Иеремия (Соловьев, Иродион Иванович)

Highslide JS
Епископ Иеремия (схимонах Иоанн).

Иеремия (в миру Иродион Иванович Соловьев) родился 10 апреля 1799 г. сын пономаря Орловской губернии, Ливенского уезда, села Георгиевского. В 1819 г. окончил Орловскую семинарию (была в Севске) со степенью студента, где был три года учителем и инспектором. Затем ему было предложено место священника в Болхове, но влечение к иноческой жизни заставило его отказаться... Отправившись в Болхов ознакомиться с приходом, он пишет в своем дневнике: "и здесь всматривался я в приход и в сотоварищество и в будущее семейное родство и все облюбовав, я всего прежде однако решился приступить к совещаниям о браке, как помолясь в Болховском монастыре и отслужив молебен Царице небесной купно с будущими родными. По выходе из церкви, перешел через ров, отделяющий монастырь от города, я увидел обитель зеленеющуюся, я пленился ею более, чем невестой и, оставив всех, устроился в чащу рощи один, чтобы прислушаться к сердцу и помолиться и подышать свежим воздухом. Молитва общая совершена, к ней и внутреннюю свою в сугубой мере я присовокупил сию: "Господи, покажи мне путь, в оный же пойду... покажи и не даждь совратися от того, что указаешь мне тайно... но понятно". Возвратившись в Орел, он подал преосвященному орловскому Гавриилу прошение об определении его послушником в Площанскую пустынь. Преосвященный, узнав о его давнишнем желании поступить в иночество, написал: "Грядущего ко мне не иждену вон" и определил его в Брянский Печерский монастырь. В эту обитель, он, взяв две рубашки в котомке, отправился пешком (около 200 вер.) по грязной дороге, где и был отдан в полное распоряжение старца, инока Смарагда, побуждавшего его отправиться в московскую академию для продолжения образования, но он не желал. "Помни, сказал ему Смарагд, в каком повиновении послушник должен быть к старцу и не пререкай". Благодаря содействию его друга, знаменитого иерарха Иннокентия (Борисова) получено было предписание из комиссии духовных училищ отправить его в Петербургскую духовную академию, где он 21 ноября 1824 г. был пострижен в монашество, с именем Иеремии. Мечта его, по окончании академии отправиться в монастырь, не осуществилась и по желанию митрополита петербургского Серафима, он поступил законоучителем во 2 кадетский корпус. "Ты возвращаешься в монастырь, сказал ему митрополит. Нет, ты должен отблагодарить церкви за три года твоего в Академии образования, по крайней мере четырьмя годами своего служения. Я определяю тебя в кадетский. Явись с бумагами к генералу. Но смотри, там опасно. У Государя Николая Павловича все там на виду." В 1829 г. он был перемещен бакалавром в Петербургскую духовную академию, а через год, в 1830 г. 4 сентября был назначен инспектором Киевской духовной академии. В 1834 г. был определен ректором Киевской семинарии 1), а в 1839 г. ректором Киевской духовной академии. В этой должности пробыл до марта месяца 1841 года, когда был назначен епископом Чигиринским, викарием киевской митрополии. 1 января 1843 года епископ Иеремия был назначен епископом Кавказским и Черноморским, где пробыл семь лет, когда был переведен епископом Полтавским. Полтавским епископом пробыл около года. Иеремия вообще тяготился административной деятельностью, его все влекло в монастырскую келью и если он оставался на архиерейской кафедре, то смотрел на это, как на послушание. Его покровитель, митрополит киевский Филарет, его друг Иннокентий херсонский, знаменитый вития и ученый, побуждали его не отказываться от епископства. Он прибыл в Полтаву с тяжелым предубеждением и только под конец годичного своего пребывания на полтавской кафедре, рассеялся мрак этого предубеждения. Свое пребывание в Полтаве он называл "бесприютным" крестом полтавским, который тяжелее и разносоставнее кавказского. "Неприятное впечатление на Иеремию произвел архиерейский дом. Вот что он писал в своем дневнике от 14 января 1850 г. "Благополучно прибыл в Полтаву. Начинаю с великим затруднением жить в новом доме, доме среди пустыни которого на Кавказе мне не было так бесприютно". Ему, видимо, не нравилось большое помещение, ему хотелось более скромного по размерам помещения, но уютного и более приспособленного к его образу жизни. Проживши здесь полтора месяца, он перебрался в монастырь, а с наступлением весны, переселился в Лубенский монастырь. Ему не нравилось в Полтаве, он тяготился ею. "Отслужил обедню, пишет он в своем дневники, смею ли обратиться к Тебе, Господи, и рещи: в какие затруднения церковные, духовные и впрочем что маловажнее для меня всего, а почтенно важнейшим, экономические, поставлен я в Полтаве... в горшие нежели на Кавказе. А в другом месте, под 29 июля пишет: "Отправил просьбу об отставке. Может быть рано. Но, Господи, прости, не могу вести дела о доме полтавском и об имуществе архиерейском... Лучше с Черкесами воевать, нежели иметь прю с своими... и о чем же? 2). Интересен его отзыв о полтавской пастве. "Ангеле паствы сея (полтавской)!... По многолетнему отсутствию и болезни пастыря бывшего, Господи, прости меня, паства сия в непонятном положении... Не имею помощника и не знаю, что мне делать, смотря то, что вижу"... Под 21 февраля: "Обедали у моего недостоинства члены Консистории и прочее превознесенное и разукрашенное отличиями духовенство полтавское, все протоиереи... священника не мог отыскать... Это предместнику моему было на радование, а преемникам его надолго скорбь и затруднения".

