Труды Полтавского церковного историко-археологического комитета. Выпуск третий

Труды Полтавского церковного историко-археологического комитета. Выпуск третий.

Публикуется по изданию: Труды Полтавского церковного историко-археологического комитета. Выпуск третий. Электрическая типография Г. И. Маркевича. Панский ряд. Полтава. 1912

Перевод в html-формат: Борис Тристанов.

Автор сайта выражает благодарность сотрудникам Государственного историко-культурного заповедника «Поле Полтавской битвы» за помощь в подготовке публикации.

 

ТРУДЫ

ПОЛТАВСКОГО

ЦЕРКОВНОГО ИСТОРИКО-АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО

КОМИТЕТА

 

Выпуск третий.

 

Полтава.

Электрическая типография Г. И. Маркевича. Панский ряд

1912

 

ОГЛАВЛЕНИЕ.

1.

Епископ Феофан Шиянов, святитель Полтавский. В. А. Пархоменко

3-13

2.

Материалы из церковно-приходской летописи села Остролучья, Переяславского уезда. Священник А. Соколовский

15-177

3.

Отчет о командировке на XV Всероссийский Археологический Съезд в Новгороде. В. А. Пархоменко

179-186

4.

Журналы заседаний Комитета

187-207

5.

Отчеты о деятельности Комитета

208-213

6.

Денежный отчет

215-223

7.

Отчет ревизионной комиссии

224

2

Highslide JS
Епископ Феофан Шиянов.

3

Феофан Шиянов,
второй епископ Полтавской епархии.

(К столетию со дня кончины).

24 января наступающего 1912 года исполняется сто лет со дня кончены второго епископа Полтавско-Переяславской епархии Феофана Шиянова.

Преосвященный Феофан в мире назывался Феодором Григорьевичем Шияновым-Чернявским, родился 8 июня 1744 г. в Китайгороде, что ныне Кобелякского уезда 1). Образование свое он получил и закончил в Киевской Академии, затем, по принятии монашества в 1770 г., проходил в Киево-Печерской лавре служение библиотекарем, типографским справщиком и проповедником. В конце 1774 г. иеромонах Феофан сделан был членом лаврского собора, а 28 февраля 1775 г. определен заведующим лаврской типографией.

Отцу Феофану, как человеку образованному, хорошо владевшему пером, лавра поручала, в ряду других послушаний, изготовление речей и официальных бумаг в более важных случаях. Так, между прочим, в конце 1776 г. о. Феофан, по поручению лаврского собора, ездил в Петербург для принесения поздравления Императрице

1) Таково преобладающее мнение, заим. гл. обр. из ст. о. Крамаренко в ноябр. кн. "Странника" за 1876 г., также из биографии в кн. игум. Полиевкта "Свед. о Полт.-Переясл. еп. и ее архиеп.", Полтава, 1868 г. (из "Полт. Еп. Вед." 1867 г.), из ст. Д. Юзефовича в "Полт. Еп. Вед." 1863 года № 17, см. тоже у преосв. Филарета Гумилевского в "Истор.-статист. опис. Черниг. еп.", гл. обр. в кн. 3, Чернигов, 1873 г., стр. 202; другие (в т. ч. проф. Н. И. Петров — в 4 т. "Акты отн. к ист. Киев. Ак.", Киев, 1907 г., стр. 293-4) говорят, что он родился в Киеве, происходил из духовного звания.

4

Екатерине Второй и ее наследнику Павлу Петровичу, по случаю бракосочетания последнего 1); в 1783 г. им писано ко Двору поздравление от лавры по случаю рождения великой княжны Александры Павловны 2); около 1785 года он говорил речь при избрании судей, около того же времени отпечатанную 3), и проч.

11 апреля 1787 г., во время пребывания императрицы Екатерины Второй в Киеве, в ее присутствии, иеромонах Феофан был посвящен в сан архимандрита, с назначением управлять Нежинским Благовещенским монастырем; при этом он приветствовал императрицу своей речью, тогда же появившуюся в печати 4).

Полученный о. Феофаном в управление Нежинский Благовещенский монастырь, только что перед назначением этого своего нового настоятеля, в 1786 г., пережил тяжелый момент секуляризации вотчин, при чем он сделан был второклассным. Эта реформа посодействовала обеднению монастыря и вызвала заботы нового настоятеля об изыскании средств для реставрации начавших ветшать монастырских зданий. Однако происшедший 14 сентября 1797 г. в монастыре сильный пожарь 5) остановил хозяйственную деятельность настоятеля архимандрита Феофана 6), и он стал проситься о переводе

1) См. в уп. кн. о. Полиевкта, стр. 80-84; тут, между прочим, приведена любопытная подробность о том, как о. Феофан смутился в дороге наименованием в его паспорте Петербурга "царствующим" градом (это наименование он приписывал лишь Москве).

2) ibidem, 84 стр.

3) См. 130 стр. во 2 кн. "Обзора русск. дух. литературы" архиеп. Филарета, С.-П.-Б. 1861 г. — речь напечатан. в Москве в 1785 г.; о служении о. Феофана в лавре — см. также у В. Аскоченского в его кн. "Киев с его древн. учил.", ч. 2, Киев, 1856 г., стр. 293.

4) Напеч. в Москве в 1787 г. — см. там же у Филарета в "Обзоре".

5) См. у преосв. Филарета в уп. "Ист. ст. опис. Черн. еп." 3 т. стр. 179-184.

6) О. Пелиевкт в прим. на 85 стр. уп. кн. своей приводит выдержку из истории данного Нежинского монастыря, изд. в Москве в 1815 г., где говорится, что Феофан, в бытность свою настоятелем здесь, "любя городскую жизнь", из деревянной церкви приписного Красноострожского

5

его на другое место 1). 15 мая 1798 г. он был перемещен настоятелем Черниговского Елецкого монастыря и вместе сделан ректором Черниговской семинарии. Однако, проректорствовал менее года, 22 марта 1739 г. он перешел на должность настоятеля Новгород-Северского Спасского монастыря, которым пред сим управлял пребывавший на покое, бывший Переяславский (1775-86 гг.) и затем Новгород-Северский (1785-97 гг.) епископ Илларион Кондратковский (+ 1799 г. 12 января). Но в том же году 26 ноября состоялось повеление о бытии Феофану епископом Чигиринским, викарием Киевской митрополичьей епархии, и 12 февраля 1800 г. он быль посвящен во епископа в Киеве 2).

Феофан был первым епископом в новооткрытом Киевском викариатстве, служа помощником в делах епархиального управления двум Киевским митрополитам — сперва Гавриилу Банулеско-Бодони 3) (1799-1803 гг.), потом Серапиону Александровскому (1803-1822 гг.). Вместе с тем епископ Феофан настоятельствовал в Киево-Михайловском монастыре. Здесь он оставил по себе прочный вещественный памятник — "Феофанию", — загородную дачу с церковью, названную так по имени основателя,

монастыря и других его строений выстроил в Нежине, близ Благовещенского монастыря, трактир, откуда начавшийся вскоре пожар сжег и самый монастырь.

1) См. в уп. месте кн. пр. Филарета стр. 184. О. Полиевкт утверждает, будто Феофан с 1794 по 1798 гг. состоял настоятелем Гамалеевского Харлампиевского монастыря, но это сообщение совершенно противно данным преосв. Филарета — см. уп. соч. кн. 3, стр. 179-184 и кн. 4, стр. 51-52, а также П. М. Строева в "Списк. иерарх.", С.-П.-Б., 1877 г., стр. 515, 522.

2) Несколько ранее этого, в Чернигове или Новгород-Северске Феофан произнес речь в день св. Георгия, напечатанную в Петербурге в 1799 г. — см. изд. 2, кн. 2 "Обз. рус. дух. лит." архиеп. Филарета, Черн., 1863 г., стр. 184.

3) Румын по происхождению, он, между прочим, в 1782-84 и 88-89 гг. был учителем, префектом и ректором Славянской семинарии в Полтаве, умер митрополитом Кишиневским в 1821 г.

6

основанную им в 1800-1803 гг. и существующую в виде иноческого скита доселе 1).

На Чигиринском викариатстве преосвященный Феофан 18 ноября 1806 г. был награжден орденом св. Анны первой степени, и вслед за сим 25 января 1807 г. назначен епископом Полтавским и Переяславским. Сразу же по получении указа — 18 февраля еще из Киева Феофан вступил в управление епархией 2), в свой же епархиальный город — Переяслав прибыл 31 марта того же года 3).

Своей родной епархией — Полтавско-Переяславской епископ Феофан управлял недолго — менее пяти лет, но успел оставить по себе добрую память в епархии. Он любил часто совершать богослужение 4), вследствие чего при нем в архиерейской ризнице было "облачений на знатную сумму поправлено" 5); при этом он был хороший проповедник, сам назидавший свою паству и подчиненное ему духовенство побуждавший к проповедничеству 6). Для лучшего ознакомления со своей паствой и для пастырского воздействия на нее, преосвященный Феофан, не смотря на свой преклонный возраст и болезненность, ежегодно предпринимал поездки по епархии, при чем особенно любил посещать нашу Полтаву, бывшую в то время уже губернским городом. Нам известны следующие его поездки по епархии: в

1) См. напр. в кн. прот. С. Петровского "Киев и его святыни", 6 изд., Одесса, 1909 г. стр. 101, 28.

2) См. в делах Полт. дух. консистории за 1807. г. в архиве назв. консистории.

3) См. в уп. соч. Аскоченского и в ук. ст. о. Крамаренко.

4) См. свидетельство современника — прот. И. Крамаренко — "Странник" 1876 г., ноябрь; из одного дела Арх. Св. Синода (1812 г. № 172) видно, что он служил 13 и 14 января 1812 г. в своей домовой церкви в с. Андрушах, не смотря на то, что чувствовал себя больным и слабым, — уже при наступлении его предсмертной болезни.

5) См. в деле Арх. Св. Син. 1812 г. № 187.

6) См. свидетельство о. Крамаренко в уп. ст., находящее подтверждение и в некоторых других данных.

7

августе и сентябре 1807 г. он посетил Полтаву, в которой пробыл около двух недель, и проездом — Лубны и Кременчуг 1) и, вероятно, и некоторые другие места, лежавшие по дороге; в августе и сентябре 1808 г. им совершена поездка по Лохвицкому, Гадячскому и Зеньковскому уездам 2); ездил он по епархии и в августе 1809 г., при чем снова посетил Полтаву 3); наконец, в июне 1811 г., по особому приглашению малороссийского генерал-губернатора князя Я. И. Лобанова-Ростовского, он опять съездил в Полтаву, и здесь 27 июня совершил чин освящения памятника в память Полтавской победы, доныне существующего в Александровском круглом саду, при чем в этот день в конце литургии, совершенной им в Полтавском соборе, преосвященный произнес слово, посвященное событию 4).

Вообще владыка Феофан был архипастырем деятельным и благопопечительным. Из распоряжений его по епархии отметим некоторые. Прежде всего заслуживает внимания его отеческая заботливость о семинарии и семинаристах. Здесь им принимались меры к правильному распределению новой штатной суммы на семинарию — 7000 р., отпускавшихся по указу Св. Синода 21 марта 1807 г.; сделано было им 27 марта 1809 г. по своей личной инициативе решительное запрещение подвергать семинаристов телесному наказанию — на том основании, что "такой образ исправления учащихся не соответствует благородному воспитанию детей", при чем данная отмена телесных наказаний после Феофана снова

1) См. в арх. Полт. дух. консистории дела за 1807 г.

2) См. в Арх. Св. Син. дело 1808 г. № 620.

3) Д. Арх. Св. Син. 1809 г. № 663.

4) См. дело Арх. Св. Син. 1811 г. № 589, также описание торжества в "Северной Почте" 1811 г. № 57, привед. в кн. И. Ф. Павловского "Битва под Полтавой", Полтава, 1908 г., стр. 197-198; самая речь напеч. в "Полт. Еп. Вед." 1863 г. № 13.

8

и надолго еще перестала действовать в семинарии 1); 22 сентября 1807 г. учреждена была им особая школа в семинарии — так называемая "русская" — для учеников, неспособных к латинскому учению и для испытания не обучавшихся в семинарии кандидатов на священно-служительские и причетнические места; 16 марта 1809 года учреждена должность "суперинтендента" в семинарии для наблюдения за поведением семинаристов и за лучшим благоустройством "бурсы" — семинарского сиротского дома вообще и за более исправной топкой печей здесь в частности; должность эта поручена учителю поэзии иеромонаху Иоасафу Мохову 2); в конце 1809 года открыт был в семинарии класс еврейского языка 3) — и т. д.

Видя добрые успехи семинаристов, епископ Феофан, в целях поощрения их и для пользы дела, 17 июня 1807 года распорядился, чтобы лучшие священнические места, особенно в городах, предоставлялись непременно лицам, обучавшимся в семинарии. Чтобы предотвратить практиковавшееся увольнение семинаристов от учения ранее окончания курса, он предложением консистория от 23 октября 1807 года лишал таковых надежды на получение отцовских мест. Кандидатов на причетнические места он настойчиво заставлял являться в семинарию для предварительного засвидетельствования их знаний (распоряжение от 23 октября 1807 г. и др.). Позаботился также еп. Феофан о принятии духовенством мер к соблюдению чистоты в храмах и содержанию при церквах нужных бого-

1) Мероприятие Феофана было вызвано одной жестокой поркой в семинарии и по-видимому не нравилось семинарскому начальству, — "Полт. еп. Вед.", 1888 г. № 8.

2) См. архивный материал в "Полт. Еп. Вед." 1888 г № 8 и частью № 20, особенно в первом из них много подробных сведений о состоянии семинарии в то время, см. также д. Арх. Св. Син. 1807 г. № 529.

3) См. указание в "Описи док. и д. Арх. Св. Син.", "Дела комиссии дух. училищ", С.-П.-Б., 1910 г., № 201, стр. 78.

9

служебных книг (9 ноября 1809 г.). Затем он определил не посвящать в священники ранее 26 и в диаконы ранее 23 лет (10 декабря того же 1807 г.); им упразднено было, как излишнее, особое ризничное правление при кафедральном соборе (25 мая 1807 г.), при чем круг дел его передан непосредственному наблюдению ключаря; были принимаемы меры к упорядочению хозяйственных дел архиерейского дома и пр. и пр. 1). С особым вниманием еп. Феофан следил за ходом консисторских дел. Между прочим, в начале 1809 г. он сделал было попытку упростить консисторское делопроизводство, сократив некоторые пункты в ведомостях о поведении и подсудности лиц монашествующих и протопопов, но встретил в сем противодействие со стороны Св. Синода 2). Вникая в консисторские дела, епископ Феофан вынужден был скоро вступить в борьбу с двумя главными консисторскими дельцами — первоприсутствующим членом, ректором семинарии, кафедральным протоиереем Феодором Демьяновичем Домонтовичем 3), и секретарем Семеном Бельским. Конфликт произошел зимой 1808-1809 гг.; главным поводом к нему оказалось дело о законности брака помещика — майора Петра Левенца и законнорожденности его детей. Протоиерей Домонтович, человек весьма заслуженный, кавалер ордена Св. Анны второй степени, пользовавшийся большим влиянием на дела при предыдущих епископах — Амфилохии и особенно Сильвестре, позволил себе входить в рассмотрение архиерейских резолюций и предложений по существу, стал усмат-

1) См. в арх. Полт. дух. консистории дела за упом. годы — без особой нумерации и порядка.

2) Арх. Св. Син. 1809 г. № 395.

3) По отзывам современников, человек выдающийся своими дарованиями, знанием и трудолюбием, — см. отзыв еп. Амфилохия Леонтовича в приложении к 2 изд. нашего "Очерка ист. Переясл. Бор. еп.", Полтава, 1910 г. — также отзыв, И. Ф. Тимковского — "Русск. Архив" 1874 г. кн. 6, Крамаренко — Полт. Еп Вед." 1878 г. № 11 и др.

10

ривать в них незаконность и неправильность, и потому приостанавливал исполнение архиерейских резолюций. Соединившись с секретарем Бельским и склонив других членов, Домонтович обратился от консистории к архиерею с просьбой возбудить перед Св. Синодом дело о разъяснении такого недоумения: следует ли консистории, когда что в предложениях или резолюциях преосвященного покажется несходственным с законом, докладывать об этом архиерею, или все предложения и резолюции архиерейские исполнять, не входя своим о них рассуждением. Тогда, в ответ на это, архиерей заготовил на протестующих обширную жалобу в Св. Синод, в которой обвинял консисторию в промедлении и проволочках дел, Домонтовича в неповиновении, а Бельского — сверх сего — и в пьянстве 1). Ответ Св. Синода был в пользу архиерея 2).

Получивший выговор Св. Синода Домонтович, в виду своей болезненности, ослабления зрения и утомления от дел, стал тогда проситься в отставку и, для исходатайствования пенсии и с целью оправдания, решил съездить в Петербург. Не смотря на противодействие епископа Феофана, Домонтовичу удалось получить из Синода отпуск и съездить в Петербург. Было это осенью 1811 г.

Эта поездка Домонтовича обеспокоила епископа Феофана, писавшего по этому поводу в Петербург о том, что Домонтович едет туда с жалобой на архиерея. Однако Домонтович в Петербурге нашел себе покровителя — в лице сильного тогда, известного Синодского обер-прокурора князя А. Н. Голицына. Последний при личных свиданиях с Домонтовичем убедился, как он сам писал потом Феофану, в "достоинствах сего старца" — "достойного протоиерея" Домонтовича и в "миролюбивых и христианских его чувствованиях". Голицын, в виду же-

1) См. дело Арх. Св. Син. 1809 г. № 278, — о Бельском см. также 1811 г. № 945 и 1810 г. № 667,

2) ibidem — в деле 1809 г. № 278.

11

лания Домонтовича выйти в отставку, взялся выхлопотать ему пенсию и вообще обласкал заслуженного протоиерея 1).

Возвратившись из Петербурга, о. Домонтович однако попал домой уже как раз перед самой кончиной своего владыки.

Епископ Феофан, издавна уже болея геморроем и головокружениями, в ночь с 14 на 16 января 1812 года претерпел параличный удар, поразивший язык и правую руку, а ночью с 23 на 24 января "в первом часу с полночи" скончался в своем загородном доме в Андрушах.

Погребение преосвященного Феофана было совершено 27 того же января епископом Чигиринским Иринеем Фальковским в архиерейском склепе при Переяславском Вознесенском монастыре.

После епископа Феофана осталось довольно большое наследство: деньгами — голландских червонцев 181, 7 империалов, 5 полуимпериалов, 1100 рублей ассигнациями, на 1650 руб. долговых обязательств, множество разного имущества, бывшего в семи сундуках, — в том числе много шелковых ряс и подрясников, шубы, одеяла, 3 табакерки, серебряные ложки, кружева и т. п. Осталась и порядочная библиотека на языках — русском, французском, греческом и латинском — содержания экзегетического, юридического, историко-географического, церковно-исторического, не считая сверх того книг богослужебных. Кроме того умерший епископ оставил после себя немало домашнего скота — 20 лошадей, 18 голов рогатого скота, 105 овец; из экипажей — 5 карет и 2 кибитки 2).

1) Домонтович вышел в отставку летом 1812 г., — см. д. Арх. Св. Син. 1811 г. № 936 гл. обр., а также 1811 г. № 903, 1811 г. № 897, 1811 г. № 617.

2) См. главн. образ. д. Арх. Св. Син. 1813 г. № 187, кроме того 1812 года № 172.

12

Из сотрудников преосвященного Феофана по епархиальному управлению следует назвать бывших при нем членов консистории: упоминавшегося о. Домонтовича, благочинного протоиерея Переяславской Успенской церкви Петра Базилевича, префекта семинарии протоиерея Иосифа Козачковского, соборного ключаря протоиерея Евфимия Нестеровского, соборного иеромонаха Амвросия и наместника Воскресенского иерея Павла Григоровича. Из них, по-видимому, большим расположением владыки пользовались отцы — Нестеровский и Григорович, а также настоятель Лубенского Преображенского монастыря архимандрит Иосиф 1) и учитель семинарии иеромонах Иоасаф Мохов, попавший в 1809 г. в члены консистории 2); следует еще упомянуть личного секретаря архиерейского — Ивана Алексеевича Гамалею, который, в виду пошатнувшегося здоровья вообще и в частности притупления зрения владыки Феофана, писал на прошениях по арxиерейским указаниям резолюции, лишь подписывавшиеся самим владыкой 3). Итак, преосвященный Феофан Шиянов не успел за свое короткое управление Полтавско-Переяславской епархией оставить яркого следа в истории епархии; тем не менее это был архипастырь просвещенный, учительный, простой в своих личных отношениях 4), деятельный, заботливый о благе семинаристов, оставивший по себе в общем добрую память в Полтавской епархии, но попавший сюда на склоне дней своих уже при наступлении болезней. Смерть его последовала в знаменитый 1812 год; хотя владыка Феофан и не дожил до событий знамени-

1) См. дело о представлении его к ордену Св. Анны 2 ст. в Арх. Св. Син. 1809 г. № 418; в ордене было отказано в виду того, что при управлении Иосифа монастырем в 1806 г. найдено было в пустых монастырских горницах под полом мертвое женское тело.

2) Впоследствии префект и ректор Киевской Академии.

3) См. в уп. ст. о. Крамаренко, — это было не только в конце жизни Феофана, но, как видно из консисторских бумаг, и в 1807 и следующих годах.

4) См. отз. о. Крамаренко по свидетельствам современников — уп. ст. "Странник" 1876 г. ноябрь.

13

той отечественной войны, но испытал в связи с ожиданием ее тревоги и лишения: именно, незадолго до смерти, в 1811 г. он вынужден был оставить Переяславский архиерейский дом, предназначавшийся для военного госпиталя, и переехать в загородный дом в селе Андрушах, где и умер 1).

Владимир Пархоменко.

 

 

1) См. в уп. ст. о. Крамаренко в ноябр. кн. "Странника" за 1876 г. и в ст. "Полт. Еп. Вед." 1863 г. № 17.

14

 

15

МАТЕРИАЛЫ

из церковно-приходской летописи

села Остролучья,

Переяславского уезда, Полтавской епархии.

I.

А. Общие сведения.

Остролучье расположено на левом берегу р. Трубежа, по ее течению с северо-запада на юг (от с. Русанова, Остерского уезда, Черниговской губернии, вниз к м. Барышевке, Переяславского уезда, Полтавской губернии) и, таким образом, служит пограничным селением северо-западной стороны Полтавской губернии с Черниговской, всего в 4-5 верстах от границы, в соседстве на севере с сс. Ядловкой и Русановом; от уездного города Остролучье отстоит на 45 верст, а от своего губернского — на 300 верст. На всем протяжении мимо селения, бассейн Трубежа, в старое время судоходного, обратился в прогнойное болото и зарос тростником и осокой; в редких местах просвечивается чистовод, и то на малом пространстве, далеко от берегов, так что переплыть с одного берега на другой невозможно. Кроме Трубежа, протекает еще другая маленькая реченька, под названием "Долгая", по северной стороне селения, с востока на запад, и тут, в конце села, крутым поворотом на юг, совершенно отлогим устьем, незаметно сливается с Трубежом. Начало свое берет она в одном из болот на востоке, между па-

16

хотными полями села Рудницкого. В настоящее время от "Долгой" осталось только одно название, и лишь весной — при многоводье, после снежной зимы, можно исследовать ее течение, а в остальное время года, особенно при засухах, русло ее, своими отлогими берегами, незаметно теряется между полями и сливается с пахотью.

Прилегая западной стороной к р. Трубежу, село растягивается длинной полосой, на протяжении более двух верст, по его берегам, с севера немного возвышенным, к югу — совершенно отлогим. Группируясь по реке, селение тянется зигзагами, то приближаясь к самому руслу, то отступая, смотря по удобству; в иных местах расширяется, в других — суживается. В общем же очертания плана таковы: на севере, — место первичного населения, — село широко раздвинулось, а дальше к югу все больше и больше суживается, и, при соединении с соседним селом Селищем, заканчивается как бы хвостом — одной улицей в один ряд хат, и то на почтительном одна от другой расстоянии. Улица эта служит главной большой дорогой, по которой идет путь во все окрестные селения. Берега к югу низменны настолько, что равняются почти с поверхностью заросшего Трубежа; местность эта называется "Жабокриками". Все отлогие берега покрыты растительностью, особенно в изобилии растет верба, а также и садовые, фруктовые деревья лучше и скорее прививаются и растут на западной стороне у берегов реки, чем на восточной, которая во всю длину селения немного возвышается, отчего и растительность на ней редкая и скудная; так же и грунтовые огороды: на западной береговой стороне лучше, чем на восточной, где почва больше супесчаная, а инде — и совсем песчаная.

Удаленное от почтовой и транспортной дороги, находясь на окраине губернии, Остролучье — село глухое и

17

малопрезжее. Лишь служащие волостные, полицейские чины — или земские по неотложному делу забегут в село, и прозвонит колокольчик, и редко, редко проедет посторонний пассажир.

Весь правый берег Трубежа, служащего западной границей селения, покрыт лесом всевозможного строевого и нестроевого дерева, который хотя и нельзя назвать, в строгом смысле, дремучим лесом, каковым он был не только в старое, отдаленное время, но даже в позднейшее, о чем помнят еще современные старожилы, — но в общей массе, несмотря на то, что много уже против прежнего поредел, при порядочной его ширине, от Остролучья кажется громадным, дремучим лесом, плотно заслоняющим собой весь западный горизонт. Из-за него не видно на западе ни одного из соседних селений, с которыми летом прекращается всякое прямое сообщение. Но это неудобство в летнюю пору вознаграждается и скрашивается тем, что вся западная окраина селения представляет собой один сплошной, прекрасный зеленый ландшафт, на котором контурами выступают береговые огороды с садами, луговые левады, окаймленные вербами; за ними — Трубеж, заросший сенокосами, осокой, тростником, впоперек всего русла до правого берега, а дальше — лозы, хворост, за ними все более и более сгущающиеся леса, между которыми скрываются суходольные и мокрые сенокосы. Эта западная сторона селения исключительно снабжает обывателей кормом для домашнего скота, строевым лесом, тростником, отоплением — дровами, устарелою осокою и проч. Только все это получается при хорошей зиме, когда через болотный Трубеж устанавливается путь.

Южная сторона селения заслоняется, как и западная, соседним смежным селом Селищем, так что и отсюда горизонт узкий и закрытый. Только две стороны — восточная и северная — открыты на большое про-

18

странство ровной площадью, с небольшими, в общем мало заметными, пригорками, по которой расстилаются сплошные пахотные поля. Нужно на полверсты, или немного меньше, отойти от селения, чтобы рассмотреть его окрестности. Тогда на открытом горизонте к востоку и северу, на 7-10-15 верст виднеются соседние села: на юго-восток — Дерновские леса, к востоку — Бакумовка, далее на восток — Паришков, часть Корнеевки и Лукашей, к северо-востоку — с. Рудницкое, на севере — с. Ядловка, и еще севернее — Русанов; между Рудницким и Ядловкой видны леса, известные под названием "Красный хутор".

Почва земли неодинаковая: есть чернозем, солонцоватая, супесчаная и песчаная, а в общем хорошей земли больше, чем плохой, так что, будь ее достаточно, — можно безбедно жить обывателям селения. Но в том-то и беда, что население многолюдно, а земли мало.

Б. Основание села.

Кем положено основание оседлости — с точностью сказать невозможно: ни история, ни частные заметки, ни другие памятники, а также и народные предания — не сохранили по сему вопросу никаких сведений и указаний. Принимая, однако, во внимание, что, по передаваемым историческим сведениям о существовании Остролучья, первыми владельцами его значатся казаки (Полт. Епар. Вед. 1898 г., № 25, стр. 928, "Очерк колонизации края"), — наверное можно предположить, что и первоначальное основание его оседлости положено кем-либо из малороссийских казаков, которые по преимуществу, как известно и из истории, заселяли эти местности, избирая привольные места при речках и лесах, богатых охотой и рыбной ловлей, каковыми всеми угодьями изобиловала эта местность в старое, доброе время и не могла не привлекать внимания к себе первых насельников этого края.

19

Не имея достоверных сведений о том, кем положено основание оседлости, трудно восстановить и время основания. Но по достоверным данным, кои сохранились в истории колонизации "Украины", положительно можно утверждать, что Остролучье очень древнее селение, пережившее не менее трех столетий. В статье "Полтавщина в первой четверти XVII века" (Полт. Епар. Вед. 1898 г., № 26, стр. 928), в которой "Очерк колонизации края" составлен по "историческим источникам", изданным в Варшаве на польском языке Г. Яблоновским под заглавием "Обвод Киевский", — в числе других поселений на Трубеже, — на юго-восток от Гоголевской волости, в бассейне Альты и Трубежа, где находилась волость Бориспольская, как-то: "Иваньков", "Барышев" (ка), — упоминается и с. Остролучье 1590 года. Отсюда следует, что его нужно отнести к поселениям даже не первой четверти XVII века, а последней — XVI столетия, если не к еще более раннему времени. Действительно, если принять в соображение, с одной стороны, то, что Остролучье отличается, как поселение уже организованное, пользующееся гражданской известностью, а с другой — что изобилие богатств природы сей местности невольно приковывает к себе внимание первых насельников "Украины", всеми доставляемыми ею удобствами к жизни, — то справедливо предполагать, что основание оседлости положено далеко раньше, быть может — в половине, если не в первой четверти XVI столетия.

Название селения Остролучьем все единогласно производят от слов "Острый лук", объясняя это слово местоположением первоначальной оседлости первых обитателей, которое приурочивают к тому именно месту, где, с одной стороны, р. Трубеж левым берегом врезывается в материк, а с другой — реченька Долгая — приток Трубежа — крутым поворотом с запада на юг сливается своим устьем с Трубежем, отчего

20

образуется острый выступ материка территории в берега обеих рек, в форме острого угла, или лука.

В. История селения и его гражданская жизнь.

От места первой своей оседлости — "острого угла или лука", обитатели Остролучья, размножаясь и расселяясь, постепенно раздвигались сперва к северу и северо-западу, по берегу р. Трубежа, и к востоку — по берегам Долгой, по местности более возвышенной. Затем, когда с годами вода в Трубеже убавлялась, бассейн осушался, Остролучье стало растягиваться постепенно все дальше и дальше на юг по Трубежу, пока в позднейшие годы не соединилось окончательно в с. Селищем. Собственно Остролучьем с незапамятных времен и теперь называется первоначальная территория его населения, в границах от "памятника," где стояла старая Св.-Николаевская церковь, по улицам, именуемым "Береговая" и "Середковая" позднейшие же поселения — на восток по р. Долгой называются "кузнями", — (по преданию, там стояли панские "кузни") — а на юг — "Жабокриками." Наглядным, живым свидетелем справедливости народного предания о том, что, действительно, на месте около "памятника" возродилось население Остролучья, помимо часовни, указывающей на существование Св.-Николаевского старого храма, — служит так называемое "Старое дворище," иди "Старый двор," — "Старая панская усадьба", заброшенная, запущенная, с остатками развалин старых господских каменных построек; здесь в давнее старое время и жили собственно владельцы селения Иваненки — предки современных владелиц. Усадьба эта находится на "береговой улице" и занимает самое лучшее на все Остролучье, красивое видное место по берегу Трубежа, самое высокое на его левых берегах, и, выступая луком в его бассейн, живописно выделяется и виднеется с правого берега реки на далекое расстояние.

