Максим.

Землевл.

 

Семеновская

Вся волость

Карапуз 2-й Ив. Гаврил.

Кр-н

 

Зубаневская

с. Радаловка

Стрижак Як. Ив.

Землевл.

 

Радионовская

с. Радионовка

Григорович о. Никол. Федор.

Протоиер.

 

Калениковская

с.с. Каленики, Шиловка и Сухорабовка

Ленчик Григорий Федоров.

Запасн. писарь

190.

Горошинская

Старый Калкаев

Божинский-Божко Т. М.

Землевл.

 

Клепачевская

с. Шишаки

Протопопов Василий Михайлов.

Свящ.

192.

м. Вергуны

Химич Наум Тарасьевич

 

Кр-н

 

16

Глава I. Об имени народа.

По сообщению огромного большинства корреспондентов, основное население Полтавской губернии не знает своего собственного имени. В тех случаях, когда корреспонденты сообщают об употреблении населением, применительно к себе, того или другого названия, все такие названия являются, в значительной мере условными.

Так, из Гадячского уезд., из района Русановской и Сергиевской волостей, свящ. В. М. Яновский сообщает, что в сознании население имеет определенный смысл лишь частное обозначение "козаки" или "мужики". Название "хахлы" употребляется как прозвище, в деловом же разговоре обыкновенно говорят: мы, "козаки", мы, "мужики". Тем не менее, сообщает тот же кор-т, при отсутствии общего племенного имени, население, однако, различает себя от "руських" (т. е. великоросов), литвинов, и других обособленных племенных групп. В районе Книшевской и Петровской волостей, того же Гадяч. уезд., по сообщению народного учителя И. П. Чайки, различаются потомки кровных запорожцев от потомков бывшего крепостного люда, навезенного за время крепостного права с разных сторон. "Казаки гордятся своим званием, что сплошь и рядом это выражалось при всеобщей народной переписи в 1897 году".

В Чернечеслободской вол., Роменского уез., население применяет к себе название "мужиков". В Велико-Бубновской вол., того же уезда, по сообщению козака А. Л. Саливона, нет имени у населения. В Гриневской волости, Роменского же уезда, сложилось название "хахлы-хлиборобы". В Бацмановской вол., того же уез., как сообщает свящ. Скитский, малороссами называют себя только сравнительно просвещенные, — остальные говорять о себе "люде, тай годи". В Туровской вол., Прилукского уез., по сообщению нар. учит. А. К. Колодуба, население не имеет собственного имени.

17

"Русские" — название, несоответствующее действительности, что и сознается населением. "Хахлы" — насмешливое прозвище; "малороссы" — название книжное и мало знакомое народу". Таков же смысл сообщения нар. учит. Р. А. Костыри и казака М. Я. Цыса из с. Табор, Лохвицкого уез. Таковы сообщения корреспондентов по занимающему нас вопросу из северной полосы губернии.

Средняя полоса губернии представлена нижеследующими сообщениями. В части Пирятинского уез., примыкающей к Харьковецкой вол., у населення нет определенного имени. Местные жители называют себя русскими, но при этом поясняют, что они собственно казаки. Названия — мужик, хохол, малоросс употребляются в Пирятинском уез. в перемежку, как равнозначащие слова, обнимающие, очевидно, неограниченные понятия. В с. Исачках, Лубенского уез., по сообщению О. В. Романова, ясное племенное сознание отсутствует у населения. В м. Лукомье, того же уез., различаются только казаки и мужики (крестьяне). В с. Великой-Селецкой, Лубенского же уез., население называет себя мужиками, как полагает корреспондент "по необразованности". В м. Богачке, Миргородского уез., существуют названия "городяне" для жителей местечка, и "богачане" для остального поселения, а общего имени нет. В с. Зубовке, того же уезда, по сообщению народн. учителей П. В. Косяченко и И. И. Стасевского, жители не находят для себя другого племенного названия, кроме "хахол", соседи же "величают казачьим селом". По сообщению из с. Барановки, Миргородского же уез., народн. учит. И. М. Каменского, население называет себя казаками, принимая название "хахол", как прозвище великорусского происхождения. Судя по всем сообщениям из Миргородского уез., название малоросс не усвоено населением, повсеместно же различаются казаки и мужики (крестьяне). В м. Остапье и окрестностях Хорольского уез., по сообщению казаков П. Е. Симоненко и К. Т. Скрыпника, малороссами называют себя только грамотные; неграмотные не усвоили никакого племенного имени; другие их называют, собственно прозывают, "хахлами". В с. Вергунах, Хорольского уез., название малоросс приходится встречать только в устах младшего грамотного поколения. В Белоцерковской и Ново-Аврамовской волостях, того же уезда, различаются только казаки и кр-не, без обобщенного названия.

18

На многочисленных хуторах, Полтавского уез., по сообщениям корреспондентов, общего имени нет у населения, оно различает себя по названиям хуторов и по фамилиям.

Таков же общий характер сообщений и из Полтавского Поднепровья. В с. Недре, Переяславского уез., сообщает дворянин И. М. Данельский, хахол — ругательное слово. Общепринятого племенного имени нет у народа. Население не противится называть себя "русскими", "малороссиянами" и другими неопределенными названиями. Определенно и повсеместно в Переяславском уез., судя по сообщениям корреспондентов, различаются казаки и мужики, подразделяемые в шутку на "казенцев" (казенных кр-н)и "реминяков" (временно-обязанных кр-н).

Из Лялинской вол., Золотоношского уез., на вопрос о племенном названии населения кр-н А. Д. Дехнич, лаконически сообщает: "по описи в настоящее время считаемся мы, малороссы".

В Ляшковской вол., Кобелякского уез., малороссами называют себя, как сообщает народн. учит. Н. А. Рудичев, только учившиеся в школах; неграмотных называют хахлами. В Хорошковской вол., того же уезда, названия малоросс не слышно.

В м. Голтве, Кобелякского уез., население называет себя, по сообщение казаков А. И. Пивоваренко и П. Д. Хохули, "малороссийскими казаками" в просторечии "хахлами", изредка "гатьманцами" и "запорожским поколением". Название "гатьманцы" (от слова гетманщина) распространено, главным образом, близ границы с Екатеринославской губернией. Жителей м. Переволочны. Кобелякского уез., по сообщению казака Н. Т. Левченко, соседи, да и сами они, себя называют "запорожцами", придавая этому слову смысл почетного названия.

Отметим сообщенные корреспондентами прозвища населения. Наиболее распространенное прозвище — "галушники", — о нем сообщается из всех почти уездов губернии. О прозвище "мазепы" сообщают преимущественно из северной полосы губернии. Распространено также прозвище "хам" с оттенком пренебрежения: "хамский пип", "казацкий батюшка", (с. Лялинды, Золотой. уез.). В Хмеловской вол., Роменского уез., жители примирились с общераспространенным в губернии прозвищем "хахлов". Жители м. Смелого, Роменского уез., прозывают хмеловцев также "галушниками" и "сметанни-

19

ками". В Хустянской волости, Роменского уез., выдуманное великороссами прозвище "хохол" — бранное слово, принимаемое с обидой. Старинная чуприна, сообщаете кор-т, насмешливо приравнивалась к шишке петуха — хохлыне, — отсюда и прозвище хохол.

Переходим к обозрению сообщений корреспондентов, касающихся племенного состава населения.

2. О племенном составе населения Полтавской губ.

Сообщения корреспондентов о племенном составе населения свидетельствуют о том, что довольно разнообразные племенные элементы претворялись в местном населении, сравнительно в недавние времена, не говоря уже о времени давнопрошедшем, когда совершались весьма резкие изменения, путем приливов и отливов населения, занимавшего территорию современной Полтавской губернии. Вот что сообщают наши корреспонденты относительно превходящих племенных элементов в составе коренного для данного времени местного населения.

В районе Книшевской, Сергеевской и Петровской волостей, Гадячского уезда, расплылись в местном элементе потомки выходцев из Литвы, Великороссии, Сербии, оставив след лишь в кличках "литвин", "сербин", "руський". В Кирилло-Анновской вол., Зеньковского уез., среди помещичьих кр-н существует примесь потомков великоруссов, приведенных сюда за время крепостного права. Потомство это смешалось с основным населением, усвоив его быт, язык и все обычаи. — В Рудовской вол., Прилукского уезд., среди малороссов, по сообщению кор-та, значительная примесь великороссов и литвинов, которые уже мало чем отличаются от коренного местного населения. О примеси литвинов сообщают также из Гнилицкой вол., Прилукского уез.; из Малодевицкой волости, того же уезда, сообщают о примеси польщаков, т. е. потомков выходцев из правобережной украйны. Из Прилукского же уезда сообщают о наблюдающейся племенной примеси от приводимых жен прулучанами, уходящими на вольные службы, из губерний югозападных и новороссийских. "Осуществление племени, сообщает свящ. А. П. Федоровский, из с. Иванищы, происходит от многих инородных элементов". О больших или меньших примесях к местному населению сообщают корреспонденты

20

из Талалаевской, Бубновской и Бобрикской волостей, Роменского уезда. В Жабковской вол., Лохвицкого уез., население смутно помнит о примеси татар к местному населению в очень давнее время. В Яблоновской вол., Пирятинского уез., значительная примесь литвинов, уже утрачивающих свои особенности, прежде всего в одежде, как-то лапти, войлочные шляпы, белые свиты и проч.

Смешанное население, по сообщению кор-тов, в Поповской вол., Пирятинского уез. О примесях литовского элемента сообщают из м. Лукомья, Лубенского узд. и с. Яресек Миргородского уез., где во многих семьях вспоминают о прабабках-литовках. В с. Барановку, Миргородского уез., первые поселенцы "пришли из Московии". В Остаповской вол. по р. Пслу, Хорольского уез. в местном населении претворились поляки, немцы и цыгане. В Калениковской вол., того же уезда, отличается кор-том незначительная примесь от приводимых отставными солдатами жен, появились здесь таким путем польки и молдаванки. По Коломаку, в Заворсклянской части, Полтавского уез., население в значительной мере разноплеменно. Среди помещичьих кр-н Великобуромской вол., Золотоношского уез., есть потомство крепостных, переведенных из Петербургской, Московской и других губерний. Такие же примеси в Лялинской вол., того же уезда. Потомство это смешалось уже с коренным населением до неузнаваемости. — В м. Келеберде, Кременчугского уез., претворились разноплеменные элементы: смешались здесь с коренным населением, по сообщению кор-та, великороссы, немцы, поляки и даже турки. В с. Солошине и окрестностях, Кобелякского уезд., по сообщению свящ. о. Н. Пирского, распространен тип населения, явившийся результатом смешение различных племенных элементов. В Константиноградском уез., по сообщениям кор-тов, немного местностей с однородным племенным составом населения. Ряд крупных поселений по р. Берестовой, основание которых современно сооружению "украинской линии", занят великорусским населением. В местностях, по р. Орели, значительная примесь великорусского населения, в свое время привлеченного сюда помещичьей колонизацией этой окраины. В Машевской вол., Константиноградского уез., сообщает земский начальник Я. В. Кривцов, за время крепостного права, примешивались великороссы, вследствие чего, а также под влиянием школ

21

и воинской повинности типичность малорусского населения сглаживается и теперь здесь "редко увидишь типичного хохла, которые в прежнее время часто встречались в этой местности".

Как местности с однородным племенным составом, отмечены корреспондентами: большие казачьи села Золотоношского уез., населенные "чистым казацким племенем". От чистого казацкого племени, по отзыву кор-та, произошло и население м. Переволочны, Кобелякского уез. В Ивахникской вол. и с. Ломаках, Сенчанской вол., Лохвицкого уез., "жители — сообщает свящ. М. П. Овсиевский — ведут происхождение от древних казаков и в свой племенной состав не принимают других народностей. В Мозолеевской и Святиловской волостях, Кременчугского уез., отмечено корреспондентом "казацкое племя". В Зубовской волости, Миргородского у. — "казацкое племя, непризнающее смешение с другими народностями". В с. Усовке, Войтовской волости, Переяславского уез. — казацкое племя". В Малой-Березани, Переяславского же уез. — "чистокровные хахлы самой подлинной формации". В с. Старых Сенжарах, Полтавского уез., население казачьего племени. В заштатном город Глинске и соседних селах Перекоповке и Хоминцах население, по отзыву запасного военного писаря из казаков В. И. Качана, ведет происхождение от украинского казачества. Жители м. Китай-города, Орлика и Царичанки, Кобелякского уез., потомки заднепровских выходцев: уманцев и ладыженцев. Жители м. Смелаго, Роменского уез., потомки заднепровских казаков. Такого же происхождения м. Веприк Гадячского, уез., а также с. Великая Павловка, Зеньковского уез., наряду со многими другими поселениями в последних двух уездах.

От запорожцев, по отзывам корреспондентов, ведет происхождение население с. Рясскаго, Константиноградского уез., где живы еще предания о поселении здесь последних остатков запорожцев. Отсюда же ведет свое происхождение население с. Путова, Полтавского уез. и с. Студеников, Переяславского уез. Жители с. Гриневки, Роменского уез., по отчетливому местному преданию, как сообщает свящ. Ф. М. Павловский, потомки запорожцев, поселившихся здесь после "руйнованья" Запорожской сечи.

Этим и ограничиваются определенные сообщения корреспондентов о племенном составе населения Полтавской губ.

22

Проследим, затем, их отзывы о происходящих изменениях в быте населения.

3. Жилище.

Почти все корреспонденты, сообщающие сведения по данному вопросу, отмечают, что изменения, в устройстве жилищ и других построек, происходят довольно медленно. При этом изменения замечаются, главным образом, в сравнительно немногочисленной группе зажиточных хозяев; большинство же населения обстраивается по старинному, лишь в незначительной мере улучшая свои постройки и жилища преимущественно. Улучшение жилищ выражается в том, что строят их более просторными и светлыми. Сообщения корреспондентов касаются, главным образом, жилых помещений. Эти последние и будуть более полно охарактеризованы в последующем изложении.

Наиболее старый тип жилища, распространенный, главным образом, в северной полосе губернии и встречающийся повсеместно в Полтавщине — одинарная хата-мазанка с плетневой или камышовой "хижею". Старинное жилище более зажиточного населения такая же одинарная, но рубленная хата, т. е. сложенная из деревянных брусьев и при том с "коморой" вместо "хижи". Старинное жилище самой зажиточной, немногочисленной части населения — две хаты через сени. Особенность старинных одинарных хат составляет "лисяный бовдур", заменяющий дымовую трубу более усовершенствованных жилищ. Бовдур, имеющий назначение дымовода, для чего из примыкающей к нему печки проделывается отверстие, затыкаемое для удержания теплоты в печке тряпкой, — такой бовдур представляет собой помещающееся в сенях сооружение, состоящее из трех приделанных одна к другой под прямым углом, аршина в 1½ ширины, стенок, заплетенных хворостом; четвертая сторона бовдуря, обращенная в сторону входной в сени двери, остается открытой. Опирающиеся в землю стенки бовдуря, не прерываясь, проходят, постепенно суживаясь кверху, через потолок и далее вверх через крышу хаты, а в самом верху представляют характерную для старинных хат "лисяну" (плетневую) трубу, так называемый "верх", большей частью накрываемый крышкой, напоминающей крышку пчелиного улья. На деревянной крышке помещается часто вырезанный из дере-

23

ва петушок. Нижняя, находящаяся в сенях, часть бовдуря осенью и зимой утилизируется как кладовая, весной и летом в бовдурях, с соблюдением предосторожностей, варят страву на треножниках.

Кроме "бовдуря", особенность старинных хат составляют две сквозных, помещающихся одна против другой, двери в сенях. В двойных хатах, "две хаты через сины", лисяный бовдурь заменяется кирпичными буравами; взамен "лисяного" верха с деревянной крышкой выводятся кирпичные трубы. Жилища отмеченных пред этим простейших типов имеют нижеследующее расположение главных частей (в плане).

24

В дальнейшем своем развитии старинные жилища дают типы хаты с кимнатою, хаты с хатыною и хаты с "свитлыцею" и хатыною. Все эти виды жилищ в настоящее время, в большинстве местностей губерний, также являются старинными. Хата с комнатой устраивается таким образом, что комната занимает место в средней части постройки, предназначаемой для сеней, занимая половину или несколько более половины этой средней части жилой постройки. В жилищах такого устройства помещением для всей семьи служит хата, комната же предназначается для главы семы и малых детей, пока они в колыбели. Для бовдуря, при таком устройстве жилища, уже нет места, точно так же, как и в хатах с хатыною. Этот последний тип хаты отличается от предыдущего тем, что место кимнаты занимает хатына, в которой найчаще устраивается варистая печь, выходящая в хату в виде голландской грубы, так или иначе украшенной. Хата в жилищах такого устройства является чистым помещением, занимаемым главными членами семы и преимущественно в праздничное время.

Хата с "свитлыцею" и "хатыною" — старинный тип жилища "знатных" казаков и в настоящее время является распространенным у зажиточной части населения. Этот тип жилищ представляет усовершенствование первоначального типа "дви хаты через сины". Хата находится по одну сторону от входа в сени, а светлица по другую (найчаще по правую); хатына, как и в вышеописанных типах, занимает часть сеней, т. е. помещается в средней части постройки. Входная дверь в хатыну ведет иногда из хаты, иногда из светлицы, применительно к домашнему строю. Непременная принадлежность хатыны — лежанка. Площадь и высота жилья последнего типа значительнее, по сравнению с жилищами первых двух типов.

Одной из наиболее характерных особенностей старинных жилищ, по отзывам корреспондентов, является теснота их. В программе, по которой собирались сведения, не ставился вопрос о размере жилищ, вследствие чего мы и не располагаем достаточными данными по этому вопросу. Из отрывочных сообщений некоторых корреспондентов, а также по личным нашим наблюдениям, можно полагать, что площадь хат старого устройства 6-7 квадр. сажень при высоте не выше, а большей частью ниже, 1 сажени. Хата

25

нового устройства в длину и ширину имеет большей частью 8-9 аршин, при высоте не ниже, а часто выше, 1-й сажени.

Кроме тесноты, особенность старинных жилищ — слабое освещение. Три небольших окна (два окна с лицевой стороны хаты, и одно с "прычилка" около полуаршина в высоту и четверти полторы в ширину) служат единственными проводниками света в закрытое жилье. Приняв во внимание тусклость грубого стекла, употреблявшегося для старинных оконец, можно представить, в какой мере освещаются старинные жилища. Окна старинных жилищ особого устройства: состоят они из двух сдвигающихся и раздвигающихся частей: верхней в два стекла (шибки), неподвижной и нижней, поднимающейся и опускающейся. Это — окна — "оболоны" народных песен. Двойные окна в старинных жилищах совсем не употребляются; их заменяют соломенные "матки", которыми окна закрывались на ночь в зимние холода.

В более просторных хатах нового устройства окна — не менее аршина в высоту и около ¾ арш. в ширину; такой величины окна — найчаще 6 стекол и растворчатые.

Указывают еще кор-ты на непрочность старинных жилищ, сообщая, что в старину жилища устраивались кое-как, — окна вмазывались в стену и обрамливались красной глиной. При непрочности сборного строительного материала, старинные хаты, простояв 3-4, много 5-десятков лет, косятся, подают набок, а в дальнейшем поддерживаются, главным образом, старательной мазкой хозяек. Все изложенное, по сообщениям корреспондентов о жилищах старинного устройства, относится к огромному большинству их. В отдельных случаях и в старину строились просторные и достаточно освещенные жилища, но это были редкие исключения. Вообще же в старину масса населения не была требовательна к жилью. Эта невзыскательность, помимо низкого культурного уровня, объясняется теми тревожными условиями жизни, при которых складывался местный старый быт.

Татарские наезды в пределы Полтавщины прекратились лишь в 18 веке; к 30-м годам 18 столетия относится сооружение Украинской линии крепостей для предупреждения татарских набегов; последний татарский набег на обитателей нынешних Кобелякского и Константиноградского уез. относится к 1768 году. В то тревожное время, население, устраивая

26

жилища, не имело уверенности в том, что в них ему придется доживать свой век. При таких условиях и сложился навык массы населения в старину устраивать жилище кое-как. Современные жилища, устраиваемые даже бедняками, как сообщают корреспонденты из всех местностей без исключения, рассчитываются на большие удобства, по сравнению с жилищами старого типа, что свидетельствует, очевидно, о повышении культурного уровня населения, даже при неблагоприятных экономических условиях.

Что касается внутреннего устройства жилищ, то в этом отношении отступлений от старины очень мало. Любопытно также и то, что один и тот же стиль выдерживается в жилищах, различных по внешнему устройству. Левый угол хаты или вернее почти четвертая ее часть предназначается для варистой печи, с более или мене обширным напечьем, самым уютным кутком в жилище нашего простолюдина. На печи излюбленное место не только детей и стариков, но и хозяев в случаях нездоровья. Особенно привлекательным является этот куток, если на печи сушится какой-либо хлеб. К этой печи непосредственно примыкает "пил", состоящий из нескольких досок, составляющих ширину пола в 2-2½ аршина, при длине в 3-4 аршина; пил в жилищах простейшего устройства заменяет "хатыну", спальную комнату жилищ более усовершенствованных типов. На "полу", защищенном печью от входной двери, наилучшее место для детей; здесь семья спит; на полу место и для подушек и других постельных принадлежностей, имеющихся в распоряжении семы. Кроме того, на полу и работает женская половина семьи, — здесь прядут, шьют и т. п. Поэтому материал для пола подбирается возможно лучший, — у зажиточных хозяев "пол" складывается из гладко выстроганных дубовых или кленовых досок. Над полом под потолком к противоположной к печке стене прикрепляется "жертка", висящая с другой стороны на особом приспособлении. На этом, аршина в 2½-3 длиной, шесте, различной толщины, вешают носильную одежду и временно помещают различные другие мягкие вещи "щоб не валялось". От пола в сторону покутя на высоте около 1 арш. от земляного пола ("доливки") направляется лава, а от этой лавы, под прямым углом, в сторону порога другим концом укладывается другая лава. Лавы вместе с

27

столом иди скрыней, помещающимися в том кутку, где они сходятся, являются частью жилища, соответствующего светлице или столовой и гостиной усложнившихся впоследствии жилищ. Это и есть — "покуть", с которым связано так много народных обычаев. "Покуть" служит предметом самых внимательных попечений всей семьи, особенно женской ее половины. На стенах над покутем на особой, возможно более тщательно сделанной, полочке (божнике) устанавливают иконы, в ряду которых на самом видном месте помещаются "благословенные образа" (т. е. те, которыми хозяин и хозяйка дома благословлялись своими родителями на свадьбе); иконы обычно обвешиваются узорными рушниками (полотенцами) и украшаются различными живыми и сделанными из цветной бумаги цветами; из живых цветов наиболее популярны душистые цветы: чорнобрывци, нагидки и особенно васильки. Перед одной из главных икон обычно висит лампадка, даже в самых бедных, по внутренней обстановке хаты, хозяйствах. Стоящие на покути стол или скрыня, полученные хозяйкой в приданное при выходе замуж, обязательно бывают накрыты скатертыною, достоинство которых соразмерно не столько достатку хозяев, сколько уменью и трудолюбию хозяйки, на попечении которой лежит убранство хаты. От этих же свойств хозяйки зависит и украшение стен хаты (помимо икон) узорными рушниками. За лавой, идущей от покутя в сторону порога, помещается "мыснык" — две, три полочки, скрепленных по бокам вырезными и б. г. выкрашенными досками. На мысныку хранится лучшая имеющаяся в семье посуда и различные предметы роскоши, относящиеся к пищевому довольствию хозяев. Хлеб и более громоздкая посуда помещаются "на полыци", помещающейся вверху, недалеко от потолка или левее мысныка, или на другой стенке "причилковой", т. е. находящейся между полом и "покутем". На "полыци" помещаются также предметы, которые не должны попадать в руки детей, напр., ножи и т. п. Угол между входной дверью в хату и печкой предназначается для кочерги, хваток хлебной лопаты, а также веника для подметания доливкы хаты, т. е. плотно утрамбованного глиной земляного пола. Остается отметить еще одну подробность, относящуюся к типическим особенностям старинной хаты, — это — "сволок". Сволок представляет очень плотную обтесанную на 4 угла

28

перекладину, толщиной в 6-7 вершков, помещаемую сверху стен под потолком, поперек хаты, приблизительно над срединой ее. Прямое назначение сволока поддерживать потолок хаты; но наряду с этим его назначение и украшать хату; сволок не мажется крейдой, как все стены и потолок хаты, а обмывается возможно чаще теплой водой и содержится в образцовой чистоте; в отверстиях между сволоком и потолком хозяйки помещают запашни (душистые) васильки, и другие цветы, в этих же отверстиях хранят ценные мелкие предметы, напр., намисто, ленты, серьги, временно помещают деньги и проч. Лучший древесный материал для сволока — липа, как прямое, легкое и красивое в отделке дерево. Если в семье есть взрослые дочки, то около одного из окон, большей частью, у окна, находящегося между полом и покутем, вмазывается в стенку осколок зеркала, имеющий понятное назначение.

Изложенное перед этим о внутреннем устройстве типичной старинной хаты относится к различным разновидностям старинных жилищ. Хата с хижей, хата с каморой и две хаты через сени, по внутреннему устройству, ничем не отличаются. Несколько иное внутреннее устройство бывает в более усовершенствованных жилищах: в хате с хатиною, в хате с комнатою и в светлице. Но и в этих жилищах различие внутреннего устройства, по сравнению с хатами описанного простейшего типа, заключается в расположении выше отмеченных предметов домашнего обихода и в некоторых добавлениях, разнообразящихся в зависимости от достатка хозяев. Здесь уже имеют место кровати, помещаемые в хатыне или комнате, диванчики, находящиеся на покуте, простой работы шкафики, треугольные, предназначаемые для помещения в углах, столики и т. д. Кроме икон, здесь уже имеют место и картины не только духовного, но и светского содержания, встречающиеся, нужно заметить, в виде исключения и в хатах описанного пред этим типа. В вышеозначенных более усовершенствованных жилищах можно встретить на широких лавах и диванчиках коврики домашней работы, "кылымы" на скрынях и г. д. Сволоки в старинных светлицах носят следы особенно тщательной отделки; на них часто вырезываются надписи, вроде: "Создася дом сей року Божого"... (такого-то) — . Таковы самые существенные подробности, характеризующие внутреннее

29

устройство жилищ старого типа. Наше изложение о старинных жилищах было бы неполным, если бы мы не отметили существования, уже в виде пережитка старины, рубленных хат, сложенных из тесанных брусьев, обмазываемых снаружи и имеющих свой натуральный вид внутри хаты. Эти "рубленные — мытые" хаты сооружались в старину богатыми хозяевами в изобилующих лесом местностях северной полосы губернии. Лучшим материалом для таких хат считались липа и клен. В виде очень редких случаев рубленные мытые хаты встречаются у богатых казаков и в южных уездах губернии.

Относительно холодных, надворных построек нашими корреспондентами сообщено немного сведений. Наиболее характерные сообщения касаются клунь. Любопытно, что клуни — в ряду других надворных построек, появились сравнительно позже. В Липовой Долине, огромном селе Гадячского уезда, по отчетливому преданно старожилов, лет сто с лишним тому назад, было только две клуни, — одна у избранного громадой попа и другая у богатого казака. Из м. Жовнина, Золотоношского уез., также сообщают, что клуни здесь начали строить на памяти, сравнительно недавно умерших, старожилов, — в старину клунь совсем не строили, во всей округе Жовнина — "не было и звания".

Самыми старинными из надворных построек являются "повити" овечья и скотская, а также кошары и загороды при них.

Сообщение корреспондентов о сравнительно позднем происхождении клунь как в северной, так и в южной полосах Полтавской губернии, любопытны в том отношении, что они являются одним из свидетельств, что земледелие стало главным занятием массы населения в позднейший период исторической жизни нашего края, восходящий, лишь до двух с небольшим веков тому назад. До этого времени население черпало средства для своего существование преимущественно в занятиях овцеводством, скотоводством и других занятиях, присущих пастушескому быту, как об этом можно судить по записям в замечательном дневнике генерального подскарбия Якова Марковича, хозяйничавшего еще в 1-й половине 18 века.

30

4. Одежда.

Старины в одежде, по наблюдениям наших корреспондентов, относящимся к разным местностям губернии, осталось мало. Старинные формы одежды вытесняются и, в значительной мере, уже вытеснены резко изменившимися условиями хозяйственной жизни населения. Современная земельная теснота, сопутствующая несовершенными приемами хозяйственной деятельности, является главной причиной стесненного экономического положения огромного большинства сельского населения в губернии, когда не могут уже держаться формы одежды, сложившейся при иных хозяйственных условиях.

В старину население, пользуясь земельным простором, имело возможность обеспечивать себя всеми материалами, необходимыми для одежды, как-то: коноплей, льном, шерстью, овчинами и т. п.; при чем, в силу натуральных форм хозяйства, обычно сопутствующих земельный простор, все эти продукты перерабатывались дома членами семы и обращались в одежду, если не в самой семье, то в своем поселении, или, в крайнем случае, в пределах недалекой окружности. Поэтому, в старину как бедняки, так и богачи носили одежду, почти всецело из домашних материалов, изготовленных домашними способами.

В настоящее время большинство населения уже не имеет возможности получать в своем хозяйстве необходимые для одежды материалы и вынуждено добывать их на стороне. Несовершенство земледельческой техники, не смотря на земельную тесноту, побуждает население занимать под посевы возможно большую площадь, последствием чего явилось крайнее сокращение пастбищ. Скотоводство вообще, и в частности овцеводство, весьма важное для обеспечения населения материалом зимней одежды, значительно сократились. С другой стороны, хлопчатобумажная промышленность, рассчитанная на сбыт ее произведений в широких кругах населения, постепенно утрачивающего прежнюю связь с землей, завоевывает рынок местного потребления, подкупая население кажущейся дешевизной мануфактурных изделий, которые, с течением времени, все больше и больше распространяются в сельском населении.

Это основные причины, влияющие на вытеснение из оби-

31

хода прежних материалов для одежды. При этом вытеснение особенно быстро идет, с одной стороны, в маломощных хозяйствах, неимеющих возможности производить означенные материалы, с другой стороны, в хозяйствах, наиболее зажиточных, представители которых оставляют прежние материалы для одежды, и усваивают новые, в силу стремления стать выше своей среды, хотя бы по внешнему виду.

Покрой одежды изменяется под воздействием самых разнообразных влияний, в ряду которых самое видное место занимают общение селян с городом, дальние заработки и другие общения населения, вне своего кутка. Необходимо заметить, что при всей случайности и прихотливости усвоения населением новых образцов одежды, по наблюдениям многих корреспондентов, видную роль играют в данном отношении побуждения, опять таки экономического порядка. Старинные формы одежды, во многих случаях носящей на себе следы хозяйственного избытка, выразившегося в длинноте и широте различных одежд, например свит, шаровар и т. д., оказываются невыгодными, "непрактичными" по современным условиям, вследствие чего и заменяются одеждой, на которую требуется меньше материала. Вытеснение старинного покроя одежды, как и вытеснение старинных материалов для нее, с наибольшей быстротой совершается в крайних группах хозяйств, по экономическому обеспечению, — у богатых вследствие избытка средств, у бедняков — вследствие недостатка таковых. Хранителем уцелевших еще старинных форм одежды является, таким образом, население, преимущественно средней зажиточности. Еще более резко, чем по степени зажиточности, в своем отношении к формам старого быта, население делится по возрасту: с одной стороны, стариков и пожилых, являющихся в большей или меньшей мере приверженцами старины, с другой стороны — молодежь, относящуюся, за весьма редкими исключениями, к формам старого быта отрицательно, и проявляющую свое влечение к новым формам прежде всего в одежде.

Некоторые старинные одежды, однако, удержались и при изменившихся хозяйственных условиях, выдержав скептическое отношение увлекаемой новыми бытовыми формами молодежи. Из старинных одежд удержались в некоторых местностях губернии ценные одежды, которые носятся ряд

32

лет. Таковы из женской одежды: разноцветные плахты и одноцветные "попередныци" красного, голубого или зеленого цветов, которые, являясь праздничной одеждой, бессменно служат своим владелицам и переходят затем еще в потомство. Из старинной мужской одежды удержались за свою практичность "кобеняки" или "киреи". Эта очень пригодная для защиты от холода и непогоды одежда распространена почти повсеместно в губернии. Праздничное назначение старинного убранства, преимущественно у женской половины населения, находит применение, судя по сообщениям корреспондентов, главным образом, в восточной части губернии, начиная от речной системы Сулы и далее в бассейнах рек Псла и Ворсклы.

После изложенных предварительных замечаний об остатках старины в одежд, отметим, пользуясь сообщениями корреспондентов, какие именно старинные одежды удержались до настоящего времени и в каких местностях.

Одежда мужская.

Шапки бараньи отмечены трех видов: высокие шапки, несколько заостренные кверху, в уездах: Прилукском (с. Рудовка), Роменском (Хмелов и Перекоповка) и Лохвицком (с. Жабки); низкие, круглые шапки распространены, главным образом, в Кобелякском и Кременчугском уездах; очень высокие шапки как остаток старины, отмечены в м. Богачке, Миргородского уезда, — высотою в кадушку, — и с. Лялинцах, Золотоношского у., — высотой в ¾ арш., с суконным верхом. По сообщению из м. Жовнина, Золотон, у., прежние высокие шапки заменились низкими и круглыми. Бараньи шапки, как сообщают корреспонденты, держатся повсеместно в губернии, хотя фасоны их и изменяются с течением времени.

О брылях сообщают из с. Ржавца, Прилукского у., из Поповщины, Вобрикской вол., Роменского у., из с. Жабок, Лохвицкого у. и д. Папков, Поповской вол., Пирятинского у. По сообщению из первых двух пунктов, брыли выводятся; в последних двух — держатся постарому.

Капелюхи существуют в Гадячском у. в поселениях по р. Груни; в с. Красной Луке старинные капелюхи — обычный мужской головной убор и в настоящее время. Из Хустянской и Вобрикской волостей, Роменского у., сообщают, что капелюхи здесь уже большая редкость.

33

Существование особых головных мужских уборов — "кучем" и "ярмулок" отмечает казак Варфоломей Иванович Барбар, из слободы Поповщины, Бобрикской вол., Роменского уезда. Эти исключительные, неизвестные нам, головные уборы выводятся уже и в названной местности, по сообщению названного корреспондента.

Как виды главной мужской одежды, задержавшейся от старых времен, в пределах Полтавской губернии, отмечены корреспондентами: кожухи нагольные, полушубки "до засобки" (?), кобеняки и киреи, стояны, свитки-сиряки, свитки из белого сукна, чумарки, коптанки, куртки, куцыны, жупаны и кунтуши.

"Кожухи нагольные" из выбеленных овечьих кож держатся по-старому в значительном большинстве местностей губернии. В с. Перекоповке, Роменского у., отмечены беленные кожухи с большими стоячими воротниками; из Ржавца, Прилукского у., сообщают о существовании кожухов, расшитых узорчатыми фигурами, а из с. Солошино, Кобелякского., сообщают о кожухах с вышитым по краям воротником. Только из Белоусовки, Золотоношского у., сообщают, что нагольные кожухи начинают уже уступать свое место тулупам черной и желтой дубки и из м. Богачки, Миргородского у., сообщено, что выводятся старинные кожухи "пид три усики".

О существовании полушубков "до засобки" сообщают из с. Великой Девицы, Прилукского у.; сообщено, что такие полушубки уже редкость.

"Кобеняки", по сообщению корреспондентов, распространены повсеместно, в губернии, на всем ее протяжении. Из нескольких пунктов Прилукского и Роменского уездов сообщают, впрочем, что кобеняки держатся уже только у стариков. Киреи, разновидность кобеняков, отмечены корреспондентами Роменского уезда. Этот вид одежды в одних местах держится, как незаменимый по своей практичности (х-ра Хустянские), в других местах киреи носят только пожилые (с. Пекари); в некоторых местностях они уже выводятся (с. Перекоповка). О существовании и распространенности в небольшом районе Переяславского у. стоянов, представляющих, по-видимому, разновидность одежды, близкую к кобенякам, но без кобки, а со стоячим воротником в ½ арш., сообщают из с. Недры, Переясл. у. Такая же

34

одежда изредка встречается и в Роменском уезде, в районе Хустянских хуторов.

"Свитки-сиряки", как и нагольные кожухи, принадлежат к самым распространенным и устойчивым из старых одежд. Выводятся свитки-сиряки сравнительно в немногих местах, по сообщению корреспондентов, как напр. в районе сел Ржавца и Николаевки, Прилукского уезда, а также заштатного города Глинска и Бобрикской волости, Роменского у. Задержались лишь у стариков свитки-сиряки, как сообщают корреспонденты, также в местностях с. Белоусовки, Золотоношского у., и м. Голтвы, Кобелякского у. В некоторых местностях произошли изменение в покрое свиток-сиряков, как напр. в местностях с. Лебединцы, Прилукского у. и с. Демьяновки, Хорольского у. Из с. Великой-Девицы, Прилукского у., сообщают, что здесь выводятся свитки "до засобки"; в м. Богачке, Миргор. у., выводятся гузики и петли из овечьей шкуры, как принадлежность свиток-сиряков.

О существовании старинной одежды — мужских свиток из белого сукна — сообщено лишь учителем И. П. Чайкой, касательно Книшевской, Петровской и Сергиевской волостей, Гадячского у.

"Чумарки, каптанки, курты и кущины" — все эти разновидности легкой мужской одежды, различающиеся между собой покроем, в отдельных местностях губернии распространены неравномерно. Наиболее распространены чумарки, хотя в южных уездах они уже местами начинают уступать свое место пиджакам. О каптанках сообщают из Роменского (Глинская и Бобрикская волости) и Кобелякского уездов (Орликская в.). Эта, широко распространенная в Полтавщине, еще в казацкий период, одежда, теперь выводится, как сообщают из названных перед этим местностей, вытесняемая преимущественно пиджаками и отчасти чумарками. "Куртки", отмечаемые корреспондентами, как практичная и, вероятно, сравнительно позднейшего происхождения одежда, распространена, главным образом, в уездах северной полосы губернии. О существовании "куцын" сообщено лишь из села Бельска, Зеньковского уезда.

О "жупанах" и "кунтушах" сообщают, как о преданиях старины. Одежду эту, совершенно уже вышедшую из употребления, можно встретить в скрынях старинных казацких

35

родов. Не забыто существование жупанов, по сообщенным сведениям, в Хорольском (Старый Калкаев), в Лохвицком (с. Жабки) и Гадячском (с. Книшевка) уездах.

Цветные пояса задержались повсеместно; но изменился их материал, а также способ подпоясываться. О способе подпоясываться по-казацки сообщают из с. Жабок, Лохвицкого у. Старинные "штаны до очкура с матней" (шаровары) во многих местах губернии совсем вывелись, в других местах они выводятся; так как для них, по сообщению некоторых корреспондентов, требуется втрое больше материи, чем на современные узкие штаны. Задержались шавары в немногих местах, и при том как принадлежность одежды пожилых и стариков. В ряду мест, где старинные шаровары еще держатся, отмечены корреспондентами с. Гнилица, Прилук, у., Глинск, Роменского у., с. Бельск, Зеньковского у., м. Богачка, Миргородского у. и с. Солошино, Кобелякского у., где, по сообщению свящ. о. Н. Пирского, задержались широчайшие старинные шаровары. По сообщению из сел Шиловки, Сухорабовки и Камеников, Хорол. у., а также из Жовнина, Золотоношского у., холст и выбойка, как материал для шаровар, в настоящее время уже вытиснены дешевыми фабричными материями. Из Книшевки, Гадячского у., сообщают, что старинные шаровары еще держатся, но уже с наполовину уменьшенной матней.

Рубахи холщовые, своего изделия, держатся еще повсеместно, но молодежь, во многих местах, в последнее время предпочитает рубахи из фабричных материй разных цветов. Покрой рубах почти повсеместно остается прежний; только в северных уездах губернии парни усваивают косоворотки великорусского покроя. Холщевые рубахи для всех возрастов большей частью вышиваются цветной бумагой, — для возрастов постарше только воротники, для молодежи, кроме воротников, обязательно вышиваются чехлы на рукавах и часто пазуха.

Старинные большие безподборные сапоги (чоботы) почти повсеместно выводятся; выводятся и старинные "чоботы до завити"; из м. Богачки, Миргородского у., сообщают, что здесь начинает выводиться и сравнительно позднейшего происхождения обувь из ременю "пид рант".

О мужских "сапьянцах" из красного сафьяна, которые, впрочем, уже вывелись, получены сообщения лишь из

36

Шишак, Миргородского у., а также из Книшевской, Сергеевской и Петровской волостей, Гадячского у.

Существование "постолов", как старинной обуви, отмечено в Поповщине, Бобрикской в., Роменского у., в Белоусовке и Жовнине, Золотоношского у. и с. Сторожевом, Полтавского уезда. Во всех этих местностях, как сообщают корреспонденты, постолы уже "забрасываются".

Этим и исчерпывается в самых общих чертах материал об уцелевших частью, частью исчезающих более или менее старых формах мужской одежды с головными уборами и обувью.

Одежда женская.

"Очипки", старинные головные уборы, разных видов удержались в большинстве местностей губернии. Выводятся лишь очипки из белого полотна, как об этом сообщают из Поповщины, Бобрикской вол., Роменского у. В некоторых местностях старинные очипки у молодых женщин заменяются очипками новых фасонов. Из м. Груни, Зиньковского у., сообщают, что здесь в старину были очипки с наушниками, теперь они уже совершенно вывелись. Старинные головные платки и косынки из домашнего белого полотна являются уже преданием и в уездах северной полосы губернии, где население вообще придерживается старины в одежде в большей мере, чем в южной полосе губернии. Бумажные фабричного изделия платки разных видов в настоящее время распространены повсеместно. Корреспонденты указываюсь на два способа повязывать голову платком: в местностях старого заселения, т. е преимущественно в уездах северо-западной части губернии, обще-распространенным является способ повязывать платок узлом на верхушке головы, в восточной же части губернии, обычная повязка — узлом на шее. Способы эти почему-то настолько редко разграничиваются, что каждый из них в местностях своего распространения почти исключает применение другого способа головной повязки, вызывая, как сообщает один из корреспондентов, насмешку со стороны окружающих.

"Намитки", старинный головной убор пожилых женщин, состоящий из куска тонкой льняной ткани, длиною аршина в 3 и шириной около ¾ арш., повязываемый вокруг головы и спускающийся концами не менее аршина на

37

спину, — этот головной убор, по сообщению всех наших корреспондентов, выводится повсеместно, а в некоторых местах нельзя уже и увидеть этого головного убора, даже в церкви в самые большие праздники на самых древних старухах.

В настоящее время намитки служат праздничным убранством старух "про церковь" в некоторых местностях Переяславского (Борисполь и Вороньков), Роменского (Глинск) и Лохвицкого (с. Жабки) уездов. О существовании исчезающих "намиток" получены сообщение из уездов: Переяславского, Прилукского, Роменского, Лохвицкого, Гадячского, Хорольского и Золотоношского. Из м. Хмилова, Роменского у., сообщают, что намитки теперь употребляются на обивку гроба и покрытие после смерти рук их владелиц.

О "кибалках" — в старину очень распространенном головном уборе молодых замужних женщин, сообщено из г. Глинска, Роменского у. и м. Жовнина, Золотоношского у., — из первого пункта сообщено, что кибалки выводятся, из второго, что они уже вышли из употребления.

О существовании женского головного убора "кички" сообщается из г. Глинска, Роменского уезда. Этот неизвестный нам женский головной убор, по сообщению корреспондента, является уже большой редкостью.

"Надбривныкы" — дивичий головной убор — удержались еще в районе Книшевской, Сергеевской и Петровской волостей, Гадячского у.

"Цвиты" на голови и "косныкы", как праздничный наряд девушек, удержались повсеместно.

Главная завещанная стариной женская одежда подразделяется нашими корреспондентами на одежду будничную, повседневную и праздничную; повседневную женскую одежду составляют: беленные из овечьих кож кожушанки, которые вывелись уже совсем; корреспонденты из разных мест губернии сообщают о существовании и широком распространении и кожушанок, крытых "демикитоном". Существует несколько различных покроев кожушанок. Из с. Бельска Зеньковского у., сообщается, что прежде были кожушанки с невысокими стоячими воротниками и широкой обложенной смушком пелериной; теперь же там шьют кожушанки с откидными воротниками. В Полтавском и Кобелякском уездах, как зимняя женская одежда, задержались от ста-

38

рины широкие и длинные кожухи с высокими воротниками, то откидываемыми на спину, то поднимаемыми вверх для защиты шеи и головы от холода. Из с. Русановки, Гадячского у., сообщается, что здесь вместо кожушанок начинают входить в моду у девушек черные дубленки. Соответствующие сирякам и чумаркам мужской одежды, юпки, как принадлежность повседневного женского убранства, распространены повсеместно в губернии. Различаются юпки из грубого собственного изделия сукна разных цветов и юпки, крытые фабричными материями, обычно называемые "нагольными". Суконные юпки, или сирячины, выдерживают конкуренцию с "наголными" даже и в тех слоях сельского населения, которые не имеют своих овец; в таких случаях покупается готовое сукно или приобретается шерсть и вырабатывается домашнего изделия сукно, отличающееся прочностью и особенной пригодностью для зимней поры. Выводятся, по сообщению корреспондентов, юпки из белого сукна, заменяемые большей частью серым. Вследствие сравнительной дороговизны серячин, их носят большей частью лишь тогда, когда они незаменимы; главной же женской одеждой является в настоящее время демикотонная юпка, найчаще называемая " крамною".

"Керсеты" — легкую одежду без рукавов — носят повсеместно. В разных местностях губернии существует значительная разница в покрое этой одежды. Наиболее характерными, в смысле стиля, являются покрои Лохвицко-Ременский и Полтаво-Кобелякский. В северных уездах губернии долго держались керсеты из домашнего материала "пистри"; но в настоящее время, как сообщают корреспонденты, такие корсеты уже вывелись.

О "куцынах", как принадлежности обычного женского костюма, сообщают из с. Бельска, Зеньковского уезда. Эта старинная одежда устойчиво держится в означенной местности.

Запаски, в некоторых местностях известные под названием "дерг" (Бельск, Зеньковского у. и Голтва, Кобелякского у.), по сообщению корреспондентов почти из всех уездов, идут на убыль повсеместно, вытесняемые, вследствие значительного сокращения овцеводства, "спидныцями" из фабричных ситцев. Запаски и дерги сравнительно больше распространены в уездах северной полосы губернии.

39

В праздничной женской одежде удержалось сравнительно много остатков далекой старины. Праздничная одежда украинок отличается значительным разнообразием и изяществом. Формам этой одежды присуща строгая выработанность и законченность, как формам, совершенствуемым в определенном направлении в течении длинного ряда поколений. К таким одеждам принадлежат прежде всего длинные свиты из белого сукна с станом, вышитым черными снурками. Эти роскошные свиты, однако, как сообщают корреспонденты из разных уездов губернии, повсеместно выводятся, а в некоторых местностях совсем почти вывелись. Таковы сообщения из с. Усовки, Переяславского у., из Туровки, Лебединда и Ржавца, Прилук, у., из Перекоповки и Поповщины, Ромен, у., из Скоробогаток, Лохв. у., из Кнышевской, Сергиевской и Петровской волостей, Гадячского у., из Линовицкой вол., Пирят. у., из Шишак, Миргор. у., из Старого Калкаева, Шиновки, Сухорабовки и Калеников, Хорольского у. Только в с. Жабках, Ивахникской вол., Лохвицкого у., как сообщает корреспондент, казак М. Я. Цыс, старинные длинные из белого сукна свиты еще задержались.

О существовании старинных коротких свиток и корсетов из "бойка", бумажной материи зеленого цвета — с кисточками из красного гаруса или выкрашенных в красный цвет толстых шерстяных ниток, сообщают из с. Разбишевки, Гадячского у. Теперь такие свиты и керсеты уже вывелись.

Старинные женские "халаты" в с. Бельске, Зеньковского уезда, вытеснены юпками; в старом Калкаеве, Хорольского уезда, "исчезли", как сообщают об этом корреспонденты из названных местностей.

"Курты" — старинная верхняя одежда богатых казачек, как сообщает кр-н А. Ф. Калита из м. Борисполья, Переяславского у., шилась из тонкого сукна или другой ценной материи с круглым отложным, обложенным парчей воротником и полами, отороченными золотым галуном. Об этой одежде в м. Борисполе остались лишь воспоминания. В районе селений Шиловки, Сухорабовки и Калеников, Хорольского у., по сообщению кор-та запасного писаря Г. Ф. Ленчина, курты еще сохранились; но их уже не носят, а хранят в унаследованных от прабабок скрынях, как фамильные редкости. Как разновидность курт, кор-том

40

из м. Голтвы, Кобелякского у., отмечены старинные свиты с широкими отложными воротниками, спускающимися почти до пояса. Теперь в названной местности такие свиты задержались лишь у древних старух.

Наряду с вышеозначенными старинными женскими праздничными одеждами, стоившими сравнительно дорого, в зависимости от количества требовавшихся для них материалов постепенно выводятся и такие одежды, которые не требуют значительных расходов. Таковы "плахты" и "попередныци", из цветных шерстяных тканей, еще не так давно имевшие самое широкое распространение в Полтавской губернии. Теперь плахты и попередныци выводятся или уже вышли из употребления, по сообщению огромного большинства наших корреспондентов. Только сравнительно в немногих местностях Миргородского, Зеньковского, а отчасти Гадячского и Лохвицкого уездов, плахты и попередныци удержались в качестве праздничной одежды.

Обувь женская "чоботы" и "черевыки" значительно усовершенствовалась, по сравнению се старинными ее формами, но "червони чоботы" или "сапьянци" уже выводятся. Только в Миргородском уез., преимущественно в местностях по р.Хоролу, а также в Зеньковском уез., в округе г. Зенькова, сапьянци еще и в настоящее время являются обязательной принадлежностью праздничного убранства щеголих. Корреспонденты сообщают о "сапьянцях" трех цветов: красного, зеленого и желтого. Красного цвета "сапьянци" носили и в немногих вышеозначенных миестностях продолжают носить девушки и молодые женщины, для пожилых женщин считаются приличными сапьянци зеленого и желтого цветов. О таком подразделении сапьянцев по цвету сообщают из м. Хомутца, с. Бакумовки и с. Зубовки, Миргородского уез. и с. Середняков, Гадячского уез. — В с.с. Бельск и Куземин, Зеньковского уез., до настоящего времени задерживались "сапьянци", исключительно желтого цвета. В местности м. Воронькова, Переяславского уез., "сапьянци" выводятся; также и в местностях по р. Пслу в Миргородском и Гадячском уездах.

Относительно старинных "сорочек" с вышитыми рукавами и вымережанным подолом, а также относительно цветных поясов и разноцветных красок нашими корреспондентами сделано мало сообщений. Пояса и крайки обычно выво-

41

дятся там, где спидныця заменила запаску и дергу. Хотя любопытно, что в некоторых местностях менее податливой бытовым нововведенням северной полосы губернии широкие разноцветные "крайки" совмещаются с "спидныцями". Старинные узоры для вышивок. по сообщению кор-тов, не только задерживаются, но и совершенствуются. Народный орнамент, проникший в привилегированные классы и усовершенствованный ими, в последнее время, возвращается в народную среду.

В помещаемых приложением выдержках из сообщений корреспондентов интересующиеся остатками старины в одежде найдут подробности, неиспользованные в этом нашем беглом очерке старинной и современной одежды у населения Полтавской губернии.

5. Обряды и обычаи.

В обрядах и обычаях происходит тот же процесс разрушения старинных форм, что и в других областях народного быта. В обрядах и обычаях, исполняемых теперь в силу привычки и не всеми, многие подробности уже изгладились, — "уже нет в них прежней жизненности и смысла", пишет народный учитель Н. А. Рудичев из Ляшковских хуторов, Кобелякского у. "Некоторые из обычаев и обрядов, сообщает нар. учит. Г. Г. Филянский из Поповки, Миргор. у., уже исчезли, существующие же утратили свои первоначальные формы".

Тем не менее изменение в обрядах и обычаях менее значительны по сравнению, напр., с изменениями в языке. Обряды выполняются населением, как установления, имеющие не только личное, но и общественное значение. Выполняющий обряд этим самым свидетельствует о своей солидарности с обществом и его установлениями. Что касается обычаев, то они поддерживаются населением, главным образом, в силу того, что ими поддерживается правильность строя жизни. В различных более или менее выдающихся положениях, при существовании обычаев, незачем задумываться и решать вопрос, как следует поступать в известном случае: такой вопрос решается обычаем, заведенным для таких именно случаев.

Изменение в обрядах и обычаях, конечно, неизбежны, но все же вырабатывавшиеся и державшиеся в преемстве мно-

43

гих поколений обычаи и обряды нескоро и нелегко поддаются воздействию новых влияний. Эти же новые влияния вытекают, главным образом, из современных экономических условий жизни населения. Многие корреспонденты указывают на сокращение обрядов и обычаев из-за практических соображений, т. е. из-за невозможности для населения затрачивать на выполнение обычаев и обрядов столько времени и средств, сколько уделялось на это в старину. Из большинства сообщений корреспондентов видно, что обряды на свадьбах, родинах, крестинах и похоронах еще удерживаются, но уже не в полном виде.

Свадебные обряды, напр., значительно сократились и потускнели по сравнению с тем, как они выполнялись в старину. "Перезва" (свадебные гости), гулявшая раньше на свадьбах, почти целую неделю, проводить теперь большей частью не больше двух вечеров. (Сообщ. кр-на А. Ф. Калиты из м. Борисполя, Переясл. у.). "Обычаи и обряды хотя и держатся еще, но вера в их непреложность поколеблена", пишет народн. учитель А. К. Колодуб из с. Туровки, Прилукского у. Упрощение старинных обрядов и обычаев в настоящее время происходит повсеместно в губернии, судя по сообщениям корреспондентов.

Наряду с современными экономическими условиями, на изменение в обычаях оказывает влияние развитие грамотности, ведущей за собой критическое отношение к установлениям старого времени, а также распространение, как выражаются некоторые из корреспондентов, "образованности в народе". Как на причину изменений в обрядах и обычаях, некоторые корреспонденты указывают на влияние церкви, хотя по сообщению других, обычаи, связанные с подношениями духовенству, особенно крепки. Большие или меньшие изменения произошли во всех старинных обычаях и обрядах; тем не менее, хотя и в видоизмененном виде, почти все завещанные стариной установления все еще держатся. Так, и в настоящее время существуют обычаи: "справлять жылавый понедилок" (1-й понедельник Великого поста), "наставлять петривку", праздновать "проводы" после пасхи, "ходыть до чопа" после крестин (т. е. опохмеляться с соблюдением особого ритуала), обычай носить "снидать" покойнику на другой день после похорон и т. д. Из обрядов все еще являются общераспространенными: празднование "ро-

44

дын" с выполнением во многих местах особого обряда "злывкы", празднование "хрестын", выполнение более полное или более сокращенное печальных обрядов, связанных с похоронами, и, наконец, все еще весьма торжественные, не смотря на все сокращения, свадебные обряды, представляющие собой целый ряд установлений далекой старины.

Из местностей губернии, судя по сообщениям корреспондентов, обряды и обычаи более крепко держатся в уездах северо-западной части губернии, где, наряду со всеми названными перед этим обрядами и обычаями, прочными являются и обычаи молодежи ходить на досвиткы и вечерныци, а также соблюдение пожилыми поминальных суббот. В юго-восточных уездах губернии обряды и обычаи, вообще говоря, сравнительно с северо-западными уездами, более упрощены.