1) О ректорстве его в киевской духовной семинарии сообщает в своих воспоминаниях священник В. Радецкий (Украина. ноябрь—декабрь 1907 стр. 188 — 193). Радецкий говорит о нем, как о человеке ограниченных способностей, недальновидном начальнике и плохом наставнике, читавшем в классе на лекциях по богословию только катехизис Петра Могилы. Сообщает в своих воспоминаниях Редецкий не мало разных эпизодов, бывших в его ректорство... Как подвижник, Иеремия был мало склонен к административной должности.

2) О каком роде дел говорит преосвященный, мы не знаем; вероятно, идет вопрос о постройке архиерейского дома.

Преосвященный Иеремия был полным контрастом со своим предшественником, архиепископом Гедеоном. Последний был человек общественный, Иеремия человек келейный, строгий подвижник. Преосвященный Иеремия человек впечатлительный, горячий, а иногда и резок. Он мог, конечно, застать непорядки в полтавской пастве, тем более, что архиепископ Гедеон пробыл 6 лет в Петербурге, присутствуя в Синоде, откуда и управлял своей епархией. По своему характеру, Иеремия не мог, относясь ко всему хладнокровно, сдержанно и постепенно, никого не раздражая, установить порядок в своей епархии. Он не был скуп на резкие замечания, обличения, отчего и возник глухой ропот не только среди духовенства, но и в светском обществе, следствием чего, как это часто бывает, распространялись о нем неблагоприятные, нередко оскорбительные отзывы не только о его служебной деятельности, но и о частной жизни.

С открытием весны, переехал он на жительство в Лубенский монастырь, а осенью в "мирный и спокойный" Переяслав, где в конце зимы получил указ о переводе его на Нижегородскую кафедру. Уезжая из Переяслава, он сказал: "Прощайте и молитесь о мне многогрешном... Жалею, что я не понял паствы полтавской и паства полтавская не поняла меня"... В этих словах, вылившихся из сердца, есть разгадка их взаимных, мало во многом понятных отношений. Не поняли паства пастыря и пастырь паству! Живая впечатлительность, под влиянием которой он говорил и действовал, нередко говорил открыто, резко и были причиной его разлада с паствой. "Преосвященный Иеремия был один из тех людей, говорит его биограф, высокое достоинство которых познается только тогда, когда они удаляются от нас. Он явился среди нас как бы неожиданно ни для него, ни для нас: ни он, ни мы, казалось, не были приготовлены к взаимной встрече, к совокупной, вполне согласной, деятельности... О, если бы, многие из нас говорили впоследствии, преосвященный Иеремия побыл хоть лет десять у нас, сколько бы добра он сделал для нас! Мы поняли бы его высоконравственный характер, высокоблаготворный образ действия; он понял бы нас. Нас соединили бы самые великие узы любви взаимной, — любви, которая все покрывает, все терпит, которая и его начальствование делает удобоносимым и повиновение легким 3)". Пробыв несколько лет на нижегородской кафедре, он, согласно своему желанию, был уволен на покой 17 июня 1857 года и поселился в Нижегородском Печерском монастыре. Ему была назначена пенсия в 1000 руб. с правом пользоваться от монастыря экипажем, освещением и прислугой. В 1860 г. он тайно принял схиму, с именем Иоанна. Скончался в Благовещенском Нижегородском монастыре 6 декабря 1884 г., 85 1/2 л. от роду.