21

Со времени своей исторической известности, именно, с последней четверти ХVІ-го столетия Остролучье принадлежало казакам ("обвод Киевский", Яблоновского), потом, с 1607 года, было во владении Жолкевских, а с 1620-го года стало принадлежать Даниловичам ("там же", Яблоновского); но до каких годов оно было в их владении — неизвестно. Неизвестно в точности и социальное положение обывателей, их отношения к Жолкевским и Даниловичам и, вообще, дальнейшая их судьба до самого ХVIII-го столетия. Как бы ни было, но наверное можно предполагать, что положение жителей в этом периоде времени было более или менее свободное, жили они все-таки на правах вольных, под названием "посполитых" (хлебопашцев), и не испытывали на себе тяжелого ярма крепостной зависимости; по крайней мере до ХVIII столетия крепостного права в этих краях не существовало. С наступлением XVIII столетия, (с какого именно года, — с точностью не имеем возможности определить), жизнь обывателей постепенно изменяется к худшему. Являются помещики Иваненки с правами на все поместья и угодья селения, со слугами и дворовыми людьми (Исп. росп. 1760 г.). Прежние вольные жители селения, именуясь "посполитыми", постепенно лишаются земельных участков, и волей-неволей, с годами обращаются в рабочее сословие неоплатных должников могучих и богатых помещиков, под названием "бобылей;" пока, наконец, к концу XVIII столетия не обратились окончательно в звание крепостных, бесправных крестьян. Крепостное право, получившее к этому времени в Малороссии неограниченные права гражданства, до того усилилось, расширилось и окрепло, что даже духовные лица, члены местного причта, как напр., Григорий Громов и пономарь Яков Сокол (Соколовский — внук бывшего местного священника Феодора Со-

22

коловского), с их женами и детьми, каким-то образом обращаются в крепостных крестьян помещика Иваненко. Свободным остается на весь приход один священник и его семья, о чем свидетельствуют исповедные ведомости с 1800-го по 1834-й годы, — в каковой период времени не было штатных ни дьячка, ни пономаря, а исполняли их должности по усмотрению и указанию помещика его крестьяне. Иваненков около половины XVIII столетия было в Остролучье два брата: Григорий и Михаил Григорьевичи, получившие Остролучское имение в наследство пополам от отца своего Григория, владевшего им нераздельно в первой половине XVIII столетия. И раз отец этих двух братьев был первый владелец из Иваненков, то начало существования их рода в Остролучье следует отнести к концу XVII столетия, и, быть может, они и были непосредственными владельцами, унаследовавшими Остролучье от Даниловичей. Оба брата Иваненки были многосемейные: у Григория было одиннадцать душ детей (исп. росп. Остр. Троиц. ц-ви 1760 г.), у Михаила — шесть душ (там же). До двадцатых годов 16-го столетия Остролучское имение числилось за наследниками Андрея Григорьевича и Моисея Михайловича, потом же переходит в наследие детей Михаила, а именно: к зятю Моисея, по дочери Пелагее, Степану Петровичу Ильяшенко и другому сыну его — Григорию Михайловичу; а старшего брата — Григория Григорьевича — дети, вероятно, унаследовали имение в другом владении Иваненковых, род которых был многочисленный и богатый; в исповедных росписях Остролучских церквей с двадцатых годов о них уже не упоминается. От С. П. Ильяшенко (Ляшенко) имение переходит к сыну его Василию Степановичу, а от него — к внукам, от коих половина земли приобретена крестьянами села Русанова. Г. М. Иваненко свое имение в начале тридцатых годов передает своей жене Екатерине Петровне, которая, по смерти его, вы-

23

ходит вторично за подполковника Карла Ивановича Лаузберга и, умирая в сороковых годах, отписывает ему все доставшееся ей Остролучское имение. Г. Лаузберг, завладевши имением, выписывает из Смоленской губернии свою многосемейную сестру, по мужу Бобровникову, и в пятидесятых годах передает ей все Остролучское имение, которое и пошло дробиться между детьми Анны Ивановны Бобровниковой, а род Иваненко исчезает из Остролучья и живет он только в народном воспоминании. Кроме владений детей Бобровниковой, имеются крестьянские наделы в раздробленных кусках и кусочках, составляющих драгоценное достояние Остролучских крестьян — единственный источник содержания, весьма скудный.

В селе поголовно все крестьяне, за исключением двух-трех домохозяев-казаков, поселившихся здесь после освобождения крестьян. Все занимаются хлебопашеством, многие уходят на заработки в южные губернии, особенно летом. Торговля, промышленность, ремесла — не развиты. Есть хорошие плотники, столяров два-три, сапожников не много, также и простых портных. Многие из селян занимаются "лыками", т. е. сдирают липовую кору, или "лыки", конечно, по чужим лесам, продают ее черниговским жителям на лубок, а себе плетут лапти — "лычаки" для обуви. Когда строилась Киево-Полтавская железная дорога в 1900-1901 годах, Остролучские мастеровые и простые рабочие много заработали, и теперь немногие продолжают заготовлением дров в соседних лесах, по уговору с подрядчиками, для доставки на железную дорогу.

За все время своего более трехсотлетнего существования, Остролучье не оставило по себе никаких отмеченных, важных событий и воспоминаний, почему и не пользуется исторической популярностью. Только Данилев-

24

ский в своем историческом повествовании о Мировиче — герое печального события в жизни узника Шлиссельбургской крепости Иоанна Антоновича — упоминает о селе Остролучьи, лежащем по пути следования к месту "Липовый кут", где была пасека кума его отца; в пределах Остролучских окрестностей действительно есть урочище, называемое "Куты".

До 1798 года Остролучье числилось в Остерском уезде, Гоголевской волости, Киевского наместничества, Черниговской губернии, потом перешло в Переяславский уезд Полтавской губернии, волости Бориспольской, затем Барышевской, в каковом районе состоит и поныне.

Г. Местные школы.

До 1885 года в селении не было никакой школы, и грамотный был тогда редкость, а с сего года открылась общественно-земская школа III-го разряда. Сперва она была смешанная — обучались вместе и мальчики и девочки; а с 1891-го года, когда открылась церковная школа грамоты для девочек, обучались в ней только мальчики, а девочки — в церковной. Так велось занятие в обеих школах до 1906-го года. В сем году сооружено новое здание для земской школы, очень обширное, просторное, с прекрасной обстановкой и настолько вместительное, что может вполне удовлетворять местному требованию грамотности не только для мальчиков, но и для девочек, приблизительно на 200 душ. Новизна здания, с невиданной в деревне богатой обстановкой, при сравнительно скудной и тесной обстановке бедной церковной школы, заинтересовала всех, желающих учиться, в том числе и девочек, и оставшись без учащихся, церковная школа невольно вынуждена была прекратить свое существование, которое и само по себе было стеснено материальными средствами,

25

особенно с 1905-го года, когда прекратились выдаваемые раньше пособия из Переяславского отделения Полтавского Епархиального училищного Совета. В старом здании земской школы вмещалось до 70 учеников, в нынешнем новом — более 150; а церковная школа вмещала в себе не более 25-30 девочек.

Д. Местные предания.

В памяти народа много сохранилось воспоминаний о прошлом, преимущественно за время крепостного права, о владельцах и их жестоком обращении с крепостными. Но, так как на страницах истории нашего отечества 18-го и первой половины 19-го века много внесено печальных и весьма характерных иллюстраций тогдашнего рабства, то нет и надобности повторять подобные же местные воспоминания. А вот заслуживает внимания сохранившаяся в народном предании легенда о первом из Иваненков, — как он поселился и завладел Остролучьем. Явился, говорят, откуда-то в село захожий "Волох" (когда — не определяют), поселился и зажил себе мирно, скромно, без всяких притязаний на господство, или захват чужого, довольствуясь своей небольшой собственностью и домоводством. Спустя некоторое время, "Волох" исчезает куда-то из села совершенно бесследно. Много ли, мало ли продолжалось время его странствования, но "Волох" добрался до столицы и там, представив свои законные и незаконные бумаги, всякими правдами и неправдами, дошел даже до самой царицы, успел выхлопотать закрепленные за ним все права на владение Остролучьем со всеми угодьями. Слух со временем подтверждается: "Волох", действительно, возвращается, как слышали, с правами на владение... Но лишь только показался он в виду Остролучья, как все жители селения вооружились, чем кто попало: вилами, кольями, топорами и др. орудиями, вышли ему на-

26

встречу, чтобы защищать свои животы и свободу и не допустить до владения. Испугавшись народного восстания, "Волох", по сказанию одних, вступил в мирные переговоры с жителями и разными заискиваниями, обещаниями, лестью, хитростью усыпил их тревогу и подозрения, успокоил их волнение и мирно водворился в своем прежнем жилище; потом исподволь, постепенно, потихоньку, на основании полученных от царицы документов, начал захватывать в свои руки все угодья, пока, наконец, завладел всем Остролучьем и сделался помещиком. По другому сказанию: "Волох", увидевши вооруженных жителей, сейчас же пустился обратно в столицу, выхлопотал себе охрану и вооруженный прибыл в Остролучье. Поняв свое бессилие, жители волей неволей принуждены были уступить требуемые им участки земли, подчиниться его воле и обратились сперва в "бобылей," а затем — в крепостных.

Почему народная легенда именует Иваненко "Волохом" — не объясняют. Можно, однако, предполагать, что предок Иваненков был выходец из Валахии — коих в простонародьи называют Волохами, или просто, название дано по привычке темного народа, без определения наций называть "Волохом" зауряд всякого чужестранного пришельца, явившегося из неизвестного края, как Иваненко, прибывшего, по их понятию, неведомо откуда. А что легенда эта относится именно к Иваненко, — уясняется тем сказанием, что "Волох" бьет челом не царю, а царице, царствование которых начинается с Екатерины I и Анны Иоанновны, а к этому времени собственно и относится появление в Остролучьи Иваненко, единственного в ту пору его владельца. Самое появление Иваненко-Волоха и завладение Остролучьем в представлении народном вырисовывается каким-то сказочным, неправоспособным, самовольным, а на самом деле — по тогдашнему времени — весьма естественным и достижимым; так как не трудно было тогда

27

выслужиться и получить в награду вотчину. А если допустить предположение, что Иваненко состоял, быть может, еще и в родстве с Даниловичами, прежними владельцами сего края в первой половине 17-го столетия, то понятными будут и те документальные бумаги, которые выправлял "Волох", доказывал по ним свои права и бил челом царице.

II.

Церковно-Приходская летопись

Е. Сведения о храмах.

1. Прежние храмы с. Остролучья к их древность.

В церковном архиве не сохранилось никаких положительных сведений, ни письменных прямых указаний о первоначальных храмах селения, равно и о времени их основания. Но некоторые частичные, хотя и второстепенные, однако заслуживающие полного доверия, остатки старины из церковной утвари, также "поминник", надписи, сохранявшиеся на книгах, сосудах и т. п. — свидетельствуют о том, что в селении с отдаленных, незапамятных времен, по крайней мере, с первой половины XVII столетия, — одновременно существовало два храма: один во имя Св. Живоначальные Троицы, а другой — в честь Святителя Христова Николая. Начало их основания можно отнести приблизительно или к концу XVI столетия, или к первым годам XVII, на что, между прочим, указывает серебряная чаша с обозначенным на ней 1601-м годом, только не видно — Троицкого, или Николаевского она храма, а потому подлинно и неизвестно, который из них первый по времени основания. Принимая, однако, в соображение тот факт, что по описи 1760 года значится колокол,

28

весом 9 п. 8 ф., купленный "до храму Св. Троицы Остролуцкия Матфеем Полуцким Остролуцким казаком в 1613 году Окт. 7 дня", ясно свидетельствующий о существовании означенного храма, в то время как о Николаевском нигде ничего не упоминается до 1640 г. (постная триодь с надписью сей церкви), — можно предположить, что Троицкий храм создался раньше Николаевского; однако это предположение нельзя признать непогрешимо верным. Хотя о существовании Николаевского храма до 1640 года не сохранилось никаких указаний, но, судя по его местоположению, более видному и возвышенному, чем Троицкий погост, как бы господствующему над окружающей местностью, — притом, именно на мысе или остром луке, давшем название самому селению, к которому собственно и приурочивается первая оседлость насельников, — есть основание допустить построение Николаевского храма раньше Троицкого, находящегося на месте последующего, дальнейшего заселения жителями. Таким образом, вопрос о первенстве храмов, за отсутствием положительных данных, остается невыясненным. Неизвестно также, кто положил основание тому и другому храмам, когда, чьим иждивением соорудились, по какому плану, из какого материала, с чьего разрешения и пр.; можно только вывести такие аналогичные предположения, что строились они на общие средства прихожан, которые в то время (в конце XVI и начале XVII-го столетий) решительно все были казаки ("обвод Киевский" — Яблоновского, Полт. Еп. Вед. 1898 г., № 26-й), — если только их основание положено раньше 20-х годов XVII-го столетия; а если позднее этого времени, когда Остролучье уже переходит во владение Жолкевским, затем Даниловичам, то, быть может, кто-либо из этих владельцев был и строителем храмов.

Дальнейшее последовательное существование обоих

29

храмов на протяжении XVII и XVIII столетий, восстанавливается и удостоверяется теми же письменными данными, сохранившимися в богослужебных книгах, в описях, на св. сосудах, крестах и других современных свидетельствах старины, ценных и заслуживающих нашего доверия. Так о Св.-Троицком храме свидетельствуют: чаша 1601 г. (может быть, впрочем, она из Николаевского храма), колокола 1613, 1615, 1618 и 1619 годов (один 1760 г.), затем часослов и цветная триодь 1813 г., Евангелие 1746 г., указы с 1723 г., октоих 1753 г., исповедные росписи 1760 г., церковная опись 1760 г., приходно-расходные книги с 1771 г., чаша 1778 г.

В 1782 г. появился каменный храм Св. Живоначальные Троицы, существующий и ныне. Существование Св. Николаевского храма подтверждают: постная триодь 1640 г., поминник 1670 г. возобновленный в 1725 году, Апостол 1695 г., купленный 1703 г., октоих 1739 г., чаша 1740 г., октоих 1748 г. Евангелие 1751 г., купленное 1753 г. , поминник 1770 г., служебник 1775 г., гробница 1782 г. В 1805 году последний деревянный храм Святителя Христова Николая по ветхости своей разобран, упразднен совсем, и не было его, пока в 1834 году не был сооружен ныне существующий приходской храм Святителя Николая в другой части села, на новом совершенно месте. Более подробных сведений, сколько раз в продолжении двух столетий (XVII и XVIII) храмы селения вновь строились, поновлялись, перестраивались, — чьим иждивением, из какого материала, какой формы, архитектуры и размеров, вместе ли с колокольнями, на одном ли месте и на каком именно и т. д..., — обо всем этом не сохранилось никаких сведений ни в записях церковного архива, ни в воспоминаниях народных преданий.

30

2. Отдельная история Николаевского храма.

Николаевский предпоследний храм (какой по счету от начала его основания — неизвестно) был деревянный, со вторым престолом на хорах в честь Успения Божией Матери (Вед. о церкви 1805 г.), который, как к служению не пригодный, в 1805 г. уничтожен, а его имущество передано и "хранится в Остролучской же каменной Троицкой церкви" (Опись 1827 г. имущества Николаевской церкви, составленная в 1827 году); "а священствовал при оной уничтоженной Николаевской церкви Василий Лузанов, который, по уничтожении церкви, переведен в местечко Гоголев (Черниговской губернии) и какими угодьями, при церкви состоящими, пользовался, никто из прихожан не знает, а также кто первоначально был при той церкви священником, прихожанам неизвестно" (в той же описи). "Касательно угодий сих", т. е. сей церкви, "священником Иоанном Соколовским и прихожанами ничего не показано" (там же).

В упомянутой описи 1827 г. в числе оставшегося имущества Николаевской церкви значится: колоколов 5-ть: в 8 п., 4 п., с подписью "Domine benedictum", 3 п., 2 п. и 1/2 ф. звонок, Индитий две протертые. О св. Антиминсе ничего не упомянуто и потому неизвестно, где сохранился, или куда отослан. Гробниц две: одна ценовая, другая серебряная 11-й пр., весу 2 ф., о двух ярусах, две плащаницы — одна — на зеленой полутафте, другая — на зеленой тафте; крестов напрестольных 4-ре — два деревянных, оправленных — один серебром с таким же пьедесталом, весом с деревом 1 фун., сер. пр. 11-й, другой оправлен медью, два ценовых с пьедесталами: крест дароносный ценовый. Евангелий 4-ре, из коих одно в серебряной оправе, двое высеребренных; жертвенник, который и теперь находится в пономарне Троицкой церкви; чаш

31

две: серебряная и оловянная — последней нет; дискосов два: серебряный и медный; звездиц 3-ри: серебряная, медная и стальная; лжица серебряная одна; копий двое стальных; горнее седалище — на холсте в рамах, с изображением Спасителя на троне. С иконостаса Николаевского храма хранятся в Троицком 3-ри наместные иконы: Спасителя, Божьей Матери и Св. Христова Николая. Царских врат двое, их нет теперь. Две иконы: Спаситель с предстоящими Божьей Матерью и Св. Иоанном Крестителем и Св. Апостолов Петра и Павла, на деревянных блятах. "Прочие же иконы, при разборе церкви на выжиг кирпича, разобраны крестьянами-прихожанами по домам "в благословение домов" (та же опись). Отсюда следует, что дерево старой церкви употреблено на выпалку кирпича, не выяснено только, для какой надобности, т. е. для какой постройки. Троицкий храм был построен еще в 1782 году, а Николаевский — нынешний каменный — сооружен в 1834 году, разобран же Николаевский старый храм 1805-го года. Неужели так рано, почти за 30 лет, начали заготовку кирпича на существующий ныне Николаевский храм? Если это было так на самом деле, то, значит, еще при разборе церкви, уже была назревшею мысль о сооружении нового храма, вместо старого, только, вероятно, встретившиеся непредвиденные затруднения и неблагоприятные обстоятельства затормозили дело и оттянули сооружение почти на 30 лет.

Внесена в опись и церковная ризница: "Риз 11, подризников 4, стихарь диаконский 1, поручей 8 пары и 12-ть неспособных, епатрахилей 9, воздушков больших 7-мь, малых 11, крылатых воздушков 7, поясов 7, набедренник 1, платков и занавес 7, ручников 8, пелена пинского холста 1, килимов 2, сукно погребальное 1, сундуков 2". Книг богослужебных 8-мь названий, их коих месячная минея в 6-ти книгах.

32

Опись скреплена следующей подписью: "К сей описи священник села Остролучья Иоанн Соколовский подписался да из крестьян помещичьих ктитор Парфен Черныш и помощник Артем Шимко и почетные прихожане Василий Прима и Иван Василенко-Рожко". "Что выше писанныя вещи мною свидетельствованы при духовнике, в 4-м ведомственном Благочинии священнике Иоанне Трипольском, и состоят на лице, в том подписом моим заверяю, Переяславского повета 4-го ведомственного Благочиния, Благочинный протоиерей Григорий Дубняков". Ни в начале, ни в конце описи не означено, когда она составлена и скреплена; но можно наверное утверждать, что она составлена не раньше 1827 года, так как Протоиерей Дубняков был Благочинным над Остролучскими церквами с 1827 года; с другой стороны, около этого времени, по особенному, нарочитому распоряжению, составлялись описи по всем церквам. Принимая в соображение то обстоятельство, что опись составлена более чем 20 лет спустя после уничтожения храма, и, если "никто из прихожан" тогда уже "незнает, какими угодьями при церкви состоящими пользовался последний священник уничтоженной Николаевской церкви Василий Лузанов, а так же кто первоначально был при той церкви священником, прихожанам неизвестно", то неудивительно будет, если второстепенные, менее значущие предметы и вещи, как-то: кресты, хоругви, иконы и проч. подобное из утвари и имущества церковного, позабыты и не внесены в опись. Из этого краткого перечня описи можно все-таки усматривать, что Николаевский храм был снабжен всем нужным и необходимым для отправления в нем богослужения и, по тому времени, если не был богатым, то и бедным назвать его нельзя.

Кроме последнего священника Николаевской церкви

33

Василия Лузанова, можно отыскать следы служения при ней и других священников, не говоря уже о предании народном, которое в то время было еще свежо, доступно и правдиво. Таков, например, отец того же Василия Лузанова о. Карп, "священник Остролучский Карп Яновский (надпись в Евангелии) и отец его Иоанн". Впрочем, сведения о священниках будут сообщены после.

3. Местоположение старо-Николаевского храма.

Погост сего храма занимает ровное, немного возвышенное место на левом берегу р. Трубежа с запада и на правом берегу устья речки Долгой, при впадении ее в Трубеж, с востока, именно, в том месте, которое мысом или острым луком входит в берега соединяющихся между собой рек, где было положено первобытное основание оседлости с. Остролучья.

На месте св. престола уничтоженного Николаевского храма, стоит небольшая, деревянная часовня, которая и служит молчаливым памятником и несомненным свидетелем святости места из времен седой старины. Немного южнее, почти о бок, помещается другая большая, каменная часовня, с окнами и входной дверью, в которой под спудом устроен просторный, выложенный кирпичом, склеп-усыпальница, где похоронены строители и благотворители св. храма из рода Иваненко и Ильяшенко, и их потомки. В настоящее время часовня эта запущена, заброшена и представляет собой весьма печальную картину: штукатурка осыпалась, кирпич вываливается, стены позеленели и почернели, как равно и крыша; окна забиты наглухо, пол над склепом провалился, так что сверху свободно можно видеть развалившиеся гробы с остатками погребенных, забытых их потомками; но часовня под замком, и вход туда воспрещен.

34

Будучи неогороженным, погост, на протяжении ста лет, вследствие свободного, постепенного захвата соседними, прилегающими с запада и юга, огородами, незаметно и понемногу все сокращался, суживался и умалился, наконец, до того, что осталось свободным только место, где стоит часовня, по которому тесно и проехать с западной и южной стороны, а восточная и северная отошли под дороги, которые здесь скрещиваются и, затем, расходятся в четыре противоположные конца селения.

9-ть лет тому назад, у часовни, над местом св. престола, против угла с северо-восточной стороны, найден небольшой камень серого булыжника, длина и ширина его неправильного размера, в 4-5 вершков, толщина тоже неодинаковая, в 11/2 и 2 вершка. На одной его стороне, более ровной и гладкой, сохранился неглубоко высеченный небольшой четырехконечный крест, что и послужило к тому заключению, что он, быть может, есть тот самый камень, который был положен в основание храма. Хранится он в нынешнем Николаевском храме.

В 1902 году, осенью, в западной части бывшего погоста, выкопан большой каменный, четырехконечный крест серого булыжника. Можно утверждать, что он надгробный и находился на могиле покойника, погребенного вблизи бывшей колокольни к западу от церкви; но надписи нет никакой. На память о прошлом, крест перевезен к нынешней Николаевской церкви и вкопан в северо-западном углу погоста.

4. Старо-Николаевский приход.

Какая численность Старо-Николаевского прихода была от начала его существования и в продолжении ХVІІІ-го столетия — неизвестно, так как за это время в письменных документах церковного архива не со-

35

хранилось никаких сведений. Исповедные росписи отысканы только с 1794 года, из коих видно, что в сем году числилось в Николаевском приходе 371 д. муж., 381 жен., всего 752 души, а дворов 108-мь, считая не по 4 души муж. пола на один двор, а по жилым домам домохозяев. По сословиям приход разделяется: на духовных, военных, коими значатся только одни помещики-владельцы, и "посполитых", служащих в панском дворе и отдельно подворно живущих. Помещиков-владельцев в сем приходе было два: 1) "Губернский Киевский Предводитель Моисей Михайлович Иваненко 42 л., жена его Елисавета Лаврентиевна 23 л., дети их: Михаил 8 л., София 4 л., Ксения 2 л., Лаврентий 1 г.", 2) уезда Остерского Предводитель Григорий Михайлович Иваненко 37 л. (брат Моисея), жена его Екатерина Петровна 28 л., дети их: Аркадий 3 л., Анна 1 г.". Служителей первого числится: 7 д. муж., 25 жен., а второго — 8 д. муж., 5 жен. Далее по исповедной вписаны "посполитые" одного и другого Иваненко и еще "Княгини Долгоруковой Александры", которая лично не вписана, значит здесь и не жила. Дворовых служителей прописаны только имена и отчество, или просто "удова", а фамилии нет. "Посполитые" же записаны по фамилиям и подворно. Из фамилий обращают на себя внимание "Мазепа" (Карп) и "Булка", коих теперь в Остролучье нет.

Состоя в Николаевском приходе, упомянутые два брата Иваненко и были главными жертвователями сего храма; они собственно и поддерживали его существование, что можно видеть по записям и надписям поступающих от них жертв, ценных и по качеству и по количеству.

Так как Исповедных росписей с 1794 по 1802 годы не оказалось, то о состоянии прихода, за этот период времени, ничего неизвестно. А тем временем, в заголовках росписей оказывается заметная разница

36

указывающая на переходное, колеблющееся положение Остролучских церквей, перечисляемых то к той, то к другой епархии, а именно: в Исповедной 1794 года написано: "Роспись Епархии Киевской, Наместничества Киевского уезда Остерского, Протопопии Остерской, села Остролучья, церкви Святителя Христова Николая, священника Василия Лузанова, обретающимся при оной церкви в приходе Николаевском соизъявлением прописав имена о бытии их в Святую Четыредесятницу у исповеди и Святых Таин причастия и кто ж не исповедался учинена 1794 года марта дня". Знаков препинания никаких. 1802 года заглавие такое; "Роспись Епархии Переяславской Наместничества Чернеговскаго.... дальше запись прежняя. В сем году Моисей Михайлович Иваненко именуется "Переяславского повета Маршал" вдов. Дворов 123, — 356 муж., 363 жен., всего 709. Скрепа внизу по листам "К сей росписи Наместник Николаевской Остролуцкий Іерей Василий Лузанов". В конце книги экстракт.

На исповедной 1804 года, заглавие опять другое: "Роспись Епархии Полтавской-Переяславской, повета Переяславского, с. Остролучья, "церкви Святителя Христова Николая, Надсматривающего в том приходе, по отбытии тамошнего священника Василия Лузанова, иерея Троицкого Остролучского Александра Соколовского, обретающихся при оной церкви в приходе нижеобъявленных чинов людей с изъявлением против коегождо имени о бытии их в святую Четыредесятницу"..,. и т. д., как и в предыдущих. Из духовных никто не прописан, — значит священник и дьячок выбыли из прихода; хотя храм уничтожен в следующем 1805 г., но, вероятно, за ветхостью, был уже закрыт. Хотя не было уже ни храма, ни причта Николаевской церкви, и приход находился в ведении священника Св. Троицкой церкви с. Остролучья, именовавшегося "Надсматривателем" его, но Исповедные росписи по сему приходу ве-

37

лись отдельно от Св. Троицкого по 1810-й год, и только в сем году слились в один приход, и стали писаться прихожане по одной Исповедной ведомости Св. Троицкого храма. В последней исповедной росписи 1809 года Николаевский приход значительно убавился, как-то: дворов всего 88, душ 255 м., 367 ж., всего 722 души. Из приведенных данных по Исповедным росписям видно, что Старо-Николаевский приход был малочисленный, и нужно удивляться, чем и как содержался наличный причт. Рассчитывать на доходы за требоисправления — кажется сомнительным и ненадежным. в виду малости таковых треб, как можно это усмотреть из сохранившихся метрических записей по тетрадкам. Так: за 1805 г. было родившихся 11 м., 10 ж., браков 2, умерло, 7 м., 13 ж.; 1806 г. род. 24 обоего пола; 1807 г. род. 14 обоего пола, браков 11, умер. 9 м., 5 ж.; 1808 г. род. 10 обоего пола, брак. 2, умерло 16 обоего пола. На таковом приходе если и проживал причт, то или потому, что имел собственные средства, или же — получал содержание от помещиков, что весьма возможно и вероятно, судя по их усердным жертвам на св. храм.

5. Церковный архив Старо-Николаевского храма.

Кроме прописанных исповедных росписей и метрических записей за отмеченные годы, из архива церковного не сохранилось никаких актовых книг, за исключением только немногих обрывков из указов, реестров поминовения царских особ, молебных тетрадок на дни восшествия на престол Елисаветы Петровны, Екатерины Второй, книг богослужебного круга и проч. в этом роде, с надписями, напоминающими о существовании Николаевского храма. Иконы храма были разобраны прихожанами "на благословение домов", как гласит опись (1827 г.); возможно допустить, что и дру-

38

гое кое-что из имущества и книг могло быть взято на память о бывшем храме. Но не только при разборе храма, а и в продолжении протекшего потом целого столетия, незаметно, постепенно и понемногу могли теряться письменные акты. Нерадение обнаружилось по Старо-Николаевскому архиву, по выбытии из прихода в м. Гоголев священника Василия Лузанова, о чем гласит указ Полтавской Духовной Консистории, от 19 июля 1804 года, за № 1829, отысканный в архиве. Из содержания его видно, что священник Лузанов, переезжая в Гоголев, "необъявлялся" местному Благочинному, имущества и архива церковного не сдал никому, метрические и обыскные книги оставил неписанными, и уехал неведомо и самовольно, о чем Благочинный Протоиерей Стефан Прохорович "репортом" от 27-го января донес Полтавской Консистории. Последствием сего была сложная переписка Полтавской Консистории с Черниговской, а оттуда с Остерским Духовным Правлением, в ближайшем ведении коего находились церкви м. Гоголева, с требованием от Лузанова "вписания села Остролучья в метрическую тетрадь, и обыскную книгу всех исправляемых им в ония не вписанных за бытность его от туда в Гоголев треб и обысков". О. Лузанов в своем объяснении оправдывался, слагая вину на самого Благочинного, которым, будто бы, "при отлучке его из Остролучья метрическая тетрадь и обыскная книга приняты от него чисты, и поручены тогда же надсматривавшему тот приход священнику Александру Соколовскому, да и о записании в ония родившихся, браком сочетавшихся и умерших и обысков ему, Лузанову, вовсе ничего не напоминали и молчали"... "и при перемене его, Лузанова, первоначально не усмотрели мнимого"... "по книгам упущения"... "то следовательно" Благочинный наиболее самы и выноваты"... Консистория, однако, не поверила его оправданиям, признала виновным и предписала: "остается на

39

его, Лузанова, единственно отчет, исправление оных книг по надлежащему, и пополнение издержек со стороны сея консистории при случае отискивания от него книг последовавших, для того о семь ему и объявить"... Исполнил ли Лузанов распоряжение Консистории — неизвестно.

6. История Свято-Троицкого храма.