Однако, в этой части губернии существуют в отдельных местностях обычаи, по-видимому, не встречающиеся в северо-западных уездах. Так, в Полтаве и ее окрестностях держится обычай праздновать более или менее многолюдными компаниями молодоженов и вообще женатых и замужних "покровиня" (в 1-й день после Покрова, т. е. 2 октября); из Голтвы, Кобелякского уезда, сообщают о странном обычае праздновать "блыскавыцю". Празднуют "блыскавыцю" также только замужние и женатые, без участия стариков и старух. Празднование это, по сообщению казака А. И. Пивоваренка, при существовании корчм, начиналось обыкновенно в этих последних, а затем переносилось "на зеленую траву" за село. Обычай "блыскавыци" представляет, очевидно, обломок далекой старины, напоминая старинный молдаванский обычай празднование "jarba werdy", т. е. "зеленой травы", заключающейся в обильном взаимном угощении близких соседей и вообще приятелей на лоне природы весной.

Из всех распространенных в губернии обычаев и обрядов, наибольше общности, по местностям губернии, по-видимому, в обрядах и обычаях, относящихся к свадебному ритуалу. Главные моменты народной свадьбы, как то изготовление шишек ("шишки бчати") и каравая, украшение "гильця" и последующие многочисленные церемонии у молодой с дружками, а у молодого с боярами, — все эти моменты сохраняются, но относящиеся к ним обряды выполняются менее торжественно, следуя один за другим без промежут-

44

ков, посвящаемых в старину угощениям. Впрочем, некоторые из обрядов, наиболее архаические, частью уже утратились, частью утрачиваются. Так, о церемонии с огнищем, через которое молодая прыгала при переезде к молодому, наши корреспонденты уже не упоминают, так же, как и о троекратном обхождении молодым "дижи" возле порога своей хаты перед отправлением к молодой. Из Великой Буромки, Золотоношского уез., сообщают, что выводится уже "свадебный танец на лавке" за спинами молодых, во время самой торжественной свадебной вечери в воскресенье; забывается здесь также и "прыданок". Старинные удержавшиеся свадебные песни, как сообщают корреспонденты, остаются без изменений. Некоторые из свадебных песен, относящиеся к исчезнувшим обрядам, уже забыты; удержавшиеся же песни остаются неизменными как по содержанию, так и по форме; торжественность свадебных обрядов не допускает искажений в относящихся к ним песнях.

Заслуживает внимание сообщение корреспондентов о существовании в некоторых старых казачьих поселениях обычая у парубков выбирать из своей среды "отамана", являющегося представителем парубоцких интересов своего кутка.

6. Язык и песни.

Изменения в языке и песнях народных, по сообщениям корреспондентов, весьма значительны. Изменения эти почти повсеместны. Ломанность языка и замена старинных песен песнями городскими, солдатскими и фабричными представляет общее явление во всех частях губернии. В этом отношении выделяются лишь немногочисленные, ограниченные по пространству, захолустные местности, куда не достигли еще новые влияния. Как на причины изменений в языке и песнях, корреспонденты указывают на сношение жителей села с городом и городскими учреждениями, на отбывание воинской повинности, на отхожие дальние заработки и, наконец, на влияние школы, коренным образом затрагивающее устои старого народного быта.

Сообщая об этих изменениях и их причинах, корреспонденты отмечают различие в отношении к языку между "отцами и детьми". Отцы, т. е. старшее поколение, в большей или меньшей мере, удерживают свой народный язык;

45

младшее же поколение — "дети" большей частим ищут новых форм для выражения своих мыслей. Еще более резкое различие в данном отношении наблюдается между населением, неграмотным с одной стороны, и грамотным — с другой, а также между населением, неизменно пребывающим в своей округе, и населением, практикующим уход на дальние заработки. Пригородное население, стремящееся усвоить язык привилегированных классов, в свою очередь, довольно резко отличается от жителей более или менее разобщенных с городом хуторов. А так как для населения нужна грамотность, необходимы дальние заработки и неизбежно сношение с городом, то проводники новых наслоений в языке, так или иначе усиливаются, поддерживаемые всем строем современной жизни населения. Несколько корреспондентов подчеркивают то обстоятельство, что масса населения большей частью безучастно относится к утрате форм своего народного языка, не задаваясь вопросом, что теряет она вместе с этими формами.

Такими же путями надвинулись новые влияния и на народные песни, проявив себя в этой области еще с большей силой, чем по отношению к народному языку. От старого народного песнотворчества в Полтавской губернии осталось мало. Наблюдается нерасположение старшего поколения к новым бессодержательным, а часто и безобразным песням, но это нерасположение не переходит в отстаивание старинной песни, которую молодежь, как сообщают некоторые корреспонденты, имеет возможность слышать лишь на пирушках подвыпивших стариков. "Старики с негодованием относятся к современным песням, сообщает из Гадячского у. народный учитель И. II. Чайка, — но они бессильны оказать влияние: распространителями песен является голосистая молодежь, и старческое негодование рассмешит веселых певцов, но не научит". Заслуживает внимания сообщение кр-на Н. К. Осадченко из с. Ряшек, Прилукского у., который замечает, что новые песни подкупают молодежь своим веселым хоровым строем, несвойственным нашим старинным заунывным песням. Искание новых песенных форм обусловливается, таким образом, новыми эстетическими запросами, вырастающими при новых условиях жизни. Предания старины в области народного песенного творчества обрываются и дают место песням, привлекающим молодежь своим ритмом,

46

независимо от заключающегося в них содержания. — "Исторические песни, которые знали когда-то диды, — пишет кр-н А. И. Барбар из Поповщины, Роменского у., — теперь совсем забыты. Не поют уже о Семене Паме и о Мазепе, забыты песни о Железняке, о казаке Софроне, о дуке и голоте" — От некоторых старинных песен уцелели лишь бледные остатки. Об одном из таких осколков старины, свидетельствующем об удержании в памяти населения воспоминаний о своем давнопрошедшем быте, сообщает казак М. И. Лиходей из окрестности посада Крюкова, Кременчугского уезда; сообщает он отрывок старинной песни про уловы 1) ("Ой як крыкнув наш пан гетьман та на свою силу: Ой вы, хлопци — добри молодци сидлайте ви кони... та поидем на улови").

К совершающимся изменениям в песнях значительная часть корреспондентов относится отрицательно, отзываясь об этом явлении с большей или меньшей горечью. По отзыву крестьянина С. А. Шевченко из с. Пекарей, Роменского у., песни нового образования заключают найчаще пошлое содержание с солдатским и фабричным оттенком. Священнику Г. П. Клепачевскому, сообщающему сведения по Ново-Аврамовской вол., Хорольского у., совершающиеся изменения в языке и песнях представляются явлением неглубоким. Молодые люди — пишет он — обнаруживают желание порусить и попеть солдатских песен, но это явление — частичное, наблюдаемое преимущественно среди тех, кто ходит на заработки в южные губернии, и непопулярное среди остального населения". Менее хладнокровно говорить об этом явлении народный учитель И. П. Чайка, сообщающий сведения по Книшевской, Сергеевской и Петровской волостям, Гадячского у. По отзыву этого корреспондента, "ничто так не извращено, как старинные песни, покоряющие сердце, оставляющие неизгладимое впечатление в душе". Характерные черты песен нового образование отмечает протоиерей Н. Ф. Григорович из Радионовки, Хорольского у. "Увлечение молодежи новыми формами быта, пишет протоиерей, в особенности сказывается в широкой распространенности новых бессодержательных песен, совсем непохожих на старинные. Любопытно, что новая мешанина в языке и песнях, крикливая, напоминающая барабанный бой, видоизменяется почти ежегодно с приходом заробитчан и отбывших воин-

1) Уловы — охота на зверей.

47

скую повинность". Заслуживает внимание сообщение казака Н. Е. Брюха из Великих Будищ, Зеньковского у., отмечающего то явление, что старинная песня начинает возвращаться в народную среду во всей своей красоте. Возвращает народу народную песню театр, где достаточно услышать выполнение старинной песни одному селянину, чтобы вслед затем пело эту песню все село, а в скором времени и вся округа.

Следует отметить, наконец, те сообщения корреспондентов, которые указывают, что не все виды старинных песен уступают место песням, "вновь взысканным", по выражению одного из корреспондентов. П. 3. Гуденко из с. Диканьки, Полтавского у., сообщает: в ходу песни солдатские, фабричные и даже острожные, — но все это хоровые песни, которые поют на людях; песни же, так называемые семейные (жиночи и дивочи) остались от старины, — свои песни для себя и поются; на огороде за работой, в хате в длинные зимние вечера или в "досвита", нет места песням новой формации. Еще в большей мере, чем семейные песни, удержаны населением песни обрядовые. Обрядовая торжественность, хотя и посократившаяся, по сравнению со старинными временами, не допускает применения бессодержательных песен позднейшего происхождения. Предковские обряды и обычаи требуют и песен, завещанных предками.

7. Об изменении народного быта вообще.

Сообщение корреспондентов, относительно общих изменений бытовых форм, представляют значительный интерес. Сообщения эти, конечно, субъективны и не имеют значения определенных, бесспорных указаний на положение вещей в занимающем нас отношении. Судить по этим сообщениям о степени глубины процесса разложения старых бытовых форм в каждой отдельной местности, характеризуемой тем или другим корреспондентом, само собой разумеется, не представляется возможным. Но полосы губернии в этих сообщениях уже получают некоторое общее очертание; для всей же Полтавской губернии отзывы корреспондентов по занимающему нас вопросу дают освещение настолько полное, что совершающееся в наше время изменение бытовых форм народной жизни представляется в значительной мере ясным.

48

Полученные сообщения по данному вопросу систематизированы в последующем изложении по признаку глубины и объема совершающегося процесса и сведены в три группы: 1) сообщения, свидетельствующие о наиболее широком и глубоком изменении бытовых форм; 2) сообщения, указывающие на устойчивость народного быта и 3) сообщения, говорящие о постепенном частичном изменении бытовых форм.

Первая категория сообщений представляет такие подробности. Из м. Царичанки, Кобелякского у., сообщают о полном почти разрушении форм старого быта. По сообщению из с. Песчаного, Золот. у., все старинное сглаживается и заменяется новым. В том же Золотоношском у., по сообщению из с. Богодуховки, черты старого быта исчезают во всех его формах; по сообщению из Великой Буромки, Зол. у., в этом поселении и во всей ближайшей округе, не взирая на ее захолустный характер, видны изменения во всех отраслях народной жизни. В с. Гусином, того же Золот. у., население не удержало никакой старины; разрушение старого быта, по сообщению корреспондента, началось лет 40 назад. По сообщению из с. Ковалей, с. Старой Аврамовки и м. Вергунов, Хорольского у., черты старого быта неудержимо исчезают, старины здесь уже очень мало. Население, развиваясь культурно, само признает старину уже непригодной для себя в хозяйственном и других отношениях и сочувствует уничтожению старых форм быта. По сообщению из с. Хорошков, Кобел, у., в этом поселении и широкой округе старина забыта. Только старики, вспоминая порой о том, как протекала жизнь раньше, замечают, что и здесь когда-то был такой же порядок, как у казаков Миргородского у., славящихся здесь приверженностью к старым порядкам жизни.

В отдельных же местностях Миргородского у. вот какое положение. По сообщению из с. Матяшевки старинный быт зашатался уже давно. Теперь ничему старому жители не сочувствуют. В д. Фальках, того же Миргор. у., "старые черты быта во всем уничтожаются, сообразно взглядам более образованного молодого поколения".

В м. Яреськах, Миргородского же уезда, большие изменения во всех формах быта: в языке, песнях, сказаниях и обрядах. Сравнительно устойчиво только устройство жилищ. Сказывается влияние образованности, почерпаемой из разных источников. Новый быт признается лучшим и

49

более удовлетворяющим современным потребностям. Только старики не сочувствуют уничтожению порядков прежнего времени. По сообщению из Вел. Селецкой, Лубенского у., старина в одежде, обычаях и обрядах сглаживается быстро. В Исачках, по сообщению о. В. Романова, живы еще казаки, носившие оселедцы, но они уже не влияют на течение жизни; молодежь же быстро обезличивается под влиянием военной службы, дальних заработков и школы. По сообщению из Каневщины, Прилукского у., старина разрушается, — наблюдается стремление к новым формам в одежде, языке и обычаях. Из с. Лебединца, Прилук, у., сообщают: "старых форм быта мало; во всем старина отступает при условиях нового времени". В с. Иванице, Прилук, у., старина наиболее резко сглаживается в одежде и языке, который теперь перемешан с русским. "Происходит быстрое сглаживание черт старого быта". Языке — смесь малорусского и русского; молодежь рвется один перед другим напоказ и в одежде и в разговорном языке проявить свою прогрессивность (с. Гмирянка, Прилукского у.). С каждым годом сглаживаются все больше и больше старые черты быта. (с. Малая Девица, Прилук, у.). Удерживают старые формы быта только старики; молодеж же, особенно побывавшая в чужих краях, многое в старых формах находит неудобным и непрактичным (м. Ряшки, Прилукского у.). По сообщению из с. Рогинец, Роменского у., изменение старого быта идет во всех направленнях. Старинный покрой одежды окончательно исчез; жилища изменяются к лучшему удобству; такие же изменения в обычаях и обрядах; язык утрачивает свои особенности, а песни окончательно забываются. В с. Медвежьем, Роменского у., черт старого быта осталось мало. В Чернечьей слободе, Роменского же у., по сообщению корреспондента, старый быт теряется под влиянием современных условий. По сообщению из с. Бобрика, Гадячского у., наиболее явными признаками малор. происхождения в данной местности является устройство жилищ, а также обычаи и обряды до некоторой степени. Остается еще от давнего времени выработка своего полотна и вышивание сорочек, хотя уже не "шовком" и не "злотом", как поется в забытой уже песне. Черты быта, с течением времени, постепенно сглаживаются, язык, под влиянием грамотности, обычаи, вследствие стесненного экономического положения. Мо-

50

лодое поколение изобретает новые моды, сходные с русскими».

Тотъ же мотив слышится и в сообщении из с. Студеников, Переяславского у. "Старые формы быта, — пишет свящ. П. Л. Запорожченко, — теряются вследствие изменившихся условий сельской жизни. Население поставлено в необходимость черпать средства к жизни дальними заработками. Отцы посылают своих детей в чужие стороны и в то же время из глубины души вздыхают об исчезающих на этом пути прежних формах быта".

Меньше сообщений о прочности старого быта, при чем такие сообщения относятся к местностям, рассеянным на всей площади губернии. В Липовой Долине, Гадячского у., формы старого быта держатся как в одежде и жилищах, так в обрядах и обычаях. В с. Середняках, того же Гадячского у., старина прочно еще держится в одежде, жилищах, обрядах, обычаях и языке. Нововведения не значительны и не популярны. Над пиджачниками посмеиваются. Вообще местное население отличается консерватизмом. В м. Хмелове, Ромен. у., старина держится козачьим населением. Здесь не только бреют бороды и под скобку стригут волосы, но и бреют затылки. В с. Ковалевке, Зеньковского у., "еще держится прежний быт, простая жизнь и свой язык». В Наталовке, Тепловской вол., Пирятинского у., «во всем чистое малороссийское обращение в населении". Старина держится в с. Ломаках, Лохв. у. Старина задержалась и в Матвеевке, Жовнинской вол., Золотон. у. В Мозолеевке, Кременчугского у., "удержалось еще много черт старого быта в одежде, жилищах, обычаях и обрядах и язык удержался в значительной степени, хотя уже заметны новые наслоения". В м. Переволочной, Кобелякского у., где, по сообщению казака Н. Т. Левченка, старина еще держится, о прошлом сохранились у населения восторженные воспоминания, главным образом, о доблестях предков — запорожцев. Корреспондент обращает внимание, что в соседнем м. Кишенке наблюдается почти полное исчезновение старого быта. Если к приведенным отзывам о прочности старого быта прибавим сообщения о пережитках старины, в виде старинного способа стрижки волос и кулачек в двух пограничных селах, то будет исчерпано все, что сообщено корреспондентами о живучести старого быта. Вот дословная

51

выдержка из сообщения из м. Голтвы, Кобелякского у., о старинном способе стрижки волос: "соберет все волосы кверху рукой и при самой макушке крепко сожмет и ниткой свяжет; тогда с затылка начинает брить через виски и на лоб на 1 ½ вершка ширины вокруг всей головы, а затем развязывает волосы, расчесывает и подвязывает в уровень с глазами, нижней частью ушей и затылком". О кулачных боях между жителями с. Малой Березани, Переяславского у., и Войтовец, Пирятинского у., на р. Супое, разделяющем два названные поселения, сообщается, что здешние кулачки, по многочисленности и завзятости бойцов, славятся на широкую округу. В кулачках принимает участие почти поголовно все мужское население, кроме дряхлых стариков и малых детей.

Наиболее многочисленны сообщения, свидетельствующие о постепенном, частичном изменении форм народного быта. Такие сообщенея, следует полагать, представляют наиболее правильное обобщение фактов, характеризующих занимающую нас область народной жизни. Постепенное изменение форм народного быта есть естественный процесс, обостряющийся, или наоборот, задерживаемый только в отдельных местностях, вследствие тех или других местных причин. В таком смысле и сообщает большинство корреспондентов свои отзывы по занимающему нас вопросу. По сообщениям из Подолковской, Капустинской, Борковской и Велико-Будищской в.в., в этих местностях удерживается большая часть особенностей старого быта. По сообщению из Бербениц, Лохвицкого у., старина держится еще, но старый покрой, а отчасти и материал одежды заменяются новыми. В Гнединцах, Лохвицкого у., по сообщению корреспондента, население в отношении одежды и жилищ, стремится стать на высшую ступень. В Ивахниках, Лохв. у., старина уже зашаталась, — молодое поколение критически относится к обычаям и установлениям старого времени и вырабатывает новые формы быта. По Зеньковскому у., сообщают из с. Кирилло-Анновки, что старина задержалась здесь, за исключением одежды; из с. Ступок — что население здесь теряет черты старинного быта, за исключением свадеб, которые хотя и сокращены против прежнего, но все таки ведутся по старинным обыкновениям; из с. Иордановки сообщают, что для молодого поколения многие черты старого быта уже не из-

52

вестны, наибольше старина здесь задержалась в обычаях и обрядах, а также в устройстве жилищ. По сообщению из д. Папков, Пирятинского у., жители говорят языком малорусским, вставляя в речь русские слова; они гостеприимны, привязаны к родине и старым обычаям, но все таки подражают нововведениям. В г. Хороле и окрестностях изменения в формах старого быта стали наиболее заметны со времени проведения в этой местности железнодорожной линии. Последовавшие здесь изменения, по мнению корреспондента, оказались, однако, менее резкими, чем ожидалось.

В большом селе Старых Сенжарах, Полтавского у., сглаживаются черты старого быта в одежде, языке, песнях и сказаниях, устройство же жилищ, а, также обряды и обычаи остаются прежние. В посаде Крюкове, Кременчугского у., и окрестностях, где малорусское население живет вперемежку с великорусским, старые формы одежды почти вывелись. Более устойчив тип жилищ. Сказывается сильное влияние города; черты старины сохранились лишь в обычаях и обрядах, особенно свадебных.

Любопытно, что в великорусских поселениях в пределах губернии совершается процесс выработки новых бытовых форм в том же направлении, как и в поселениях малорусских. По сообщению из Берестовеньки, Константиногр. у., старые обычаи забываются. Хороводы уже редко устраиваются; свадьбы "без прежних причуд"; изменения же в жилищах, а отчасти и в одежде незначительны. Процветавший здесь прежде домашний промысел вязания из шерсти, а также плетение лаптей из лыка уже почти забыты. В Староверовке, Констан. у., населенной исключительно великороссами, как и Берестовенька, покрой и материал одежды изменяются; старинные головные уборы женщин и лапти уже выводятся. Жилища строят по старине, — одну хату без перегородок и при большом семействе. Обрядовые песни удержались, но современники уже не понимают их смысла: "Ладо" и "Дошельмо" никто не умеет объяснить.

Не приводя дословно других сообщений, в которых корреспонденты отмечают частичные изменения в формах народного быта, ограничимся выдержкой из сообщения свящ. Г. П. Клепачевского из с. Новой Аврамовки, Хорольского уезда, в каковом сообщении довольно полно высказана мысль как о неизбежности изменений, так и о согласуемости

53

их с основными устоями народного быта. Вот что пишет о. Клепачевский: "Новая струя коснулась и поселений Ново-Аврамовской волости, внося облагорожение нравов и обычаев местного населения. Народные и воскресные школы, библиотеки, вне-богослужебные собеседования, любительские хоры и проч. делают свое дело. Но это не разрушает положительных сторон прежнего быта. И теперь везде можно узнать малоросса в серой свитке, в барашковой шапке, в широких шароварах, задетых в голенища. Чисто выбеленные хатки под камышевыми крышами, окутанные вишневыми деревьями, в свою очередь, едва ли много чем отличаются от старинных жилищ в этой местности, бывших свидетелями еще татарских набегов".

В таком виде, по отзывам представителей полтавских сел, представляется процесс изменений в формах старого народного быта. Изменения, очевидно, совершаются повсеместно. В уездах южной полосы губернии такой процесс, судя по приведенным выше сообщениям корреспондентов, глубже, и местности, где задержалась старина, во всем строе народной жизни, встречаются сравнительно редко. К южной полосе губернии мы относим уезды: Золотоношский, Кременчугский, Кобелякский и Константиноградский. В наибольшей мере задержалась старина у населения трех смежных уездов в северной полосе губернии: Гадячского, Лохвицкого и Роменского, хотя из этого района и не сообщено таких определенных отзывов о приверженности населения старине, как напр. из м. Переволочной, Кобелякского уезда. В местностях наибольшей ломки форм старого быта есть основание в наибольшей степени и дорожить его положительными сторонами.

Не менее интересно проследить, какими влияниями объясняют корреспонденты современные изменения в формах народного быта. Многие корреспонденты главное место в ряду таких влияний отводят народной школе. "Грамотность в народе в наибольшей степени сглаживает старые черты быта" (с. Кошмановка, Констант, у.). "Старина сглаживается преимущественно образовательным влиянием школы" (с. Иванковцы, Прилук, у.). С учреждением народных школ, сообщает кор-т из Гнилицы, Прилук, у., молодое поколение изменяется во всем, в языке и одежде, в обхождении и обычаях. Из Вел. Бубнов, Роменского у. сообщено, что

54

изменения в народном быте происходят, благодаря заботам о народном образовании. "Значительные изменения во всех формах народного быта вызваны, главным образом, влиянием образования, проводящего в жизнь новые понятия (с. Камыши, Зеньк. у.). Такой же смысл сообщений из Каневщины, Рудовской в., Прилук, у., из с. Песчаного, Полтавского у., и из других пунктов.

Большее число корреспондентов причину изменений в формах народного быта видит в совокупности разнообразных влияний. Из с. Перекоповки, Ромен, у., сообщено: "Особенно значительны изменения старого быта за последние 10-15 лет, в силу значительного распространения грамотности; почти все учившиеся в школе стараются говорить книжным языком, который на деле является смесью народного языка с книжным. В этом же направлении влияют отхожие летние заработки, большей частью в приморских южных городах и воинская повинность". Сглаживанию черт старого быта, кроме школы, способствуют близость города, развитие ремесел и промыслов (с. Рогинцы, Ромен. у.). Из м. Хмелова, Роменского же у., сообщают: "Много есть причин изменения старого быта вообще и родного языка в частности. Главные же причины: школа, военная служба и заработки. Кого коснулись эти влияния, тот обычно всячески старается показать, что и он человек цивилизованный. В с. Пекарях, Ромен, у., новое влияние идет из Таврии, называемой кор-том Украиной. Из Хустянки, Ромен, у., сообщают о влиянии "Донщины", куда много молодежи уходит на заработки. Кор-т из с. Жабок, Лохвицк. у., пишет: "Шатаются устои старого быта преимущественно под влиянием ухода на заработки в южные города (Мариуполь, Ростов и др.), железных дорог, сношений с городом и городскими учреждениями, под влиянием также школы и воинской повинности". "При всей традиционности старшего поколения, сообщается из с. Липовой Долины, Гадяч. у., старые формы быта мало по малу сглаживаются под влиянием отхожих промыслов и школ".

Таковы по своему существу, с незначительными вариациями в выражениях, сообщения корреспондентов из с. Бельска, Зеньк. у., из с. Капустинец, Гадяч. у., из с. Лехновки, Переясл. у., из с.с. Песчаного, Васильевки и Черкасовки, Полтав, у., из с. Святиловки, Кременч. у., и из

55

нескольких других поселений. В ряду этих последних сообщений выделяются отзывы, выдвигающие экономические условия, как одну из главных причин изменений в формах народного быта. Из с. Петровец, Миргород, у., сообщено, что малоземелье, нарушающее строй хозяйства, побуждает население искать новых способов пропитания вне земледелия, что ведет и к возникновению новых форм быта. Земельное стеснение, по отзыву кор-та из Ржавца, Прилукского у., вызвало упадок всех старинных отраслей хозяйства и побуждает население устраивать свою жизнь иначе при новых условиях существования. Корр-т из с. Ганебного пишет: "Перемена нравов и обычаев населения объясняется изменением всего строя сельской жизни под влиянием экономических условий: железных дорог, отхожих заработков и службы в городах, так как все это способствует занесению в села новых привычек". — Старики рассказывают, что наши деды сеяли коноплю, а бабушки пряли пряжу, замечает иронически кор-т из Чернобаев, Золотой. у., говоря об утрате населением старинной одежды.

В ряду разнородных причин, влияющих на формирование нового быта, найчаще наши корреспонденты указывают на позаимствование новых форм "младшим" поколением от элементов, чуждых Полтавскому селу. Во всех почти сообщениях по данному вопросу отмечается влияние дальних заработков и военной службы. Указывают также корреспонденты на влияние городского строя жизни и разного рода сношений с людьми, формы жизни которых сложились иначе, чем в наших селах. Содержание современной сельской жизни уже не удовлетворяет запросам сельской молодежи, и эта молодежь ищет новых форм и усваивает их, не задаваясь даже вопросом, лучше ли эти новые формы оставляемых прежних. Приводим выдержки из наиболее характерных сообщений по вопросу о том, откуда идет влияние на бытовые формы жизни Полтавского села и что черпают селяне при сношениях вне традиционной сельской обстановки.

"Общения наши — пишет из с. Лялинец, Золотоношского у., Н. К. Велецкий, при отсутствии сознания собственного достоинства, вносять в жизнь нашу много путаницы, путем усвоения непримиримых понятий. Мы уже очень мало имеем своего. Население не сознает, что оно теряет, оставляя формы своего родного, выработанного веками быта".

56

"Киев и солдатчина, уча практичности, пишет другой корреспондент, вытесняют формы старого быта (м. Вороньков, Переясл. у.). Особенно много новин приносят сношение населения с посторонними элементами, ставшие хроническими в силу тех или других причин. Так, из м. Сар, Гадяч. у., сообщается: "Черты старого быта сглаживаются во всех его видах, чему способствуют широкие повторяющиеся из года в год сношения местных щетинников с самым разнообразным людом на пространстве в одну сторону до Кавказских гор, а в другую до р. Прута в Молдавии". Население м. Келеберды, Кременч. у., принимает участие в рыбачьем промысле на всем протяжении Днепра, на юг до лиманов включительно, а также поставляет как хозяев судов, так, главным образом, матросов для местного каботажного промысла. Кроме того, келебердяне проторили путь и в ближние и в сравнительно отдаленные южные города, куда они отправляются в качестве домашней прислуги. При таком положении вещей, естественно, не могли уцелеть старые формы быта, как и в с. Зубовке, Миргородского у., где производство колес и промышленное разведение лука вызывает разъезды по различным близким и неблизким городам и другим ярмарочным пунктам. Отсюда, замечает корреспондент, новшества, перенимаемые молодежью с большой охотой, хотя бы усваиваемые новые формы шли совершенно вразрез со всем старым. — Из м. Смелого, Ромен, у., сообщают, что под влиянием торговых сношений смелян, производящих кустарным способом кожаный товар, а также вследствие отлучек молодежи на заработки в южные губернии — "на Вкрайну" — черты старого быта быстро исчезают, так новые формы сильно увлекают молодежь. — Из местностей, где Полтавские селяне близко знакомятся с новыми формами быта, наши корреспонденты найчаще называют Таврию и Донщину. В эти местности на заработки устремляется население, по-видимому, из всех уездов Полтавской губернии. Наиболее же сильное движение, судя по отзывам корреспондентов, идет в эту сторону, из уездов Роменского, Лохвицкого, Лубенского, Гадячского, Зеньковского и особенно Золотоношского и Кобелякского. О напряженности этого движения на юг, по крайней мере, из отдельных поселений, где экономический быт население сложился особенно неблагоприятно, можно судить по сообщению из м. Лукомья

57

Лубенского у., свидетельствующему, что "все старое бытовое изменяется здесь потому, что почти из каждой хаты хоть по одной душе идет в города и дальние заработки, где, сталкиваясь с разным людом, усваивает новое, чужое, занося затем это чужое в свой очаг".

Влияние на селян чуждого селу городского элемента хотя довольно резко, но по существу недалеко от истины, выражено в нижеследующем сообщении из Ляшковских хуторов, Кобелякского уезда. "Наши хутора, пишет народный учитель Н. А. Рудичев, находятся под сильным влиянием Екатеринослава и ближайшей Царичанки. Старики, будучи бессильными повлиять на положение вещей, с негодованием смотрят, как современная молодежь спешит свои сравнительно с прежним значительные заработки надеть на себя, не думая ни об отцовском, ни о своем будущем хозяйстве. Наша Царичанка — бойкое место, в котором много торгового люда. По праздникам здесь бывают большие базары и большие гулянья молодежи, главным образом, под лавками; на этих гуляньях разряженные мещанки и мещане своими нарядами сбивают с толку бедных хуторян, и эти последние толпами осаждают мануфактурные лавки, к великому удовольствие их владельцев, спеша переодеть себя по образцу своих соблазнителей. В эту же сторону влияет и город Екатеринослав, который высокой заработной платой привлекает селян и дает им средства, какими раньше не располагала сельская и хуторская молодежь".

Любопытная характеристика сельской молодежи представлена в сообщении из с. Недры, Переясл. у. "Молодежь, усваивающая под различными воздействиями новые формы быта, пишет И. М. Данельский, может быть подразделена на две большие, почти равные, группы: 1-я — хозяйственная молодежь безотносительно к тому, дома ли она хозяйничает или добывает средства на заработках; 2-я группа, или другая половина молодежи, подразделяется на две части: большинство, не умея воспользоваться заработанными деньгами, тратит их непроизводительно на всякого рода удовольствия, и, главным образом на удовольствие пощеголять в одежде городского покроя. Для этой части молодежи потери вдали от своего села значительнее, чем это могло бы быть дома. Меньшая часть второй группы, неприспособленная к труду, и дома и на дальних заработках, плутается без всякой

58

пользы. Эта последняя часть сельской молодежи на дальних заработках обычно деморализуется".

Таковы отзывы корреспондентов о влияниях, под воздействием которых изменяются черты старого быта. Школа, военная служба, дальние заработки и разнообразные сношения селяне — вот те возбудители нового бытового строя, о которых говорят наши корреспонденты. Качественное значение каждого из этих возбудителей, конечно, различно. Школа, расширяя кругозор и возбуждая новые понятия, при правильной постановке народного образования, является фактором, совершенствующим старый быт. В свою очередь и всевозможные сношения селян, в том числе и военная служба, сами по себе не ведут к ниспровержению старого быта. Такие сношения знакомят селян с примерами иного уклада жизни. А как относится селянин к этим примерам, это зависит уже от его внутренних побуждений. Не все хорошо и не все дурно в старом укладе жизни. Положительные стороны старого быта обычно удерживаются населением, обладающим здоровым инстинктом самосохранения. Прочная культура народа создается лишь при условии внимательного отношения к прадедовским формам быта. Изменяющиеся условия жизни, естественно, требуют изменений и в бытовых формах народа, но при всех изменениях возможно сохранение основ, удержание своего типа. В некоторых из приведенных пред этим сообщениях и представляется положение вещей по занимающему нас вопросу в таком именно виде. Устойчивые и крепкие элементы села претворяют всевозможные внешние влияния и развивают новые бытовые формы преемственно с основами старого быта.

Высказались наши корреспонденты и о своем отношении к изменениям в формах старого быта. Большинство корреспондентов (около половины) высказало свое сочувствие формам нового быта; сторонниками форм старого быта заявило себя гораздо меньшее число, — по приблизительному подсчету сообщений, вторых около третьей части, по сравнению с первыми; приблизительно такое же число корреспондентов засвидетельствовало о безразличном своем отношении к данному кругу явлений жизни и почти такая же группа сообщивших сведения составилась из лиц, воздержавшихся от выражения своего взгляда по данному предмету и сообщивших о раздвоении население в данном отношении, а именно: о сочув-

59

ствии старшего поколения формам старого быта, с одной стороны, и о приверженности молодежи к новым бытовым формам, с другой стороны. Приводим выдержки из наиболее характерных сообщений. "Старое постепенно уничтожается, пишет кор-т из х.х. Заполузерских, Полт. у. На старом уже пропали бы с голоду. Земля не расширяется, а население за 40 лет почти удвоилось". "Население, оставляя старые формы быта, стремится выработать новые формы, которые соответствовали бы современным условиям и были бы полезны при существующих запросах жизни" (Волчерекская вол., Кобеляк. у.). "Каждый, желающий улучшения своего быта, поневоле сочувствует уничтожению черт прошлого, непригодных при новых условиях жизни" (м. Борки, Гадячского у.). "Население не жалеет исчезающих старых форм быта, находя таковые, вследствие изменившихся условий, утратившими свое прежнее значение и в значительной мере бесполезными" (с. Ковали, Хорольского у.). Новые формы быта признают более выгодными в хозяйственном отношении также корреспонденты из с. Хоминец, Ромен, у., с. Шишак, Хорольского у. и из Краснохиженец, Мойсенской вол., Золотон. у. Значительная часть корреспондентов, сообщающих о сочувствии населения новым формам быта, придает более широкое значение этим формам. Вот наиболее характерные из таких сообщений.

"Молодое поколение, сообщает казак И. И. Лисенко из м. Богачки, Миргородского у., — предалось более цивилизованному миру или, так сказать, сравнивается с более высоким классом людей. Теперешнего поколения людей нельзя и сравнить с прежними старожилами. Теперь нисколько не сочувствуют старине, с каждым годом все больше совершенствуется быт людей во всем, что нужно для человека".

"Старые черты быта — пишет другой корреспондент — изменяются под влиянием развитости познаний и ознакомления с улучшенными способами. Древние обычаи сглаживаются образованием, которое вытесняет и старинные установления, сопровождаемые пьянством. Язык, под влиянием грамотности и обращения между людьми, приближается к чисто русскому. Старые песни заунывного тона заменяются веселыми закадычными. Старинные сказания разного рода вовсе теряют всякое значение. Всяк считает все это мелюзгой и пустяком в сравнении с тем, чем озабочен в настоя-

60

щее время весь современный люд" (Село Харьковцы, Деймановка и Каплинцы, Пирятинского у.).

Оба приведенные перед этим сообщения весьма характерны. По сообщению из м. Богачки, Миргор. у., молодое поколение стремится проявить высшую цивилизацию, стать на высшую ступень в культурном развитии, и в этом стремлении несочувственно относится к старине. Отрицательное отношение к старине в настоящем случае мотивируется несоответствием ее требованиям культурного развития. Отдельный черты старого быта, непротиворечащие означенным требованиям, удерживаются поэтому и с переходом на новую ступень развития. В настоящем случае, таким образом, нет пренебрежительного отношения к старому быту во всей его совокупности. Напротив, в сообщении из Пирятинского у. видим полное отрицание всех форм старого быта, всякой старины вообще. Всякая старина, по отзыву корреспондента, "мелюзга и пустяки в сравнении с тем, чем озабочен современный люд!"

Мы несколько остановились на этих двух сообщениях в виду того, что во всех остальных отзывах корреспондентов о сочувственном отношении населения вообще или молодого поколения звучат отмеченные основные мотивы. По сообщению из Томашевки, Роменского у., "новым формам население сочувствует, находя, что они удобнее, приятнее и полезнее для жизни". "Этому же, продолжает тот же корреспондент, способствует общераспространенное мнение, что все новое приближает более или менее к интеллигентности". Из м. Хомутца, Миргор. у., сообщается, а что одежда и все другое в прежней форме, но делается, сравнительно с прежним, весьма искуснее; устройство жилищ гораздо аккуратнее; некоторые неблагонравственные обычаи и обряды на пути к изменению и искоренению". Из с. Калкаева, Хорольского у., кратко сообщается, что новые формы принимаются за выражение цивилизации и т. д.

С другой стороны имеем такие сообщения. "Население, и особенно молодежь, старается забыть прошлое и вводить обряды и обычаи по примеру людей среднего общества (м. Шишаки, Миргород, у.). "Изменениям старого быта сочувствуют, полагая, что старинные обычаи и обряды упразднятся и закроются" (с. Медвежье, Ромен. у.). "Население старину презирает

61

и новому всему сочувствует" (Великие Бубны, Ромен. у.). По мнению корреспондента из с. Великих Бубнов, Ромен. у., происходящие изменения в народном быте "ведут к лучшему": говорят чисто, поют песни прилично; старинные сказки заменены рассказами из книжек". Корреспондента из х. Переводского, Яблоновской вол., Пирятинского у., иронизирует над остатками старины, заявляя себя сторонником всеобщего обязательного обучения.

В остальных отзывах о сочувственном отношении населения к новым формам быта не встречаем каких-либо характерных подробностей.

Проследим, затем, что говорит другая часть корреспондентов, свидетельствующих о предпочтении форм старого быта и относящихся с сожалением к утрате населением некоторых своих особенностей. Крестьянин А. Ф. Калита из м. Борисполя, Переяславского у., в связи с занимающим нас вопросом, отмечает неблагоприятные последствия первоначального обучения в народных школах не на своем языке. По сообщению из Перекоповки, Ромен. у., степенные люди не сочувствуют такому прогрессу, который отрицает устои народного быта и сожалеют о прошлом лучшем времени. "Большинство населения сожалеет о теряющейся старине, но подчиняется времени" (с. Иваница, Прилук. у.) "Старинных бытовых форм уже мало уделело. Казаки того мнения, что в старину жилось дедам привольнее и роскошнее" (м. Белоцерковка, Хорольск. у.). "Уже нет той патриархальной простоты, которой еще не так давно славилась Украина". Настроение молодого поколения представляется корреспонденту "без преувеличения злым" (с. Исачки, Лубенского у.). Корреспондент из Хмелова, Роменского у., особенно сожалеет "об искажении родного языка".

О безразличном отношении населения к исчезающим формам старого быта сообщают корреспонденты, почти исключительно из уездов северной полосы губернии: Переяславского, Прилукского, Лохвицкого и Роменского. Из остальных уездов приходится одно сообщение на Миргородский у. (с. Савинцы) и два сообщения на Константиноградский (с.с. Ганебное и Семеновка по р. Орели).

Проследим в заключение сообщения, указывающие на недостаточно определенное отношение населения к формам старого быта: внимание одних и невнимание других, сочув-

62

ствие одним сторонам старого быта и несочувствие другим и т. д. Старики, сообщается из Беловода, Бобрикской вол., Роменского у., не сочувствуют новым формам, усваиваемым молодежью в Таврии и на Донщине, но вынуждены посылать своих детей с 15-ти летнего возраста в неведомые края, вследствие своей бедности. "Пожилые селяне не сочувствуют нововведениям в одежде, по разорительности их; в уничтожении же некоторых, не имеющих смысла, частностей в старинных обрядах и обычаях видят пользу" (с. Жабки, Лохвицкого у.). "На новые моды молодого поколения, приближающиеся к городским, старики смотрят с чувством сожаления и тщетно напоминают молодому племени древние обычаи и черты прежней жизни" (с. Бобрик, Гадячского у.). "Уходящие на заработки усваивают много непривлекательных черт: франтовство не по средствам, разнузданность, стремление к легкой наживе и т. п. Более благоразумные поэтому предпочитают довольствоваться меньшими домашними заработками, устраивая жизнь по-старинному" (с. Солошино, Кобеляк. у.). Корреспондент из с. Семеновки, Хорольского у., отмечает противоположное отношение к старому быту стариков и молодежи. Старики стоят за неприхотливую старину, а молодежь стремится подражать и тому, что для нее не но средствам. "Вообще население сочувствует новому порядку вещей, но приходится слышать и сожаление об утрате многих обычаев старого времени" (с. Комыши, Зеньк. у.).

К какому же сообщению приводять вышеизложенные разнообразные сообщения Полтавских корреспондентов по вопросу о совершающихся изменениях в области старого народного быта в Полтавщине?

Неизбежные изменения в прослеженных бытовых формах, очевидно, значительны. Сознает это вполне население занимающего нас края. Но, вместе с тем, сознает оно и то, что, как пишет кр-н А. Ф. Калита из м. Борисполя, Переяславского у., "людына хороша, як вона на себе похожа". Этим выраженным с классической простотой сообщением селянина мы и закончим настоящее сообщение.

Л. Падалка.

63

ПРИЛОЖЕНИЕ.
Выдержки из подлинных сообщений г.г. корреспондентов об
изменениях в народном быте.

О жилищах и постройках.

М. Борисполь, Переясл. у. Жилища улучшаются, удерживая прежний тип. Вместо "лисяних бовдурив" устраивают кирпичные "комины". Жилища выще, светлее, с растворчатыми окнами, заменившими старинные "викна-оболоны". К хатам пристраивают коморы, вместо "лисяных хиж".

с. Недра, Переясл. у. В жилищах — перемена к лучшему. Стремятся делать хату просторнее, выше, светлее.

с. Туровка, Прилук. у. В устройстве жилищ изменения идут медленно.

с. Гмирянка, Прилук. у. Жилища и постройки теперь значительно просторнее чем были в старину.

с. Смошь, Прилук, у. Жилища и постройки просторнее и чище.

с. Деймановка, Прилук. у. Жилища по новой форме. с. Лебединец, Прилук. у. Раньше были хата и хижа, теперь прибавилась хатына с варистой печью, а хата с грубой.

с. Талалаевка, Ромен. у. Вместо прежних одинарных хат теперь хата с "кимнатой".

с. Вел. Бубны, Ромен. у. Постройки удобнее и красивее.

с. Перекоповка, Ромен. у. Жилища просторнее, часто с большими и двойными окнами — с форточками.

с. Пекари, Ромен. у. Жилища — мазанки прежнего вида и устройства.

Х-ра Хустянские, Ромен. у. Жилища строятся по старинному, но с улучшениями.

с. Поповщина, Бобр. вол., Ромен. у. Жилища сохраняют старинный тип, улучшаясь в отношении величины и устройства окон, а также в отношении кирпичной кладки печей, сплошных потолков и проч.

64

с. Жабки, Лохв. у. Жилища прежнего типа, но просторнее.

с. Гнединцы. Жилища строятся по старинному с некоторыми изменениями.

с. Озеряне, Лохв. у. Хата с сенями и коморой под одной крышей; верх до земли с затычкой из тряпок — общераспространенное жилище.

Книшевская, Серг. и Петр. в.в., Гадяч. у. Старинные жилища: хата или две хаты через сени, при чем сени в обоих случаях со сквозными дверями; в виде исключения устраивалась комната для главы семьи. Теперь часто устраивается "хатына", занимающая часть сеней.

Броварки, Гадяч. у. Жилища у беднейшей части населения старинного устройства, у более зажиточных изменяются для большего удобства.

Сары, Гадяч. у. Жилища устраиваются теперь мало-мальски зажиточными о двух покоях и обязательно с большими окнами.

Бельск, Зиньк. у. В жилищах мало отступлений от старины, но хаты делают просторнее и выше.

м. Грунь, Зиньк. у. Жилища, неизменившиеся по типу, украшаются внутри лубочными картинами и портретами солдат.

д. Пайки Попов. вол., Пирят. у. Жилища старого устройства: хата с сенями и коморкой.

с. Мамаевка, Линов. вол., Пирят. у. Перевелись плетневые избы.

м. Хомутец, Миргор. у. Жилища, пока было много лесов, строили деревянные; теперь почти исключительно глинобитные.

с. Бакумовка, Хомутецкой вол., Миргор. у. Новые глинобитные хаты просторнее старых и с большими (растворчатыми) окнами. Плетневые трубы обычно заменяются досчатыми и кирпичными.

м. Шишаки, Миргор. у. Жилища строятся редко — по-старинному.

м. Богачка, Миргор. у. Старинная хата с плетенным верхом. "Хижа" при хате — если стены мазаные, и "комора" — если стены из деревянных брусьев. Теперь жилища устраивают просторнее и удобнее.

Ст. Калкаев, Хорол. у. Устройство жилищ теперь далеко порядочнее, чем было лет 40 назад.

65

м. Вергуны, Хорол. у. Жилища устраиваются по старинному, исключая устройства стен, теперь более прочных, и окон, теперь более объемистых.

м. Белоцерковка, Хорол. у. Жилища носят отпечаток старины.

м. Остапъе, Хорол. у. Жилища такого же устройства, как и в старину.

с.с. Каленики, Шиловка и Сухаробовка, Хорол. у. Жилища стали лучше.

Диканька, Полт. у. Жилища прежнего типа, но выше и светлее.

с. Чутово, Полт. у. Жилища старинного устройства, и прежних размеров только у бедняков. У состоятельных хозяев жилища обширнее и с внутренним устройством, более удобным, чем в старинных жилищах.

Белоусовка, Золотон. у. Жилища прежнего типа, только просторнее.

Вел.-Буромка, Золотон. у. Жилища теперь просторнее старинных.

м. Жовнин, Золотой. у. Жилища просторнее и прочнее. В старину хаты устраивали кое-как, без луток и ставень, окна вмазывались в стену и обрамливались красной глиной. Теперь строят хаты гораздо лучше, чем в старину. Появились клуни для молотьбы, которых прежде не знали, — не было и звания.

с. Солошнно, Озерской вол., Кобеляк. у. Прошли века, а хата нашего поселянина все та же. У бедняков при хате сени с хижей, и хата довольно тесная, на четвертую и даже третью часть занятая печью. Прямо против входных дверей находятся образа, перед которыми помещается "скрыня". Между печью и наружной стеной находится "пил", где сложены подушки; над полом висит "жертка", т. е. шест, одним концом вделанный в стену, на котором висит одежда. У более богатых против описанной хаты устроена светлица, такая же хата, только более чисто и богато убранная. Печь украшена всякого рода рисунками, а иногда бывает и кафельная. У стен описанных хат положены лавы, т. е. широкие в ½ — ¾ арш. доски во всю длину стены, с 4-6 ножками в каждой. Хата, каков бы ни был бедняк ее хозяин, обнесена тыном. Поветки для скота и овец имеются при каждой почти хате, сколько нибудь зажиточного поселянина. Только у бедняков вместо

66

повиток имеется небольшой, обыкновенно круглый, "хлив" для свиней. Рубленные амбары составляют принадлежность дворов более или менее состоятельных поселян. У средне-состоятельных рубленные амбары заменяются мазанными коморами, где хранится хлеб. Едва ли какая-либо хата, самого бедного жителя села лишена вишневого садочка. Два, три деревца вишен, хотя бы захудалых, всегда найдете сзади хаты, а в огороде, спускающемся вниз к оврагу, ручейку или реченке, обязательно найдете традиционные вербы. Так что и в настоящее время дышат реальной правдой стихи незабвенного нашего украинского поэта Т. Г. Шевченка. "Садок вишневый коло хаты Хрущи над вишнями гудуть".

с. Хороший, Коб. у. Вместо старинных хат теперь устраивают домики с кирпичной трубой, с окнами о 6 стеклах, с 3-4 комнатами. Так, разумеется, строят жилища зажиточные.

м. Орлик, Кобел. у. Уцелели хаты на две половины, теперь их строят более обширными и с лучшим внутренним устройством.

Ляшковские х-ра, Кобел. у. Новые жилища у зажиточных — уже не хаты, а домики с окнами в 6, а иногда и в 4 больших стекла. Жилища эти совсем не напоминают прежних тесных хат с окнами-дырочками, наполовину залепленными лубком или бумагой и такие низкие, что и расправиться в них не было возможности. Внутреннее же убранство хат почти без перемены. Стены увешаны вышитыми рушниками, в переднем углу вместо стола стоит по большей части "скрыня", закрытая "кылымом" своей работы; весь передний угол уставлен иконами, за которыми всегда можно видеть васильки; кругом стоят лавки, закрытые у более зажиточных "кылымами".

с. Машевка, Констант. у. Жилища устраиваются по старинному — малые, но чистые, выбеленные, с вишневыми садиками.

с. Кошмановка, Конст.у. Жилища старинного устройства.

Об одежде.

м. Борисполь, Переясл. у. Уже вывелась старинная одежда богатых казачек "курта", которая шилась из тонкого сукна, или другой ценной материи с круглым отлож-

67

ным, обложенным парчей, воротником и полами, отороченными золотым галуном. Плахты и наметки выводятся. Носят их теперь только старухи в праздничный день.

с. Усовка, Переясл. у. Вместо длинных из белого сукна свиток мужчины носят коротенькие юпки, и уже не белого, а черного сукна. Корсетки заменены пиджаками. Штаны до очкура и с матней вывелись. У женщин плахты и запаски заменены "спидницями".

с. Малая Березань, Переясл. у. Старинные формы одежды быстро исчезают. Еще лет 15 назад в церкви можно было встретить мужчин и женщин, одетых по-старинному. Теперь уже старинного покроя одежды не приходится видеть, даже старухи и те следуют моде. Мужчины, особенно молодежь, стремятся одеть куртки, пиджаки, картузы, жилеты из плохого фабричного материала. Сапоги с длинными голенищами, формой бутылки, — верх счастья.

с. Недра, Переясл. у. У стариков старинный покрой одежды еще держится: кожух, свитка, чемарка, кобеняк, "стоян" (?) У парней пиджаки. Иметь пиджак и шарф считается особым шиком. Шарфы носят даже летом. Запаски и плахты вытесняются снидныцями. Вместо керсеток и юпок безобразного покроя кофты.

с. Туровка, Прилук. у. Из мужской одежды сохранились свитки (юпки), кобеняки из сукна домашнего изделия, да кожухи. Легкая одежда подвержена быстрым изменениям. Парни носят, между прочим, красные кумачевые сорочки навыпуск. Женские белые свиты, намитки, белые платки и плахты исчезли.

с. Гнилица, Прилук. у. Пожилые мужчины носят широкие шаровары без жилеток, широкие своего изделия холщовые рубахи, большие шапки из овечьих шкур и большие безподборные сапоги. Из шерсти и кож своих овец приготовляют материалы для верхней одежды: свиток и кожухов.

с. Погребы, Прилук. у. Молодое поколение одежду носит преимущественно из фабричных материалов; паробки небольшие острые шапки, пиджаки, сравнительно узкие штаны, небольшие сапоги с подборами, девушки тоже стремятся по убранству быть похожими на городянок, как парни — на городских приказчиков.

с. Великая Девица, Прилук. у. В одежде много изменений против прежнего. Одежда раньше была длинная, — на

68

2 вершка до земли, сапоги были до завити без каблуков, шаровары широкие, можно было всыпать пудов 10 жита. Теперь сохранилось лишь кое-что от старины: свитки до "засобки" и полушубки с "засобками"; плахты и запаски только у старух.

с. Малая Девица, Прилук. у. Прежние женские одежды: белые юпки, запаски, плахты почти совершенно уничтожаются, наметок совсем уже не видно.

с. Смошь, Прилук. у. На старинные одежды требуется много материала и одежда неудобная. Идет косить, а на нем свита в пол пуда. Одежда новой формы практичнее: дешевле и легче.

с. Деймановка, Прилук. у. Новые формы одежды на городской лад.

с. Николаевка, Прилук. у. Свитки, кобеняки только у стариков.

с. Лебединец, Прилук. у. В одежде старины мало. Свитки удержались, но шьются до отрезной талии; появились пиджаки. Женские юпки были до 3 усов, теперь до 5, 7 и 9, теперь их стали украшать обкладками из плиса и другой подходящей материи, чего раньше не было. Длинные женские свиты из белого сукна и наметки большая редкость. Также редки плахты и запаски.

с. Ржавец, Прилук. у. Совсем уже не видно суконных белых свит, расшитых черными шнурками, плахт, блиставших всеми цветами радуги, и головных уборов из белой прозрачной ткани (намиток), которыми еще так недавно щеголяли хохлушки. Мужские свиты, брыли и расшитые узорчатыми фигурами белые кожухи из домашней овчины также почти отходят в область преданий. Все это уступает место хлопчатобумажным изделиям Московской и Лодзинской мануфактуры, в которую облачается теперь местное население. Появились пиджаки, сюртуки, тужурки и узкие штаны. Типичной народной одежды уже нет.

с. Талалаевка, Ром. у. В одежде большие перемены: штаны уже без очкура и матни, сапоги ваксуются, вместо брыля картуз, иногда черная шляпа.

Гор. Глинск и окрестности, Ром. у. Намитки у "пожилых", "кибалки" или "кички" у молодых — заменяются платками, которыми кутаются и в жаркое время года, следуя моде. У стариков задержались старинного покроя сороч-

69

ки с отложным воротником до застибки (стричка) и широкие штаны до очкура. Сиряки и кобеняки у мужчин, плахты и запаски у женщине — уже редкость.

с. Перекоповка, Ромен. у. До 60-х годов одежда была исключительно домашнего изделия. Мужчины носили каптанки, свиты и киреи с кобеняками из домотканного сукна, кожухи, беленные со стоячими воротниками, смушевые своего изделия шапки и своего пошитья сапоги. У женщин была одежда также исключительно своего изделия, юпки и свиты из белого сукна (последние расшивались черными шнурками), повязывали косынками белого полотна, а в праздники надевали в церковь наметки, носили шерстяные запаски своего изделия, черного и синего цвета, а в праздники девчата и молодыци надевали цветные запаски и плахты. Теперь все это становится преданием. Одежду из домашнего сукна уже носят не многие, исключительно по хозяйству, и уже другого покроя. Теперь стала общераспространенной одежда из покупных материалов. Прежней оригинальности в одежде совсем не стало.

М. Хмелов, Ромен. у. Старинная одежда еще не перевелась: носят сиряки и кобеняки из простого овечьего сукна, белые нагольные тулупы и кожухи; бараньи шапки носят еще все. Старые женщины обычно носят старинную одежду: запаски, длинные сорочки с вымережанным подолом, белые юбки из сукна своего изделия, также очинки, без которых выходить из дому замужней женщине считается неприличным. Держатся еще и наметки, которые после смерти владелицы идут на обивку гроба и покрытия рук. У девчат вышитые сорочки (рукава и подол), косныкы, цветы на голове, корсеты, крайки и черевыкы.

с. Пекари, Ромен. у. У старших прежние киреи, сиряки, кожухи, шаровары, вышитые сорочки; новое поколение предпочитает пиджаки, брюки, ситцевые рубахи, сапоги на косую колодку, бутылками голенища и на рыпах; распространенными стали поддевки, которые носят часто в накидку на плечах; не редкость у парней цепочки на груди с карманным ножиком или кошельком вместо часов.

Бацмановка, Роменск. у. Покрой пиджака и пальто входит в употребление не только в силу моды, но и вслед-

70

ствие удобства их. Шаровары с очкуром в силу дороговизны их большая редкость.

Х-ра Хустянские, Ромен. у. Формы старинной одежды все больше и больше сокращаются, задерживаясь лишь у стариков. Упразднение штанов — шаровар с очкуром. Киреи из домашнего сукна с кобками (кобеняки) держатся за свою практичность (в непогоду защищает); кобка в последнее время иногда заменяется стоячим воротником ½ аршинной высоты (как в великор.). Капелюх шьется из сукна, или другой материи (для верха), смушка (над лбом) и хутра; внутренняя часть вся покрыта овечьей кожей; над затылком и ушами, при надобности, отворачивается борт и подвязывается под подбородком, закрывая затылок и уши. но все это редкость. Молодежь увлечена новыми формами.