3) Полтавские Епархиальные Ведомости, 1885 № 12.

См. о нем:

"Преосвященнейший Иеремия, епископ Нижегородский и воспоминания его о преосвященном Иннокентии, архиепископе Херсонском", Нижний Новгород.

Виноградов (брошюра о нем)

Титов в "Чтениях при Московском" Университете, 1887 г. кн. III

Исторический Вестник 1887 г. XXXVI.

Письма к нему Филарета, "Душеполезное чтение", 1886 кн. I.

Отрывок из его записок "Кавказ", Епархиальные Ведомости, 1885, 18

Письма Иеремии к архиепископу Иннокентию (биография последнего).

"Иннокентий, архиепмскоп Хер.", Москва, 1888

Помещены в книге Барсова — материал для биографии.

Некоторые из его сочинений были напечатаны преосвященным Мисаилом (в миру Михаил Иванович Крылов), бывшим епископом Олонецким, в журнале "Душеполезное чтение" за 1897/8 г.

Более подробный перечень литературных указаний о нем см. Биографический словарь студентов Санкт-петербургской. Духовной Академии, состав. А. Родосским, стр. 181.

Источник:

Павловский И. Ф. Полтавцы: Иерархи, государственные и общественные деятели и благотворители. Полтава, 1914. Стр.11-15

 

Ієремія (Соловйов, Іродіон Іванович) (10.04.1799, с. Георгіївське Лівенського пов. Орловської губ., Росія – 06.12.1884, м. Нижній Новгород, Росія) – церковний діяч, єпископ.

Нар. в сім’ї паламаря. Сім’я відзначалася надзвичайним благочестям. Згадуючи дитячі роки, І. відзначав: «у матери моей не было иного наставления, не было иной материнской слезной мольбы к дитяти нежно любимому, как сие: молись, молись, всегда молись, втайне, молись ночью, молись пред всяким уроком своим и всяким делом».

Підлітком І. 1810 вступив до Сєвського духовного училища відразу до 4 кл., а по його закінченні перейшов до Орловської духовної семінарії, де 1819 отримав ступінь студента. Улюбленим заняттям учня була молитва вдень і вночі, в порожніх кімнатах. Така відверта набожність була неприємна деяким одноліткам, і вони ганьбили та били І., він же молився за своїх кривдників. По закінченню семінарського курсу І. був призначений учителем грецької мови та інспектором Сєвського духовного училища. Однак молодий педагог вирішив присвятити себе духовній праці. 1822 І. став послушником Брянського Печерського монастиря, а через два роки поступив до С.-Петербурзької духовної академії. Там прийняв чернецтво (21.11.1824), був рукопокладений у сан ієродиякона (07.01.1825). Після закінчення академії рукопокладений у сан ієромонаха (14.08.1827) і призначений законовчителем 2-го кадетського корпусу. 1828 зарахований до соборних ієромонахів Олександро-Невської лаври. 07.09.1829 призначений бакалавром С.-Петербурзької духовної академії. 02.09.1830 переведений інспектором до Київської духовної академії, 05.10.1830 уведений у сан архімандрита. З 30.01.1831 – екстраординарний проф. богослов’я, з 06.06.1834 – ректор Київської духовної семінарії і член духовної консисторії. 21.08.1834 призначений настоятелем Київського Видубицького монастиря. З 06.11.1839 – ректор Київської духовної академії і настоятель Києво-Братського училищного монастиря. 06.04.1841 хіротонісаний на єпископа Чигиринського, вікарія Київської митрополії. З 02.01.1843 – єпископ Кавказький і Чорноморський. З 20.11.1849 до 19.12.1850 – єпископ Полтавський і Переяславський.