Ныне существующий Св. Троицкий храм построен вместо прежнего обветшалого деревянного. Когда собственно он был сооружен, и какой по счету был от времени первого его основания — неизвестно, хотя в церковной описи 1825 г. прописано "вторая" (церковь); но сомнительно и трудно поверить, чтобы деревянная церковь могла простоять почти двести лет, имея в виду начало основания храма — первые годы XVII столетия. В определении года построения нынешнего храма в церковных описях и 1825 и 1827 гг. усматривается неточность, именно обозначен таковым 1782 год, тогда как отыскана случайно в церковном архиве подлинная Архиерейская грамота, разрешающая постройку сего храма; она выдана лишь 12 мая 1784 года, за собственноручной подписью архиерея, скрепленная его печатью. Содержание грамоты таково: "Божиею милостию Смиренный Илларион Епископ Переяславский и Бориспольский по Благодати, дару и власти, все Святого и Живоначального духа, данный нам от Архиерея великого, прошедшего небеса Христа Спасителя мира, чрез Его Наместники, Святыя Апостолы, и их преемники пастыри и учители церковные друг-другу преемно. А по обстоятельствам следственного дела, из духовного Барышевского Правления присланнаго, о устроении того ведомства в селе Остролучьях на место обветшалой деревянной Троицкой церкви, новой каменной, о двух престолах, в том же Святыя Троицы храме, а на хорах во имя Святыя великомученицы Параскевы, о чем

40

и сего мая 11 числа Помещик того села Господин Бригадир Григорий Григориев Иваненко особо нас просил, уверяя о заготовлении надлежащих материалов и майстра".

"Мы Пастырь, Божие благословение препосылая в благопоспешество в делах и намерениях Его Господина Бригадира Иваненка, Благоволили: показанную старую Троицкую церковь разобрав, новую о двух престолах на прежнем месте, по чиноположению церковному, Барышевскому Протопопу Иоанну Турчановскому заложить, и по заложении Консисторию Нашу Рапортовать".

"Чего в значение сия наша Пастырская Рукою Нашею подписанная, и печатью утвержденная Граммата тоя церкви священнику Александру Соколовскому с прихожанами дана, в катедре Нашей Святовознесенской Переяславской, 1784 года мая 12 дня".

Приведенная грамота фактически восстанавливаяет как время закладки Св. Троицкого каменного храма, именно 1784 год, так, вместе с тем, и построение его с благословения и разрешения Иллариона Епископа Переяславского и Бориспольского, на том же месте, где была обветшалая, деревянная церковь, и по особенному ходатайству Бригадира Григория Григориева Иваненко. В церковных описях 1825 и 1827 гг. имеющимися записями все это подтверждается, только ошибка в годе, не упомянуто имя архиерея, разрешившего постройку, и протопопа, заложившего храм.

Достоверность того факта, что каменный Св. Троицкий храм сооружен не в 1782, а в 1784 году — положено только основание постройки, — подтверждается и приходо-расходными книгами, из коих видно, что в 1784 году кошельковый сбор записан только за 5-ть месяцев, по июнь всего, а потом — до конца года и в следующие 1785 и 1786 гг. кошелькового сбора ничего не поступало; значит, все это время не было служения

41

в Троицком храме, а не было потому, что не было и самого храма. Разрешение разобрать старую и строить новую церковь последовало 12 мая 1784 г., и, должно быть, в июне месяце приступлено к исполнению, т. е. старую разобрали и начали строить новую, постройка которой и продолжалась до 1787 года.

В той же описи 1827 года сказано, что церковь построена "с одною главою, которая сверху покрыта гонтой (гонтой — шелевкой) и выкрашена зеленою краскою сверху ее маковица (глава), покрытая белой жестью, а вокруг ее на всех четырех сторонах щиты (остроконечные крыши) покрыты шелевкой и выкрашены черной краской, выбеленная известью как из внутри так и с наружи притвор в ней (западный придел, — северного и южного нет) и крыльца (с запада и севера, а южная стена глухая, без дверей) в связи при церкви состоят с пономарней (маленькая с юга алтаря), а ризница содержится на хорах". "При церкви на погосте стоит (отдельно) колокольня каменная, в два яруса построенная тем же помещиком Полковником Григорием Григорьевичем Иваненком в 1782 г., месяца декабря в 7 день, по дозволению Синодального Члена Преосвященного Митрополита Гавриила Киевского и Галицкого 1), покрыта дранью, выкрашена черной краской, но ныне (1827 г.) церковь и колокольня требуют починки вокруг".

Время постройки колокольни, как и храма, обозначено тоже 1782 годом, но так точно, положительно и обстоятельно, — не только год, даже месяц, число и имя Преосвященного, — что устраняет всякое возражение и сомнение и располагает верить в истину прописанного; но нельзя однако отрицать и достоверность подлинной грамоты. Чтобы выяснить и примирить встретившееся противоречие, необходимо допустить постройку

1) Очевидно, имеется в виду Гавриил Кременецкий (1770-1783 гг.), которому не была подчинена данная местность. Ред.

42

колокольни раньше храма, — что весьма возможно по тому времени, когда колокольни строились отдельно от церкви, — и именно в 1782 году. Если же к этому году приурочена и постройка храма, в то время как по имеющимся несомненным данным, только 12 мая 1784 года последовало разрешение на постройку; то таковая неточность могла произойти, во-первых, потому, что церковная опись составлялась, спустя более тридцати лет по сооружении церкви и колокольни, и за такое продолжительное время многое из обстоятельств производившейся постройки, могло быть позабыто; во вторых, — сохранившаяся и по настоящее время грамота могла затеряться при составлении описи (1826 и 1827 гг.), напротив, разрешение Митрополита Киевского на постройку колокольни, вероятно, было под рукой, иначе нельзя было бы означить точно даже число месяца; наконец, в третьих, Св. Антиминс, лежавший на престоле в годы составления описи, по времени его выдачи — 1781 г., мог невольно располагать составителя описи к тому выводу, что около этого времени, т. е. одновременно с колокольней, строилась и церковь. К прискорбию, те письменные документальные данные, по коим так точно обозначается в описях время постройки колокольни, а с ней за одно и церкви, до нашего времени не дошли, по крайней мере на лицо не имеются, а грамота на постройку церкви, напротив, сохранилась в подлиннике. Отсюда, не отрицая верности факта относительно постройки колокольни в 1782 году, следует за достоверное признать, что самый храм, согласно грамоте, построен позднее и закончен именно не раньше конца 1786 года, как это видно из приходо-расходных книг тех годов, в коих сохранились любопытные записи. В статье кошелькового сбора 1785 и 1786 годов записей на приход нет, а отмечено: "1785 и 1786 годов во время постройки церкви каменной через сии два года кошельковых денег збору не

43

было", за те же годы в статье свечного дохода приноса свечей не показано, а объяснено, что "ввесь приход внесен парафианами в церковь Св. Христ. Николая". Таким образом, приведенные данные ясно и неоспоримо доказывают, что Св. Троицкий храм окончен постройкою лишь к 1787 году, и с этого года началось в нем богослужение.

7. Внешний вид Св. Троицкого храма и колокольни.

Для описания внешнего вида храма и колокольни, ко всему прописанному в описях 1825, 1827 и 1861 годов, следует добавить, что стены храма очень высокие, толстые, капитальные, без выступа фундамента, углы прямые с плоскими пилястрами и карнизами вверху; крыши на всех приделах высокие, остроконечные, покрытые железом и выкрашенные зеленой краской. Купол на осьмерике имеет форму опрокинутого вниз тюльпана, покрытого и окрашенного, как и приделы; на нем осьмигранная шея, обтянутая выкрашенным железом, без живописи; наверху глава, покрытая белым железом, с железным же позолоченным крестом. Форма храма крестообразная, с коротким перекрестьем; величина в квадрате неизвестна, но, можно сказать, небольшая — маловместительная; входных дверей две, с запада и севера, а южная стена глухая. Колокольня стоит на юг от церкви, четырехугольная, в два яруса, из коих в нижнем большие двери к северу, а остальные стены глухие; в верхнем — четыре больших, открытых окна, без ставень, крыша четырехгранная, острая, покрыта железом и выкрашена зеленой краской, шея осьмигранная, обтянутая черным крашенным железом без живописи; колокола висят во втором ярусе.

Грустный вид представляют собой и храм и колокольня: стены покрылись зеленой плесенью, штука-

44

турка во многих местах обвалилась, крыши облиняли и почернели, окна повыбиты с рамами и затянуты проволочными сетками. Все вопиет громко о поновлении, да нет средств, а церковь еще крепка...

8. Внутреннее устройство храма.

Внутри храма, на заломе среднего высокого четырехугольника, возвышается высокий осьмерик, с четырьмя высокими узкими окнами, а над ним поднимается круглый высокий свод; на заломах четыре евангелиста. Алтарь и приделы отделяются от средины полукруглыми арками, к северу и югу высокими, к алтарю — немного ниже, а к западу — еще ниже, в уровень с полукруглым потолком на весь придел до выходных дверей, на котором устроены хоры, со входом по деревянной спиральной лестнице, — в северном углу придела, закрытой шелевкой, со входной малой дверкой. Окон в алтаре трое, в приделах северном и южном — по два, всего 7-мь, вверху полукругом, а 8-е — в западном приделе, над выходной дверью, круглое, небольшое; с железным переплетом — только одно, а потому в приделе этом темно. Вообще в Церкви мало света и как-то мрачно, особенно в алтаре, по причине узких окон, высоко устроенных, при чем, в осьмерике всего четыре окна, зато на хорах светло потому, что имеется здесь четыре широких окна и низко от пола. Пол везде деревянный, ровный, без всяких возвышений, таковы и клиросы; солеи нет, а потому нет решетки перед иконостасом. По сказанию прихожан, под полом был раньше склеп, где похоронены строители и благотворители из фамилии Иваненко; ныне он закрыт. Ризницы нет, пономарня маленькая, с южной стороны алтаря, с одним небольшим окном и выходной наружной дверью. Штукатурка стен почернела и покрылась плесенью.

45

9. Местоположение Св. Троицкого храма.

Погост храма занимает ровную, круглую площадь на левом берегу речки Долгой, в 80-ти или 100 саженях к северо-востоку от Старо-Николаевского погоста. Величина в окружности 73 ар., дл. 42 ар., шир. 31 ар. квадр. (опись 1827 г.). Сперва ограда была из досок (та же опись), потом сделана каменная снизу до половины, а вверху, между кирпичными столбами, заложена досками. С трех сторон погост окружают соседние огороды, и только северная сторона ограды свободно выступает на небольшую площадку (выгон) и дорогу. С этой стороны устроены входные, деревянные ворота, — снизу до половины из досок, а верхняя часть — тростью, — и укреплены у высоких каменных столбов; по бокам две калитки, сходные устройством с воротами; была еще и третья калитка с юга, вблизи колокольни; она заменена теперь "перелазом", а раньше выходила в глухой переулок, где жили священники сей церкви, служившие преемственно, без перерыва, по наследию из рода Соколовских — с 1716 по 1840 гг. В настоящее время ограда представляет собой одни развалины кирпича, и только, как остатки прежнего величия, красуются еще на погосте роскошные, широколиственные липы.

10. Церковная жизнь Св. Троицкого храма.

Незавидная судьба выпала на долю сего храма. На протяжении более 125-ти летнего существования, церковное служение его приходским нуждам населения продолжалось немного более 50-ти лет, остальное время, более 70-ти лет, суждено ему оставаться за штатом, сперва бесприходным, потом приписным и, наконец,. совсем упраздненным. Соответственно его служебным переменам, изменялось и его материальное положение и благолепие. Начало его существования совпадает с тем временем, когда Св. Николаевский деревянный храм

46

с каждым годом приходил все больший упадок, дряхлел непоправимо и разрушался. Особенной заботливостью и попечением пользовался он с 1805 года, когда Николаевский храм был упразднен и уничтожен, и остался он один на два прихода. Принявши все имущество Св. Николаевского храма, он продолжал обогащаться и украшаться пожертвованиями и благотворениями всех прихожан селения. Это — было самое цветущее время его благосостояния, продолжавшееся правда, недолго, всего до 1836 года, когда воздвигнут был нынешний Св. Николаевский храм; впрочем, служение в нем, только бесприходное, как видно по Исповедным и другим актовым книгам, продлилось еще до 1840 года, когда скончался последний священник Св. Троицкого храма, о. Иоанн Соколовский. С этого времени причт церковный и приход, по всем актовым записям и отчетным ведомостям, переименован Николаевским, а Св. Троицкий храм остался за штатом, приписным к Св. Николаевской церкви. Не сразу пришел он в упадок, а постепенно. В это время более всех благодетельствовал Св. Троицкому храму ротмистр Стефан Петрович Ильяшенко, который и ремонтировал его капитально, одновременно с колокольней, в 1856 году, как значится в описи 1861 года. Богослужение совершалось в нем поседмично; были свои старосты и приходо-расходные книги. Начал он проходить в упадок с 1861 года, когда, с освобождением крестьян, пошатнулось материальное благосостояние помещиков, а тем временем умер и главный, усердный его благотворитель Ильяшенко. Св. Троицкий храм, оставшись с 60-х годов без поддержки и ремонтировки, постепенно дожил до такого положения, что служения в нем стали совершаться все реже и реже; в конце 70-х и 80-х годов служили только на второй день Праздников Рождества Христова, Воскресения и в храмовые дни Св. Троицы и муч. Параскевы.

47

А когда полы прогнили, через крыши пошла течь, рамы в окнах потрухли, — все вообще обветшало, и служить дальше оказалось невозможным, — тогда, по донесении о сем в 1889 году, последовавшим распоряжением Епархиального Начальства, храм Троицкий упразднен официально, и богослужения прекращены. Св. Антиминс, все святыни с престола и жертвенника сняты, и вся утварь, ризница, архив и все прочее имущество храма перенесены в Св. Николаевский храм для хранения и сбережения на память о прошлом грядущему поколению. С тех пор храм опустел...

11. Св. Троицкий храм.

По сословиям приход Св. Троицкий, как и Николаевский, состоял первоначально — по 1774 год — из духовных, военных (один Иваненко), служилых при помещичьем дворе, посполитых и бобылей; с 1774 г. "посполитые" переименованы в "подданные", есть "наемные". С 1794 года подданные пишутся крепостными крестьянами; с этого же года дворы считаются по 4 д. мужеского пола на один двор. С 1810 года бывшие прихожане Старо-Николаевского прихода сливаются в один Св. Троицкий приход, почему с этого года численность прихода по Исповедным росписям удваивается и постепенно увеличивается. Самая большая численность Св. Троицкого прихода была в 1831 году (728 м., 834 жен.), затем, с 1832 года постепенно умаляется, пока, наконец, в 1840 году сократилась до 208 д. м. и 245 жен. Убыль эта объясняется постройкой нового Николаевского храма и выделением из Троицкого прихода бывших прихожан Старо-Николаевского, что началось в 1835 году, со времени назначения в селе Остролучье, к новосооруженному Николаевскому храму особого священника о. Василия Срибного, в то время как в Св. Троицком приходе был еще свой священник. Таким образом, в селе снова явилось два

48

священника, почему и прихожане поделились на два прихода, каковое деление продолжалось десять лет, с 1835 по 1845 годы, когда умер священник Св. Троицкого прихода о. Иоанн Соколовский. вышедший за штат в 1840 году; этим и объясняется последовавшая сразу чувствительная убыль прихожан Св. Троицкого храма. За смертью последнего священника сего храма, остался опять один священник новоустроенного Николаевского, к которому присоединились прихожане Св. Троицкие и образовали один неделимый Николаевский приход, существующий и поныне.

Усматриваемые в приведенной статистике колебания населения прихода можно объяснить существовавшим в те времена произволом помещиков, имевших право переводить в другие места, дарить, продавать своих крепостных крестьян, кому и куда угодно. Остролучские помещики гг. Иваненки имели в свое время большие имения во многих местах Переяславского и Золотоношского уездов, куда, по своему усмотрению, и переселяли своих крестьян, по родству, свойству и другим причинам. Это предположение подтверждается заметкой, сохранившейся в Исповедной росписи 1816 г., в которой сказано, что 20 семей Остролучских крестьян переведены на половину в деревню Леляки Переяславского уезда, а половина — в дер. Хрущевку, Золотоношского уезда; поэтому в том году и последовала убыль в приходе. Поводом к таковому переселению крестьян было замужество трех дочерей умершего коллеж. ассес. Моисея Михайловича Иваненко (сына родного брата строителя Св. Троицкого храма Гр. Гр. Иваненко), в промежутке от 1803 по 1816 годы, которым в приданное и переходили крестьяне из Остролучского имения. Убыль, усматриваемая в 1832-1834 годах, произошла, вероятно, после смерти Екатерины Петровны (+1832 г.); по первому мужу Иваненковой, благодаря переселению крестьян ее вторым мужем

49

Лаузбергом в с. Тимки, Черниговской губернии, где он проживал.

Относительно сословного состава Остролучского прихода, в имеющихся Исповедных росписях, усмотрено следующее: с самых первых годов, т. е. с 1760 г. по 1800 г., в число духовных вписывались: священник, дьячок и пономарь, со всем своим семейством, включая сюда и братьев, и внуков с семьей и проч.; а с 1800 по 1835 годы в духовном звании числились только один священник и его семейство; дьячок же и пономарь, с их семействами, не прописаны. Но почему то в Исповедной росписи 1815 года в числе духовных прописаны: "Регент губернии Черниговской Иван Иванов Тросницкий 25 л., той же губернии и Сосницкого повета Басистий Семен Климентиев сын Писняковский"; в следующих годах их нет, а в 1823 и 1828 годах регент и семья регента Стоянова вписаны в сословие приказных вольнонаемных. В сословие военных до 1820 года вписывались только владельцы, помещики Иваненко, потом Ильяшенко, хотя некоторые из них, как дальше выяснилось, были в статских чинах: титулярного советника, коллежского асессора и под. Вообще заметна неточность в обозначении званий. Потому-то, вероятно, и выдана была нарочитая форма для составления Исповедных росписей, с подразделениями на графы званий и сословий людей, что ясно усматривается в экстракте Исповедной росписи 1820 года, составленной по сословиям в довольно точном и обстоятельном порядке.

Благодаря определенной форме, с 1820 года звания и сословия прихожан обозначаются точно и определенно.

Коренной и, так сказать, высшей интеллигенцией обоих приходов с. Остролучья, на протяжении всего 18-го столетия и до начала сороковых годов 19-го ст., была богатая и большая семья из рода Иваненко, по-

50

том — (с 1815 г.) Ильяшенко (зять Моисея Иваненко) с его родом, сохранившимся до сего дня. К концу 18-го и в 19-м столетии появляется новая, хотя низшая, интеллигенция, можно сказать, пестрая, переходящая, стоящая так или иначе в зависимости от владельцев Иваненко и Ильяшенко, это — управляющие, таковы: дворянин Семен Константинов Любомирский (1798-1810 гг.), из дворян Иван Васильевич Бруевич (1810-1812 гг.), губернский секретарь Петр Иванович Сухенко, писарь Феодор Карпов Карпенко (1812-1816 гг.); все они жили со своим семейством. Проживала еще (1804-1805 гг.) какая-то капитанша София Попова (37 л.); с 1810 г. значится по исповедной капитан Иван Яковлев сын Землемер (27 л., с семейством). С 1813 по 1817 гг. — управляющий губернский секретарь Яков Климентиев Матухин (35 л.), затем (1820-1831 гг.) губернский секретарь Василий Феодоров Церукович, семейный, за ним (с 1832 г.) поручик Григорий Тарасиев сын Федотов (35 л., холост); наконец, с 1836 до 1840 годов управляющим экономии Иваненков, перешедшей к Лаузбергу, был Артемий Филиппов Потапов (38 л., семейный), отмечен не бывшим у причастия. Еще одно семейство бросается в глаза, внесенное в Исповедные росписи 1818-1820 гг., это — "во дворе Лляшенко проживающая в служении полячка Терезии Ивановой дочери Норденбурговой Евфросиния Феодорова дочь Сотникова (28 л.), дочь ее Варвара 1 г., незаконнорожденная". Кроме прописанного, никаких других сведений об этой семье не добыто.

Сравнивая статистические данные исповедных росписей Св. Троицкого прихода с добытыми сведениями о численности Старо-Николаевского, наглядно можно убедиться, что он во все время был ничуть не больше, если еще не меньше. По малочисленности и бедности прихода, можно верно судить и о тех ничтожных кру-

51

пицах доходности за требоисправления, какие выпадали на долю местного причта. Отсюда, само собою вытекает и заключение то же, что и о Николаевском приходе: если причт и мог существовать на таком бедном приходе, то, или потому, что имел собственные средства, или же — получал большую поддержку от помещиков.

О материальных средствах (содержания), какими проживали и довольствовались священники обоих приходов, со своим причтом, в период времени от 1716 по 1837 год, можно судить по тем сведениям, какие передает нам опись Св. Троицкой церкви 1827 года, где, после перечисления вех служивших священников, с обозначением даже времени их служения, дальше сказано: "все священники пользовались один по другому угодьями пахотных и сенокосных земель и лесных дач, приобретенных ими собственно. Сверх же сего от господского двора и прихожан добровольным подаянием, а церковных земель и подцерковных ружных не было", "ныне на лицо находящийся (1827 г.) священник Иоанн Александров сын Соколовский также землею пахатною. сенокосною и лесными дачами предков своих по наследству владеет с 1809 года, а вместо руги роковою дачою от избы по полчетверика и доброхотным подаянием от прихожан пользуется".

Исповедные росписи с 1760 г. имеют заглавие: "Роспись епархии Переяславской, Протопопии Барышевской, села Остролучья"..... Заглавия росписей последовательно выясняют, что Остролучские храмы первоначально были епархии Переяславской, потом, Киевской, Черниговской, снова Переяславской, пока, наконец, стали — Полтавской епархии.

12. Имущество Св. Троицкого храма.

По упразднении храма, имущество его перенесено

52

в Ново-Николаевский храм, так же, как в свое время раньше сдано имущество сего последнего в Св. Троицкий. Следствием сего было то, что, с годами, в течение почти столетия, имущество обоих храмов смешалось, особенно священнические облачения, кресты, хоругви, иконы, священные сосуды, напрестольные предметы и прочие вещи, так что иные из них можно выделить только по записям, сохранившимся на них, или же по тщательным справкам в церковных описях, если только искомые вещи ясно и точно записаны; но попадаются вещи, кои вписаны отдельно в описи и Троицкой и Николаевской церквей. Поэтому есть возможность указать некоторое имущество, которое сохранилось неприкосновенным в стенах упраздненного Св. Троицкого храма.

а) ГЛАВНЫЙ АЛТАРЬ.

Помещение алтаря почти квадратное, небольшого размера. Престол в указную меру (оп. 1861 г.), целый, в ветхом облачении; на нем ничего нет, кроме побеленного, железного креста, покрытого старой пеленою, Св. Антиминс сего престола — темно-красного шелкового атласа, "Священнодействованный Преосвященным Епископом Илларионом Переяславским и Бориспольским 1781 года марта 14 дня"; он сохранился и поныне, более 125 лет. В описи о сем Антиминсе сказано: "За сей Антиминс заплатила 4 рубли госпожа полковница Анна Иваненкова". До выдачи сего Антиминса был Антиминс, выданный епископом Арсением Берло.

Горнее место устроено в одной связи с жертвенником к северному углу и диакоником — к южному, "слесарной" (опись), когда-то хорошей работы, в два яруса, с золоченой резьбой по зеленому фону. В верхнем ярусе посредине Спаситель, "Сидящий на Хирувимах", вверху — Бог Отец, а выше в сиянии — Дух Святой в виде голубя; по сторонам на тумбах шесть

53

точеных фигур ангелов в разных видах, из них теперь осталось только два. У иконы "Сидящего" Спасителя выступают две мраморного цвета колонны на тумбах внизу, с капителями и карнизами вверху; внизу маленькая полукруглая солея. К северу от горнего места помещается икона Благовещения, за ней — жертвенник с изображением Рождества Христова, над ним — Воскресение; к югу — икона Крещения Господня, далее — диаконик с изображением Сретения Господня, а над ним — Спаситель с крестом. Перед иконами Благовещения и Крещения Господня внизу выступают большие тумбы с выдвижными, очень вместительными, ящиками, служившими, наверное, хранилищем церковной утвари, сосудов, облачений и архива, вместо ризницы, не имеющейся при церкви. Все потемнело и обветшало настолько, что доска жертвенника прогнила.

б) ИКОНОСТАС.

Предалтарный иконостас деревянный, в четыре яруса, с резьбой по зеленому фону, написан "искусною живописью" (оп. 1861 г.), теперь потемневшей и опавшей. По средине нижнего яруса — царские врата, столярной работы, с вызолоченной, теперь опавшей, резьбой; на них икона Благовещения и четыре по сторонам Евангелиста, над вратами Нерукотворенный Образ; по правую сторону — наместная икона Спасителя, на южных дверях — Архангел Гавриил, за ними — Живоначальная Троица и икона Григория Богослова (имя Святого патрона строителя); по левую сторону врат наместная икона Божьей Матери, на северных дверях — Архистратиг Михаил, за ними — икона трех Святитетелей и другая — Св. Андрея Стратилата (имя святого патрона сына строителя). Во втором ярусе посредине изображение Спасителя "Седящаго" на троне, по бокам, с обеих сторон, праздничные иконы: Благовещение, Рождество Христово, Вознесение, Воскресение Христово. В третьем ярусе — изображение 12-ти Св. Апостолов,

54

в четвертом — Св. Пророков и между ними по средине Бог-Отец; вверху — Распятие Спасителя на кресте с предстоящими — Божьей Матерью и Иоанном Богословом. По описи 1861 года значится, что на наместной иконе Божьей Матери была "шата серебряная с венцами вызолоченными на главах в коронах, которую шату сооружил Симеон Григориев Иваненко в 1797 году июля 29, весу в ней 12 фунтов серебра, каковой пробы серебро неизвестно". Шата эта снята и хранится в ризнице Св. Николаевской церкви.

в) КИОТЫ.

У южной стены иконостаса стоит киот красного фона, о четырех колоннах мраморного цвета, с резными золоченными капителями и карнизами. В нем помещается посредине Успение Божьей Матери на бляте с резными, широкими, золоченными рамами; вверху иконы наложены: в выпуклой венцеобразной резьбе круг с изображением Св. Троицы, немного выше по бокам два венца, а между ними на круге выступает резной ажурный крест, с продолговатыми по сторонам иконками, на коих изображено Благовещение Пресвятые Богородицы, с явившимся Архангелом Гавриилом отдельно. На рамах внизу в три строки вырезан светилен празднику Успения крупными, выпуклыми, золоченными буквами славянского шрифта, настолько сокращенного, что только по догадкам и с большим трудом можно было разобрать: "Апостоли от конец совокупльшеся зде в Гефсиманстей веси погребсти тело мое и Ты Сыне и Боже мой приими дух мой". На средней верхней тумбе в золоченом сиянии водружена круглая иконка Духа Святого, а в нижней посредине изображено свидание Божьей Матери с Прав. Елисаветой.

В описи 1827 года записано, что икона Успения Божьей Матери вставлена в новый киот, а в описи 1861 г. отмечено: "Сей киот сооружил помещик

55

Степан Ильяшенко в 1858 году". На основании приведенных записей можно предположить, что самая икона очень старая, быть может, была храмовою на хорах Старо-Николаевского храма, в котором имелся престол Успения Божьей Матери, и только потом обновлена и помещена во вновь сооруженном (1858 г.) киоте. За клиросами по углам западного придела стоят два киота, грубой, топорной работы, настолько устарелые и ветхие, что ни ликов, ни красок на них почти нет, все почернело; вероятно, — это остатки от Старо-Николаевского храма, почему и в описи нигде не вписаны.

г) АЛТАРЬ НА ХОРАХ.

Алтарь маленький, узкий, стоит на самой арке, для прохода с востока по-за престолом сделан выступ на средину храма граненным полукругом, на толстых железных балках, с таковыми же железными отводами или подпорами, огражденный прочной, деревянной, точеной столбиками, решеткой, выкрашенной в темный цвет.

Св. Престол малого размера в ветхом облачении, без всякой утвари, покрыт пеленой. Св. Антиминс с него, во имя св. муч. Параскевы, хранящийся на престоле Св. Николаевской церкви, белого чистольняного холста, "Священнодействован Самуилом Митрополитом Киевским и Галицким 1782 года сентября 28 дня" 1) (опись 1827 г.), — сохранился в безупречной чистоте и целости.

Горнего места нет, а его заменяет верхняя часть главного иконостаса, как прописано и в описи 1861 г. Жертвенником служит небольшой, четырехугольный столик к северному углу арки, над которым вверху укреплен маленький навес, похожий на балдахин.

1) Очевидно, ошибка, так как Самуил (Миславский) был Киевским митрополитом с 1783 г. до начала 1796 г., да и данная местность вошла в состав Киевской епархии лишь в 1785 г.

56

В алтаре за престолом пол набит сукном и покрыт ковром; но все это износилось, молью съедено и устарело; остальная часть пола деревянная.

д) ИКОНОСТАС НА ХОРАХ.

Иконостас деревянный, в два яруса зеленого фона, посредине царские врата золоченной резьбы, с иконами 4-х Евангелистов. За наместной иконой Спасителя, на южной двери изображен Св. Григорий Богослов, за ним икона Св. муч. Параскевы; на северной двери, за наместной иконой Божьей Матери, изображение Василия Великого, а за ним икона Великомуч. Варвары. Во втором ярусе посредине Спаситель, "Седящий" на престоле, окруженный с обеих сторон изображениями 12-ти Апостолов.

Клиросов нет. Сохранился небольшой сундук, с выпуклой крышкой, служивший, вероятно, подвижной ризницей.

е) КОЛОКОЛА СВ. ТРОИЦКОЙ КОЛОКОЛЬНИ.

По описям 1827 и 1861 гг. всех колоколов значится семь: 1-й большой колокол в 26 п. и 5 ф. с головой; "сооружен 1790 г. помещиком генерал-майором Андреем Иваненком за 710 рублей".

2-й в 9 п. 8 ф. "куплен до храму Св. Троицы Остролуцкия Матфеем Полуцким Остролуцким казаком в 1613 г. октября 7 дня".

3-й в 6 п. "в 1619 г. доставленный от Александра Геращенко и жены его Евфросинии".

4-й в 2 п. 20 ф., "а кем и когда куплен, давность сокрывает". (Оп. 1827 г.).

5-й "суботник именуемый, в 3 п. и 20 ф. 1616 г. июня 30 дня, от кого никто не являет".

6-й "Кликунец именуемый в 22 ф. Сооружен Андреем Макаренком 1615 г. в церковь поступил".

7-й "маленький именуемый секунд в 30 ф. в котором году и от кого принят — известий не найдено", "Сверх колоколов сих внутри церкви находятся

57

3 маленькие колокольчика, в 1-м 1 ф., 2-й в четверть, а третий — в половину четверти, 4-й колокольчик — в нем весу два лота надан от крестьянина Ивана Волуйко ко храму и Святыя Живоначальныя Троицы за отпущение грехов, цена оному неизвестна" (оп. 1827 г.). В настоящее время на колокольне всего 5 колоколов, шестой хранится в пономарне, а седьмого не оказалось. Из маленьких колокольчиков, что внутри церкви, два, как отмечено в той же описи ("разбиты и не способны", а два в 1/4 и 1/8 ф. "употребляемые во время великопостное служение". Так записано в описи Св. Троицкой церкви 1861 г., когда при сей церкви не было уже и своего причта, а причислена она была к Ново-Николаевскому храму, где и совершалось великопостное служение, следовательно, туда поступили и те колокольчики.