Хустянка, Ромен. у. Удержались еще свиты, куртки, киреи и керсеты, реже штаны с очкуром и капелюхи.

Поповщина, Бобрик. вол., Ром. у. Наибольше новизны в одежде. У мужчин пиджаки, куртки, чумарки, брюки, жилеты с открытой грудью, рубахи ситцевые, ботфорты, картузы, городские шапки, полушубки-дубленки и т. п.; у женщин спидницы, фартухи, кофты, ваточные юпки, головные повязки городского фасона, башмаки и проч. быстро заносятся из соседних Ромен. — Штаны с матней и очкуром, свитки, каптанки, кобеняки с видлогами-кобками, капелюхи, кучмы (?), брыли, ярмулки (?), чоботы до завити, постолы, женские свиты, запаски, плахты, пояса, белые очипки, хустки, наметки и проч., что вырабатывалось домашним способом, оставляется и забывается молодежью; старики же сознают все преимущество выработки одежды дома.

с. Ломаки, Лох. у. В одежде наиболее значительные изменения. Свитки теперь из черного домашней работы сукна (все белые овцы заменены черными). Выбойка уступила место мануфактуре. Вышли из употребление плахты, переводятся запаски; наметок уже нет.

с. Жабки, Лохв. у. Сохранились еще белые свитки у женщин, надевающих их в особо торжественных случаях, при выходе замуж и в праздники в церковь. Одной свитки достаточно на всю жизнь. У старух сохранились наметки (про церковь). У мужчин держатся еще кожухи, свиты и куртки старого покроя, подпоясываемые поясом по казацки.

71

Старинных свит (контушей) с отворотами на груди теперь уже не встречается. Шапки и брыли по прежнему.

с. Гнединцы, Лохв. у. В одежде новинки: чумарки, спиницы и тонкий холст.

с. Озеряне, Лохвицк. у. По прежнему самодельный холст и сукно для одежды. Вводятся чумарки, спидныци и рубахи из покупного тонкого холста, под влиянием заработков и военной службы.

с. Скоробогатьки, (Лохвицкие). Из прежней одежды: керсетка, плахта, наметка, свита и другие исчезают, уступая место кофтам, спидницам, фабричным платкам и чумаркам.

с. Русановка, Гадяч. у. У хлопцев заводятся чумарки, вышитые рубахи (косоворотки), щегольские жилеты, шарфы, кушаки; у девушек и молодых женщин — ситцевые сподницы, такие же юбки и керсетки; также крытые демикотоном, а не нагольные кожушанки. Наметки только у старух про церковь. Широкая распространенность бумажных платков. Кое-где девушки вместо кожушанок покупают черные дубленки.

с. Сергеевка, Гадяч. у. Старинная одежда, вытисняемая новой, из дешевых фабричных материалов, удерживается, как праздничная одежда. При говеньи у пожилых женщин обязательно намитки.

Книшевская, Сергеевская и Петровская в.в., Гадяч. у. Старинная мужская одежда: из белого или красного сукна свитка, красные или желтые сафьянные (кожа особой выделки) сапоги (таких сапог теперь уже совсем нет у мужчин), как и белых свиток, которые наибольше продержались. Теперь у мужчин черные из домашнего или покупного сукна свиты и кафтаны фабричной мануфактуры. Остались без изменения нагольные тулупы, барашковые шапки и шаровары с наполовину уменьшенной матней.

У женщин были длинные свиты белого сукна, которых уже не стало, как свиток и корсетов из "бойка" (бумажная материя зеленено цвета, а по ней нашивались красные кисточки) и "пистри". Встречаются теперь только черные свитки более короткие и с измененным покроем; многие носят вместо свиток юпки из всевозможных материй, как и керсетки. Но любопытно, что черный и серый цвета наиболее популярны. Удержались черного и темно-синего цвета запаски. Запаска здесь — кусок домашней шерстяной ткани, в 3 арш. в одну сторону и 1 ¼ арш. в другую; по длине

72

куска щеголихи пришивают "пидтычку", шириной в ¼ арш., шерстяной же ткани, окрашенной в оранжевый, зеленый, красный и другие яркие цвета. Плахты удержались, как и попередницы из красной, зеленой, голубой и проч. домашней ткани для праздников и торжественных случаев. Сапоги, кроме черных, были красные, зеленые и желтые. (Желтых уже совсем не стало).

Головной убор удержался отчасти. Большая редкость наметки. (Наметка — кусок сажени в 1 ½ длиной тонкой самодельной ткани (вроде тюля), которым обвязывалась голова ровно вокруг лба и затылка, при чем оставались концы аршина в 1 ½ каждый. Концы обычно накрахмаливались. Об "оселедцях" у мужчин и "дрибушках" и "связках" у женщин помнят теперь только глубокие старики. Ленты у девиц общераспространенны, удержались и надбривники (ленты или полоски цветной материи с вышитыми узорами на несгибающейся подкладке).

с. Ручки, Гадяч. у. Свитки и чемарки заменяются пиджаками; смушевые шапки в летнее время картузами. Запаски у женщин удержались; плахты редкость. Входят в моду юпки вместо свиток. Вообще сказывается стремление к практичности.

с. Середняки, Гадяч. у. Редкий консерватизм местного населения. В одежд, за весьма немногими исключениями, сохранилось то же, что было и сто лет назад. (Между прочим чоботы червони — у молодых, зелени и жовти — у старых. См. Книш., Серг, и Петр. вол.).

Борков. вол., Гадяч. у. Удерживаются сиряки, кожухи и проч. одежда, для которой имеется сподручный материал. Домашние изделие из шерсти, за невозможностью держать овец, вытесняются мануфактурными.

Бельская и Куземинская в.в., Зиньк. у. Население старается одеваться чище и аккуратнее, чем прежде.

д. Войновка, Бельск. в. Одежда прадедовская. Держатся, между прочим, желтые сапоги.

с. Бельск, Зеньк. у. Старинные одежды: у мужчин кожухи, кобеняки, куцыны, чемарки и широкие шаровары с очкуром. У женщин кожушыны, куцыны, халаты, плахты и дерги. Кожухи, куцыны и кобеляки удерживаются, как теплое платье без изменения; чемарки на ⅓ заменились пиджаками; штаны с очкуром на ½ заменились

73

узкими город. покроя штанами. Женские кожушины прежде были со стоячим смушевым воротником и такой же пелериной; теперь только откидные воротники. Халаты вышли из употребления, вытесненные юпками. Плахты и дерги носят очень немногие; вместо них спидныци.

м. Грунь, Зеньк. у. Раньше вся одежда как у мужчин, так и у женщин, была из самодельных материалов. — "Очипок" был, между прочим, с "наушниками". Теперь пошли в ход фабричные материи. Очипки стали уже другой формы из атласной или другой материи с красной лентой.

Кирилло-Анновка, Зеньк. у. Одежда молодежи напоминает уборы городских мещан. Плахты носят немногие. Сохранился только-старинный головной убор замужней женщины.

Заиченцы, Зеньк. у. Значительные изменения в одежде под влиянием "бисовой моды".

Ковалевка, Зеньк. у. Одежда из самодельных материалов. Юпки и сиряки из домашнего сукна, кожухи из белых кож и шапки из своих смушек. — Новшествами не увлекается здесь и молодежь.

д. Пайки, Поповской вол., Пирят. у. У старших рубахи из грубого домашнего холста с прорехой посредине груди и с большим вышитым цветной бумагой воротником; рубаха заправляется в широкие шаровары, а шаровары в голенища тяжелых сапог. Цветной пояс обхватывает талию, на голове носят бараны шапки, а летом соломенные брыли. Верхнее платье: свитка, кожух и кобеняк. Молодежь же подражает в одежде интеллигентному классу.

с. Мамаевка, Линовицкой вол., Пирят. у. Не стало старинной белой одежды с обшивкой черными шнурками.

м. Лукомье, Лубен. у. Старинная самодельная одежда задержалась у старшего поколения. Молодежь усваивает новые черты.

м. Хомутец, Миргор. у. В одежде мало перемены. Запаски, сапоги сафьяновые красного, зеленого и желтого цвета.

с. Бакумовка, Хомут. вол., Миргор. у. У девчат повязка на голове делается так, чтобы верхняя часть головы была обязательно открыта, и заплетенная коса выпускалась с косынками из-под подвязки. Для замужних — свитыть волосям — грех и позор. Сапоги у девчат простые — красные сафьяновые, у баб — желтые. Платок у тех и других обязательно повязывается узлом в верхней части головы, а

74

не на шее; в противном случае осмеют, особенно в церкви или на свадьбе.

с. Зубовка, Миргор. у. Держатся еще сафьяновые сапоги и черевики, как в Хомутце и Бакумовке.

с. Петровцы, Миргор. у. У парней, под влиянием отхожих заработков, пиджак и пальто; кожухи уже крыты "лавушной" материей; сапоги — вытяжные "одноножки". У девчат — ситцы; плахты только по праздникам.

В с. Гаркушенцах, Миргор. у. Тоже, что в Петровцах. Сказывается, между прочим, и влияние соседнего Миргорода.

м. Поповка, Миргор. у. В одежде незначительные изменения (пиджаки).

с. Барановка, Миргор. у. В одежде старина держится. "Как отцы, так и нам следует".

м. Шишак, Миргор. у. Желтые сапоги у мужчин и женщин и белые свиты у женщин перевелись. Очкуры — редкость даже у стариков. "Оселедец" только у одного старика.

м. Богачка, Миргор. у. Выводится одежда: длинная свитка из самодельного сукна с гузиками и петлями из овечьей шкуры; кожух нагольный пид 3 усыны; чоботы из ременю под рант; высокая смушевая шапка, похожая на кадушку. Задержались еще чумарки, куртки. Штаны из пистри (набойка по холсту полосками темно-голубого цвета).

Ст. Калкаев, Хорол. у. Старые черты в одежде близятся к исчезновению. Мужские кунтуши, женские свиты, халаты, наметки уже исчезли. Исчезают плахты и запаски. Уже и старики перестали брить затылки и отращивают бороду вопреки старым обычаям.

с. Шишаки, Хорол. у. Старинная одежда постепенно заменяется городской.

м. Вергуны, Хорол. у. Остается во всеобщем употребление только сиряк с видлогой.

м. Белоцерковка, Хорол. у. В одежде новые формы.

м. Остапье и Балаклея, Хорол. уез. Старинные формы одежд утрачиваются.

с.с. Каленики, Шиловка и Сухорабовки. Хорол. у. Не стало длинных свит белого сукна, а также шаровар холщовых и выбойчаных, даже чумарок мало; выводятся уже и старинные чоботы под завить. Только у богатых женщин хра-

75

нятся старинные халаты, длинные, с широким отложным воротом.

с. Диканька, Полт. у. Произведения мануфактуры вошли уже во всеобщее употребление, но праздничная одежда осталась своя, как по материалу, так и по покрою.

с. Сторожевое, Полт. у. Постолы и запаски забрасываются к прямой убытности в хозяйстве, по мнению корреспондента.

с. Чутово, Полт. у. Мануфактурные изделия входят во всеобщее употребление.

Белоусовка, Золотон. у. Длинная суконная свитка домашнего изделия заменяется чемаркою и пиджаком; появляются тулупы черной и желтой дубки; на шее — цветные шарфы, на ногах не прежние постолы и сапоги, сшитые дома, а покупные — рантовые. Женский пол не отстает (керсеты из покупной материи, платки — покрасивее, черевики — последней моды и т. д.).

Великая Буромка, Золотон. у. Были и не стало белых суконных юпок на женщинах; в плахте уже не ходит ни одна женщина; запаски — редки.

м. Жовнин, Золотон. у. Вместо постолов сапоги; высокие шапки с выпуклым кверху дном заменились низкими и круглыми; выбойка для шаровар уступила место фабр. материи, совсем вывелся из употребление женский головной убор — кибанка; также и наметка.

с. Лялинцы, Золотон. у. На все село не удержалось и 10 барашковых шапок старой формы — в ¾ арш. вышиной с суконным верхом.

с. Песчаное, Золотон. у. Старинные одежды заменились пиджаками, венгерками и т. п.

м. Голтва, Кобел. у. Древние старухи носят выходящую из употребления длинную широкую свиту с воротником, выдвигающимся вверх на 1 вершок, а вниз спускающимся почти до пояса. Сиряки и чумарки выводятся; также плахты, запаски ("дерги" — по-голтвянски).

с. Хорошки, Кобеляк. у. По одежде селяне средних лет смахивают в Хорошковской округе на Екатеринославских немцев-арендаторов: небольшой с модным козырьком картуз, голубая или красная лента в застежке вышитой рубахи, жилетка с пуговицами польского

76

серебра, плисовые или суконные штаны в напуск на смазываемые ваксой сапоги.

с. Соломино, Озерской в., Кобел. у. Одежда местного населения: рубахи домашнего грубого холста, чаще с вышивкой или мережкой у молодого поколения, особенно женского; шаровары у мужчин широчайшего покроя и спидницы (юпки) у женщин. Верхняя одежда традиционная — чумарки у мужчин и корсеты у женщин. Головной убор мужчин — барашковые шапки зимой и картузы летом, у женщин замужних — очипки, которые шьются для зимы из толстой, а для лета из тонкой материи; девушки заплетают волосы в одну или в две косы, украшая голову цветами, а шею всевозможным "намистом". Обувь — сапоги, более искусно сделанные у молодых парней и девушек и довольно грубо у пожилых; женщины летом обыкновенно носят черевыкы. Лаптей нет и в помине. Зимняя одежда — нагольный кожух со стоячим воротником, вышитым по краям, зажиточные хозяева носят иногда кожухи, покрытые какой-либо материей, молодежь чаще носит меховые чумарки, покрытые шерстяной или бумажной материей.

м. Орлик, Коб. у. Старинные каптаны заменяются чумарками и пиджаками.

Ляшковские хра, Кобел. у. Особенно сильно изменилась одежда. Только старики еще кое как держатся старины в одежде. О прежнем роскошном костюме молодой малоросски уже и помину нет. Только в день венчания и на свадьбе она еще похожа на самое себя; обычно же молодые двушки и женщины напоминают городских мещанок. Мужская половина обнаруживает пристрастие к пиджакам и узким штанам навыпуск; задержались еще чумарки, имеющие при остальных частях видоизмененного костюма довольно жалкий вид.

с. Кошмановка, Конст. у. Задержались старинного покроя: свитка, кожух, сиряк с кобкою из домашних материалов.

с. Зачепиловка, Констант. у. Изменение в одежде начались давненько.

с. Парасковея, Констант. у. Старинная одежда домашнего изделия вытесняется новой из мануфактурных изделий.

77

Об обрядах и обычаях.

м. Борисполь, Переясл. у. Старина задержалась в обрядах крестин и похорон, да отчасти в свадебных обрядах, значительно впрочем сократившихся. "Перезва" (свадебные гости), гулявшая раньше на свадьбах почти целую неделю, проводить теперь б. ч. два вечера.

м. Вороньков, Переясл. у. В обычаях и обрядах население приспособляется к современным условиям.

с. Усовка, Переясл. у. Обряды и обычаи удерживаются, хотя и теряются некоторые подробности. Наибольше старины в свадебных обрядах.

с. Малая-Березань, Переясл. у. Обряды на свадьбах, крестинах, похоронах еще удерживаются, особенно крепки обычаи, связанные с подношениями духовенству.

с. Помокли, Переясл. у. Старые обычаи удерживаются более или менее твердо.

с. Недра, Переясл. у. В обычаях и обрядах — невеллирующее влияние мещанского элемента.

с. Туровка, Прилук. у. Обычаи и обряды хотя и держатся еще, но вера в их непреложность поколеблена.

с. Великая-Девица, Прилук. у. В обычаях и обрядах упрощение из-за практических соображений. (На крестины, напр. приглашаются только восприемники; а гулянья, как было в старину, совсем не заводят).

с. Малая-Девица. Прилук. у. Свадебные гулянья сократились до двух дней; крестины, похороны и проч. также значительно сужены во избежание расходов.

с. Деймановка, Прил. у. Обычаи и обряды изменяются вследствие распространения грамотности и образованности в народе.

Вел. Бубны, Ром. у. Обычаи и обряды против старины значительно изменились.

г. Глинск, Ромен. у. Свадебные и похоронные обряды сокращаются.

с. Перекоповка, Ромен. у. В обычаях и обрядах большое изменение; остались обрывки обычаев.

м. Хмелов, Ромен. у. Из старинных обычаев еще сохранился без изменения весь свадебный ритуал. Много других обычаев вышли из обихода.

Бацмановка, Ромен, у. Свадебные обычаи сохранились, но сокращены. Многих подробностей в обрядах и обычаях

78

не стало. (Не стало, напр. червоного и черного флага при свадебных торжествах).

X-ра Хустянские, Ромен. у. Свадьбы все еще продолжаются с субботы по среду.

с. Поповщина, Бобрик. вол., Ромен. у. Обычаи, обряды и поверья, хотя и слабеют, все таки существуют. "Жылавый понедилок", "наставлять петривку", носить снидать покойнику утром на другой день после похорон, ходить "до чопа" после крестин, "проводы" после пасхи, вечерницы, досвитки, поминальные субботы, свадебные обряды, обряды крестин и "злывок", все они есть, но уже не так строго исполняются.

с. Жабки, Лохв. у. Свадебные, похоронные и другие обряды оберегаются женщинами.

с. Гнединцы, Лохв. у. Свадебные и другие обряды, а равно и обычаи по старине.

Книшевская, Сергеевская и Петр. в.в., Гадяч. у. Не малое влияние на уничтожение разных обычаев и обрядностей, особенно языческого происхождения, произвели церковь и школа.

Ручки, Гадяч. у. Свадебные обряды остались те же, что и в старое время.

Борковская вол. Гадяч. у. Особенности старинных обычаев и обрядов сглаживаются под влиянием дальних заработков, железных дорог и других социально-экономических условий позднейшего времени.

с. Броварки, Гадяч. у. Обряды и обычаи разрушает грамотность и отхожие заработки.

Бельская и Куземинская в.в. Зеньк. у. В обычаях и обрядах, равно как в языке и песнях, придерживаются старого быта.

с. Бельск, Зеньк. у. Обычаи и обряды понемногу забываются, крепко держатся свад. обряды.

с. Солоха, Кир.-Анновской в. Обряды и обычаи по старине.

м. Лукомье, Луб. у. Старинные обычаи и обряды, кроме свадебных, и разные сказания почти вывелись. Изменились против прежнего и свадебные обряды.

М. Хомутец, Миргор. у. Старинные обычаи и обряды прекращаются, между прочим, под воздействием духовенства.

с. Поповка, Миргор. у. Некоторые из обычаев и обрядов уже исчезли; существующие же утратили свою первобытную форму. Изменение эти сделало само время, потому что

79

существование их немыслимо, так как народ из полудикого своего недавнего состояние почти уже вышел.

с. Барановка, Миргор. у. В обычаях и обрядах нет перемен к лучшему; особенной "дикостью" отличаются обряды, сопровождающее свадебные пиршества.

Шишаки, Клепачев. вол., Хорол. у. Старые черты быта несколько удержались в обычаях и обрядах свадебных и похоронных; но смысл их совершенно утерян.

м. Белоцерковка, Хорол. у. Старых обычаев, за немногими исключениями, молодое поколение вовсе не придерживается. Живучи лишь вечерницы.

с.с. Каленики, Шиловка и Сухорабовка, Хорол. у. Свадебный ритуал в сокращенном виде с удержанием, однако, главных моментов: "оглядын", раздачи рушников, с обдариванием новобрачных на другой день и потрусынами в заключение (попойка сватов). В прежней силе вечерницы с панотцем или паниматкой. Держится у парубков обычай выбирать атамана.

Диканька, Полт. у. Удержались свадебные обряды, хотя теперь выполнением их, вследствие дороговизны, население и тяготится.

Белоусовка, Золот. у. В обычаях и обрядах наблюдается исчезновение многих подробностей; хотя много и остается еще из прежнего.

Вел. Буромка, Золот. у. Свадебный танец на лавках за столом выводится; забывается уже и "приданок".

с. Лялинцы, Золот. у. Наиболее живучи обряды свадебные, а также приурочиваемые к большим праздникам Рождества, Нового года, Крещения, Пасхи.

с. Песчаное, Золотон. у. Удержался еще старинный обычай носить снидання покойнику на другой день после его похорон, — носят, впрочем, б. ч. те, кто любит выпить. Таков след древней тризны.

м. Орлик, Кобел. у. В обрядах и обычаях упрощения. Бывают уже свадьбы у сравнительно состоятельных хозяев без музыки.

м. Китайгород, Кобел. у. Население считает за честь забывать старые обычаи.

Ляшковские х-ра, Кобел. у. В обычаях и обрядах, которые исполняются теперь в силу привычки и не всеми, многие

80

подробности уже изгладились. Уже нет в них прежней полноты жизни и смысла.

с. Солошино, Озерской в., Кобеляк. у. В обычаях и обрядах, существующих среди местного населения, есть некоторые, имеющие свое основание в религиозных воззрениях народа, большинство составляет результат грубой неразвитости, и некоторые из обычаев и обрядов ведут свое начало от существовавшего в седую старину языческого культа.

Между первыми заслуживают упоминания: 1) обычай начинать и оканчивать каждое дело молитвой; 2) при трудных родах просят открывать царские врата с соответствующей случаю молитвой; 3) обычай сидеть целые три ночи после смерти кого-либо из выдающихся членов семьи и наблюдать за пламенем восковой свечи, при чем существует вера, что колеблющееся пламя указывает на присутствие в доме души умершего. Обычай этот соблюдают почти исключительно старухи; 4) обычай молитвы за умершего в 3, 9, 20 и 40 день и, в связи с тем, 40 дневные церковные богослужения после смерти лиц, родственники которых в состоянии вознаградить церковный причт соответственной платой за труд.

В ряду невежественных обычаев и обрядов обращают на себя внимание: 1) во время тяжелых родов заставляют роженицу пролезать сквозь хомут, делать невозможные скачки и проч.; 2) нашептывания, заговоры, выливание переполоха на воск и проч. во время болезней; 3) обычай отдавать на позор общества девушку, оказавшуюся после свадьбы не целомудренной и еще более грубый обычай выставлять на показ всей свадьбы окровавленную рубашку невесты, как трофей ее чистоты и непорочности; 4) с этим связан и обычай приводить целомудренную невесту с женихом на другой день после свадьбы в церковь для так называемого "скрывания", чего лишается невеста, оказавшаяся нецеломудренной; 5) обычай бить кур и купать отца и мать жениха и невесты, если брачущиеся или один из них — последние из детей.

В ряду обычаев и обрядов, сохранившихся от языческой поры, заслуживают упоминания: 1) "колядки". 2) "щедривки" или меланка, и 3) посыпание на Новый год.

81

Машевка, Константиногр. у. Старинные обычаи и обряды удерживаются.

Об языке и песнях.

м. Борисполь, Переясл. у. Язык и песни молодого поколения исковерканы.

м. Вороньков, Переясл. у. Старые песни забываются, а в ход идут солдатские и фабричные песни.

с. Усовка, Переясл. у. Язык с примесью искаженных русских выражений.

с. Туровка, Прилук. у. В языке много русских слов и он стал ломанный в низших, а еще более в средних классах населения. Песни старинные забываются. Популярны среди населения бессодержательные солдатские и исковерканные городские песни. Самобытных сказаний уже не существует.

с. Гнилица, Прилук. у. Старинных песен и сказок не слыхать, они заменились вновь взысканными.

с. Каневщина, Прилук. у. Говорят ломанным языком. м. Ряжки, Прилук. у. Мотив заунывных, скорбных песен заменен хоровым веселым строем. В языке изменение поверхностны.

с. Смошь, Прилук. у. Песни и рассказы население черпает из книжек, так как большая половина грамотных. Молодежь ценит железные дороги, облегчающие работу усовершенствование в различных производствах (напр. маслобойни и проч.).

с. Деймановка, Прилук. у. В языке берут пример с великороссов.

с. Николаевка, Прилук. у. Язык не имеет сходства ни с малор., ни с русским. Песни старинные только на пирушках поются стариками. "Ой чумаче, чумаче", "Ой ходыв чумак", "Стояв явир над водою".

с. Лебединец, Прилук. у. В языке обрусение.

Раньше говорили:

що таке

бачыш

на що

видкиля

Теперь говорять:

что такое

видишь

для чего

откуда.

 с. Ржавец, Прилук. у. Старинные бытовые народные

82

песни, представляющие неисчерпаемый родник самой высокой поэзии, заменяются фабричными и солдатскими песнями.

с. Талалаевка, Ромен. у. В языке не мало русских искаженных слов. Наиболее популярны песни солдатские, напр. "Тож не береза".

гор. Глинск и окрестности, Ромен. у. Язык мешается. Сказывается влияние русской книги, при отсутствии малорусской; а также влияние солдатчины и отхожего промысла, занимающего почти половину молодежи.

с. Перекоповка, Ромен. у. Язык удержан только неграмотными и не отлучавшимися на сторону. Песни — смесь, занесенная из разных сторон.

м. Хмелов, Ромен. у. Население, еще задерживающее кой-какие старые черты быта, постепенно утрачивает свой родной язык.

с. Пекари, Ром. у. Язык — малорусский, но в разговоре с панами делаются попытки говорить по-русски. Песни, по большей части, пошлого содержания, с солдатским и фабричным оттенком. Последний заносится из Таврии, назыв. кор-том Украиной.

Бацмановка, Ромен. у. В языке руссификация со значительным искажением как малор., так и русских слов.

х-ра Хустянские, Ромен. у. Старинные песни забываются. Их только старики поют на пирушках. Господствуют же песни: "Вниз по матушке по Волге"; "Снежки белые, пушистые", "Хороша наша деревня".

Хустянка, Ромен. у. Наречие изменяется под влиянием военной службы и училища.

с. Поповщина, Боб. вол., Ромен. у. Язык сравнительно стойко удерживается, но молодежь теряет его под влиянием школы, отхожих промыслов и военной службы. Вводятся песни русские, солдатские, городские. Песни свадебные, веснянки, колядки и танцевые игры; удерживаются прежние старинные — исторические песни, которые знали когда-то деды (о Сем. Палие, Марке Залижняке, Гаркуше, казаке Софроне Дуке и Голоте забыты).

с. Жабки, Лохв. у. Многие особенности языка, главным же образом употребление слов, изменились против прежнего времени.

с. Гнединцы, Лохв. у. Язык — прежний.

83

с. Озеряне, Лохв. у. Особенности языка: дак я пошов, дак я поехав. Песни, кроме свадебных, новые.

с. Скоробогатовка, Лохв. у. В язык проникло много великорусских слов и выражений.

Русановка, Гадяч. у. В языке молодежь имеет наклонность к употреблению русских слов. Песни совсем новые, вроде: "Ванька Таньку полюбил".

Книш., Серг. и Петр. в.в., Гадяч. у. Язык изменился тем, что много характерных малор. слов заменились русскими, нередко исковерканными.

Но ничто так не извращено, как старинные песни, покоряющие сердце, оставляющие неизгладимое впечатление в душе. Совершенно забыты песни исторические и бытовые. Теперь в ходу исковерканные солдатские песни, или песни горничных про любовь, с пошлым оттенком.

Старики с негодованием относятся к современным песням, но они бессильны оказать влияние; распространителями песен является голосистая молодежь, и старческое негодование только рассмешить веселую молодежь, но не научить.

Ручки, Гадяч. у. Старики поют больше чумацкие песни, а молодежь — солдатские. Язык же мало изменяется.

с. Броварки, Гадяч. у. Язык и песни видоизменяются под влиянием грамотности и отхожих заработков.

Великие-Будища, Зеньк. у. Язык исковеркан. Старинные песни, однако, старается сохранить более состоятельный класс населения, усваивающий такие песни в театрах.

Опошня, Зеньк. у. Старики говорят по простому старому обычаю, а молодежь пошла "на что". Старики уже не поют по старости, а молодежь "верзе таке, що й само не зна".

Войновка, Вольской вол., Зеньк. у. Старинные песни забываются, если и поют, то отрывки. В ходу солд. песни.

Бельск. Зеньк. у. Язык малор. только у старых людей, а молодежь примешивает много русского языка. Старинных малор. песен молодежь и средний возраст почти не знает, поют же какие-то фабр. песни, крайне бедные по мотиву и содержанию; также в ходу солдат. песни.

м. Грунь, Зеньк. у. Малор. песни почти вывелись. Их заменили удалые солдатские и разухабистые фабричные песни. Изменения в языке значительны, вследствие ухода на заработки в города, другие губернии, на заводы, на железную дорогу.

84

с. Солоха, Зеньк. у. Задержались старинные песни только те, которые связаны с обрядами.

Заиченцы, Зеньк. у. Порча языка.

Каплинцы, Харьковецкой в. Язык местных жителей корреспондент принимает за "русский".

м. Лукомье, Луб. у. Язык порядочно изменился; в песнях также много изменений. В школе, однако, нужно много усилий, чтобы приучить детей к русскому языку.

В. Селецкая, Лубен. у. В языке и песнях меньше изменений, чем в других формах быта.

м. Хомутец, Миргор. у. Язык и песни свои.

с. Петровцы, Миргор. у. В языке старые черты сглаживаются и национальный выговор только у стариков; у молодых стремление говорить по-русски, чему много способствует и народная школа.

м. Поповка, Миргор. у. В языке — некоторое обрусение, между прочим, и вследствие сношения с начальством и присутственными местами. Школа также занимает видное место в ряду причин этого явления. Парубки на улицах часто распевают солдатские песни.

Некоторые родные слова многим из молодежи не ясны или совсем не понятны. Причина тому — тесное сближение с русским народом, и преобладание во всем печатном русского языка.

Песни, в которых воспевались народные герои, заменены песнями, часто самого пошлого содержания.

с. Барановка, Миргор. у. Старые песни все еще напоминают о прежнем быте. 4 образца старинных песен: 1) Стоить явир над водою. 2) Як приихав братик до сестрици в гости... 3) Ой ты, зоря, ты вечирняя. 4) Ой из-за горы, из-за кручи возы риплять идучи.

м. Шишаки, Миргор. у. Язык заменяется русским. Старинные песни поются редко. Сказки и гаданья выводятся. Молодое поколение говорить мешаниной.

Ст. Калкаев, Хор. у. В язык проникло много русских слов.

Ново-Аврам. вол., Хор. у. Молодые люди обнаруживают желание порусить и попеть солдатских песен; но это явление частичное, наблюдаемое преимущественно среди тех, кто ходит на заработки в южные губернии и сочувствием среди населения не пользуется.

85

с. Шишаки, Хор. у. Старинные песни вытесняются солдатской бессмыслицей. Сказание о Пятнице характерно отсутствием всякого смысла, даже для того, кто берется излагать это сказание.

с. Радионовка, Хорол. у. Увлечение молодежи новыми формами быта в особенности сказывается в широкой распространенности новых бессодержательных песен, совсем непохожих на те, какие приходится слышать от стариков и старух. Любопытно, что новая мишанина в языке и песнях, крикливая, напоминающая барабанный бой, видоизменяется почти ежегодно с приходом заработчан и отбывших воинскую повинность.

м. Белоцерковка, Хорол. у. В языке примеси.

м. Остапье и Балаклея, Хорол. у. В языке население удержало только старинный говор. Старинных песен и сказаний не осталось и следов.

с.с. Каленики, Шиловка и Сухорабовка, Хорол. у. В языке — примеси: основа же языка остается. Национальные песни удержались, хотя много в обращении солдатских и фабричных, свадебные песни без изменения.

с. Диканька, Полт. у. В ходу песни солдатские, фабричные и даже острожные. Это хоровые песни, которые обычно поют на людях. Семейные песни (жиночи и дивочи) остались от старины. Свои песни для себя и поются (на огороде за работой, в хате в доствита и т. д.).

с. Чутово. Полт. у. Влияние грамотности на язык и на понятиях. Песни национальные, наряду с наносными.

с. Великая Буромка, Золот. у. В языке мало изменений. Старинные песни медленные, спокойные и глубокие заменяются бессодержательными солдатскими.

Лялинцы, Золотон. у. Язык исковеркан, песни солдатские.

с. Песчаное, Золот. у. Новые песни приносятся солдатами и "заробитчанами", старую песню редко можно услышать. Вообще все старинное сглаживается и заменяется новым.

с. Святиловка, Кременч. у. Народная литература в забвении. Уцелели лишь присловья и песни, присвоенные свадьбам. Исторические песни стали достоянием подвыпивших стариков. Молодежь не находит в них живого содержания, такова дань героическим предкам.

86

м. Голтва, Кобел. у. Употребление слова "слыве" в смысле почти. Я був у городи "слыве" до вечера. Пренебрежительное отношение передовой молодежи к родному языку; по-малорусски такая молодежь говорит разве в насмешку.

с. Хорошки, Кобел. у. Язык — мешанина; в песнях — искажения: "у соседа хата бела"... Сильное влияние на эту местность из Екатеринослава.

с. Солошино, Кобеляк. у. У коренных обитателей наших сел вы слышите настоящую малороссийскую речь с некоторыми оттенками выговора в той или иной местности. Молодежь же как учащаяся, так и уходящая на сторону для заработков, а равно и военный элемент, заметно изменяют малорусскую речь на русскую, употребляя вперемежку русские и малорусские слова.

Тоже самое можно сказать и относительно песен. Теперь нередко приходится слышать в селах солдатские и русские песни. "Ой не шумы, луже" часто сменяется: "Мы над Шибкою стояли"... и т. д.

м. Орлик, Кобеляк. у. Песни б. ч. новые, — солдатские и городская.

Ляшковские хутора, Кобел. у. Язык видоизменяется под влиянием все больше и больше распространяющейся грамотности и частных общений с городом. В песнях народа уже не слышно старины. Чумачество, правда, еще не изгладилось из памяти, и в песнях старики еще воспевают (б. ч. за чаркой) чумака, его "сири волы" и "поездки в Крым по силь". Что касается далекого казачества, то о нем уже и помину нет в песнях, — о нем порвались всякие предания в народе. Преобладают теперь песни солдатские и городские.

с. Машевка, Констан. у. Особенности языка сглаживаются. Песни солдатские даже в устах девушек.

с. Кошмановка, Констант. у. Язык видоизменяется.

с. Зачепиловка, Констант. у. Язык мало изменяется. Распространено много песен солдатских.

с. Рясское, Констант. у. "Выражение слов" прежних времен, т. е. народный язык, не нравится корреспонденту.

с. Парасковея, Констант. у. Русский язык признается более полезным, так как им приходится пользоваться в суде, в банке, вообще в различных учреждениях.

 

87

Церковное пение в южной и северной
России в XVII веке.

Богослужебное церковное пение, существующее в России со времени принятия ею христианства, в своей многовековой истории пережило много перемен и приняло много наслоений в различные эпохи существования, прежде чем дошло до нас в настоящем его виде. Вся история церковного пения резко разделяется на два периода: пения мелодического, одноголосного (X-XVI в.в.) и гармонического, многоголосного (с ХVII века). Принесенное из Греции через посредство южных славян, церковное пение долго существовало в России в виде одноголосных напевов, сначала греческих, а потом постепенно выработавшихся чисто русских (знаменный большой и малый и др.). Всеобщий подъем русского искусства в XVI и XVII веках, совершившийся под влиянием Запада, сильно отразился и на церковном пении: существовавший до того времени безлинейный способ нотного письма заменился линейным, а самое пение из одноголосного преобразовалось в многоголосное. Эта перемена была вполне естественным развитием церковного пиния, не чуждавшегося новых веяний. Можно предполагать, что многоголосное пение в России опередило линейную систему нотописания, так как первые его памятники писаны еще безлинейными знаками. Первоначально гармоническое пение представляло собой переложение на несколько голосов уже существовавших церковных напевов; потом (вскоре же) начали появляться и самостоятельные композиции русских певцов-теоретиков, писанные в форме концертов под сильным влиянием западных образцов. Еще больше усилилось западное влияние в русском церковном пении с прибытием в Россию итальянских композиторов во второй половине XVIII вика; они писали духовно-музыкальные произведение для русских певцов, нисколько не сообразуясь с текстом и духом православных церковных песнопений. Но они познакомили русских с теорией музыки, в совершенстве разра-

88

ботанной к тому времени на Западе. Русские ученики итальянцев получили возможность, освобождаясь понемногу от чужеземного влияние в стиле церковной музыки, разрабатывать ее совершенно самостоятельно в русском национальном духе, пользуясь теоретическими данными, заимствованными с Запада. Этого направления держится русская церковная музыка с начала XIX века (Бортнянский) и до настоящего времени. Таким образом, XVII век должно отметить, как век существенных преобразований в области русского церковного пения. Посильное знакомство с этим периодом я беру на себя смелость предложить просвещенному вниманию настоящего собрания.

Трудно сказать что-нибудь безусловно определенно и точно относительно самого факта появления в России многоголосного пения. Исторические сведения, которые бы характеризовали самое появление этого важного нововведения в истории русского церковного пения, совершенно отсутствуют. Попытки восполнить этот пробел пока остаются только попытками, имеющими ценность простых предположений, правда, известным образом обоснованных. Первоначальные же исторические известия (очень краткие, отрывочные) говорять нам о гармоническом пении, как о существующем уже в хорах православных братств Юго-западной России в начале XVII века. Откуда оно появилось? Заимствование с Запада является предположением наиболее естественным и вероятным. "Находясь ближе к Западной Европе, где музыкальные науки с давних времени были предметом особенного внимания и забот и разрабатывались во всех подробностях, слагаясь в обширную семью знаний исторических, археологических, теоретических, акустических, как в области пения, так и еще более в области инструментальной музыки, — юго-западная Русь, приходя в соприкосновение с музыкально-просвещенным Западом, волей или неволей, воспринимала плоды многовекового музыкального опыта его и в меру своих сил усваивала их и перерабатывала сообразно со своим природным характером, особенностями и музыкальным вкусом. Было вполне естественно, что основательно разработанная на Западе к началу XVII века музыкальная теория и гармония и пение хоровое (партесное) многоголосное нашли себе благодарную почву для усвоения и развития в среде певцов музы-

89

кального юго-запада России" *). На Западе развитие гармонической музыки началось, сравнительно, очень рано. Первыми теоретиками и исследователями гармонии были Гукбальд Аманский (IX в.) и Гвидо Аретинский (XI в.); они знали и употребляли в гармонии только кварты, квинты и октавы. Франкон Кельнский (ХIII в.) присоединил терцию, а Иоанн де-Мурис (ХIV в.) сексту. Таким образом, развилась гармоническая музыка сначала в виде контрапункта. Сложный контрапункт в конце XVI века был заменен более простой аккордовой гармонией, над которой много работали Озиандер и Винченцо Галилей. Ко времени появления унии гармоническое пение у католиков находилось на высокой степени развития. Стройное, звучное хоровое пение, сопровождаемое аккомпанементом органа, торжественные мессы, обстановка и пр. — было лучшим средством для совращения православных. Противоуниатские русские братства, возникшие из сплоченных ревнителей православия, должны были бороться с католичеством его же оружием. "Искусному гармоническому многоголосному католическому пению братства должны были противопоставить такое же искусное гармоническое пение православное" **). Братства, дийствительно, начали учреждать при монастырях школы, в которых церковное пение было одним из главных предметов. Из учеников этих школ и других любителей пения организовывались церковные хоры, участвовавшие в монастырских богослужениях. Из таких хоров в самом начале XVII века известен школьный хор Львовского братства, которым в 1604 году управлял учитель братской школы Федор Сидорович. Само собой разумеется, православным хорам, чтобы быть на высоте своего призвания в области пения, необходимо было воспользоваться всем тем, что выработала теоретическая музыкальная наука Запада. Такой новинкой в деятельности братских хоров было введение и широкое распространение гармонического церковного пения. Гармонизация православных церковных напевов не была противна духу православия; кроме того, деятельность братств и их хоров в этом направлении неоднократно санкционировалась константинопольскими патриархами. Луцкое братство, заботясь о церковном благочинии, в 1624 году потребовало

*) Металлов. Старинный трактат по теорий музыки 1679 года [Дилецкого] стр. 15-я.

**) Металлов. Очерк истории православного церковного пения. Стр. 67-я

90

от игумена Луцкого братского монастыря, чтобы он нанял учителя пения, "протопсалта" и заботился бы об отроках, способных к пению. Гармоническое пение, очевидно, процветало в этом братстве и раньше, так как в его библиотеке в 1627 году хранилось, партесных, церковных, пятиголосных, старых нот двое, партесных шестиголосных нот — трое, а также, партесные ноты старые, осмиголосные" *). Могилевское братство в 1634 году предписывало архимандриту братского монастыря заботиться о согласном пений в церкви. Киевское братство, сначала относившееся к гармоническому пению неприязненно, в начале XVII века также приняло его, чтобы противопоставить католическим "мусикийским органам". Мелетий Смотрицкий свидетельствует, что в монастырк Виленского братства пение было "фигуральное, на четыре хора", т. е. партесное, гармоническое, четырехголосное. Первоначальные певческие рукописи братских хоров до нас, к сожалению, не дошли; поэтому мы лишены возможности составить хотя бы общее представление о характере и свойствах братского партесного пения. В виду этого особую ценность приобретает отзыв о русском церковном пении иностранца Гербиния, посетившего Киев во второй половине XVII века. "Грекороссияне гораздо святее и величественнее прославляют Бога, чем римляне. Псалмы и другие священные песнопения Отцов ежедневно возглашаются в храмах, с припеванием народа, на языке родном, по правилам музыкального искусства. В самой приятной и звучной гармонии слышатся раздельно дискант, альт, тенор и бас" **). Было бы очень важно иметь памятники первоначального южно-русского партесного пения, в роде нот Луцкого братства, чтобы составить представление о тех "правилах музыкального искусства», на которых оно (пение) основывалось. Отзыв Гербиния льстит национальному чувству, но он ничего не говорит, в чем состояли вышеупомянутые правила музыкального искусства. Между тем, приходится считаться и с мнениями несколько иного рода по этому поводу. "Справедливость требует заметит», говорит Разумовский, "что распространение общей европейской, вокальной и инструментальной музыки в России всегда оставалось позади общего движения музыки в Европе, так что при сравнении одно-

*) Разумовский. Церковное пение в Россіи. ст. 208-я.

**) Там-же.

91

временных музыкальных произведений, русских и европейских, всегда можно видеть, что первые — ниже и слабее последних. Европа имела уже Себастиана Баха (1685-1750) и Генделя (1685-1759); а русские композиторы едва могли приладить к церковной мелодии три голоса и хлопотали о том, чтобы их духовно-музыкальные произведения по своему исполнению удовлетворяли слушателей»*). Впрочем, музыкальная отсталость русских певцов не может быть поставлена им в упрек. На Западе теория музыки начала развиваться с IX века, между тем, на Руси церковные напевы исстари передавались от отцов к детям механически, путем простого заучивания, и только с XVI века начали появляться проблески самостоятельного творчества в русской церковной музыке, пробуждение которого, быть может, многим обязано влиянию Запада.

В Великороссию гармоническое партесное церковное пение перешло вслед за появлением его на юге, в начале же XVII века. Правда, встречаем известия о существовании многоголосного пения в России гораздо раньше, чуть не со времен Ярослава, но некоторые из этих известий нуждаются в значительных поправках. Митрополит Макарий, на основании летописных упоминаний о демественниках XIV и XV в.в. догадывается, что в России "вероятно, поддерживалось тогда по местам демественное, или гармоническое пение, введенное еще со времен великого князя Ярослава"**). Весьма возможно, что эта догадка была навеяна статьей: "Историческое сведение о пении Греко-Российской церкви", неизвестного автора, помещенной в "Христ. Чтении" за 1831 г. В этой статье автор, приводя известие Степенной книги (о приходе к Ярославу І трех греческих певцов), предлагает и свое посильное объяснение некоторых терминов, относящихся к пению: "Красное демественное — пение собственно гармоническое, с искусством расположенное на четыре и более гласов. Трисоставное, т. е., трехголосное, в котором прибавляются верхние и нижние голоса. Примеры сего пения можно иногда находить в старинных певческих книгах" ***). Но пение демественное и гармоническое — два поня-

*) Разумовский. Разбор соч. Дурова: Опыт истории музыки в России. Отчет о 27 присуждении наград Уварова. 1885 г. стр. 182-я.

**) М. Макарий. История Русской церкви. 1866 г. т. IV, кн. 1, стр. 297-я.

***) Христ. Чтение за 1831 год, ч. 43, стр. 167-я, примечание.

92

тия совершенно различные. Первое, действительно, существовало на Руси с самого древнего времени, отличаясь от древнегреческого и знаменного церковных напевов. Как показывает самое название, это было пение домашнее, в котором упражнялись благочестивые христиане вне храма. Только с конца XVI века при особо торжественных богослужениях, некоторые песнопения в Москве начали исполняться демеством. По своему построению демественное пение отличается от столпового и греческого тем, что его мелодия не подчиняется закону осмогласия. Что касается его отличия от гармонического, то здесь не безинтересно привести мнение Разумовского: "Демественное пение всегда было пением мелодическим: в демественниках над строкой текста св. песнопения постоянно находилась только одна строка безлинейных знаков. Мелодия демественного пения отделана до изящества, и совершенно оправдывает собой сказание летописца, называвшего демественное пение самым прекрасным. Изящество демественной мелодии весьма много зависит от того, что она свободна от всех условий и определенных границ, положенных для Богослужебного храмового пения". *) Следовательно, демественное пение не было пением гармоническим, особенно в древней Руси. Музыкальная гармония и на Западе, который в этом отношении всегда шел впереди, тогда была еще в зачаточном состоянии своего развития. Столь же поспешно и вышеприведенное объяснение термина трисоставное пение. Древне-церковное пение называлось трисоставным потому, что его мелодия была основана на трех системах. Очевидно, автор статьи в Христ. Чт. смешал его с пением троестрочным, которое, действительно, было многоголосным; но о нем у нас будет речь ниже. Гораздо важнее летописное известие о Василии Рогове (впоследствии Варлаам, митрополит Ростовский). Он "зело пети был горазд знаменному и троестрочному и демественному пению; был роспевщик и творец" **). Это известие заслуживает более вероятия. Так как братья Роговы были родом корельцы, то Металлов полагает, что это троестрочное (многоголосное) пение появилось вследствие влияния прибалтийских немцев католиков, соседних с Карелией ***). Не

*) Разумовский. Церковное пение в России. стр. 182-я.

**) Ундольский. Замечание для истории церковного пения в России. Чт. Имп. Общ. Ист. и Др., за 1846 г. стр. 7, 22-я.

***) Металлов. Оч. истории церк. пения, стр. 70, примеч.

93

оспаривая этого заключения, считаем нужным добавить, что Василий Рогов жил во второй половине ХVI века, а в это время гармоническое пение уже проникло и быстро развивалось в Юго-Западной России. Примеры отдельных, единичных знакомств великороссов с этим пением еще в то время не представляют из себя ничего невозможного. В Москве еще при Борисе Годунове на его старом дворе существовал католический костел, где пение было, конечно, тождественно с церковным западным. Особенно возмущался этим пением патриарх Гермоген. Он прямо заявлял: "слышати латинского пения не могу". Неизвестно, когда и каким образом появился этот костел; во всяком случае для нас важно то, что Москва еще в конце ХVI века имела возможность знакомиться с гармоническим партесным пением, так сказать, из первых рук.

Широкой волной стало распространяться партесное пение в Великороссии со времени Никона. В лице этого патриарха новое церковное пение нашло сильного, энергичного покровителя и защитника и стало на первых же порах своего появления пользоваться поддержкой со стороны высшей церковной и правительственной власти. Никон, еще в бытность Новгородским митрополитом, начал вызывать в Новгород южных певцов, которые, конечно, знакомили новгородцев с последними новинками в своем искусстве. "Преосвященный митрополит Никон первее повеле в соборной церкви Греческое и Киевское пение пети... и превелие ими прилежание до пения и на славу набрав клиросы предивными певчими и гласы переизбранными пение одушевленное паче органа бездушного, и такового пения, якоже у митрополита Никона, ни у кого не было", говорит первый его биограф Шушерин. С этого времени Северная Русь познакомилась с киевским напевом и ново-греческим, заменившим собой древне-греческий распев первых времен, забытый с конца XIV века. Андрей Денисов называет введенное Никоном пение партесным, многоусугубляемым. Сделавшись патриархом, Никон продолжал заботиться о пении и в Москве. Царь Алексей Михайлович был сторонником нового пения и всячески способствовал его распространению. Начинаются неоднократные вызовы из Киева "мастеров и творцов строчного пиния" для обучение хора государевых певчих дьяков партесному пению. В 1651 году в Москве появился первый киевский певчий Александр Васильев.

94

Один он не мог много сделать; поэтому в следующем, 1652 году, в январе был послан в Киев за певчими священник Путивльского собора Иван Курбатов. 21 февраля того же года Курбатов вернулся в Москву, успешно выполнив возложенное на него поручение. Вместе с ним приехал в Москву архидиакон Киевского Братского монастыря Михаил и одиннадцать певцов, во главе которых стоял "творец строчного пения" Федор Тернонольский (остальные певцы: Осип, Семен, Игнатий, Григорий, Лаврентий, Евстафий, Никита, Андрей, Даниил и Николай). Через месяц после этого из Киева выехал в Москву новый хор певцов в количестве девяти человек (Яков Ильин, Петр Иванов, Иван Сильвестров, Михаил Осипов, Роман Павлов, Григорий Иванов, Степан Тимофеев и Иван Нектарьев). Вероятно, первый хор приезжал в Москву только временно, так как уже 23 июня того же года он в полном составе, вместе с раньше прибывшим Александром Васильевым, выехал обратно в Киев. Второй хор остался в Москве; к нему присоединились еще два киевских певца: Александр Лешковский и Клим Коновский. Всего в Москве поселилось певцов-киевлян одиннадцать человек. В том же 1652 году Лешковский и Коновский были отправлены в Киев за старцем братского монастыря Иосифом Загвойским, знатоком партесного пения. Царь приглашал его в Москву "для начальства к партесному пению". Это посольство не достигло цели, так как Загвойский переселился в Чигирин и не хотел оставлять своего места *). Во всяком случае киевские певцы появлялись в Москве и потом. В 1866 году в государевом хоре находился киевский "вспевак" Иоанн Календа. Партесное пение укреплялось и развивалось не только в патриаршем и государевом хоре, но и при других церквах и монастырях. Когда царь Алексей Михайлович в 1657 году намеревался посетить Иверский Валдайский монастырь, патриарх предварительно писал игумену: "да выбрати бы вам из братии по партесу певцов добрых и красно-гласных, чтобы во вся строки (partes) набрать, хотя и слишком", т. е., хотя бы и по несколько человек на партию **). Следовательно, этот мо-

*) Переписка, относящаяся к вызову певцов из Киева, находится в Моск. Архиве Министерства Иностранных Дел. Напечатана Ундольским в его "Материалах для истории русского церковного пения". Чтение в Имп. Общ. Истории и Древностей за 1846 г. кн. 3, стр. 23-33.

**) Разумовский. Церковное пение стр. 211-я.

95

настырь, еще в самые первые времена появление в Великороссии партесного пение уже имел свой хор исполнителей этого искусства. Москвичи, вообще, быстро усваивали от киевлян партесное пение и вскоре сами начали пробовать свои силы в области самостоятельного церковно-певческого творчества. К концу XVII века Москва имела уже своих собственных композиторов партесного пения. Государев певчий дьяк Василий Титов переложил на голоса псалтырь Симеона Полоцкого (стихотворную). Из других композиторов в хоре государевых певчих дьяков были известны: Михаил Сифов, Дьяковский, Степан Беляев и Иван Протопопов *). Разрабатывалась по мере возможности и теоретическая сторона церковного пения. Диакон церкви Стретения Иоаникий Трофимов Коренев написал Мусикию. Тихон Макарьевский, много трудившийся над переложением крюкового пения на линейное, написал в своем "Ключе" и правила Мусикийского пения, согласно и чинно сочиненного; к этим правилам была приложена партесная семиголосная великая ектения.

Однако, не смотря на сильную партию сторонников, гармоническое пение распространялось не без борьбы. Александр Мезенец, один из последних лучших представителей старинного крюкового знаменного пения, очень неодобрительно относился к гармонизации древних напевов на несколько голосов. "И ныне", пишет он в Азбуке: "нецыи возникшие от новейших песноискателей.... не приемше сем знамени и в лицах меры и совершенного познания.., мнят сие старославенороссийское в тайносокровенноличном знамени пение преводити во органословное, гласонотное пение" **). Но это были отдельные голоса, которые скоро и совсем умолкли.

Памятники первоначального партесного пения в России дошли до нас в двух видах: 1) в виде партитур для нескольких голосов, писанных безлинейными (крюковыми) знаменами и 2) писанные линейными нотами. Соответственно этому, гармоническое пение этого периода разделяется на пение безлинейное, или строчное, и пение партесное, линейное. Строчное пение и было первоначальным видом много-

*) Разумовский. Патриаршие и государевы певчие дьяки, стр. 81-я.

**) Азбука Мезенца, изд. Смоленского стр. 7-я

96

голосного русского церковного пения. "Гармоническое пение, которое столько восхищало и увлекало высшее русское общество XVII века, известно было певчим дьякам первоначально как пение строчное, т. е. такое, когда певчий, сообразно с качеством своего голоса, исполнял пение по своей отдельной строке безлинейных знаков, или путь, или верх, или низ, или демество" *). Существование памятников многоголосного пения, писанных еще безлинейной семиографией, заставляет предполагать, что этого рода пение в своем появлении на Руси опередило линейное письмо. Свидетельство о Варлааме (Рогове), как знатоке и творце "троестрочного" пения, еще больше подтверждает это предположение. Имеются известия об исполнении строчного пения при богослужениях. В XVII веке патриаршие певчие дьяки и поддьяки исполняли целые обедни строчные; в 1667 г. в субботу акафиста они пели "Взбранной Воеводе" троестрочную на два клироса. О существовании строчного пения упоминает и Бортнянский: "До половины XVII века при патриарших и архиерейских домах, кроме столпового пения, употребляемо было пение троестрочное, т. е., трехголосное **).

Нотные книги строчного пения свидетельствуют, что это пение по числу голосов существовало в нескольких видах. Первоначально мелодия исполнялась на два голоса — верхний и нижний; существуют рукописи двухстрочные, в которых над строкой текста находится две строки знамен. Далее, к двум голосам присоединился третий; нотные книги уже имеют три строки знамен над текстом и получают вид трехстрочных партитур. Наконец, был присоединен нижний голос, мелодия которого была особенно подвижна и вычурна (демество); получился последний вид законченного четырехстрочного пения. Больше четырех строк в нотных книгах нигде нет. В настоящее время книги строчного пения в большом количестве собраны в библиотеке Московского Синодального училища пения. По указанию Смоленского там находится 90 песнопений безлинейного нотного письма на два голоса, 270 — на три и 43 — на четыре голоса ***). Инте-

*) Разумовский. Патриаршие певчие дьяки, стр. 70-я. Сахаров характеризует строчное пение, как многоголосное, построенное на симфонических началах. Исслед. о русском церковном песнопении. Ж. М. Н. Пр. 1849 г. № 8-й, стр. 103-я.

**) Металлов. Очерк истории церковного пения. стр. 72, примечание.

***) Смоленский. О собрании русских древне-певческих рукописей. Русск. Муз. Газета за 1899 г. Есть и отдельной брошюрой, стр 64.