Незважаючи на успішну кар’єру, І. більше приваблювала монастирська келія, свої адміністративні посади він розглядав як послушенство. Полтава йому відверто не сподобалась. Своє перебування тут І. називав «безприютным крестом полтавским». Не вподобавши розкоші архієрейського дому, владика перебрався до Хрестовоздвиженського монастиря, весною переїхав до Мгарського Лубенського Спасо-Преображенського монастиря, а восени поселився в «мирному і спокійному» Переяславі. Та найбільше І. пригнічували «затруднения церковные и духовные». Після тривалої відсутності попереднього владики, архієпископа Гедеона, який управляв кафедрою із С.-Петербурга, полтавська паства, за словами І., знаходилася в «непонятном положении». Серед полтавського духовенства І. почувався самотнім: «обедали у моего недостоинства члены консистории и прочее превознесенное и разукрашенное отличиями духовенство полтавское, все протоиереи <…> священника не мог отыскать <…>. Это предместнику моему было на радование, а преемникам его надолго скорбь и затруднения». Суворий подвижник І. відразу приступив до наведення порядку у своїй єпархії, неодноразово повторюючи: «Безпорядок – разрушение и смерть всякому делу…». Адміністративна діяльність І. за метою і намірами була законною і бездоганною. Управління І. було суворим, владним; він ставив вимоги, до яких не звикли, вимагав діяльності, від якої відвикли; говорив відверто, різко. Єпископ безжалісно картав у приватних бесідах і у святительських повчаннях слабкість і грішні пристрасті людські. Людина відкритого характеру, І. не шанував лицемірів, відразу розпізнавав їх і обов’язково накладав покарання. Принциповий у справах управління, І. налаштував проти себе значну частину священиків та вірних, які захоплювалися спокусами світу.

У той же час відвертість І. приваблювала багатьох людей, які приходили до нього за порадою чи благословенням. У своїй келії він приймав усіх відвідувачів, незалежно від звання і чину. Бесіди з І. завжди були наповнені душевною добротою і залишали по собі вдячні спогади. Почуті від нього зауваження, настанови завжди були доречними.

Піклуючись про серйозну підготовку майбутніх служителів Церкви, І. велику увагу приділяв духовній семінарії. Першого ж дня після прибуття до Полтави він провів огляд семінарських приміщень, узяв під особистий контроль навчальний процес. Особливу увагу звертав на вивчення богословських дисциплін, на іспитах вимагав точної, чіткої відповіді, не допускав заміни біблейських слів іншими, зауважуючи: «Мысль Божия должна быть и выражаема теми словами, которые Сам Виновник откровения почитает достаточными для выражения оной». Щоденно екзаменував новоприбулих священиків і паламарів, запитував уроки у півчих, і тому, хто добре відповідав, давав просфору. Розвитку церковного хору І. надавав особливого значення. Ще під час першої зустрічі з малолітніми півчими, єпископ, незважаючи на втому, благословив і поцілував у залі кожного, подарувавши кипарисні хрестики. Майже щовечора відвідував заняття, присилав гостинці та перевіряв рівень знань. І. першим із полтавських архіпастирів полтавських висловив намір створити єпархіальне жіноче училище та перемістити семінарію з Переяслава до Полтави.

Увесь час перебування на Полтавській кафедрі владика займався благодійною діяльністю. Все, що отримував за своє служіння, віддавав на лікування хворих, на користь бідних духовного звання, сиріт; продукти харчування передавав до їдальні казеннокоштних учнів. Виділив значні кошти на встановлення трьох іменних стипендій семінаристам.

Перебування І. тривало трохи більше року. 1850 призначений єпископом Нижнєновгородським. Одержавши указ, владика на прощання побажав усім мирного і благодіяльного життя, добропорядного служіння Церкві і батьківщині, промовивши: «Жалею, что я не понял паствы полтавской и паства полтавская не поняла меня».

Після 7-річного служіння на Нижегородській кафедрі 17.06.1857 звільнений на спочинок. Поселився у Нижегородському Печерському монастирі. 1860 таємно прийняв схиму під іменем Іоанн. 15.02.1864 призначений настоятелем Нового монастиря на Алтаї і начальником Алтайської місії, але до місця призначення через старість не поїхав. Дожив віку монахом-самітником у Нижегородському Благовіщенському монастирі. Залишив автобіографічні записки і низку благоговійних роздумів, які є зразком аскетичної л-ри. Нагороджений орденом св. Анни 2 ст. (1836).

Пр.: Иноческие письма // Душеполезное чтение. – 1889, 1894, 1895, 1896, 1898, 1900, 1910, 1911, 1912, 1913, 1914; Сокровищница сельских духовных уроков (рукопис).