Хотя храм упразднен, и богослужение в нем не совершается, но звон во все колокола нередко бывает при погребении умерших, по желанию родственников, за внесенную ими жертву, кроме того, — во дни Восшествия на Престол, Св. Коронования Государя Императора, на Св. Пасху и Рождество Христово.

За исключением колоколов, все остальное поименованное имущество, по давности и ветхости, отслужило свою службу и к дальнейшему служению уже не пригодно, зато имеет за собой достоинство довольно почтенной старины.

13. Церковный архив.

Церковный архив Св. Троицкого храма оказался в далеко лучшей исправности и целости, чем — Старо-Николаевский. Все актовые книги сохранились за очень отдаленные годы, как напр., Исповедные росписи с 1760 года, хотя, правда, с пробелами, но незначительными; приходо-расходные книги с 1771 года почти без перерыва до последних годов, метрические — с 1815 года,

58

все до конца, с отрывками за 1805, 6, 7 и 8 годы, обыскные книги с 1803 года последовательно все до закрытия сего прихода, клировые ведомости с 1826 г., с большими опущениями годов, особенно сороковых; описи церковного имущества имеются 1760, 1825, 1827, 1836, 1850 и 1861 годов; циркулярные указы хотя и сохранились с 1728 г., но их очень мало, с большим недочетом и пропусками; уцелела еще и посетительная книга с 1827 года и немного благочиннических предложений. Словом, архив, по всему видно, сберегался аккуратно. Сравнивая по форме и содержанию все актовые книги прошедшего времени с настоящими, — мало усматриваем разностей, и то незначительных, касающихся собственно формы изложения. Зато приходо-расходные книги имеют существенную, особенную разность с настоящими, и своею оригинальностью невольно обращают на себя внимание.

В них заглавный лист надписан так: "Приходо-расходные книги Троицкой церкви с. Остролучча 1771 года октября 17 дня. Сия книга приходов епархии Переяславской Протопопии Барышевской с. Остролуччя церкви Святыя Живоначальныя Троицы содержащая в семь всех шнуром, подписом руки и печатью духовной консистории закрепленных листов 102 на место старой и для даннаго вписывания бумаги неимеющей выдана с тем чтобы в оную приходской тоя церкви священник Иоанн Афанасиев (Соколовский) начал з самого начала 1771 года вписывал означенные в ней приходы всегда без малейшего упущения обстоятельством показанной в конце книги форме исправным и чистым характером и содержал в надлежащей чистоте. Катедральный Наместник Иеромонах Герман". В конце книги таковая надпись: "Сия книга дана з Консистории 1771 года октября 17 дня"; по форме приложенной приход разделен на четыре статьи: 1-я кошельковые, 2-я канунных, 3-я воску канунного, 4-я —

59

свечей приносных. Подписался "Подканцелярист Лука Быленский". На последнем листе написано: "Сии книги приходов и расходов церковных за силу указа Духовной консисторию в духовное правление были представлены и рассматриваны, и явилися в записах по формам исправны порядочно, которие должно, как настоящего 1774 года так и повсягодно при окончании в месяце декабре последних чисел в духовное правление представлять ведомость к подлежащему в силу указа исполнению. Иерей Семеон Кондратович. Иерей Стефан Зубковский". Дальше еще есть запись: "Сии книги с вышеписанного "764" — (это, вероятно, описка — нужно считать 1774 г.) по настоящий 778 год были поежегодно представляемы и являемы во всем своем порядке и исправе". "Иерей Стефан".

Книга расхода за те же годы, с 1771-1808 такая же, с тою же надписью на первом листе, и в конце книги записана форма с подразделением расходов тоже на четыре статьи: 1-я расход денег кошельковых, 2-я расход денег канунных, 3-я воску канунного, 4-я свечей приносных и ладану.

Прихода по первой статье кошельковых поступало весьма скудно: за служение от 3 до 21 к., и эти 21 к. в самый день Пасхи. Годовые доходы таковы: 1771 г. 2 р. 69 к., 1772 г. 1 р. 35 к. (Наибольший приход за служение 32 к.), 1773 г. 1 р. 40 к., 1774 г. 1 р. 88 к. (25 к. за служение наиболее, — есть и денежки), 1775 г. 1 р. 81 к. (от 1 до 25 к. в служение), 1776 г. от 1 до 20 к., итог 1 р. 23 к., 1777 г. от 2 до 25 к., итог 2 р. 5 к., с деньгою, 1778 г. 1 р. 29 к. и т. д. приблизительно одинаково по 1784 год. Наименьший годовой доход 79 к. (1782 г.) и наибольший 2 р. 76 к. (1783 г.); средний вывод 1 р. 40 — 1 р. 50 к. Судя по записям, служения были нечастые: по одному-два служения в месяц, больше 7 не бывало, — и это собственно в марте месяце, значить, в В. пост; когда

60

для говеющих совершаются повседневные богослужения. 1784 г. записано только пять месяцев, с итогом — 1 р. 5 к. (по 30-40 к. за служение). Это тот год, в который 12 мая выдана Архиерейская грамота на сооружение нового каменного Св. Троицкого храма, и, вероятно, по получении ее, в июне месяце служение в старом храме прекратилось. Во все годы подписей нет нигде — ни священника, ни старосты, ни месячных, ни годовых.

1786 и 1786 года нет записей поступающих кошельковых и других доходов, только внесена в книгу следующая отметка: "1785 и 1786 годов во время постройки церкви каменной чрез сии два года кошельковых денег збору не было", — ясно удостоверяющая, как указано уже, тот факт, что Св. Троицкий каменный храм построен не 1782 года, как пишется в описях и клировых ведомостях, а лишь к концу 1786 г., или к началу 1787 г.

С 1787 года кошельковых стало больше поступать, примерно: 2 р. 63 к., 4 р. 84 к., 7 р. 47 к., 5 р. 55 к., 9 р. 55 к. и т. д. по 1799 год; средний итог 4  р. 5 к. Под этим годом стоит следующая подпись: "1800 г. генваря 19 дня сия книга в Переяславском Правлении была явлена и что по юной с 1771 по 799 год в приходе денег сто двадцать три рубли девяносто четыре копейки, что и подписали: Протопоп Иоанн Савицкий, Протоиерей Стефан Гречина, Наместник Иерей Иоанн Евсевский". 1799 года кошельковых всего 5  р. 37 к. Надпись под ним такова: "За освидетельствованием по сей книге 1799 года в приходе явилось денег пять рублей тридцать семь копеек, по расходной за тот же год три рубля тридцать шесть копеек, а затем в наличие поступило на следующий год два рубля и одна копейка с денежкою. Благочинный протоиерей Стефан Прохорович". С 1800 по 1809 годы кошельковый доход увеличивается от 8 до 40 рублей,

61

в среднем 25-26 рублей. Подписей нет и проверки не видно.

Из приведенных цифровых данных и проверочных подписей ясно видно, как кошельковый доход постепенно, в течение сорока лет, возрастал от 79 к. в год до 40 р. По 2-й ст. прихода "канунных" за все годы — с 1771 по 1800 записей никаких не имеется, из чего явствует, что дохода упомянутого названия не было. "Канунным" назывался доход от меда, который собирался с прихода, варился целыми бочками, продавался для питья в приходские храмовые праздники, и вырученные от продажи деньги вносились в церковь. Исчезновение сего дохода выясняется г. Папковым: ("Древний русский приход") данными исследования жизни приходов, показывающими, как прихожане, усердно заботящиеся в давние, старые годы об интересах церкви, постепенно с годами стали охладевать и перестали заботиться о нуждах храма и его доходности. Однако существовала и другая причина исчезновения "канунных" доходов — именно крепостное право, которое подавило всякую свободу действий местного прихода, поголовно обращенного в бесправных крестьян — "крепаков", которым было уже не до того, чтобы варить мед и веселиться в храмовые праздники, когда, как говорят: "и в гору николы глянуты".

3-я ст. — произвольная против выданной формы, а именно: "Приход денег от разного подаяния", допущенная, по всей вероятности, взамен упраздненных "канунных". В ней прописаны доходы такого рода: "Спрошено Самуилом Соколовским паламарем" (1771-1776 гг.) 1 р., 80 к., 30 к., 10 к., 60 к. "Выхожено по селам Самуилом 30 к.". "Демяненком (может быть, староста) 50 к.". "Выпрошено в Бассанскую ярмарку 7 к.". "Дано Василием Кушнерем 20 к.". Годовые итоги: 2 р. 20 к., 2 р. 50 к., 2 р. 40 к., 1 руб. 57 к., 11 р. 40 к. С 1776 по 1778 годы никаких

62

подаяний не прописано. 1779 г. "Спрошено денег священником Александром Соколовским 12 р." С 1780 по 1783 годы доходов по сей статье опять не поступало. 1784 г. 30 марта. "Выхожено по парафии Тетеренком Антоном 2 р. 50 к., 10 мая дано госпожею бригадиршею Анною Феодоровной 5 р. итого 7 р. 50 к.". 1785 г. ничего нет. "1786 года мая 12 дня даровано на церковь Василием Вироченком жителем Батуринским денег рублей 2". Потом дописано другим почерком как бы в объяснение: "котории деньги выновата бывшая попадия Павлиха Кудлайка Анна Василиевна". Можно наверное предполагать, что "попадия Павлиха" была ни кто иная, как жена рано умершего священника Остролучской Троицкой церкви Алексия Соколовского, оставившего по себе молодую вдову Анну Василиевну, вышедшую потом, вероятно, в замужество в Батурин. С 1787 по 1800 годы ничего не записано. 1800 года "принято денег, спрошенных по парафии в разных числах от доброхотных дателей священником Александром Соколовским и прихожанином Мартыном Купкою 10 р.". 1801 г. сборов не было. 1802 года "августа 13 принято от господина Трофимовского подаренных в церковь пять рублей, да служителем господина Моисея Иваненка Архипом Шастопалом рубль серебр., итого 6 р.". С 1803-1806 годы сборов не было. 1806 года "марта 29 принято от господского дому подаренных госпожею княгинею Александрою Александровною Долгоруковой денег 10 р.". В следующие остальные, по приведенной книге, годы с 1807 по 1809 записей по 3-й ст. больше нет. Итог всей суммы по сей статье за время с 1771 по 1809 годы составляет 67 р. 57 к.

4-я ст. "Воску канунного и приносного". Канунного или сорокоустного получалось чаще по 1-й четверти, а в год 2-6 четвертей; самый доходный был 1778 г.: 50 фун. 4 четв., т. е. 1 п. 11 ф. — "приносили здвора

63

г-на полковника (Иваненко); за то в другие годы (1776, 77, 80, 81, 84, 86, 88, 89, 91) взносов воску не было, а с 1794 г. он совсем прекратился. Упадок доходности в означенные годы как по сей, так и по другим статьям прихода совпадает с закрепощением в это время как раз "посполитых".

5-я ст. "Приход свечей приносных" разделен на две графы: большие и малые свечи; последних всегда больше, что видно в годовых итогах, примерно: больших 213, 144, 140 до 400 и немного более, а малых от 410 до 900 и более. Принос свечей, как и кошельковый сбор, более положительный и регулярный чем прочие, остальные статьи прихода. В 1785 и 86 годах, когда, строилась Троицкая церковь, приноса свечей не показано, а объяснено, что "ввесь приход внесен парафианами в церковь Св. Хр. Николая". Запись по сей статье заканчивается 1800 годом. С 1771 года бывали в иные годы по несколько месяцев без приноса свечей, — напр. 1793 г.: генв., февр., авг., сен., окт., ноябрь; 1794 г. — пять месяцев без свечей, 1795 г. — два месяца... Так ли на самом деле было, или, может быть, доходы включались в другие месяцы, но по книге отмечены бездоходными. Вообще, приход и по этой статье с 1793 г. убавился.

6-я ст. "Приход ладану приносного" разделен тоже на две графы: фунты и четверти; жертвовали по 1-й четверги и до 1 фунта в месяц, а в год собиралось от 1 до 8 фунтов. В 1785 и 1786 годы не было никакого приноса — еще одно подтверждение, что в эти годы строилась церковь. Кроме общих приношений, были и именные — на сорокоусты. И по сей статье, почему-то, запись заканчивается опять 1800 годом.

Книга расхода с 1771 по 1808 г.

1-я ст. Кошельковый доход расходуется на покупку: вина, бумаги, Св. мира, на семинарию, ладан, оли-

64

ву, на заграничные убогие монастыри, духовное правление, на исповедные книги, на проезд протопопа и пр. Всего в годовых итогах с 1771 по 1787 годы по подсчету значится очень мало, от 2 до 3 рублей, так как на бумагу, оливу, ладан и проч. мелочи расходовалось немного, примерно; 2, 3, 7, 10, 14, не более 20 к.; зато каждогодно на св. миро отсылалось 1 р. 17 к., на семинарию 60, 67 к., на духовное правление от 10 до 40 к., на убогие монастыри 3-12 к., случайные — на проезд протопопа 12 к.; этими-то взносами и насчитывались рубли. С 1771 по 1783 годы за св. миро всегда платилось одинаково, а потом заметно изменение: 1783 года "Наместником Лаврентием" (Яновским м. Барышевки) взято на св. миро 1 р. 18 к., а 1784 г. "Крестовым Наместником Петром Стаховским (священник с. Семеновки) взято только 1 р. 7 к. Есть и чрезвычайные расходы, так напр., в 1783 году Петром Галушкою (верно, церк. староста) куплено "ремню на колокол", заплачено за книги проповедей 3 р., "маляру на артос 17 к." В 1785 и 1786 годы расходов нет никаких и подписей нет; между тем как именно в эти годы, по случаю постройки храма, и должны быть крупные и чрезвычайные расходы, которые быть может, покрывались иждивением строителя Гр. Гр. Иваненко. Проверка прихода и расходов первый раз с 1771 года произведена в 1787 году, (после сооружения храма), что явствует из следующей подписи: "По счету за 1787 год явилось в приходе денег два рубля шестьдесят шесть копеек за расходом в наличности на 788 год ничего не остается и для таковой же записи обратно отдана 1788 года мая 12 дня". "Города Остра и всего уезда Островского Протопоп и Благочинный Петр Савицкий". В следующее десятилетие, с 1787 по 1798 годы, итоги расходов увеличиваются от 3 до 12 руб., по той причине, что, кроме обыденных расходов, примерно, на вино, — которое, к слову сказать, покупалось

65

не в одном месте, но и в Киеве, и в Нежине, и Остре и в Барышевке, при том, не в одну цену — по 16 и 25 к. кварта, — прибавилось много посторонних, случайных, примерно: на проезд в духовное правление (2 к.), на бумаги и переплет Исповедных книг и др. тетрадей, на книги "пространный и краткий катехизисы" и пр. Отмечается обстоятельно, кому и на что выдаются деньги, так напр. "Сулимовскому Десятоначальнику и Благочинному Кондрату Трофимовичу" на переплет, на книги, в духовное правление, на переплет Исповедных; на покупку того же Антону Тетере (староста, должно быть), "поезднику Селицкому священнику Прокопию Трипольскому за поучения", "чрез священника Василия Лузанова" (Острол. Николаев.), "дьячку Рудницкому Чумаковскову за катехизис", "Барышевскому диакону Самуилу Рябчевскому для отсылки в духовное правление за краткий катехизис". Подписей под годовыми итогами нет никаких. Чрез десять лет (1798 г.) была проверка, что видно по следующей надписи: "1798 года генваря 10 дня мною свидетельствована; и для вернейшей записи в содержании в ней значащихся денег равно и о приходах церковных другой при сей как и сия книги, отдано обратно священнику приходскому Александру Соколовскому". "Благочинный Наместник Иерей Кондрат Трофимович". С 1798 по 1808 годы (при Благочинном Стефане Прохоровиче) расходы еще увеличились с 3 р. до 18 р. годов. итога, а в 1808 г. в один раз взято, как записано 14-го сентября рукою самого Благочинного Прохоровича, "по сей книге принято мною по предписанию указному для представления в Консисторию денег сорок один рубль и пятьдесят девять копеек — 41 р. 69 к. и в итоге сего года оказалось 79 р. 13 к.".

Записи, сохранившиеся в приходо-расходных книгах, сообщают некоторые сведения о лицах, служивших при Св. Троицком храме, так, напр., видно, что

66

пономарем Троицкой церкви был Яков Сокол (овский), а Николаевской — Моисей Рожченко, — (чего в Исповедной нет). 1804 г. в Троицкой церкви пономарем — Моисей Сокол (верно, сын Якова), коим, т. е. и Троицкому и Николаевскому, с 1804 г. выдавалось из кошельковых по 7, 10, 12 коп. Громов Григорий (дьячок), как и пономарь Яков Сокол, выключенные, (по Исповедным), из духовного звания, были по прежнему при своих должностях; потом их заменили: Стефан Громов своего отца Григория, а Моисей — своего Иакова. Звание ктитора первый раз упоминается в 1804 г., именно — Мартын Купчиканский, за ним другой (1806-1808 гг.) Иван Тыщенко. Видно, что годовые отчеты стали более строги: каждый год отвозятся Благочинному, в духовное правление, а с 1803 г. непосредственно в Переяславскую-Полтавскую духовную Консисторию. Вводятся особенные взносы на приходо-расходные книги (50 к. 13 февр. 1800 г.), на проезд писаря духовного правления (20 к. 22 июня 1798 г.), "на поклон особо ему же Благочинному" (30 к.), при отправлении постовых Исповедных росписей (с 1801 года 25 мар.), на содержание разным присутствующим в консистории (2 р. с 1803 г. 14 апр.), "на поклон", на покупку там же в консистории бумаги "на сделание метрических книг", за шнур, подпись, за сочинение оной" от 1 р. 70 к., до 2 р. 20 к., два раза в год, в январе отправка отчетных ведомостей, а в апреле постовых Исповедных росписей; отчеты отвозятся священником, с 1805 г. — совместно с ктитором. 2-я ст. Расход денег канунных. По сей статье с 1771 по 1804 гг. расходов нет. "1804 г. генваря 23 дня куплено воску полпуда ктитором Мартыном Купкою Преднаместны иконы на свечи большие за 10 р.". Расход по 3-й ст. от разного подаяния с 1771 по 1776 годы всего было от 1 р. 21 к. до 2 р 7 к.; за остальные годы (по 1804 г.), ничего не прописано.

67

1784 года марта последних чисел Сидором Тетеренком (подразумевается староста) здержано денег два рубли и пятдесят копеек на закладины церковныи в городе Переяславе во время подачи доношения 2 р. 50 к." "Того же года мая 10 здержаво денег мастером Писарцем в духовной Переяславской Консистории за граммату 5 р.". Дальше с 1785 по 1795 годы расходов не было. "1774 г. куплена серебряная кадильница священником Александром Соколовским с бывшим ктитором Антоном Тетеренком за собранные деньги с разного подаяния 27 р. 50 к.", но они записаны в расход лишь в 1796 г. 1797-1799 гг. расходов не записано. В 1800 году книга была представлена к ревизии и подписана так: "1800 года генваря 19 дня сия книга в Переяславском духовном правлении была явлена и что по оной з 1771 года по 1799 год по ревидации сего правления явилось расходу 129 р. 73 к. что и подписали: Протопоп Иоанн Савинский, Протоиерей Стефан Гречина, Наместник иерей Иоанн Евсевский". "1800 г. сентября 3 заплочено в Переяславе прихожанином Игнатием Шимком иконописцу за изделку хоругви 10 р.". По следующим статьям, 3, 4, 5-й: воску канунного, свечей приносных, ладану, все расходы пишутся не наличными деньгами, а натурою, и потому счет в расходах сих приношений мало разнится от прихода. Приносной воск употреблялся на большие свечи — ставники пред наместными иконами. Ладану приносного не доставало: пополнялся покупным.

С 1809 года форма приходо-расходных книг совершенно изменяется: канунных, воску канунного, приносных свечей нет. Приход и расход разделен на три графы: свечных, кошельковых и доход за отдачу в наем церковных домов, лавок и проч. — это в приходе, а в расходе: 1-я ст. — на покупку воска и свечей, 2-я — на починку церкви и друг. случайные расходы и 3-я — "внесено для приращения в банк запасной

68

суммы". Вместо прежних расходов "на поклон" и разным "присутствующим", отчисляется ежегодно сумма, от 20 до 30 р., которая принимается Благочинным и отправляется в Консисторию. Приход заметно увеличивается, так напр. за пять лет (1809-1813 гг.) сумма от 8 р. доходить до 50 р. и более; но зато и расходы прогрессивно стали увеличиваться. Достаточно указать на такие крупные расходы, как напр.: отчисляемые в один раз ежегодно по 20-30 р. в Консисторию, или — постоянная покупка воска по 70-80 коп. фунт, даже по 1 р. и 1 р. 50 к., вина — 70-80 к. кварта, но было 1 р. и 1. 20 к., оливы по 1 р. и 1 р. 20 к. фун., 1 десть бумаги 40 к., ладану — 80 к. ф. Хотя счет денег велся тогда ассигнациями, но, принимая во внимание тогдашнюю ценность денег, нужно удивляться такой дороговизне воска, вина и проч. В приеме денег, отсылаемых в Консисторию, и остаточной суммы, отчисляемой для приращения в банк, расписывался в книге сам Благочинный, так, напр., под годовым итогом 1811 г. записано: "1812 г. в генваре месяце 13 отдано в Консисторию за 1811 год двадцать семь рублей. Принявший Благочинный Протоиерей Стефан Прохорович"; и так при всяком приеме ежегодно. Что книги проверялись и просматривались, — это доказывается подписями Благочинных. Постепенно приход доходил до 100 р. и более, но и расход все увеличивался, так что годовые остатки сводились к 3 р. и не более 20 р., каковые и принимались всякий раз Благочинным для сдачи в банк. С 1823 года начинается подпись по книгам, под каждым месяцем, священника и старосты, и этим точно восстанавливается время служения священника, а главное — старосты, чего по другим книгам не отыщешь. Заканчиваются приходо-расходные книги 1836 годом и сдаются, вместе с имуществом и прочими актовыми документами, в архив Св. Николаевской церкви, и, таким образом, существование св. Троицкого храма юридически прекращается.

69

В. Новый Св. Николаевский приходской храм.

1. История его сооружения.

Хотя в описях 1861 и 1890 годов прописано, что церковь "построена неизвестно когда" помещицей полковницей Екатериной Петровной Лаузберг, но в описи Св. Троицкой церкви 1827 г., в отделе о церкви, сохранилась следующая запись: "До постройки сей каменной (Троицкой) церкви прежде в селении Остролучьи была на другом месте во имя Святителя Николая, уничтоженная в 1805 году, а на место ее состроивается по благоговению к Богу помещицею Екатериною Петровною Лаузберговою во имя же Святителя Николая в хорошем фасаде которой прежней церкви Николаевской имущество церковное хранится в сей Троицкой". Приведенная запись ясно говорит, что Св. Николаевский храм в 1827 году уже "состроивается", притом на столько успешно, что можно было уже определить очертания его фасада ("в хорошем фасаде"), а окончен постройкою, понятно, в том году, в котором освящен, именно: "1836 года мая 20 дня Преосвященным Гедеоном Епископом Полтавским и Переяславским", как отмечено в описях 1861 и 1890 годов; следовательно, нерезонно прописано, что "неизвестно когда построена". Оказывается только, что начатая успешно постройка была потом слишком медлительная, так что затянулась на десять лет, на что были весьма важные и серьезные причины: храмоздательница Екатерина Петровна, начавши постройку "по благоговению к Богу", с полным усердием, при своем богатстве могла скоро соорудить храм; но, к прискорбно, как передают наследники по ее имению (Бобровниковы), с 1828 года стала часто "хворать", дальше все больше и сильнее, почему, большую половину каждого года прово-

70

дила в Крыму на лечении. всегда с мужем. Остальные годы своей жизни она безвыездно жила в Крыму, где, в 1832 году, не дождавшись окончания постройки храма, не увидев плодов своей щедрой благотворительности, скончалась и там погребена. Продолжительное, а затем и постоянное отсутствие владельцев, болезнь, лечение, смерть храмоздательницы и были теми важными причинами, по которым работы по постройке храма на долгое время совершенно прекратились. После похорон жены и возвращения из Крыма, Карлу Ивановичу потребовалось много времени, чтобы разобраться в делах по запущенному имению, ликвидировать собственные личные дела, и устроиться семейно, для чего нужно было жениться; все это в совокупности невольно отвлекло его от начатой постройки храма и затягивало ее окончание. Во всяком случае, Карл Иванович заслуживает благодарной памяти в сердцах прихожан, поелику хотя не скоро, однако вполне добросовестно выполнил завещание Екатерины Петровны и, на оставленный ею капитал, довершил окончание постройки храма весьма честно; это подтверждается как прекрасным и благолепным устройством храма, так равно и тем обстоятельством, что, для вящей торжественности, пригласил для освящения самого Архиерея, приезд которого, со всей его свитой, как известно, сопряжен с крупными расходами. Не оставлял он храма и дальше своими усердными жертвами и с любовью заботился о его благолепии, хотя сам был неправославный. По удостоверению родственников, Карл Иванович принял православие с именем Михаила, но когда и где — не определяют. Фактических доказательств этого в местном церковном архиве не имеется; но отрицать положительно его присоединение к православию тоже нет оснований, так как оно могло быть совершено, напр., в с. Тымках, Черниговской губернии, где, женившись вторично, он постоянно жил и умер. Веря свидетель-

71

ству родственников, церковь в день Св. Архистратига Михаила (8 ноября) ежегодно молится особенно о рабе Божьем Михаиле, как о строителе и благодетеле св. храма, а 24-го ноября также поминает Екатерину.

В церковном архиве не сохранилось никаких письменных документов, или каких-либо указаний на то, по какому плану и с чьего разрешения строился храм. Однако, принимая во внимание год начала (1827) его сооружения, можно сказать, что он строился с благословения и разрешения бывшего в то время Епископа Полтавского и Переяславского Георгия Ящуржинского.

Во сколько обошлась постройка храма — неизвестно, так как строился он исключительно на средства храмоздателей, без всяких затрать церковной суммы, и никаких записей посему не сохранилось. Но судя по капитальности храма, хорошей архитектуре, можно наверное сказать, что строители не жалели капитала, и он стоил больших денег, по теперешним ценам не менее, а может быть, и более 50-ти тысяч. Соорудивши св. храм, г. Лаузберг, заботясь о его благолепии, не забыл и местного причта, на содержание коего выделил из своего имения ружную землю, в каком количестве по тому времени — неизвестно; но по генеральному размежеванию 1876 года отрезано и ныне числится 47 дес. 1954 с. Собственно же церковной земли — на обеспечение храма Лаузберг почему-то не наделил. Таким образом, храм остался без обеспечения землей и содержится исключительно на одни свечные, кошельковые доходы и частные случайные благотворения, не имея никаких оброчных статей.

2. Внешний вид храма.

Храм каменный, на высоком фундаменте, Византийского стиля, крестообразный, пятиглавый, одноэтажный, но карнизы, оттянутые на полвысоты вокруг высоких стен, придают ему извне вид двухэтажного.

72

Восточная стена выступает полукруглым павильоном, с четырьмя дорическими полуколоннами, между коими с боков в нишах два окна, а средняя ниша — глухая; над полуколоннами с роскошными карнизами возвышается крыша полушатром. Северное и южное крыльца открытые, величины в ширину приделов, с четырьмя дорическими колоннами, на карнизах коих поднимается выступом стена по отвесу колонн, с небольшой полукруглой над входными дверями аркой, с просветом для окон такой же формы; вверху — фронтоны с широкими карнизами под крышей; пол и ступеньки (7.) деревянные, тумбы по бокам кирпичные, покрытые железом. В западном приделе, такой же ширины, по бокам, в полукруглых сверху нишах, пропущены по одному четырехугольному продольному окну, а над ними, выше среднего карниза, пропущены круглые небольшие окна; у стены к западу выступают по краям две дорические колонны, с таковыми же карнизами и фронтом под крышей, как и над крыльцами северного и южного придела. К средним полуколоннам пристроен длинный, соединяющий церковь с колокольней коридор, уже придела на 5 арш., с 7 толстыми по бокам полуколоннами, с капителями и карнизами под крышей; между полуколоннами по стенам, с обеих сторон, пропущены под карнизами по 5-ть окон полуциркулем, в 16 стекол. В углах приделов и алтаря приделаны пристройки, одинаковой с ними высоты, и для красы выложены поперечными желобками. К выходным дверям пономарни приделано деревянное крыльцо, на каменном фундаменте, с деревянными перилами и 7-ю ступеньками. Осьмерик на церкви, широкий, круглый — в 8 окон, обтянутый листовым железом; над выступными карнизами его возвышается купол круглым шатром; на шеф купола с крышкою водружены железный шар с таковым же кованным, плотным, четырехконечным крестом. Прочие четыре

73

боковые купола без осьмериков, далеко ниже главного, устроены на угловых пристройках; купола, шары и кресты на них одной формы с средним, только малой величины. Все кресты и шары позолочены листовым золотом; купола крыты, все отливы покрыты листовым железом и выкрашены масляной зеленой краской, осьмерик и шеи — белой, последние с цветочками; все стены и фундамент оштукатурены и побелены, фундамент покрашен серым цветом.

3. Вид колокольни.

Колокольня тоже каменная в три яруса; углы первых двух вогнутые, отчего кажутся осьмигранными. в нижнем ярусе над входной дверью, между двумя толстыми полуколоннами, — большая ниша полукругом; таковые же ниши глухие, с такими же полуколоннами, сделаны на северной и южной стенах; вверху над ними красивые карнизы с отливами, покрытыми железом, на которых поднимается небольшой высоты тумба, служащая как бы фундаментом второму ярусу. Архитектура второго яруса во всем одинакова с нижним, только немного меньше в диаметре; ниш четыре с пролетными окнами для ставен. На широких карнизах, вверху над колоннами, поднимается третий ярус, в диаметре уже среднего, осьмигранный и угловые простенки немного уже 4-х средних, в коих пропущены круглые небольшие окна, затянутые железной сеткой, по углам — полуколонны, над коими, вверху на карнизах, небольшие четыре фронтончика под крышей купола, который хотя и византийской формы, но осьмигранный. На куполе высоко поднимается деревянный, обитый листовым железом, длинный шпиц, на котором укреплены шар и четырехконечный крест, железные, позолоченные. Как шпиц, так и купол и отливы, покрытые железом, выкрашены зеленой краской; третий ярус, обтянутый железом, покрашен

74

белилами, ставни — серым цветом. С запада к дверям ведет крыльцо небольшое, узкое, деревянное, на каменном фундаменте, с 12-ю ступеньками, между двух каменных тумб, покрытых железом, выкрашенных медянкой. Полы и ступеньки на всех крыльцах выкрашены темно-желтым цветом.

4. Погост и церковная ограда.