97

ресен самый способ писания партитур строчного пения. Первая над текстом строка знамен всегда писалась черной краской, вторая — киноварью, третья — черной и, наконец, четвертая, верхняя — снова киноварью. При этом, все книги строчного пения писаны не столповым знаменем, которым писаны все памятники мелодического пения, а так назыв. Казанским знаменем (появилось во второй половине XVI века; отдельные знамена по начертанию похожи на столповые; отличаются своим певческим значением). Часто при знаменах имеются шайдуровские пометы, которые в черных строках писаны киноварью, а в красных черной краской. Каждая строка содержала мелодию для особого отдельного голоса в хоре; это почти то же самое, что и нынешние голосовые партии. Отсюда становится понятным распоряжение Никона Иверскому Валдайскому монастырю, чтобы к приезду царя выбрать надежных певцов "во вся строки", т. е., на каждую голосовую партию. В высшей степени интересно то, что строчные песнопения не расписывались по партиям, как это делалось и теперь делается с линейным пением, но каждая строчная книга, хотя бы она предназначалась и для отдельного голоса в хоре, непременно писалась в виде партитуры. В тесной связи с этим стоит и обычное требование от каждого певца того времени, знать не только свою строку партитуры, но и остальные, предназначенные для других голосов. Этот обычай имел громадное практическое значение в самой постановке хорового пения. Каждый певец имел возможность шире развить свой голос, приобрести больше теоретических сведений и значительно расширить свой музыкально-певческий горизонт; при нужде певцы одного голоса могли с успехом быть заменяемы таковыми из другого голоса; наконец, почти каждый певец мог быть более или менее хорошим регентом хора. Поднимая общий музыкальный уровень хора, вышеуказанное требование имело большое значение для самого исполнения песнопений, способствуя твердости, выразительности и сознательности. Надо отдать справедливость певцам строчного пения: они в этом отношении стояли гораздо выше современных хоров, в которых от певца, кроме общего знакомства с нотами и знание своей партии, больше ничего не требуется.

По содержанию строчное пение представляет собой гармонизацию существовавших тогда в России церковных на-

98

певов: знаменного, киевского, греческого, болгарского и др., предназначавшуюся на первых порах для одного мужского, а впоследствии и для смешанного хора. Самая гармонизация, соответственно теоретическому развитию русских певцов, была очень несложна. В основу ее ставилась мелодия известного напева, которая поручалась всегда одному из средних голосов. Этот основной голос в хоре назывался путь. Остальные голоса сопровождали главную мелодию в виде аккомпанемента; нижний голос назывался низ, верхний — верх. К этим трем голосам присоединялся четвертый, исполнявший очень подвижную мелодию, которая представляла собой свободные вариации на музыкальные темы первых трех голосов. Этот голос, подходивший по построению к свободному демественному пению, назывался демеством. Такому хоровому построению строчных песнопений вполне соответствовал состав хора государевых певчих дьяков. "В первую и отчасти вторую половину XVII века в хоре государевых певчих дьяков находились уставщики, демественники, вершники, нижники и путники. Название уставщика принадлежало главному и начальному певчему и означало более его обязанность руководить хор во время пения; он всегда избирался из твердых голосов, большей частью, баритонов. Прочие же названия даны певчим дьякам от умения петь по строчным безлинейно-нотным книгам, т. е. таким, где над одной строкой текста находилось две, три, а иногда и более строк безлинейных нотных знаков. Певчий, исполнявший верхнюю строку, назывался вершником, среднюю — путником, а нижнюю — нижником. Нередко, певчий знал только свою строку, или голос, и не мог петь другие строки, а, между тем, существовавший обычай требовал, чтобы каждый певчий знал все строки, находившиеся в строчной нотной книге. Такой певчий, который, путем долгого изучения и естественной способности своего голоса, достигал возможности исполнять с одинаковым удобством все три строки и умел еще петь четвертую, известную под именем "демества", назывался демественником. Демественник поэтому почитался выше путника, вершника и нижника" *). В техническом отношении гармонизация основной мелодии была очень примитивна, так как и само учение о гармонии в то время на Руси было мало известно. Голоса, сопровождав-

*) Разумовский. Патриаршие и государевы певчие дьяки, стр. 76-77-я.

99

шие главную мелодию, всегда составляли вместе с ней простое трезвучие в различных его положениях и обращениях. По характеристике современников, "строчное пение, единым гласом (тоникою) наченшеся слагалось в триех степенях и пятых (из терций и квинты), тем же и гласов имело три: низ, путь, верх, свой кийждо глас имущий и во едино согласующий" *). Часто встречаются последовательные соединения звуков, нетерпимые с точки зрение современной гармонии (параллельные квинты, октавы и даже секунды). Такая гармонизация часто затемняла сопровождением других голосов основную мелодию; чтобы больше оттенить её, партия путников всегда составлялась из большего количества певцов, чем остальные.

Сами современники держались различных мнений о строчном пении. Одни восхищались им и находили его "мусикийским и красногласным составлением, премудрейшим и скорейшим". Другие отзывались гораздо строже: в строчном пение "подоболепного гласу несть, несть и чину гласовного, ничтоже есть в нем согласно", это — "несогласное трегласие, шум и звук издающее, и токмо несведущим благо мнится, сведущым же неисправно положено быти разумеется" **). Возможно, что отзывы первого рода принадлежали более раннему времени, когда многоголосное пение было еще новинкой; впоследствии же, когда оно распространилось и, потерявши значение новизны, сделалось обычным явлением, — к нему начали предъявляться и большие требования. Заслуживает внимание объяснение столь противоречивых мнений Металловым. Отзывы первого рода относились к гармонизациям киевского, греческого, болгарского и др. напевов, занесенных в Великороссию южно-русскими певцами; эти переложения пользовались общей любовью. Когда же гармонизация коснулась искони известного и родного для великороссов столпового напева, то она встретила очень неодобрительные отзывы от знатоков этого пения, строгих ревнителей старины (см. выше отзыв Мезенца). Для них самым существенным и жизненным в церковном пении было осмогласие и основной, веками установившийся напев, самобытный, самодовлеющий, не нуждающийся в гармонических украшениях, скорее умаляющих, чем возвышающих его исконный древне-церковный богослу-

*) Разумовский. Церковное пение, стр. 216.

**) Там же.

100

жебный характер *). Да и самая гармонизация на первых порах была настолько несовершенна, что часто могла производить неприятное впечатление даже на людей невзыскательных в этом отношении.

С распространением линейной системы нотописания, безлинейные строчные книги стали переводиться на линейные. При этом песнопения начали писаться уже не в виде партитуры для всех певцов, а для каждого голоса отдельно (низ, путь, верх). Есть известия, что в этом последнем виде строчное пение совершалось еще в 1737 году в Московской Космодамиановской, что в Таганке, церкви **). К половине XVIII века строчное пение совершенно вышло из употребления. Его заменило более усовершенствованное гармоническое линейное пение, исполнителями которого являлись уже не мужские хоры, а смешанные, в состав которых входили — дискант, альт, тенор и бас. Бортнянский в конце ХVIII века писал: "Что касается до троестрочного пения, то рукописи оного еще существуют, но производить оного и самые хорошие старообрядческие знатоки не могут" ***). И в настоящее время рукописи строчного пения остаются мало известными. Выше было упомянуто о значительном собрании партитур строчного пения в библиотеке Московского Синодального училища. "Достоинства этих партитур, в качестве свидетелей о начале хорового пения на Руси, определены пока очень слабо, вследствие крайне трудного чтения таких памятников; но разнообразие текстового содержания прямо указывает на их будущую, может быть, очень большую важность, в смысле возможности уяснить по ним первые контрапунктические и гармонические сложения, усвоенные нашими предками еще до принятая пятилинейной нотации" ****). Практического значения, в смысле восстановления древнего строчного пения в настоящее время, эти рукописи не имеют и вряд ли будут иметь, но, во всяком случае, как археологические памятники, они представляют большой интерес и ждут полной систематизации и подробной, компетентной разработки.

С. Сиротенко.

*) Металлов. Очерк истории церковного пиния. Стр. 74-75.

**) Разумовский. Церк. пение. Стр. 218.

***) Неизданная рукопись Бортнянского о троестрочном пении хранится в СПБ. Имп. Публ. Библиотеке. История музыки в России, Перепелицина. стр. 62.

****) Смоленский. О собрании русских древне-певческих рукописей в Московском Синодальном училище церковного пения. Стр. 65-66-я.

101

Печати городов 3-х малороссийских казачьих
полков в XVIII столетии.

Прилагаем снимки 6 печатей; из них 3 — Лубенского, 2 — Миргородского полков и 1 — Днепровского пикинерного полка, к ранее напечатанным в № 34 Полтавских Губ. Ведом. за 1903-й год гербам некоторых городов.

Лубенская печать была приложена на 2 документах: во 1-х на записи или купчей крепости, введенной 22 мая 1687 года жителем местечка Лукомья Трофимом, его женой Парасковьей и сыновьями Карпиневскими дворянину г. Лубен Ивану Кулябке на проданную ими половину своей мельницы, находившейся на р. Суле за 100 польских золотых. Купчая явлена в Лубенской ратуше, в которой заседали тогда: полковой судья Матвей Папеневич, атаман г. Лубен Каленик Антипенко, бургомистры Лубенского магистрата: Гавриил Куниченко, Иван Яковенко и Лаврентий Шепеленько. Копия этой купчей подписана Евфстафием Сефановичем, писарем г. Лубен, и утверждена печатью Лубенского магистрата.

Во 2-х эта же печать приложена на условии, выданном 8 июня 1703 года Лукомской жительницей Павлихой Барабашкой на мельницу, находившуюся на р. Суле, которую она обязывалась продать дворянину Петру Кулябке за 700 золотых, если не заплатит ему долга 100 золотых в назначенный срок.

На этом условии, или закладной, были приложены 3 печати гербами: а) Лубенского полка, б) гор. Лубен и в) Лубенского полковника.

102

Закладная эта утверждена в Лубенской полковой канцелярии, в которой тогда служили: полковником — Дмитрий Зеленский, судьей Мартын Васильев, писарем — Максим Троцкий, есаулом Андрей Стефанович Петровский, Лубенским сотником — Василий Савич, и Лукомоким сотником — Михаил Постомский. На полковой печати вырезан следующий герб: рука с обнаженным мечом, острием кверху, под ней пушка и ядро, а вокруг латинская надпись: sigilum civitatis Alexandr. Из этого видно, что в 1703 году в канцелярии Лубенского полка употреблялась печать, сохранившаяся от времен Польши, так как она была дана Лубнам основателем этого города, князем Александром Вишневецким, умершим около 1600 года. В архиве г-жи Скаржинской находятся бумаги Лубенской полковой канцелярии с такой же печатью 1738 года, спустя 35 лет после явки условия Барабашевой 1). Поэтому можно полагать, что настоящий герб Лубен — рука с булавой — был дан городу в половине XVIII века.

В 1758 году Лубенский полковник Кулябка представлял в генеральную войсковую канцелярию рисунок знамени для Куренской сотни того полка, на котором были вышиты: рука с булавой и литавры 2).

В описании Прилук сказано, что на печати города составлял часть герба князя Еремея Корибут Вишневецкого, с 1600 года она употреблялась в Прилукской ратуше, в полковой канцелярии, а в 1782 году дана этому городу и вырезывается на печати: голова быка и сабля 3).

Известно, что имение князей Вишневецких, на левой стороне Днепра, занимало в половине XVII века обширные земли от р. Сулы до г. Конотопа; на этом пространстве считалось боле 50 городов и селений 4).

На печати г. Лубен вырезан крест, под ним серп луны и буквы: М. В. М. С. П. Л., т. е. магистрат великого (главного города) мета полка Лубенского. Печать эта не была известна, так как Лубенская городская управа

1) См. жур. Киевск. Стар. Январь, 1896 г. стр. 120.

2) ibid, стр. 155 и слов. Щекатова. 1804 г. т. III стр. 1196.

3) См слов. Щекатова м. 1805 г. т. IV. стр. 1295.

4) См. "Киевская Старина" ноябрь 1887 года.

103

уведомила меня, что старых печатей города не сохранилось. Печать эта имеет сходство с печатью Зенькова 1).

На печати полковника Лубенского вырезаны: сабля в руке, башня и пернач (жезл), т. е. городской родовой герб, знак его должности и буквы: Е. Ц. П. В. В. Z. П. Л. D. Z., или Его царского пресветлого Величества войск Запорожских полковник Лубенский Д. Зеленский; из них буквы D и Z — латинские.

Печать г. Миргорода составляют: крест и восьмиконечная звезда в голубом поле; она снята нами с рисунка, приложенного на грамоте дворянина Хорольского уезда А. Туналова, выданной ему из Киевского дворянского депутатского собрания 20 октября 1792 года. В настоящее время на городском гербе крест рисуется большой, а звезда малая, что не совсем верно 2).

В Новороссийской губернии было набрано из бедных казаков в 1764 году 4 пикинерных полка: Елисаветградский, Днепровский, Полтавский и Донецкий, шефом которых в 1772 г. состоял генерал-майор В. Чертков, живший в г. Кременчуге. В г. Кобеляках находился штаб Днепровского полка, которым командовал полковник Н. Адобаш, происходивший из турок 3).

Полки эти разделены были на роты: Кобылякской роте присвоена печать, на которой вырезаны: корона, под ней в лучах рука с пикой, а кругом надпись: "Днепров. пикинер. полку роты Кобыл. печать". Такая печать приложена к росписке, выданной Кобелякским жителем Н. Чечелом А. Шарому и засвидетельствованной в сборной избе 17 марта 1795 года старшиной прапорщиком В. Котовым.

В 1649 году к Чигиринскому казачьему полку, на левой стороне Днепра, принадлежала Остаповская сотня, перечисленная потом к Полтавскому, а при гетмане Самойловиче к Миргородскому полку 4).

В 1763 году гетман граф К. Разумовский разделил Малороссию на 20 уездов, в том числе Остаповский 5); в

1) См. карты уездов Полтавской губернии П. 1891 года.

2) См. карты уездов Полтавской губернии П. 1891 года.

3) См. истор. Малор. Н. Маркевича м. 1842 г. т. I, стр. 652.

4) См. собран. соч. М. Максимовича к. 1876 г. т. I, стр. 670, 722, 726.

5) См. истор. Малой России. Бант. Каменского м. 1830 г. т. III, стр. 208, прим. 258.

104

1782 году этот уезд был закрыт, а м. Остапье на р. Псле принадлежит теперь к Хорольскому уезду.

В 1812 году Остаповское волостное правление прикладывало к документам печать с таким гербом: сверху вырезана в треугольнике птица (утка), под ней две пересекающиеся ветви, а в середине буквы "в. о. п. п." — "волостная Остаповского повета печать".

Highslide JS

П. Китицын.

1

Приложения.

2

 

3

МАТЕРИАЛЫ
для истории Полтавского полка.

II.

Ведомости по сотням Полтавского полка о сеющих табак,
мельницах, пасеках, винницах и шинках за 1722 г.

Печатаемые ниже ведомости заключают в себе богатый и разнообразный материал для знакомства с прошлой экономической жизнью Полтавы и территории, составлявшей некогда Полтавский полк. Составлены они были в 1722 году.

События, предшествовавшие их составлению, рассказаны в другом месте 1), а потому здесь я ограничиваюсь лишь самыми краткими сведениями по этому предмету. Как известно, в 1722 году была учреждена (вслед за смертью гетмана Скоропадского) Малороссийская Коллегия, цель учреждения которой заключалась в скорейшем приобщении к общерусскому устройству Малороссии, сохранявшей еще некоторую автономию. По инструкции, данной 16 мая 1722 года президенту Коллегии Вельяминову, он, между прочим, должен был привести в известность всякие денежные и хлебные сборы края и затем собирать их в царскую казну. Хотя до этих пор и существовала в Малороссии общественная казна ("войсковой скарб"), но пополнение и расходование сумм ее было крайне запутано ввиду полного отсутствием чего-либо определенного в сфере экономических отношений малорусского народа. Помимо этой нелегкой задачи, возложенной на Вельяминова инструкцией, он обязан был наблюдать за правосудием и принимать апелляции на решения судов всех степеней, а также — защищать народ от произвола старшины. Последние две задачи были почти невыполнимы для Вельяминова, так как инструкция не давала ему власти смещать старшину, которая к тому же вся принадлежала к числу державцев, владевших посполитыми, поэтому он и обратил главное свое внимание на упорядочение сборов.

1) См. монографию А. М. Лазаревскаго: "Павел Полуботок", Русский Архив 1880 г., кн. I, стр. 137-209.

4

Не прошло и месяца со дня приезда Вельяминова в Глухов, как он потребовал от Черниговского полковника Полуботка, занимавшего первенствующее положение среди остальных правителей Генеральной Войсковой Канцелярии, обстоятельной ведомости о всех сборах, которые следовало собирать в казну по статьям Богдана Хмельницкого, с указаниями на то, "сколько их и кому и с чего собирается". Дать обстоятельный ответ на это требование Полуботку было немыслимо по той причине, что сборы эти были крайне разнообразны и неопределенны по своим размерам, поэтому Полуботок в своем ответе Коллегии только перечислил существовавшие до тех пор в Малороссии сборы, но размеров их не указал, так как они шли непосредственно из полков в гетманский двор, который их и расходовала по своему усмотрению. Но этим ответом Вельяминов удовлетвориться не мог: на основании его нельзя было начинать сбор налогов в казну, и он вновь затребовал от правителей Генеральной Канцелярией обстоятельных цифровых данных. В конце концов, Полуботку и его товарищам пришлось дать обещание сообщить в Коллегию точные сведения о том, сколько и с кого собирать налогов. Обещание это дано было (как записано в журнале Канцелярии) "по довольной отговорке, т. е. старшина, стоявшая во главе управления Малороссией, не хотела исполнять требований Вельяминова, видя в них стремление уничтожить одну из привилегий старшины вообще, — свободу от налогов как в войсковую, так и в гетманскую казну. Делать было, однако, нечего, и Полуботок с товарищами стали собирать, хотя и медленно, сведения о сборах. С этою целью ими было сделано распоряжение, чтобы полковники, взяв с собой по одному человеку из полковой и сотенной старшины, а из городов — по войту и бурмистру с двумя сборщиками из мещан, — приезжали в Глухов для составления обстоятельной ведомости о всех сборах. Но полковники в Глухов не поехали, а стали высылать туда только одних сборщиков.... Приездом последних в Глухов и воспользовался Вельяминов. Потеряв надежду получить нужные ему сведение от старшины, он стал составлять ведомости о сборах сам и привлек к этому делу прйехавших в Глухов сборщиков. Но и таким путем были добыты им крайне сбивчивые и противоречивые данные, в особенности по воп-

5

росу об обложении сборами старшинских имений наравне с другими, — посему Вельяминов сделал запрос по этому предмету в Сенат, а пока что — дал сборщикам инструкцию, что бы они "хлебные и денежные сборы собирали со всех необходно"... В помощь сборщикам и в видах контроля над последними были назначены офицеры Глуховского гарнизона, и те и другие были разосланы по полкам и приступили в сбору налогов, "необходя никого". Сборщики при выполнении возложенного на них доручения встречали множество затруднений, так как распоряжение Вильяминова, сравнявшее в отношении обложения старшинские маетности с прочими, вызывало много неудовольствия, а иногда и открытое сопротивление сборщикам со стороны державцев... Одновременно со сбором налогов, высланные офицеры с помощью местной старшины должны были описывать "у всякого звания людей" (в том числе и у старшины) разные доходные статьи, как-то: мельницы, пивоварни, винокурни, бани, воскобойни, пасеки и проч. Результатом этой работы и были те ведомости, которые ниже печатаются.

Переходя теперь к самим ведомостям, заметим, что составлены они квартермистром Гаврилом Карташевым 19-го октября 1722 года, относятся все к территории Полтавского полка и заключают в себе сведения о следующих статьях: 1) табаководстве, 2) мельницах, 3) пасеках, 4) винокурнях, 5) шинках и бражницах. Кроме того, в последней ведомости помещены еще сведения о сборах с торговых бань, броваров, солодовен, воскобоен, весов (ваговое), дегтю, ярмарок, торгов, хлеба, озер, мостов и проч.; в ней же сделан и общий итог сборам по всему полку. Каждая ведомость заключает в себе сведения о доходной статье, подлежащей обложению, по каждой сотне отдельно, причем сведения эти скреплены подписями местной старшины: сотника, городового, атамана и войта. Последнее обстоятельство, т. е. участие местной старшины при составлении ведомостей, а также контроль в этом деле со стороны офицеров Глуховского гарнизона, позволяют смотреть на эти ведомости как на достаточно правдивую картину экономической жизни Полтавщины первой четверти XVIII века. Не предполагая вдаваться в детальное исследование ведомостей и не касаясь тех изменений, которые были внесены в поря-

6

док взимания налогов Вельяминовым, нужно сказать несколько слов о каждой из них отдельно.

Первая ведомость дает сведения как о распространении табаководства, так и о налогах на тех, кто им занимался. Сказать что-либо определенное относительно того, кто был свободен от налога за право заниматься табаководством, а кто нет, — затруднительно, так как в ведомости не указано сословие, к которому принадлежал "табак сеючий". Например, в полковой сотне Якова Черняка, в селе Куклинцах: "Улас Проценко сеет табак и никому нечого не платит", а в селе Ивончинцах: "Тимко Белоус сеет табак и платит в год 4 алтына гетманским посланним; Аврамиха удова сеет табак и так же платится"; в селе Тахтаулове: "в Колачинского (сотника великобудиского) сеется тютюн и никому нечого не дает" и: "Кузьма асаул (сотенный) сеет и платит в год гривню на власть гетманскую" и т. д. Отсюда видно, что размеры налога были различны, причем старшина, по-видимому, была свободна от него, хотя и не вся (например, асаул сотенный платил "гривню на власть гетманскую"). В одном только отношении здесь было однообразие: все сборы шли исключительно "на власть гетманскую", т. е. в личный доход одного гетмана.

Вторая ведомость дает понятие о том, какое огромное количество мельниц было в Полтавщине в то время. Помимо целого ряда млинов по Ворскле, Орели и других реках, работавших круглый год, было множество еще "млинов весняних", а также мельниц, устроенных на байдаках на Днепре. Размеры и вид обложения были очень разнообразны, но можно заметить следующее. Старшина была совершенно свободна от сбора с мельниц, причем члены ее пользовались доходами с некоторых мельниц мещанских. Например, с двух "каменей мелних" Семена Балясного, мещанина Полтавского, находившихся на Герасимовской гребле в Полтаве, войсковую часть отбирал великобудиский сотник Колачинский; "с камня Рублювского" (там же, но на Петровской гребли) войсковую часть "употреблял" полковой писарь Полтавского полка, равно как ему же принадлежала войсковая часть и с камня Якова Глобы. Монастыри тоже были свободны от сбора войсковой части, а иногда пользовались таковой с мельниц казачьих и мещанских, боль-

7

шинство же мельниц казачьих, мещанских и посполитских отдавало войсковую часть (деньгами и натурой) или "на власть гетманскую", или на местную старшину, или на ратуши.

Третья ведомость, — о пчелах, дает картину широкого распространения пчеловодства, но не заключает в себе данных о сборах с этого промысла. Объясняется последнее обстоятельство тем, что сбор этот, называвшийся медовой десятиной, существовал в данное время лишь в Переяславском полку, где был установлен только при Скоропадском; в прочих же полках, а в том числи и в Полтавском, пасеки были свободны от платежа налога. Не говоря уже о том, что пасеки в огромном числе имела местная старшина (например, у Василия Кочубея было 538 ульев под Полтавой), они были распространены во всех слоях населения: по ведомости владельцами их оказываются: монастыри, мещане, казаки, посполитые, священники, диаконы, пономари, отдельные монахи и монахини, шинкари и т. д., причем пасечничеством занимались и вдовы (обозная Полтавская имела только в самой Полтаве пасеку в 100 ульев). Каждая почти церковь имела своих пчел. В Полтаве таких церковных пасек названо в ведомости пять: Воскресенская (51 улей), Никольская (59), Сретенская (20), Рождества Богородицы (10) и Спасская (8); в селах, где были церкви, там же существовали и церковные пасеки, иногда называвшиеся принадлежащими "братчикам" данной церкви. Так, в м. Старом Сенджарове у Троицких "братчиков" было 3 улья, у Успенских — 12, Рождественских — 8, Покровских — 5 и Спасских — 5. Упоминание о братствах церковных и принадлежащих им пчелах интересно в том отношении, что указывает на довольно широкое распространение их в то время.

Четвертая ведомость — о винницах — дает понятие о степени распространенности винокурения в Полтавщине; надо сказать, что эта статья была довольно широко развита. В самой Полтаве, например, было всех винокуренных казанов — до 170-ти. Винокурением занимались много и по селам, причем ведомость почти не упоминает о налогах на этот промысел, который был, таким образом, свободным.

Пятая ведомость заключает в себе сведения о числе и характере шинков (медовых и винных) и бражниц; и

8

тех и других как в самой Полтаве, так и в городах и селах было довольно много. Обыкновенно владелец шинка продавал в нем продукты со своей винницы, причем более богатые люди имели и по несколько шинков. Церкви имели, наряду с пасеками, также и шинки; кроме того, в числе владельцев шинков ведомость упоминает и цехи. В самой Полтаве было шесть шинков, принадлежавших церковным братствам, и три шинка, владельцами коих являлись кравецкий, ткацкий и шевский цехи. Наряду с этими шинками существовали и "казацкие братерские" шинки, указывающие на наличность братств подобного типа (например, в Старом и Новом Сенджарове, Кобеляках, Келеберде). Монастыри тоже не брезгали доходами с шинков: в Полтаве и селах упоминаются несколько "чернецких" шинковых дворов... Сбор с шинков зависел с одной стороны от самого продукта, который шинковали, а с другой — от меры, которой он продавался. Шинки, в которых продавалось пиво и мед (таковых в Полтаве было 38), а также брага, не платили ничего; с шинков же "горилчаних" собирались деньги. Например, в Полтаве "с горилчаних куховних" шинков бралось по 2 рубля; "ведерковые" шинки платили: за "ведерко оковитой горилки" — 5 алтын без копейки, а за то же количество "простой" — по гривне; в других местах Полтавщины размер налога был иной. Торговые бани, бровары и старшинские солодовни были свободны от обложения; мещанские и казачьи солодовни отдавали сбор натурой, причем с первых он шел на ратушу, а со вторых — на местную старшину. Сбор с весов и воскобоен шел большей частью на церкви, с дегтя и мостов — на ратушу, с ярмарок — на старшину. Рыболовные озера были свободны от всяких сборов.

Таковы сведения, даваемые печатаемыми ниже ведомостями. Нет сомнения, что специалист-исследователь извлечет из них много любопытного и ценного. Не будучи таковым, ограничиваюсь лишь сказанным выше.

Пробегая все ведомости вместе, нельзя не согласиться с мнением Вильяминова, который доносил в 1722 году в Сенат, что "прежде сего в Малороссии весьма в сборах отправление было непорядочное"... Первоначальные труды этого энергичного президента Малороссийской Коллегии на пути упорядочения системы налогов в Малороссии были указаны выше;

9

что же касается дальнейших его усилий в этом направлении, достигнутых результатов и борьбы с противившейся его распоряжениям старшиной, то интересующиеся этим найдут много интересных фактов в цитированной выше монографии Л. М. Лазаревского. Ведомости списаны мной с подлинников, принадлежащих А. И. Кистяковской, коей и приношу здесь свою благодарность.

В. Модзалевский.

10

11

I.

1733 году, октоврия 19 числа.

Видение всего полку Полтавского, сколко в
оном знайдуется людий табак сеючих.

В сотне полковой Якова Черняка.

Село Куклинце: Улас Проценко сеет табак и никому нечого не платит.

Село Ивончинцы: Тимко Белоус сеет табак и платит в год чотири алтина гетманским посланним; Аврамиха удова сеет табак и так же платится.

Село Тахтаулов: В Колачинского сеется тютюн и никому нечого не дает. Кузма асаул сеет и платит в год гривню на власть гетманскую.

Село Жуки: Трохим Стрелец сеет табак, не платится никому; Леско Маслий сеет, а не платится никому.

Село Петрувка: Гришко Москаленко сеет табак; Христич сеет табак, и они платят в год на власть гетманскую по пяти алтин.

Село Гавронце: Василь Курулка сеет тютюн и никому нечого не платит.

Село Стасовце: Филип Гринченко сеет табак; Михайло Саинко сеет; Омелян Тютюнник сеет; Грицко Белушенко сеет; Гадко Омеляненко сеет; Василь Омеляненко, и они все никому нечого не платили.

Село Брусея: Павло Миценко сеет табак, и платил в год по гривне на власть гетманскую.

Сотня полковая Димитрия Самарского.

Село Рибце: игнат Ивашенко сеет табак, Гарасим Кованка сеет; Петро Мирченко сеет; и сии никому не давали.

Село Шостаки: Костя, атаман Шостаковский, сеет; Лукян Падченко сеет; и они никому не давали.

Село Ивашки: Иван Палашувский сеет табак; Пилип Нестеренко сеет; и платили в год на власть гетманскую по гривне.

Село Милце: Андрушко Мироненко сеет табак; Конон Сакаленко сеет; и они платили на власть гетманскую по гривне.

12

Село Супруновка: Мусей Панченко сеет тютюн; Мартин Решетниченко сеет; Василь Шпигуненко сеет; Иван Дубко, скринник, сеет; Олексей Решетниченко сеет; Грицко Василенко сеет; Яско Ступченко сеет; Иван Никифоренко сеет; Иван Романенко сеет; и они отдают в год на власть гетманскую по гривне.

Село Нижние Млини: Иван Мушенко сеет табак; Яков Мартиненко сеет; Иван Мороховец сеет; Кондрат Мороховец сеет; Михайло Мороховец сеет; Кирик Шмикленко сеет; Максим Шмикленко сеет; Радко Шмикленко сеет; Трофим Гранченко сеет; Семен Лихий сеет; Улас Кабаченко сеет; и они все отдают в год по гривне на власть гетманскую.

В Будищах Великих: Ярема Цюренко сеет табак; Иван Штана сеет; и они отдают в год по гривне на власть гетманскую.

В Решетиловце: Михайло Назаренко тютюн сеет; Матвей Клименко сеет тютюн; сии в год платят гетману по гривне.

В Димидовце: Юрко сеет тютюн; Павло сеет тютюн; Кондрат сеет тютюн; Яков Кочерга сеет тютюн; от сих не кто нечего не бирал.

Старосанджаровские тютюнники: Андрей Иста, Алексейка удова, Павло Курилех, Федор Ващенко, Тимко Хоруженко, Федор Ворона, Иван Рябуха, Данило Остапенко, Павло Масеич; и сии отдают по гривне в год на власть гетманскую.

Иван Тарнавский, сотник Старосанджаровский, Фома Маркович, атаман городовий.

Тютюнники Новосанджаровские: Андрей Брижан, Грицко Ященко, Стефан Михайленко, Гарасим Давиденко, Кузма Тютюнник, Леско Кглех, Павло Литвин; от сих помянутих тютюнников дорочную отдают индуктарам от казака — пять алтин, а од мужика — две гривне.

Павло Жданович, сотник Новосанджаровский, Матвей Костенко, атаман городовий, Андрей Семиволос, войт.

Сотне Белицкой села Комаровки тютюнники: Костя Черевко, Прокоп Шило, Василь Стороженко, Максим Лисиченко; от сих казаков збиралося в год по пять алтин.

13

Видение сотне Маяцкой, сколько знайдутся людей, тютюн сеющих, то являет нижей сего: Павел Репский, Карп Бутенко, Павел Стрижипорода, Гордой Адамов зять; от сих помянутих тютюнников дорочную отдают индукторам гетманским от казака по пять алтин.

Вместо наказного сотника Павла Римского и атамана Радиона Прокопиева, я, Гаврило Штепенко, подписался.

Видение сотне царицынской, сколко найдется людей, тютюн сеющих, то являет нижей сего: Грицко Бондаренко, Иван Коломийченко, Дмитро Носик, Кирило Заенко; от сих помянутых тютюнников дорочную отдают индукторам гетманским от казака — по шесть шагов, а от мужика — по полуполтине и по десяти алтин и по две гривне.

Феодор Бабанский, сотник Царичанский, Михайло Мацко, атаман городовий. Вместо сотника и атамана, я, Иосиф Иваненко, писар меский, подписался.

Видение сотне Китайгородской, сколко найдутся людей, тютюн сеющих: Иван Маценко, Матвей Павленко, Самойло Павелченко, Яков Олексеенко, Леско Велитченко, Максим Маротченко, Тарас Оgиров зять, Демян Супа, Грицко Нарожненко, Григор Очерет, Матвей Галабин зять, Гаврило Голобенко, Роман Деменко, Иван Босенко, Олекса Черныш, Корней Божченко, Иван Gлижин зять, Иван Погребний, Семен Куйденко, Василь Остапенко, Максим Передеренко, Иван Дзизь, Педор Gузенко, Яков Куций, Савка Золотушенко, Яков Тюнник, Тимко Вереченко, Грицко Волощенко, Федор Тестяк, Трофим Волошин, Тимко Серженко, Василь Кириченко, Иван Безуглий, Андрей Чучукар, Иван Седоков зять, Полутчиха старая, Тригубка, Гарасим Лесенко, Клим Полудений, Грицко Притятченко, Михайло Перетятченко, Василь Танасеенко, Процик Гончар, Иван Овчар, Василь Плющ, Василь Полежай; всех людей посполитих, тютюн сеющих, китайгородских — сорок шесть; з сих мененних тютюнников прежде биралось по десять рублей, теперь наложено от зборщика Сидора Ломаки, аби вибрали каменей сто тютюну.

Казаков сотне Китайгородских, которие тютюн сеют: Василь Савченко, Иван Вахна, Василь Горобец, Тимко Жадан, Данило Серженко, Савка Белаш, Стефан Красно-

14

брижий, Ничипор Дриgаненко, Матвей Борщенко, Кирило Десятерик, Костя Малишко, Василь Педаш; итого дванадцять человека; а з сих мененних казаков, тютюн сеющих, прежде сего не бралось и теперь не берется.

Антон Маренич, наказний сотник Китайгородский, Парфений Немировец, атаман городовий.

Сотне орлянской тютюн сеет: Иван Китайгородского брат.

Сотне кишенской тютюнники: Игнат Крамар, Федор Булова, Гриценко Ризниченко, Алексей Косарик; а з сих мененних тютюнников вибирали на гетмана по полталяра и по золотому, и менше.

Вместо сотника наказного и атамана городового, я, Денис Иосифов, подписуюсь.

Села Лучок, уезду переволочанского, тютюнники: Петро

Яланский, казак; люде посполитие: Тимофей Долгополий, Харко Олейниченко, Грицко Гордеенко, Семен Шинкаров зять, Никита Кравец, Андрей Панасов, Роман Лупеенко, Андрей Василенко, Иосиф Карапиш, Максим Озерний, Иван Мартиненко, Иван Толпиза, Грицко Миргородский, Сидор Великий, Грицко Малеваний, Степан Мясенко; итого 17 человека; от сих мененних тютюнников отбирал дозорца Переволочанский деньгами по ползолотого в год.

Вместо атамана Лучанского Стефана Самойленка, я, Григорий Илченко, подписался.

Сотне соколской, тютюн сеющих: Михайло Штепин брат, Василь Павленко, Грицко Павленко; а из сих тютюнников отбирал десятину гетманский посланий по гривне в год.

Вместо Феодора Тимофеевича, сотника соколского, и Яска Кулбаки, атамана городового, я, Моисей Зарудний, писар соколский, подписался.

По листам скрепа: по прошению квартермистра Карташева, вместо его, прапорщик Борисов руку приложил.

 

15

II.

1732 году в месяце октоврии 19 числа.

Видение всего полку полтавского, сколко есть мельниц по реке Ворскле,
и весняних, и сколко в оных камений мелних и ступ есть.

Под городом Полтавою на Крутоберезкой гребле Ивана Черняка, полковника полтавского, три мельнице, в которых знайдуется его ж камений шесть мелних и двое ступ; и с тих нечого никто не бирал.

На Трибовской гребле Василия Кочубея три мельнице, в которых найдутся чотири камени мелних и двое ступ; а от сих никто нечого не бирал.

На Герасимовской гребле мельниц три, в которых найдутся три камени мелних и ступи Терентия, мещанина полтавского; два камени мелних Семена, зятя полковничого; и с тих нехто нечего не бирал; да в тих-же мелницях два камени мелних Семена Балясного, мещанина полтавского, с которих часть войсковую употреблял Колачинский, сотник великобудиский.

На гребле Петровской мельниц три, в которих найдутся камений мелних чотири монастира полтавского; и с тих никто нечего не бирал; в тих же мелницах камень мелний Рублювского; с тих часть войсковую употреблял писар полковий; да там-же еден камень Якова Глоби и ступи; и от того каменя часть войсковую тот-же писар отбирал, а от ступ никто нечого не бирал.

Гребля Стасовская, на которой найдутся мелниц три; и в тих Василия Кочубея камений мелних чотири; на той-же гребле Григория Черняка един камень мелний и ступи; да в тих-же мелницах Алексея Черняка два камени мелних; и зо всех сих вишписанних каменей и ступ нехто нечого не бирал.

Гребля Брусеевская, на которой найдуется мелниц три; и в оних Дороша Нащинского камень мелний и ступи; и от тих никто нечого не бирал; в тих же мелницах камень мелний Рублювского, с которого часть войсковая употребляется на ратуш полтавскую; там-же еден камень млива обозной полтавской; с того нечого не биралось; в тих

16

же мелницах камень мелний, с которого часть войсковая употреблялась на ратуш полтавскую, Кирила Трояна; там-же ступи Дороша Нащинского с попадею, и с тий половини дозорца переволочанский часть отбирал, а его часть свободна била; да в тих-же мелницах камень мелний Якова Лукашенка; и з оного часть войсковую отбирано на власть гетманскую; в тих-же мелницах два камени мелних и ступи Леска Сягайла; и с тих часть войсковую употреблял Василий Зелененкий.

Сотне полковой Якова Черняка млини весняние.

Село Павленки. У Ивана Кобезгана мелница, камень еден; у отца Феодора мелница, камень еден.

Село Тахтаулове. В Костянтой (sic) мелниця, камень еден; у Федора Чеказа мелниця, камень еден; у Грицка Яворенка мелниця, камень и ступи; Димитрия Колачинского мелниця, камень и ступи; в Тимоша Петрашенка мелница, где камень; в Якова Мелниченка мелница, камень и ступи.

Село Ивонечинце. У Ивана Коломийця еден камень; в Леска Вигрияненка еден камень; в Петрихи Тропчихи камень и ступи; в Пилипенка еден камень; в Якова Черняка еден камень; в Дороша Иляшенка еден камень; в селе Черняковце еден камень.

З сих вишеписанних камений чи ступ на власть гетманскую бералося в год по десяти алтин.

Село Жуки. В Касяна Гапоненка мелниця, камень и ступи; в отца Юрия мелница, камень и ступи; в старого Кунашаша (sic) камень и ступи; в Кропивянского камень и ступи; у Василия Кочубея еден камень.

Под Стасовцями Григория Черняка два камене мелних весняних.

Под Петровкою Якова Черняка два камене мелних весняних. З сих вышпизанних камений чи ступ нехто нечого не бирал.

Сотне полковой полтавской Димитрия Самарского млини,
на реке Ворскле найдуючиеся.

На гребле Трибовской Василия Кочубея мелниц три, в которых его ж камений мелних чотири и ступ двое; и с тих нехто нечого не бирал.

На гребле Нижемлинской Ивана Левенця камений мел-

17

них шесть и трое ступ; и з сих четырех мелниц никто нечого не бирал.

На гребле Булановской законников монастыра полтавского мелниц три, в которых найдутся камений мелних шесть и трое ступ; и з сих никто нечого не бирал.

Той же сотне полковой Димитрия Самарского млини весняние.

Под городом Полтавою на сазе, прозиваемой Чорной, Ивана Левенця мелниц две, в которых найдутся камений два мелних и ступи.

В селе Тагамлику Василия Кочубея одна мелниця, в которой найдутся камень еден и ступи.

На Олшанской низшей гребле законников монастыря полтавского мелница, камень и ступи.

На вишой гребле, того ж монастыря мелниця, камень еден и ступи.

Под селом Федорками. В Данила Брихнича мелниця, камень и ступи; в Деденка Федорского мелниця, еден камень; у Василя Ткача мелниця, еден камень; у Василя Асауленка мелниця, еден камень; в Марка Сербина мелниця, еден камень; в Алексея Сербина мелниця, еден камень; в Харка Расошенка мелниця, еден камень; в Григория Пушкара мелниця, еден камень; у Федора Горбаня мелниця, еден камень; в Якова Ярового мелниця, еден камень.

Под селом Куклинцями. У отца Иоанна мелница, еден камень; у Ивана Левенця мелниця, еден камень.

Под селом Милцями. В Костя мелница, еден камень; в Грицка Gеggеля мелниця, еден камень.

Под селом Олшанкою. В Димитрия Левенця мелниця, еден камень; в Кузми Яретченка мелница, еден камень.

Под селом Супруновкою. В Демяна Педаша мелниця, еден камень; в Павла Гавриленка мелниця, камень и ступи; в Тромихи (sic) Муращихи мелниця, еден камень.

Под селом Ивашками. Ивана Уманця мелниця, еден камень; Федора Холодного мелниця, еден камень.

Под селом Пушкаровкою. Якова Лукяненка мелниця, еден камень; Харчихи удови мелница, еден камень; черниц полтавских мелниця, еден камень; Грицка Холодного мелниця, еден камень; Иванихи удови мелниця, камень и ступи; тех же черниц полтавского девичего монастыря мелниця, два камени и ступи.

18

Под селом Супруновкою. Дмитра Панасенка мелниця, камень и ступи; Стефана Вацещенка мелниця, камень и ступи; Михаила Дзиби мелниця, еден камень; Тихона Скрипника мелниця, еден камень; Григория Чигиринского мелниця, еден камень.

Под селом Грабиновкою. Захарчихи удови мелниця, еден камень; Якова зборщика мелниця, еден камень.

Сотне великобудиской млини, на реке Ворскле застаючие.

На Старой гребле мелница священика Афанасия, в которой найдутся его ж два камени мелних и ступи; и з едного каменя часть войсковая шла на ратуш будискую, а от другого камени и от ступ — хоружий полковий на себе употреблял; на той же гребле мелниця отца наместника великобудиского и Максимихи Левченковой, в которой найдуется камений мелних чотири и ступ двое; с трох тих камений и от двох ступ никто нечого не бирал, а от едного каменя черницы монастыря будиского часть войсковую на себе употребляли; на той же гребле мелница черниц того же монастиря будиского, в которой найдуется камений два мелних и ступи; и с тих никто нечого не бирал.

Гребля Новомлинская. Мельница Ивана Шолудка, в которой найдуется еден камень и ступи; и с тих часть войсковую отбирал хорунжий полковий; на той же гребле мелниц две Василия Кочубея, в которых найдуется три камени мелних и двое ступ; и от тих никто нечого не бирал.

Тоеи-ж сотне великобудиской млини весняние на сазе
Богатце.

Вишше старих млинов Гаврила Арандаренка мелниц две, в которых найдуется камений чотире мучних; на той же сазе, нижей млинов старих, у Михайлихи Левченковой мелниця, в которой два камене мучних; нижей тоей мелнице у пана Димитрия Колачинского две мелнице, в которих четири камене мучних, а пятое коло ступное; у старой попаде намеснички бывшой мелниця, в которой един камень мучний, а другое коло ступное.

Сотне вишеписанной мелнице ставние весняние.

В Яреми Цюренка мелниця, камень един; у Матвея Захарченка мелниця, камень един; у Сергия Терентиева мел-

19

ниця, камень един; у Стефана Мартиненка мелниця, камень един; у черниц монастиря девечого великобудиского камень един.

Димитрий Колачинский, сотник великобудиский, Иван Сулименко атамань городовий, Федор Петренко, войт.

А из вишписанних мелниц весняних и ставних розмерових приходов пред сем не бирали и теперь из них не берется того ради, что без води не мелют.

В Решетиловце мелнице весняние.

В Прокопа Бурдюга мелниц две, два камене и ступи; в Матвея Сененка мелниц две, два камене и ступи; в Радка Слюсара мелниця, еден камень; Ивана Черкуна мелниця, камень и ступи; в Андрея Литвиненка мелниц две, два камени и ступи; от сих вишписанних камений чи ступ в год брато по рублю на власть полковничую. Василия Кочубея мелниц две, два камени и ступи; монастиря полтавского мелниця, два камени и ступи; от сих камений чи ступ нехто нечого не бирал.

Иван Гаевский, сотник решетиловский, Андрей Чернявский, староста, Иван Довгопол, атаман городовий.

Сотне старосанджаровской мелнице, на вишшой гребле
зостаючие.

В Богдана Марковича мелниця и в оной каменей мелних три и ступи; пана сотника мелниця, в оной два камени; в Якова Рудого мелниця, в оной камений два и ступи; в Ивана Залиеского мелниця, камень и ступи; у войта полтавского мелниця, камений два и ступи.

На низшей гребле. В сотника Тарнавского мелниця, в оной его камень и ступи; церкви спаской там-же еден камень; в Граба мелниця и еден камень; там-же судии полтавского камень и ступи; в асаула полкового мелниця, в оной камений три и ступи; в судии полтавского мелниця, его еден камень; Максимишин камень и ступи; у Федора Цопи мелниця его, камень и ступи; там же Ивана Середи камень; зо всех вишеписанних камений и ступ в прошлых годах нечого не бралося, а теперь зборщики отбирают.

20

Весняники млини по ставках.

У отца Евстафия святомихайловского камень и ступа, другий камень на Ворскле мелний; Данила Остапенка камень мелний; Ивана Дяченка камень мелний; и з сих весняних млинов в прошлых годах нехто нечого не бирал.

Сотне новосанджаровской на реце Ворскле вишшой гребле
мелници.

Пана Левенца мелниця, а в ней три каменей мелних и колесо ступное; Андрея Панченка полтавского на Ворскле мелниця, а в нем каменей три мелних и колесо ступное; Андрея Погорелого на Ворскле мелниця, а в нем каменей два мелних и колесо ступное; а прежде того не биралося, а тепера зборщики отбирают.

Низшой гребле новосанжаровской мелнице. Грицка Манденка полтавского на Ворскле мелниця, а в ней каменей два мелних и колесо ступное; Якова Мелешченка на Ворскле мелниця з Сухою пополам, а в ней каменей два мелних и колесо ступное; вдови обозной на Ворскле мелниця, а в ней каменей два мучних и колесо ступное; Гаврила Полтавского на Ворскле мелниця, а в ней каменей два мелних и колесо ступное; Лукяна Кондратовича на Ворскле мелниця, а в ней каменей два мелних и колесо ступное; Михайла Карпенка мелниця з братом на Ворскле, а в ней каменей два мелних и колесо ступное; а прежде того не биралося, а теперь зборщики отбирают.

Новосанжаровских обивателей вершняки.

Андрея Гамалеенка на Полузори мелниця, а в ней каменей два мелних и колесо ступное; Лукяна Кондратенка на сазе к Ворсклечку мелниця, а в ней каменей два мелних и колесо ступное; Якова Мелешченка на Ворсклечку мелниця, а в ней камень мелний и колесо ступное; Анедрея Погорелого на Ворсклечку мелниця, а в ней каменей два мелних; Семена Леского мелниця, а в ней каменей два мелних; з сих млинов отбирали на гетмана, а в год по едной бочки муки.

Павло Жданович, сотник новосанжаровский, Матвей, атаман. Андрей Яковенко, войт. Иван Ященко, того часу писар.

21

Сотне белицкой на реце Ворскле млини вишшой гребле.

Григория Бугаевского, писара полкового, млин, в котором знайдуется каменей мелних чтири; прежде нечого не бирали, а теперь зборщики отбирают вимер; Полтавского девичого монастира млин, а в нем камень еден; ничого не бирали, а теперь зборщики отбирают; Федора Сибелевича, асаула полкового, млин, а в нем самое коло ступное; ничого не бирали, а тепер зборщики отбирают; Илка Нежинского млин, а в нем камений мелних три и ступи; отбирают половину на гетмана.

Млини нижшой гребле. Отца Григория, намесника белицкого, млинов два, а в них камений мелних три и ступ двое; в том-же млине Петра Козирода камень мелний; в Марка Лазоренка млин, а в нем камений мелних два и ступи; з едного каменя на монастир нефорощанский вимер употребляли, а з едного каменя и з ступ половину на гетмана отбирали, а тепер монастирскую часть зборщики отбирают; в Малярки полтавской млин, а в нем камений мелних два и ступи; Григория Манденка млин, а в нем камений мелних два; в Михайла Грищенка млин, а в нем еден камень мелний; в сотника Белицкого Василя Ефименка млин, а в нем камень еден мелний и ступи; нечого не бирали и тепер не берут; да в том же млине камень мелний Колодяжного кобеляцкого; з сих вишеписаних млинов отбирали половину на гетмана и тепер отбирают, як муку так и пшоно.

Млини весняние.

В сотника белицкого Василия Ефименка мелниц три, а в них камений два мелних и ступи; в Григория Даниленка млин и еден камень мелний; у отца Петра святоуспенского чтири мелници, а в них чтири камени мелних; з сих млинов отбирали на гетмана в год по едной бочки муки.

Василий Ефимиевич, сотник белицкий. Иван Слюсаренко, атаман городовий. Яско Тимошенко, войт. Вместо их Григорий Шматченко подписал.

Сотне кобеляцкой млини на реце Ворскле, на вишшой гребле зостаючие.

Сотника кобеляцкого Сави Михайловича на вишшой гребле мелниц три, а в них каменей шесть мелних и три колесе

22

ступних; а з них никто ничого не бирал и теперь не берется, понеже он своим коштом греблю гатит; в того-ж сотника кобеляцкого млин весняний на реце Кобелячку, а в нем камений два мелних, з которих нехто нечого не биралося и теперь не берется.

Нижшой гребле кобеляцкой, на реце Ворскле зостаючие.

Тимоша Кривого з Мартином мелниця, а в нем камень еден и колесо ступное; Сенжаровки мелниця, а в нем камень еден мелний и колесо ступное; Тимка Gори мелниця, а в нем камень еден мелний и колесо ступное; в Матвеихи Крамарки мелниця, а в нем камень еден мелний и колесо ступное; в Омелянихи Панасенкой (sic) мелниця, а в нем камень еден мелний и колесо ступное; Остапа Колодяжного мелниця, а в нем камень еден мелний; Андрея Петричного зятя мелниця, а в нем камень еден мелний; Омеляна Середи, зборщика, мелниця, а в нем камень еден мелний и колесо ступное; з сих же вишеписанных млинов биралося на гетмана и теперь на гетмана отбирается вимер.

Млини кобеляцкие весняние.

Омеляна Середи мелница на Ворскляной саже, а в нем камень еден мелний; Ярошихи вдови мелниця на той-же саже, а в нем камень еден мелний; Харчихи вдови мелниця на той-же саже, а в нем камень еден мелний; Якова Кузуба мелниця на той-же саже, а в нем камень еден мелний; Конашки вдови мелниця на Кобелячку, а в нем камень еден мелний; Остапа Колодяжного мелниця на реце Кобелячку, а в нем камень еден мелний; отца Иоанна святопятницкого мелниця на реце Бобровой, а в нем камень еден мелний; з сих же весняних млинов отбирают на гетмана по едной бочки борошна в год.

Сава Михайлович, сотник кобеляцкий. Василь Рубан, атаман городовий. Григорий Кунаш, войт.

Сотне маяцной на реце Орели млини зостаючие.

В сотника маяцкого Уласа Прийми мелниця на реце Орели, а в нем камень мелний и колесо ступное; а с него не бралось и теперь не берется; Панаса Павловича мелниця, а в нем камень еден мелний и колесо ступное; прежде сего ишол на пана сотника камень, а ступи отбирал дозорца переволочанский; Павла Чорненкого мелниця, а в нем

23

камень еден мелний и колесо ступное; а от каменя шло померного на пана сотника, а ступи отбирал дозорца переволочанский; монастира нефорощанского мелниця, а в нем камень еден мелний и колесо ступное; прежде сего нехто нечого не брал и тепер не берется; Гордея Адаманового мелниця, а в нем камень еден мелний и колесо ступное; прежде сего нехто нечого не брал и тепер не берется; Гаврила Штепенка мелниця, а в нем камень еден мелний и колесо ступное; прежде сего бралося и тепер берется.

Вместо наказного сотника и атамана Радиона Прокопиева, я, Гаврило Штепенко, подписался.

Сотне нефорощанской мелнице.

Пана полковника полтавского Ивана Черняка мелниц две на реце Орели; в них три камени мелних и колесо ступное; а з них нечого не биралось и тепер не берется; монастира нефорощанского на той-же реце Орели мелниця, а в нем каменей мелних два и две колесе ступние; а з них нечого не бралось и тепер не берется.

Степан Димиденко, сотник наказний нехворощанский. Степан Борецкий, староста.

Сотне царичанской мелнице.

На реце Орели, на гребле меской, монастира нефорощанского две мелнице, три камене мелних и едно ступное колесо; а з них нихто нечого не отбирал; Федора Даниленка мелниця, а в ней камень мелний; приход з оного каменя на сотника ишол, а теперь до замку переволочанского вказано отдавать; другое колесо ступное — приход до замку переволочанского отбирается; Федора и Ивана Василковщенков мелниця и в ней два камене мелних, з которих приход до замку переволочанского отбирается; Григора Луценка мелниця, а в ней еден камень мелний, и приход з оного каменя до замку переволочанского отберается.

На вишшой гребле Помазановой, вдови Ворушилки мелниця, а в ней камень мелний и колесо ступное; а з них приход на монастир полтавский отбирается; отца Василия Климовича покойного мелниця, а в ней камень мелний и колесо ступное, з которих приход до монастира полтавского отбирается; вторая мелниця отца Василия Климовича, а в ней камень мелний и колесо ступное; приход до замку перевело-

24

чанского отбирается; Стефана Ворушиленка мелниця, а в ней камень мелний и колесо ступное; приход до замку переволочанского отбирается.

Федор Бабанский, сотник царичанский. Михайло Мацко, атаман городовий, а вместо сотника и атамана, я, городовий писар Иосиф Иваненко, подписался.

Сотне китайгородской мелнице.

На реце Орели, на меской гребле, Луки Старицкого, атамана полтавского, мелниця, а в ней каменей два мелних и колесо ступное; Яроша Крамара мелниця, а в ней каменей два мелних; Якова Головченка и Тимоша Загоруйка скупная мелниця, а в ней каменей два мелних; и еден камень ишол, приход войсковий, часть на сотника, а теперь отбирают до замку переволочанского; Василя атамана и Кирила Прокопенка скупная мелниця, а в ней каменей два мелних и ступное колесо; а з них вышписанних каменей мелних и ступних колес приход, половина часть войсковая, до замку переволочанского отбирается.

На низшой гребле мелниц. Норихи удови мелниця, а в ней камень мелний и колесо ступное; Ивана Прокопенка мелниця, а в ней каменей два мелних и колесо ступное.

На низшой гребле Свирского Ничипора Сивирщенка мелниця, а в ней каменей два мелних и колесо ступное; з сих вышеписанних каменей мелних и колес ступних в год дается по едной бочке борошна до замку переволочанского. Антон Маренич, наказний сотник китайгородский. Парфений Немировец, атаман городовий. Вместо сотника и атамана, я, Омелян Михайлов, писар городовий, подписался.

Сотне орлянской млини.

Полковника полтавского Ивана Черняка на реце Орели мелниця, а в нем камень еден мелний и колесо ступное; а з него нечого не бралося и теперь не берется; полтавского попа святоспаского мелниця, а в ней камень еден мелний и колесо ступное; и тая мелниця еще не достроена.

На Днепри на байдаках мелнице. В сотника орлянского мелниця, а в нем каменей два мелних и колесо ступное; а з них прежде сего не бралося и теперь не бе-

25

рется; Ивана Вакули мелниця на байдаце, а в нем камень еден мелний; в Тишка Олейника мелниця на байдаце, а в нем камень еден мелний; в Федора, сотницкого пасечника, мелниця на байдаце, а в нем камень еден мелний; и с тих мелниц отбирают до замку переволочанского по две бочки борошна в год, одну житного, а другую пшеничного.