Літ.: Крамаренко И. Пребывание Преосвященного Иеремии в Переяславе // ПЕВ.ЧН. – 1881. – № 5. – С. 212-227; Крамаренко И. Дополнение к статье о пребывании Преосвященного Иеремии в Переяславе // ПЕВ.ЧН. – 1881. – № 10. – С. 510-514; Краткая биография Преосвященнейшего Иеремии, бывшего Новгородского Епископа // ПЕВ.ЧН. – 1885. – № 2. – С. 120-121; Памяти в Бозе почившаго Преосвященнейшаго Иеремии, бывшаго Епископа Полтавскаго // ПЕВ. –1885. – № 12; Курдиновский В. Из воспоминаний о Преосвященном Полтавском Иеремии бывшего малолетнего певчего хора его // ПЕВ.ЧН. – 1887. – № 6. – С. 220-226; Павловский, 1914. – С. 11-15; ВПЄ. – 2007. – № 10 (70). – Жовт.

О. А. Білоусько, О. В. Колесник

Джерело:

Полтавіка. Полтавська енциклопедія. Том 12. Релігія і Церква.— Полтава: «Полтавський літератор», 2009 - http://history-poltava.org.ua

Фото: http://www.nne.ru/bishops/b_22.php

 

Иеремия (Соловьев, Иродион Иванович) (10 апреля 1799 - 6 декабря 1884). Русская Православная Церковь, епископ.

Родился 10 апреля 1799 г. в семье пономаря села Георгиевского, Ливенского уезда, Орловской губернии.

С 1810 г. обучался в Орловской (Севской) семинарии.

25 сентября 1819 г. окончил курс семинарии.

10 сентября 1820 г. определен учителем греческого языка и инспектором в Севское духовное училище.

С вступлением на самостоятельный жизненный путь перед будущим епископом встал вопрос - по какому руслу направить свою жизнь. В тайниках души его началась страшная борьба мыслей, чувств и намерений.

С одной стороны он чувствовал в душе своей пламенное стремление в монастырское уединение, с другой - его смущали те перспективы, которые рисовала светская жизнь.

Чувствуя такую нерешительность, он пламенно молился ко Господу. Плодом этой молитвы было то, что он охладел ко всему мирскому и даже несколько раз помышлял тайно удалиться от мира. Но затем решил посоветоваться с более опытными людьми и обратился к некоему старцу Геннадию, известному своей назидательностью. Старец Геннадий благословил юношу и вручил ему свой посох с тем, чтобы последний, не заходя в дом свой, отправлялся в Брянские леса. Но Иродион прослушал внушение старческое. Однако постоянная тоска и борьба мыслей не давали ему покоя. И через три года (в 1822 г.) он, преодолев все искушения, встретившиеся на его пути, вступил в Брянский Печерский монастырь, где выполнял разные монастырские послушания. Вскоре старцем монастыря Смарагдом он был представлен кандидатом для продолжения образования в Московскую духовную академию, но затем по просьбе его друга Иннокентия Борисова произошло изменение. 10 сентября 1824 г. он вызван в число студентов СПб духовной академии, где 25 ноября пострижен в монашество, а 25 декабря того же года рукоположен во иеродиакона.

14 августа 1827 г. по окончании академии рукоположен во иеромонаха и назначен законоучителем 2-го кадетского корпуса.

В 1828 г. причислен к соборным иеромонахам Александро-Невской Лавры.

7 сентября 1829 г. назначен бакалавром СПб академии.

2 сентября 1830 г. перемещен инспектором Киевской духовной академии и 5 октября того же года возведен в сан архимандрита.

С 30 января 1831 г. - экстраординарный профессор богословия.

6 июня 1834 г. утвержден ректором Киевской духовной семинарии и членом духовной консистории, а 21 августа назначен настоятелем Киевского Выдубицкого монастыря.

В 1837 г. обозревал монастыри Киевской епархии и назначен председателем Комитета по устроению Киево-Софийского духовного училища.

С 6 ноября 1839 г. - ректор Киевской духовной академии и настоятель Киево-Братского училищного монастыря.

6 апреля 1841 г. хиротонисан во епископа Чигиринского, викария Киевской митрополии.

2 января 1843 г. переведен епископом Кавказским и Черноморским.

С 20 ноября 1849 г. - епископ Полтавский и Переяславский.

19 декабря 1850 г. перемещен на кафедру Нижегородскую.

17 июня 1857 г. уволен на покой в Нижегородский Печерский монастырь.

В 1860 г. тайно принял схиму с именем Иоанна.

15 февраля 1864 г. назначен настоятелем Нового монастыря на Алтае и начальником Алтайской миссии, но к месту назначения по старости не поехал.