Погост храма занимает ровную, несколько повышенную, небольшую площадь, 48 ар. длины, 42 ар. ширины, правильным четырехугольником, продолговатым с востока к западу, от поля; выступает западной стороной на большую улицу, идущую вдоль селения из Барышевки на сс. Ядловку и Русанов, на равномерном почти расстоянии для обеих половин прихода, малый и тесный. Место для погоста выделено из имения Екатерины Петровны, по второму мужу, Лаузберг. Ограда вокруг храма каменная снизу, с таковыми же круглыми, высокими столбами, между коими, поверх нижнего фундамента, тянется решетка тростью, в двух дубовых поясках. На западной стороне от дороги, между двух толстых, высоких, каменных столбов, под высокой, круглой деревянной аркой, украшенной сухариками, устроены деревянные растворчатые ворота, снизу до половины закрытые досками, а кверху сделаны тростью; по обе стороны ворот, между таковыми же высокими столбами, помещаются калитки, формы одинаковой с воротами. Против северного и южного крылец имеются еще две калитки меньшего размера, но формы одинаковой с первыми. Арка, столбы, отливы на фундаменте покрыты железом и выкрашены зеленой краской, вся же остальная, деревянная часть ограды, с воротами и калитками, — белой, с оттенками зеленого. Столбы ограды побелены по штукатурке, а фундамент — подведен серым цветом.

По стенам ограды, погост окружают большие,

75

ветвистые, роскошные липы, дающие прекрасную тень я придающие величественную прелесть и месту и храму. На погосте у алтарной стены храма погребены: Иван Иванович Бобровников, племянник храмоздателя Лаузберга по сестре его (Анне Ивановне по мужу Бобровниковой), и две его дочери; могилы расчищены, и только три чугунные креста указывают их место. На большем кресте с фигурным распятием Спасителя, внизу на овальной доске, вылита такая надпись: "Иван Иванович Бобровников скончался 12 августа 1856 г. Упокой Господи его душу". На двух малых крестах, на такой же досточке, надпись одинаковая: "Господи упокой со святыми душу младенца твоего Екатерины", так как имя дочерей было одно; но когда и в каком возрасте умерли — неизвестно: не обозначено ни года, ни числа. Тут же у креста Бобровникова погребена сестра его. На ее могиле поставлен темно-серый мраморный памятник, увенчанный таким же крестом, с такой надписью: "Анастасия Ивановна Петровская урожд. Бобровникова. Скончалась 4 ноября 1904 г. на 78 году. Мир праху твоему". В северо-западном углу погоста видна могила с деревянным бело-выкрашенным крестом, без надписи. По наведенным справкам выяснилось, что там погребена вдова инженера-капитана Елена Васильева Духанина, умершая (метр, справка) 1881 года 22 ноября, 45 л. от паралича. В юго-западном углу, вправо от входных ворот, в ряд размещены три могилы, с деревянными побеленными крестами, без надписей, трех приходских священников: о. Василия Срибного (+ 1865 г. 31 янв., 69 л.), первого священника сего храма, о. Стефана Симоновича (+ 1894 г. 30 марта, 33 л.) и о. Николая Зубкова (+ 1898 г. 21 апр., 61 г.), коим, к прискорбию, не нашлось места у алтарной стены.

Церковная сторожка, по невместимости погоста, устроена вне ограды в 1904 году, вблизи северо-запад-

76

ного угла, деревянная под железною крышею, 8 арш. длины с синцами и 6 арш. ширины, в два окна, с малою польскою печкою. Ни богадельни, ни других благотворительных учреждений при церкви не имеется.

5. Внутреннее устройство храма.

Внутри средина храма от четырех основных, угловых столбов поднимается вверх высокими, пролетными, круглыми арками, отделяющими ее от алтаря и прочих приделов; на арках сведен залом, на котором, под круглым, в 8 окон, осьмериком, оттянут карниз широким выступным поясом, по коему можно ходить; на осьмерике, с густым карнизом, поднимается в высь купол небесным сводом, выкрашенный синим цветом с изображением в центре Бога-Отца, откуда опускается укрепленная железная цепь для паникадила. В углах заломов изображены четыре Евангелиста с их символами; пояс залома и дуги арок зарисованы головками крылатых ангелов и звездочками; такими же цветочками и рисунками в разводах, по синему полю выкрашены: широкий карниз осьмерика внизу и все остальные простенки залома. На восточных оконечностях северной и южной арки, над карнизом, изображены: Воскресение Христово — с юга и Преображение Господне — с севера.

Алтарь, отделенный от средины храма высокой аркой, оканчивается к востоку закругленной стеной, отчего и сводчатый потолок его, на четверть аршина поднятый выше арки, к востоку опускается полукуполом, с изображением на нем, большого размера, Воскресения Христова с двумя у гроба ангелами; над престолом изображен, на средине свода, Дух Святой в сиянии, а опущенная дуга полукруга украшена цветочками. В горней стене по бокам пропущены два окна, а в северной стене устроена для жертвенника большая глубокая ниша. Как в алтаре, так и по всему храму,

77

со всеми приделами, стены вверху под сводами отделаны широкими, роскошными, красивыми карнизами. С боков алтаря, от северного и южного приделов, устроены небольшие круглые помещения, с ровным потолком на высоте алтарных стен, в одно окно, с юга — для ризницы, со входной дверью в алтаре, без выхода наружу, а с севера — для пономарни с наружными, выходными на боковое крыльцо от востока двойными (железными и деревянными) дверями, а в алтарь ход открытый.

Стены и своды северного и южного приделов во всем одинаковы с алтарем, только оканчиваются к выходным дверям, с полукруглыми, продолговатыми над ними окнами, отвесными прямыми углами, а не закругленными, как в алтаре. В восточных сводах с углубленными нишами помещены изображения: в северном приделе св. блоговер. князя Александра Невского и Равноапостольной Марии Магдалины, а в южном — св. Прор. Осии и Препод. Андрея Критского, празднуемых в знаменательный день 17 окт. Западный придел одинаковый шириной, но длиннее северного и южного; ближе к входным дверям в боковых стенах, по одному окну, а над ними выше по одному малому круглому окну, на средине придела вместо окон глухие, равные по размеру, ниши. По углам за клиросами помещаются пристройки, во всем одинаковые с ризницей и пономарней; различие только в том, что южная — проходная (за клиросом) с западного в южный придел, через небольшие открытые арки, а северная — закрытая и служить помещением винтовой лестницы, вокруг столба, ведущей на хоры, устроенные на западном приделе во всю его ширину и на половину длины к коридору. При входе на лестницу, с северного придела, в стене от севера находится окно пропорциональное южному, а верх лестницы освещается двумя небольшими круглыми окнами в простенках, с

78

запада и севера. Против входа на хоры, на противоположной их стороне, помещается над южной угловой пристройкой кладовая, с двумя круглыми окнами, закрепленными железными решетками. В длину с обеих сторон хоры обведены деревянными перилами в кругах. За исключением пономарни, выложенной кирпичом, полы везде в храме деревянные, покрашенные желтой краской, а панели стен подведены голубым цветом.

Окна в алтаре (2), в ризнице (2), пономарне (2), в западном приделе (2) и в угловых пристройках (2), всего 8-м, величины и формы одинаковой (прямые продолговатые), с железными переплетами, выкрашенные белой краской; в осьмерике (8) окна вверху полукруглые, без решеток, над дверями северного и южного приделов — полукруглые, продольные горизонтально, круглых, малых окон 6-ть, из коих двое в кладовой с решетками, прочие без них. Несоразмерное распределение окон, малая величина и небольшое их количество, особенно в приделах, служит причиной того, что освещение храма очень недостаточно, особенно в зимнее время и в пасмурную погоду; отчего, при всей архитектурной изящности, он много проигрывает в глазах посетителей и вызывает ощущение чего-то мрачного, подавляющего, хотя, в то же время, — величественного. Наружность храма вызывает еще и другое разочарование: снаружи он будто велик, а внутри — малопоместителен, по причине толстых стен. К слову, остается добавить еще о другом недостатке. Поднятый высоко на фундаменте с отдушинами, имея одинарный пол, притом, неплотный, храм зимой страшно холодный, и от морозов так сильно нахолаживается, что весной долго воздух в храме отдает ледником и нескоро нагревается летним теплом. Дверей в храме всех 10-ть; четыре из них железные, из коих три растворчатые в приделах, а в пономарне

79

одностворчатые; деревянных 6-ть, из них две растворчатые в северном и южном приделах, а четыре (в ризнице), пономарне, кладовой и при входе на хоры) одностворчатые; железные покрашены зеленой краской, а деревянные три — желтой под дуб, остальные три — серым цветом.

Коридор, соединяющий церковь с колокольней, очень длинный и узкий и, своим устройством, служит сильной тягой воздуха, (как заводская труба), отчего, в церкви постоянно чувствуется сквозняк, если отворить одну из придельных дверей, хотя бы ветра совсем не было, и простуживаться можно очень легко, что особенно отзывается тяжело на здоровье священника. Стены гладкие, потолок ровный, окон по 5-ть с обеих сторон, они полукруглые, горизонтально-продольные, света дают достаточно, но не так много, как бы следовало, по той причине, что высоко пропущены под потолком, при толстых стенах. Переход в колокольню без дверей. В северной стене первого ее этажа устроено окно, во всем пропорциональное коридорным и на одной с ними высоте; а вся южная сторона, где помещена лестница, ломанными переходами, до самых колоколов, от потолка и до полу отгорожена шелевкой, выкрашенной серой краской, с входной малой дверкой; потолок из досок, выкрашенный белилами. Выходные двери к западу деревянные, растворчатые и выкрашены зеленой краской. Во втором этаже четыре больших, пролетных окна с растворчатыми ставнями; здесь на толстых балках висят колокола, числом всех 5-ть. Первый, самый большой, в 39 п., обменен в 1859 году за разбитый, весом 33 п. 25 ф., купленный в 1838 г. Карлом Лаузбергом, с доплатой общественной суммы (церк. опись), а сколько именно — неизвестно. Второй — в 8 п. 3 ф. заменен за два старых в 1852 году, с доплатой из церковных сумм 62 р. сер. (там же). Третий — в 4 п., четвер-

80

тый — в 3 п. и пятый в 2 пуда. Эти три последние колокола целиком достались по наследству от старой, деревянной Св. Николаевской церкви, уничтоженной в 805 году. Над вторым этажом потолка нет, почему все пространство через третий этаж, вверх до самого купола, открыто, освещается круглыми окнами без стекол, затянутыми проволочной сеткой.

6. Иконостас.

Предалтарный иконостас изящной столярной работы, липового дерева, голубого фона, в один ярус, короткий, всего на четыре иконы, идет ломаной линией, при чем середина с царскими вратами выступает небольшим широким полукругом; наместные иконы с боковыми дверьми вдаются углами в алтарь, а за ними боковые иконы опять выступают прямой линией. Царские врата немного выпуклые, искусственной работы; на нижних тумбах голубого цвета выделаны, с резными вызолоченными листочками, 5-ть дутых колонок с 16-ю между ними золоченными звездочками; верх их скреплен карнизом, украшенным золотой резьбой. На середине врат икона Благовещения Пресвятые богородицы в овальной, большой резной раме, окруженной изящным венком с резными пальмовыми листьями с одной стороны, а с другой — дубовыми; посредине на вратах коронка с крестом вызолоченные, как и вся резьба на вратах. По бокам царских врат на тумбах поднимаются две высокие, толстые колонны как бы белого мрамора, а снизу от подушек резные желобками и вызолоченные, как и верхние капители с изящной резьбой. На колоннах возвышается украшенный золоченой резьбой карниз в виде павильона, с опущенными вниз, в два ряда, на обе стороны, резными занавесками, из коих верхняя короче и поднимается на краях карниза, где через кольца опускается концами, вырезанными бахромой, а другая, большая первой,

81

опускается ниже к вратам, протягивается над наместными иконами до боковых дверей и оканчивается бантами. Между нижними занавесами, над царскими вратами водружена в ажурном сиянии небольшая икона Нерукотворенного Спаса. На карнизе павильона поднимается еще небольшая, короткая, узкая, с ажурной резьбой на концах, тумба с иконой Тайной вечери, в узеньких резных рамках. На самом карнизе поставлена вырезная чаша с воздушком, окруженная большим сиянием. Выше иконы Спасителя на карнизе водружены выточенные чаша с копьем и тростью, Евангелие и Архиерейская митра, а над иконой Божьей Матери — ветхозаветные прообразы: Медный змий, прозябший жезл Ааронов, а по сторонам их скрижали завета и Первосвященническая тиара, — все в позолоте.

Наместные иконы Спасителя и Божьей Матери изображены во весь рост, в вогнутых рамах с нежными, изящными резными листочками; наложены серебрянной шатой, изящной рельефной чеканки, 84-й пробы, весом в первой 8 ф. 80 зол., во второй 8 ф. 63 зол., накрыты бемским стеклом в рамах, разделенных горизонтально пополам. В нижних тумбах, под иконою Спасителя изображение Преп. Аркадия, а под иконой Божьей Матери Св. Вел. муч. Екатерины — соименных святых строительницы храма и сына ее Аркадия. На южной двери изображение в полный рост Архангела Гавриила с райской веткой в руке, на северной — Архистрата Михаила с пламенным мечем. За южной дверью — храмовая икона Святителя Христова Николая, за северной — Трех Святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого; изображены обе иконы во весь рост и украшены такими же изящными рельефными шатами, как и наместные, и своими рамами, резьбой и проч. Совершенно тождественны с

82

ними. На иконе Свят. Николая вычеканена следующая надпись: "Сия риза пожертвована помещицею Анною Ивановною Бобровниковою 1875 года весу 6 ф. 13 золотника Г. Киев"; на иконе Трех Святителей такая надпись: "Сия риза сооружена помещицею Анною Ивановною Бобровниковою 1879 года января 30 дня." Вес не означено, но по описи 1890 года отмечено 5 ф. 22 зол., 84 пр. обе шаты. Стоимость всех шат в описи не прописана, а потому и неизвестна. Венцы на головах: Спасителя, Божьей Матери, Предвечного Младенца на Ее руках, а также митра на голове Св. Христова Николая и сияния на головах Трех Святителей — позлащены. История сооружения всех четырех шат, как гласит опись церкви 1861 года, такова. Сначала все иконы были без шат, потом в 1855 году помещица Анна Ивановна Бобровникова соорудила серебряно-позлащенные венцы на наместных иконах и литры на Святителе Николае и Трех Святителях. 1866 года та же помещица соорудила ризы, с покрытием всего блята на Спасителе и Божьей Матера, серебренные, 84 пробы, а на иконе святителя Николая наложена риза только на один образ, поля же были непокрыты, и веса в ней тогда было 4 ф. и 31 1/2 золотника. "В венце с митрою на на голове 25 зол." (опись 1861); икона же Трех Святителей оставалась без шаты. На наместных иконах в означенном году "сделаны деревяныя с позолотою рамы с стеклом бемским" (там же). 1875 года "на храмовой иконе Святителя Николая считавшиеся непокрытыя поля в означенном году сплошь покрыты серебряною ризою и сделаны вызолоченныя рамы с бемским стеклом" (та же опись). На иконе Трех Святителей, как прописано выше, сооружена шата 1879 г. и, хотя в описи ничего не упомянуто о рамах, но, по примеру сооружения предыдущих шат, можно наверное предполагать, что, по наложении шаты, тогда же одновременно сделана и рама. Карниз над храмовой ико-

83

ной и Трех Святителей украшен изящной позолоченной резьбой, а вверху набита стоячая ажурная резьба с возвышением. По бокам икон плоские полуколонки, под цвет белого мрамора. В нижних тумбах, под первой иконой — изображение Св. муч. Евгения и препод. Мучен. Анастасии, а под второй — Св. Правед. Анны.

Изображения эти позднейшие, именно 1893 года, когда поновлялся иконостас Анастасией Ивановной Петровской, по ее то желанию и написаны означенные лики соименных святых: ее — Анастасии, мужа ее Евгения и матери — Анны.

План иконостаса во всех деталях своей архитектуры есть точная копия, только малого размера, иконостаса Киево-Братского монастыря.

В описи 1836 года, на стр. 11-й прописано: "Иконостас и киоты (Донской Божьей Матери и Троеручицы) деланы 1828 Года Мастер был Города Нижина Андрей Шарков".

7. Киоты и иконы в храме.

Всех киотов 4-ре, из коих два положительно во всем тождественны и размещены симметрично, один южном, а другой в северном приделе. Фон голубой, по бокам икон на бляте — тонкие, плоские полуколонки мраморного цвета, с равными золоченными капителями; впереди их на отдельных тумбах, с обеих сторон по две колоны цветом белого мрамора с золочеными резными капителями; крайние из них отступают дальше от киота и стоят на низших тумбах, а средние — на высших и ближе к киоту. Колонны вверх скрываются карнизом с высокой на нем тумбой, на которой водружена в овальной рамке иконка с изображением Воскресения Христова в северном киоте, а в южном — Рождества Христова. В сем южном киоте помещены две иконы Божьей Матери, одна на другой; выше — Троеручицы, небольшого размера, в

84

серебряно-позлащенной ризе, изящной рельефной чеканки, в широких, позолоченных рамах, с роскошной резьбой, под стеклом. Сколько веса серебра — в описи не записано, а потому и неизвестно. Под сей иконой — образ Козельщанской Божьей Матери на золоченом чеканкой фоне, хорошей живописи, размера большего против первой, в вогнутых золоченных рамах под стеклом.

В северном киоте помещается "Образ Пресвятые Богородицы Донской" (надпись на иконе); и величиною, и шатой, и рамами и проч. положительно одинаковый с "Троеручницей". Под этой иконой вставлен поясной образ Иоанна Крестителя с крыльями ангела (вероятно, для наглядного объяснения пророческих слов о нем: "Се Аз посылаю Ангела Моего",..), в левой его руке Младенец Спаситель, а правой рукой он указывает, как бы говоря: "Се Агнец Божий"...; размером немного больше иконы Богоматери, в серебряно-позлащенной шате, изящной чеканки, изображающей волосяную верблюжью одежду; рамы широкие, глубокие, с прекрасной резьбой, под стеклом. Об этих киотах и двух иконах Божьей Матери "Троеручицы" и "Донской" в описи 1861 года имеется следующая запись: "Сии иконы поступили в церковь от строительницы оной помещицы Екатерины Петровны Лаузберговой при поставлении же сделанном ею иконостаса и киотов в 1828 году". Из приведенной записи ясно видно, во-первых, кем пожертвованы, а во-вторых, — что в этих киотах раньше было только по одной иконе; значит, образа Козельщанской Божьей Матери и Иоанна Крестителя помещены в позднейшее время, а когда именно и кем пожертвованы — в описи не отмечено. Но показания сведущих лиц объясняли, что Козельщанская икона Божьей Матери сооружена ко времени поновления Иконостаса (1893 г.) старухами-прихожанками, на собранные с прихода по-

85

жертвования, в какой сумме — не указано; икона же Иоанна Крестителя пожертвована помещицей Анастасией Ивановной Петровской после поновления иконостаса в 1894 или 1895 году. Что касается прописанного в описи (1861 г.) времени сооружения самих киотов, как равно и иконостаса — 1828 года, то в этом допущена хронологическая неточность, так как самая церковь окончена и освящена лишь в 1836 году, и сомнительно, чтобы за восемь лет до окончания постройки храма мог быть сооружен иконостас, равно и киот; впрочем, можно предположить, что, пожалуй, они были заказаны заблаговременно, именно, в означенном году, если размер храма был уже известен; самые же иконы "Донской" и "Троеручицы", наверное, пожертвованы строительницей Ек. Петр. прописанного 1828 года, и составитель описи 1861 года, за одно к тому году приурочил и сооружение киотов и иконостаса. Во всяком случае, факт неопровержим, что две иконы и киоты — жертва храмоздательницы.

Третий, по времени сооружения, киот св. великомуч. Пантелеймона помещается в южном простенке к дверям, большого размера, вышиной 5 1/2 арш., фона темно-голубого. Лик святого во весь рост, в небольшом виде, с лечебным ящичком в руках, а по бокам и вверху, на том же бляте, двенадцать изображений из его жития, чудес и страданий, под стеклом в рамах. Кисть живописи малярная; работа киота, как столярная, так и резная и позолотная, неважная, особенного, отличительного и выдающегося не представляет ничего; а потому описывать его нет нужды, следует только передать сохранившуюся на нем надпись, указывающую жертвователей и время сооружения: "Сей киот сооружен старанием Жабокричанского общества 1886 года при руководстве священника Иоанна Ефимовича". Стоимость киота не прописана в описи, а потому и не известна. Средства, на которые Жабокричан-

86

ское общество (часть прихожан, живущих в местности Остролучья, прозванной "Жабокрики") сооружало сей киот, выручены за наем пахоты и сенокоса на кладбище, что подходит к с. Селищу, коим оно завладело, как говорят, со времени самого выдела его из владения помещицы Анны Ивановны Феофилактовой, пожертвовавшей на прибавку кладбища на том основании, что место то пожертвовано не в пользу церкви, а собственно для погребения покойников, значит, им принадлежит, а потому они в праве и пользоваться им бесконтрольно. Но вот уже четверть века со времени сооружения киота, и ни одного рубля вновь не поступало от Жабокрикского общества в пользу церкви. Четвертый киот у северного простенка к дверям с изображением Божьей Матери во весь рост с Младенцем на руках, именуемой "Спасающая", или "Низводящая спасение", точная копия с художественной живописи кисти знаменитого художника Васнецова, находящейся в алтарном куполе Киево-Владимирского собора над горним местом, скопированная тоже художественной кистью Марии Ивановны Мокиевской, родственницы Бобровниковых, окончившей академию художеств. Живопись прекрасная на фоне золоченной чеканки. Рамы широкие, глубокие, роскошные, с резными, частыми, желобками и кантами, под бемским стеклом. По бокам иконы на граненых тумбах две полуколонны с резными капителями, снизу вычеканенные виноградом, а кверху вырезаны желобками. На верхнем карнизе, в ажурной стоячей резьбе, пирамидальной формы, на круглом малом бляте, в узких рамах, изображен Бог-Отец, как Творец мира, наверху вырезной крест; позолота и вся работа очень изящная. Икона пожертвована самой художницей М. И. Мокиевской, а киот соорудила ее мать Виктория Георгиевна Бобровникова 1890 года. Вышина киота 5 1/2 арш., фон светло-голубой.

87

Икон в храме имеется более 40-ка, из коих особенно выдающихся и достопримечательных по ценности, оригинальности и древности особенной не имеется. Большая часть самой простой, малярной живописи и оправы под фольгу суздальского изделия; немногие только из них бросаются в глаза хорошей живописью, или оправой, а две, пожалуй, можно отнести и к древним. Так можно отметить следующие:

1) Икона Покрова Божьей Матери в серебряной рельефной ризе, с мельхиоровым сиянием вокруг рамы, в виде четырехугольной звезды, под стеклом, величиной 6 и 8 верш., висит над царскими вратами. Сооружена бывшим местным братством за 60 руб. 1890 года.

2)  Входные иконки у царских врат, под стеклом, хорошей живописи, в изящных рамках.

3) Владимирская икона Божьей Матери, художественной живописи, в вогнутой золоченой раме, размера 8 и 6 вершков.

4)  Св. Архистратига Михаила, без рам, 6 и 5 вершк., — соименного святого строителя Михаила (Карла) Иван. Лаузберга, висит над северными дверями.

5) Св. великомуч. Екатерины — соименной святой строительницы Екатерины Петровны Лаузберговой, в память ее; величины одинаковой с предыдущей и висеть над южными дверями. Эти три иконы художественной живописи, кисти Марии Ивановны Мокиевской, пожертвованы ее матерью Викт. Геор. Бобровниковой 1890 года.

6) Икона св. Николая Чудотворца, хорошей живописи, в мельхиоровой красивой ризе гладкой чеканки, пестро вызолоченной, в вогнутых золоченых рамах, размера 8 и 6 верш. Куплена в Киеве за 8 р. 50 к. 1898 года, бывшим тогда управляющим Г. Феофилактовой Павлом Иосифовичем Петрулевичем.

88

7)  Икона св. Живоначальные Троицы, сооруженная в декабре 1902 г. за 25 руб. солдатом Поликарпом Горичем; величиной с киотом 1 ар. 3 вер. вышины и 1 ар. ширины.

8)  Святителя Феодосия Углицкого, Черниговского Чудотворца, тоже хорошая икона и пр.

К древним можно причислить следующие:

1) Распятие Спасителя, на холсте темного фона, в в стертых золоченных, вогнутых рамах величиной 1 1/2 и 1 ар., обращает на себя внимание живописью католического характера: ноги прибиты вместе одним гвоздем, лик "чернявый" (брюнет), тело неизможденное, мускулистое, упитанное, выражение лица — не кроткое, а как будто мрачное. Кем и когда "надана" сия икона — по описям не записано, и предание ничего не объясняет, но можно предполагать, что она дар Иваненков, того времени, когда в Киеве и его окрестностях преобладало латино-католическое влияние, под которым находилась большая часть магнатов Украины.

2) Такого же католического характера и того же времени нужно признать — еще большего размера икону св. Живоначальные Троицы, на холсте, в когда-то золоченных рамах, бывшую до 1893 года на горнем месте в алтаре. Отличительная черта живописи в том, что крест Спасителя не на Его плече, а за Его спиной держит Ангел; другие два Ангела внизу держат на себе шар земной, со следующими латинскими инициалами: В. Е. S. N. Н. Т.

К числу киотов и икон нужно отнести и гроб для св. Плащаницы, помещенный в южном приделе между храмовою иконою и "Троеручицей"; деревянный, столярной хорошей работы, весь украшенный сплошной, рельефной, вызолоченной резьбой, по матово-золотому фону, только задняя стенка покрашена голубым цветом, в стеклянном с переплетом футляре, на мостике в одну ступеньку. К нему сделаны вырезные,

89

вставные изображения: Распятия Спасителя и Его Воскресения, двух ангелов и свв. жен Мироносиц. Сооружен прихожанами-крестьянами 11 апреля 1902 года, за 150 р. сер., в благодарную, молитвенную память, по случаю исполнившегося в 1901 году сорокалетия освобождения от крепостной зависимости, о чем всеподданнейше, через г. Обер-Прокурора Святейшего Синода, было повергнуто к стопам Его Императорского Величества, с выражением верноподданнейших благодарных чувств.

Что касается хоругвей, выносных крестов, паникадил, подсвечников, лампад, и прочей утвари церковной, то между ними, ни по изделию, ни по ценности, ни по древности особенно выдающихся и достопримечательных по своей оригинальности и художественности, не оказывается.

13. Внутренность алтаря.

1)  Св. престол деревянный, чистой столярной работы, квадратный (1 3/4 арш.), вышина 1 1/2 арш., внизу укреплен клинтусами, одет в льняную срачицу, опоясанный зеленым шнурком со всех боков крестообразно, по чину архиерейского освящения, облачен в парчевую желтую индитию и покрыт илитоном. Настоящий св. Антиминс, второй от времени сооружения храма, темно-красного атласа, священнодействован и выдан Преосвященным Нафанаилом Савченко, Епископом Полтавским и Переяславским, 1854 года, целый еще, чистый и годный к употреблению, хранится в красном шелковом илитоне. Первый Антиминс, как гласит опись 1836 года, был "выдан 8-го мая (того года), подписан Преосвященным Гедеоном Епископом Полтавским и Переяславским и Кавалером", верно им же и священнодействован, чего не прописано, не упомянуто и о том, какой был материи.

2)  Горнее место занимает большая икона св. Жи-

90

воначальные Троицы на облаках, фон вызолочен чеканкой; оправлена в резные золоченые рамы, вышина более 2-х арш., а ширина 11 1/2 арш. Бог-Отец изображен благословляющим правой рукой, а левая покоится на земном шаре, Бог-Сын — с крестом на левом плече, а правая рука лежит на Евангелии, Дух Святой — в виде голубя. Икона эта сооружена помещицей Анастасией Ивановной Петровской, при поновлении иконостаса 1893 года; стоимость неизвестна, но примерно можно ценить в 100 р. 1907 года, в сентябре месяце обновлена позолота и резьба, без изменения живописи, хорошо сохранившейся, только покрыта лаком и, для сбережения от сырости, закрыта полубемским стеклом, вправленным в рамы. Поновлялась в г. Переяславе Рыбаковым, на средства Анны Ивановны Бобровниковой, суммою в 90 р.

3) Жертвенник помещается в глубокой нише северной стены, шириной в 1 1/2 арш., а вышиной в рост человека, с изображением на средине Распятого Спасителя, прекрасной живописи, с прободенным ребром, из которого истекает кровь и вода в чашу, держимую ангелом; внизу контуры зданий Иерусалима, его садов с горизонтом по сторонам, изображающим момент затмения солнца. Для украшения, к жертвеннику приделан открытый киот по размеру ниши; на боковых его простенках плоские полуколонки мраморного цвета, с резными капителями; от верхнего карниза опускается над жертвенником резная завеса с кистями и концами, вырезанными бахромой. На верхней тумбочке, с резьбой по краям, посредине точеная чаша, покрытая губой, в большом сиянии. Вся резьба, пруги и края позолочены. "1906 года, месяца августа, 1-го дня, обновлен крестьянином Иоанном Матвеевым Чепурным, на сумму 75 р., в мастерской Рыбакова в г. Переяславе" (оп. 1890 г.).

4) Против жертвенника, на южной стене висит

91

ящик синего цвета, в котором, за растворчатыми стеклянными рамами, хранится св. Плащаница малинового бархата, с изображением Спасителя, повитого пеленой белого "море", лежащего во гробе; украшена золотыми узорами, кругом по кайме печатные золотом слова тропаря: "Благообразный Иосиф с древа снем"...; обшита золотой бахромой с кистями, по углам бюсты четырех Евангелистов; подшита шелково-бумажной материей темно-красного цвета. Пожертвована 13 апреля 1902 года Анастасией Ивановной Петровской, выписавшей ее из Москвы за 125 р. Под сей Плащаницей, в том же ящике, хранится старая на шелковой материи небесного цвета, с изображением положения во гроб Спасителя, а при Нем и погребающие лица: Божья Матерь, Иоанн Богослов, Иосиф, Никодим, Мария Клеопова и плачущая у ног Мария Магдалина; живопись масляными красками очень правильного письма, кругом в кайме, обведенной золотыми полосками, прописаны золотыми буквами слова тропаря: "Благообразный Иосиф".... и т. д.; подшита белой материей. Это — первая Плащаница Ново-Николаевского храма, прописанная в описи 1836 года и единственная в то время. От кого она поступила — не означено в описи, но наверное — от самих строителей. Имеется еще и третья Плащаница, употреблявшаяся до поступления новой (1902 г.) и хранящаяся в сооруженном гробе. Посредине на белом атласе — изображение лежащего во гробе Спасителя, по углам бюсты четырех Евангелистов, вокруг, на красно-малиновом бархате, золотые слова тропаря: "Благообразный"....; обшита серебряной бахромой с кистями на углах. Об этой плащанице не прописано ни в описи 1836 года, ни — 1861 г., а лишь в описи 1890 года, без отметки однако ее жертвователя, а потому достоверно неизвестно: от кого и когда пожертвована. По народному сказанию, она пожертвована прихожанином села Селища, кем именно, и одним ли лицом,

92

а также — в котором году — неизвестно; но наверное можно сказать, что Плащаница эта поступила не раньше семидесятых годов прошлого столетия, так как о ней в описи1861 года не упоминается.