Вместо сотника наказного Мартина Смоляги, я, Пропопий, подписался, Житинский, атаман городовий.

Сотне кишинской млини на реце Ворскле.

В пана сотника кишенского мелниц две на реце Ворскли, а в них камений чтири и две колесе ступних; а особливе еще мелниця сотницкая-ж новая строится; с тех сотницких мелниц прежде не брали и теперь не берется; в Косте Дудки мелниця, а в нем камень еден мелний и колесо ступное, в том же млине еще робится камень еден; в Данила в Оплатченка мелниця, а в нем камений два мелних; в Карпа Кириченка мелниця, а в нем камений два мелних; а з сих менених мелниц прежде отбирал дозорца переволочанский и теперь отбирает.

Млини на Днепре на байдаках. Ивана Лященка мелниця, а в нем камень еден мелний; в Петрики писарки мелниця, а в нем камень еден мелний; Ивана Ененка мелниця ступная суконая; Павла Лисовця мелниця, а в нем камень еден мелний, напред сего молов, а теперь фортуна розбила; а з тих мелниц бралось до замку переволочанского по две бочки борошна в год, едну житного, а другую пшеничного.

Кирило Зарудний, сотник наказний. Паско Самокиша, атаман городовий, и по их велению я, Прокоп, подписался.

Сотне переволочанской мелнице на Днепри на байдаках.

Василя Зелененкого мелниця на байдаце, а в нем два камене мелних; в пана Лукяна, дозорчи переволочанского, мелниця на байдаце, а в нем каменей два мелних; з сих менених мелниц нечого не биралось и теперь не берется; в Дмитрия Крамара мелниця на байдаце, а в нем камень еден мелний; в Михайла Кущева зятя мелниця на байдаце, а в нем колесо одно ступное; в Никифора Сови мелниця на бай-

26

даце, а в нем камень еден мелний; вдови в Полуянки мелниця на байдаце, а в нем камень еден мелний; в Олексея Костенка мелниц две на байдаце, а в нем камений три мелних; в Романа Коваля мелниця на байдаце, а в нем камень еден мелний; в Трохима Gелети мелниця на байдаце, а в нем камень еден мелний; Василя Gелети мелниця на байдаце, а в нем камень еден мелний; Василя Лисице мелниця на байдаце, а в нем камень еден мелний; сотника переволочанского мелниця на байдаце, а в нем каменей два мелних; а з тих мелниц биралось до замку переволочанского по две бочки борошна в год, одну житную, а другую пшеничную.

Григорий Яросковский, сотник наказний переволочанский. Андрей Остапов, атаман городовий.

Сотне керебердянской млини на Днепре на байдаках.

Ивана Манзури мелниця на байдаках, а в нем камень еден мелний; Максима Шелестенка мелниця на байдаце, а в нем камень еден мелний; Якима Крамара мелниця на байдаце, а в нем камень еден мелний: Микити Яценка мелниця на байдаце, а в нем камень еден мелний; Кирила Набоки мелниця на байдаце, а в нем камень еден мелний и колесо ступное; попаде святониколской мелниця на байдаце, а в нем камень еден мелний; Павла Зозуле мелниця на байдаце, а в нем камень еден мелний и колесо ступное; в Переволочанки вдови мелниця на байдаце, а в нем камень еден мелний; Петра Боровицкого мелниця на байдаце, а в нем каменей два мелних, а другий млин того-ж господара ступник; Ивана Фидровщенка мелниця на байдаце, а в нем камень еден мелний; Ивана Пугача мелниця на байдаце, а в нем камень еден мелний; Демка Погорелого мелниця на байдаце, а в нем камень еден мелний; отца Кондрата мелниця на байдаце, а в нем камень еден мелний; Василя в Овчаренка мелниця на байдаце, а в нем камень еден мелний и колесо ступное; Ивана Чорнолишенка, сотника керебердянского, мелниця на байдаце, а в нем камень еден мелний; Демка Зозулиного зятя мелниця на байдаце, а в нем камень еден мелний; з тих мелниц биралось до замку переволочанского по две бочки борошна в год, одну житную, а другую пшеничную; полковника полтавского Ивана Черняка мелниця на байдаце, а в нем камень еден мелний; а с него прежде

27

сего не биралось и теперь не берется; Павла Тройнецкого мелниця на байдаце, а в нем камень еден мелний; а с него прежде сего нечого не бралось и теперь не берется.

Матфей Сухомлин, сотник наказний керебердянскпй. Иван Михайленко, атаман тож наказний.

Села Ханделеевки мелници.

Василия Зелененкого мелниц две, а в нем каменей чотири мелних; Алексея Зелененкого зятя мелниця, а в нем каменей два мелних и колесо ступное; а з сих мелниц ничого не биралось и теперь не берется; Якова Алексеенка мелниця, а в нем три камени мелних; Кондрата Алексенка мелниця, а в нем каменей два мелних и колесо ступное; з сих мененних мелниц отбирается вимер до Переволочной.

Вместо Дмитра, атамана ханделеевского, я, Григорий Илченко, подписался.

Сотне соколской мелнице на реце Ворскле.

Соколского монастира мелниця, а в нем два камене мучних и колесо ступное; Афанаса Тимофеева мелниця, а в ней два камени мучних и колесо ступное, — волний; в Василя Штепи мелниця, а в нем две коле мучних; з тих мелниц монастирских и Штепиних нечого не бралось, а теперь зборщики отбирают; в того-ж Василя Штепенка три камени мучних; Антона Шерпила, жителя полтавского, мелниця, а в нем каменей чтири мучних и две колесе ступних; тепер оная, водою разорена, пуста зостает; еден камень на сотника соколского ишол; и с тих мененних мелниц отбирал вимер дозорца переволочанский; у Василя Штепенка мелниця една весняная, а в нем камень еден мелний; нечого не биралось и теперь не берется.

Федор Тимофеевич, сотник соколский. Юско Кулбака, атаман городовий.

1718 году. Ми, нижеписанние мерние города Бесликова, за дозорства Василя Зелененкого и Лукяна Гораипа, собрали муки иржаной и пшеничной и пшена з обоих гребель, вишней и нижней, сто тридцять и шесть бочок; и той

28

збор борошенний на покойного гетмана збирался, а теперь он некому не употреблен, и много оного згнило. (Подписей нет).

По листам скрепа: По прошению квартермистра Гаврила Картатева, вместо его прапорщик Тимофей Борисов руку приложил.

 

III.

1723 году, октоврия 19 числа.

Видение всего полку полтавского, сколко есть
пчол, в зиму оставлених
1)

В самой Полтаве в людей казацких: Димитрий Самарский меет пчол 58; в Кузми Губара — 120, и сполних с пасечником — 25; в Остапа Кованченка — 4; отца Григория решетиловского — 10; в Якова Ставиского — 150; у Федора шинкара пречиского — 20; в Павла Кованки — 9; в Мари Сухинихи — 15; в Якима Ференченка — 45; в Евстафия Кулика — 84, и с пасечником — 8; в обозной полтавской — 100; у Василя Ставиского зятя — 9; в Данила Довбиша — 10; наместника монастырского з отцем Иваном — 100; в отца Якова николского — 25; диякона пречиского — 1; церковних спаских — 8; церковних воскресенских — 51; церковних николских — 59; церковних стретенских — 20; церковних Рождества Пресвятой Богородицы — 10. Всего же 1136 ульев, в том числе монастырских и поповскихе — 279. Владельцев ульев при этом в Полтаве было 99 человек, из которых от 1 до 10 владело 51 чел., от 10 до 20 — 12 чел.; от 20 до 30 — 12 чел.; от 30 до 40 — 3 чел.; от 40 до 50 — 5 чел.; от 50 до 60 — 6 чел.; от 60 до 70 — 3 чел.; от 70 до 80 — 3 чел.; от 80 до 90 — 1 чел.; от 90 до 100 — 2 чел.; от 140 до 150 — 1 чел.

Пчели в речках полевих зостаючие, жителей полтавских: Ивана Левенця — 50; Ивана Левченка — 29; в Димитриев Левенченка — 14; в Лаврена, асаула полкового — 30; в Кунашки Гуджулянской — 2; церковних супруновских — 3; в Антона Браилка — 20; в Гринка Браилка — 17; Якова Но-

1) Здесь не перечисляем всех владельцев, а только наиболее из них интересных; количество пчел у одного лица колеблется от 1 до 538 ульев.

29

вицкого — 20; в обозной полтавской — 40, в другой пасеце — 39; в отца Светайла — 165; в Нащинского пасеце — 70; в Буцкого, судии полтавского — 15; в Лаврена, асаула — 7; в Михайла, хоружого — 7; у Василя Артемова — 23; в Лукаша Старицкого — 15; у Якова Фиренка — 5; в Григория Богаевского, писара полкового — 44; законников монастира полтавского — 298; у полковника полтавского Ивана Черняка — 94; Василий Кочубей — 538. Всего же 2045 ульев; кроме того, церковних и монастырских — 406. Всех владельцев — 61, из которых от 1 до 10 ульев владело 13 чел.; от 10 до 20 — 16 чел.; от 20 до 30 — 11 чел; от 30 до 40 — 4 чел.; от 40 до 50 — 5 чел.; от 50 до 60 — 1 чел.: от 60 до 70 — 3 чел.; от 70 до 80 — 3 чел.; от 90 до 100 — 1 чел.; от 150 до 160 — 1 чел.; от 290 до 300 — 1 чел.; от 530 до 540 — 1 чел.

Пчели мещан полтавских посполитих: у Ивана Марченка — 30; в Семена Балясного — 30; в Кирила Ивановича, войта — 89. Всего 27 владельцев, имеющих 480 ульев.

Итого в полтавских жителей 4980 пчел (4067?).

Сотня полковая Якова Черняка.

Село Грабиновка: владельцев 1, у него ульев — 2.

Село Куклинце: владельцев 4, ульев — 40.

Село Яковце: церковних пчел — 23; в отца Якова — 13; владельцев — 13, ульев — 125.

Село Осмачки: в отца Тихона — 40; церковних — 26; владельцев — 16; ульев — 259.

Село Ивончинце: церковних — 4; в отца Федора — 80; вяадельцев — 18; ульев — 223.

Село Малии Будища: в отца Симиона — 5; церковних — 4; владельцев — 15; ульев — 184.

Село Тахтаулов: в Кирила, атамана — 7; в отца Захария — 6; церковних сего села — 20; владельцев — 39; ульев — 453

Село Жуки: в атамана жуковского — 8; церковние Покровские — 23; в ключнице панской — 6; в отца Юрия — 12; церковних Георгия святого — 8; владельцев — 61; ульев — 676.

Село Петровка и Семяновка: в Якова Черняка, сотника — 14; церковних семяновских — 23; в Якова Тихого з материними — 80; церковних — 23; в Панка Сягайла — 1; в отца Симеона — 220; в отца Григорие семянцовского — 29; владельцев — 77; ульев — 1202.

30

Село Кгавронце: в отца Петра — 20; в Гавриила поповича — 20; владельцев — 10; ульев — 150.

Село Камянка: в Алексея Черняка — 30; в попа камянского — 23; владельцев — 20; ульев — 246.

Село Стасовце: в отца Иоана — 15; в отца Иоана рождественского — 10; владельцев — 30; ульев — 337.

Село Брусея и Слободка: В отца Тимофея слободского — 4; в Дороша Нащинского — 14; в Ивана Нащинского — 23; церкви архангела Михаила — 10; владельцев — 18; ульев — 235.

Село Диканка: у Савки атамана — 100; в Трохима Дейнеки — 200; в Радка Соханенка — 100; церкви Иоана Златоустого — 20; церкви Рождества Христова — 50; в Петра дяка — 4; в Ивана Жученка — 48; в отца Иоана рождественского — 17; владельцев — 67; ульев — 1749.

Слободка Черняка, полковника полтавского, в ровнях знайдуючаяся: Черняк, полковник полтавский, меет пчол — 63; в старости Павла Порохниченка — 4; в атамана Андрея Лизня — 1; в отца Давида Черняковского — 11; в Игната панамара — 13; церкви Варвари святой — 12; владельцев — 14; ульев — 161.

Слободка Искровская: Василия Кочубея — 20; владельцев — 6; ульев — 45.

Итого в сотне полковой полтавской Черняковой пчол 6070 (6083?).

Сотня полковая Димитрия Самарского.

Село Нижние Млини: в отца Василия — 70; в отца Зиновия — 7; церкви нижеймлинской — 40; в Андрея Зенченка — 130; владельцев — 62; ульев — 964.

Село Мачухи: в Максима Тукенича, атамана — 25; в отца Иосифа богословского — 15; церковних — 26; в отца Карпа — 10; церковних богословских — 10; владельцев — 54; ульев — 818.

Село Милце: в Павла Gерgеля — 330; в Яреми Бережного — 130; в Аксентия Ключенка — 100; владельцев — 18; ульев — 835.

Село Пушкаровка: в отца Феодора — 100; в госпожи намеснице — 8; в Леонтия Чуйкевича — 7; церковних — 40; владельцев — 21; ульев — 309.

Село Горбаневка: в отца Григория — 10; церковних — 11; владельцев — 14; ульев — 123.

31

Село Супруновка: церковних — 9; в отца Григория — 10; в егож пономаря — 1; в Антона Браиленка — 10; владельцев — 33; ульев — 393.

Село Ивашки: в отца Якова — 36; у Ивана Пушкаренка — 8; в Семена Недоречки — 90; в Игната Слепченка церковних — 30; владельцев — 40; ульев — 469.

Село Шостаки: у Василя дяка — 20; церковних — 8; владельцев — 5; ульев — 48.

Село Гуджули: в Федора Кублицкого — 10; церковних — 28; в Савки Кубличенка — 3; владельцев — 36; ульев — 356.

Село Рибце: в Федора Сибилевича, асавула полкового — 6; в подданного асавулского Семенка — 100; в Гарасима Кованки — 10; церковних — 30; в попа — 10; в Григория Трощинского — 5; владельцев — 38; ульев — 534.

Итого в сотне полковой Димитрия Самарского пчол уллиов — 4854 (4849?).

Видение сотне великобудиской, сколко пчол, в зему
оставлених, найдуется.

В Димитрия Колачинского, сотника великобудиского — 44; в отца Романа намесника — 55; в отца Афанасия николского 15; в отца Иоана монастирского — 55; в отца Феодора воздвиженского — 15; в отца Матфея причиского — 3; в отца Самуила троецкого — 14; в отца Петра Михайловского — 5; церковних троецких — 16; в Микити и Гринка Калюжных — 140; церковних воздвиженских — 10; у Ивана Сулименка — 16; у Грицка Ващенка — 95; церковних михайловских — 6; отца Данила — 12; церковних покровских — 8; в намеснице Девичого монастира — 5; в Еваргии чернице — 3; церковних причиских — 11; монастира Девичого Будиского — 35; в Тавифи, старой намеснице — 3; в Мартирии чернице — 1; в гумении старой — 5; у Василя зборщика — 32; в атамана новомлинского — 31; владельцев — 114.

Итого в сотне великобудиской пчел ульев 1886.

Димитрий Колачинский, сотник великобудиский. Иван Сулименко, атаман городовий. Федор Петренко, войт.

Видение сотне решетиловской, сколко в оной пчол, в зиму
оставленних, знайдуется.

В пана сотника решетиловского — 10; у Илка Карточки —

32

100; владельцев казаков — 53; посполитых — 26; священические: у отца Феодора намесника — 10; у отца Иоана Михайловского — 77; у отца Павла николского — 16; у отца Леонтия — 11; у отца Романа спаского — 5; у отца Филипа воведенского — 15; церковних воведенских — 7; владельцев всех — 86.

Итого пчел в Решетиловце уллиов 1515.

Иван Гаевский, сотник решетиловский. Андрей Чернявский, староста. Иван Довгопол, атаман городовий.

Видение сотне старосанджаровской, сколко в оной пчол,
в зиму оставленних, найдуется.

У Якима Третяка — 120; у пана сотника Тарнавского — 26; у Лукъяна Лапи — 132; у троецких брачиков — 3; у брачиков успенских — 12; у Антона Бунчучиного зятя — 1; брачиков рождественских — 8; в Бунъдуръки старой — 1; брачиков покровских — 5; в Рицка Трояна — 100; у в отамана Марченка — 55; в миколского дяка — 47; у отца наместника — 18; у отца Василия Спасского — 31; так же братерских спаских — 5; у отца Василия святоуспенского — 16; у отца Якова рождественского — 2; у отца Евстафея святомихайловского — 7; у отца Ивана Николского 4; у отца Григория троецкого — 7; владельцев — 204.

Итого пчел в Старом Санджарове — 3235 уллиов.

Ивана Тарнавский, сотник старосанджаровский. Фома Маркович, атаман городовий.

Сотне новосанджаровской пчоли, в зиму оставление.

В отца Григория троецкого — 100; в отца Андрея николского — 30; в отца Михайла — 7; отца Григория — 6; в дяка троецкого — 100; в дяка успенского — 7; в дяка николского — 10; казачие: у Федора Салогубенка — 100; в Андрея Михайленка — 100; в Ивана Ключника — 130; в Гаврила Бодака — 100; в пана сотника — 20; в посполитих людей: в Демка Кануки — 120; церкви архангела Михаила — 12; в Филипа Олейника — 120; владельцев — 95.

Итого пчол в Новом Санджарове — 2869 уллиов.

Павло Жданович, сотник новосанджаровский. Матвей Костенко, атаман городовий. Андрей Семиволос, войт.

33

Сотне белицкой пчоли, в зиму оставлени, сколко их есть,
то следует нижей сего, являет.

Церковних рождественских — 19; у отца Петра пречиского — 30; братерских той же церкви — 18: у отца Тимофея николского — 7; в отца Григория намесника — 30; братерских покровских — 4; в Лукьяна дяка — 5; у Василя Мусеенка — 210; церковних николских — 18; у отца Захария — 10; у Яреми Верещаки — 150; владельцев — 67.

Итого в городе Беликах найдуется пчол уллиов — 1465.

Василь Ефименко, сотник белицкий. Иван Слюсаренко, атаман городовий. Юско Тимошенко, войт.

Сотне кобеляцкой пчоли, в зиму оставление.

В честного господина Андрея, наместника кобеляцкого, в погребе, застает пчолий 38, и то сполная з братством церковным; в пана Сави Михайловича, сотника кобеляцкого — 60; в пасечника сотницкого в Петра Репки — 15; в Павла Козелского — 5; в Луця Таранушенка — 10; в Клименка Жука — сотце (100); братства юровского — 6; в Николского братства — 4; в отца Василия николского — 5; владельцев — 145.

Итого в городе Кобеляце знайдуется пчел улев — 2377.

Сава Михайлович, сотник кобеляцкий. Василь Рубан, атаман городовий. Григорий Кунаш, войт.

Сотне нефорощансной пчоли, оставлени в зиму.

У пана полковника полтавского 43; у отца Федора Михайловского — 9; той же церкви — 10; у отца Василия николского — 11; того ж храму — 30; у отца Мирона — 17; у сотника нефорощанского — 8; у отца Якима — 14; у Таранухи — 3; у ченця Дамаскина — 15; у Самарского — 30; церкви Спаса — 20; владельцев — 42.

Всех выше менених пчолиных улиов — 992.

Степан Димиденко, сотник наказний. Степан Борецкий, староста нефорощанский.

Сотне маяцкой пчоли, в зиму оставление.

У отца Григория миколского — 40; владельцев — 24.

34

И тих више мененних уллиов пчолиных — 357.

Вместо Павла Репского, наказного сотника, и атамана Радиона Прокопиева, Гаврило Штепенко подписался.

Сотне царичанской пчоли, оставленние в зиму.

Федора Бабанского, сотника царичанского — 12; Михайла Мацка, атамана, — 110; Иосифа Иваненка, писара, — 7; козаки: Ивана Gнири — 127; отца Василия покровского — 24; отца Якова успенского — 7; отца Стефана николского — 14; отца Федора Михайловского — 8; церковних успенских — 5; церковних михайловских — 9; покровских церковних — 20; монастира полтавского — 8; посполитие: Федора Моне — 62; владельвцев — 70. Итого — 1039.

Феодор Бабанский, сотник царичанский. Михайло Мацко, атаман городовий. Вместо сотника и атамана, я, Иосиф Иваненко, писар меский, подписался.

Сотне китайгородской пчоли, в зиму оставление.

У Стефана Василиева, сотника, — 20; у Василия Педаша — 110; у Ничипора, сотницкого зятя, — 10; у Матвея Марениченка — 7; у Семена, сотницкого брата, — 20; у отца Василия — 5; у отца Якова николского — 2; людий посполитих пчоли: у Сави Марениченка, зборщика, — 12; владельцев — 36.

Итого улиов пчолиних — 583.

Антон Маренич, наказний сотник китайгородский. Парфений Немировец, атаман городовий.

Сотне орлянской пчели, в зиму оставленнии.

В пана сотника орлянского Иосифа совокупне из пасечником — 40; у отца Иоана святониколского — 12; людей посполитих пчоли: у Матвея Ступченка — 65; церковних пчол преображенских — 9; владельцев — 78.

Итого — 733.

По листам скрепа: По прошению квартермистра Гавриила Карташева вместо его прапорщик Тимофей Борисов руку приложил.

 

35

IV.

1722 годе, октоврия 19 числа.

Видение всего полку полтавского, сколко есть
виниц и казанов винокурних.

В самой Полтаве знатних полкових людий винице: полковника полтавского Ивана Черняка виниця, казанов 4; Нащинской, обозной полковой, вин., каз. 6; пана Левенця вин., каз. 6; пана Василия Кочубея вин., каз. 3; Лаврена, асаула полкового, вин., каз. 3; Григория Буцкого, судии полкового, вин., каз. 2; Лукаша Старицкого, атамана полтавского, вин., каз. 3; Кирила Ивановича, войта, вин., каз. 4; Якова Черняка, сотника полкового, вин., каз. 4; Григория Черняка вин., каз. 4; Димитрия Левенця вин., каз. 4; Захариевой вин., каз. 3; Леонтия Чуйкевиченка вин., каз. 2; Григория асаула арматного, вин., каз. 3; Матфея Буцкого вин., каз. 2; монастира полтавского вин., каз. 4; монастира Девичого полтавского вин., каз. 3; Феодора Сибелевича, асаула полкового, вин., каз. 3; Григория Богаевского, писара полкового, вин., каз. 3.

Всех тут старшинских казанов, с которих ничого не бралося, числом 61.

Виниц и казани мещан полтавских: в Якова Петрова, зборщика, вин., каз. 3; Леонтия Миненка, зборщика, вин., каз. 4; в ктитора Головацкого вин., каз. 2; в Андрея Панченка вин., каз. 3; у Бойка вин., каз. 3; в Адаменка Грабиновского вин., каз. 3; в Иляша Нежинця вин., каз. 3; у Лукашихи на яру вин., каз. 3; в Матвея Кованки вин., каз. 3; в Данила, Носового зятя, вин., каз. 3; у Тимоша Ярошенка вин., каз. 1; в Данила трембача вин., каз. 1; в Леска Мищенка вин., каз. 1; в Антона Кованки вин., каз. 1; в Федора Пивоварова вин., каз. 1; у Ивана Бичка вин., каз. 3; в Семена Балясного вин., каз. 3; в Диниса Шевця вин., каз. 2; у Федора Пречиского вин., каз. 2; у Ивана и Михайла Матвеенков вин., каз. 4; у Василихи малярки вин., каз. 2; в Терентия Леонтиевича вин., каз. 3; у Сухой вин., каз. 1; в Конона Мазуровского вин., каз. 2; в Остапа Кулика вин., каз. 3; в Ивана Стеценка вин., каз. 4; в Демяна Кереберденка вин., каз. 3; у Панка Керебердиного вин., каз. 4; в Андреихи Керебердянской вин., каз. 4; у Ивана Чигиринского вин.,

36

каз. 3; в Стефана Гирки вин., каз. 1; в Лукяна трембача вин., каз. 1; в Андреихи Роменской вин., каз. 4; у Пархома Крамара вин., каз. 2; в Григория Манденка вин., каз., 4; в Гаврила Романовича вин., каз. 4; в Ивана Белохвостого вин., каз. 3; в Зосима на яру вин., каз. 2; в Костя Тарасенка вин., каз. 2; в Тимоша Кондакового вин., каз. 2; у Якима Ференки вин., каз. 4; Семен Нежинец меет вин., каз. 1; Афанас Лобачевский меет вин.; каз. 1; Иван Gродзенко меет вин., каз. 1.

Итого у мещан полтавских казанов 109.

Сотня полковая Якова Черняка.

Село Павленки: Иван Чамара мает вин., каз. 1; Остап Шапран меет вин., каз. 2; отец Феодор павленский меет вин., каз. 1.

Село Яковци: отец Яков второрождественский меет вин., каз. 2; в Демяна попадеча вин., каз. 2; Михайло Боженко меет вин., каз. 2.

Село Петровка: отец Григорий Терпиленко меет вин., каз. 3; старая Терпилиха меет вин., каз. 2; Лаврен Одновол меет вин., каз. 1; Ониско Коломийцов меет вин., каз. 2; Лазор Сердюченко мает вин., каз. 1; Зенец Омелченко мает вин., каз. 1; Никита Жаданенко меет вин., каз. 1; Никита Романенко меет вин., каз. 2; Иван Козаченко меет вин., каз. 2; Грицко Чорненкий мает вин., каз. 2; Грицко Алексеенко мает вин., каз. 1; Никита Александренко мает вин., каз. 2; Стецко Какодей мает вин., каз. 2; Юхим Ганенко маем вин., каз. 2; Яков Тищенко мает вин., каз. 1; Тимош Слуцкий мает вин., каз. 2; Федор Шийка мает вин., каз. 1; Омелян Нужний мает вин., каз. 1; Гаврило Дрикга мает вин., каз. 2; Гринь Старий меет вин., каз 2; Федор Сягайло меет вин., каз. 1; отец Семион меет вин., каз. 2; Павло Гроба меет вин., каз. 2; Иван Онопченко меет вин., каз. 1; Василь Плахотний мает вин. каз. 1; Опанас Сягайленко мает вин., каз. 1.

Село Камянка: Стефан Олховик меет вин., каз. 3; Лещиха Бутиха мает вин., каз. 2; Алексей Черняк мает вин., каз. 4.

В сем Черняковце: полковничая винниця, каз. 3.

Село Гавронце: Иван Кивенко меет вин., каз. 3; Алексей

37

Савченко меет вин., каз. 1; Дмитро атаман меет вин., каз. 2; отец Петро мает вин., каз. 2.

Село Стасовце: Федор Купрей мает вин., каз. 2; Семен Канювец мает вин., каз. 2; отец Иван покровский мает вин., каз. 2; Андрей Твердохлеб мает вин., каз. 2; отец Иван рождественский мает вин., каз. 2.

Село Брусея: Дорош Нащинский мает вин., каз. 3; Петро Тимошенко мает вин., каз. 3.

Слободка отца Якова Зелененкого, в которого виннице, состает казанов 3.

Село Диканка: Ярема Друченко мает вин., каз. 3; Данило Марченко мает вин., каз. 1; Яков Морозенко мает вин., каз. 2; старая Морозиха мает вин., каз. 2; Трохим Дейнека мает вин., каз. 1; старая Педанка мает вин., каз. 3; Роман Купченко мает вин., каз. 1; Нелюбиха вдова мает вин., каз. 2; Сава атаман мает вин., каз. 1; отец Василий мает вин., каз. 2; Грицко Задорожний мает вин., каз. 1; Иван Нос мает вин., каз. 2.

Село Тахтаулов: Костянтая вдова мает вин., каз. 3.

Село Жуки: Медведский мает вин., каз. 2; Корней Сунка мает вин., каз. 2.

Село Ивончинцы з Малими Будищечками: Иван Коломиец мает вин., каз. 2; Федор Иляшенко мает вин., каз. 1.

Итого казанов в сотне полковой Якова Черняка — 118.

Да от сих винниц он же, Григор Чамара, в едном году брал в год по двадцяти алтин от казана.

Яков Черняк, сотник полковий полтавский и полковник на месцу покойного.

Сотня полковая Дмитрия Самарского.

Село Федорки и Мачохи: в Семена Филипенка вин., каз. 2; отец Карп федорский мает вин., каз. 2; Максим Варава мает вин.; каз. 3; Ярема мает вин., каз. 1; Василь Деденко мает вин., каз. 2; Данило Брихнич мает вин., каз. 2; Тимофей Богданенко мает вин., каз. 3; Гринко Гадяченко мает вин., каз. 3; Леско Росошенко мает вин., каз. 2; Алексий Сердюк мает вин., каз. 2; у Семена, зяти Сердюкового, вин., каз. 1; Артемиха попадя мает вин., каз. 1; отец Захарий мачоский мает вин., каз. 2; Грицко Козубенко мает вин., каз. 1; Грицко Ложник мает вин., каз. 3; Семен Коваль мает вин., каз. 2.

38

Село Милце: Яков Яровий мает вин., каз. 2; Михайло попович мает вин., каз. 2; Павло Gерgель мает вин., каз. 3.

Село Супруновка: Дмитриха Опанасенкова мает вин., каз. 3; Тишко мает вин., каз. 2; отец Григорий супруновский мает вин., каз. 2.

Село Ивашки: Трохимиха Ращиха мает вин., каз. 2; Федориха мает вин., каз. 2.

Село Гуджули: Федор Кот мает вин., каз. 2; Романиха Речицкая мает вин., каз. 2; Опанас Мануйленко мает вин., каз. 2.

Село Нижние Млини: отец Василий мает вин., каз. 3; Василий Балясний мает вин., каз. 3; Леско Балясний мает вин., каз. 2; Зенченки мают вин., каз. 2.

Село Локущанское: отец Иван локощанский мает вин., каз. 3.

Итого казанов в сотне полковой Димитрия Самарского — 69.

Итого всех казанов в самих жителей полтавских и в обох сотнях полкових — 357.

И з городских мещан полтавских и сотне Самарской нечого не брано и теперь нечого не берут.

Видение сотне великобудиской, сколко есть винниц и казанов винокурных.

Отец наместник великобудиский Роман Кувечинский мает вин., каз. 3; Григор Максименко мает вин., каз. 3; отец Федор Воздвиженский меет вин., каз. 3; Максимиха Левченкова меет вин., каз. 4; Иван Глоба мает вин., каз. 4; Василь Михненко мает вин., каз. 3; отец Петро покривский меет вин., каз. 3; Настя Юсковна меет вин., каз. 3; Иван Коломийченко меет вин., каз. 3; Грицко Момот меет вин., каз. 3; Павло Иванченко меет вин., каз. 4; Ярема Цюренко меет вин., каз. 3; Сергий Терентенко меет вин., каз. 4; Грициха Дячиха меет вин., каз. 4; Роман Ващенко меет вин., каз. 4; Самойло Клименко меет вин., каз. 4; Гаврило Арандаренко меет вин., каз. 3; Иван Шолудко меет вин., каз. 2; Димитрий Колачинский, сотник великобудиский, меет вин., каз. 4.

Итого всех казанов в сотне великобудиской 64.

Дмитрий Колачинский, сотник великобудиский. Иван Сулименко, атаман городовий. Федор Петренко, войт.

39

С тих менених казанов прежде не биралось, а теперь зборщики берут от кадки по гривне.

Видение сотне старосанджаровской, сколко в оной
есть винниц и казанов винокурних.

Пана сотника Тарнавского вин., каз. 3; Фоми атамана вин., его казанов 2, Павелков третий; в Гавриловой Олейниковой вин. его казан 1; в той же вин. Грабков каз. 1; в той же вин., Яцков Давиденков каз. 1; в отца Евстафия вин., каз. 2; в Якова Козаченка вин., каз. 1; у Ивана Воблого вин., каз., 4; у Конъдрата Кушнера вин., каз. 2; у Апанаса Коваля вин., каз. 3; у Тишка Гуя вин., каз. 2; у Кавре (sic) Дмитренчихи вин., каз. 3; у Максима Самойленка вин., его каз. 2, а брата его Панка третий; у Диниса Сачавца вин., каз. 3, у Ивана Сагайдака вин., его каз. 2, Савки Сучкового третий; у Грипка Хваля вин., его каз. 2, наместницкий третий и Илков Мажаренков четвертый; у Ивана Gонтара вин., его каз. 3, Аврамов писарев четвертий; у Грицка Литвиненка вин., каз. 3; у Клима Тузиненка вин., его каз. 2, а Стефанов Нестеренков третий; у Леска Тузинека вин., его каз. 2, а Хвесков Лаврентого затя третий.

Итого казанов винокурних 52.

И з тих менених казанов (пропуск).

Иван Тарнавский, сотник старосанж. Фома Маркович, атаман городовий.

Видение сотне новосанжаровской, сколко в оной
есть винниц и казанов винокурних.

Пана сотника Ждановича винница, каз. 3; Ивана ключника вин., каз. 3; Федора Суботи вин., каз. 2; в той же вин. Яцков каз. 1; в Каленика Догтяренка вин., каз. 2; Грицко Биченко вин., каз. 4; у: Ивана Рубаненка вин., каз. 2; в той же вин. и Данила Грабаренка каз. 1; в Тимоша шинкара вин., каз. 2; в той же вин. Данила Мудраченка каз. 1; в той же таки вин. Ивана Мокляка каз. 1; в Лукяна Кондратовича вин., каз. 2; в Якова Мелещенка вин., каз. 3; у Василя Яценка вин., каз. 2; у Хведора Куща вин., каз. 2; в той же вин. и вдови Яковихи Кущихи каз. 2; в отца наместника вин., каз. 3; в той же вин. винника Олекси каз. 1; в Андрея Гамалеи вин., меет каз. 1, а в той же вин. Петра Гамалеи каз. 2.

40

Итого казанов винокурних 40 в городе в Новом Сенжарове; не биралося и теперь не берется.

Павло Жданович, сотник новосанжаровский. Матвей Костенко, атаман городовий. Андрей Семиволос, войт.

Видение города Беликов, зколко знайдуется винниц,
а у оных казанов винокурних.

У отца Петра успенского вин. 1, а в той вин. каз. 4; в Матвея Васчиного зятя вин., 1, а в той вин. каз. 3.

Василь Ефименко, сотник белицкий. Иван Слюсаренко, атаман городовий. Юско Тимошенко, войт.

Сотне кобеляцкой винници и сколко в них казанов
где являет.

Отца Андрея, наместника кобеляцкого, вин., а в ней каз. 2 винокурних; Сави Михайловича, сотника кобеляцкого, вин., а в ней каз. 4; отца Стефана спаского вин., а в ней каз. 2; Омеляна Середи вин., а в ней каз. 3; Стефана Бродского вин., а в ней каз. 3; Санжаровки старой вин., а в ней каз. 3; в Ярошихи вин., а в ней каз. 2; Андрея Ляшка вин., а в ней каз. 2.

А з них нечого не бирали и тепер нечого не берут. Итого казанов винокурних 21.

Сава Михайлович, сотник кобеляцкий. Василь Рубан, атаман городовий. Григорий Кунаш, войт.

Винице сотне нефорощанской, сколко в них
(казанов) где являет.

Монастира нефорощанского вин., а в ней каз. 4; Ивана Бутенка вин., а в ней каз. 2, а третий отца Василия миколского.

А з них нечого не биралося и тепер не берется. Итого казанов винокурних знайдует 5.

Степан Димиденко, сотник наказний нехворощанский. Степан Борецкий, староста.

Сотне орлянской виннице.

В сотника Иосифа орлянского вин., а в ней каз. 3.

41

А з ней нечого не биралось и тепер не берется.

Сотне керебердянской винници.

Павла Тройницкого, бывшего сотника, винниця, а в ней казанов 5.

Матфей Сухомлин, сотник наказний керебердянский.

Сотне соколской виници.

Василь Штепа меет вин., а в ней каз. 4; в Афанаса Тимофеева вин., а в ней каз. 3.

Федор Тимофеевич, сотник соколский. Юско Кулбака, атаман городовий.

Итого в Полтавском полку казанов 561.

По листам скрепа: Вместо квартермистра Гавриила Карташева прапорщик Борисов, по прошению ево, руку приложил.

 

V.

Року 1722, октоврия 12.

Видение, сколко во всем полку полтавском
шинков медових и винних и бражниц.

В самом городе Полтаве: Шинк святопречиский успенский, а в нем дается мед и пиво церковное; двор святоспаский, а в нем дается мед и пиво; двор святовоскресенский, в нем дается мед и пиво; двор святониколский, а в нем дается мед и пиво; двор святопречиский рождественский, а в нем дается мед и пиво; двор свято-сретенский, а в нем дается мед и пиво; в дворе пана Левенця шинковом дается его мед и пиво; в Пархомовом дворе шинковом дается его мед и пиво; Данило Носов зять дает свой мед и пиво; в кравецком дворе шинковом дается мед и пиво; в ткацком дворе шинковом дается мед и пиво; в шевском дворе шинковом дается мед и пиво; в черницком дворе шинковом дается мед и пиво; Параска Прокоповна дает свой мед и пиво; Уляшиха старая на два двора шинкует свой мед и пиво; Гордиенко Грицко шинкует медом и пивом; в Чуйкевичовом дворе шинкуют

42

пивом; Кирило Коливошка шинкует своим медом и пивом; в Роменской дворе дается еи мед и пиво; Алексей Чуйко шинкует своим медом и пивом; в Семена Тарасенъка дается мед и пиво; в Котовой хате дается мед и пиво; Стецко Гирка шинкует своим медом и пивом; у войтовом дворе дается мед и пиво [...о]; у воскресенском дворе замеском дается мед и пиво; Матвей Кушнер шинкует своим медом и пивом; в Богданових двох дворах шинкових дается мед и пиво; в Лукашишином дворе шинковом дается мед и пиво; Юско Шафар у своем дворе шинкует медом и пивом; в чернецком дворе Щербаневом дается мед и пиво; Андрей Ваценко шинкует своим медом и пивом; в Чигиринского шинку дается его мед и пиво; в Даниловом Дубовиковом шинку дается мед и пиво; Михайло Ткач шинкует своим медом и пивом; Нестериха дает шинк пана атамана городового мед и пиво; в полковничивом Черняковом дворе дается мед и пиво; Лукян Сулима шинкует свой мед и пиво.

Итого дворов шинкових в Полтаве, в которих дается мед и пиво, — 38, а с них нечого не берется.

В том-же городе Полтаве шинков горилчаних куховних числом 18, с которых от шинку дается по два рубля.

Ведеркових шинков 46, с которих берется платежу от ведерка оковитой горелки по пяти алтин без копейки, а от ведерка простой горилки — по гривне; которий то платеж всех шинков горелчаних, як сперва был, по тому и теперь берется.

Бражници, какие брагою шинкуют, в самой Полтаве: Кирило Коливошка, Емка, в ткацком дворе, Коржиха, Ковалиха, Гончар, Андрей Бут, Максим Марченко, Зубиха, Морозиха, Мандиха Мазуровская, — а с них нечого не берется.

Тут же в Полтаве две бане торгових цилюриков полкових Миронова и Михайлова; з тих бань некому нечого не дается.

Броваров у Полтаве 4: пана Левенцов, Роменчишин, Богданов и Тарасов; чии они суть тим дается за казан от сиченя меду по гривне, од вареня пива по 4 алтина; а на ратуш з броваров нечого не бралось.

3 трох солодовен: пана Левенцевой, атаманской и войтовой, в Полтаве на ратуш не бералось.

43

З мещанских двох солодовен бралось в год по солоду, з Роменцевого и з Бадейкового; и тие солоди на ратуш для расходов меских употреблялись.

З казацких шести солодовен, именно: Василевой Даценковой, Мураховцевой, Самойловой, Щербановой, Панасовой Мануйленковой, з Нагорного и з Кобизчановой, бералося в год по солоду, а тие солоди атаман полтавский збирал и шли в расход для вареня пива, каждих свят воскресенских и рождественских, к раздаче старшине полковой: обозному, судии, асаулам полковим, хоружим полковим, сотникови полковому, асаулове и хоружему арматним.

Ваговое на соборную церковь Успение Пресвятой Богородици дается от пуда воску и лою и протчего по шагу, а не на ратуш.

Две воскобойне в Полтаве, и з тих в год по три рубля на тую ж церковь дается, а не на ратуш.

От догтю доброго скотного с куфи по две гривни; с подлого по пяти алтин; хто шинкует: добрий доготь с куфи по рублю, а от подлого догтю с куфи по коне; и тот сбор употреблялся на расходи ратушние.

Ярмарков в год бывает чотири, з которих берется ярмарковое на пана полковника полтавского в Полтаве по два алтина, а на старшину по копейци, а теперь зборщики отбирают.

Под городом Полтавою на Ворскле мост, бералося от воза по шагу мостового на ратушние росходи.

В сотне полковой Якова Черняка сколко броваров и
солодовен есть.

В селе Петровце Якова Черняка, сотника полкового, бровар и солодовня, с которих некому нечого не бралось. В селе Гавронцях Григория Черняка бровар и солодовня, с которих никому нечого не плачено.

В селе Диканце Василия Кочубея бровар и солодовня, с которых никто нечого не бирал; Романа старости солодовня. В Стасовцях у Федора Куприяна солодовня, с которой в год бирали солод на власть гетманскую.

В той же сотне полковой Черняковой сколко шинков
пивных есть.

Село Диканка: Василия Кочубея шинков 2; там же церкви Рождества Христова шинк 1.

44

Село Жуки: Василия Кочубея шинков 2; церковний шинк 1.

Село Осмачки: полковника Черняка шинк 1.

Село Тахтаулове: полковничий шинк 1; Колачинского, Сотника будиского, 1; удови Костянтой шинк 1.

Село Ивончинце: церковных шинков 2.

Село Петровка: церковных шинков 2; Сотниковых Черняковых 2; чернецких шинков 2; Глоби казака 1.

В селе Семячювце: церковний шинк 1.

В селе Стасовцях: церковных шинков 2; Василия Кочубея 2; в казака Онисима Мовчана 1.

В селе Гавронцях: Григория Черняка шинков 3.

В селе Камянце: Сотника полкового Черняка 2 шинка.

В сотне полковой Димитрия Самарского шинки пивние.

В селе Рибцях: Федора, асаула полкового полтавского, 2 шинки.

В селе Ивашках: шинк пивний Петра Злещенка.

В селе Милцях: шинк 1 Ивана Левенця; другий ратушний сельский.

В селе Куклинцях: шинк церковний.

В селе Олшанце: шинк Димитрия Левенця.

В селе Мачохах: 2 шинки церковних; шинк Гринка мачоского; шинк Димитрия Самарского, сотника полкового; шинк Назара Шевця.

В селе Федорках: 1 шинк атаманский; шинков 2 церковних; шинк Данила дяка; шинк Дмитра Пащенка; шинк Ганни удови; шинк Кирила Довгополого.

В селе Супруновце: шинк церковний; шинк писаря полкового.

И с тих шинков пивних нечого не бералось и теперь нечого не берется.

Сотне великобудиской шинки пивние.

Двор церковний богословский; двор церковний николский; двор церковний Михайловский; двор церковний Покровский; двор церковний пречиский; двор церковний троецкий; двор церковний Воздвиженский; двор Михайлихи удови; двор Гаврила Арендаренка; двор Дячихи удови; двор Яреми Цюренка; двор Есифа Краснокуцкого; двор Матвея Захарченка; двор Петра Дяченка; двор Стецка Гончара;

45

двор Павла Иванченка; двор Яцка Мотриного; двор Педка Зубашенка; двор Стефана Дорошенка; двор Гринця Кадушного; двор Остапа Ващенка; дворов 2 Калачинского, сотника будиского; двор Данила Важничого; двор Фестона Ратушной; двор Андрея Криворотка; двор Пуцихи Гончарки.

Из сих всех вышеописанных дворов никто нечого не бирал.

В той-же сотне великобудиской шинки горилчание.

Димитрий Калачинский, сотник великобудиский, меет от своей виннице 2 шинки, и з оних нехто нечого не бирал; Максимиха Левченкова меет от своей виннице шинк, и з оного никто нечого не бирал; Павло Иванченко меет шинк з своей виннице и платится от семи кадок два рубля; Роман Ващенко меет шинк з своей виннице, платится от семи кадок по два рубля; Сергей Крамарь мает шинк от своей виннице, и тот платится от семи кадок по два рубля.

Сидор Яремович мает шинк горилчаний куховний; Яков, Мотрин зять, мает шинк горилчаний куховний; Федор у церковном дворе держит шинк горилчаний куховний; Михайлиха Левченкова мает шинк горилчаний куховний; з сих 4 шинков берется от куфи по два рубля.

Ведерковые шинки;прежде сбирали (?) шафари, а тепер зборщики; у Михайлихи удови шинк; у Филипа Харченка шинк; от ведерка по гривне; у Павла Самойленка шинк куховний, платится по два рубля.

Там же в Будищах броваров два мещанских: еден Гаврила Арендаренка; другий — Яреми Цюренка; и оним господарем, чии они суть, платятся за казан от сиченя меду по шостаку, а от вареня пива по осм шагов; а на ратуш з броваров нечого не збиралося.

З солодовне сотника будиского никто нечого не бирал.

Из пяти солодовен мещанских, именно: з Дорошенковой, из Дячишиной, из Иванченковой, и з Наумишиной, да из Шаетуненковой, бералося в год по солоду; и онние употреблялися: два солоди — полковникови, два солоди — писареви полковому, солод еден — сотникови будискому.

Ваговое на две церкви; Иоанна Богослова и Николаевскую давалось от пуда воску и лою и протчиего по шагу, а не на ратуш.

46

В Старих Млинах, на гребле Ворскляной, з приезжих людий, з тяжолого воза по чотири денги, а з порожнего — по две денги бралося на ратушние росходи.

Там-же в Старих Млинах подчас весни збиралися деньги за перевоз тому человеку, чий порон (sic), а не на ратуш.

Ярмарков в Будищах бивает два: еден о святом великомученику Прокопию, другий — о преставлении Иоанна Богослова, з которих биралося на пана полковника полтавского з приежжих людий от воза по два алтини, а по две деньги — на старшину городовую, а теперь зборщики отбирают.

Дмитрий Колачинский, сотник великобудиский. Иван Сулименко, атаман городовий. Федор Петренко, войт.

Видение города Решетиловки, сколко в оном шинков
пивних, бражних и прочиего чего найдуется.

Шинок полковника полтавского; Григориевой, бившой сотнички решетиловской, шинк; Илии Мазуренка, мещанина, шинк; Семена Браги шинк; отца Феодора, намесника решетиловского, шинк; Яременишин, бившой сотнички, шинк; Радкових Слюсаревих 2 шинки; Гарасимов Gвинташов шинк; Латиши вдови шинк; Ивана Рабася шинк; Кулика Резника шинк; Петра Пещанского шинк; церковний пречиский шинк; церковних спаских 2 шинки; церковний михайловский шинк; церковний николский шинк; церковний воведенский шинк; церковний покровский шинк; Федора Шалди шинк; Шевчихи Полтавчихи шинк; Параски Глуши шинк; Степана Шила шинк; Тараса Логвина шинк; а от сих вышеписанних шинков пивних во все года нехто нечего не бирал.

Бражние: Петро Бражник, Феодор Шалда, Стефаниха Ткачиха, Иришка Бражниця, Лотишка, Павло Скляр, Коротя Бражниця; и з сих бражних шинков нехто нечого не бирал.

Солодовен в городе нашом Решетиловце две: една покойного пана полковника полтавского, другая — Яремихи, бившой сотнички; и з сих обоих солодовен нехто нечого не бирал; третая солодовня Ивана Рабася, товариша сотенного, с которой в год бирался солод еден на пана полковника полтавского.

Броваров, в которих пиво и мед варится, два: еден

47

пана полковника, другий — Яремихи, бившой сотнички, в которих-то броварях за зварення вару пива две гривни, а от сичення меду — чотири шага, и тие деньги господаре, чии то суть броваре, на себе употребляют, тилко от всякого вару пива на меские расходы берется по пяти копеек.

Мост на Голтве речце, с которого збирается било для расходов ратушних от приезждих людей по копейце от воза.

Торгов два в тижден бивает, и в приезжих людий от воза берется било на ратушъние расходы по копейце.

Ярмарок в год бивает чотири, в которых биранно от всякого воза по два алтини на пана полковника полтавского, а на старшину — по копейци; а теперь зборщики отбирают.

Шинков горелчаних, сколко в яком месяце прилучится, от куфи шинковой збирается по два рубля, а если на скот продается, — платят от куфи два золотих; ведерко, если хто шинкует, то по гривне платится.

Мед и горелка, если ведерком продается, то платят поведеркового по шагу, и тие денги збираются на церковь святоуспенскую и спаскую.

А в прошедших годах шинков горелчаних в городе нашом не бивало, кроме полковничих, и з тих нехто нечого не брал.

От дюгтю: если шинкуют куфу — платят по два золотих; если на скот продается — платится скотного по золотому от куфи, и тие денги употребляют било на ратушние росходи, а теперь зборщики отбирают.

Иван Гаевский, сотник решетиловский. Андрей Чернявский, староста. Иван Довгопол, атаман городовий.

Видение города Старого Санджарова, сколко шинков пивних,
бражних и протчиего чого в оном знайдуется.

Пана Ивана Тарнавского, сотника старосанджаровского, шинк; Опанаса Коваля шинк; Левка Илченка шинк; Федора Калантира шинк; церковний спаский шинк; церковний покровскрий шинк; козацкий братерский шинк; Ивана Никифоренка шинк; церковний пречиский шинк; церковний николский шинк; церковний рождественский шинк.

Бражники: Корней Козар, Зенка Наталювна, Ганна удова.

48

И от сих всех вишеписанних пивних, бражних шинков во все прошлии года нехто нечого не брал.

Горелчаних шинков, сколко в яком месяци явится, то збирается з оных от куфи шинковой два рубля, от ведерка шинку оковитой горелки — сем шагов, от простой горелки — гривня; прежде избирали шафари, а тепер отбирают зборщики.

От дегтю, ежели шинкуется куфа, платят денег полтину, а хто на скот продает — платит по золотому и по менше; и тие денги употреблялись в прошлих годах на ратушние росходи, а тепер отбирают зборщики.

Броваров в городе нашом два: еден пана сотника нашего, другий — Опанаса Коваля, и тим господарам, чии они суть, платят за казан: от сиченя меду — по два шаги, а от вареня пива — по пяти алтин; а из тих броваров на ратуш нечого не биралося, отбирали господари.

З двух солодовен, едной пана сотника нашего, а з другой — Богдана Марковича, мещанина полтавского, солоду дорочного и неякого платежу не биралося.

З мещанских четирох солодовен, именно: з Опанасовой Ковалевой, з Бундурчиной, з Стефановой и Ивановой Серединой, в год биралося по солоду на власть полковничую, а торгового, ковшевого по все года не биралося и тепер не берется.

Ярмарок в год бывает три, в которих збирается било з воза от приежжих людей по два алтина на пана полковника полтавского, а на старшину — по копейци; а тепер зборщики отбирают.

Мост на речце Полузоря, на котором збирается било с воза от приежжих людий по копейци и употребляется било тие денги на ратушние расходы.

Иван Тарнавский, сотник старосанжаровский. Фома Маркович, атаман городовий.

Видение новосанжаровское, сколко шинков пивних, бражних
и прочего чего знайдуется.

Пана Павла Ждановича, сотника новосанжаровского, шинк; в Тимоша Шевця — 2 шинки; церкви святомихайловской шинк; Иванов, Слюсарового зятя, шинк; Ивана дяка шинк; в Проски удовици шинк; в Матвея Коваленка шинк; в Михайла Мерненка шинк; Михайла Столяра шинк; Василя Яценка

49

шинк; казацкий шинк; Федора Куща шинк; Василя Зубича шинк; писаря городового 2 шинки; в Олексея, Маркового зятя, шинк; в Самойла Индутного шинк; в Якова Мелещенка шинк; в Насте Петровни шинк; церкви святотроецкой шинк; в Клима Жеребченка шинк; у Фенни Котлярки шинк.

Шинки бражние: в Мотри Белицкой бражний шинк; в Параски Лагадки шинк; в Палажки Лагутихи бражний шинк; в Марии Веращачки бражний шинк.

3 тих виш менених шинков пивних, медових и бражних, некогда нечого не биралося и тепер не берется.

Солодовне: в Якова Мелещенка солодовня; в Дацка в Олшницкого солодовня; у Василя Канделенка солодовня.

З тих менених солодовен в год выбирается по солоду, а употребляют: половину до замку переволочанского, а половину — на власть полковничую.

В Якова Мелещенка бровар; в Лукяна Кондратенка бровар.

З сих броваров некогда нечого не бирали и тепер нечого не берут.

В том же городе Новом Санджарове перевоз на реце Ворскле, которий тилко весною потребен, и оного половина на церковь святомихайловскую, а половина того сбору — на росходи меские употребляется; а в Летку мост, — из того мосту некогда нечого не отбирается.

Торгового впред не бивало, а тепер постановленнии зборщики торговое отбирают.

Померного не бивало и тепер немаш.

Ярмарков в году два: еден десятой пятнице, а другий — на Рождество Пресвятой Богородици; и те ярмарковие збори на власть пана полковника отбиралися от воза по два алтини, на старшину — по копейци; а тепер зборщики отбирают.

Павло Жданович, сотник новосанжаровский. Матвей Костенко, атаман городовий. Андрей Семиволос, войт.

Видение сотне белицкой, сколко знайдуется шинков медових,
пивних и бражних, то являет нижей.

В пана Василия Ефимовича, сотника белицкого, шинк; в Микити Шмаченка шинк; в Олени Чубковни шинк; в Степана Шафара шинк; в атамана Слюсаренка шинк; в Гапки

50

Ротатой шинк; у Варки, поповой невестки, шинк; в Грицка в брацкой хате шинк; у Голубно Лазоровни (sic) шинк; у Яска Цинбалистого шинк; в Лукяна дяка шинк бражний; у Лукомской шинк; у Решетилки шинк; церкви святопокровской шинк; у Вевде Солодкой шинк; в Коробанки старой шинк; в Ткачихи шинк; в Горба Даценка шинк; в Грицка Лойченка шинк; в Якова Головашенка шинк; в Пилипа Ярмоленка шинк.

Итого домов шинкових 21, з которых прежде нечого не бералось и теперь з оних шинков медових, пивних, бражних, нечого не берут.

Горилчаних шинков, сколко в яком месяци явится, то збирается з оних: от куфи шинковой — два рубля; от ведерка шинку оковитой горелки — сем шагов; от простой горелки — гривня; и того збору отбирали: половину на город, а половину — до скарбу войскового, а теперь зборщики отбирают: от продажи ведерка горелки отбирают по две копейки на церковь святониколскую.

От догтю: от куфи доброго биралось на город по копе, а от подлого по полталяри; и теперь зборщики так-же отберают.

Солодовен рабочих три, з которих в год отбирается по солоду, и з тих солодов: половина — на гетмана, а половина — на полковника отделяется.

Броваров два, з которих от вареня пива господаре за свои пивоварение казани принимают по осм шагов; от сиченя меду, от едного казана, принимают по три шаги; и з тих броваров нечого не отбиралось и шло на господари.

Хлебного збору померного в городе нашом не биралось и теперь не берется.

Ярмарков в городе нашом в год бивает три, в которих збирается било з воза от приезжних людей по два алтина на полковника полтавского, а на старшину городовую — по копейци; а нине збирщики отбирают.

Перевоз на реце Ворскле, весною бивает, и то идет на церковь Успения Пресвятой Богородици.

Василь Ефименко, сотник белицкий. Иван Слюсаренко, атаман городовий. Юско Тимофеев, войт.

51

Видение города Кобеляка, сколко знайдуется шинков медових, пивних и бражних, то следует нижей.

Анна, сотницка шинкарка, шинк; другий дом сотницкий, шинк; братства троецкого шинк; братство пятницкого шинк; братства спаского шинк; братства Михайловского шинк; братства покровского шинк; братства уривского шинк; братства николского шинк; братства рождественского шинк; братства козацкого шинк; козацкие шинки: Кондрата Мануйленко, шинк; Михайла Опанасенка шинк; Санжаровки старой шинк; Ярошихи вдови шинк; Кондрата Мануйленка шинк; Старой Санжаровки шинк; Остапа Колодяжного шинк.