Скончался 6 декабря 1884 г. Погребен в Благовещенском Нижегородском монастыре.

Просвещенный Иеремия, как архипастырь, трудился сравнительно недолго, но зарекомендовал себя великим и теплым молитвенником за свою паству, горячим поборником и поклонником церковного благочиния и благолепия.

Он зорко следил за духовно-нравственным состоянием своей паствы. Это был архипастырь строгий и справедливый.

Много полезного сделал он для новоучрежденной Кавказской епархии, где устроил и освятил до 12 церквей и Иоанно-Мариинский женский монастырь. Им же была открыта Кавказская семинария. На стипендии в ней преосвященный внес 8500 рублей собственный средств.

Однако, занимаясь внимательно и плодотворно епархиальными делами, уделяя время широкой благотворительности, преосвященный оставался сокровенным от мира подвижником, строгим аскетом. Он никогда не забывал, что он монах и строго хранил монашеские обеты.

Преосвященный очень любил и почитал святителя Тихона Задонского и стремился подражать ему в своей жизни.

Ближайшим духовным другом и соратником преосвящ. Иеремии был архиеп. Иннокентий Херсонский. С детства они делили друг с другом радость и горе, поверяли друг другу мысли и чувства, обращались друг к другу за советом и оба единодушно и совокупно любили прибегать к горячей молитве.

Преосвящ. Иннокентий высоко ценил критический ум, зрелость суждений и благочестивые чувства своего друга. Все свои сочинения он давал на предварительную его (Иеремии) оценку, а Иеремия благоговел перед высоким талантом друга и считал за счастье быть ему полезным. Они совместно совершали подвиг крестоношения.

Отличаясь склонностью к уединенной иноческой жизни, преосвященный Иеремия с первых же дней архипастырского служения стал просить увольнения на покой. Его желание исполнилось. На покое он прожил 27 лет, удивляя всех своим необычайным смирением, строгим постничеством, постоянной молитвой и всесторонней благотворительностью.

За свою богоугодную жизнь святитель Иеремия наделен даром прозорливости. "Пора домой", - были его последние слова, и он тихо почил от трудов своих.

После него остались автобиографические записки и ряд благоговейных размышлений, представляющих собой замечательный образец аскетической литературы и отличающихся глубокой назидательностью.

Труды:

Сокровища сельских духовных уроков (в извлечении).

Воспоминания преосвящ. Иеремии о высокопреосвящ. Иннокентии, архиеп. Херсонском. Помещены в сочинен. Виноградова И., прот.

Преосвящ. Иеремия, еп. Нижегородский. Нижний Новгород, 1886.

Поучения, говоренные к нижегородской пастве с присовокуплением келейных его записок за 1851-1853 гг. (свящ. Покровский Д.). Нижний Новгород, 1890.

Святый Иоанн Креститель (изъяснительные письма). Приб. к Ц. В., 1890, № 33, с. 1077-1082.

Иноческие письма (Душеп. собес., 1889, с. 309-312 и годы - 1894, 1895, 1896, 1898, 1900, 1910, 1911, 1912, 1913, 1914).

Источник:

Благотворительный фонд "Русское Православие" (http://www.ortho-rus.ru)

Ссылки на эту страницу


1 Записки о Полтаве и ее памятниках
[Записки про Полтаву та її пам`ятники]. Бучневич Василий Евстафиевич. Полтава. 1902
2 Крестовоздвиженский монастырь
Крестовоздвиженский монастырь
3 Личности - И, Й
[Особистості - І, Й] - пункт меню
4 Личности - С
[Особистості - С] - пункт меню
5 Полтавский институт благородных девиц Мазанов
Полтавский институт благородных девиц. Мазанов Петр Иванович. Полтава, 1898
6 Полтавцы: Иерархи, государственные и общественные деятели и благотворители
[Полтавці: Ієрархи, державні і громадські діячі і благодійники] - Павловский Иван Францевич // Полтава: Т-во Печатн. Дела (тип. бывш. Дохмана), 1914
7 Религиозные деятели
[Релігійні діячі] - пункт меню
8 Трех святителей домовая церковь
[Трьохсвятительська домова церква] – в здании 1-й мужской гимназии

Если Вы хотите поддержать сайт

Карта ПриватБанка:
5168 7556 1759 9598

WebMoney:

UAH

U424759725951

RUB

R595618315667

USD

Z159829102497

EUR

E256443352919