5) По стенам алтаря развешаны иконы разной величины, числом более 40-ка. Постовые 4-ре иконы нарисованы на холсте темного фона, прочие на деревянных блятах. По художественной живописи выдаются три иконы кисти М. И. Мокиевской: Вход во храм Пресвятые Богородицы, Святителя Василия Великого и Снятие с креста Спасителя; первые две одинаковой величины (полиелейные) в одинаковых по форме золоченых рамах под стеклом. На обороте имеются следующие надписи: "Образ этот написан для Николаевской церкви села Остролучья Марией Ивановной Мокиевской в С.-Петербурге в Декабре месяце 1890 года". Икона снятие с креста Спасителя выслана из С.-Петербурга М. И. Мокиевской в 1907; хотя тоже полиелейная, но большего размера, в багетовых рамах под стеклом. Хорошего письма также иконы: Бога Отца под шатой золотой ерольги, очень нарядной, большого размера, около аршина вышины и более 3/4 ар. ширины с рамами; лицо, как живое и благообразное, вызывающее особенное благоговение; глаза пронизывают душу. Воскресение Христово в золоченых резных рамах; Святителя Николая в мельхиоро-ризе, гладкой чеканки, пестро-вызолоченной, в золоченных рамах под стеклом, величиной от 4-5 вер.; Святителя Феодосия Черниговского — на золотом фоне, с цветной виньеткой по краям и эмалевыми угольниками, под стеклом в рамах. Остальные все иконы обыкновенной кисти доморощенных живописцев; большая часть из них (35) праздничные и полиелейных святых.

93

14. Престольные священные предметы.

а) ЕВАНГЕЛИИ.

Всех Евангелий 8-м; из них 6-ть на престоле, одно употребляется при требах, а восьмое великое хранится в ризнице. Из Евангелий, что на престоле, три Св. Троицкой и три Старо-Николаевской церквей; из этих последних, в первое время в новосооруженный Николаевский храм поступило только одно Евангелие Московской печати 1815 года, что видно из описи сей церкви 1836 года, где записано одно это Евангелие. В описи 1861 года прописано три, значит, взяты и остальные Евангелия Старо-Николаевской церкви; а по описи 1890 года видно, что и Евангелия Св. Троицкой церкви перенесены сюда в 1887 года.

Евангелия Св. Николаевской церкви следующие: 1. Евангелие самое старое, Московской печати, 1751 года, индиктива 15-го месяца Октобрия, в царствование Елисаветы Петровны, в полулист, обтянуто черным бархатом. На лицевой стороне середина и углы наложены серебром рельефной чеканки с очень красивыми орнаментами, с виньеткой по краям, соединяющей между собой углы: на овальной середине вытеснено Воскресение Христово, а на углах — четыре Евангелиста рельефной отделки; на оборотной стороне высокие, дутые, гладкие серебряные подножки, задвижки литые, гладкой чеканки. Внизу, начиная с первого листа Евангелиста Матфея, имеется по сторонам следующая надпись: "во имя отца и сына и святого Духа. Аминь. 1752 года месяца февраля 8-го дня Сию книгу Евангелие Престольное от минил Раб Божий Симон Прокопович з женою своею Феодосиею До храму С-теля Хр-тва Николая в село Остролу священодействующу Иоанну Герасимовичу Да Карпу Яновскому во вечные роди Да никим отобрана Будет аще же кто оторгнет сию книгу И на

94

свой пожиток обернет Да проклят Будет Марак афа И Росправится Со мною пред нелицемерным Судиею Ему же слава во веки веком Аминь". В конце Евангелия помещены страстные чтения Евангелий от В. Четверга до Пятницы, чего в других Евангелиях нет. Приведенная запись между прочим выясняет, какие в те годы были священники в Николаевской церкви. 2-е Евангелие в лист, Московской печати, 1775 года Индикта 8 м-ца Январия, в царствование Екатерины Второй, обтянутое малиновым бархатом; на верхней доске наложены низкопробным серебром середина овальной формы с изображением Воскресения Христова и углы — с Евангелистами, по краям виньетка с орнаментами, на нижней доске наложен косой вычеканенный четырехугольник по средине и угольники, а около них — дутые, гладкие, небольшие подножки того же серебра. Задвижки кожаные в малиновом бархате, а концы — серебряные. Об этом Евангелии упоминается в описи имущества, оставшегося после уничтожения старой Николаевской церкви, 1805 года, а от кого оно поступило — не прописано, и в самом Евангелии никаких записей и заметок не сохранилось.

8-е Евангелие в лист Александрийской бумаги, Московской печати 1815 года, индикта 4 м-ца Декабря, в царствование Александра Первого, обложенное вокруг серебряной низкопробной оправой — орнаментами и изображениями рельефной чеканки; на лицевой стороне вправлены 5-ть овальных финифта с изображениями: Воскресения Христова на средине, а по углам Евангелистов; по краям еще имеются угловые финифты с начальными словами Евангелистов: Матфея — "Книга родства"..., Иоанна"В начале бе слово"..., Марка — "Зачало Евангелия".. и Луки — "Понеже убо мнози"..., а — четыре продолговатых со словами; "Воскресение Твое Христе Спасе"... до конца; на корешке рельефно отчеканены ветхозаветные: Скиния, ковчег завета, Скрижали, а ввер-

95

ху — Всевидящее Око; на оборотной стороне посредине

рельефное изображение Спасителя и трех учеников в момент чудесной ловитвы рыбы в Галилейском море, вверху "Бог" в треугольнике с сиянием; подставки тонкие литые, задвижки низкопробного серебра. Никакой записи не сохранилось на Евангелии, а потому и неизвестно: от кого и когда оное поступило; несомненно только, что принадлежало оно старой Николаевской церкви, как видно из той же описи 1805 года.

4-е Евангелие в 1/4 листа, Московской Синодальной типографии 1893 г., корешок малинового бархата, обе стороны наложены мельхиоровыми вызолоченными досками, рельефной чеканки орнаментами и арабесками, с изображениями на средине Воскресения Христова, а по углам — Евангелистов; на оборотной стороне, в овальном среднем круге изображено явление Бога Аврааму в виде трех странников у дуба Мамврийского; в наугольниках, вместо подножек, небольшие выпуклости звездочками, задвижки гладкие мельхиоровые. Пожертвовано сие Евангелие сыном умершего местного священника о. Николая Митрофаном Зубковым — 1898 года.

5-е Евангелие Киево-печерской печати 1697 года, в черном кожаном переплете, очень старое, избитое, вышедшее из употребления. Хранится в книжном шкафу; значится в описи ст. Николаевской церкви 1805 года. Сохранилась по листам следующая надпись: "Сия книга глаголемая Евангелие. Г-да нашего Иис. Хр-а, которую то книгу отменил пан Иоанн Желебко фун датор тоея церкви и з женою своею Феодорою Вишневецкой (или "Гисшицескою") за отпущение грехов своях и надали до храму святого пророка Илии Докопачева на вечные часы, а кто бы могл отдалить Да будет проклять анафема и аранафема, писася року 1709 м-ця Декабря 17-го". Приведенная надпись ясно показывает, что первоначальное назначение сего Евангелия было не в Остролучскую церковь, а до храму преп.

96

Илии" "на вечные (даже) часы". Когда, каким путем и в какую именно Остролучскую церковь оно перешло — трудно выяснить особенно потому, что внесено оно и в опись Николаевской церкви 1805 года, и в опись, (потом), Троицкой церкви 1827 года, притом, даже с пояснением: "наданное Полковником Григорием Иваненком".

Евангелии Св. Троицкой церкви следующие: 1-е Евангелие в полулист Киево-печерской печати 1746 года, при Архимандрите Тимофее Щербатском в царствование Елизаветы Петровны, обтянуто малиновым бархатом, средина и углы верхней доски наложены серебром пестро-позлащенным, рельефной чеканки, с такой же каймой по краям между угольниками и с 6-ю звездочками вокруг выпуклого овального круга с Распятием Спасителя и предстоящими Ему Божьей Матерью и Иоанном Богословом, на угольниках четыре Евангелиста. На нижней доске посредине, в овальном круге с сиянием рельефно вычеканенное изображение Пресвятые Тройцы пестро-вызолочено; такие же четыре подножки по углам, круглые, выпуклые, дутые: задвижки литые серебряные, пестро-золоченные с ликами в святительском облачении. Надписи никакой не сохранилось, но что Евангелие Св. Троицкой церкви, — видно по описи 1760 года, а в описи 1828 года записано даже, что "наданное (Евангелие) Генерал-майором Александром Иваненком", — это последний сын храмоздателя сей церкви Григория Иваненко. В каком году Евангелие пожертвовано, сколько заплачено, и какой пробы серебро — не означено ни в одной описи; но качество серебра, заметно, высокой пробы и цены.

2-е Евангелие Александрийской бумаги в лист, Московской печати 1786 года, индикта 5-го м-ца Ноембрия, в царствование Екатерины Второй, обтянуто темно-малиновым бархатом; на верхней доске, в среднем овальном круге, низко — пробного серебра, изображение

97

Распятия спасителя с предстоящими, а на угольниках — Евангелистов, на нижней доске в большом среднем выпуклом овальном круге — изображение Архистратига Михаила с орнаментами рельефной чеканки, края обложены серебр. бахромой, ножки дутые с перехватом, задвижки литые с чеканкой, на корешке игра бляхи с орнаментами. На верхней доске внутри имеется следующая запись: "Состроил сие Евангелие в церков Святыя Животворящия Троицы Остролуцкою. Помещик Генерал-майор и обер-комендант Андрей сын Григориев Иваненко 790 года февраля 14-го дня Подписал. Такая же самая надпись прописана внизу по листам, начиная с первого зачала Евангелия Матфея, только в в конце, перед словом "Подписал", добавлено: "и сам сие своею рукою". Сколько за него заплачено — неизвестно, и по описи не отмечено.

3-е Евангелие Александрийской бумаги в лист, Московской печати 1815 года. Индикта 4-го м-ца декабря, в царствование Александра первого, обтянутое зеленым бархатом и покрытое сверху цельной сребро-позлащенной доской, с наложенными на овальных выпуклостях посредине Распятием Спасителя, а на меньших угловых сребро-позлащенными Св. Евангелистами; распятие окружено четырехгранной звездой, вверху Его, в малом образе, Бог-Отец и Дух Святой доска окружена виньеткой — цветными орнаментами. На оборотной стороне середина и углы наложены небольшими бляхами с рельефными рисунками: на средней — Голгофского креста с орудиями страстей Христовых, а по углам звездочек, с малыми выпуклостями вместо подножек; задвижки кожаные в зеленом бархате, с концами сребро-позлащенными.

В это Евангелие вложена записка на синей бумаге в полулиста следующего содержания: "Полученное от жителей города Богуславия? споруженное ими за собственные свои деньги казаком губернии Киевской уезда

98

Богуславского ж Герасимом Гавриловым сыном Бондаренком и женою его Параскевиею Петра Луговского дочерью. Купили в прописанном г. Богуславе за цену сто пятнадцать рублей 115 р. до храму №№, принятое священником Иоанном Соколовским в 1812-м году февраля 18 дня которое Евангелие тем же священником Соколовским и теми же старателями в приходской Троицкой Остролуцкой церкви положенное".

6. Кресты напрестольные.

Всех напрестольных крестов имеется 6-ть, из коих два на пьедесталах, а четыре ручных; из них Николаевской церкви:

1., крест ручной кипарисовый в серебряной оправе с круглым рукоятием. На лицевой стороне искусно вырезаны: Распятие с предстоящими по бокам, вверху Бог-Отец, внизу — Прор. Моисей, а под ним прор. Илия; на обороте: Крещение Господне, вверху — Бог Отец и Дух святый, по бокам два святителя, внизу — Иисус Христос в темнице, привязанный к столбу, а под ним еще лик Святителя. По описи 1805 г. проба сер. 11., весу 1 ф., год неизвестно, равно неизвестно, кем пожертвован прописанный крест.

2., Крест серебряный, вызолоченный, большой, 84-й пробы, с 6-ю финифтами, осыпанными кругом белыми мелкими камешками; по средине Распятие Спасителя, по концам перекрестья — Божья Матерь и Иоанн Богослов, вверху — Бог-Отец и Св. Дух, под Распятием Адамова голова, а ниже еще — Моление о чаше; оборотная сторона гравирована орнаментами. Крест сей поступил одновременно с гробницей в форме горной пещеры, на верху которой и водружается сей крест в устроенное для сего гнездо, откуда свободно и вынимается; в котором году и от кого он поступил в описи не прописано, а потому и неизвестно. Из описи

99

1805 г. видно, что в Старо-Николаевской церкви были еще кресты "ценовые", которые оставлены на престолах Св. Троицкой церкви, и деревянный в медной оправе, на лицо неоказавшийся; верно, вложен в руки одному из почивших местных священников.

Кресты Св. Троицкой церкви.

1. Крест черного дерева, по описи 1760 г. — каменный, а по описям 1827 и 1861 годов "Гебанового дерева", величиной немного больше золотого наперсного креста, даже с колечком на верхнем конце, с литым фигурным серебряным Распятием, католического изваяния; оконечности креста наложены золоченным серебром; на оборотной стороне вделан в дерево узенький серебряный крестик гладной, слабой чеканки, весу в нем серебра "полчетверти фун." (оп. 1827 г.). Кем и когда пожертвован, — не отмечено ни в одной описи; видно, что существует он с давних времен и, быть может, был немым свидетелем ополячения Киевского края, находившегося под сильным влиянием унии, а, может быть, и на самом деле служил наперсным крестом одного из католических орденов, пожалуй, — Иезуитского, — ведь крест этот чер. дерева.

2. Крест ручной малый, чисто серебряный; на лицевой сторони Распятие Спасителя с Предстоящими, вверху — Бог-Отец и Дух Святой, внизу — Адамова голова, — вызолоченные под чернью, 84 пр., веса 1 ф. "купленный господином Семеном Григориевичем 1777 году" (оп. 1760 г.) Иваненком — третий сын храмоздателя. Начало записи такое: "самый сребрянной, цена 22 рублей" (оп. 1760 г.).

8. Крест кипарисовый, в серебрян. оправе, на таком же пьедестале, прописанный в описи 1760 года так: "с кедра виризаний в круг сребром обложенной искусно с подножием сребраним же стоящим

100

Наданной от Господина полковника Григория Иваненка 1774 года, новий". По описи 1827 г. весу в нем означено 3/4 ф. примерно; какой пробы серебро — не отмечено, но по чистоте его видно, что высшей пробы, а сколько заплачено — неизвестно.

4. Крест большой кипарисовый, с множеством вырезанных на нем отчетливо изображений из истории жизни Господа, Божьей Матери, Апостолов и разных Святых, с обоих сторон, оправленный пёстро-вызолоченным серебром, на таком же большом пьедестале. Вокруг креста выбита следующая надпись: "Сей крест дал в благословение Курского пехотного полку полковнику Андрею Григориевичу Иваненку от Преосвященого Переясловского Илариона, когда он приехал сновобрачною супругою его Александрою из Коробовских в церков Катедры Переясловския едучи в дом отца своего; 1781 году июня опосля сей крест отдан помянутым Господином в церков в остролуцкую "1790-го". Хотя из сей надписи не видно, в какую именно из Остролучских церквей отдан описываемый крест, но прописан он по всем описям Троицкой церкви (1760, 1827, 1861 и 1890 г.г.); при том же, будучи родным сыном храмоздателя Троицкой церкви, жертвователь иначе не мог и поступить, как отдать в свою церковь, имея его как незабвенный дар, полученный в благословение от самого Преосвященного. Веса в нем серебра, проставлено в описи 1861 года, 2 3/4 ф., а какой пробы, не означено ни в одной описи, по качеству же его — заметно, низкой пробы.

в) Гробницы, или дарохранительницы и дароносицы.

Дарохранительниц всех 5-ть, из них две Николаевской церкви, а три Троицкой; Николаевской — следующие:

101

1. Дарохранительница самая большая, серебряная пёстрозолоченная, в три яруса: первый сделан фронтом о четырех колонках, у коих, на пьедестале, литые фигуры четырех Евангелистов, в середине — шкаф с дверкой, в коем помещается ковчежек для хранения Преждеосвященного Агнца; второй ярус на крышке первого выделан открытым павильоном на четырех колонках, с четырьмя, около них, по углам рипидами в виде звездочек, с красными камнями овальной формы; посредине вставлен ящик для запасных Даров, в виде гробика, с сидящим на нем литым ангелом; третий ярус совершенно открытый, с четырьмя угловыми, тонкими, дугообразными арками, а между ними, на простенках, помещаются вычеканные фигуры четырех ангелов: один держит крест, другой — лестницу, третий — трость, четвертый — столб, к которому привязывали Спасителя при поругании над Ним; на крышке арок, с опущенными над ангелами изящной чеканки ажурными занавесками, как бы на куполе, с четырьмя по углам маленькими столбиками, изображающими виды башенок, — поднимается глава, шар и, на нем, в овальном цельном сиянии, в просвете — фигура Воскресения Христова. На нижнем пьедестале выбита такая надпись: "1788 года августа 8 дня зделана сия гробница старательством священника Василия Лузанова". С лицевой стороны на дверках изображен Спаситель во гробе, а на оборотной стенке — Спаситель, молящийся о чаше страданий, очень изящной чеканки, окруженный рельефными орнаментами. Вся работа вообще очень искусная и ценная; серебро 11-й пр. (оп. 1805 г.), а весу 8 ф. (оп. 1861 г.). Хотя в надписи не указано, какой церкви, но доказательством принадлежности сей гробницы Старо-Николаевской церкви, кроме описи, служит еще тот факт, что Лузанов был священником именно этой церкви.

102

2. Дарохранительница серебряная, вызолоченная, в виде гроба на пьедестале с ножками рельефной чеканки; в нем, с задней стороны, выдвижной ковчежец для запасного Агнца; с лицевой — по бокам — фигуры двух плачущих над гробом ангелов, а над ним возвышается, волнистыми очертаниями, подобие горы Голгофы с пещерой внутри, в которой помещается ковчежец для хранения запасных Даров, тоже в виде гробика, вад которым рельефной чеканки полукруглое сияние с тремя головками ангелов; за ним, на средине волнистой горки, вделана продолговатая невысокая трубка, куда и вставляется ручной сребро-позлащенный крест, описанный уже в отделе о крестах (№ 2-й). Когда и от кого поступила сия гробница с крестом, не прописано ни в одной описи, а потому это достоверно и неизвестно; но наверное можно предполагать, что она — жертва самого храмоздателя и времен его сооружения, так как в первый раз упоминается только в описи 1836 года.

3. Дароносица медная высеребренная, в виде шкафика, внутри ее вмещаются: чаша, лжица, круглый ящичек для даров, внутри позолоченные. Время ее поступления восходит к шестидесятым годам прошлого столетия, так как в более ранних описях она не упоминается.

Гробницы св. Троицкой церкви.

1., Дарохранительница серебряная, пестро-вызолоченная, в два яруса, — первый имеет форму продолговатого четырехугольного ящика; на углах пьедестала литые фигуры четырех Евангелистов, на стенках ящика овальные, золоченные под чернью, (выпуклые) круги с изображениями: с лицевой стороны Положение во гроб Спасителя, на обороте бичевание Его в претории Пилата, с правой стороны — моление о чаше, а с Левой

103

несение Голгофского креста; с этой стороны выдвигается ковчежец для Преждеосвященного Агнца, внутри вызолоченный; снаружи выбита следующая продольная надпись: "Сей ковчег подан от Высокородной Госпожи Иваненковой Анны и детей ее Семена, Андрея, Алексанра в село Остролучья в Троицкую церковь". Второй ярус в виде шкафика, вверху закругленного, на углах лицевой стороны литые фигуры двух ангелов с рипидами, на стенке шкафика — Распятие Спасителя с Предстоящими, на закругленной верхушке в треугольнике с сиянием начертано слово "Бог"; задняя стенка устроена дверкой, за которой помещение для Преждеосвященных (Агнцев) Даров, снаружи на дверке гравированное начертание Голгофского креста, а выше слово "Бог" так же, как и на лицевой стороне; на узких боковых простенках лестница с одной стороны, а с другой — столб поругания Спасителя. Над вторым ярусом возвышается, овальной формы, вид купола ажурной изящной чеканки, с фигурами головок четырех ангелов; на куполе глава, с водруженным вверху продолговато овальным резным сиянием, в просвете коего — Воскресение Христово. Гробница очень изящная, серебро 84 пр., веса в ней 4 ф. (оп. 1827 г.) 2., Дарохранительница серебряная в два яруса; первый формой продолговатого четырехугольного ящика, отянутого серебряной сеткой; на овальных выпуклостях, вызолоченных под чернью, изображены: на лицевой стороне Страждущий Спаситель, на обороте — Моление о чаше, по бокам — Иисус Христос пред Пилатом и Несение креста, где и выдвижной ковчежец для Св. Даров; на дверках второго яруса, сделанного шкафом — изображение Распятия Спасителя с Предстоящими, вверху на облаках — Бога Отца; вся дверка вызолоченная под чернью. Вверху шкафика, на продолговатом шарике, овальное, ажурное сияние, в среднем трехугольнике

104

коего начертано слово "Бог", на боку шкафика выбита следующая надпись: "Приношение за упокой Генерал-майора Андрея Григорьевича Иваненко, скончавшегося в 1890 году октября 30 дня" Серебра 84 пр., вес не означен, неизвестно — кем сооружена: супругой ли его или матерью, которая пережила его.

3., Дарохранительница серебряная 84 пр., небольшая гладкой отделки, в два яруса: первый четырехугольным продолговатым ящиком, с закрытыми стенками, куда всыпаются запасные Дары сверху и прикрываются вторым ярусом в виде шкафика с главой и крестиком вверху; за дверкой шкафика — помещения для Преждеосвященного Агнца, лицевые стенки и ящика и шкафика гравированы под чернью, на первом изображение Положения во гроб, на втором Распятие Спасителя. Надписи нет никакой, история сооружения сей гробницы выясняется сохранившимися записями в описи 1760 года, где в отделе "Привеси при Иконах" записано: "Надцарскими врати икона Богоматере оправлена в шату сребрану"; в другой графе паралельно отмечено так: "Сию шату Госпожа употребила на гробницу, что на хорах, Анна Иваненчиха в 1760 году" супруга храмоздателя, (вероятно, одновременно с открытием на хорах престола); а какова судьба самой иконы, и сохранилась ли она в храме, разъяснений не имеется. Нельзя пройти молчанием того факта, что все упомянутые серебряные гробницы как Николаевской, так и Троицкой церкви своим появлением восходят до восьмидесятых годов 18-го столетия не далее; какие же были раньше и где они?

По описи Троицкой церкви 1760 года упоминается "Гробница една ценовая визлочена малярски"; такая же ценовая гробница прописана и в описи Николаевской церкви 1805 года; из этого следует, что сребряных гробниц не было, а были ценовые, которых на лицо

105

нет и неизвестно, куда и каким образом исчезли. Сохранился только один дароносний крест оловянный, с такими же принадлежностями внутри и для крещения и для причащения больных; верхняя крышка отворяется сверху и затворяется винтом.

15. Священные сосуды и прочие принадлежности богослужения.

1.. Чаш, или потиров, всех — 4, из них две Троицкой церкви и две Николаевской, именно:

1., Чаша серебряная, внутри и снаружи позолоченная, в серебряной стенке с орнаментами рельефной чеканки. Под низом, кругом подножия, выбита следующая надпись: "1740 г. месяца октобрия 25 числа сей келех сооружился в церковь Святителя Христова Николая до села Остролучча старанием отца Иоана Гарасимовича, строитель сего келеха Логвин Германович". Веса в ней 3/4 ф. (оп. 1861 и 1890 г.), серебро 12-й пр. (оп. 1805 г.).

К сей чаше относятся: дискос на пьедестале серебряный, сверху золоченный с гладко вычеканенными по средине рисунками: Младенца Иисуса Христа на облаках и по сторонам — двух ангелов, вверху — Дух Святой; кругом на венцах слова: "Се Агнец Божий вземляй грехи мира"; веса 1/4 ф., 84 пр. Звездица серебряная сверху золоченная, гладкой чеканки; на круглой шляпке винта рельефной чеканкой изображены Бог-Отец и Св. Дух. Серебро 84 пр., веса 1/8 ф. Лжица серебряная позолоченная, с гладкой короткой ручкой, неизвестной пробы, веса 1/8 ф.

2. Чаша большая, сребро-позлащенная кругом в сетке с орнаментами и накладными четырьмя бюстами по бокам: Спасителя благословляющего с Евангелием, а на противоположной стороне — Спасителя в терновом

106

венце, между ними Божьей Матери и Иоанна Крестителя: пьедестал украшен тоже рельефными орнаментами, с накладными литыми бюстами четырех Евангелистов; на венцах кругом слова: "Тело Христово приимите, источника безсмертного вкусите"; внизу на подножии надпись: "Заупокой Иоанна от вдовы его Виктории Бобровниковой и дочерей Анны и Марии. 1890 года января 12 дня"; серебро 84 пр.

Вместе с сей чашей приобретены той же Бобровниковой: дискос с подножием (оп. 1890 г., № 26-й), звездица, лжица, корчик, два блюдца (№№ 27, 28, 29, 30 и 31-й оп. 1890 г.) сребро-позлащенные 84 пр. Сколько всего весу во всех сих сосудах, и сколько за них уплачено — в описи не отмечено.

Сосуды Св. Троицкой церкви.

1. Чаша серебряная гладкая, внутренние и наружные края золоченные, рукоятие имеет форму круглого тонкого столбика, подножие украшено рельефными орнаментами с головками ангелов и инициалами (невыясненными); под низом пьедестала кругом выбита следующая надпись латинскими начальными буквами, с примесью польского наречия: "Deo optimo, maximo, birgini Mariae sanstis omnibus ecclesia zlotnicen (польс.) suae pavi sus (sum) Anno Dei 1601. Deo operatio". По переводе на Русский язык: "Богу Всеблагому, Превеликому, Деве Марии, всем Святым, церкви златницу свою кладу, лето Божие (от Рождества Христова) 1601, Богу жертвование".

К сей чаше, судя по надписи, принадлежит дискос серебряный, с сгёртой позолотой, без подножия; на верхнем венце вычеканены сокращенно латинские слова: "Mariae Iesus", а на нижней стороне — инициалы R. W. К. Так как в описи 1760 года дискосы, звездицы и пр. вписаны от чаш, и по другим дальнейшим описям

107

(1827, 1861, 1890 г.) не обозначено, к какой чаше они принадлежат, то и невозможно наверное указать: какая звездица из имеющихся (6-ти) современна описываемой чаше. Однако, как по предположение (по латинским буквам), признан современным чаше дискос, так же, по древнему изделию и величине можно выделить, как принадлежащую ей, зведицу круглую, листового тонкого серебра, позолоченную; шляпка винта — звездочкой (№ 18-й оп. 1890 г.), к другим дискосам и неподходящая. Год и надпись чаши невольно переносят мысль в то отдалённое, злосчастное время, когда уния широкой волной распространялась по Украине. И как после бури, когда улягутся волны, на берегах моря остаются осадки, так и после унии, когда ослабела ее пропаганда, сохранились в православных храмах, как ее осадки, некоторые предметы, сосуды и т. д. В Остролучском храме таковы: чаша, крест, Распятие, икона Св. Троицы, неподкупные свидетели бушевавшей в этих местах унии.

2. Чаша порядочной величины серебряная, вызолоченная внутри и снаружи, на венцах — Голгофский крест с кошем и тростью и слова: І. Н. Ц. І. Іс. Хр. НИКА. К. III., обложена плотной сеткой, пестро-вызолоченной с орнаментами рельефной чеканки, между коими три золоченные головки Серафимов; рукоятие и подножие украшены такими же орнаментами. Об этой чаше в описи 1760 года прописано так: "Третий потир (первый выше прописанный, второй — свинцовый, — нет его), купленной наданной разом с дискосом, звездою и лжицею и копием весу в них 4-ри фунта с чверткою цена им сто двадесять Рублей Наданной Господином Федором Григориивичем (Иваненком — сыном храмоздателя) в 1778 году маия 23 дня всио сребное Позолоченное". Все поименованные принадлежности сей чаши имеются на лицо. На пьедестале чаши выбита таковая

108

надпись: "1778 г. февраля 3-го дня зделана чаша маиором Федором Иваненковым за упокой сестры его Параскеви Стрещенковой "полковницы".

Итак, всех чаш 4-е; дискосов, кроме прописанных — четырех, имеется еще 2: оч. малый сребро-позлащенный, без подножия; по описям не означено года его поступления, видно, что он очень давний. Еще есть дискос красной меди на пьедестале; когда и от кого поступил он — в описях не записано, но видно, что тоже из давних; итого дискосов 6. Звездиц тоже всех 6-ть, из них две — стальные, прочие серебряные. Копей 5-ть, все стальные; в одном рукоятие серебряное, позолоченное, в другом — спиральное серебряное, в третьем — стальное цельно скованное, в остальных — деревянные.

Блюдец для раздробления Агнца, кроме двух упомянутых, пожертвованных Викторией Георг. Бобровниковой, имеется еще два, немного большие, с такими же начертаниями и словами, а именно: на одном — Крест Страстей Христовых посредине, а на венцах: — слова: "Кресту Твоему поклоняемся Владыко".., а на другом — Божия Матерь с Предвечным Младенцем и слова: "Достойно есть, яко воистину"..., 84 пр.; пожертвованы Екатериной Петр. Лаузберг. Пятое блюдце еще больше (предыдущих), серебра 84 пр., со стертой позолотой, старое, но когда и кем пожертвовано, — в описях не отмечено; на нём начертаны: Божья Матерь и — "Достойно есть''... Корчиков для теплоты 2, один сребро-позолоченный, 84-й пр., со словами: "Теплота веры исполнь Духа Святаго", купленный В. Г. Боб-ой; другой — тоже серебр. 84 пр., с выпуклым на дне крестом, изящной отделки с рельефной чеканной ручкой, "надан" Екат. Петр. Лаузберг, а какого года — не записано.

Кадил 3-е, из них серебряное одно, о котором

109

в описи 1760 г. записано так: "Кадилница сребрянная за старанием з разного збору купленная священником Александром (Соколовским) весу в ней фунт и три чвертки, а цена двадцать 7 рублей". Это кадило старое и редко употребляется; остальные медные, одно из них высеребрено, а другое позолоченное.

Антидорных блюд 4, из коих — два аплике, а двое оловянных, с надписью на одном из них такой: "зделан до церкви Троицкой Остролучской 1757 года Генваря 10 числа". Всенощное блюдо одно аплике, а двое цинковых — Николаевской и Троицкой церкви, старого времени.

Водосвятная ваза с крышкой и ручками по бокам, металла аплике.

Брачных венцов 3-ри пары, из них — две бронзовые с иконками и украшениями, а третья — маленькая из листового железа, без всяких украшений и иконок; видно, старого времени, но какого именно года — ни в одной описи не означено.