З сих-же вишеписанних шинков пивных и медових ничего не бралося и нине не берется.

Бражницки шинки: Хелемендичка вдова, Иван Забарний, Горпинка Ганжовна, Стаднычка вдова, Семен Коваль, Гукова теща.

А с тех же бражниц не брано ничего и нине не берется.

Бровари: в Михайла Панасенка бровар; в Кондрата Мануйленка бровар; в Санжаровки бровар.

А от казана вару пива господари берут себе по золотому.

В Павла Воскобойникавоскобойня; от роботи ему пять копеек, которий збор ему найдуется, а именно: от пуда пять копеек за роботу.

Солодовни: Химки Санжаровки солодовня; в отца Стефана солодовня; в Ярошихи вдови солодовня; Остапа Колодяжного солодовня; в Петра Хмеля солодовня.

З сих же вишеписанних солодовен в год отбирается: половина — на гетмана, а другая половина — на полковника полтавского, от солодовне по едному солоду.

От мосту, на ставку Кобелячку, под городом будучого, вибирается: от важкого воза чужосторонного — по шагу, а от порожнего — по чеху; а тот збор збирался в год четири рубля, а в иные болш и менш, и тот же збор збирали на ратуш, ныне збирают зборщики.

Од шинку горелчаного с куфи по два рубля; скотного — от куфи чужестороннего человека — по копе, а от городового — по полкопи; а ведерковое, кто покупает на шинк, от ведерка вибирается по гривне, а кто покупает на свою потребу ведерко горелки — по шагу.

Ярмарок бивает в год четири, с которих с приездних людей вибирали висланние на пана полковника полтавского;

52

от вола по два алтина, а за квит — по чеху и по осмаку на ратуш; а нине зборщик отбирает. В тие ж ярмарки поведерковое от шинку горелчаного, от ведерка биралося по шагу, и то на церковь ишло святоуспенскую соборную, а нине отбирают зборщики.

Торговое отбиралося от важкого воза по шагу и по чеху, и то ишло на ратуш, а нине зборщики збирают.

Сторожеви едному человеку, которий стережет магазину городового, в которий зсипается провиант, на драгуне квартирующие належитий, берется з посполитих людей от двора по копейце, и того виходит ему талярей десять.

Сава Михайлович, сотник кобеляцкий. Василь Рубан, атаман городовий. Григорий Кунаш, войт.

Видение сотне маяцкой полку полтавского, сколко в том
городку винайдуется домов шинкових.

Федора Келебердянского шинк; Ивана Залюбовского шинк; Мелании вдови шинк.

Которий сторож стоит на гребле из драгунами, и

тому дается на лето по шагу из посполитих людей. И который

сторож стоит в поле, и тому дается из диму по шостаку.

Ярмарок бывает в год еден, с которих вибирали на

пана полковника, а тепер зборщики отбирают.

Вместо наказного сотника Павла Репского и атамана Радиона Прокопиева я, Гаврило Штепенко, подписался.

Сотне нефорощанской шинки и рибнии лови.

Анны Gанжовни шинк; Олены Ломакийской шинк; монастира нехворощанского шинк; Тетяти Товщий шинк; на селе на Чернецком шинк.

А из сих вишъмененних шинков не бралося и тепер не берется.

Бровар монастира нефорощанского и солодовни; а з вишъменного бровара и солодовне прежде не бралось и теперь не берется.

Озера риболовнии: пана полковника полтавского Ивана Черняка риболовних озер три; пана Кочубея риболовних озер три; пана писара енералного в едном месте озеро риболовное; нефорощанских козаков две озери риболовних; Паска Ста-

53

рого, козака нефорощанского, едно озеро риболовное; в Маслака, нефорощанского казака, две озери рыболовнии; в Кота, кужолянского жителя, две озери риболовние; в Герgеля жителя милчанского, едно озеро по половине з черцами скелскими; в Голика, жителя нефорощанского, две озери риболовние; монастира полтавского две озери риболовние; монастира нефорощанского две озери риболовние.

А с тих вишмененних озер нечого не бралось и теперь не берется.

Степан Димиденко, сотник наказний нехворощанский. Степан Борецкий, староста.

Видение города Царичанки.

В котором найдуется покойного Данила Ждановича еден шинк; Григора Луценка бровар один, а в нем варится пиво и мед ситится; из оного бровара од вара пива берется господареви по две гривне, а от сиченя меду по пять копеек. Солодовен две в городе нашом: една Данила Жданенка, другая — Василя Палагути; и з оних доход берется до замку переволочанского од солодовне в год по едному солоду.

В городе нашом Царичанце ярмарок еден о святих верховних апостол Петра и Павла; и з оного ярмарка приход отбирался на пана полковника, а на старшину городовую по копейци квитковие.

Федор Бабанъский, сотник царичанский. Михайло Мацко, атаман городовий, а вместо сотника и атамана, я городовий писар Иосиф Иваненко, подписался.

Сотне китайгородской шинки.

В сотника Стефана Василиева шинк; Хоми Цимбалистого шинк; Ониска Кудинка шинк; Ивана Кравця шинк.

А с тих вишмененних шинков не бралось и тепер не берется.

Ярмарков два, а з них брали на полковника, а тепер берут зборщики.

Торгового, кошевого, пашенного, хлебного впред не бралося и тепер не берется.

Антон Маренич, наказний сотник китайгородский. Парфений Немировец, атаман городовий.

Сотне орлянсной шинки.

Мартина Смоляги шинк; в Любки Кумпанейце шинк; Синопудихи вдови шинк; юркобратерский шинк.

54

Сие суть шинкаръки привозним пивом шинкуют, а з них ничого не биралось и тепер не берется.

Иосифа Яковлевича воскобойня, а в ней никогда воску не забивалось; пана Сотника Иосифа солодовня, а в ней ничого не робится.

Ярмарку в городе нашем нет; померного, кошового и вагового не бывало и тепер немаш.

Рибние ловли на реце Орели: монастира полтавского озеро, прозиваемое Кривец; як и в самой Орели, так и в том озери неводом ловлят рибу; полку лубенского монастира Мгарского рибная ловля, уступ зо Днепра, прозиваемое Романков, и другий уступ, прозиваемое Кривец.

Вместо сотника наказного Мартина Смоляги я, Василий писар Bystricкy, подписуюся. Я атаман орлянский Евъстафий Житинский рукою своею подписавъся.

Сотне кишинской шинки пивные, медовые и бражние.

Сотника кишенского шинк; писарки бувшой шинк; Кононихи вдови шинк; Ивана Рябця шинк; Воронихи вдови шинк пивний и бражний; Артемихи вдови шинк пивний и бражний; Микити Цинбалистого шинк; Соловя шинк; Галущихи вдови шинк бражний; Тараса шинк бражний; Дениса шинк.

А з сих мененних шинков пивных, медовых и бражних не бралося и тепер не берется.

Бровар в городе нашом еден Карпихи Кирилченковой, а з него от казана отбирает господарь по золотому.

Ярмарку в городе нашом три, а з них прежде отбирали на пана полковника полтавского, а тепер зборщики отбирают.

Кошового и торгового в городе нашом нет.

Кирило Зарудний, сотник наказний. Паско Самокиша, атаман городовий, и по их велению я, Динис Иосифов, подписуюсь.

Сотне переволочанской шинки пивние и бражние.

Бабирки вдови шинк; вдови Костихи шинк; Макушихи вдови шинк.

А з них мененних шинков пивних и бражних не бралося и тепер не берется.

55

Рибнии ловли переволочанские, около Днепра зостаючие: уступ из Днепра, прозиваемое Ревучее, прежде бивало церковное озеро, а теперь на власть гетманскую употребляется; уступ из Днепра, прозиваемое Лажнище, озеро Кливец и озеро Глушец; и з тих озер рибние ловли на власть гетманскую употребляются.

Иван Яресковский, наказний сотеник переволочанъский. Андрей Остапов, атаман городовий.

Сотне керебердянской шинки пивние и бражние.

Церковний михайловский шинк, в нем дается мед, пиво, брага; пречиский церковний шинк, в нем дается мед, пиво и брага; покровский церковний шинк, в нем дается мед, пиво и брага; Покровский церковний двор, в нем дается мед; николский церковний двор, в нем дается мед, пиво и брага; свято-преображенский шинк, в нем дается мед, пиво и брага; Михайлов Делясов двор, в нем шинкуется пиво и брага; Кириков Набоков шинк, в нем дается мед, пиво и брага; Чопиха вдова, шинкуется мед, пиво и брага; Яценков шинк, в нем дается пиво и брага; Тройницкого шинк, в нем дается мед, пиво и брага; Солодовничин шинк, в нем дается пиво и брага; Иван Винник шинкует пиво и брагу; Максимов Шелестенков шинк, в нем дается мед, пиво и брага; козацкий двор, в нем шинкует мед, пиво и брага; Михайлов Топалов двор, в нем дается брага; Устянка вдова шинкует пиво и брагу; Олекса Шкура шинкует брагу; Василь Пеший шинкует брагу; Костя Слепий шинкует брагу; Конпанейцов шинк, дается брага; Стефан Бражник дает брагу; Устя вдова дает брагу; Иван Давид дает брагу; Василь Безбрижий дает брагу; Демяниха вдова дает брагу; Маgда вдова шинкует брагу; Лукян Бараненко шинкует брагу; Иван Gелета шинкует брагу; Переволочанка вдова дает брагу.

А с тих шинков медових, пивних, бражних, нечого не давалось и теперь не дается.

Солодовне: Отца Кондрата покровского, и з той солодовне брато в год еден солод до Переволочной, до дозорци, до гетманского двору; Павла Тройнецкого солодовня, и з той солодовни брато в год еден солод до Переволочной, до дозорци, до гетманского двору.

Бровар Алексеев Яценков; от того бровара вару пива

56

давается по десять алтин тому ж господареви; отца Андрея троецкого бровар, а в нем пиво зваривши, тому ж пану по десять алтын дается.

С возов приежджих торгового берут зборщики по копейки, а ковшового в нас не биралось и не береться.

Во время ярмарок трох в нашем город, з которих биралось на пана полковника, а теперь зборщики те збирают.

Матфей Сухомлин, сотник наказний керебердянский, Иван Михайленко, атаман тож наказний.

Села Лучок шинки.

Грицка Горба шинк; Андрея дяка шинк; Романа шинк.

Вместо атамана лучанского Стефана Самойленка я, Прокопий Житченко, подписуюся.

Сотне соколской шинковие доми, пивние и медовие.

Монастыря соколского шинк; Феодора Тимофеева, сотника соколского, шинк; Афанасия Тимофеева шинк; козаков соколских шинк; церкви богословской шинк; Кондрата Дубини шинк; церкви святопречиской шинк; Процика Макагона шинк; церкви святониколской шинк.

Шинки бражние: Омелка Цинбалистого шинк; бабы келебердянской шинк.

Солодовня една чернецкая волная; Андрея Данилова солодовня, с которой в год отбирается еден солод до замку переволочанского.

В том же городе Соколце на реке Ворскле мост, с которого моста весною берется от каждого воза по шагу, а от порожного воза — по копейци; а ишол на церковь архистратига Христова Михаила, а тепер отбирают зборщики.

Ярмарков в городе нашом три, а с тих ярмарков отбирали на полковника полтавского, а тепер зборщики отбирают.

Бровар еден чернецкий, а з него берут черци от вару пива по золотому, а от сиченя меду от казана по пять копеек.

Кошового и торгового в городе нашом нет.

Феодор Тимофеевич, сотник соколский. Юско Кулбака, атаман городовий.

 

57

VI.

1722 году, ноеврия 1 дня.

Видение полку полтавского, сколко в яком городе бывает
ярмарков и почому збирается от шинков горелчаних, догтевых,
скотного, поведеркового, рогового и от скотини и от овец, так-же и
от возов купеческих и всяких торговых людей, то являет ниже сего.

Во всем полтавском полку по две ярмарки; таким способом вибирается ярмарковое: от полной шинковой куфи горелки — по рублю, скотного — по двадцать алтин.

З бочки горелки от шинку — по тринадцать алтын и по две денги.

З барилця — по гривне и по две гривни.

С продажи с куфи дегтю от шинку — по двадцят алтин, а скотного с куфи — по тринадцят алтин и по две денги.

З бочки дегтю по золотому и по полкопи.

З барилца дегтю — по четыре алтини.

З продажи вола — по чотири копейки.

З овци — по копейци.

З купеческих приезжих людей с воза — по два алтина.

В тие-ж ярмарки на мескую старшину от квита по две денги от воза; с продажи: от ведерка горелки — по две копейки на церковь.

По листами скрепа: По прошению квартермистра Гавриила Карташева вместо его прапорщик Тимофей Борисов руку приложил.

 

58

59

Статистические сведения о Полтавской губернии
сто лет назад.

(Архивный материал).

В начале прошлого столетия визитатором *) харьковского учебного округа был Илья Федорович Тимковский (р. 1773 + 1853). Он был родом из села Згарья (или Тимковщина). Воспитывался в киевской академии и московском университете, по окончании которого служил в министерстве юстиции, а затем был профессором харьковского университета, где читал гражданское право, а также и уголовное. Оставивши профессуру, занял место уездного судьи Глуховского уезда, а затем был назначен директором Новгород-Северской гимназии. Его записки напечатаны в Москвитянине (1852 и 1853 г.) и Русском Архиве 1874 г. Его труды: судья и парадоксы (Москвитянин 1855 г.,) о Дажд-Боге, там же, о состоянии пчеловодства в Черниговской губернии, там же № 19, 1853 года. Биография его, составленная Н. Шугуровым напечатана в Киев. Старине, 1891 г. № 8, 9 и 10.

Занимая должность визитатора, Тимковский задумал составить статистику Малороссии, для чего и обратился к первому малороссийскому генерал-губернатору кн. Куракину с просьбой оказать содействие в собирании сведений о состоянии Малороссии. Вот что он писал:

Ваше сиятельство
Милостивый государь!

При обозрении училищ в губерниях харьковского округа, имея обязанностью вникнуть в состояние тех губерний, со стороны хозяйственной, по связи ее с образованием народного смысла и желая стяжать о них сведение в роде статистики и расчетов экономии политической, часто нахожу

*) В начале прошлого века низшие и средние школы, по уставу 1803 года были подчинены университету, профессора которого ревизовали их и наз. визитаторами

60

я сам по себе невозможным исполнить такое намерение в точности, от которой зависит и точность соображений. С чувствительнейшею признательностью приемлю споспешное внимание и благоволение вашего сиятельства ко мне, в приобретении оных сведений о Малороссии, которая особенно занимает меня и в которой все являет высокую попечительность вашу о цветущем ее состоянии. Осмеливаюсь изъяснить только желание мое подробно в простых у сего прилагаемых вопросах: 1) о каждом губернском и поветовом городе; 2) о каждом повете; 3) вообще о губерниях Черниговской и Полтавской, когда сии и сим подобные исследования соизволением вашего сиятельства доставлены ко мне будут в Харьков; поспользовавшись ими по предначертанию моему, я взнесу их подлинником в библиотеку харьковского университета, яко почтеннейший памятник и за счастье себе, поставлю торжественно засвидетельствовать с моей стороны сему новому ученому обществу, сколько воспитание и наставление, искусства и науки всегда покровительствуемы и благотворимы вашим сиятельством.

С глубочайшим почтением и проч.
Илья Тимковский.

1804 г.

И. О. Тимковский прислал и программу для собирания этих сведений.

2. Программа.

О каждом губернском и поветовом городе.

1. На горе ли усадьба его или у долии, у какой реки, за городом ли она или внутри города протекает, песчаная ли она или болотная, сколько десятин земли по новому плану город занимает, не включая выгонов, и когда построен, буде известно.

2. Сколько в нем дворов вообще, сколько домов каменных или иных отлично хороших, казенных, общественных, господских, купеческих; сколько лавок, сколько каменных и особо деревянных церквей; сколько монастырей штатных или заштатных, и в них всякого чина монахов или монахинь?

3. Сколько всех вообще жителей мужска и особо женска пола (не включая временно приезжающих); из них сколько служащих чинов, дворян неслужащих, священников,

61

церковнослужителей, врачей, купцов и купеческих капиталов, мещан, отставных служилых, крестьян казенных, крестьян владельческих, дворовых людей, сколько незаконнорожденных обоего пола, сколько ремесленников из мещан и других званий каждого мастерства или цеху порознь; из всех сих жителей сколько немцев, греков, армян, евреев и других иностранцев.

4. Каких цен доселе была в прошлых два года указная четверть ржаной муки и овса по ценам рыночным или справочным, какая такса была за полгода и теперь на говядину по разным частям быка, также на фунт свинины и баранины, по чем большая простая овчина, руно или пуд волны, бычачья кожа невыделанная, пуд сала нетопленого, пуд соли, пуд воску и меду желтого, по каким ценам в последние четыре года продавали ведро вишен и слив.

5. Откуда получаются дрова на строение и почем 1000 драни, по чем обыкновенно кубичная сажень или рыночный воз дров, бывают ли в них дрова липовые или какие больше, и всегда ли привозятся дрова в торговые дни; есть ли нарочитые сады вишней, груш, яблок, шелковичных дерев.

6. Есть ли какое господствующее ремесло или главный промысел, либо продукт какой; сколько паспортов обывателям выдано годовых и сколько 2, 3-х годовых каждый год с 1798 г., куда и зачем больше идут их продукты; сколько кирпичных пребывающих заводов, во что обходится 1000 кирпичу на заводе, откуда получается известь, во что обходится четверть ее с поставкой; переделан ли вал селитряным заводом и когда, и есть ли теперь выделка селитры; сколько мучных мелниц, водяных и ветряных, откуда получаются мельничные камни и чего стоит пара их средней ценой, сколько кабаков в городе и на выгонах и в какую годовую сумму нынешний винный откуп?

7. По каким дням торги, сколько ярмарок в году, когда бывают, как долго стоят; которая чем больше изобилует или преимуществует, которая главная и приезжают ли когда купцы из каких дальних мест, как высоко во время главной ярмарки подымаются цены квартир и съестных припасов против обыкновенного, сколько паспортов и подорожних объявлено в полиции прошлого и третьего года во время главной ярмарки.

62

8. Есть ли больница или богадельня, на чьем иждивении, сколько человек в них содержатся и чем содержимые занимаются; многим ли доселе и с которого времени привита уже коровья оспа, сколько с 1797 каждый год из поветовых судов поступило дел в генеральный суд на ревизию; сколько с того же времени каждый год было в полиции арестантов и сколько крепостных людей от помещиков поступило в полицию к наказанию или укрощению какому-либо; в течение последних десяти лет были ли когда пожары и сколько, были ли наводнения или другие естественные разрушения и бедствия; есть ли и какие именно древние достопамятности, как-то: здания, развалины, разные места и вещи?

О каждом повете.

1. Сколько жителей вообще мужска и сколько женска пола; сколько по прежней ревизии было и сколько по последней значится казаков, экономических и владельческих крестьян и других званий, сколько волостных правлений, сколько живущих или владение имеющих из генералитета и штаб-офицеров, сколько церквей, священников, церковнослужителей, сколько монастырей штатных или заштатных, где оные находятся и сколько в них монахов и монахинь, сколько живет колонистов, цыган, евреев и других иностранцев; сколько незаконнорожденных обоего пола; сколько фамилий, у которых от осьми до десяти детей и более, сколько в особенности из числа сих фамилий, какого звания и где живут, у которых до десяти детей или более и от них родные внуки и правнуки.

2. Какие и чьи есть селения, в которых три церкви или более, сколько в них душ и что причиною содержащею сие многолюдство (?), какие деревни с 1780 года обратились в села тем, что в них заведена и построена церковь и когда построена.

3. Есть ли где дикой или плитной камень, известковая или меловая ломка; при каких селениях больше мелких или дровяных лесов, сколько примерно десятин под строевым лесом и какое больше в сих лесах дерево, есть ли липы, какое селение изобилует и славится фруктовыми садами и разводит шелковичные деревья в большом количестве; у кого каменный дом, оранжереи, капелия музыкантов?

63

4. Сколько мучных мелниц, ветряных и сколько водяных, сколько плотин и мостков через речки, сколько кузниц, пивоварней, винокурен, считая и с теми, что при городе и сколько котлов бывают в действии; в каких и чьих селениях есть отличное какое ремесло рукоделие или промысел домашний, либо отхожий, также большие заводы конские или шленских и шпанских овец голландского или других иностранного рогатого скота, также иные какие заводы или фабрики и куда больше идут их продукты; где и когда бывают ярмарки и чем больше торгують; много ли хозяев, которые лошадьми пашут, чего стоит среднею ценою пара взрослых волов, самая плохая и самая лучшая.

5. Сколько паспортов выдано было годовых и сколько двух и трех годовых казакам, казенным и владельческим крестьянам и прочим каждый год с 1798; куда и зачем больше идут сии люди, буде известно; сколько казаков и крестьян счетом ревизских душ в 1802 и 1803 годах вышли из губернии на переселение.

6. В каком селении есть особый врач, больница и богадельня, на чьем иждивении и сколько человек в них содержится; многим ли доселе и с которого времени привита уже коровья оспа; в каких селениях священники занимаются обучением большого числа детей; в течении последних десяти лет были ли когда наводнения или другие какие важные естественные разрушения и бедствия; какие селения весной затопляются разливом каких рек; есть ли какие и где именно древние достопамятности как то: здания, развалины, валы, насыпи или городки, разные, места и вещи?

О губерниях вообще.

1. Сколько квадратных верст занимает Малороссия, приведенная в древние пределы ее с приложением карты разделения Малороссии на полки и сотни, и через какие селение проходить дорога Ромодан?

2. Генеральная карта или табель о числе душ разных званий в губернии и о разных налогах, податях и сборах; сколько в губернии по спискам числится дворянства мужска и сколько женска пола, сколько в течение последних

64

десяти или семи лет всего было браков, сколько рожденных и умерших обоего пола порознь?....

3. С 1797 каждый год сколько было при губернском правлении арестантов, сколько из генерального суда 1 и 2 департаментов поступило дел в оном на ревизию; сколько наказано кнутом; какие наказания введены в смирительном и рабочем доме и сколько крепостных людей поступало туда к наказанию или укрощению какому-либо?

4. Сколько конных и сколько пехотных полков стояло каждый год в течение десяти лет и сколько ныне стоит на квартирах в губернии?

5. Какая сумма собирается на содержание почт; какие именно почтовые станции, с показанием их расстояния, договорного числа лошадей и платежа за поставку тройки на каждой?

6. Сколько с чем в течение десяти лет ежегодно было барок у Черниговской и Полтавской губернии.

7. Какие гербы губернии и поветов, когда и кем жалованы?

Такова программа для собирания сведений, составленная И. Тимковским. Кн. А. В. Куракин, как человек просвещенный, очень сочувственно отнесся к этому и предложил губернаторам Малороссии сделать распоряжение о доставлении этих сведений "весьма основательных", как выразился кн. А. Б. Куракин в своем предписании губернаторам. При доставлении сведений встретилось большое затруднение составить карту Малороссии, с делением ее на полки, сотни, о чем уведомил Черниговского губернатора барона Френсдорфа черниговский губернский землемер Соколов. На это кн. А. Б. Куракин ответил, что карта Полтавской губернии будет составлена в Полтаве, а карта с разделением Малороссии на полки и сотни, как ему известно, имеется у Шафонского и в новгород-северском народном училище. Сведения о городах были доставлены городничими, а о поветах (уездах) нижними земскими судами; были доставлены сведения казенной палатой, ратушами — и др. Помещаем эти данные в под-

65

линнике, на основании дела полтавского губернского правления 1).

Описание: о пространстве и числе жителей малороссийской
Полтавской губернии.

1. Полтавская губерния, имеющая фигур иррегулярное внутри своего ограничения, (?) содержит происходящей из всего перечня земли 40851 ½ кв. в.

2. В ней жителей по собранным в прошлых 1802 и 1803 годах значащихся:

Не платящих податей:

Дворян 12228, разночинцев 198, духовенства 5642, монашествующих 61 м. 120 ж., почтальонов 473, за 25 лет. службу 124, состоящих на 6 эти летней льготе 7, калек работать не могущих 161. Итого 18894 м. 126 ж.

Платящих подати:

Купцов-христиан 1043, купцов-евреев 70, мещан християн 10900, мещан-евреев 2039, казаков 294877, военных поселян 8418, однодворцев 2131, крестьян казенных 38858, крестьян бывших магистратских 691, крестьян помещичьих 293627, всего 652654.

Да в присоединенной части по речке Орели в прошлом 1783 году от Екатеринославской губернии.

Однодворцев с крестьянами 1647, воинских поселян 2745, казаков 56, крестьян монастырских 397, помещичьих великороссийских 563, помещичьи малороссийских 905, подданных 10408, всего 16721, а всего платящих подати 669375 д.

Всего ж и с неплатящими податей (кои в вышеписанном числе в присоединенной от Екатеринослава части, за неимением еще об них сведений, не показаны) состоит 688269 м. — 126 ж. Эти сведения были доставлены полтавским губернским землемером Хоменко.

1) Дело это, 1804 г. № 200 — по отношению визитатора харьковского округа Тимковского, о снабжении его сведениями о Малороссии. Краткие извлечения из него о статистике городов и уездов были помещены нами в "Киев. Старине".

66

4. Ведомость Полтавской казенной палаты, сколько от начала 1795 года ревизии по последнему ныне исчислению состоит в каждом Полтавском повете разного звания мужеского пола, платящего государственные подати, и сколько казачьих и казенных волостных правлений и староств, с пояснением как и по каким указам положенные на народ подати существуют. Сочинена 1804 года августа дня.

Highslide JS

Из показанного звания людей никаких непозволенных законами налогов или сбора нет, кроме положенные высочайшими именными указами 1794 г. июня 23, 1797 сентября 19 и декабря 16 числа, подати существуют, а потому и платят купцы-христиане с объявленных ими капиталов процентные, с рубля по 1 ¼, а евреи по 2¼, мещане-христиане на каждую душу по 2 р. 55 к., евреи по 4 р. 67 к., казаки по 2 р. 81 к., воинские поселяне подушной по 2 р. 34 к., казенные крестьяне по 3 р. 32 к., а помещичьи по 1 р. 28 к. Да со всех собирается на содержание почтовых станций по

67

6 к. с души и рекрутских складочных в казну денег по расчислению, однако ж с какого числа душ повелено будет рекрута взять.

В числе тех людей состояли перешедшие из Полтавской губернии со времени открытия, то есть с 9 марта 1802 г. в другие губернии на жительство, как-то: с того числа марта купцов-христиан 2, мещан 2, казаков 3363, воинских поселян 41, казенных крестьян 3273 , помещиками своих людей переведено 163, а в 1803 году купцов-евреев 7, мещан-христиан 16, казаков 5310, воинских поселян 7, казенных крестьян 126, помещиками своих людей переведено 251, всего 12561 душа.

5. Ведомость, учиненная в малороссийской Полтавской казенной палате из таковых же доставленных от поветовых здешней губернии казначеев сколько с 1798 г. по настоящий 1804 г. выдано разного рода звания людям покормежных разного рода паспортов.

Highslide JS

68

6. О количестве дел в генеральном суде:

Малороссийского Полтавского генерального суда во 2 департаменте из поветовых судов, городовых магистратов и ратуш вступило на ревизию дел, со времени открытия оного 1802 марта 9 по 1 марта сего 1804 года, а именно: в 1802 — 128, в 1803 — 176, в 1804 г. по 1 марта — 23, итого 327.

В течение сего времени отослано из сего департамента в правительствующий сенат на ревизию решенных в Черниговском генеральном суде по 2 департаменту — 16, в сем департаменте — 19, итого 35.

7. Сведение от малороссийского Полтавского приказа общественного призрения на нижеписанные запросы визитатора харьковского по части учебного округа Тимковского.

Запросы.

Объяснение.

1-е. Какие наказания введены в смирительном и рабочем доме; и сколько крепостных людей поступило туда к наказанию какому либо?

2-е. Есть ли больницы или богадельни, на чьем иждивении, сколько человек в них содержатся и чем содержимые занимаются?

По неустроению еще в городе Полтаве смирительного и рабочего домов, не введено в оных никаких наказаний, к которым и крепостных людей в таковые домы еще не поступило.

 

Больницы и богадельни, под ведением сего приказа, находятся в городах Полтаве — больница на 60 и богадельня на 60 душ, Кременчуге — больница на 50 и богадельня на 50 душ, Лубнах больница на 30 и богадельня на 30 душ, которые больницы и богадельни содержатся из суммы от городских по Полтавской губернии доходов определенной, в Гадяче одна богадельня, в которой находится нищих 17 душ и которая содержится из суммы сего приказа и из получаемого за наем богаделенных в Гадяче лавок дохода. В Пирятине так же одна богадельня, в коей нищих 10 душ. а содержится оная с получаемых на определенные прапорщиком Богдановичем тысячу рублей и княгинею Джефаридзевою пятьсот рублей процентов; находящиеся в больницах

69

люди ничем не занимаются, богадельники ж, имеющие силы, употребляются для прислуги при больных и для смотрения за оными и за чистотой в покоях.

8. Ведомости в Полтавской духовной консистории из отосланных в святейший правительствующий синод с 1797 г. по сей 1804 г. о родившихся, браком сочетавшихся и умерших учиненная, с показанием сколько в тех годах в Полтавской епархии родилось, браком сочеталось и умерло обоего пола душ. Марта 17 дня 1804 года.

Highslide JS

70

Highslide JS

Более же сего за прежние года исчисления родившихся, брачившихся и умерших сделать не можно; поелику метрические книги по всем оным городам и поветам поступали в киевскую и черниговскую дикастерии, из которой и ведомости о числе оных в людей святейший синод отсылались.

Иосиф Казачковский, переяславского градского собора протоиерей, семинарии префекта, философии учитель.

Количество врачей в Полтавской губернии
(фамилии опускаем).

В Полтаве — 2, в уезде, в Решетиловке — 1, в Кобеляках — 2, в Гадяче — 1, в уезде, в с. Сватках — 1, в Золотоноше — 1, в уезде, в с. Домонтове — 1, в Роменском уезде, в Глинске — 1, в Хорольском уезде, в с. Кибенцах — 1, в Прилукском уезде — 1, в Лубенском уезде — 1, в Лохвицком уезде — 1, в Кременчуге — 2, всего — 16 ч.

71

Сведения малороссийской врачебной Управы, коликому числу младенцев медицинскими чинами привито коровьей оспы; именно сколько с начала введения оной распространением 1802 года июня 22 дня по 19 число настоящего февраля месяца 1804 года.

В городе Полтаве (врачебным инспектором и двумя врачами) — 1980, поветовым врачом в г. Полтаве и уезде — 351, в Хороле и уезде — 847, в Пирятине и уезде — 425, в Ромнах и уезде — 456, в Переяславе и уезде — 3879, в Прилуках и уезде — 261, в Лубнах и уезде — 39, в Константинограде и уезде — 66, в Кременчуге и уезде — 60, в Золотоноше и уезде — 429, в Гадяче и уезде — 43, в Полтавской градской больнице в Полтаве и в уездах Полтавском и Константиноградском — 817, старшим лекарским учеником городской больницы в Полтаве — 59, в городе Золотоноше и уезде вольно-практикующим врачом — 1147, в местечке Ришетиловке — 41, в Кременчуге — 20, всего — 10920.

Да по дошедшему в управу слуху самыми помещиками в Полтавской губернии — 565. А сверх сего квартирующих в сей губернии полков полковыми лекарями и некоторыми вольнопрактикующими живущими в отставке лекарями прививается коровья оспа, которые в управу не присылают ведомостей, а при обозрении лазаретов в Генваре месяце сей управы инспектор узнал от некоторых таковое их упражнение. Инспектор Андрей Санковский, акушер Иван Тишевский.

Город Полтава.

Экземпляр за город Полтаву о ремеслах по главном в нем промысле, учинен в Полтавском городовом магистрате. 1804 года Марта 3 дня.

1. В г. Полтаве господствуют ныне издревле существующие ремесленные цехи, именно: кравецкий, шевский, ковальский, кушнерский, шапошницкий, бондарский, гончарский, ткацкий, резницкий, и во всех и по каждом свойственное ремесло производится, равно как и главный промысел, в лавочных разных красных, суконных, железных товарах, да оптовой бочками горячего вина продаже; продуктов же в предместии города, кроме малых при домах — садов, никаких не имеется.

72

2. Печатных паспортов выдано из магистрата купцам города Полтавы в 1798-м годовых 58-м, 1799-м годовых 74, трехгодовой 1, в 1800-м годовых 64, двухгодовой 1, в 1801-м годовых 62, — в 1802-м годовых 51, двухгодовой 1 и 1803-м годовых 55, двухгодовых 4. К отлучке в разные российские города и места по купеческому их промыслу, другие же городские обыватели, как то: мещане, казаки, казенные и помещичьи крестьяне получают покормежные паспорты не с магистрата, а из поветового казначейства, то в коликом количестве, и куда зачем больше идут, неизвестно.

3. Фабрик никаких в Полтаве не имеется, а есть свечных сальных заводов два, один городской, а другой купца полтавского Кулабухова, и вырабатываемые в них свечи выходят в продажу более в сем городе и его округе.

4. Кирпичные пребывающих в Полтаве заводов два, один Полтавского приказа общественного призрения, а другой полтавской Воскресенской церкви, с коих в первом по подряду в 5-88, а в последнем выделкой обходится 1000 кирпичу 6 р.

5. Известь в Полтави получается из города Белгорода, и четверть ее распущенной с поставкой обходится по 90 коп.

6. Вал города Полтавы селитряным заводом переделываем не был, а выделка селитры ныне з бурт имеется.

7. Мучных мельниц, водяных при городе Полтаве вовсе нет, а ветряных 3 имеется и мельничные камни получаются из г. Харькова с поставкой, средние воронежские по 40 руб. пара, а бахмутские средние по 20 руб. пара.

8. Кабаков или шинков в г. Полтаве и на выгоне его есть 20, винный же нынешний откуп составляет годовую сумму в 17.000 рублей.

Сведение от полтавской городской думы.

Дерево получается сосновое на строение с поветового города Кременчуга брусковое, платится на месте от 1-30 к. до 1-50 к., тысяча драни трехаршинная 30 р., четырехаршинная — 40 р. Дров разного сорта кубичная сажень от 6-7 р., воз от 50 до 60 к., привозятся в торговые дни всегда. Есть ли же нарочитые сады вишней, груш, яблонь, шелковичных дерев, об этом думе сведения не имеется.

73

Город Кременчуг.

1. Город Кременчуг начал селиться в котором точно году — сведения нет, а старожилы говорят, якобы слышали они, селиться начал более двухсот лет и состоит частью на песчаной, а частью и на болотной земле, около текущих реки Днепра и речки Коголмычка; через Днепр в летнее время находится от содержателя казенный мост для проезда разного звания людей сделанному на г. Кременчуг плану, под оным земли сколько состоит за нахождение Кременчугского землемера в губернском городе Полтаве, сведения взять не от кого.

2. В оном вообще домов 963, каменных 2, отлично хороших нет, казенных, где провиантская комиссия, 1, общественных для полка деревянных 1, господских 35, священнических и церковнослужителей 9, разночинских 54, купеческих 240, мещанских 580, казачьих 40. Лавок: каменных 27, деревянных 85. Церквей: каменных 1, деревянных 1, на кладбище 1, старообрядская 1, часовня 1, монастырей и монахов нет.

3. Вообще в городе жителей мужска 3602, женска 3626, служащих чинов 24, дворян неслужащих 141, протоиереев 2, священников 3, диакон 1, церковнослужителей и их детей 25. Богоугодного заведения лекарь 1, учеников 2. Купцова: христиан 2-й гильдии б, 3-й гильдии 403. евреев: 3-й гильдии 20. Мещан: христиан 2182, евреев 482. Отставных: служилых с разночинцами 130, воинских казаков 140, крестьян владельческиx и дворовых людей 62, незаконнорожденных обоего пола жителей не имеется. Ремесленников серебряных дел: Из мещан 7, часовой мастер из дворян 1, иконописец из мещан 2, шмуклеров 10, маляров 4, переплетчик из разночинцев 1, сапожников из дворян 1, из мещан 40, из евреев 11, кожевников 3, портного дела христиан 31, из евреев 20, шапошников 20, гончарного дела из купцов 2, кушнеров 10, кирпичного завода из купцов 2, из мещан 2, печников из мещан 10, щтукатуров из мещан 10, горшечников из мещан 1, каретников из купцов 1, из мещан 2, обойщиков из мещан 3, тележников из купцов 4, из мещан 12, столяров из купцов 4, склярей из мещан 2, плотников из купцов 1, из мещан 31,

74

кузнецов из мещан 12, слесарей из мещан 2, медников из мещан 1, цирюльников из мещан 2, из казаков 1, купеческих христианских капиталов 334255 р., процентных с их капитала 4178 р. 18 ¾ к., купеческих еврейских капиталов 10055 р., процентных 226 р., 23 2/7 к., мещан христиан, с них подушных 5625 р. 30 к., спросов с мещан подушных же 2283 р. 63 к., чрез прошлые два года указная четверть была по справочным с ценам ржаной муки и имено: в 1802 году, в январе и феврале по 2 р. 80 к., в марте и апреле по 2 р. 40 к., в мае по 1 р. 95 коп., июне по 1 руб. 50 к., и по 1 р. 75 к., в сентябре и октябре 1 р. 50 к., ноябре по 1 р. 50 к. и по 11 р. 80 к., в декабре 1 р. 5 к. и по 1 р. 15 к. Овса в том же 1802 г. в январе 1 р. 20 к., феврале и марте 1 р. 50 к., апреле по 1 р. 50 к. и по 1 р. 60 к., в мае и июне 1 р. 50 к., июле по 1 р. 50 к. и по 1 р. 60 к., и по 1 р. 40 к., августе 1 р. и по 80 к., октябре 80 к. и по 75 к., и по 85 к., ноябре по 90 к., и по 1 р. 20 к., декабре 1 р., в 1803 г. ржаной муки четверть в январе и феврале 1 р. 65 к., марте по 1 р. 90 к. и по 1 р. 80 к., апреле и мае по 1 р. 72 ½ к., июне по 1 р. 72 ½ к. и по 1 р. 87 ½ к., июле 2 р. 82 к., августе по 2 р. 25 к. и по 2 р. 38 к., сентябре и ноябре по 2 р. 25 к., декабре по 2 р. 32 ½ к. и по 2 р. 25 к. Овса в 1803 г. В январе, феврале, марте, апреле, июне и мае 1 р. 20 к., июле по 1. р. 20 к. и по 1 р. 40 к., сентября и октября по 1 р. 40 к. и по 1 р. 50 к., ноябре по 1 р. 50 к., декабре по 1 р. 60. За полгода и теперь говядины грудь, реберные и филейные части необрезные за фунт 3 ½ коп., а за пуд 1 р. 40 к., задние, средние места за фунти по 3 коп., а за пуд 1 р. 20 к., прочие же места за фунт по 1 ½ коп., за пуд 60 к., голова 10 к., язык 8 к., ноги и губа 15 к., гусак с печенью 10 к., печень пара 5 к., свинины фунт 4 к. Баранины на вес не продается, а по четверкам. Задняя 15 к., передняя 10 к., и по 8 к., простая большая овчина 70 к., и по 60 к., вовны руна большая 25 к., и по 22 к., малая 15 к., и по 12 к., бычачья кожа большая по 3 р. 50 к., меньшая 2 р. 50 к., сала нетопленого 3 р. 50 к., топленного назад тому за полгода и ныне 4 р. и по 6 р. Соли пуд. Крымской по 40 к., и по 50 к., воску пуд 18 р., и по 22 р., меду желтого пуд по 4 р. 80 к., и по 6 р. Ви-

75

шен и слив назад тому в последние четыре года в Кременчук на базаре продавалось. За ведро в первоначальные привозы на базаре по 1 р., а на последок по 60 к., по 50 к., по 40 к., и по 30 к. Слив также по 60 к., по 50 к., по 40 к., по 30 к. и по 25 к. 5. Торги бывают еженедельно в дни воскресный и пяток. Ярмарки бывают в году три, и именно называемые трех Святительская в январе, Ивановская в июне, Семеновская в сентябре, из коих главная бывает в сентябре месяце и продолжается одну неделю, 2-я тоже, а последняя более двух недель. В январе купцы бывают из городов с серебряной посудой, пушными товарами, из Бердичева евреи с сукнами, красными товарами и из Калуги с красными же товарами и из Тулы с ружейными вещами и с прочими столовыми приборами и из Таврии и из ближних городов в Ивановскую бывает купцов менее из Москвы и Тулы бывают редко хотя же из вышеписанных же мест, но более приезжает с товарами таковыми же купцов. Съестные припасы, как то говядина и баранина продается по выше означенным же ценам, а не выше. В те ярмарки продается гусь по 40 к., по 35 к., и но 30 к., утка по 20 к., и по 15 к., курица по 15 к., и по 12 к. Во время таковых ярмарок цены за квартиры свыше ничуть не бывают. А как с хозяином договорятся, то самое и плотят, ибо в Кременчуге всякому приезжему нанять квартиру можно, во время главной же Семеновской ярмарки и во весь месяц приезжих в Кременчуг и проезжающих через город в 1802 году по паспортам 1669, по подорожним 62, в 1803 г. в сентябре месяце и во весь год по подорожным 58. В 1804 г. в сентябре по подорожним 74. А во весь оный год проехало по подорожным же 995. С 1797 сего 1804 года ноября по 28-е число содержалось арестантов 1472. Крепостных людей от помещиков в полицию и наказанию представлено не было. В 1797 году в городе в военное время в мае месяце было от реки Днепра наводнение и почти весь город был в воде; коя вода продолжалась дней до двадцати, отчего много в строении и внутри повреждение сделалось. В 1800 году июля 4 под 5-е число был пожар, погорели красные ряды и немалое число домов на знатную сумму. В нынешнем 1804 г. были пожары и именно: Кременчугской купчихи Аграфены Володиной где варилась смола сго-

76

рел. Сентября 27 числа Кременчугского купца Герасима Реброка сгорел дом. Октября 21 под 22 число за городом выстроенная Кременчугского купца Ивана Мельникова саловарня. 7. Сколько в течении десяти лет в Кременчуге по р. Днепру с товарами у берега р. Днепра было барок по делам в Кременчугской градской полиции не значится. А сего 1804 года в летнее время из разных мест в городе Кременчуге у берега р. Днепра находилось, как то: с канатом, дегтем, рогожей, циновкой и за солью барок и байдаков с деревянной посудой байдаков 184, барок 34, дубов 15, плотов с разным лесом 244.

От Кременчугского городового магистрата.

Господствующее в городе Кременчуге ремесла — серебренного дела, шмуклерного, живописного, каретного, склярного, портного, сапожного, кузнечного. Частный промысел производится от купцов товарами, шолковыми, бумажными, шерстяными, сахаром, кофиею, бакалею, деревянным маслом, юфтою кожами, солью, рыбою, дегтем, смолою, лесом на реке Днепру сплавляемым, пенкою, конопляным маслом, деревянною посудою и хлебом.

Паспортов выдано купцам в года 1798, годовых 40, двугодовых 3. 1799 г. — годовых 186, двугодовых 3. 1800 г. — одних годовых 170. 1801 г. — годовых 177, двугодовых 3. 1802 г. — одних годовых 186. 1803 г. — годовых 174, двугодовых 15. Мещанам, 1798 г. — годовых 838, двухгодовой 1, трехгодовой 1. 1799 г. — годовых 535; двугодовых 2. 1800 г. — годовых 499, двугодовых 35, трехгодовых 2, 1801 — годовых 616, двугодовых 10. 1802 г. годовых 287, двугодовых 13, трехгодовых 2. 1803 г. годовых 779, двугодовых 10, трехгодовых 1. Купцы и мещане, первые отлучаются по торговле в разные российские города, в Москву, Харьков, Сумы, Херсон, Николаев, Одессу, Таганрог и Крым. А мещане для заработков также в разные российские города, а большею частью в Херсон, Николаев, Одессу, Крым и Дон. Фабрик нет, а заводов свечных — сальных 2: у купца Самойлы Володина и мещанина Мартина Селезнева по одному; кафельных 3 — у купцов Герасима Реброка, Феодора Сирикова, Афанасия Калинина, у каждого по одному; у купца Володина канатный один и мыльный один; пивоварней шесть, у купцов Панфила Крав-

77

цова, Александра Лядова, Наума Бирюкова, Ивана Гомозова, Филиппа Данилова, Меркула Буслаева — у каждого по одному; выделываемые на оных заводах свечи, кафли, канат, мыла расходятся большею частью в здешнем городе и повете, а частью отправляются и закупаются в города Херсон, Таганрог, Николаев и Одессу, пиво же расходится в одном здешнем городе.

Кирпичных заводов с оных купцов: Вребрата — 2, Сторинача — 1, Бирюкова — 1, да именитого гражданина Федора Приволова 1 и купцов Михаила Краснощекова — 1, Захара Землянского — 1, итого кирпичных 7.

Кирпичу 1000 обходится на тех заводах в 4 р. 75 к. Известь получается из Черниговской губернии, города Северска и слободо-украинской, из города Белгорода, обходится ее четверть с поставкою в 1 р. Переделан вал селитряных заводов в 1798, 1799 и 1800 годах и теперь выделки селитры нет.

Мучных мельниц водяных 2, а ветряных — 4; мельничные камни получаются из киевской губернии, из города Чигирина и здешней губернии переяславского повета, из селения Трахтамирова, коих пара стоит среднею ценою 30 р. Шинков в городе Кременчуге и на выгонах 53, нынешний винный откуп в годовую сумму 45000 рублей.

Экземпляр сведение от кременчугской городской
думы о городе Кременчуге.

На строение лес, дрань и дрова получаются из минской губернии, из разных уездов за рекою Днепром, покупается дрань четырех аршин тысяча от 30 до 35 рублей, а трех аршин тысяча от 15 до 18 рублей, дров кубичная сажень от июня по сентябрь месяц ясиновых и березовых от 8 до 10 рублей, ольховых от 7 до 9 рублей, дровяная сосновая колода от 1 руб. до 1-30 коп., от сентября до мая месяца дров ясиновых от 10 до 15 рублей, ольховых от 9 до 13 р. Колода дровяная сосновая от 1 руб. 30 коп. до 1 р. 50 к., рыночный воз рубленных дров от 50 до 70 к., липовых дров в продаже никогда не бывает, в пригоне на продажу дров бывает больше ольховых. В торговые дни дрова с околичных мест привозятся всегда; сады вишневые, грушевые, яблочные и частью шелковичные деревья при городе имеются. Градский голова Петр Меньшиков.

78

Город Ромны.

1. Поветовый город Ромен положение имеет на возвышенном месте у протекающих по уз его принадлежащих в поветскую дистанцию рек Ромна и Сулы. Сколько десятин земли по новому плану здешний город занимать будет, знать не можно, поелику оный по плану еще не разбит, и какая дистанция к нему в заведывание городичного не определена, а по прежнему его положению занимает земли 545 десятин, о времени же построения сего города сведения по делам полиции не имеются.

2. В городе Ромне дворов вообще всех 445, в том числе дворянских каменных 2, деревянных 63, священно-церковно-служителей 19, купеческих — 62, мещанских — 91, казачьих — 117, отставных служивых 5, казенных крестьян — 18, помещичьих крестьян 61, казне городской принадлежащих 7. Имевшиеся в городе Ромне лавки под ярмарки до сего отдаваемые, по повелениям главного начальства в минувшем 1803 г. уничтожены, а на места их предположено на вновь назначенной для ярмарок площади выстроить лавок 560; да для гуртовых продаж дворов 10, но в натуре сего еще нет. Приходских церквей каменных 2, деревянных 3; монастырей же штатных и заштатных, монахов и монахинь не имеется.

3. Жителей всех вообще мужска 1742, женска пола 2431 душа, из них служащих чинов 73, дворян неслужащих 90, свящяников 5, церковно-служителей 29, врачей 3, купцов третьей гильдии 121, в том числе великороссиян 10, малороссиян 109, армяне — 1 и евреев 1, их капиталов 56 (не добавлено в тексте — тысяч). Мещане — 668, в том числе великороссийских 21, христиан 523 и евреев 124, отставных служивых 11, казаков 376, крестьян казенных 42, крестьян владельческих 324, в особенности же вышепоказанных жителей незаконнорожденных мужска 36, женска пола 34. Ремесленников цеху: кравецкого, из купцов 1, из мещан 19, из казаков 6, из владельческих крестьян 10, из казенных крестьян 1; мясницкого из мещан 10, из отставных 1, из казаков 1, из владельческих крестьян 7; кузнечного — из мещан 4, из владельческих 2, из отставных 1; ткацкого — из казаков 6, из казенных крестьян 7, из владельческих крестьян 6 и сапожницкого — из мещан 40, из казаков 12, из казенных крестьян 5, из владельческих крестьян 13.

79

4. Прошлые два года, именно с 1802 и 1803 г., состояли на торгах справочные цены муки ржаной и овсу указной осьмичетвериковой меры четверти следующие: 1802 г. в месяцах: январе — муки ржаной 2 р. 25 к., овса самая высшая 1 р. 90 к., средняя 1-80, низшая 1-60 к.; в феврале: муки 2 р. 25 к. овса самая высшая 1-80, средняя 1 р. 70 к., низшая 1 р. 60 к.; в марте — высшая 2 р. 25 к., средняя 2 р. 10 в., низшая 1 р. 70 к.; в апреле — муки высшая 1 р. 65 в., низшая — 1 р. 50 к., овса высшая 1 р. 80 к., средняя 1 р. 65 к., низшая 1 р. 50 к.; в мае муки 1 р. 65, овса высшая 1 р. 75 к., средняя 1 р. 70 к., низшая 1 р. 50 к.; в июне муки высшая 1 р. 95 к., средняя 1 р. 80 к., низшая 1 р. 65 к., овса высшая 1 р. 75 к., низшая 1 р. 60 к.; в июле муки высшая 2 р. 40 к., средняя 2 р. 25 к., низшая 2 р., овса высшая 2 р. 40 к., средняя 2 р. 24 к., низшая 1 р. 75 к.; в августе муки высшая 2 р. 10 к., средняя 1 р. 80 к., низшая 1 р. 50 к., овса высшая 1 р. 60 к., средняя 1 р. 40 к., низшая 1 р.; в сентябре муки высшая 1 р. 80 к., средняя 1 р. 65 к., низшая 1 р. 50 к., овса высшая 1 р. 20 к., низшая 1р. 10 к.; в октябре муки высшая 1 р. 65 к., низшая 1 р. 50 к., овса высшая 1 р. 20 к., средняя 1 р. 15 к., низшая 1 р. 5 к.; в ноябре месяце: муки высшая 1 р. 80 к., средняя 1 р. 65 к., низшая 1 р. 50 к., овса высшая 1 р. 60 к., средняя 1 р. 20 к., низшая 1 р. 10 к.; в декабре муки высшая 1 р. 50 к., низшая 1 р. 35 к., овса высшая 1 р. 20 к., средняя 1 р. 10 к., низшая 1 р.

1803 года: в январе мука высшая 1 р. 50 к., низшая 1 р. 35 к., овса 1 р. 20 к.; в феврале муки высшая 1 р. 50 к., низшая 1 р. 35 к., овса высшая 1 р. 20 к., низшая 1 р, 10 к.; в марте: муки высшая 1 р. 50 к., низшая 1 р. 35 к., овса высшая 1 р. 30 к., низшая 1 р. 20 к.; в апреле: муки 1 р. 50 к., овса 1 р. 30 к.; в мае: муки высшая 1 р. 50 к., низшая 1 р. 45 к , овса высшая 1 р. 50 к., средняя 1 р. 40 к., низшая 1 р. 30 к.; в июне: муки 1 р. 50 к. и овса 1 р. 50 к.; в июле: муки 1 р. 50 к., овса высшая 2 р., средняя 1 р. 70 к., низшая 1 р. 60 к.; в августе: муки высшая 1 р. 87 ½, средняя 1 р. 80 к., низшая 1 р. 50 к., овса высшая 2 р., средняя 1 р. 40 к., низшая 1 р. 20 к.; в сентябре: муки 1 р. 65 к., овса 1 р. 20 к.; в октябре: муки высшая 1 р. 80 к., низшая 1 р. 65 к., овса 1 р. 20 к.; в ноябре: муки высшая 1 р. 87 ½ к., средняя 1 р. 80 к., низшая 1 р. 65 к., овса высшая 1 р. 30 к., меньшая 1 р.

80

20 к.; в декабре: муки высшая 1 р. 87 ½ к., меньшая 1 р. 80 к., овса 1 р. 20 к.

Такса была на говядину за полгода такова: самых лучших частей фунт 4 к., средних 3 к., а других 2 к. Свинины фунт лучшей 2 к., средней 1 ½ к., а баранины лучшей 2 ½ к., а худшей 2 к., в прошедшие сего 1804 г. после праздника Рождества Христова, в мясоед цены определены были на говядину: лучших частей фунт 4 к., средних 3 к., а прочих 2 к. Солонины говяжьей лучшей 3 к., худшей 2 к. Солонины бараньей лучшей 2 к., средней 1 ½. Свинины лучшей 2 ½ к., средней 2 к., большая простая невыделанная овчина продается от 40 до 80 к. Руно волны от 25 до 40 к., бычачья кожа невыделанная от 2 р. 50 к. до 5 р., сала нетопленого пуд по 3 р., соли староозерной пуд по 80 к., воску пуд 24 р., меду желтого пуд по 5 р. 60 к., вишни и сливы в последние четыре года продавались, и именно в 1800 г., по неурожаю вишен ведро от 50 до 80 к., слив от 40 до 60 к., в 1801 г. вишен ведро от 10 до 30 к., слив от 8 до 20 к., в 1802 году вишен ведро от 40 до 70 к., слив от 30 до 50 к., и в 1803 г. по тем же ценам.

5. В городе Ромне бывают торги еженедельно по понедельникам и пятницам. Ярмарок в году четыре: маслинная, Вознесенская, Ильинская и Михайловская, и продолжаются оные: первая через сырную неделю, вторая десять дней, третья с 20 июля по 1 августа и четвертая с 8 по 14 ноября, и из них Ильинская главная и от прочих преимущественнее в рассуждении многочисленного стечения народа и больше знатнейшими товарами торговли; на сию ярмарку съезжаются купечество и другого звания люди и из отдаленных российских городов, цены квартир во время оной ярмарки возвышаются так высоко, что в безярмарочное время можно заплатить ту цену квартиры за целый год, какая бывает в ярмарке на одну неделю, съестных же припасов цены во время ярмарки против обыкновенного почти не возвышаются, прошлого 1803 года в продолжении той главной ильинской ярмарки заявлено в полицию паспортов 1120, подорожных 38, а третьего года, т. е. 1801 г., паспортов 648, подорожных 17.

6. Арестантов в полиции содержалось с 1797 года 228, 1798 — 281, 1799 г. — 204, 1800 — 242, 1801 — 323, 1802 — 294 и 1803 годах 427 человек; что же было в сих

81

годах крепостные люди от помещиков к наказанию или укрощению какому-либо представляемые — о сем по делам в полиции сведений нет, равно тому и за пожары до 1799 года не отыскано никакого следа. С того времени, как из сведений в полиции имеющихся видны были в городе Ромне пожары, именно в 1799 году два, в 1801 г. — один и в 1803 годах один. С 1800-1802 г. наводнений и других никаких естественных разрушений и бедствий в последних десяти годах не было, также и древних достопамятностей не имеется.

Сведение от роменского городового магистрата о городе Ромны.

