Труды Полтавской Ученой Архивной Комиссии. Выпуск 6. Часть 2

Публикуется по изданию: Труды Полтавской Ученой Архивной Комиссии. Издано под редакцией действительных членов комиссии: И. Ф. Павловского, А. Ф. Мальцева, Л. В. Падалки и В. А. Пархоменко. Выпуск шестой в двух частях. Часть II-я. Полтава. Электрическая типография Г. И. Маркевича, Панский ряд. 1909.

Проект осуществлен совместно с Государственным архивом Полтавской области к 110-летию со дня основания Полтавской ученой архивной комиссии.

Сканирование и перевод в html-формат: Артем и Борис Тристановы.

 

О Г Л А В Л Е Н И Е.

Стран.

1.

Посполитые Гадячского казачьего полка по описи 1785 года, хранящейся з архиве Полтавской Казенной Палаты В. И. Василенко

147-157

2.

Перечень поселений с посполитыми, входящих в состав Гадячского казачьего полка в 1785 г. В. И. Василенко

159-173

3.

Описание отдельных поселений посполитых В. И. Василенко

174-313

4.

Документы, известия и заметки: 1) О переселении в Западные губернии русских и обратно. 2) Об уничтожении плотничьего цеха "русской породы" в Чернигове. И. Ф. Павловского

315-318

147

148

149

Посполитые Гадячского казачьего полка в 1785 году.
(Материал для истории землевладения в Полтавщини).

В 1882 и 1883 г. мне пришлось, в числе первых пионеров земской статистики, дебютировать в производстве подворной переписи и положить начало "очеркам хозяйства сельских сословий" по Полтавскому и Миргородскому уез. (т. II и III сборн.). В 1884 г. я сошел с поприща профессиональной статистики и положил начало самостоятельного единоличного исследования экспедиционным способом, кустарных промыслов сельских сословий по губернии. Затем я перешел с земской на государственную службу. Продолжая работы по изучению современного и прошлого быта Полтавщини, я узнал, что в архиве Полтавской

Казенной Палаты хранится интересный материал, и с разрешения бывшего управляющего Палаты, Аладьина, получил доступ в архив. При этом я использовал составленное в 1785 г. описание Гадячского замка *) и полковых имений, сданных войсковым товарищем Бориспольским советнику экономии Михаилу Сосновскому при передаче имений в казенное ведомство". Описание сохранилось вполне в фолианте, заключающем 906 писанных полулистов. Меньших размеров фолиант, которого я не касался — относится к г. Прилукам и поселениям того уезда.

Подробно ознакомившись с содержанием материала, я выработал форму подворной карточки для описания экономического положения отдельного хозяйства, а также для разработки статистических данных — формы таблиц: а) по отдельным поселениям и разрядам или группам хозяйств богатых и бедных; б) сводные таблицы по населениям и в) общий свод всех таблиц. Я имел в виду, что в то время в архиве статистического бюро хранилось значительное число подворных описей по обществам и селениям казаков и крестьян казенного ведомства с 1841 по 1867 г. включительно **), с показанием числа ревизских душ муж. пола, но без возрастного состава; по подворной же переписи 1882 г. 1889 г. показан возраст каждого члена семьи. Поэтому в интересах сравнительно-статистического изучения данных описания

*) Напечатано в "Киевской старине".

**) Значительная часть книг раскрадена архивным сторожем и продана торговкам для упаковки товаров, и часть уцелела, но о позднейшей судьбе ничего не знаю.

150

1785 г. с Румянцевской описью, а равно с подворными книгами 1841-1867 г. и с основной статистической переписью по губернии, я, по возможности, приспособил форму комбинационных таблиц, о которых считаю нужным сделать нижеследующее объяснение.

Объяснение к таблицам

В основу описания взята неделимая единица — в виде индивидуального хозяйства, в сочетании и взаимодействии основных элементов хозяйства — землевладения (пространства владеемой земли), скотоводства (тяглых животных) и семейно-рабочих сил (числа мужчин рабочего возраста). К этой основной единице приурочены все данные.