16. Облачения престола, жертвенника и священнические.

Из престольных облачений-индитий одна шелково золотистой парчи в цветах матового отлива, подшитая сатином телесного цвета; пожертвована 13 апр. 1902 года Анастасией Ив. Петровской, уплатившей 60 р.

Другая — красного парчевого бархата; "надана" той же Петровской, неизвестно только когда и сколько заплачена.

Третья — постовая стальной шелковой материи — тоже от нее поступила, но когда и сколько стоит неизвестно.

Четвертая — черного шелкового рипса, украшенная белым позументом и крестами; пожертвована 24 марта 1906 г. Анной Ив. Бобровниковой. Остальные три старые,

110

из коих две парчовые, а одна ситцевая, совсем ветхая, покрывает срачицу.

Илитонов 4-ре. Один шелкового сиреневого цвета с широкой синей шелковой каймой, обложенный золотистым широким позументом и бахромой с кистями по углам; куплен в феврале 1904 г. Анной Ив. Бобровниковой за 30 р. Другой — черного шелкового рипса, обшитый сребристым позументом и бахромой с кистями по углам; поступил от той же Бобровниковой 24 марта 1906 года.

Третий — красной, цветной шелковой материи, с вырезными и обшитыми вязаной тесьмой круглыми зубцами и кистями по углам; жертва г. Петровской, неизвестно какого года.

Четвертый — шелковой красной материи в полосках, обшитый золоченным позументом; от кого и когда поступил — неизвестно.

Кроме прописанных, покровами престола служат: большая ковровая шаль, пожертвованная Анной Ив. Бобровниковой в память матери ее Виктории Георгиевны, умершей 7 декабря 1903 г., и платки большие, из коих один белый шелковый, прочие шерстяные цветные.

Покров жертвенника нарочитый один, светло-голубой шелковой парчи, пожертвованный Анной Ив. Б-вой 24 марта 1906 года; заменяют его в другое время приспособленные к тому платки и воздушки.

Воздушков больших и малых, в том числе крестовидных для чаши и дискоса, числится по описи 1890 года 49-ть номеров. Как лучшие из них, можно отметить следующие:

1. Серебряные парчовые в рисунках матового отлива; пожертвованные А. Ив. Боб-ой в мае месяце 1904 года.

2. Шелково-золотистой парчи в цветах матового отлива; жертва Анастасии Ив. Петровской 13 апр. 1909 г.

111

3. Желтые цветной парчи с золотым отблеском пожертвованы Анной Иван. Феофилактовой, с розами в ноябре 1898 г.

4. Светло-зеленого бархата на серебряном фоне, когда и кем пожертвованы в описях не означено.

5. Бархатные зеленые с цветами по золотому полю; тоже неизвестно — кода и кем пожертвованы.

6. Белой шелковой материи, вышитые яркими цветами синелью и шелком; неизвестно — когда и кем пожертвованы.

Облачений священнических, собственно фелоней, из обеих церквей, по последней описи (1880 г.) значится 17-ть номеров, из коих, как лучшие по качеству и доброте, следует отметить следующие:

1. Ризы серебряной парчи с рисунками и клеточками матового отлива, такой же парчи и прочие священнические облачения, с подризником шелковой, голубой материя в рисунках. Пожертвованы в мае 1904 г. А. И. Бобровниковой в память умершей матери стоимостью 70 р.

2. Ризы золотой парчи в светло-коричневых разводах, с продолговатыми матовыми крестами, оттененными коричневыми нитками; к ним епитрахиль, поручи, пояс и набедренник. Поступили в декабре 1903 г. от А. И. Феофилактовой, уплатившей 70 р.

3. Риза золотой парчи в цветах матового отлива с такими же остальными священническими облачениями без подризника. Пожертвованы 13 апреля 1902 г., вместе с воздушками, выше прописанными, Анаст. Ив. Петр-ой; стоимостью 70 р.

4. Ризы желтой шелковой парчи в разводах с малиновыми оттенками, в золотых цветах и по ним серебряные гладкие крестики большей и меньшей величины, с малиновыми обводами; такой же парчи к ним и другие облачения, без подризника; пожертвованы

112

А. И. Феофилактовой 31 января 1901 г., заплатившей приблизительно 50 р.

5. Ризы золотой парчи в рисунках — арабесками — с крестиками двух видов, серебряные с угловыми концами такими же в средине золотыми, только на концах цветочки звездочки; другие кресты серебряные сотканы виньеткой; все рисунки и кресты оттенены шелковыми коричневыми, тонкими нитями, оплечье и низ обложены широким золотым клетчатым позументом, крест и кустодия накладные золотые. Пожертвованы 19 декабря 1904 года с полным священническим облачением и воздушками той же парчи, в память умершей 4 ноября Анастасии Петровской, братом ее Андреем Бобровниковым. Стоимость всей жертвы 165 р.

6. Ризы постовые черного полубархата, обшитые белым позументом; крест и кустодия белые, плетеные в сетку. Пожертвованы 31-го марта 1905 года, с полным облачением и подризником, вдовой священника Александрой Антоновой (дочерью местного священника Соколовского) Трипольской, в память мужа ее о. Феодора, заплачены 30 р.

7. Ризы шелковой парчи фиолетового фона в разводах с крестами золотистого цвета, крест и кустодия серебро-золоченые; сетчатые; обложены позументом такого же цвета. Куплены 22-го мая 1907 года крестьянином Саввой Тетерей со своей старухой Параскевой Троф. за 40 р.; со всем священническим облачением и воздушками той же парчи, с подризником желтого сатина.

8. Ризы светло-зеленого бархата на серебряной ткани, с принадлежащими к ним епитрахилью, поручами и поясом; хотя поношенные, но еще хорошие и, видно, очень ценные; к сожалению, только не видно из описей: когда, кем и за сколько куплены.

113

9. Ризы темно-зеленого с цветами бархата по золотому полю с епитрахилью, поручами, набедренником (пояс утерян) и воздушками. По описи не означено, от кого и когда поступили: но достоверно известно, что это жертва Анастасии Ив. Петр-ой, по-видимому, очень дорогие, как и предыдущие. Из остальных облачений еще 3-4 целых, годных к употреблению, прочие же ризы потертые, изношенные, между коими сохранились две ризы серебряной парчи. К какому времени относятся все старые облачения, — трудно определить, вследствие неточных, неопределенных указаний о них в описях. Можно думать, что и серебряные старые ризы и прочие ветхие поступили в церковь лишь в 19 ст. Если же что и сохранилось от 18-го ст., то разве только обрывки риз, полотняные, вышитые внизу подризники да один пояс длинный, из плотной красной шелковой материи. Диаконских стихарей два, оба желтой парчи; один из них "сшит 1888 года на церковный счет", а другой "справлен" за 35 р. А. И. Феофилактовой в сентябре 1898 года.

Особых, нарочитых покровов на Св. Плащаницу не имеется, а при выносе обыкновенно подстилается персидский ковер, белая скатерть, а сверху кругом Плащаница обкладывается вышивными утиральниками.

17. Древности храмов.

Для лучшего и более удобного ознакомления со всеми древностями Остролучских храмов, нелишним будет включить в перечень древностей и те предметы, о коих было сказано в своем месте, по их назначению, придерживаясь собственно одного хронологического порядка, включительно до начала 19 столетия. Из сохранившихся старинных предметов самые древние:

1. Чаша серебряная, позлащенная, 1601 года.

114

2. Колокола 1613, 1615, 1616 и 1619 годов.

3. Триодь постная, Львовской печати, 1640 г.

4. Поминник, или Синодик 1670 года, обновленный 1725 года.

5. Апостол 1695 г.

6. Евангелие 1697 года.

7. Книга, озаглавленная "Богородице Дево" 1707 г. Архиепископа Черниговского Иоанна Максимовича.

8. Часослов 1713 г.

9. Чаша серебро-позлащенная 1740 г.

10. Евангелие 1746 г.

11. Октоих 1748 г.

12. Евангелие 1751 г.

13. Октоих 1753 г.

14. Блюдо антидорное цинковое 1757 г.

15. Кадильница серебряная 1760.

16. Опись 1760 г., Троицкой церкви, давшая много материала для летописи.

18. Евангелие 1775 г.

19. Служебник 1776 г.

20. Крест серебряный, ручной, 1777 г. 21. Чаша с дискосом и звездицею 1778 г.

22. Крест большой серебряный пестро-золоченный на пьедестале, 1781 г.

23. Крест кипарисный в серебряной оправе, на таковом же пьедестале, 1774 г.

24. Гробница 1767-1790 г.

25. Евангелие 1786 г.

26. Апостол 1787 г.

27. Гробница 1788 г.

28. Гробница 1790 г.

Из Богослужебных книг много еще есть старых, даже очень, как напр., Триодь цветная, писанная уставом, к сожалению только, заглавные листы утеряны, и никаких надписей не сохранилось.

К числу древностей нужно причислить еще ручной крест черного дерева с серебряным фигурным (наложенным) Распятием, прописанный в описи 1760 года первым между крестами, но какого года собственно — неизвестно.

Есть еще Св. Плащаница, свернутая на качалку, на

115

шелково-зеленой плотной материи, вышедшая уже по ветхости, из употребления, о коей упоминается в описи 1760 г., "что она наданная Феодором Григориевичем (Иваненком) 1776 года марта 22 дня на дукле зеленой травяной". В той же описи прописана и другая плащаница зеленой материи, а потому трудно установить, которая из этих двух прописанных именно сохранилось поныне.

Кроме исчисленных престольных, жертвенных принадлежностей, священных сосудов, круга Богослужебных книг, можно еще отметить по древности следующие предметы:

1. Икона Распятия Спасителя;

2. Икона Живоначальные Троицы.

3. Килим в цветах по желтому полю, пожертвованный Иваненком и внесенный в опись 1760 г.

4. Камень небольшой, неотесанный, формой неправильного четырехугольника, с высеченным на нем небольшим и глубоким крестом, найденный у часовни Старо-Николаевской церкви и, по сложившемуся убеждению, признанный пожертвованным, заложенным при основании того храма. Хранится в церкви.

5. Крест каменный, надгробный большой, открытый на бывшем погосте Старо-Николаевской церкви.

6. Уцелел взятый из хор Троицкой церкви, деревянный высокий подсвечник; по всему видно, очень древний, мудреной ручной вырезки, подножие коего четырехугольное, с маленькими подъемными, густыми ступеньками; стержень на нем из цельного столбика, с вырезными по углам спиралью четырьмя тонкими колонками в сквозном просвете, с промежуточными тремя толстыми площадками между колонок, для их прочности; вверху деревянный вогнутый таз с трубкой для свечи. Назначение его освещать книгу священника у престольного аналоя.

116

В заключение следует упомянуть о существовавших и прописанных в описях (1760, 1827, 1850 и 1861 г.г.) оловянных чашах, дискосах, гробницах, всенощных блюдах, деревянной выдолбленной водосвятной чаше, обеих церквей, которые хотя и не сохранились до нашего времени, за исключением только дароносного креста, всенощного блюда и остатка чаши, но неопровержимо свидетельствуют как о своей, так и самых храмов древности. Исчезновение таких остатков древности с достоверностью следует отнести к 80-м годам минувшего 19-го столетия, когда года два, если не более, по всем селам Переяславского уезда, частью Золотоношского, разъезжал рекомендовавший себя членом императорского Археологического Общества Турвон Венедиктович Кибальчич, отыскивая и исследуя остатки древностей: городища, курганы, насыпи, но более всего интересуясь церковными древностями. Он увез из церквей все достопримечательное из остатка древней старины, а потому такие вещи, как оловянные чаши, дискосы и пр. не могли укрыться от его "археологического" взора. Благодаря то именно сему К-чу, не одна Остролучская церковь, но многие и многие в Переяславском уезде утратили остатки древностей седой старины; а если где что и сохранилось после этого собирателя, то приписать это нужно или счастливой случайности, или благоразумию и осмотрительности священников, не поддавшихся "улещениям" К-ча.

18. Старинные надписи.

Кроме уже прописанных в своем месте надписей на Евангелиях, Крестах, Гробницах, Св. сосудах, иконах, много еще сохранилось надписей на книгах, преимущественно старых, очень интересных по содержанию, а иные ценны еще и тем, что устанавливают время

117

служения священников, о которых никаких сведений не оказывалось ни в актовых книгах, ни в официальных записях.

1. Триодь постная 1640 года. На верхней "палятурке" внутри записано: "Книга Николаевской Остролуцкой церкви". Далее вверху по листам следует таковая запись: "Року 1676 м-ца Ануария дня 24. Сию книгу, глаголемую Триодь купил раб Божий Тимофей Ничиноры... (урезано) Рожок (опять урезано) ... в Остролуцкую церковь за отпущение грехов своих у священника Гоголевского отца ... (опять урезано) которая книга дана ко храму С-го Хр-ва Николая (дальше три слова никак не разобрал) А хто ей дума взяты от церквы Безправно такий чл-в-к яко преступник закона Божого... и отцёв дар данних от церквы и от храма ... и крепле скаран во дни страшного суда Аминь". Написано неразборчиво, с частными титлами, словотитлами и крючками.

2. Апостол Киево-печерской Лавры 1695 года, время царствования Ионна и Петра Алексеевичей, Патриарха Адриана и Гетмана Мазепы, с предисловием к читателю. Внизу листов надпись такая: "Во Имя Отца и Сына и Святого Духа Святыя живоначальныя Троицы Аминь року 1703 и месяца февраля 28 дня Сию книгу глаголемую Апостол купил раб Божий Мовнц — (слово сокращенное — можно читать "Молдаванец") Иоанн Герасимович 49 Журя (подлинно не разобрал фамилии) за отпущение грихов своих до храму Святителя Христова Николая в село Остролуче за свою верную працу золотих 11 и надал до церкви вечними часы А хто бы смел бы от церкви отдалити и на свой який колык пожиток обернути на такового да будет клятва а не благосовение святых Богоносных отець ртиста и осменадесять иже во Никее и расправится зо мною в день страшний Пред нелицемерним судиею

118

егда приидет со Ангели со всеми судити миру Ему же слава во веки Аминь". В книге много рисунков, изображающих события из деяний Апостолов.

3. Часослов 1713 года, без начальных листов. Внизу по листам написано: "во имя Отца и сына и Св-го Духа Аминь сию книгу глаголемую Часослов отменил раб Божий Иоан Андреевич Паливода из женою своею Екатериною за отпущение грехов своих до церкви Св-ля Хр-ва Иерарха Николая в село Остролуче на вечные роды А кто бы мог сию книгу от церкви отдалити..." Дальше листы подклеены и стерты, но по оставшимся словам можно догадываться, что записаны те же заклинания, какие вписаны в книге Апостол 1695 г. Куплена 28 февр. 1703 г.

4. Октоих. Начального листа нет — и год неизвестен. Надпись внизу по листам такая: "Року тысяща сем сот четыредясять осмаго м-ца Марта, а (1) дня. Сию книгу глаголемую осмогласник купил раб Божий Ияков Трофимов Хвостик и з женою своею Парасковиею за отпущение грехов своих до храму Св-ти-ля Х-ва Иерарха Николая в село Остролуче, а кто бы могл сию выщеписаную книгу осмогласник з церкви Ст-ля и чудотворца Николая на свои якый колык пожиток отобрати, на такового Да будет клятва и неблагословеные святого Апостола и с-ти-ля отца триста и осмнадесять и сто в Никеи и расправится со мною в день Судный егда придет судити живых и мертвих Ему же слава во веки веков. Аминь."

5. Октоих 1763 года. Надпись такая. "Сию книгу глаголемую Октоих купил в память свою поверенной ее Превосходительства Госпожи Генеральши Александры Иваненковой Василий Иванов сын Коропцов за свои собственные деньги ценою за пять рублей пятдесят копеек до храму Свято Троицкого в сем Остролучце в лето отрождества Христова 1792 году,

119

которая и внесена в вышеозначенный храм мая 6 числа".

6. Праздничная Минея, без начала. Надпись следующая: "Сию книгу, называемую Трифологион купила жена Татиана Феодорова до церкви Святителя Николая до села Остролуча за отпущение хрехов своих и мужа ее Григория Василиевича ценою рублей десять Куплена 1757 года". На первом чистом переплетном листе написано: "1803 года февраля 19 дня Отправлялась сия книга в дом Хотяновской ценою за 3 р. 50 к." 7. Служебник 1775 года. Надпись на верхней "палятурке" внутри и по листам с середины такая: "Сия книга куплена в церковь Остролуцкую 790 года Мая 18 дня в Киеве Помещиком Генерал-майором Андреем Ивавенком" — это на "палятурке", а внизу несколько иначе: "Купил" сию книгу в церковь Остролуцкую Свято-Троицкую за здравие свое и сам подписал Помещик Ген. Маио. Ан. Иваненко 1790 года мая 16 дня в Киеве".

8. Триодь цветная, оч. старая, Черниговской печати, разбитая и неизвестно, какого года. Внизу по листам надпись: "Я Григорий Мо-ру с женою своею Еленою отменил книгу сию глаголемую Триодь цветную цена ж она весем коп старанием и коштом сына моего Феодора преставшагося за отпущение грехов своих до храму Святителя Живоначальныя Тройцы в сем Остролучи А кто где могл си отдалити таковый да будет Анафтеми предан". На последнем листе написано другой рукой позднейшего времени: "Сия книга Триодь цветная церкви Свято-Троицкой. Кто дерзне украсти может, анафтема, пропасти".

9. Апостол. Заглавный лист утерян, а потому год печати неизвистен. Надпись внизу по листам с первого зачала следующая: "Сию книгу Апостол купил Иосиф Старенкий за цену три рубли в приходскую Троицкую

120

церковь в память матки своей Агафии и за отпущение грехов своих 1787 года мая 8 дня. Записал сие иерей Остролуцкой Троицкой Александр Соколовский". Фамилия "Старенкий" существует в приход и поныне.

10. Триодь цветная, без начала, а потому год печати неизвестен. Надпись такая: "Куплено в городе Киеве-Подоле за деньги Ефросинии Зенчихи которыя за вено Госпожа Генеральша Анна Иваненкова вручила получила и отдала, на покупки нужнии церковнии цена же сей книги пять рублей с полтиною". Генеральша Анна Иваненкова умерла в конце 18-го столетия; значит, триодь куплена около этого времени. Из надписи усматривается, что за вено куплена не одна эта книга, а еще и другое, нужное для церкви.

11. Собрание поучений, без начала. Надпись такая: "Сия книга куплена отцем Александром Соколовским за цену 3 р. сребреной монетой за свои собственни деньги в Церков Троецкою Остролуцкою".

12. Триодь постная 1813 года, Киево-Печерской Лавры. На первом листе записано: "Принадлежит села Остролучья к церкви Святиля и Чудотворца Христова Николая и как сия, так и прочия книги церковныя по сооружении Николаевской сего села Остролучья церкви и по освящении оной в 1836 году Преосвященным Гедеоном Епископом Полтавским и Переяславским и Кавалером Мая в 20 день куплены в Киево-Печерской Лавре наследствовавшим имением по смерти Помещицы Екатерины Петровны мужем ее Подполковником Карлом Ивановичем Лаузбергом Первоначальным же священником по освящении оной был и сие писал Василий Сребный".

13. Апостол без начала и конца, старый с изображениями событий, повествуемых в книге деяний и посланиях Апостолов. Надпись внизу по листам подобная той, какая и в Евангелии 1697 г., прописанная в

121

отделе Евангелий, а именно: "Сия книга глаголемая Апостол, отменил раб Божий Иоан Желебко из жоною своею Феодорою Ришневецкою (первая буква слишком витиевата) или Вишневецкою и надал до храму Св-того Пророка Илии До конопачева яко фундатор тоей церкви за отпущение грехов своих и на вкрашение церкви Божей на вечные часы теди аби не могл жаден важится отдалити сию книгу от того храму до дабудет проклят анафема анте писася Року 1709 Мес. декабря 17 дня". Год и месяц те самые, что и на Евангелии, значит Апостол "одновременно" с Евангелием "надан" в церковь Пророка Илии, а по какому случаю и когда они перешли в Остролучскую церковь — неизвестно; но внесены они еще в опись 1760 года и имеются на лицо, только уж оч. старые, вышедшие из употребления.

Кроме упомянутых надписей, передана мне художницей Марией Мокиевской, урожденной Бобровниковой, выписанная ею в семидесятых годах прошлого столетия надпись, сохранившаяся на Евангелии, бывшем в Остролучской церкви, но при мне уже не оказавшемся; вероятно, оно взято упомянутым К-чем. Содержание сей выписки таково: "Церкви Свято-Ильинской, Подсенянской Року 1716 месяца Сентября Дня 6; На чудо святого Архистратига Христова Михаила я раб Божий Максим.... (Точки означают пропущенные, неразобранные слова) и жоною своею Зеновиею Отменили сию книгу Глаголемую Евангелие Святое за отца своего... Прокопия и Евгении Романа Анастасии Лукьяна Евдокии Во отпущение Грехов своих Ко храму Святого пророка Илии... села подсенаго... то в селе... Пре людех запны и веры. И днех Пречесному... Отца Мартирию на той час.... при Захарии Забияце при Степану Матюшенку, При Ивану Антоненку, при Хведору Данку. И пре многих людех зацных, на той час

122

бывших. А хто бы мав сею книгу от церкви Божей отдалити, то Разсудится зо мною на"... (такой да будет проклят Анафема) — слова в скобках внесены Мокиевской по догадкам, на основании тождественности многих надписей тогдашнего времени, с которыми она достаточно ознакомилась — "пришествии Аминь". Небольшой пробел, оставленный в записке, показывает, что дальнейшая выписка прописана в другом месте той же книги, она такая: "У Семена поповича Гумановского... Писав... Сея книга Евангелие святое Властная есть церкви свято-Ильинской Подсенянской, купленная Рабом Божиим Максимом Тарасенком и Левком Тарасенком А кто бы смел сие святое Евангелие от тоей церкви свято-Ильинской Подсенянской отдалити, поп ли или Дяк или мирской человек, таковый да будет Анафема проклят проклятием Святых и Богоносных отец триста восемнадесят иже в Никии и разсудится з нами на страшном и грозном и втором Христовом пришестии Аминь. Подписал Власий Маркевич Пресвитер Свято-Ильинской Подсенянский. Року 1789 Февруария 24". Третья выметка из того Евангелия: "1789 года мая 15 Дня Сия книга Евангелие одаю яко свое собственное Остролучие До храму. На хору Успение Богоматерь И своеручно подписую Монах Иосиф монах Переяславс"... Эта последняя надпись неопровержимо доказывает, что Евангелие с прописанными заметками, действительно, имело последнее назначение в Остролуческую церковь, притом на хоры престола Успения Божьей Матери, бывшей Старо-Николаевской церкви; жаль только, что его теперь нет и неизвестно — куда исчезло.

Вместе с приведенными выписями, Г. Мокиевская передала копию с документа, выданного из Киево-Братской тогдашней Академии в виде аттестата, подлинник коего не отыскан, Иоанну Лузанову, бывшему

123

потом священником в Остролучьи, как видно то из "уписи", сохранившейся в Синодике 1725 г., следующего содержания: "Иоанн Лузанов, обучаясь Богословию тры годы отменным своим рачением, природным понятием и остротою ума своего получил в оном такие успехи, которыми он может действительно принесть пользу церкви Святой и любезному своему отечеству: а добродетельным своим поведением заслужил ту похвалу и честь, которая одним только честным и преимущественным поступкам по справедливости принадлежит. 1768 года Июня 8 дня. Samuel Archimanrita et Rector". Упоминаемый Самуил (Миславский) был впоследствии Киевским Митрополитом с 1783 г. по 1796 г. г.

19. Архив Ново-Николаевской церкви.

За семидесятитрехлетний период своего существования архив Ново-Николаевской церкви не мог, понятно, утратить собственных документов, которые, особенно актовые книги, сохранились в целости, за исключением Клировых ведомостей, имеющихся лишь с 1860 года. Зато сбережены унаследованные преемственно от Св. Троицкой церкви многие актовые книги, официальные документы и другие письменные древности, которые и вошли в состав одного нынешнего архива. По приведении в известность, оказывается, что Метрические книги имеются с 1815 года непрерывно, а в отрывках есть за 1803, 1804, 1805 и 1808 годы; Обыскные книги — с 1803 г., Исповедные ведомости 1760-1763 годов, а, затем, с 1803 г. последовательно за все годы; Приходо-расходные книги с 1771 года все до текущего, Клировые — с 1860 г. Кроме актовых книг, сохранились другие официальные бумаги. Указы с 1723 года с большими пропусками до 60-х годов, по причине затруднений в переписке, а потом, со вре-

124

мени печатания, за следующие годы до последнего хранятся в целости, Архиерейская епитрахильная грамота от 12 августа 1753 года, за № 218-м, Епископа Переяславского и Бориспольского Иоанна (Козловича), выданная священнику Остролучской Св. Троицкой церкви Иоанну Соколовскому; немного окружных предложений о.о. благочинных; ведомость церквей и духовенства, состоявших в районе бывшей Барышевской Протопопии 1784 г.; Указ Остролучскому священнику Иоанну Соколовскому от 18 августа 1771 года, за № 646-м о крещении турок; избирательные приговоры бывшего приходского Попечительства с 1865 по 1874 г.г.; дело по жалобе местного помещика Ив. Ив. Б-ва на приходского священника В. С-го 1856 года, очень интересное, и частная записка приходского священника к местному помещику, рисующая жалкое положение священника в приходе тогдашнего времени; два поминника; один 1670 г., обновленный в 1725 г., а другой — 1770 года, наконец, одна старинная книга 1707 года, очень достопримечательная. Содержание некоторых из поименованных документов и книг не безынтересно будет привести хотя вкратце, как довольно достопримечательное по своему времени, сравнительно с настоящим, раскрывающее некоторые события из церковной жизни прихода; а другие, более важные заметки, нелишним будет привести целиком для передачи будущему историку, любителю и собирателю письменных древностей.

1., Архиерейская грамота за подлинной подписью и сургучной печатью, от времени стертой, такого содержания: "Божиею Милостию Смиренный Иоанн Епископ Переяславский и Бориспольский. Настоящаго августа 11 дня 1763 года поданным Нам, священник Остролучский Троицкий Иоанн Соколовский, доношением представил, что прошлого 1751 февраля 4, жена его,

125

да сего 1763 годов Генваря 23 чисел отец его священник Остролуцкий же Афанасий умерли, и так отца его сын удов. Яко и у его син младолетен в сиротстве позосталие в его священника воспитании содержуются, и поумертвии жени своей являлся в духовную консисторию с прошением к прожитию священнодействия позволения, от куду ему Иоанну дан указ с отпуском в дом, а ныне потому просил нас ради означенных детей выдачи эпитрахилния граммати и поусмотрению Нашему его прошения запотребно судили, сию ему эпитрахилную граммату с ниже следующим наставлением видать, — 1., обовязать Его Иоанна в консистории письменно, что он, обретаясь в удовстве, при приходе своем житие свое иметь будет во всяком Благочестии и постоянстве, часто очищая совесть свою, и в доме своем лиц зазорных держать, и непотребным местам волочиться и в дому своем упиваться не станет, но все в страсе Божии исправлять. По должности иерейской дело свое будет неослабно.

"2 во окончании сего 753 года сколько при приходе до указу Нашего жить будет, взяв от протопопа писменное о добропорядочном житии и неподозрительстве свидетельство являться в консисторию Нашу з эпитрахилними денгами должен неотложно. 3. Приняв ему священнику Иоанну сию эпитрахилную граммату явиться к своему Протопопу и объявить о всем Нашем Пастирском увещании и быть Ему при церкви Троицкой Остролуцкой попрежнему со священнодействием Пастырски благословим и во уверение того сию Рукою Нашею эпитрахилную граммату подписуем и печатью катедральною утверждаем, дана с катедри Нашей 1763 года августа 12 дня, выше именованный Иоанн Епископ Переяславский." № 218-й. Печать внизу сургучная.

126

2., виписка из ведомости, отправленное в казенную Киевского наместничества Палату. "По указу Ея Императорскаго Величества из Святейшаго Правитылвующаго Синода настояшщаго Года маия 10 числа последовавшему заучинением подлежащаго Епархии Переяславския священо и церковно-служителям с их детми разбора сколко при всякой имянно церкви так-же во всех уездех и губернии, при сколких церквах приходских дворов и при них согласно сведомостями из ревизких сказок священо и церковно-служителей по указному положению быть должно и о прочем учинена 1784 года Сентября 30".

"Киевскаго наместничества Протопопии Уезда Остерского Баришевския в местечке Баришевки Церковь Преображения Господня, при ней: церквей 1, дворов 75. Дворовых хат 257. Вездворных хат 83.

Наместник иерей Лаврентий Яновский 1. 33. Половинний священник василий Братановский 1. 38 л.

Дячек Илия Никифорович син умершаго тоей же церкви священника Накифора Братановскаго 1. 42 л. сын его Иванн 1. 11 л. итого 5 муж. пола Церковь Благовещение Богоматере. При ней: дворов 78, дворовых хат 118, бездворных хат 54.

Половинная часть оставленна для детей умершаго священника Пантелеймона Леенка, из коих василь остается на пропитании при матери.

Половинний священник Иоанн Савич 38 л. сыни его Леотий 5 л. Павел 3 г.

Диякон Григорий василенков 26 л. син его василий 7 л.

Дячок стихарной Иван исаевич ктой же церкви Рукоположен 36 л. сини его Дангил 10 л. Павел 7 л. Кирил 4 л. Итого 11.

127

Пономар Иоанн Каленович умершаго той церкве векарного священника Калинника 32 г.; сини его Петр 1 г.

Церков Рождества Богоматере. При ней: дворов 68. двор. хат 107. бездворн. хат 39.

Священник Карп Каменовский 48 л. Сини его Василий 11 л. Илия 9 л.

Дячок Василий Каменович син умершаго Рождественской церкви священника Карпа, 15 л.

Пономар Федор Илиин Братанович син священническаго сина Илии Братановича, Преображенской церкви 17 лет Итого 5.

Церковь Живоначалния Троицы. При ней дворов 48, двор. хат 122, бездвор. 42.

Половинний священник Михаил Исаевич 55. Половинний священник Стефан Зубковский 47 л. син его Василь 8 л. дячок Андрий Браславский син умершего тоя церкви векарного священника Якова Бреславского 26 л. Пономарь сосид Курский син умершаго тоя церкви свящ. Петра Курскаго 70 л.

В селе Селищи церковь святаго Георгия. При ней: дворов 51. дворовых хат 152. бездв. хат 33.

Половинний священник Прохор Трипольский 52 л Поливинний священник Прокопий Трипольский 32.

Дячок Герасим Трипольский син тамошняго священника Прохора Трипольского Пономарь Иоанн Трипольский священнического сина Павла Трипольского син 28., син его Марко 3.

Оного священника отец Карп Трипольский по старости лет определен в манастыр на всегда 68 г. Итого 6. в селе Остролючу. Церковь Живоначалния Троицы. При ней двор. 37, дворов, хат 91. бездвор. хат 26.

Священник Александр Соколовский 36. сини его: Ияков 10 л. Иоанн 6. Петр 4 л.