В городе Ромне в ведомстве сего магистрата имеются и производятся ремесла следующие: калачниковский, мясницкий, портных, ткачей, сапожников и кузнецов, для коих учреждены и цехи, однако як сии ремесла не составляют из себя никакого отличья и довольствуют только один город, других никаких в ведомстве сего магистрата не состоит.

Главного промысла также никакого в г. Ромне не имеется, продукт же главный табак, который тут же в городе приезжающим из других и раскупается, а некоторая часть и есть здешних купцов в другие города для внутренней продажи отправляется. Паспортов здешним купцам выдано из сего магистрата в 1793 году годовых 45, в 1799 г. годовых 33 и двухгодовых 3, в 1800 г. годовых 36, двухгодовых 1, в 1801 г. годовых 30, двухгодовых 6, трехгодовых 2, в 1802 г. годовых 33, двухгодовых 1, трехгодовых 2, в 1803 г. годовых 47, двухгодовых 3, и в настоящем 1804 г. но нынешнее число годовых 7, трехгодовых 1, а всего годовых 231, двухгодовых 14 и трехгодовых 6, всего ж 251. Мещанству же из сего магистрата выдача паспортов не производится, а выдаются оные, так как и поселянам, из поветового казначейства. Едут же по оным паспортам, сколько известно, в разные околичные внутренние российские города по коммерции, производимой в неважном состоянии и более мелочной, так как и все здешние купцы суть одной только третьей гильдии, первых же двух и не имеется, также и по случаю нахождения некоторых у иногородных купцов по контрактам в услужении приказчичьих должностей и в изучении к

82

торгу. Фабрик и заводов в городе Ромне нет никаких. Кирпичных заводов также в городе Ромне никаких не имеется, кроме одного только, в прошлом 1803 году по предписаниям начальства от роменской городской общей суммы для городских казенных строений заведенного, в коем обходится тысяча кирпича 6 руб. 20 коп. Известь привозится частными людьми в город Ромен для продажи в малом количестве из городов Путивля, Сум и Новгород-Северского, покупается ж оная гражданами тут на месте, перепускная от 2 р. 50 к. до 3 р. 50 к., а роспускная от 1 р. 50 к. до 1 р. 80 к. Нарочитых же поставок не бывает.

Городской вал селитряным заводом переделан в 1789, 1790-1796 годах, в городскую цитадель в 1798 и 1799 годах, почему теперь выделка оной селитры и не производится. Мельниц в городе Ромне, частным людям принадлежащие четыре, в том числе водяная умершего сенатского секретаря Левандовского и три ветряных: 1-я — прапорщика Григоровского, 2 — умершего поручика Клюкова и 3 — умершего коллежского канцеляриста Кадигроба; мельничные же камни получаются из Новгород-Северского и тут на месте покупаются ценою от 30 р. до 40 р. пара, что и составит среднюю цену 35 р., казенных же и городских мельниц нет никаких.

Шинков в городе Ромне в разных местах от поместных винной продажи откупщиков на сей 1804 год 18, цена же откупу состоит ныне годовая 6500 р.

Сведение от роменской думы о городе Ромне,

в том, дерево строевое разное получается из повета роменского кроме соснового, которого в сем повете нет.

Драни тысяча в Ромне в покупке первого сорта 35 р., второго 33 р., доставляется она из Черниговской губернии. Дров в покупке в Ромне кубичная сажень была по 6 р. 30 к. и по 6 р. 60 к., а рыночный воз дров 40 к. и 50 к., дрова ж те бывают малою частью липовые, а большею частью березовые, ясеневые, ольховые и осиковые и привозятся оные дрова в город на продажу всегда в торговые дни, в осеннее и зимнее время в большом количестве, а летнего времени весьма в малом привоз бывает. Садов нарочитых в городе Ромен нет, а имеется ма-

83

ленькие при хозяйских домах сады вишен, груш, яблок и малейшею частью шелковичных дерев.

Город Лубны.

Малороссийской Полтавской губернии город Лубны в полуденной стране находится на гористых местах; по под городом протекает речка Сула, болотная и частью песчаная; город занимает по новому плану 1007 трехаршинных саженей земли; когда построен город за древностью неизвестно. Домов в городе отлично хороших и каменных нет, и имеются деревянные домы, как то: дворянских 78, купеческих 13 и мещанских 140, казачьих 45, разночинских 10, крестьянских 110, почтальоных 30, священно- и церковнослужителей 12, чинов и служителей 10, присяжных казначейских 3, отставных из службы 10, церквей деревянных 7, вновь заложенная, начавшаяся строиться каменная 1, казенная каменная кладовая 1, лавок деревянных обывательских, церковных и городских 139, аптекарский двор 1, два корпуса для присутственных мест, монастырей же, монахов и монахинь в городе Лубнах не имеется.

Жителей в городе чинов и дворян служащих мужска 66, женска 58, дворян не служащих 39, женска 31, священно-церковно-служителей 30, женска 23, врач 1, купцов мужска 71, женска 57, купеческого капитала объявлено 14175 р., мещан-христиан мужска 432, женска 464, евреев мужска 158, женска 152, казаков и разночинцев 180, женска 189, подсуседков казачьих мужска 6, женска 6, мещанская мужска 1 душа, помещичьих крестьян 198, женска 206, отставных из службы 11, женска 12, почтальонов 53, женска 71, нищих в богадельнях 9, женска 10 душ, незаконнорожденных мужска 4, женска 6. Во всех показанных звания ремесленников цехов их: портных 16, кушнеров 31, сапожников 83, гончаров 8, ткачей 7, калашников 12, мясников 14, рыбалок 8, а не состоящих в цехах кузнецов 10, столяров 6, котляров 2, сребренников 2, часовой мастер 1; из между показанных служащих чинов и дворян на лицо мужска 9, женска 7 душ.

4. В прошедшие два года указная четверть на рынку продажной ржаной муки от 1 р. 50 к. до 2 р. 50 к., овса от 80 к. до 1 р. 50 к., говядины фунт по 2 ½ к. и по 3 ½ к., свинины и баранины фунт по 1 ½ к. и по 2 ½ к.,

84

большая овчина простая по 50 к. и по 60 к., руно волны по 30 к. и по 40 к., бычачья кожа невыделанная средственная 3 р., а самая лучшая по 5 р. и 6 р., сала бараньего и говяжьего нетопленного пуд по 2 р. 80 к. и по 3 р., сала свиного пуд 2 р. и по 2 р. 50 к., воску пуд по 20 р. и по 24 р., меду пуд патоки по 4 р. 80 к. и по 5 р. 80 к., в последние четыре года ведро вишен от 18 к. до 60 к., слив угорок от 15 к. до 80 к. в продаже было.

5. В городе Лубнах бывает в неделе дни торга в понедельник и пятницу. Ярмарок в год четыре: 1 — о масляной неделе, вторая — Троицын день, третья — Преображение Господне, четвертая — в день Покрова Богоматери, из которых ярмарок первая целую неделю, а прочие не более трех дней стоят, а троицкая ярмарка начинается вперед за четыре недели, изобилует в небольшом количестве пригоняемого на продажу рогатого скота, в прочих же три ярмарки и троицкую из далеких мест купцов не бывает, сколько с оная и иных городов имеет, губернии Киевской, Черниговской, Слободско-Украинской, Екатеринославской, Полтавской и торгуют купцы в небольшом количестве красными шелковыми, суконными, гарусными, бумажными, холстяными, бакалейными товарами, а промышленники торгуют горилкою, свежею и вялою простою рыбою, олеею, медом, простым стеклом, дегтем, коровьим маслом, деревянного посудою, солью, и пригоняют сельские жители на продажу простые овцы и лошади, но всего того в изобилии или преимуществе против прочих городов не бывает и в малом количестве! Возвышение цен известным припасам против обыкновенного не бывает; паспортов объявлено в полицию каждой ярмарки от ста до двоих и не более троих сот.

6. Было в полиции арестантов в 1797 — 133, в 1798 — 166, в 1799 — 91, в 1800 — 105, в 1801 — 65, в 1802 — 92, в 1803 — 89, а в 1804 г. 9 душ, от помещиков крепостных людей к наказанию или упрощению в полицию представляемо не было; в течение десяти лет в Лубнах пожары и сгорело строения в 1795 году 2 двора, в 1796 г. не было, в 1797 три двора, в 1798 г. два двора, из коих один от молнии, в 1799 г. два двора, в 1800 — 5 дворов, в 1801 г. не было, в 1802 г. восемь дворов, в 1803 г. одна только усадьба, а в 1804 г. никаких пожаров в

85

Лубнах не было. Наводнений и других естественных разрушений, бедствий и ни о каких древних достопамятностях в Лубнах сведения не отыскано.

Сведение от городской Лубенской ратуши.

В городе Лубнах господствующие главные ремесла имеются: сапожническое, простой работы и хлебопечное, которых ремесел по обеим управам состоит ремесленников более нежели 70. А главных промыслов, либо продуктов нет; паспортов обывателям подведомым ратуши выдано от ратуши и казначейства, в 1798 — 54, в 1799 — 38, в 1800 — 80, в 1801 — 69, в 1802 — 81, в 1803 г. годовых 88, двухгодовых 2, трехгодовых 3.

Оные обыватели меньшею частью имеют отлучки в села Екатеринославской губернии для заработков годовою услугою, а большею частью по промыслам в окрестных малороссийской и слободско-украинской губернии городах и местечках: фабрик никаких нет.

Завод кирпичный маршала не у дел Михаила Скаржинского, которого выделываемый кирпич идет на отстройку в городе Лубнах каменную соборную рождества Пресвятые Богородицы церковь. Обходится 1000 кирпича на заводе в 4 р. 50 к. Известь получается Орловской губернии з города Белгорода, которой обходится четверть в 2 р. 40 к. с поставкою; вал городской переделан селитряным заводом в 1800 г. Ныне выделки селитры нет. Мучных мельниц ветряных партикулярно на городской земли устроенных три, мельничные камни получаются малороссийский Полтавской губернии с города Переяслава и местечка Чигрин-Дубровы, стоит камней пара средней ценой 40 р. Кабаков в городе и на выгонах нет; а имеется шинков содержателями откупа винного устроенных 20. Нынешний откуп состоит в годовую сумму 4551 р.

От думы о городе Лубнах.

1. В городе Лубны получаются дрова на строение от частных людей, имеющих собственные свои имения, а наибольше дворян, также дрань, доски все сосновое дерево получается из города Кременчуга и тысяча драни стоит 30 р. кубичная сажень, дров поставляется, 6 аршинный воз продается 30, 40 и 50 к. с которых дрова имеются грабовые,

86

дубовые, осиковые; в торговые же дни дрова всегда для продажи привозятся. Сады вишней, груш и яблок в городских жителей имеются, а шелковичне дерево весьма в редкости есть.

Город Прилуки.

1. Усадьба города частью на горе и частью больше в удолии, состоит у реки Удай, которая мимо усадьбы по длине всего города протекает; сия река есть болотная, город по новому плану, не исключая выгонов занимает земли десятин 702945 квадратных саженей, построен в древние времена, но когда точно по неотыскании в делах вида, неизвестно.

2. В городе всех вообще дворов 1077, домов отлично хороших, казенных, деревянных 1, погребов каменных господских четыре, лавок купеческих и мещанских 74, церквей каменных 2, деревянных 3, каменных же казенных и общественных домов также и монастырей штатных либо заштатных не имеется.

3. В городе всех вообще жителей, не включая временно проезжающих, мужеска пола 2604, женска 2867 д., с оных служащих чинов 47, женска 11, дворян и чиновников не служащих 45, женска 63, священников 11, церковнослужителей 29, женска 49, врачей 1, женска 1, купцов 58, женска 32, их капиталов 26120 р., мещан мужска 1603, женска 1693. Отставных служилых мужеска 40, женска 35, казаков 362, женска 426, крестьян казенных мужеска 21, женска 26, крестьян владельческих 428, женска 479, дворовых людей мужеска 4, женска 7, незаконнорожденных обоего пола 21, ремесленников из мещан и других званий мастерства или цеху, сапожного 40, портного или кровецкого 36, ткацкого 20, калашниковского 18, резницкого 9, ковальского 29, из оных всех жителей в городе есть евреев мужеска 45, женска 45, немцев же, греков, армян и других иностранцев не имеется.

4. Доселе была в прошлые два 1802 и 1803 г. цена по рыночным или справочным ценам указная четверть и именно, муки ржаной в 1802 г. по временам большого привоза по 1 р. 60 к. и по 2 р.; в другое ж время восхо-

87

дила до 2 р. 80 к., овса по 1 р. и выше того по 1 р. 60 к. и 80 к., а 1803 году муки ржаной в удобное время, когда дешевая цена по 1 р. 60 к. и 80 к., а в прошлое время по 2 р. и 10 к.; такса положена была на продажу говядины на пред сего за полгода, то есть с 1 числа октября 1803 года по разным частям была на лучшее за фунт по 3 ½ к., а за худшую по 2 и 3 к., теперь же в рассуждении продолжения великопостного времени на говядину ни какая цена не существует, овчина большая простая 80 к., руно вовны 40 к., бычачья кожа невыделенная большая 4 р., пуд сала неотопленного 3 р., пуд соли крымки 80 к. и белозерки 70 к., воску пуд по 20 к., а меду желтого по 4 р. 80 к., в последние четыре года продавались вишни и сливы по ценам в 1800 году ведро вишень по 10 к., а слив простых по 5 к., угорок по 20 к., в 1801 г. вишен по 25 к., слив простых по 10 к., зимних по 35 к., в 1802 году вишень по 35 к., слив по 40 к., а в 1803 вишень и слив в продаже по недороду не было.

5. В городе торги бывают в день понедельника и пятка; ярмарков в году четыре: 1) васильевска 1 Января, 2-я именуемая проводская о праздник святые пасхи, 3-я июня 24, именуемая Ивановская, а 4-я дмитриевская, 26 Октября, продолжающаяся стоять — первая через неделю места, а последние через две недели и в которых больше изобилуют вторая, третья и четвертая преимуществам привоза иногородними красных шелковых, бумажных, шерстяных, пушных и галантерейных товаров, бакалеи, вина волоского и простого хлебного, дегтю чистого и смолы, сиромятных выделанных кож и юхт, сапог простых, железа неотделанного и отделанного, в разных штуках и вещах, деревянной разной посуды, пригоном рогатого скота и лошадей да овец; главные из оных ярмарков бывает тем продуктам и веществ привозом, проводская да ивановская, а другие тем не изобилуют в рассуждении меньшого товаров привозу на оные ярмарки продажам и покупкам, особливо красных товаров кож и скота приезжают купцы с отдаленных городов, московские, калужские, орловские, курские, могилевские, болховские и из других мест; во время ярмарков цены квартир за простой против бываемого обыкновенного платежа за сделки, с лошади по 1 копейки подымается. До двух копеек на

88

съестные припасы яко то: печеной ржаной и белой хлеб, говядины и прочее ничем против обыкновенного не возвышается. Паспортов и подорожных объявленных полиции прошлого и третьего года во время главных ярмарок в 1802 году 50, а в 1803 — 60.

6. С 1797 года было в полиции арестантов каждый год под стражей, именно 1797 — 211, 1798 — 131, 1799 — 147, 1800 — 125, 1801 — 105, 1803 — 135, а настоящего года по апрель месяц 55. А всего 1039 чел. Крепостных людей от помещиков в полиции к наказанию не поступало, а к укрощению за неповиновение и ослушание были присылаемы к приведению в послушание через употребление в городовые работы 1798 г. июля 18 — 4, 1801 г. Сентябрь 21 — 1, да сверх того 1803 года декабря 7 также восходила от одного помещика жалоба за неповиновение ему крестьян 8 ч. В течение десяти лет 794 года по настоящий год были пожары в городе, 1794 г. три, 798 — 9, 799 — 1, и 1802 годов два, а всего 15. Наводнений и других естественных разрушений и бедствий не было и древних достопамятностей, как то зданий, развалин и вещей не имеется.

Сведение о городе от прилукской городовой ратуши.

1. В городе Прилуки состоят ремесла калачницкое, мясничное, сапожническое, ковальское, ткацкое и портническое

2. Главные промыслы производятся разною медною и чугунного посудою, железом, красным московским и немецким товаром, хлебом, солью, дегтем, некрамяжными кожаными товарами, да особо того продаются лошади и скот.

3. Продукт производят всяких хлебных и харчевых припасов.

4. Паспортов обывателям выдано каждый год, в 1798 г. — годовых 81, двухгодовых — 1, и трегодовой — 1, в 1799 годовых 75, двухгодовых 1, в 1800 — годовых 115, в 1802 — годовых 118, в 1803 г. годовых 123, двухгодовых 4 и трехгодовой 1; куда ж обыватели и зачем больше идут, неизвестно.

89

5. Фабрик и заводов в городе никаковых нет, за городом же расстоянием в 2-х верстах здешнего города купец Данило Черний имеет собственный свой кирпичный завод на который обходится ему 1000 кирпича за выделкою по 5 р.

6. Известь в город привозится от пристани, состоящей при реке Десне, нежинского повета из села Кладькови, обходится четверть ее с доставкою по 1 р. 30 к.

7. Городской вал селитроварением переделан, начав с 1788 по 1796 год и с того времени, таковой виделки по сему городу более не происходило и ныне нет.

8. Мельниц водяных, помещичьих на городской реке Удаи состоит шесть, ветряных же разных городских жителей 53.

9. Мельничные камни получаются от пристани, состоящей переяславского повета, в селах Андрушах и Демонтов, при реке Днепр, стоит пара их, по здешней продаже среднею ценою 35 р.

10. Кабаков в городе и на выгоне не имеется, а производят здешние жители продажу горячего вина с позволения откупщика, получая от него оное в собственных своих и наемных домах, шинках, коморах, всего же шинков 9.

11. Винный нынешний откуп состоит теперь на откуп за сумму в год 4700 р.

Сведение о городе Прилуки от прилукской городской думы.

1. Сей город получает дров на строение из-за Днепра, на пристанях нежинского повета села Кладковки и переяславского повета, села Андрушей.

2. Драни за доставкою из оных мест продается в городе 1000 двусаженной 30 р. а полуторной 25 р.

3. Дров обыкновенно кубичная сажень продается по 8 р., а воз рыночный большой по 50 к., а меньшей 30 к.; с малого молодого дерева, бывают в них дрова липовые и разного рода равенством привозятся, одни и другие, всегда в торговые дни дважды в неделю, понедельник и пяток.

90

4. Нарочитые сады вишней, груш, яблок, шелковичных дерев, хотя и есть, но редкость оных.

г. Кобеляки.

Половинная часть на горе, а половина в удолии; у речек Ворсклы и Кобылячка. Ворскла протекает чрез часть города, а Кобелячок за городом. Первая песчаная, а последняя болотная. Когда построен, неизвестно. Дворов 1035. Отлично хороших и каменных нет, средственных казенных 5, господских 11, купеческих 4. Лавок 47. Церквей каменных одна (недостроена) и деревянных 10, в том числе и казенная кладбищенская одна. Монастырей штатных и заштатных нет. Жителей мужска пола 4509, женска (числа нет), из них служащих чинов мужска 40, дворян не служащих 161; священиков 11, церковнослужителей 14, их детей 26; врачей 4; купцов и мещан по восстановлении вновь города еще в причислении нет; отставных служилых, мужска 160, крестьян казенных нет, крестьян владельческих, мужска 219, женска 216, дворовых людей нет; незаконнорожденных мужска 23, женска 33, ремесленников из мещан нет, а с казаков ткачей 106, сапожников 53, портных 56, плотников 16, пильщиков 4, кузнецов 11, кирпичников 10, иконописцев 6, да резников 13; немцев — два врача, греков, армян, евреев и других иностранцев нет. По рыночным ценам состоялось 1802 г. ржаной муки по 1-80 к, овса по 1 р., а 1803 года муки по 2 р. 40 к., овса по 1 р. 30 к. Вольнопромышленниками продаваемо было свинины по 2 к., говядины 3, а баранины по 1 ½ к., овчина необделанная 75, отделанная 80 к., руно черной 25, белой — 30, пуд черной 2 р., белой — 2 р. 40, бычачья кожа неотделанная 5 р., пуд сала неотопленного 2 р. 50 к., пуд соли — 50 к., пуд воску — 20 р., меду, патоки 6 р. 40 к., сирцу — 4 р. 80 к., ведро вишен 20 и 30 к., слив от 13 до 15 к. Торги по воскресеньям. Ярмарок в году пять: троицкая, успенская, прасковенская, николаевская и вербенская, кои продолжаются от 10 до 15 дней. Троицкая изобилует красными товарами, вербенская скотом, успенская медом и маслом, николаевская рыбою просольною, а параскеевская солью. Главные ярмарки троицкая и успенская, на оные переезжают купцы с разных мест. Против обыкновенного по квартирам ни съестным припасам во время

91

ярмарки цены не поднимаются. Как в городе Кобеляки градская полиция восстановлена только 28 сентября прошлого 1803 года и до того во время главных ярмарок волостные правления таковые паспорта не записывались, а потому и сведения об оном сабрать не из чего.

Пересыльных арестантов в сельской Кобелякской полиции было 797 — 197, 798 г. — 264, 799 — 88, 1800 — 440, 1801 — 232, 1802 — 93 и 1803 — 72, да в градской полиции в 1803 — 107 и 1804 — 72, итого 1565. Крепостных людей отосланных в полицию не было. Пожары были в 796, 797, 798, 799 и 1803 годах в каждом по одному и на оных сгорело 3 избы и 4 коморы, 2 амбара, 3 конюшни, 1 солодовня и один ток хлебный.

Наводнения хотя и были, но от них никому чрезвычайных бедствий, равно и естественных разрушений не было. Главное ремесло по обыкновению здешнего края хлебопашество и промысел. По забранной чрез волостные правления выправки оказалось на взятые и значенными одногодовые паспортов выдано свидетельств города Кобеляки жителям за рыбою и за солью в 798 — 227, 799 — 78, 1800 — 178, 1801 — 145, 1802 — 35, 1803 — 67 и 1804 — 40, итого 802. Фабрик нет, селитряной 1. Вырабатываемая в ней селитра доставляется в шостенский пороховой завод.

Кирпичный завод 1, на нем кирпич обходится в 3 и 4 рубля тысяча. Известь получается в городе Белгороде, обходится четверть с доставкой в 1 р. 20 к. Вал переделан селитряным заводом в 1800 году, теперь же выделки никак селитры нет.

Мельниц водяных, мучных 17, ветряных 5. Получаются мельничные камни из городов Харькова и Переяслава, пара оной обходится от 25 до 30 р. с доставкою на место. Кабаков 20, годовая сумма нынешнего в городе Кобеляке винного откупа 8010 р. Сосновые дрова получаются с города Кременчуга, а прочие мелочные с лесов околичным городу местах, покупается в Кременчуг 1000 драни от 25-30 р. с перевозкою. По елику в городе Кобеляке на кубичные сажени дров не продаются, знать о цене непочему, воз рыночный большой 70, а меньший 50 к. и в них бывает по малой части и липовые, а привоз оных

92

бывает во всякие торговые дни. Нарочитых садов груш, яблок и шелковичных дерев не имеется.

Город Гадяч.

1. Города Гадяча, расположенного на правом берегу от севера, усадьба, на горе у реки Псла и у востока речки Груни, впадающей тут же в показанную в реку Псел, которые протекают ниже города, с коих первая песчаная, а последняя болотная. Город по новому плану занимает земли (за исключением выгонов) 55 десятин. Когда же построен, сего неизвестно и по делам городнического правления ни какого сведения не отыскалось.

2. В оном городе дворов вообще 480, деревянных, казенных 7, общественных 493, господских 25, купеческих 23, лавок 39, церквей: соборная 1, приходских 4, кладбищенская 1, каменного же и отличного строения, равно монастырей штатных и заштатных, монахов, монахинь всякого чина не имеется.

3. В городе Гадяче всех вообще жителей (за исключением временно приезжающих) мужеского пола 1550, и женского 1625; из них служащих чинов 28, дворян не служащих 34, священников 7, церковнослужителей 17, врач 1, учеников при нем 2, купцов 71 и купеческих капиталов 36650 р., мещан 458, казаков 353, разночинцев 6, отставных служилых 4, крестьян казенных 3, владельческих дворовых людей 180, незаконнорожденных обоего пола 4, ремесленников из мещан и казаков: сапожников 161, мясников 23, калачников 46, ткачов 33, горшечников 46, кузнецов 34, портных 59, в числе всех сих жителей немцев, греков, армян, евреев и других иностранцев не имеется.

4. В прошлые два года цена была указной четверти ржаной муки от 1 р. 60 к. до 4 р. 80 к. и овса от 80 к. до 2 р., такса была за полгода и теперь на говядину по частям была по 4 к., на фунт, свинины по 2 к., баранины по 3 к., большая простая овчина по 50 к., руно вовны по 30 к., бычачья кожа невыделанная по 4 р., пуд сала нетопленого по 4 р., пуд соли по 80 к., пуд воску по 22 р. и меду желтого по 5 р., вишень и слив в последние четыре года про-

93

давали ведро первых от 25 к. до 35 к. и последних от 15 к. до 20 к.

5. Торгов в недели бывает два, в понедельник и пятницу. Ярмарков в году пять: 1) крещенская, начинающейся января, с 1 по 12-е; 2) Георгиевская, апреля с 18 по 29-е 3) петропавловская, июня с 24 по 5 июля; 4) парасковейская, октября с 19 по 20-е; 5) скотская, на пятой и шестой недели великого поста, с числа коих петропавловская против прошлых ярмарок главная и изобилует привозом разных красных товаров, горячего вина, разного сорта рыбы, соли, посуды каменной и деревянной, приводом лошадей и пригоном овец. На которую приезжают купцы из губерний: малороссийской, слободско-украинской, екатеринославской, курской, орловской, калужской, московской и киевской; но притом цены квартирам и съестным припасам не поднимаются, а существует одинаково, паспортов и подорожных во время выше показанной ярмарки объявлено в полиции прошлого года 543, а третьего года 604.

6. Арестантов в полиции было в 1797 — 146, 1798 — 75, 1799 — 35, 1800 — 36, 1801 — 34, 1802 — 40, 1803 — 53 чел. Крепостных же людей от помещиков поступаемо в полицию к наказаним или укрощению какому-либо не было, пожаров в течение последних десяти лет было: в 1794 — 4, в 1795 — 2, в 1797 — 1, в 1799 — 2, в 1801 — 2; наводнений же и других естественных разрушений и бедствий, не происходило, кроме землетрясения, происшедшего в 1802 году, октября 14 числа, которое, начавшись 2-го часа в 30 минут по полудни, продолжалось и кончилось через одну минуту, и несколько секунд, но от того никакого разрушения не последовало.

 

9495

Таблица о торговых ценах, хлеба и других съестных припасов
малороссийской Полтавской губ., в поветовом гор. Гадяче.

Highslide JS

Примечание: Цены на ассигнации, один рубль равен 28 ½ к. с. надо умножить для перевода на серебро на 2 и разделить на 7.

96

От Гадячской городской ратуши.

1. В городе Гадяче от подведомственных городской ратуше людей, купцов и мещан производятся ремесла и главные промыслы, как то: не состоящие в цехах одни только российскими мелочными красными товарами и железом, також дегтем, солью, рыбою, деревянным маслом, стеклом, воском, щетиною и медом; ремесел ж на каждое цеху состоящего; покупкою в своем городе из рогатого скота и лошадей сирих кож, выделывание оных, шитьем простой работы мужичьих сапогов и продажею оных здесь же в городе и в околичных оному местах. Цеху кравецкого: шитьем самой простой работы тулупов и сойт?, употребляемых в носку одними только простыми народами, а некоторые из них малою частью и немецким платьем яко то кафтанов, камзолов, штанов и сюртуков, однако ж не весьма искусно. Цеху ковальского: — деланием самой простой мужицкой работы, вручаемой как от разных обывателей как то сокир, заступов, желез хлебопахатных, лошадиных подков и ковкою самих их, также свердлов, долот и других по той работе случающихся надобностей. Цеху гончарского: деланием одной только глиняной простой посуды, употребляемой простолюдинами; цеху ткацкого; деланием полотна и сукна разных сортов простых употребляемых в оному одними простолюдинами, однако ж не от себя собственно, а получают нужное для делания от разных жителей тех самих, кои в полотне имеют надобность. Цеху калашницкого: покупают на ярмарках и торгах пшеницы, ржи и гречихи, перемеливают оной на муку в мельницах, из которой пекут хлеб и булки, продают оное в городе и в самых ближайших от оного местах на ярмарках; цеху мясницкого: покупкою рогатой скотины, овец и свиней; забивают их и продажею оных мяса в одном только своем городе, остальные ж неумеющие никакого ремесла, не малая часть мещан, по скудости их и неспособности к ремеслу и промыслам, занимаются полевою работою и нанимаются к другим в разные услуги.

2. Города Гадяча купцам выдано билетов в 1798 г. годовых 19, в 1799 г. — 14, в 1800 — 22, в 1801 — 26, 1802 — 26, трехгодовых 1, а в 1803 годовых 24 и двухгодовых 1, а мещанам свидетельств на получение печатных

97

плакатных паспортов из гадячского поветового казначейства, в 1798 г. годовых 73, в 1779 [1790] — 59, в 1800 — 59, двухгодовых 3, в 1801 — годовых 60, в 1802 — двухгодовых 2 и трехгодовых один, кои, получая, по большей части, идут покупать рыбы и во услужение к разным людям российской империи, в донские станицы, а последние ездят по промыслам их к покупки и продажи вышеобъясненных в 1 пункте товаров и припасов, по городам малоросских черниговской и полтавской, слободской украинской, киевской и новороссийской губерний.

3. В городе Гадяче ни чьих и никаких фабрик и кирпичных заводов не имеется, кирпича же жареного обойтится может на заводах в гадячском повете у помещиков имеющихся в 8 р.; а известь получается имеющими в ней надобность города Гадяча жителями курской губернии, с города Белгорода, коей четверть обойтись может с доставкою в город в 1-50 к.

4. Имеющийся в городе Гадяче вал селитряным заводом в 1799 — 1791 — 1792 годах переделан и по не имению в нем к селитроварению способной земли, теперь выделки селитры с него нет.

5. В городе Гадяче мучных, водяных мельниц, на р. Псле помещичьих о 15 колах состоит 4, ветряных 3, их коих одна помещичья, а две купеческие, мельничные каменные получаются с губернского города Орла, которых пара можно исправится с доставкою в Гадяч самою среднею ценою в 40 р.

6. В городе Гадяче на городской площади питейный городской дом, наз. "шурша" один, а на выгонах ни одного такого дома не имеется, винный же откуп состоит в настоящее четырехлетие за сумму в год 3680 р.

От городской ратуши о выданных писанных и
покорежных паспортах.

В 1782 полугодовых 19, в 1783 — двунедельных 6, месячных 6, трехмесячных 1, полугодовых 19; в 1784 одномесячных — 2, трехмесячных 4, полугодовых — 16, годовых 14; в 1785 — одномесячных 4, трехмесячных 8, полугодовых — 6, годовых 8; в 1786 — 27, полугодовых 40, годовых 15; в 1788 — годовых 12, двухгодовых 3, полугодовых — 28; в

98

1789 — годовых — 3, двухгодовых 1, полугодовых — 34; в 1790 — годовых — 11, двухгодовых — 1, полугодовых — 15; в 1791 г. — годовых 13, полугодовых 19; в 1792 — годовых мещанских — 50, двухгодовых купеческих — 1, полугодовых купеческих 2; в 1793 г. купеческих годовых 4, мещанских годовых — 35; в 1794 г. купеческих годовых — 16, мещанских свидетельств 38; в 1795 г. купеческих годовых 5, мещанских свидетельств на получение плакатных паспортов — 23; в 1796 г. купеческих годовых 12, мещанских свидетельств — 22; в 1797 г. купеческих годовых 12; мещанских свидетельств 20; в 1798 г. купеческих годовых 19, мещанских свидетельств 13; в 1799 г. купеческих годовых 14, мещанских свидетельств 59; в 1800 г. купеческих годовых 22, мещанских свидетельств 59, двухгодовых 3; в 1801 г. купеческих годовых 20, мещанских свидетельств 60; в 1802 — купеческих годовых 26, трехгодовых 1, мещанских свидетельств 46, двухгодовых 3; в 1803 — купеческих годовых 24, двухгодовых — 1, мещанских свидетельств 91, двухгодовых 2, трехгодовых — 1.

Гадячской городской думы.

1. Города Гадяча жители дрова, способные на строение самою малою частью получают из собственных своих лесов в околичных местах городу состоящих, а большая часть покупають у помещиков, казаков и другого звания людей также с околичных городу мест. Дрань всегда покупают в малороссийской губернии, в городе Кременчуге, который может обойтись с доставкою от толь в город самой лучшей тысяча в 45 р.

2. Кубичными саженями обыватели города Гадяча никогда не покупають, а получают всегда обтом в лесе на пнях. Рыночный же воз в продажи бывает, самою среднею ценою по 25 к., полагается в сих в кубической сажени по 24 и между тем дровами одни только дубовые, осиновые и ольховые, а липовых никогда не бывает. Привозятся ж оные в торговые дни зимним временем всегда, а в летнее время по неудобности их возить, в продаже не бывает.

3. В городе Гадяче нарочитых садов с вишнями, грушами, яблоками и шелковичными деревьями не имеется.

99

Г. Хорол.

1. Город Хорол стоит на горе, у реки Хорола; река течение свое имеет по уз самой город с восточной стороны, болотная с ростючим на оной тростником, под городом земли 442 дес. по новому плану; когда ж построен по опросам никто не объявил и по делам сведения не отыскалось.

2. В городе Хороле дворов вообще, из них каменных 1, отлично хороших нет. Лавок деревянных 16, церквей каменных 1, а другая заложена к постройке в 1802 году, деревянных 5, монастырей штатных и заштатных нет.

3. Жителей всех вообще мужеска 1783, женска 1800, из них служащих чинов 10, дворян не служащих 12, священников 8, церковнослужителей 8, врачей 3, купцов 45, изъявленных капиталов 52990, мещан 295, отставных служащих 4, казаков 675, крестьян казенных 125, владельческих 558, незаконнорожденных 10, ремесленников резницкой управы из мещан 7, с казаков 8, казенных 3, портных из мещан 9, с казаков 19, помещичьих 6, сапожников из мещан 9, казаков 29, казенных 2, а помещичьих крестьян 4 и ткацкой управы мещан 1, казаков 20, крестьян казенных 4 и помещиков 33 д., из всех сих жителей немцев 4, евреев 4.

4. Цена была муки ржаной указная четверть и овса по ценам справочным, в 1802 г. муки 1 р. 44 к. овса 1 р. в 1803 г. муки 1—88, овса 1—5 к. Такса была за полгода и теперь на говядину по разным частям была как то: четверть задняя 1—70 к., передняя 1—60 к. Свинины фунт 3 к., баранины 2 ½ к., большая простая овчина 85 к., одно руно вовны белой 35 к., черной 30 к., бычачья кожа невыделанная 60—70 к., пуд сала нетопленого 3 р.—80, пуд соли 60 к., воску 1 п. 20 р., меду желтого пуд 5 р., продавалось ведро вишен и слив в годах 1800 — вишен 50 к., слив 45, 1801 — вишен 45, слив — 40 к.; 1802 — вишене — 45 и 1803 г. — вишен 50 к., слив — 45 к.

5. В городе Хороле учреждено ярмарок в год четыре; именно: 1-9 мая, в день святителя Николая, 2-29 июня, в день святых верховных апостолов Петра и Павла, 3 — Успения Пресвятые Богородицы, — 4 — Ноября 21, в

100

день введения Пресвятые Богородицы, оканчиваются оные ярмарки на другой, а но крайности на третий день. Главная ярмарка петровская преимущественно больше против оных. Торгуют красным товаром, железом, деревянною, стеклянною и каменною посудою, рыбою, сельдями, также и овощью, приезжают на них купцы с смежных городов, как то: Кременчуга, Лубен и проч. Цена квартирам и съестным припасам против обыкновенного выше не поднимаются, паспортов и подорожных в оную главную ярмарку в полицию объявлено в 1802 г. — 150, а в 1803 г. — 181.

6. Арестантов в полиции было в 1797 — 250, 1795 — 195, 1799 — 265, 1800 — 259, 1801 — 231, 1802 — 290, 1803 — 260. Крепостных людей от помещиков в полицию к наказанию или укрощению какому-либо представлено не было. В течение десяти лет были пожары, и именно в 1799 — Мая 27, в доме надворного советника Прокофия Устимовича от коего сгорела кладовая и сараи деревянные, в 1802, июня 27 и 29 от громов в Сарах от коих сгорели купца Якова Ильяшенка и кладовые и в них разные вещи и деньги и дом казачки Морозовой и в 1803 годах февраля 14 ночью, в доме Ильяшенка, у асессора Обухова от коего сгорела одна только крыша о доме. Наводнение и других естественных разрушений и бедствий не было, равно и древних зданий, развалин разных мест и вещей в город Хороле не имеется.

Экземпляр о сведениях нижеобеясненных о городе Хороле,
учинен Мая дня 1804 г.

1. Господствующий промысл состоит в закупке здешними жителями смушков, а приезжающими иногородних городов разного звания людей рогатого скота и овец.

2. Паспортов обывателям выдано в 1798 — годовых 23, в 1799 г. годовых 8, в 1800 — годовых 13, в 1801 — годовых 14, в 1802 годовых 8, двухгодовых 1 и в 1803 г. годовых 9, двухгодовых 2.

3. Кирпичных заводов состоит 2, с них один надворного советника Милькевича, другой купца Магденка, в них обходится выделанного кирпича тысяча семь рублей.

4. Получается известь слободской-украинской губернии из города Белгорода, обходится четверть с поставкой в город Хорол по 1—30 к.

101

5. Вал, состоящий в городе Хороле был отдан в 1787 году за бытностью Хорольского уезда под владением бывшего киевского наместничества киевскою казенною палатою поручику Ивану Коновалову, который вал оным Коноваловым переделан с прописанного года по 1802 г., из сего выделка селитры приостановлена и выделкою, вал переделан.

6. Мучных мельниц, водяных 4 и ветряных 28, мельничные камни доставляются з города Трахтомирова в Переяслав, отколь жители города Хорола покупают ценою самых лучших пара по 35 р.

7. Кабаков в городе и на выгонах городских не имеется, а имеется только питейной продажи содержимого в городе Хороле откупщика винного откупа Кременчугского именитого гражданина Привалова шинки, выставленные в городе же Хороле, в домах нанятых от него и других жителей, покупающих в него для продажи горячее вино, коих всех состоит 24.

8. Винный откуп содерживая объясненный Привалов в зносит в градскую думу в год по 7025 р.

9. Фабрики в городе Хороле никакой не имеется и куда более идут получающие пашпорты ратуша, не имев точного сведения, доставить не может.

Экземпляр о сведениях нижеобеясненных о
городе Хороле (от гор. думы).

1. Дерево на строение получается на пристанях реки Днепра из городов Кременчуга и Градижска.

2. Тысяча драни обходится с перевозкою до города Хорола 22 р.

3. Покупка дров обходится кубичный сажень до 10 руб., а рыночный воз в 50 и 60 к., дрова бывают из разных сортов дерева, привозятся оные на продажу в торговые дни, но весьма редко, поелику о них здесь не так и достаточно, да и употребляется к отопке более тростник.

4. Нарочитых садов вишней, груш, яблунь, шелковичных дерев в городе Хороле не имеется, имеется ж оные, но кто весьма мало в здешних обывателей о которых однако ж произрастание бывает не каждый год.

102

Г. Зеньков.

1. Город Зеньков стоит половинною частью на ровном месте, а другие несколько ниже, у р. Груни, ташанской реки, протекает по самой средине города, болотистая, сколько десятин земле, по каковому плану город занимает, не включая выгонов, за недоставлением в Зеньков плана, знать не из чего; когда ж оный построен, как из дел не видно так и ни от кого никакого сведения, по давнему его положению, истребовать не можно.

2. В нем дворов 1217, домов деревянных 1322, кои почти все покрыты соломою, а каменных или иных, отличных казенных, общественных, господских и купеческих, так же и лавок в городе Зенькове нет, церквей деревянных восемь, а каменных, как церквей, так и монастырей, штатных и заштатных, монахов и монахинь нет.

3. Всех вообще жителей мужеска пола 3266, женска 3441, из них служащих чинов в статской служби 9, в воинской 3, дворян не служащих 149, священников 10, церковнослужителей 10, в оных детей мужска пола 9, а женска с священническими 36, врач 1, купцов 3 гильдии семей 5, а душ мужеска пола 16, женска 11; объявленного ими капитала 10020 р., с коих 3 семей, а душ 10 проживают по разным местам, а 2 в 5 душах в городе; мещан мужска пола 685, а женска 697 д., с коих не имеющие ремесла мужеска 45, а женска 39, проживают по разным местам, а таковы ж, имеющих промысел, проживает в городе, мужска пола 172, а женска 184, казаков мужска пола 2138, женска 2222, отставных служителей мужска пода 12, казенных крестьян мужска пола 148, женска 155, крестьян владельческих мужска пола 118, женска 156, господских дворовых людей нет; незаконнорожденных в прошлом 1803 было мужска пола 2, женска 5. Ремесленных цехов, шевского из мещан мужска 252, женска 247, из казаков мужска пола 38, женска 42, казенных крестьян мужска 18, женска 20, со владельческих мужеска 6, женска 7. Ткацкого из мещан мужска пола 75 женска 79. С казаков мужска пола 84, женска 92, с казенных крестьян мужска пола 16, женска 19, со владельческих мужска 12, женска 10. Кравецкаго: с мещан мужска 55,

103

женска 52, с казаков мужска 29, женска 27, с казенных крестьян мужска 4, женска 5, а владельческих мужска 18, женска 22. Кузнецкаго: с мещан мужска 14, женска 17, с казаков мужска 12, женска 17, со владельческих мужска 2, женска 3. Хлебницкого: с мещан мужска 4, женска 5, с казаков мужска 5, женска 17, с казенных крестьян мужска 4, женска 3, с владельческих мужска 3, женска 6. Мясницкаго: с мещан мужеска 18, женска 22, с казаков мужска 26, женска 29, с казенных крестьян мужска 6, женска 7. Гончарского: с мещан мужска пола 50, женска 52, с казаков мужска 26, женска 29; с казенных крестьян мужска 6, женска 7. Гончарского с мещан, мужска пола 50, женска 52, с казаков мужского пола 12, женска 16, с казенных крестьян мужска 10, женска 13, а обращающихся в хлебопашестве казаков мужска пола 1932, женска 88 душ; а владельческих мужска пола 77, женска 108, употребляются помещиками к исправлению по назначению каждому приличной должности; из всех в город жителей немцов, греков, армян, евреев и других иностранцев нет.

4. Каких цен доселе были в прошлые два года указная четверть ржаной и овса по ценам рыночным или справочным, в рассуждении вновь восстановленного города Зенькова поветовым, и не поступление в городническое правление дел, справки забрать не из чего; такса была за полгода не по разным частям быка, а вообще на фунт говядины самой лучшей за полгода но 1 Января 1804 г. по 3 ½ к., а с 1 января по 5 к., худшей по 3 к.; свинины лучшей по 3 к., худшей по 2 к., баранины просольной, лучшей 2 ½ к., худшей — 2 к., большая простая овчина по 60 к., руно вовны белой по 35 к., черной по 20 к., бычачья кожа не выделанная по 5 р. 25 к., пуд сала нетопленого по 3 р. пуд, сала по 80 к., воску желтого по 24 р. пуд, меду патоки по 5 р. 50 к., в последние четыре года продавали ведро в рассуждении неурожая по 30 к., слив же хороших в город не бывает, а самые худшие простые продавались ведро по 5 к.

5. Торги бывают в понедельник и пяток. Ярмарок в году 5. 1-я — на крестопоклонной неделе великого поста. 2 — июня 24 в день рождества Св. пророка Предтечи и Крестителя господня Иоанна, 3-я Августа 15, 4 — Октября 1 в день покрова и 5 — Декабря 6, в день святителя и чудо-

104

творца Николая. Стоят оные по четыре дня, продажа во все ярмарки бывает одинаковая, привозимых разных красных товаров, съестных и других припасов, как то: хлеба, соли, дегтю, рыбы и прочего. Главнейшая ярмарка 24 июня — Ивановская, купцов на оные из дальних мест не бывает, а приезжают с здешней и с околичных уездов слободско-украинской губернии; во время ярмарок цены квартир и съестных припасов не поднимаются, а существуют в одном положении, в рассуждении кратковременности ярмарок и небольшого на оные съезда; сколько паспортов и подорожных объявлено в полиции прошлого и третьего года, во время главной ярмарки за непоступлением по новому открытию города Зенькова дел, выправки учинить ни из чего.

6. Сколько с 1797 г. каждый год было в полиции арестантов и сколько крепостных людей, от помещиков поступало в полицию к наказанию или укрощению какому-либо, так же за неимением дел выправки учинить не можно. В течение десяти лет пожаров сильных не бывало, а были в разные времена четыре раза, в которые выгорело всего восемь хат обывательских, соломою покрытых, без всякого в чем либо прочим обывателям повреждения. Наводнений и других естественных разрушений и бедствий не бывало; древних достопамятностей как то: зданий, развалин разных мест и вещей в городе Зенькове нет.

От Зеньковской городской ратуши.

Вследствие последовавшего от малороссийского полтавского гражданского губернатора и кавалера предложения, Зеньковская городская ратуша против присланной записки о доставлении сведений потребных визитатору харьковского округа г. Тимковскому о городе Зенькове объясняет следующее.

1. В городе Зенькове нет никакого другого ремесла, как только из жительствующих в городе находящих ведомству городской ратуши и частью другого состояния люди большею частью — сапожническое и выделку простого холста, да простого семряжного сукна, меньшою против них частью кузнецкое и выделка глиняной простой посуды, да изделку окошек.

2. Главного промысла и продукта в сем городе нет, но с него большею частью весняного времени приезжающими

105

российскими купцами покупается рогатый скот, который в продаже довольно часто бывает, а издешних городских жителей упражняются в продажи покупляемых мелких красных товаров и в продаже других вещей таких, кои в здешних местах вырабатываются и кои ими здесь же и покупаются как то: холста и тому подобных.

3. Паспортов ведомству ратуши подходящим с 1798 — по 1802 год в отдачи билетов из городской ратуши не было, но выдача о них была из зеньковского казначейства, выдано же в следующих годах как то 1802 купеческих годовых и мещанских годовых.

4. В 1803 г. купеческих годовых 17, двугодовой 1, мещанских годовых 65, двухгодовых 5, трехгодовой 1. 1804 — годов мещанских годовых 14, по тем билетам больше идут в донские станицы за рыбою и для других заработков и по промыслу для покупки и продажи мелких товаров, в екатеринославскую губ. в разные места. Фабрики никакой равно и никаких заводов в здешнем городе, а также кирпичных заводов не имеется, следовательно и во что обходится тысяча кирпича неизвестно, при надобности же известь получается оная курской губернии, с уезда белгородского и обходится оная по отобранному от покупавших сведению с поставкою низшею ценного в 1-10, самая большая в 1-30 к.

5. Городской вал переделан селитроваренным заводом в 1789 году, но теперь с оного выделки селитры нет.

6. Мучных мельниц в город Зенькове на речке ташине, на двух плотинах четыре, а ветряных на выгоне близ города 25. Получаются мельничные камни из города Харькова с которых среднею ценою покупаются по справке с хозяинами, к водяным по 40 р., а по ветряным по 35 р. пара.

7. Кабаков в городе и на выгоне не имеется, кроме малых шинков, стоящих от зависимости откупщика в городе винной продажи, коих имеется 18. В городе откупу цена в год 5175 р.

От городской думы.

О городе Зенькове объясняет: в городе Зенькове получаются дрова на строение из лесов, в Зеньковском повете состоящих помещичьих, казачих и другого состояния в сем повете живущих людей; тысяча драни покупкою на месте по большей части в городе Кременчуге полтавской губернии по 25 р. И хоть продажею в городе кубическими

106

саженями не бывает, а все возами, то рыночной воз дров продается от привозящих из селений или городских жителей самою большою ценою 1 р., среднею 80 к., а последнею и самомалейший воз по 50 к.; липовые дрова едва когда бывают, а больше всего бывают в продаже лельховые (ольховые?) а малою весьма частью кленовые, а дубовые привозятся всегда в торговые дни. Нарочитых садов в сем городе нет, но кроме малой части . . . имеется некоторых жителей городских, где суть вишни, груши и яблоки, шелковичных же дерев вовсе не имеется.

Город Миргород.

1. Усадьба города Миргорода, на ровном низком месте, речка промеж жильем протекает Хорол, местами песчаная, а в иных местах грузкая, земли под городом занимает в длине 2040, в ширь 1279, а в окружность 6865; трех аршинных саженей, сколько ж десятин по незделании нового плана и по отлучке ныне в губернский город Полтаву землемера неизвестно, и сличить потому что в окружность неровно жилья без землемера неудобно. Когда же сей город построен, неизвестно.

2. В городе Миргороде вообще дворов 1027, домов в том числе каменных не имеется, деревянных казенных крестьян 47, общественных 919, отличных господских 54, купеческих 7, лавок каменных и деревянных не имеется, подташьев для красных лавок деревянных 21, церквей каменных нет, деревянных 3. Монастырей штатных и заштатных, равно монахов и монахинь не имеется.

3. В городе Миргороде всех вообще жителей мужска пола 3315, женска 3019, в том числе мужска пола служащих чинов 6, дворян неслужащих 129, священников 5, церковнослужителей 6, врачей 2, купцов 25, купеческих капиталов 12, мещан христиан 290, евреев 147, отставных служилых 5, крестьян казенных 140, крестьян владельческиx 1200, дворовых людей не имеется, казаков и платящих подати дворян 1350, почтальонов 10, незаконнорожденных не имеется, в том числе ремесленных из мещан и других званий портных 6, сапожников 20, кушнеров 20, ткачов 60, шаповалов 2, бондаров 5, плотни-

107

ков 3, кузнецов 5, с тех всех жителей, немцов, греков, армян и других иностранцев нет.

4. Указная четверть ржаной муки и овса по торговым ценам продавалась в 1802 г. муки ржаной 1 — 50 к., овса 1 р. — 10 к., в 1803 г. муки 1 — 80 к., овса 1 — 40 к.; такса за полгода состояла — говядины: фунт 3 к., свинины 1 ½, баранины 2 к., овчина выделанная 80 к., руно вовны черной 30 к., белой 40 к., бычачья кожа невыделанная 4 — 50 к., пуд сала неотопленого 3 — 75 к., пуд соли староозерки 60, белоозерки 50 к., пуд воску 20 р., меду пуд 4 р., ведро вишень и слив в последние четыре года продавались по 25 к.

5. Торги бывают в понедельник и пяток, в году бывают: 1 — св. четыредесятница, о крестопоклонной недели, 2 — на вознесение Господне, 3 — Сентября 8 на рождество Богородицы, а 4 — Декабря 6, в день святителя Николая. Главнейшая из них Сентября 8. Изобилуют о крестопоклонной недели рогатым скотом, вознесенская — лошадьми, а Сентября 8 на медь, николаевская ж на рыбу и соль, купцы из дальних мест во все четыре ярмарки бывают и цены квартир и съестных припасов против обыкновенного не поднимаются, а платят за ярмарку от человека по 50 к. и от лошади по 25 к., продолжаются ярмарки через две недели, и паспортов объявлено было во время главной ярмарки 1802 и 1803 годов по 40.

6. С 1797 года — 1802 года июля по 19 число, в городе Миргороде повета не было и потому арестанты не содержались и крепостные люди от помещиков к наказанию и укрощению не представлялись, а с 19 июля 1802 г. арестантов содержалось 50, в 1803 г. арестантов содержалось 177, а в сем 1804 годах по 8 число Марта содержится арестантов 30 человек, к наказаним ж и укрощению людей от помещиков представляемо не было, а в течете 10 лет пожар в 1898 году был, наводнения ж и других естественных разрушений и бедствий не было, равно древних достопамятностей, зданий и развалин не имеется.

От миргородской городской ратуши.

В городе Миргороде господствующего ремесла или главного промысла либо продукта какого, не имеется. Пашпортов выдано с прошлого 1798 года по настоящее время в ниже-

108

писанных годах: именно 1799 — купцам годовых 2, мещанских годов 10, 1801 — купцам, годовых 11, мещанам годовых 164, 1802 — купцам годовых 13, мещанам годовых 211, двухгодовых 2 и 1803 — купцам годовых 8, мещанам годовых 30, двухгодовых 1, 1804 — купцам годовых 1, а всего 587.

С оного звания людей купцы упражняются в питейных откупах и поставку в казну хлеба, а мещане — евреи в производстве в разных уездах шинкового промысла, христиане же занимаются плотническою работою и разными мелочными промыслами. Фабрик и заводов не имеется. Кирпичный завод выстроенный при городе Миргороде для выделки на состроение в семь городе каменной церкви кирпича, имеется один. На оном завод выделывается договоренным мастером 1000 кирпича по 2 р. — 50 к., да полагается примерно на выжег тысяча два р. Известь получается из города Белгорода, которой четверть обходится с доставкою по 1 — 25 к. Состоящий в городе Миргороде земляной вал, кончен переделкою на селитроварение в прошлом 1796 году, теперь же выделки селитры не имеется. Мучных мельниц при городе Миргороде имеется водяных 4, а ветряных 45, мельничные камни получаются из города Переяслава и городища, имеется на Чигрин-Дубровы, пара коих стоит среднею ценою с доставкою 30 р. Кабаков в городе и на выгонах, кроме устраиваемых откупщиком, по своему распоряжению в домах городских жителей нарочитых городских не имеется. Нынешний городской винный откуп содержится за 4020 рублей.

Сведения от миргородской городской думы.

Получается дерево на строение из города Кременчуга. Тысяча драни полуторной с доставкою с Кременчуга 28 р. Рыночной воз дров, составляющий кубичных 6 сажень 50 к. Бывают в них дрова липовые, но редко, но наибольше сухих лозовых с плетней. В торговые дни всегда привозятся дрова, хотя по малому количеству возов. Нарочитых садов, вишней, груш, яблок и шелковичных дерев не имеется, кроме маленьких состоящих в жителей при домах.

Переяслав.

Поветовый город Переяславль, древностью от дней князя российского Владимира происходящей, имеет свое положение,

109

на низком ровном месте между двух рек Трубежа и Альты, Трубежа по течению с северной, а Альты с западной стороны, сии реки обе болотные. Сколько десятин земли город занимает, по неимению о сем означения на план, равно, когда город построен, по неимению никаких видов неизвестно.

2. Дворов вообще 931, а домов 969, из них каменный дом, деревянных, отличающихся по здешнему городу казенных городских три, общественных нет, господских 2, купеческих 2 и мещанский 1, лавок деревянных в городе и на предместьи оного обывательских 140, церквей каменных 3, деревянных 5 и особо кладбищенских деревянных 2, соборный кафедральный Вознесенский второклассный монастырь, каменного здания, с таковою ж колокольнею и оградою, в нем всякого чина монахов 15, монастырей заштатных и монахинь нет.

2. Всех вообще жителей мужеска пола 2479, женска 2510 душ, из них не платящих податей, служащих чинов мужеска 55, женска 32, дворян не служащих мужеска 52, женска 45, священно и церковно служителей мужеска 20, женска 28, врачей мужеска 6, женска 5, отставных служащих мужеска 46, женска 56, почтальонов из мещан мужеска 36, женска — 46, с казаков мужеска 22, женска 20, итого мужеска 237, женска 226, платящих подати купцов, мужеска 6, женска 9, купеческих капиталов 6035, мещан христиан мужеска 878, женска 894, евреев мужеска 134, женска 105, казаков мужеска 610, женска 634, крестьян казенного ведомства, коронных мужеска 18, женска 21, бывших монастырских, мужеска 164, женска 146, магистратских мужеска 174, женска 202, помищичьи мужеска 253, женска 265, дворовых людей нет, подсудков священнических мужеска 3, женска 6, отставного от службы 1, женска 2, да николаевского пономаря мужеска одна, итого мужеска 2242, женска 2284. В числе всех вышепоименованных званий находится незаконнорожденных мужеска 19, женска 14, а обоего пола 33 д.