На бланки подворных карточек сперва непосредственно мною, а затем наемным регистратором под моим руководством, списывались из первоисточника, т. е. из подлинного описания, необходимые данные. Затем, по окончании регистрации, подворные карточки отдельных поселений подвергались дальнейшей разработке по основным хозяйственным признакам, следующим способом: Первоначально подворные карточки подбирались или раскладывались по принятым в полтавской статистике разрядам или группам по землевладению: I, не имеющих пахотной земли безземельных и огородников т. е. имеющих только усадебную и друг. земли без пахотной. Имеющих пахотной земли на 1 хоз.: II не более 3 дес; III от 3 до 6 дес; IV ст 6 до 9 дес. V от 9 до 15 дес; VI от 14 до 20 дес. и VII — 20 и более дес. Эта группировка остается без изменения до окончания разработки, и отмечается в конце таблицы в графе "всего". По второму признаку — скотоводству — хозяйства данного разряда сортировались на 5 подгрупп: а) немеющих рабочего скота, имеющих тягла: б) 1 шт. в) 2 — 3 шт. г) 4 — 6 шт. и д) 7 и более шт. По третьему признаку — числу рабочих муж. посчитывались семейства беспомощные (о) или без семейно-рабочих сил, и на имеющих 1, 2, 3 и более раб. При этом в таблице для каждого количества скота обозначалось число семейно-рабочих сил, т. е. 0, 1, 2, 3, итого. Таким образом, в таблицах по отдельным поселениям, по каждому разряду по землевладению получались ответы на вопросы обозначенные в 2-17 вертикальных графах, а также пять итогов и "всего" в горизонтальных строках — механическим путем, посредством полистного перечета карточек, подобранных по каждому основному признаку. При этом показанные "итоги" должны соответствовать количеству "всего" в 1 графе. Остальные данные в 18 и далее графах до конца получались подсчитыванием на счетах.

Говоря вообще, разработка материала в таблицы комбинационные или синтетические поглощает времени вдвое более против таблиц синоптических — бюрократического типа, но вместе с тем первые дают вполне пригодный для научных выводов и обобщений, возможно

151

близкий к истине материал, точно выражающий в определенной форме ответ в совокупности и взаимодействии основных элементов хозяйства напр. комбинационная таблица по отдельным поселениям в 46-ти вертикальных графах дает комбинированные данные о землевладении, скотоводстве и семейно-рабочем составе и проч. при том или ином размере владения, с тем или другим составом тягла и наличности семейно-рабочего состава. Одним словом о каждом разряде хозяйств можно иметь ясное представление о степени обеспеченности или экономической бедности, — по совокупности основных элементов хозяйства. Основная же земская статистическая подворная перепись 1887-1889 и повторная перепись 1900 г. разработаны профессиональными земскими статистиками в синоптические таблицы — по разрозненным хозяйственным признакам без взаимной между ними связи. Так напр. по Гадячскому уез. о казенных крестьянах — бывших посполитых, на ст. 128-129 известно, что в 4576 хоз. заключалось 14148 д. муж. 14121 жен. д. пола, итого 28269 душ. И только! Между тем из описания 1785 г. почерпнуты мною данные, размещенные в 1-19 граф. таблицы, в том числе во граф. о величине семейств, не разработанные профессиональными статистиками в таблицах по переписям, но спорадически встречающиеся только в описательном тексте по некоторым изданиям статистического бюро. Вообще же для полной удобосравнимости моих таблиц с переписями по губернии — основной и повторной, придется по соответствующим поселениям, извлекать из подворных карточек данные путем раскладки карточек по основным элементам хозяйства, и вновь составлять комбинационные таблицы. По переписи же 1900 г. данные о возрастном составе (личный состав) совершенно отсутствуют, так что при новой переработке можно получать только данные, соответствующие 2-5 гр. моей таблицы по населениям, без распределения хозяйств по числу работников-семьян.

Неисправимый недостаток Полтавской земской статистики, остающейся неизменной последовательницей старой московской бюрократической системы, широко распространенной со времен покойного В. И. Орлова, заключается в том, что разработка переписных данных ведется по разрозненным хозяйственным признакам без всякой связи с другими признаками, так что напр. по Гадячскому уезду итоги казенных крестьян заполнены сплошным цифровым материалом в 125 графах на 8 страницах, но никак нельзя узнать, каков состав семейств скажем в хоз. с 2-3 дес. и сколько эти хоз. имеют земли и скота и т. д. и т. д. Можно знать только одно: сколько и чего в отдельности "приходится на 100 хоз. средним числом". Комбинационная же система, введенная быв. Черниговским статистиком Шликевичем, разработавшим между прочим, материалы Румянцевской переписи по Городницкому уез., Чернигов, губ. и примененная впоследствии к подворной переписи во всей Таврической губ. и некоторых других местах дает

152

категорические ответы на вопросы, сколько чего "из 100 хоз. имеют в действительности, в соединения основных элементов хозяйства: землевладения, скотоводства и сельско-рабочих сил. Ответ в данном случае на поставленные в таблице 46 нумерованных вопросов заключается в 7 таблицах и 3 основных элементах хозяйства, размещенных на развернутом листе писчей бумаги, а все таблицы могут занять места 3 ½ стран. (по 2 на стр. ) в ¼ печ. листа, если найдутся хозяйства по всем разрядам землевладения. Однако в споре со мной доказывали, что комбинационные таблицы напр., данного образца, слишком обширны, ибо, по их счету, выходить (46х7х5) всего до 1510 строк с добавкою еще 7 строк для "всего", тогда как в синоптической таблице всего 125 вертикальных граф, но вся суть дела заключается в том именно, что по самой природе вещей таблицы синоптические никогда не могут слить разрозненные признаки в гармонический синтез, никогда не дадут для научного исследователя строго научного материала, вполне пригодного для научного вывода и соображений — без затраты его времени и сил для новых подсчитываний и комбинаций.

В справедливости только что сказанного может убедится каждый читатель, взявши в руки предлагаемый труд и сопоставив его с трудами професиональных Полтавских статистиков, с которыми я не намерен вступить в полемику и оставляю им право идти своею дорогой *). Мне могут сделать заслуженный упрек в том, что в сводных таблицах по отдельным поселениям и в общем своде итогов всех посполитых 1785 г. я ограничился только распределением по одному признаку землевладения. Чистосердечно каюсь и сознаюсь: да, я виновен, но смею думать — заслуживаю снисхождения, по поговорке "осуждая грех, нужно быть милосердным к грешнику". Прошу принять во внимание, что предлагаемый труд в настоящем его виде, закончен мною не менее 20 лет назад и предназначался мною для личного сравнительно-статистического исследования отдельных поселений по материалам основной земской переписи, тянувшейся непрерывно с 1882-89 г, включительно, и по подворным книгам 1841-1867 г. непрерывно. При составлении мною монографии "подворная перепись по некоторым поселениям Полтавского уезда" (прилож. к отчету Полтав. уез. земской управы за 1892 г.) и статистико-экономических очерков по Кобелякскому уез. ("Херсонский зем. сборник 1895-96 г.) я пользовался подлинными подворными карточками, благодаря любезности Полтавских статистиков, и составил по ним (карточкам) свои комбинационные таблицы. Затем я посвящал свое время и труд многим интересовавшим меня экономическим вопросам родной Полтавщины, и мечталось об организации "общества любителей изучения Полтавской губ". Между тем, "думка за морем, а смерть за плечима", слава Богу мне стукнуло уже 70 лет, и

*) С 1892 г. я не имею возможности постоянно следить за статист. изданиями Полтав. и друг. губ.

153

после случайного падения, я теперь обладаю ничтожной работоспособностью и с трудом могу писать. В силу таких условий, начав ликвидацию своих дел, я извлек из своего хранилища, предлагаемый благосклонному вниманию почтенной Полтавской ученой архивной комиссии, мой давнишней труд, и смею просить поместить его в свое издание; если это возможно и целесообразно будет, не смотря на некоторую незаконченность сводных таблиць по селениям и общего свода итогов.

Интересно сопоставить некоторые признаки благосостояния бывших посполитых в 1785 г. с благосостоянием нынешних казенных крестьян Гадячского уезда по переписи 1900 г.

Глубоко знаменательно, что вместе взятые пропорции нуждающихся малоземельных хоз. II и III груп, были прежде 58,7% и спустя около 124 лет 58,30%, то есть почти не изменились. Пропорция голытьбы 1 гр. упала с 27,9% до 9,00%, но из-за этого не приходится ликовать, памятуя, что в конце XVIII века землевладельцы обыкновенно принимали бедняков "на жнива" за третий снип, т. е. представляли труженику ⅓ часть урожая. Такого заработка в соединении с "замолотом с коробки" доставало, иногда с избытком, для прокормления семы, и бедняга пробавлялась этим, не поступая в качестве подсоседков к панам и заможным казакам и т. п. Остальные группы IV — VII в 1900 г. в сравнении с прежним, увеличились; другими словами, земля сосредоточилась в руки более зажиточных людей, так как малоземельные и голотьба не имеют средств для расширения своих владений при современной непомерно высокой продажной цене на пахотную землю.