Ремесленников портных, с мещан 16, казаков 5, крестьян казенных 2, владельческих 2, сапожников с мещан 36, казаков 6, владельческих крестьян 4, ткачей с мещан 4, казаков 12, крестьян казенных 8, владельческих 6, шорников или лимарей с мещан 4, казаков 2, котлярей или медников с мещан 4, казаков 2, слесарей с казенных крестьян 2, кузнецов с мещан 5,

110

казенных крестьян 2, кожевников или выделывателей сапожного товару с мещан 40, казаков 8, крестьян владельческих 10, овчинников или кушнерей с мещан 2, с казаков 2, горшечников с мещан 3, казаков 2, крестьян владельческих 3, печников или гончарей с мещан 8, казаков 2, шапочников с мещан 9, казаков 10, крестьян владельческих 2, калачников с мещан 19, отставных от службы 4, казаков 8, казенных крестьян 3, и мясников с мещан 7, отставных — 1, казаков — 4, крестьян казенных 3 и владельческих 1, итого всех ремесленников 268, из всех сих жителей немцев, греков, армян и других иностранцев кроме, как выше сказано евреев в городе Переяславе нет.

3. Цена до сего была в прошлые два года муки и овсу по сложной цене, как то: муки ржаной в январе казенная четверть, по 2 р. — 60 к., овса по 1 — 19 к., в феврале муки по 2 р. 47 ½ к., овса по 1 р., в марте муки по 1 — 60 к., овса по 94 ½ к., а в Апреле муки по 1 — 35 к., овса по 96 к., в Мае муки по 1 — 35 к., овса по 96 к., в июне муки по 1 — 30, овса по 1 р. — 5 к., в июле муки по 1 р. — 53 ¼ к., овса по 1 — 17 ½ к., в Августе муки в продаже не было, овса по 86 ¾ к., в Сентябре муки было по 1 р. — 50 к., овса но 81 к., в октябре муки по 1 — 41 к., овса по 88 ¾, в Ноябре муки но 1 — 40, овса — 76 ½, в Декабре по 1 — 37 ¾ к., овса по 84 ¼ к. 1803 года, в Январе и феврале муки по 1 — 30 к., овса по 80 к., в Марте муки по 1 — 15 к., овса по 80 к., в Апреле муки по 1 — 15 к., овса по 85 ¾ к., в Мае муки по 1 — 33 ¾ к., овса по 90 к., в июне муки по 1 р. — 50 ¼, овса по 1 — 17 ¾, в июле муки по 2 р. — 50 ¾, овса по 1 р. — 51 к., ви Августе муки по 2 р. — 2 ¼ к., овса по 1 р. — 33 ⅓ к., в Сентябре муки по 2 р. — 10, овса по 1 — 33 ¾, в октябре муки по 2 р. — 11 ½ к., в ноябре муки по 2 р. — 11 к., овса по 1 — 21 ¼ к., в декабре муки по 2 р. — 20 к., овса по 1 р. — 20 к. Такса на мясо была установлена от полиции и обще с ратушею, как прежде так и ныне порознь на всякий месяц, по которыми таксам происходила в продаже, ви последней половине 1803 года как то: в июле и августе говяжьего фунт по 3 ½ и 2 ½ к., бараньего по 2 ½ и но 2 к., свиного по 2 к., а в сентябре, октябре и ноябре говяжьего по 2½ к., бараньего и свиного по 2 к., в Декабре говяжьего по 2 ½ к., бараньего в про-

111

даже не было, свиного по 2 к., а сего году в Январе говяжьего по 2 ½ к. и три к., свиного по 2 и 2 ½ и 3 к., в Феврале говяжьего по 3 к., свиного по 2 ½ к., в марте в продажи не было, в апреле говяжьего по 3 ½, бараньего и свинного по 2 ½ к., в Мае говяжьего по 3 ½, и 4 к., бараньего по 2 ½ и 3, свиного по 2 ½, в июне говяжьего по 4 к., бараньего по 3, свиного по 2 к., в июле говядины по 3 к., бараньего по 2 ½ и 3, свиного по 2 ½ к. Овчин не деланных 1803 года, в последней половине, в июле в продаже не было, а руно вовны по 30 к., в Августе овчина по 75 к., руно вовны по 30 к., в Сентябре, Октябрь, Ноябре овчина по 75 к., вовны в продажи не было. Сего 1804 года, в Январе, Феврале, Марте и Апреле по 75 к., вовны в продажи не было. Сего 1804 г. — в Январе, Феврале, Марте и Апреле по 75 к., а вовны в продаже не было, в Мае овчин в продаже не было, вовны руно по 40 к., в Июне овчина по 75 к., а вовны руно по 30 к., в Июле овчина по 75 к., а вовны в продаже не было, бычачья кожа невыделанная через последнюю 1803 г. и первую сего годов половины, по показанию базарных и управою старшины самая лучшая 7, средняя 5, а худшая 4 р., пуд сала натопленного по 2 р. — 40, 2 — 60 и 2 — 80 к., пуд соли крымской по 56 к., 60 к., 78, 90 и 1 р., белозерки — по 60 к. и 80 к., пуд воску 24 р., пуд меду желтого по 5 р. 60 к. и 6 р. 40 к., по каким же ценам в последние четыре года продавались ведро вишень и слив, о сем сведения забрать не от кого. 5. В сем городе торговые дни бывают в неделю два раза, т.-е. в понедельник и пяток, ярмарок бывает на год четыре, яко то: 1 — Генваря 6, 2 — фомину неделю, 3 — десятую пятницу, 4 — Сентября 1, какие по давнему заведению собираются первые два — богоявленской и фоминской в самом городе, а последние с начала за городом, на форштадте, за киевском, а после в городе и с оных ярмарок богоявленская и десятушная бывают, по большой доставки красные, всяких разных товаров и протчого преимущественнее фоминского и семенского, а потому суть главные, на оные съезжаются купечество и прочие промышленники с городов Болхова с кожевенными, Рыльска с косами, с Киева и присоединенного к России от польских областей края — городов Белой Церкви, Богуслава и Бердичева, таже малороссийских губерний Чернигова, Ромна, Нежина, Золотоноши

112

и других местечках с красными товарами, как то: шелковыми, шерстяными, суконными пуховыми т. е. лисыми, волчьими и другими тому подобными, так ж бакалейными, по большей части, вольнопромышленники с разных городов и сел, с деревянною и склянною посудою, з солью, рыбою разным хлебом в зерне, лошадьми, скотом и другими съестными продуктами и те ярмарки продолжаются с них богоявленская и десятушная через две недели, фоминская через четыре дня,, а семенская через одну неделю. Сего ж города купцы и мещане сами торгують товарами, с оных одни красными, другие продажею разных питей, съестных и других припасов, а прочие кои ремеслом занимаются своими рукодельями, во время ж ярмарка цены квартирам и съестным припасам против обыкновенного не поднимаются; паспортов и подорожных объявлено было в полиции прошлого и третьего года во время главной ярмарки 250.

6. Арестантов было в полиции в 1797 г. — 108,798 — 135, в 1799 — 208, 1800 — 141, 1801 — 156, 1802 — 121 и 1803 — годах 208 ч., крепостных людей от помещиков в полицию к наказанию и укрощению представляемо не было. В течение последних 10 лет, начиная с 1794 года было пожаров в 795 г. 1, от которого сгорело 8 изб обывательских, 1800 — 2 из коих сгорело 2 дома, 5 амбаров и 1 сарай; в 1802 — 3, сгорело 2 дома совсем и на двух крышах, а в 1803 — сгорело, дом один, кладовая, сени и сарай, да на 3 избах крыши, а всего в продолжении 10 лет было 9 пожаров, а наводнений и других естественных разрушений и бедствий не было и древних достопамятностей никаких нет.

От Переяславской городской ратуши.

В поветовом городе Переяславе существуют ремесла нижеследующие: 1 — сапожническое, 2 — портняжское, 3 — шапошническое и вместе кушнярское, 4 — ковальское и вместе котлярское, 5 — колачницкое, 6 — мясницкое, 7 — ткацкое и 8 — гончарное, каковых всех ремесел и имеют тут же ремесленные управы или цехи. Главных в сем город промыслов либо продуктов нет, промышляют городовые жители самыми мелкими торгами состоящими в вялой рыбе, соли, меду и протчем сему подобном: Мещанам города Переяслава, как за выправкою с делами оказалось, с магистрата

113

выдаваемого паспортов не было; а были выдаваемы им для получения с поветового казначейства покормежных одни точио свидетельства, коих в таковой выдачи явилося: именно: в 1798 г. годовых — 57, в 1799 г. — 52, в 1800 — 50, двухгодовое одно, в 1801 — 34, в 1802 г. — 33, двухгодовое одно, в 1803 — годовых 56, двухгодовое одно и трехгодовое одно, да особо прямо с магистрата выдано купеческих паспортов с выше показанных годов, в 1800 — 1, в 1801 — 1, и в 1803 — 2; каковы отпуски выданы купечеству для промыслов, а мещанству для заработков, куда же и зачем с сими отпусками они больше идут городовой ратуше неизвестно. Фабрик и заводов чьих либо в Переяславе нет, а кирпичных заводов имеется 2, с них один ведомства городской думы, а другой на городской земли устроенной, протоиерея Домонтовича, на которых заводах обходится 1000 жженного кирпича по 7 р. Здешние городские жители получают известь в губернском городе Киеве и с байдаков, приходящих с Новгород-северского, по реке Днепру, на притоке, на сей реке имеющейся, отстоящей от Переяслава в 10 верстах, отколь обходится четверть ее с поставкою в 2 рубли. Имеющиеся в г. Переяславе два вала, первый, окружающий самый город, а другой бывший переяславской крепости переделаны селитряным заводом, первый будет тому назад до 15 лет, а второй в 1800 г., ныне же виделка селитры не производится. Мучных, водяных мельниц при сем городе имеется 8, в том числи ведомства городской переяславской думы 5, а 3 владельческие, ветряных же мельниц вокруг города имеется 30. Получаются мельничные камни из-за реки Днепра, с м. Терехтомирова и прочих тамошних мест, стоит же пара их мерою в ширину 2 аршин 150 р., семи четвертей 80 р., а шести четвертей 60 р. Иметь известное число кабаков здесь неограничено, а содержит таковых домов винный в городе продажи откупщик, до 20 и уплачивает откупных денег по состоявшемуся на нынешнее четырехлетие контракту в год по 5 тыс. р.

Выметка и с запроса от думы о городе.

Жители г. Переяслава получают в повете потребный на строение лес, при губернском городе Киеве, и с пригонимых туда по р. Днепре плотов, которой и доставляют

114

той же рекою Днепром к пристани отстоящей от Переяслава в 10 верстах. Драни, там же покупаемой, продается в город тысяча, лучшей по 30, а средней по 25 р.; дров кубичных сажень тут же состоит на продаже по 8 р. между каковыми дровами липовых весьма мало, березовых же и осиновых в большом количестве бывает, привозятся ж оные в торговые дни всегда, точию в малом числе, таковые дрова кои полагается в сажени, в рассуждении здесь безлесья, по большой части на продаже бывает здесь форост и то во время беспутицы, в малом количестве. Садов же вишней, груш, яблок и шелковичных дерев, нарочитых здесь не имеется.

Город Золотоноша.

1. Сей город положение имеет в удолии над речкою Золотоношею, течение имеющее вне города болотистое; сколько же десятин земле занимается оным по не объяснению того в прожектованному оному городе плану особо внутренней ситуации и особо выгонам, объяснить невозможно, равно и когда построен оный город, неизвестно.

2. В оном городе каменных зданий нет, кроме обыкновенных, жилых деревянных дворов вообще 731, в том числе домов деревянных отличных, хороших, каменных 2, общественных, деревянных 21, дворянских 54. Всяких воинских чинов и отставных от службы 42, лекарей и учеников 3, канцелярских служителей 4, священно и церковнослужителей 15, монашествующих при монастыре келий 30, купеческих 2, мещанских 163, казаков и разночинцев 256, почтальонов 6, казенных крестьян 35; владельческих крестьян 97, богадельня 1, лавок деревянных 22, церквей, соборная 1, приходских 2, кладбищенская 1, монастырь штатный женский и при оной трапезная 2, всего 6, при нем келий монашествующих, деревянных 30, а монахинь 18.

3. Во нем всех вообще жителей мужеска 2174, женска 2467, в том числе служащих чинов мужеска 56, женска 43, дворян неслужащих мужеска 123, женска 82, воинских чинов, находящихся в оставке мужеска 76, женска 46, лекарей и учеников мужеска 8, женска 3; канцелярских служителей, мужеска 7, женска 6, священно церковно служителей, мужеска 26, женска 20, купцов христиан 3 гильдии

115

мужеска 9, женска 9, купеческих капиталов 4075 р., евреев мужчин 45, женска 42, капиталов 8125 р., мещан: христиан мужеска 654, женска 665, евреев мужеска 188, женска 333, казаков мужеска 588, женска 770, почтальонов мужеска 18, женска 10, казенных крестьян, мужеска, 97, женска 101, казачих подсуседков мужеска 2, женска 6, владельческих крестьян мужеска 274, женска 320, незаконнорожденных мужеска 2, женска 8, нищих мужеска 3, женска 2, из них ремесленников, портных 20, ткачей 19, сапожников 16, серебрянников 4, кузнецов 10, слесарей 3, столяров 3, печников 4, овчинников 10, мясобойников 10, калачников 10 и с тех всех жителей немцов, греков, армян и других иностранцев не имеется.

4. Цена в оном городе в прошлые два года рыночная была указная четверть 1802 г. муки ржаной по 1 — 20 к., овса 80 к. и 90 к., а в 1803 г. муки 1 — 95 к., овса 1 — 00 к., продажа по таксе перед сим за полгода по частям быка не было; а производилась продажа по чинимым таксам по данному здесь обзаведению не частями, а фунтами говядины по 2 к., свинины по 2 к. и баранины по 2 к., большая простая овчина по 80 и 90 к., руно вовны по 35 и 40 к., бычачья кожа невыделанная по 4 р. — 50 и по 5 — 50, пуд сала нетопленого 4 р., пуд соли по 60 и 70 к., воску пуд 24 р. и меду Желтого по 5 — 60 к., в последние четыре года продавали ведро вишень 35 и 50 к., а слив 20 и 25 к.

5. В сем городе бывает каждую неделю в понедельник торги. Сверх того собираются четыре ярмарки: 1 — перед пятидесятницею, 2 — Сентября 8, 3 — Декабря 6 и 4 — во окончание праздника воскресения Христова, в фомину неделю, зовемая проводская и продолжаются всякая с них не более, как через три дня, на которые приезжают ив городов окрестных Переяслава, Прилуки, Пирятина, Лубен и из отдаленных Коропа и Березны, также Черкас и Канева, в малороссийской полтавской и черниговской да киевской губернии, состоящих купцы и другого звания торговцы и промышленники с красными товарами, также рыбою, солью дегтем, стеклом, табаком, на подвальную продажу в бочках с горячим и виноградными винами, бакалеею, водками, разным хлебом, овсом и сеном, деревянною разною посудою и съестными припасами и с них, две первые, которые преимуществуют изобилием, продажею овец, рогатого

116

и лошадиного скота; во время ж сих ярмарок цены квартирам и съестным припасам против обыкновенного не поднимаются и за квартиры вольнонанимающие получают от лошадей и человека не более, как по одной копейки на сутки. Паспортов во время главной ярмарки объявлено в полиции прошлых 1802 г. — 54, а 1803 — 58.

6. Арестантов содержалось 1797 — 328, 1798 — 329, 1799 201, 1800 — 207, 1801 — 97, 1802 — 139 и 1803 — 311, а всего 1612 ч. Крепостных людей от помещиков в полицию к наказанию или укрощению в представлении не было в течение 10 лет. Пожаров было в двух только селениях 2. Наводнения и других естественных разрушений и бедствий не было, равно древних достопамятностей, как то зданий, развалин разных мест и вещей не имеется.

Сведения о поветовом городе Золотоноше (от магистрата).

В оном городе Золотоноше господствующего ремесла нет. Существуют же в нем обыкновенные рукомесла, в небольшой степени, как то: портное, сапожное, ткацкое, шевское, кузнечное и хлебное; главный промысел во время происходящих в семь городе ярмарок, бывает точно посредством городских и приезжих на оные с околичных городов купцов и торговцев красным лавочным и железным товарами, рогатым скотом и хлебом разного рода. Выдано паспортов в 798 г. от городского магистрата купцам, годовых 17 и мещанам, по выдаваемым от того магистрата свидетельствам, от поветового казначейства 60; в 799 г. годовых от магистрата купцам 8, от поветового казначейства мещанам 64, в 1800 г. годовых от магистрата купцам 15, а от казначейства мещанам 64, в 1801 г. — годовых купцам 15, от поветового казначейства мещанам 77, в 1802 г. от магистрата годовых купцам 15, от казначейства мещанам, годовых 59 и двухгодовых 1 и в 1803 г. от магистрата и ратуши купцам, годовых 18, от казначейства мещанам 67, трехгодовых же паспортов выдачи купцам и мещанам в предпоказанных годах не было и о них купцы отражаются по тем паспортам, с разным красным и другим товаром для продажи только в города и места, а мещане ходят в екатеринославскую, херсонскую и таврическую губернии, более для поденных заработков и

117

в покупку на продажу соли, вялой и соленой рыбы; фабрик и заводов в сем городе никаких нет, кирпичный завод пребывает только один новостроющийся и 1000 кирпича обходится на оном в 6 р. 50 к., а известь получается покупкою черниговской губернии с города Новгород-Северска и обходится четверть ее с поставкою в 4 р. Вал сего города селитряным заводом переделываем был в 1791 и 1795 годах, а ныне выделки селитры не производится. В оном городе имеется мучных мельниц, водяных 6, ветряных 29, мельничные камни получаются Киевской губернии, поветов черкасского, в м. Чигрина и Богословской, селения Трехтомирова и стоит пара добротных, по средней цене в 40 и 50 р. Кабаков по найму откупщика в разных жителей, в оном городе; и на выгонах его, состоит ныне 10, а годовая откупная сумма нынешнему винному откупу 3105 — 50 к.

Сведения от городской думы.

В оном городе Золотоноше получаются дрова на строение, частью с состоящих около города Золотоноше разных помещичьих и частных людей лесов, а наибольше в городе Киеве с доставляемого туда леса рекою Днепром в плотах, витебской губернии с разных мест, а оттоль же оное рекою Золотоношского повета, не в отдаль города, в местечках Домонтов и село Липовское. Дрань получается также в Киеве и с доставкою приходится одна тысяча по 20 р., дров способных на отапливание изб, кубическая сажень в 6 р. которые дрова более бывает дубовые, осиковые и березовые, а липового почти нет, и оные дрова небольшим количеством возов всегда привозятся в торговые дни. Нарочитых садов вишневых, и в знатном количестве груш, яблок, шелковичных деревьев не имеется, исключая только что по небольшим садкам и то редко таково рода деревья есть.

Город Лохвица.

1. Города Лохвицы усадьба на равнине у речек Лохвицы и Сулицы, кои обе протекают внутри города и суть болотные, нового плана город сей еще не имеет и когда построен, неизвестно.

118

2. Вообще в сем городе домов деревянных 716, в том числе казенный 1, цеховых 2, господских 57, разночинческих 23, священно-церковно служительских 19, купеческих 20, мещанских 88, казачьих 48, почтальонских 18, и владельческих крестьян 189, каменных же и отлично хороших не имеется, лавок 112, церквей каменных 2, да деревянных 4, а монастырей в городе Лохвице не состоит.

3. В городе Лохвице всех вообще жителей, кроме временно приезжающих, мужеска пола 1855, женска 2156, из них служащих чинов 4, их жен и детей женска пола 8, дворян населяющих мужеска 95, женска 124, священников 9, их жен и детей женска пола 7, церковнослужителей мужеска 33, женска 26, купцов 3 гильдии мужеска 39, женска 32, купеческих капиталов 12, а объявленной капитальной суммы 24750, мещан христиан мужеска 285, женска 222, отставных служивых или разночинцев мужеска 26, женска 18, казаков мужеска 983, женска 1181, почтальонов мужска 34, женска 63, крестьян казенных нет, крестьян владельческих мужеска пола 336, женска 475, в том числе дворовых людей мужеска 18, женска 24, незаконнорожденных обоего пола 5, ремесленников, серебряников мещан 3, иконописцев: из мещан 1, из церковников 3, из казаков 1; портных: мещан 4, казаков 3 и владельческих крестьян 7; сапожников: из мещан 34, казаков 11 и владельческих крестьян 9. Ткачей: из мещан 1, казаков 5 и владельческих крестьян 6. Шорников или ломарей: из мещан 1. Столяр: из мещан 1, плотников из мещан 2, мастер жестяной посуды из владельческих крестьян 1, котлярей или медников: из купцов 1, из казаков 1 и из владельческих крестьян 1, кузнецов: из мещан 1, казаков 2 и владельческих крестьян 1, делателей простых окошек или склярей: из мещан 1 и из владельческих крестьян 1, овчиников или кушнарей: из мещан 6, из казаков 6 и владельческих крестьян 6, печников или гончарей, делающих для печей изразцы или кахле, также горшки и малою частью кирпичи: из мещан 3, казаков 12, и из владельческих крестьян 1; шерстьбой или шановал — из казаков 1, коновал из казаков 1, целюрник — из разночинцев 1, выбойщик красками на холсте — из мещан 1,

119

шапошников: из купцов 1, мещан 2 и владельческих крестьян 2, мясников или резников: из мещан 6, и из казаков 6. Из всех тех жителей немцов, греков, армян, евреев и других иностранцев не имеется, хотя же приписанные в сем городе в мещанстве 90 душ евреев но здесь не жительствуют, а проживають по паспортам городской ратуши в окрестностях.

4. Из прошлых двух год в 1802 г. была справочная цена указной четверти ржаной муки, самая высшая 1 — 90. а самая нисшая 1 — 10 к., средняя или сложная из тех цен через целый год существовавших 1 — 53 к. и овса, высшая 1 — 60 к., низшая 75 к., сложная 1 — 10., да в 1803 г. ржаной муки, высшая 2 — 5, низшая 1 — 20, сложная 1 — 63 и овса высшая 1 — 50, низшая 90 к., сложная 1 — 13 ½. По таксе за полгода и до наступления истекшего великого поста, то есть по март месяц, было фунт мяса, говяжьего, лучшего 3 ½ к., худшего 2 ½, свиного 2 ½ и бараньего 2 ½ к. Теперь говяжьего лучшего 5, худшего 3 к., свиного и бараньего по 3 к.,, большая простая овчина 80 к., руно вовны 30, бычачья кожа невыделанная 4 р., пуд сала нетопленого 3 — 50, пуд соли 80 к., пуд воску желтого 20 р., пуд меду желтого 5 — 90, и по каким ценам в последние четыре года продавали ведро вишень и слив, поелику город Лохвица тогда был заштатным и городская полиция в нем не существовала, неизвестно.

6. Торги бывают всякого понедельника и пятка. Ярмарок в году 4 и бывают 1 — на всеядной неделе, 2 — на преполовение праздника воскресения христова, 3 — июля 8, прокофеевская и 4 — Сентября 20, евстафьевская, продолжаются 2-я преполовенская через 6 недель, а те прочие, по одной неделе. Главная из них всеядновская и изобилует красными, бакалейными и другими разными товарами и в особенности горячим вином, а преполовенская преимуществует большим количеством рогатого скота и лошадей. Купцы приезжают на ярмарки из городов Курской губернии, из Сумы, черниговской губернии, из Нежина и из разных ближайших, в особенности же на преполовенскую за покупкою рогатого скота из столичного Москвы, да из губернских Тулы, Калуги, Орла и Курска, также и из разных уездных. Во время ярмарки цены съестных припасов не мало против обыкновенного не поднимаются, за квартиру же, по-

120

добную той, какову без ярмарки, нанять на недолго за 50 к., в ярмарку платят по 1 р. Сего года, в главную всеядную ярмарку объявлено в полиции паспортов и подорожных 214, о прошлом и третьем годе за несуществованием полиции, неизвестно.

6. С 1797 года по октябрь 1803 г. в городе Лохвице городская полиция не существовала. С 4 оного Октября, по настоящее 10 число Мая, было в полиции арестантов оною за преступления под стражу взятых и к суду отосланных. Содержавшихся по подсудимости здешним присутственным местам 94 и пересылочных через город 123. Крепостных же людей от помещиков в полицию к наказанию или укрощению в представлении не было; до того же 4 числа Октября прошлого 1803 года, кроме случившихся сего года Февраля 8 пожара, от коего сгорела на одной избе соломенная крыша, никаких других происшествий и удивительных натуры действий не было, ровно и никаких достопамятностей в городе Лохвице нет.

От городской ратуши.

В городе Лохвице имеется ремесла по цехам, яко то: 1 сапожническое, 2 — портническое, 3 — резницкое, 4 — гончарское, 5 — котлярское и кузнецкое. Главный сего города промысел есть в хлебе, соли, рыбе просольной и вяленой, табаке, дегте, олеи, красных мелочных товарах, кожах, рогатом и лошадином скоте, виноградном вине, бакалеи и других съестных и питейных припасах.

2. Паспортов выдано из сей ратуши подведомственным ей купцам и мещанам в нижеследующих годах — 1798 годовых 10, 799 — годовых 34, 1800 — годовых 35, двухгодовых 2, в 1801 г. годовых 45, трехгодовых 1, в 1802 годовых 32, двухгодовых 2, 1803 — годовых 45 и в настоящем годе их же 5, а всего 212, в том числи; купеческих 50, а мещанских 162. По оным паспортам некоторые с них купцы ездят больше по ярмаркам в разные города по купеческому их промыслу с красными товарами, также с табаком, холстом и нитью и торгують о них, другие ж с купцов и мещан для промыслу лошадьми покупкою и продажею о них, кожами рогатого и лошадиного скота и другими товарами, всяк по своему промыслу прочие же с мещан идут в разные места для заработков.

121

3. Фабрик и заводов в сем город не имеется.

4. Кирпичных заводов пребывающих нет, а хотя был один в сем городе в прошедших годах зделанной со стороны прихожан для выделки на построение двоих здешних деревянных, каменных — благовещенской и рождество-богородичной церквей, но за окончанием оных, прошедшего лета, сломан, на коем, однако, 1000 кирпича, обходилась с выпалкою но 5 р. Известь же распущенная получалась с города Белгорода расстоянием от Лохвицы за 300 верст, коей четверть казенная с поставкою обходилась по 1 р. 10 к.

5. Лохвицкий городской земляной вал отдан от Лохвицкой думы в откуп селитряному заводчику майору Марковскому для выделки селитры в 1803 по 1807 год с которого и выпарка селитры прошлый год производилась, а на следующее лето, поелику оной вал еще не переделан, в таковой выпарке от него Марковского приготовление делается; теперь же выделка селитры по зимнему времени не производится.

6. Мельниц водяных 1, ветряных 11, мельничные камни получаются из городов Переяслава и Ромна от навозимых туда с заднепра и других мест промышленников; пара оных стоит среднею ценою, водяных самих лучших в 40 р., низших 35, а ветряных лучших 40 р. низший в 30 р.

7. Кабаков нет, а шинков обыкновенных по здешнему приносящих пользу откупщику в сем городе имеется 15 и на выгонах оных нет. За нынешний винный откуп по заключенному с откупщиком контракту получается в год суммы 4100 р.

От городской думы.

Дрова на строение получаются с околичных от г. Лохвицы в 10 и 20 верстах состоящих лесов помещичьих и других разного звания обывателей. Драни трехаршинной 1000 в здешнем городе во время ярмарок бывает в продажи по 30 р., Дров кубичная сажень причитается по 6 р., а рыночный воз продается большой по 60 к. а меньшой по 40 к., привозятся оные в торговые дни, в погодное время всегда и бывают в них дрова липовые, осиновые, ясеневые и березовые мелкие; больших же никаких дерев в привозе и продаже не бывает. Сады вишней, груш и яб-

122

лук в обывателей городских, по малой части есть, нарочитых же садов и шелковичных дерев, не имеется.

Пирятин.

Усадьба города в удолии, а часть форштата на подгорьи состоит оной у реки Удая, а протекает оная поза городом, песчаная; земли город занимает по какому плану, не выключая выгона 386 дес. и когда город построен, неизвестно.

2. В городе Пирятине дворов вообще 471, домов каменных и иных, отлично хороших не имеется, состоит же порознь казенных., присутственный корпус 1, гаубвахта 1. будок 5, господских 34, купеческих 8, лавок деревянных 43, а каменных не имеется, церквей каменная 1, деревянных 3, и на колокольне 1, колокольня деревянная 1. монастырей штатных и заштатных не имеется.

3. Всех вообще жителей состоит мужеска 1309 и женска 1318 д., из них служащих чинов 41, дворян неслужащих 15, священников 6, церковнослужителей 3, врачей 3. купцов 20, купеческих капиталов 4, на сумму 8160 р., мещан 243, отставных служащих 14, крестьян владельческих 413, а казенных и дворовых не имеется. Незаконнорожденных обоего пола 10, ремесленников из мещан и других званий, цехов резницкого 11, кравецкого 7, ткацкого 15, шевского 13, калашниковского 10, кузнецкого 7. Из всех сих жителей немцов, греков, армян, евреев и других иностранцев не имеется.

4. Цены доселе были в прошедшие два года по справочным ценам, указная четверть в 1802 г. муки ржаной от 1 — 40 до 2 р. и овса от 80 до 1 р., а в 1803 г. муки ржаной от 1 — 40 до 2 — 40 к. и овса от 80 до 1 — 50. Такса была за полгода и теперь состоит на говядину фунт по 3 к., свинины по 2 ½ и баранины по 2 к., большая простая овчина по 60 к., руно вовны по 35 к., бычачья кожа невыделанная 4 р., пуд сала нетопленого 3 — 20, пуд соли 65 к., пуд воску 24 р., меду желтого пуд 6 р. в последние четыре года продавалось вишень и слив ведро, в 1800 — вишень по 20 к., слив по 30 к., в 1801 — вишень по 15 к., слив по 25 к., в 1802 вишень по 50 к., слив по 35 к., в 1803 г. вишень по 55 к., слив по 10 к.

5. Торги бывают в понедельник и пяток. Ярмарков в год четыре: 1 — середопостпая, 2 — вознесенская, 3 — сентября 8 и 4 — Октября 14, парасковеевская;

123

продолжающиеся оные через неделю места, которые изобилуют больше: 1-я рогатым скотом 2) лошадьми 3) разными фруктами и другими продуктами и 4) хлебными и прочими земледельческими припасами. Паспортов и подорожных в полицию объявлено во время ярмарки прошлого 1803 года до 80, от 1802 г. до 95.

6. С 1797 года каждый год в полиции арестантов в 797 — 84 ч., 798 г. — 76, 799 — 85, 1800 — 78, 801 — 93, 802 — 82, 803 — 79. Крепостных людей от помещиков поступило в полицию для укрощение в 797 — 4 ч., 798 — 4, 709 — 5, 1800 — 3, в 1801 — 6, в 1802 — 4 и 1803 — 5. В течение последних 10 лет пожары в 795 — 1 797 — 1, 799 — 1, 1800 — 1, 1802 — 3, 1803 — 2, которые простирали свое действие до небольшой опасности, наводнений же и других естественных разрушений и бедствий не происходило, кроме в 1802 году было небольшое землетрясение, происходимое до 10 минут, повреждений никаких от оного не последовало.

Сведения от пирятинской городской ратуши.

Ремесел главных нет, кроме только часть купцов и мещан производят торг мелочными красными товарами, солью, рыбою и прочим; паспортов купцам выдано годовых 1798 — 1, 797 — 3, 1800 — 4, 1801 — 2, 1802 — 2 и 1803 — 5, по коим находятся в разных местах по их промыслу, другим же обывателям выдаваемо не было, а получали таковые с поветового казначейства, фабрик и заводов никаких нет. Во что обходится тысяча кирпичу, а также четверть извести, с поставкою, поелику в городе кирпичных заводов нет, неизвестно. Вал начал переделываться селитряным заводом с 795 года, но еще совсем не переделан и ныне выделка селитры есть; мельниц мучных и водяных, принадлежащих городу не имеется, а есть часть обывательских ветряных. Откуда ж ими получается мельничные камни и чего стоит пара их среднею ценою, неизвестно. Кабаков казенных, а по случаю взятые в откуп в городе винной продажи откупщика имеется один винный откуп, состоит ныне за сумму в год 2600 р.

Сведения городской думы.

Дрова обывателями для построения покупаются в разных людей частыми в округи повета, а больше в отда-

124

ленных от городу местах, дрань тысяча покупается по привозки с других мест частными людьми для продажи в городе по 22 и 25 р. Дров рыночный воз по 50 и 70 к. привозятся к продажи невсегда в торговые дни, а редко между коими бывают дубовые и другие, равно и частью липовые. Садов же никаких городу принадлежащих, а также и шелковичных дерев не имеется.

Город Константиноград.

1. Усадьба оного на горе, у реки берестовой протекающей за городом, которая местами песчаная, большею частью болотистая, занимает город земли 42 д. 275 саж. Когда оной построен, неизвестно.

2. В нем дворов 151, в том числе домов дворянских и чиновников, каменный 1, деревянных 28, купеческих каменный 1, деревянных 33, священно-церковнослужителей 3, мещанских 41, разного состояния жителей 40, церквей каменных 2, церковный дом каменный 1, деревянного строения гражданского, лавок особо построенных для торговли 27; мясных лавок 5, кузниц 4, мельниц ветряных 4, заводов кирпичной 1, пивоваренных 2, казенных будок для караулов 3, погреб для кладовой 1, острог 1, казармы внутри острога для колодников 1, караульня внутри острога дня воинских чинов 1, будок для караула солдат при остроге и кладовой 3, в казенном саду дом 1, караульня 1, амбаров: соляной 1, коммиссариатских 2.

3. Всех вообще жителей мужеска 751, женска пола 671, из них служащих чиновников 19, классных служителей 23, всяких чинов воинских людей, штатной команды 32, жен и детей, статских по воинской в службе состоящих чинов мужеска 21, женска 47, дворян и не в службе нижних чиновных людей в городе дома имеющих, мужчин 38, женска 43, штаб лекарь 1, лекарских учеников 2, священников 3, церковнослужителей мужска 6, женска 8, купцов, мужска 95, женска 98, купеческих капиталов 31, мещан христиан, мужска 154, женска 128, мещан евреев, не оседлых, мужеска 151, женска 145, отставных служивых мужска 10, женска 19. Почтальонов выбранных от общества, мужска 3, женска 32, однодворцев, мужска 52, женска 46, крестьян экономических, мужеска 3, женска 3, владель-

125

ческих дворовых людей, мужска 75, женска 90, ремесленников и у мещан и др. звания мастерства, портных 8, сапожников 9, кузнецов 4, цеховые на те ремесла, равно немцов, греков, армян и других иностранцев не состоят.

4. В прошедшие два года, на которых цены были в 1802 г. указная четверть ржаной муки от 2 р. — 1 р. 70 к., овса — 1 — 80 в 70 к., в 1803 г. муки от 1 — 70 к. — 2 р. 60 к., овса от 70 — 90 к. Такса была за полгода т. е. 1803 г. в октябре, ноябре и декабре на говядину 1 ф. 3 к., баранина — 1 ½ к.; 1804 — в январе, феврале и марте на говядину, 1 сорта фунт 4 к., 2 — 3 к., баранину лучшую 2, худшую 1 ½ к. По ценам рыночным большая, простая овчина 60 к., руно вовны 15 к., бычачья кожа, невыделанная 3 — 50 к., по торговым ценам пуд сала нетопленого, говяжьего от 2 р. 80 к. до 4 — 80, бараньего 2 — 80, свиного 3 — 20, соли от 40 в 80 к., пуд воску от 19 — 20 р. до 22 р. и меду желтого пуд 4-80 — 5 р. 60 к.; в последние четыре года продавали ведро вишень от 45 к. — 15 к., слив от 16 к. — 12 к,

5. Торги бывают каждую неделю в понедельник и пяток, ярмарок в году 5: — 1 — февраля 2, 2 — именующая проводская, собирается при истечении светлой недели, 3 — июня 29, в день Петра и Павла, 4 — сентября 8, на рождество Богородицы, — 26 октября, в день св. Дмитрия. Продолжение те ярмарки имеют 2-я и 3-я недели по две, а прочие не более одной недели. С них больше изобилуют, кроме красных рядов, и проч. ремесленникого привозимого, 2 и 3 — пригоном на продажу в большом количестве скота и лошадей, также разными продуктами, солью, рыбою и привозом каменной посуды и особо 3-я разного дерева возов и деревянной посуды, 4-я хлебом, медом и другими продуктами, продается ж скота, а большего частью овец. Главная из них 2-я называется проводская, в которую приезжают купцы с обеих столиц (?) и великороссийских городов Коломны, Калуги, Орла, Тулы, Стараго-Оскола, Витебска, Курска, Белгорода, а также с разных слободской-украинской малороссийской, екатеринославской губернии городов, во время ярмарки подымаются цены за квартиры против обыкновенного и более, смотря на выгоды квартир; съестные припасы по таксам в сию главную ярмарку прошлого 1802 г. сколько паспортов и подорожних было объявлено по неучрежде-

126

нию еще тогда городской полиции, неизвестно, а в 1330 [1803?] г. объявлено таковых 186.

6. С 1797 г. в день по день восстановления здешнего города то есть по 9 числа июля 1802 года были ли в полиции арестанты и крепостные и от помещиков поступались в оную к наказанию или укрощению какому либо, неизвестно; а в 1803 г. было арестантов 7 чел. В течение последних 10 лет, пожаров, наводнений и других естественных!, разрушений и бедствий не было; древних достопамятностей, как то зданий, развалин разных мест и овощей не имеется.

7. Дрова на строение получаются из свободско-украинской губернии, драни 1000 шт. 35 р., рыночный воз дров 1 — 50 к., дрова бывают дубовые, кленовые, ореховые, в частью липовые. Привозятся ж в торговые дни однако ж редкость, имеются сады казенной и у обывателей, вишень, слив, а отчасти груш, яблок и шелковочных дерев.

От Константиноградской ратуши.

Главной промысл продукта бывает как то: хлебом и медом, с коих первой поставляется в слободскую украинскую губернию по большей части на заводы винокуренные, последние же в великороссийские города, и скупка великороссийских городов, купцами скота рогатого и овец до немалого числа, сгон сей бывает в те же великороссийские города.

Паспортов купцам и мещанам выдано было в 793 — 52, 794 — 55, 796 — 24, 797 — 44, 798 — 20, 799 — 98, 1800 г. годовых 105, двухгодовых — 1, трехгодовых 1, 1801 — годовых 119, 1802 — 146. С паспортами идут в разные российской империи города и места для заработков, но куда более, неизвестно.

Фабрик и заводов не состоит. Завод кирпичный имеется один, обходится на нем 1000 кирпича хозяйственного 9 р. Известь получается с курской губернии, обходится оной четверть с поставкою 1 р. 20 к. Переделка валу селитряными заводами не было и ныне выделки селитры нет. Мучных мельниц водяных не состоит, ветряных же мучных три. Получаются мельничные камни воронежской губернии 3 слободы девицы и пара их обходится с поставкою средней цены до 85 р. Кабаков казенных в городе не состоит, занимаются же под оные дома обывательские по найму содержателя винной продажи попеременно

127

и прибавки их или убавка от воли его и нынешний в городе винный откуп существует в год за 4900 р.

Заштатные города.

Глинск (роменского повета).

Города Глинска усадьба то есть замок, обнесен земляным вокруг валом, с большею частью форштата; положение оное имеет на горе, а с другой стороны городского замка, части форштата состоит в удолии. Река по загородом протекает, именуемая Сула, кая состоит в некоторых местах песчаная, а большею частью болотная, мелкими лугами с очеретом зарослая, а через город никакие реки не протекают, кроме с обеих сторон городской крепости, два других маленьких ручей, именуемых один муховец, а другой гниляк, сколько же десятин земли занимать будет, то о сем, по неимению еще такова плана, також плана, когда построен сей город, по древности, неизвестно.

2. В городе Глинску всех вообще дворов 552, а домов каменных или отлично хороших казенных, общественных не имеется; в том числе господских 18, купеческих 3, лавок каменных и особо деревянных никаких не имеется. В городе состоит церквей 4, с коих 3 деревянных, а 4-я каменная. Монастырей никаких штатных заштатных, равно монахов и монахинь в городе не имеется.

3. В городе Глинске всех вообще жителей мужеска 1278, женска 1409. Из них служащих чинов 7, дворян не служащих не имеется, священников 4, церковнослужителей 5, врачей 1, третьей гильдии купцов 2, купеческих капиталов 2, мещан великороссийского и малороссийского звания, мужеска 188, да особо, мещан еврейского звания, мужеска 43, отставных служилых 2, крестьян казенных не имеется, казаков мужеска 759, крестьян владельческих дворовых людей мужеска 244, незаконнорожденных, малолетних, мужеска 5, да женска 8. Ремесленников из мещан и других званий в цехах состоит — кравецком, мужеска 38, шевском, мужеска 57, мясницком мужеска 19, колесницком мужеска 14. Из всех сих же выписанных жителей немцев, греков, армян и других иностранцев (кроме как выше значатся евреев), не имеется.

4. В прошедшие два года, доселе была указная четверть ржаной муки от 2 — 2 р. 70 к., овса по ценам справочным от 1 р. 50 к. до 2 р. Такса была за полгода и теперь на

128

говядину, лучшей 4 к., а худшей 3 к. фунт, свинины фунт 3 к., баранины, лучшей 3 ½, а худшей 2 к. Простая большая овчина от 70 до 80 к., а меньшая от 50 до 60 к., руно вовны большое, белой от 35 — 45 к., а черной от 25 до 30 к., а на пуд вовны продажи не производится, бычачья кожа, не выделанная, большая от 4 до 5 р., пуд сала нетопленого, говяжьего и бараньего 3 р. 20 к., пуд соли крымской от 70 — 80 к., воску желтого 20 р., пуд патоки меду 4 — 4 р. 50 к., да особо того в минувшие последние четыре года было в продаже слив, называемых угорки, четверть от 5 — 7 р., а вишен водоносное ведро от 20 — 35 к.

5. В г. Глинску в каждую неделю бывает торг один, которой и собирается в каждой воскресный день, ярмарок учрежденных бывает в год 4: 1 — в великий пост, на похвальной неделе, 2 — о сошествии св. духа, 3 — семеновской — сентября 1, а 4 — декабря 9 числа о праздник зачатия св. анны, которые продолжаются 1, — 3 и 4-я три дня, а 2, что о сошествии св. Духа, через неделю времени то есть через семь дней, а потому сия ярмарка больше всех преимуществует и есть между прочими главная и как на сие, так и все прочие ярмарки приезжают купцы и другие промышленные люди с разными красными лавочными другими товарами, частью, с околичных сей малороссийской и черниговской губернии, так и с протчих российских городов; во время же всех тех ярмарок, как цены квартирам, так съестными припасам, против обыкновенных, по случаю не совсем многолюдных и непродолжительных ярмарок не поднимаются, паспортов и подорожных во время ярмарок в ратуше объявлено не бывает, поелику в рассуждении заштатного города Глинска, то подчас ярмарочных собранный на полицейской должности нижний земский роменский суд, за выездом по сей части отправления производится.

6. С минувшего 1797 г. по ныне к наказанию и укрощению какому либо арестантов и крепостных людей от помещиков в ратуше поступаемо не было, а в течение последних 10 лет в г. Глинску было малых пожаров, разновременно четыре. Во время всех тех пожаров, сгорело не более, как до 5 домов. Наводнений или других естественных разрушений и бедствий не было, кроме в

129

1802 г. в последних числах июля месяца саранча зловредная, во время ее перехода через г. Глинск, в коем чрезвычайно и неумеренно большею частью оседает на деревьях, на которых большим числом, как родючих разных фруктовых, так и других голья и верхи посламывала, отчего и новыне оные, по прежнему в поправление прийти не могут. Древних достопамятностей, как что зданий, развалин и разных мест и вещей (кроме около крепости издревле построенного земляного валу) не имеется.

7. В городе Глинске господствующего ремесла или главного промысла либо продукта никакого не имеет, паспортов по требованиям города Глинска купцам и мещанам выдано годовых в 1798 г. мещанских 3, в 1799 купеческих 1, мещанских 12, в 1800 г. купеческих 1, мещанских 17, в 1801 — купеческих 2, мещанских 12, в 1802 — купеческих 1, мещанских 19, в 1803 г. купеческих 1, мещанских 19, да двухгодовой мещанской 1, а в сем 1804 г. по 1 число годовых купеческих 1, да мещанских 5, а трехгодовых паспортов в выдаче по нетребованию не было. Получающие же те требования паспорта мещане, частью идут к заработкам на донские станицы, а прочие, по разным в околичности местам в работах упражняются, фабрик никаких или заводов также и кирпичных, прибывающих заводов не имеется; а временно малыми частями, хотя и выделывается кирпич, однако тогда только, когда кто с жителей для домашней надобности ко употребление для одних домашних печей договорится, коею кирпича тысяча обходится по 7 р. Известь буде кому из жителей надобности укажет то малым числом покупается на ярмарках, в городе Ромне, откуда с поставкою четверть обходится по 5 р. 50 к. Вал городской селитряным заводом, как прежде не переделыван, так и ныне выделка селитры не производится. Под городом, на реке Суле владельческих поденных, мучных мельниц 4, да ветряных владельческих и казачих 4, для которых мельничные камни покупаются на бываемых в городе Ромне ярмарках, коих пара с доставкой в г. Глинске обходится среднею ценою от 20 — 25 р. В г. Глинску состоит откупных шинков 5, а на выгоне оных не имеет, а нынешний винный откуп в городе состоит в год всего за сумму 1156 р.

130

Г. Градижск.

1. Усадьба города Градижска со стороны от Днепра на горе, а с прочих трех сторон на удолии находится, речка идет по под самою горою города, местами песчаная, а местами болотная. Сколько город по новому плану занимает десятин и когда построен, неизвестно.

2. Дворов вообще всех 711, домов каменных и отлично хороших ничьих нет, лавок деревянных 8, каменных не имеется, церквей каменных 2, деревянных 2, монастырей штатных и заштатных, монахов и монахинь не имеется.

3. Вообще всех жителей мужского пола 1943, женского 1890 д. из них служащих чинов 22, дворян не служащих чинов 57, священников 4, церковнослужителей 10, врачей 1, купцов 43, купеческих капиталов на 38450 р., мещан 614, отставных служащих 7, крестьян казенных 960, крестьян владельческих 248, дворовых людей 5, незаконнорожденных обоего пола 4, ремесленников из мещан и других званий; портных 54, сапожников 30, ткачей 38, шаповалов 15, кузнецов 14, плотников 15. Из тех жителей немцев, греков и армян некого не имеется, а евреев между мещанами 32 д.

4. В прошлые два года состояли цены рыночные или справочные — указная четверть в 1802 г. в январе, муки ржаной 2 — 25 и 2 — 50, овсу 1 — 20 и 1 — 25 и 1 — 30; в феврале муки 2 — 50, овсу 1 — 25; в марте муки 2 — 40 и 2 — 50, овсу 1 — 30, в апреле месяце 2 — 50, овсу 1 — 30 и 1 — 50, мае муки 2 — 20 и 2 — 50, овсу 1 — 30 и 1 — 50; июнь — муки 1 — 75 и 1 — 80, 1 — 90 и 2 — 20; овсу 1 — 40 и 1 — 50; в июле муки 1 — 70, 1 — 80, 1 — 90 и 2 р.; овсу 1 — 20 и 1 — 40; в августе — муки 1 — 40, 1 — 45, 1 — 50, 1 — 60 и 1 — 65, овсу 85, 90, 95, 1 и 1 — 10; в сентябре муки 1 — 20, 1 — 30 и 1 — 40, овсу 70 и 80; в октябре муки 1 — 30, 1 — 36, 1 — 40 и 1 — 60; овсу 56 и 60; в ноябре муки 1 — 20 и 1 — 30, овсу 75 и 80 к., в декабре муки 1 — 20 и 1 — 40, овсу 60, 70 и 80 к., в 1803 г. в январе муки 1 — 50, 1 — 80, 1 — 90 и 2 р., овсу 70, 75, 80 и 1 р., в феврале муки 1 — 70, 1 — 80, и 1 — 85, овсу 1 р., в марте муки 1 — 80 и 2 р., овсу 90, 95 и 1 р., в апреле муки 2 р., овса 78, 88 и 90 к., в мае муки 2 р. и 2 — 20,

131

овса 1 — 10 и 1 — 20; в июне муки 2 и 2 — 20, овсу 1 — 20; в июле муки 2 — 20, 2 — 40, 2 — 50, 2 — 00 и 2 — 80, овсу 1 — 20, 1 — 40 и 1 — 50; в августе муки 2 — 80, овсу 1 — 30, 1 — 60, 1 — 70 и 1 — 80; в сентябре муки 2 — 80, овсу 1 — 50 и 1 — 55; в октябре муки 2 — 20, 2 — 70 и 2 — 75, овсу 1 — 30 и 1 — 40; в ноябре муки 2 — 20, 2 — 40 и 2 — 50, овсу 1 — 40 и 1 — 50 к.; в декабре муки 2 — 25, 2 — 30 и 2 — 40, овсу 1 — 50. Сего 1804 года, в январе муки 2 — 40 и 2 — 50, овсу 1 — 60, 1 — 70 и 1 — 75; в феврале муки 2 — 50, овсу 1 — 75 и 2 р. в марте муки 2 — 40 и 2 — 50. Продажа быка по частям здесь не бывает, от сего же времени за полгода по ныне в продаже было говядины, фунт 3, 4 и 5 к. Свинины фунт 2 и 3 к., баранины 2 к. Большая простая овчина 60 к., руно вовны черной 20 к., белой 25, но на пуд же здесь вовна не продается; бычачья кожа не отделенная 3, 4 и 5 р., пуд сала нетопленого 2 — 50 и 2 — 80 к., пуд соли 50 и 60 к., пуд воску 25 р., пуд меду желтого 4 — 25 и 4 — 50; в последние четыре года продавалось ведро вишень не менее по 20 к. и по 25 к.

5. Бывают торги по понедельникам, а ярмарок в городе 4: 1 — мая 9, 2 — августа 1, 3 — октября 1 и 4 — декабря 6. Стоят они, первая дней 20 и более, вторая 10 дней, третья дней 15 и четвертая 7 дней, но более всех первая от прочих преимуществует пригонимыми рекою Днепром байдаками с разною деревянною посудою и протчим дегтю, в бочках горячим вином, сосновым и другим в плотах лесом и от того оная главная есть, на ярмарку купцы приезжают малою частью с городов Москвы, Киева, Калуги, Волхова, Могилева и других околичных Полтавской губернии. Во время ярмарки поднимается цена против обыкновенная съестных припасов на фунт по копейки и квартиры в один и два рубля. Паспортов в здешней сельской полиции во время главной ярмарки объявлено прошлых: 1802 — 155 и 1803 — 115.

6. Арестанты с 1797 года каждый год поступали для содержания в кременчугскую полицию, но сколько их было, ратуше неизвестно. Пожаров, наводнений и других естественных разрушений и бедствий не было, древних достопамятностей никаких не имеется. Кроме мелких господствующих ремесел главного промысла либо продукта не имеется. Выдано паспортом под ведомством сей Градижс-

132

кой ратуши в прошлых годах: 1798 г., годовых 16, двухгодовых 1, в 1799 — годовых 41, в 1800 — 98, двухгодовых 3, в 1801 — 114, в 1802 — 135, двухгодовых 1, 1803 — 128, по которым паспортам оные обыватели отправляются таврической области к крымским озерам для покупки соли, а в донские станицы для получения разных сортов рыбы. Фабрик не имеется. Кирпичный завод один, обходится кирпичу 1000 в 15 р. Известь получается из Могилевской губернии, четверть ее обходится с поставкою по 1 р. 50 к. Вал переделан селитряным заводом, до сего 1804 г. выделки селитры теперь не имеется, а потому и сколько ее, неизвестно. Мучных мельниц, водяных нет, а ветряных состоит при здешнем городе 33. Мельничные камни получаются с состоящих Киевской губернии заводов, именуемого Чигриного и Трахтамирова. Пара среднею ценою по 20 р. Кабаков в город 8. Нынешний винный откуп в годовую сумму состоит в 5476 рублей.

 

Полтавский повет.

Ведомость нужным визитатуру Харьковского округа г. Тимкомскому
сведениям о Полтавском повете учинена в Полтавском нижнем земоком
суде 1801 года ноября 9 дня.

В повете Полтавском из генералитета живущих и владение имеющих 5-ть, штаб офицеров, живущих же и владение имеющих 29-ть.

Церквей каменных 7, деревянных 48, священников 57, церковнослужителей 120.

Монастырь женский заштатный полтавского повета в селе Пушкаревке один, в нем монахинь 22 души.

Колонистов в повете полтавском нет цыган по ревизии за владельцами записанных мужеска 57, а женска 61 душа, евреев временно проживающих по паспортам и по кормежным мужеска 124, а женска 131 душа, более же иностранцев в проживательстве нет.

Во всем Полтавском повет состоит незаконнорожденных мужеска 34, а женска 19 душ.

В Полтавском повет имеется одно село Мачехи, в коем четыре церкви, да в местечках Решетиловке камен-

133

ная 1, деревянных 7, и Старом Сенжарове деревянных 6. При оных церквах приходских людей с причисленными к оным из деревень и хуторов обоего пола от 10000 до 10900 душ. — причиною сему многолюдству количество церквей, но их в деревнях и хуторах нет, а жители тамошние причислены к сельским.

Таковых деревень чтобы обратились с 1788 года в села в полтавском повет нет.

Дикого и плотного каменья, равно известковой и меловой ломки в полтавском повет нет.

Имеется в полтавском повет мелкие и дровяные леса и заросли при местечках Старом-Сенжарове и при селах Петровке, Семеновке, Гавронцах, Спасовцах, Диканьке, Брусей, Тахтаулове, Осмачнах, Жуках, Ивонченцах, Мачехах, Куклинцах, Горбаневке, Супруновке, Ивашках, Сторожевом и Нижних Млинах.

Примерно полагая под строевым лесом земли десятин до 4500, имеются тут деревья — дубовые, осиновые, сосновые, частью и березовые, между же всякого рода деревьями есть по небольшой части и липовое дерево.

Хотя у многих помещиков и всякого звания обывателей, при жилых домах имеются обзаведения садов, а в оных шелковичных деревьев, однако в весьма малом количестве изобилующего фруктами и шелковичными деревьями ни одного селения нет.

В повете Полтавском каменный дом имеется его Сиятельства графа Виктора Павловича Кочубея в селе Диканьке, где оранжерея имеется же; да кроме той и у генерал-майора и кавалера Чарныша одна оранжерея есть, а капелла музыки имеется у господина тайного Советника и кавалера Попова.

Мучных мельниц ветряных 434, водяных 29, и весняных 29.

Плотин 39, а на оных мостов 27.

Кузниц в полтавском повете 60, пивоварен 4.

Бывают ярмарки полтавского повета в местечках Решетиловке, 1-я через весь пост, 2-я на зеленой неделе; 3-я на Святителе Макавея, 4-я на праздник введения во храм Пресвятые Богородицы и Приснодевы Марии; в Старом-Сенжарах 1-я апреля 23, 2-я июля 27 и 3-я сентября 1-го числа. В селе Диканьке, — сентября 1-го, в селе

134

Мачехах 1-я — великого поста на вербной неделе, 2-я — июня 13 и 3-я — сентября 26; в селе Черняковке 1-я — на Вознесение Господне, 2-я — на