При неподвижности территории — как таковой — и при размножении населения во времени — вследствие естественного прироста, последовало в наши дни чрезвычайное расширение площади пахотной земли, главным образом, на счет сокращения площади сенокосных угодий, так что где некогда бывало "тирса шумить, катран зеление" — там давно уже владычествует плуг и произрастают посевы хлебных растений.

154

Происшедшие изменения земельных угодий можно видеть из следующих данных:

Таким образом ясно видно, что площадь пахотной земли в наши дни расширилась в 4 слишком раза, но в тоже время площадь сенокосных угодий сократилась в 12,6 раз, так что теперь на 100 дес. удобной земли набирается сенокосов едва 5,4% против прежних 67,9%. Значит при отсутствии в современном хозяйстве массового рационального травосеяния однолетних и многолетних кормовых трав — совершается безжалостнейшее и безрасуднейшее уничтожение кормовых угодий для расширения пищевой площади, хищнически возделываемой отжившею свой век системой традиционного хозяйничания при обработке почвы архаическими — чуть не скифскими — деревянными орудиями, в значительном количестве бытующими еще в Гадячском уезде по подворной переписи 1900 г. **). Как видно из выноски, количество деревянных плугов и сох — 100 современных хоз. имеют вчетверо с лишним более количества плугов железных; рал деревян. однозубых 1,1 остальных 35. Сюда относятся рала с 3-5 деревянными зубьями, а также с 5-9 железными зубьями на деревянном рале. И надо заметить, что Гадячский уезд по количеству архаических орудий ушел все таки вперед по сравнению с другими. Например в 6 насчитано в каждом более 10 тыс. одногубых рал, в том числе в Переяславском уез. поражающее количество — 21988 штук, тогда как в Кобелякском и Константиноградском уез. этого добра уже не нашлось. По количеству же деревянных плугов (10394) Роменский уезд стоит во главе губернии, а за ним Гадячский с 9392 плугами, тогда как в Кременчугском регистрировано всего только 339 дер. плугов.

Что касается скотоводства, то в источнике 1786 г. замечается не-

*) Болото 5 д. рыболов. озера 28 дес.

**) На 100 хозяйств оказалось. Плугов желез. 21, деревян. 82,4, рал дерев. одногубых 1,1, остальных 35, сох 6,4, борон желез. и дерев, с желез. губ. 111,3, дерев. с дерев. губ. 15. Об остальном инвентаре в виде катков, букеров, экстирпатеров, сортировок, веялок и жаток, данные не приводятся за отсутствием аналогичных данных не только в источнике 1785 г., но и в данных основной переписи по губернии.

155

исправимый, возбуждающий сомнение, дефект в отношении коров и гулевого скота. Ведь нельзя допустить, чтобы при наличности 4341 волов было каких нибудь 5 коров и 115 шт. гулевого скота. Не вдаваясь во всякие догадки или, лучше сказать, домыслы и предположения, остается использовать не возбуждающие никаких сомнений данные о тяглой силе в виде лошадей и волов.

Другими словами: в 1900 г. против прежнего, отношение лошадей 2,7 : 1 ч. волов и коров 1 : 1,4 — то есть на прежнего 1 коня насчитывается 2,7 и в тоже время волов совместно с рабочими коровами почти в 1 ½ раза меньше. В конце концов современное тягло несомненно уступает в работоспособности своим предкам, разрабатывавшим в пашню обширную площадь вековой целины степей и лугов.

В мою задачу не входит подробный анализ приведенных данных, и я ограничусь немногими замечаниями общего характера. Издавна уже в русской литературе "малороссияне" носять кличку "завзятых индивидуалистов" за приверженность к особнячеству и к малой семье. И действительно, в наследие от многовековой истории украинского народа, уцелело подворно-наследственное владение и сравнительно малая семья, присущая также привилегированным сословиям. Украинцам не известно деспотическое принижение отдельных взрослых лиц диктаторами семейными — "большаками" и "большухами"; напротив, украинские "батько" и "маты", по традиционному заповету предков — заботятся в меру своих средств, предоставить взрослым сыновьям и дочерям возможность самостоятельного существования: для этого женатому сыну устраивают "на одшиби" (отдельно), или в своей избе, отдельное жилище, а дочерей наделяют приданым при выдаче в замужество. Вообще молодожены стремятся к самостоятельности: украинская невеста трогательно упрашивает своего нареченного: "збудуй (устрой) мени хатоньку з лободи, та в чужую, серденько, не веди", дабы не претерпевать гнета "свекрухи лихои" при обыденной жизни с ее мелочами.

Этим заканчивается сравнительное сопоставление данных 1785 г. с 1900 г., так как распределение хозяйств по скотоводству разработано по данным 1900 г. по одному этому признаку — без всякого отношения к другим основным элементам хозяйства: землевладению и семейно-рабочим силам, как сделано мною по всем отдельным поселениям.

Еще имеется разработанный мною — но не включенный в программы обеих земских переписей — вопрос о количестве в 1785 г. душ в хозяйствах — в связи с основными элементами хозяйства, по всем от-

156

дельным поселениям. Решаюсь думать, что для туземного исследователя добытые мной данные способствуют "немым числам открыть уста", и потому остановляюсь на общих выводах:

В 1785 г. из 100 хоз. имели семьи.

Массовый вывод "всего" представляет постепенно уменьшающиеся пропорции от семей малых (мен. 5 д.) к большим (10 д. и бол.); в частности по отдельным разрядам землевладения замечается аналогичная тенденция с некоторыми колебаниями, не нарушающими общего правила. В отношении состава больших семей (последняя колонка с прав. то р). представляет ряд постепенно увеличивающихся (сверху вниз) пропорций — по мере возвышения земельного ценза; отклонение замечается в незначительной по численности VI гр., от 15 — 20 дес. И обратно, пропорции малых семей (тоже сверху вниз) уменьшаются по мер улучшения экономической обеспеченности. В общем можно вывести законосообразность такого рода; чем выше земельное обеспечение, тем многолюднее и семейный состав. Сказанное ясно выражено в положительном и отрицательном смысле пропорциями в особенности в 1 ч. IV гр. и целой колонной пропорций больших семей.

Поучительно, что среди совершенно необеспеченных землей — бедняков 1 группа — целая половина (50,5%) имела малые семьи и только около ½0 (4,6%) имели большие семьи; а между тем из 537 хозяйств было в наймитах лишь 21 муж. и 14 жен., а в IIІ груп, при 3-6 д. земли, при 22,1% больших семей, из 563 хоз. было в наймитах 10 муж. и 4 жен; из всей же массы 2611 хоз. было в наймитах едва 40 муж. и 23 жен. Из непосредственных наблюдений современной жизни известна суровая — чуть не спартанская простота и нетребовательность простонародья, характеризуемая поговоркой "як є хлиб та одежа, то й їж лежа", не гоняясь за заработком в качестве наймита попыхача. Тем более могло быть трудно в старину — до введения крепостного права в Малороссии (в 1785 г.) иметь попыхачей наймитов и наймичек из вольных посполитых. В состав 1 груп. входили, очевидно, отде-

157

лившиеся от родных семей молодожены, начинавшие устраивать собственное хозяйство, и частью малолетние сироты, а также пожилые неудачники с более или менее многолюдными семьями. Более же зажиточные V-VII гр. отличаются сравнительным многолюдством семей.

Народная мудрость оценивает выгодность и удобства совместного жительства: "гуща дітей не розгонить", и что "жити в купі не болить у пупі", но рядом с этим мудро резонирует, что "святився б гурток — дак чортова з'їжа", т. е. хорошо жить вместе, но затрат много, а трудиться не все одинаково способны и охочи. В наши дни, когда в оскудевших хозяйствах на счету каждый кусок хлеба, совместное жительство сопряжено с бесконечными мелочными счетами, ведущими ко всяким неприятностям, по этому раздробление многолюдных семей среди бедняков неизбежно необходимо.

В. Василенко.

Работа над второй часть шестого выпуска не закончена

Ссылки на эту страницу


1 Труды Полтавской ученой архивной комиссии
[Праці Полтавської вченої архівної комісії] - пункт меню
2 Указатель книг и статей по названиям
[Покажчик за назвами] - пункт меню

Поддержать сайт
Карта ПриватБанка:

4149 4390 0512 1235