128

Для сина умершаго векарнаго тамошняго священника Алексия Соколовскаго в семинарии обучающаго на дячковском его месте бывший Русановский священник Михаил Стефановский 40 л. Син его Иван 1 г.

Пономарь Ияков Самойлов умершаго тамошняго священника Феодора Соколовского внук, и по ревизии при той церкви и в той причт поставлен 24 г. Итого 7.

Церковь святитиля Николая; двор. 34., двор. хат 95., бездвор. хат 7.

Священник василий Лузанов 31 г., дячок Петр Карпов умершего священника Карпа Лузанова син 27 л.

Пономар Иван Григориев Трипольский села Селища умершего священника Трипольского син 30 л. син его Авраам 6. Итого 4. в селе Ядловке Церков Рождества Богоматере. При ней: дворов 61., дворов. хат 134., бездвор. хат 50.

Священник Петр Тичина 58 л., дячок стихарний Гавриил Тичина 47 л.

Пономар брат его Павел Тичина 44 г. син его Илия 5 л. Итого 4. в селе Рудницком церковь Воскресения Христова. При ней двор. 33., дворов. хат 10. дячек Данило Чумаковский 22 г., Пономар Григорий Чумаковский 20 л. и Иоанн Чумаковский 11., все они оного священника сини. Итого 4. в селе Корнеевки церков святителя Николая. При ней: двор. 33., двор. хат 56., бездворных хат 6.

Священник Даниил Заградский 52 г.

Дячок Семен Леонтиевич Кисилевский Годуновскаго священическа сина Леонтия син 24 г.

Пономар Степан Чумаковский син священника.

Дудницкаго Назария Чумаковскаго 15 л. Ит. 3.

В селе Паришков церков Пророка Богоматере. При ней: дворов 74., дворовых хат 119., бездвор.

129

хат 8. Дячок Яковлев Трипольский умершаго священника Якова Трпольскаго Селиского сын 51 г.

Пономарь Сава Трипольский сын оного дячка 30 л., Итого 3.

В селе Паришков церковь Пророка Илии. При ней дворов 24., двор. хат 63., бездвор. хат 21.

Священник Иоанн Григорович 33 л.; векарний священник Антоний Головачевский 36 л.

На дячковском месте отец онаго священника уволнившийся отприхода 49 л.

Пономар Тимофей Герасимов, син Сенковскаго пономаря Герасима. При коем и ревизии поставлен 14 г. Итого 4.

Уезда Переясловскаго в местечке Яготин церковь Живоначалния Троицы. При ней: дворов 108, дворовых хат 348, бездворных хат 132.

Священник половинний Карп Куклярский 41 г., син его Антоний 4 г.

Другое половинное священническое место оставлено для детей тамошняго священника умершаго Андрея Куклярскаго оного; священника син Димитрий при матере на пропитании 8 л.

На дячковском месте заштатний священник Алексий Губерский 49 л.

Пономар Константин Губерский, син оного священника Алексия Губерскаго и по ревизии при нем написан 20 л.; в том местечке по старости увольненные священник Илия Андриевский оставлен на пропитании при родственниках — 60 л. Итого. 6. В селе Войтовцах церков святителя Николая. Дворов 65, двор. хат 209, бездворн. хат О. Дячок Андриевский Иосиф, увольненаго за старость священника Илии Андриевскаго син, при коем и по ревизии написан — 32 г.; син его Петр 4 г. Пономарь Иосиф Чижевский села Козлова священника син, при коем и по ревизии написан — 40 л.,

130

син его Иван 5 л. Итого 6. В селе Лесняках церковь Святителя Николая. При ней дворов 85, дворовых хат 169, бездвор. хат 33.

Священник Федор Евстафиевич Жуковский 60 л.; дячок Игнат Иваненко с малолетства при церкви находящийся и поревизии в селе Николаевке поставлен дячком — 44 л., син его Мартин 8 л. Пономарь Иван Иссидоров, умершого тамошняго векарного Священника Иссидора Василиева син, при коем и по ревизии написан 14 л. Родний его брат Василий при нем на пропитании 5 л. Итого 5.

В селе Ничипоровке церковь Покрова Богоматери, дворов 47, дворов. хат 176, бездвор. хат 28. Священник Артемий Золотуха 37 л., син его Алексий 7 лет векарный священник Иоанн Набок 37 л., дячок Иван Слуцкий умершаго Михайловскаго Переясловскаго монастыря диякона Алексия Слуцкаго син, здесь и по ревизии написал 42 л., син его Петр 10 л.

Пономар Афанасий Золотуха син тамошнего за старость уволеннаго священника Иоанна Золотухи 34 л.; сини его: Карп 8 л., Василий 6 л., Никифор 5 л. вышепоказанного священника Артемия и пономаря Золотухи отец по старости уволенний священник Иоанн Золотуха оставлен при них на пропитании 64 л. — Итого 10. В селе Панфилах Церковь Святителя Николая, двор. 34, двор. хат 105, бездвор. хат 48. Священник Федор Евсевский 54 л. сини его: Григорий 14 л., Иоанн 10. Дячок Евстафий Сергиенко син умершаго тамошнего дячка и по ревизии в том звании записан 28 л., син его Макарий 7.

Пономарь Корней Слуцкий; син дячка Ничипоровскаго дияконского сина Ивана Слуцкаго где и по ревизии написан 11 л. — Итого 6.

В селе Козлове церковь Архистратига Михаила; дворов 77, двор. хат 1908, бездв. — ".

131

Протопоп Парфений Пясецкий 79 л. На дячковом месте в том селе проживающий заштатный Священник Пантелиммон Чижевский 57 л. — Итого 3.

В селе Семеновке церков Архидиакона Стефана, двор. 54., двор. хат 154., бездвор. хат 66.

Наместник Иерей Петр Стаховский 33 г. Сини его: василий 11 л. Павел 8 л. Иоанн 5. Евграф 3 г. дячок Леонтий Дашкевич 40 л. дячок стихарний Иван Стаховский 40 л. син Федор 8 л.

Пономар Трофим Полонский син умершого священника Полонскаго Евстафия, 39 л., вышепоказанного наместника отец священник Ияков Стаховский по старости уволненний оставлен при нем на пропитании — 69 л. В местечке Березань церков Успения Богоматере, дворов 82. дворов. хат 202. бездвор. хат 39.

Протопоп Барышевский Иоанн Турчановский 50 л. векарний священник Иоанн Семенович 66 л. син его Михаил 10 л. диякон Михаил Кудлаевский 27 л. син его Иаков 6 л. дячок Петр Стрелковский син умершаго тамошняго священника Кодрата Стрелковскаго, здесь по ревизии поддячим поставлен 32 г. сини его: Пантелимон 7 л. Игнат 5 л.

Пономар Иван Семенович оного векарнаго священника син и по ревизии при нем написан — 32 г. Итого 9.

Церков Архистратига Михаила; дворов 65. двор., хат 158. бездвор. хат 57.

Наместник Березанский Алексий Самойлович 41 г. дячок Григорий Симонович — 18, сын векарнарного священника Иоанна Симоновича, при коем и по ревизии поставлен. Итого 2. в селе Борщеве церков Покров Богоматере; дворов 41. двор. хат 111. бездвор. хат нет.

Священник Сергий Сасенович 30 л. дячок Андрей Кучеревский, син умершаго Березанскаго диякона

132

Семена Кучеревскаго 17 л. Родний брат его Михайло Кучеревский при нем 9 л.

Пономар Иван Чижевский син заштатнаго священника Пантелимона Чижевскаго 12 л. Итого 4.

Уезда Козелецкаго, в селе Лехновцях церков Рождества Иоанна Предтечи; дворов 52, двор. хат 100, бездвор. хат 15.

Священник Александр Чумаковский 23 л.; векарний священник Иоанн Якимович 43 г.; сини его: Павел 9. Димитрий 8. дячок Григорий оного векарного Иоанна син 15.

Пономар Стефан Радионов син дячка села Козлова священническаго сина Радиона 19 л. Итого 6. в селе Лукашах церков Архистратига Михаила; двор. 44, двор. хат 236. бездв. —.

Приходское место для детей умершаго тамошняго священника Михаила Якубинскаго оставлено.

Дячок Корнилий Родионов дячка Еозловскаго Радиона священническаго сина — 15 л. — Пономар Иосиф Трипольский села Селища священническаго сина Карпа Трипольскаго син — 35 л.; сини его: Фока 11 л. Иоанн 3 г. Итого 4. В селе Лукьяновке церков Рождества Христова, двор. 31, двор. хат 95, бездвор. хат 9.

Священник Кирилл Чемеловский 56 л.; син его Петр 10 л.; дячок Стефан Губ син дячковский и по ревизии записан 51 г.

Пономар Иосиф Стефанов Губ, син оного дячка и по ревизии записан — 18 л. Итого 4.

Всего в протопопии Баришевской: церквей 25-ть. При них: дворов 1396. Дворовых хат 3658, бездворных хат 851.

Попов на приходских местах 31. На дячковских местах 4.

На пропитании у родственников 3. Для обучающих в семинарии священнических мест 3.

133

Дияконов на дияконских местах 3. Дячков 21. Вместо пропитания у родственников за старость определенных в монастыр 1. Дети их 50. Всего душ 137.

На пономарское место не достает 1". Статистика приведенной ведомости показывает, что территорию Барышевской протопопии составляли приходы из трех уездов: Остерского (12), Переяславского (10) и Козелецкого (3), и что Остролучские церкви входили тогда в район Остерского уезда, Киевского Наместничества. Кроме статистических данных, ведомость устанавливает еще родственные и личные отношения членов причта всех церквей Протопопии, а потому может служить важным подспорьем при собирании сведений для летописей о духовенстве церквей Баришевской Протопопии, последней четверти 18-го столетия.

Из указов, непосредственно относящихся к причтам Остролучских церквей, мало сохранилось, особенно 18-го и первой половины 19-го столетий, да и те своим содержанием не дают для летописи ничего интересного, за исключением двух, из коих содержание одного, от 19-го июля 1804 г., за № 1829-м, по делу священника Старо-Николаевской церкви Василия Лузанова об утрате метрических и других актовых книг, упомянуто в отделе церковного архива той церкви. Другой указ от 18-го августа 1771 года, за № 646-м, из духовной Епископии Переяславской консистории, за время от Преосвященного Иова Епископа Переяславского и Бориспольского, подписанный Катедральным Наместником Иеромонахом Германом, Успенским Настоятелем иереем Иоанном и Канцеляристом Стефаном Симоновичем, приписывает Остролучскому священнику Иоанну Соколовскому проживающих в селе Остролучье пленных двух Турков Магометан,

134

по оглашении, крестить в православную веру Греко-российской церкви, о чем подано было ими прошение через Преосвященного Иова "на всевысочайшее Ея Императорскаго Величества имя" 12 августа. Указанное предписание исполнено, о чем гласит следующая подпись на сем же указе: "Сей указ получен августа 20 д., с коего числа означение в указе Турки закона Божия обучались до сентября 4-го а четвертаго числа мужеска пола Гали наименованнаго Константином да женска пола Гайму именована Екатериною (крещены — нужно предполагать, но этого слова нет), о чем в духовную консисторию отрепортовано. Священник Троецкия Остролуцкия Иоанн Афанасиев (Соколовский)". Остались ли эти Турки в Остролучьи, какая их дальнейшая судьба — никаких сведений и преданий не сохранилось.

Из окружных благочиннических предложений мало оказалось в наличности, а непосредственно относящихся к местному Остролучскому причту отыскалось только одно — благочинного Протоиерея Дубнякова, от 17 марта 1829 г., за № 51-м, со справкой о 1500 рублях, пожертвованных на починку Троицкой церкви и неизвестно где хранящихся. Как выяснилось, и чем окончилось это дело — неизвестно, но по содержанию предложения есть основание предполагать, что оно возбуждено помещиком Ст. Петр. Ильяшенком, подозревавшим в утайке сих денег Помещику Екатерину Петровну Иваненкову, по второму мужу Лаузберг. Кем именно и когда пожертвованы деньги, не видно, только священник оказывается как бы ответственным лицом, и с него требовалось объяснение. Судя по времени предложения (1829 г.), совпадающего с временем постройки Ново-Николаевского храма, можно предполагать, что деньги 1500 р. "уложены" на его постройку, за что и был недоволен Г. Ильяшенко, защищая ин-

135

тересы Троицкого храма, в приходе коего он находился, который в это время, как видно из описи 1827 г., сильно нуждался в ремонтировке "как снаружи, так и внутри"; отсюда и возникло дело, потребовавшее разъяснения со стороны священника.

Отысканные избирательные приговоры приходского Попечительства свидетельствуюсь о его существовании с 1865 по 1874 годы лишь на бумаге, об активной же его деятельности, например: о заседаниях, посуждениях, журнальных постановлениях, условиях и пр. — не сохранилось никаких письменных следов. Напротив, при договоре подрядчика для ремонтировки церкви в 1874 году, условие заключают сами прихожане без всякого упоминания о попечительстве, которое спустя девять лет, как видно, прекратило и свое номинальное существование, не оставив по себе никаких актовых следов, кроме приговоров. К слову, впрочем, нужно сказать, что не одно только Остролучское Попечительство имело такую печальную мольбу, но и во многих приходах Полтавской епархии того времени спешно открывались попечительства и быстро закрывались. То было своего рода увлечение времени, когда, после утверждения 20-го августа 1864 года правил о положении Приходских Попечительств, с жаром принялись открывать их, возлагая блестящие надежды на плодотворную их деятельность, как в пользу храмов так и, более всего, в обеспечение приходского духовенства. Так, по крайней мере, рассчитывало образовавшееся тогда "особое временное Присутствие по делам обеспечения Православного Духовенства", нарочито с этой целью и выработавшее "правила Положений о приходских Попечительствах", но, к прискорбию, разочаровалось. Редко в каких приходах попечительство привилось, благодаря добросовестности честных, благоразумных деятелей, правильно понявших обязанности его

136

и сумевших своевременно упрочить его существование собственными источниками содержания. Многие же другие, наоборот, не прибегая к добыванию собственных, непосредственных материальных средств в пользу причта, набросились на церковные суммы, кошельковые сборы, а иные коснулись даже церковных и ружных земель, что все и без их участия давало свою доходность. Отсюда, естественно, возникали недоразумения, споры, жалобы, тяжебные процессы, и результатом было то, что таковые Попечительства закрывались быстро по их открытии, почему и окрестили их тогда "мертворожденными".

Случайно сохранившаяся частная записка приходского священника к помещикам заслуживает внимания, чтобы содержание ее привести дословно: "Высокороднейшие и Высокомилостивейшие Господа Григорий Михайлович и Катерина Петровна. Поздравляю Вас праздником и желаю вам весело оной провести с полностию здравия и благополучия; при сем прошу вас всепокорнейше меня оправдить и от напасти избавить, чтобы без вас в случай незадавили у какой хате пустке, потому что впредь я видел, как попов давлять за правду: поставлять над шеею какого нибудь пьяницу и он то говорит, то кричит, то спевает, то на драку подводит упорными словами. Прошу! всепокорнейше поспешить сами когда издюжаете, а за сим и остаюсь в: в: с: и Богомолец Иоан Соколовский". Не отмечено года, но по именному обращению, по времени священствования автора записки (1809-1834 г.) и смерти Григория Михайловича (Иваненко 1822 г.), приблизительно нужно отнести дату приведенной записки к концу 10-х годов 19-го столетия. Записка эта снимает завесу прошлого и обнажает перед нами ту горько-возмутительную драму, "как попов давили за правду", что видел сам автор записки, и естественно: он здесь родился, вырос

137

и унаследовал приход от отца Александра. Кто же это за властелин, от постыдного поругания коего священник просит Господ защитить? Это другой помещик С. П. И.... получивший по жене (роду Иваненко) часть Остролучского имения, о котором в народе сохранилось предание, как о человеке жестоком и безжалостном: он беспощадно засекал до смерти своих крестьян. В разговоре со мной, помещица В. Г. Б...ва, вспоминая И....ко, передавала, буд то он даже высек священника.

А вот, спустя каких-нибудь тридцать лет, другое дело, сохранившееся в том же архиве, уже совершенно иного характера: не у помещика священник ищет защиты от нападений и притеснений, но у Епархиального Начальства. 1856 года 27-го апр. Остролучский помещик, дворянин И. И. Б....в (племянник по сестре Карла Ивановича Лаузберга — строителя храма) подал жалобу Преосвященному Полтавскому Нафанаилу, в которой обвиняет своего приходского священника о. В. С. в том, что "в страстную пятницу, 13-го Апреля, когда, при выносе Св. Плащаницы из алтаря, он подошел принять плащаницу для обнесения, священник не допустил, не смотря на троекратную попытку, говоря "подите прочь" и тем оскорбил его. Этому оскорблению, пишет он, предшествовали другие неприятности постепенно усиливавшиеся, но изложением их не смеет беспокоить Его Преосвященство, а представляет "причины вызвавшия негодование священника" против него. Причинами негодования выставляет нетрезвую жизнь священника, стяжательность: "принуждает крестьян ходить к нему бесплатно на работу, делает на них различные налоги, смотря по временам года, а также за обряды и таинства, хотя доходы его вдвое более других священников"; "мстительный"; ослушников его приказаний наказывает лишением обрядов

138

и отлучением от Исповеди и Св. причастия; а более всего преследует тех, которые не соглашаются скрывать его своевольных поступков, клонящихся к его пользе, а к убытку помещика". "Не уважает церковь и нерадит о ее пользе, на церковь смотрит, как на свой произвол, а на обряды и Св. таинства, как на средства к достоянию выгод"; "заботясь о крестьянах он, Б.., не мог не иметь частных столкновений с священником, которые и вызвали его недовольство, потом злобу дошедшую до того, что священник во время служения не только не смотрит, но и не кадит в ту сторону, где он стоит"... На прошение резолюция Преосвященного 30 апр. 1856 г. последовала такая: "Местному Благочинному поручить сделать удостоверение и представить". По требованию Благочинного, от 7-го ноября (1856 г.) за № 100-м, Свящ. В. С...кий дает такое объяснение: "1., .... По рукоположении в село Остролучье в 1834-м году, на одном месте и поныне нахожусь священником, никаких не имел за старых Владельцев неудовольствий, и не утруждали ни Владельцы ни я Епархиального начальства никакими неприятностями и недовольствиями; жили мирно, согласно, по заповедям Господним, друг друга тяготы носили и исполняли закон Христов, — Добрейшие Владельцы вспомагали всем для меня, крестьянам Своим они приказывали во всякое время пособлять мне, ружную землю, отведенную в Бозе Почивающим Лаузбергом, прихожане обработывали, сенокос скашивали, сено перевозили в дом мой. Словом сказать: можно было без нужды жить, — крестьяне никакой обременительности не имели".

"2., В 1852-м году Благодетельнейший мой помещик Карл Иванович Лаузберг представился из сей жизни в Будущую, да будет ему со святыми вечна память, за умертвием Его разделено имение на 6-ть частей, в числе протчих наследников и дворянин

139

И. Б....в вступил в распоряжение, по доверености матери Его имением и по чрезмерному корыстолюбию отнял не только удоставшихся ему крестьян принадлежавшия до вступления Его им участки, до того, что многие из них лишаются даже дневнаго пропитания, но отнял и ружной сенокос, в пользовании моем со времени моего священства состоявший, об отнятии какова сенокоса взнесен бывшим Благочинным Протоиереем Григорием Рябчевским рапорт мой в Подлиннике в Полтавскую Духовную Консисторию от 12-го октября сего года, о каковом Его Б....ка корыстолюбывом и обидном для Его же крестьян, и для меня Богопротивном приражении, неоднократно приблагопристойных случаях по иерейской моей обязанности делал напоминания и просил как для крестьян Его прихожан моих и для меня пощады и благоуважения, но самолюбивое корыстолюбие Его: все мои увещания остались с презрением отрынуты.

"3., Как же при выносе мною из Св. Олтаря Плащаницы предварительно с благоговением пристули, и прикоснулись к Святыни добросовестный прыхожанин Помещик до 70-ти лет ротмистр и кавалер с сыном Его В. И....ки и два знаменитейшие Военные чиновники, так что для Г. Б....ка неоставалось места, и он при обносе Плащаницы, невольно своими ногами касался бы к запяткам ног моих, или прочих, то я действительно в возчувствование его самолюбия корыстолюбия и Богопротивного прытеснения бедных Его крестьян, и меня, миролюбно сказал: "вам уже здесь места нет", в следствие чего Мстительность Его понудила взнести Его Преотвященству вышепрописанную жалобу на меня, с обидними для меня и вовсе несправедливыми посторонностями".

"4., Опровергая обвинение в нетрезвой жизни о. В. говорит, что "с нетрезвенною жизнию опустело

140

бы его домостроительство, и не мог бы он доставыть необходимаго содержания и благопристойного воспитания Семырех детей"..., что "в приходе кроме Помещичьих крестьян бедных, с кем же вел бы нетрезвую жизнь." На поминовения, и для крещения младенцев, со времени священства своего по домам не ходил". Против обвинения его в том, что во зло употребляет свою духовную власть, священник далее пишет: "Ревнуя Божиим заповедям и Пастырскому Увещанию советовал при исповеди благовременно, а иногда и безвременно дабы не притеснял других и оставя чрезмерное с Высокомерием Корыстолюбие, презрел временное излышнее пристрастие к тленному обогащению и запасался бы поочередной (вероятно — "по очевидной") слабости Его здоровья благотворительностию к наследию блаженства в вечности. И что некоторых крестьян вовся незнающих молитвы Господней и неявляющихся в церковь Божию, по должности Иерейской при исповеди увещеваю и явных грешников заставлял в церкви стоять на "коленах, или же положить несколько поклонов в назыдание прочих прихожан, все то кажется мне не есть злоупотребление духовной власти, а присяжная моя обязанность?"

5., Дворянин Б....к пишет что я крестьян Его принуждал ходить ко мне на работу, По иерейской совести скажу что просил а непринуждал ходить ко мне на работу, и за то если из добросовестных прихожан удовлетворяли мои прошения получали благословенную мою благодарность"

"О всем же проччем изложенном Г. Б...м в его жалобе, ненахожу надобности далее объясняться, тем паче что Ваше Высокопревелебие изволили делать обо мне Повальный обыск, по коему без присутствия родного брата Жалобщика Б....ка прихожаны мои могли бы опра-

141

вдать мою невинность, в присутствии же Б....ка страха ради быть может сказали и небывалое. В заключение же сего моего объявления честь имею Вашему Высокопревелебию доложить, что жалобщик Б....к (в Августе месяце сего года Господу Богу было угодно прыкратыть жизнь его) чрез свой капризный користолюбивый и прочый характер, от чахотки умер, да будет ему вечная память". Не умри Б...., неизвестно, чем окончилось бы для священника жалоба, но, благодаря скорой его смерти, дело прекратилось, и о. В. благополучно просвященствовал до 1865 года и умер в преклонной старости.

Какими подчас доходными статьями наделялись церкви старого, прошлого времени, показывает следующая сохранившаяся заметка, написанная на четвертушке листа. "Реест сколько по умертвии Асавуленкого сина Дениса вещей на людях жита, и прочого: имеется, что на церков Николскую Остролуцкую отданно подсим значится: 767 года ноября 25 дня. Тимош-Браташ визичал четверик жита суговором всякаго года давать сверх визыченнаго чвертку жита а назад тому пятый уже год итак всего Браташ должен жита два четверика с чверткою. Куценки потому ж уговору должни всего спроцентом три четверика. У Петра тож четверик один. У Ивана Гаращенка что живет за пазиводою полтора четверика. уюска журавля 4 четверика ................ (пропущены неразборчивые слова) вериченко иван должен денег два рубли а третяго неналежнови правил Остап счушнявскаго инадобность. Его дениса покойного сутанею собственной Байбарак впяти полтинах ценою и пояс шовковой цена рубль. Остап Пушня напрасно взял за то че: золотых всего жита на людях 11 четвериков 3 чв. денег шесть рублей а десять копеек имеется. На Омелку Борису Христиченных денег мне Омелком должних 11". Подписи нет и неизвестно,

142

кому поручено взыскание, и взыскано ли по сему реестру описанное в церковь.

На тетрадке, в которую вписаны "Некоторыя форми потребныя для сочинения в пред Будущие годи вписанные в 1716-м году", на оборотной стороне первого листа имеются следующие заметки: "1814 года Генваря 21-го чисел в ступило 40 человек солдат в село Остролучье полку витебскаго. 24-го против 25-го чисел вступили и ночевали шесть рот полку нижегородскаго." против 26-го в ступило пять рот полку орловскаго сим и раздох был" "27-го против 28-го сем рот в ступило того ж Генваря полку Егерскаго." По этим заметкам видно, что после Наполеоновских войн чрез Остролучье переходили солдаты, возвращавшиеся к месту своего назначения.

Ниже прописанных заметок внесено содержание указа Полт. Д. консистории от 15-го мая 1812 года, предписывающего не совершать браков в избах.

20. Церковная библиотека.

По каталогу, составленному в 1902 году, все имеющиеся в церковной библиотеке книги, по приведении в известность, рассортированы и распределены по своему содержанию на 12-ть следующих отделов:

1-й "Богослужебные книги, числом всех с акафистами, отдельными службами, молебными и нотными книгами, 111 экземпляров. Круг богослужебных книг оч. достаточный.

2-й Книги священного писания, 6 названий, 9 экзем. в числе таковых: Библия славянская и в русском переводе, некоторые ветхозаветные книги отдельно на русском языке и проч.

3-й Творение Св. отцев, 8-м назв. и экземпляров, в число коих входят: Св. Иоанна Златоустого, Преп. Ефрема Сирина, Григория Двоеслова, Блаженного Петра

143

Хрисолога и собрание поучений других Св. отцев церкви.

4-й Священно-исторические и жития святых, 20 названий, 28 экземп.; между сими книгами имеются: Земная жизнь Господа нашего Иисуса Христа. Орды. Жизнь Пресвятые Богородицы, Училище благочестия, Четьи-минеи в рус. переводе 4 книги и др. отдельные жития святых.

5-й Догматические и нравственно-религиозные, 33 назв., 37 экземп. с брошюрами, между ними числятся: Православное исповедание Кафолической и Апостольской церкви Восточной, Православное Нравственное богословие, загробная жизнь и т. д.

6-й Проповеднический отдел 29 назв., 39 экземп.; сюда входят: Поучения Протоиерея Путяты, Архиепископа Полтавс. Иоанна, Гедеона Архиепископа Полтавс. Никанора Архиепископа Херсонского, Димитрия Архиепископа тоже Херсонского, Павла Кишиневского Архиепископа, Св. Данкевича, Дьяченко и др.

7-й Брошюры религиозно-нравственного содержания, 40 назв. и 413 листков, между коими имеются: Душеполезное чтение, Архиепис. Димитрия, Павла Никольского, Троицкие, Киевские и др. листки.

8-й Исторический отдел 31 назв., 47 экз: вмещающий в себе исторические сказания и описания разных монастырей, обителей, церквей, разных местностей, особенно Полтавской губернии, некрологи Преосвященных и проч.

9-й Книги законоведения, 7 наз. 8 экзем., между коими: Полное собрание постановлений и распоряжений по ведомству Православного исповедания Российской империи, Устав Духовных Консисторий, практическое руководство для священнослужителей. Нечаева, Церковное хозяйство Чижевского и др.

144

10-й Разнородные, 25 назв. 72 экз. Самое название показывает, что сюда внесены все те книги и брошюры, которые по своему содержанию не подходили ни к одному из поименованных отделов.

11-й Духовные журналы, как-то: Духовная беседа, Церковная Летопись 1862 г., Странник с 1866 г. по 1869-й годы, Миссионерское Обозрение, Полтавские Епархиальные ведомости с 1863 г. по текущий и Церковные Ведомости за все годы изданий.

12-й Актовые книги, но о них сказано уже в отделе о церковном архиве. За исключением Богослужебных книг, всех их с журналами и брошюрами сосчитано по каталогу 195-т назв. 560 экземпляров. Из одного исчисления книг, имеющихся в церковной библиотеке, можно видеть, что она своим содержанием может достаточно удовлетворять любознательность грамотных, читающих прихожан, были бы только у них охота и жажда к чтению нравоучительных и назидательных книг для христианского просвещения своего ума и сердца. Нельзя пожаловаться: есть таковые, но не в таком количестве, какого было бы желательно сравнительно с численностью населения прихода. Книжки, особенно брошюры, листки из отдела религиозно-нравственных, житий святых, берут для чтения преимущественно учащиеся, окончившие шкоду и выбывшие вообще из молодого возраста, а из великовозрастных и пожилых очень мало желающих. Самая большая выдача книг для чтения, как замечено, бывает в Филиппов пост, в Рождественский мясоед, на масляной, в В. пост до Фоминой недели, а иногда и до Вознесения, если Пасха ранняя; в остальное время года очень редко являются желающие: с началом летних работ до поздней осени и малым детям в семье найдется подходящая работа по сельскому хозяйству. Всех, пользующихся церковной библиотекой, за год начтется до

145

100-та душ; по выдаче книг ведется запись: когда, кому, что дано и когда возвращают. Подспорьем церковной библиотеке служат школьные — земской и церковной школ, откуда любители чтения тоже пользуются выдачей книг. Охота к чтению с каждым годом видимо развивается, что подтверждается тем фактом, что при раздаче Палестинских листков, на чтениях о св. земле в В. пост, очень редко удовлетворяешь всех желающих, хотя запас их всегда достаточный. Так хорошо шло дело до 1905 года.

Между книгами церковной библиотеки заслуживают особенного внимания, как археологическая древность, достопримечательная своей типичной оригинальностью, книжка "Поминык", 1670 г., и другая книга, озаглавленная "Богородице Дево", 1707 года, о коих следует сказать более детально и обстоятельно. Книжка "Поминык" в полулист, обложенная бумажными склеенными "палятурками", самого примитивного домашнего художества. На первом обвертном листе нарисован по средине большой круг, в центре его малого диаметра печатным шрифтом написаны слова: "Коло В мере превращает Добра и зла умножает", в узкой полоске следующего большого круга написаны по порядку числа 1, 2, 3... и т. д. до 32-х с инициалами над ними: В. 3. С. Ю; в широкой полосе следующего за ним круга, разделенного радиусами на шесть частей, написано: "Идут минуты, Бьют часы, Текут лета, Вскоре жизнь наша исчезает, аки пена В море". За сим еще узкий круг, еще больше увеличивающий его диаметр с такими словами: "Как коло круга своего (два следующих слова не разобрал) бегство прекращает, так жизнь наша бежит, А смерть настигает". В самом крайнем узком круге написаны числа от 1-го до 12-ти, показывающие, вероятно, месяцы года. Вверху этого среднего круга нарисованы, три малых (круга) и четвертый

146

рядом больший, со словами: в первом "смерть", во втором "Суд", в третьем "Геена", а в четвертом "Царство Небесное"; под ними написано: "Человече, потщися сих трех избежати да возможеши в четвертом пребывати". Под низом среднего круга, опять три кружка с надписью: "А" "Яко имам умрети, "Б" "Не вем где тамо обращуся"; над ними слова. "Три вещи содержат мя печаль века сего", а внизу — "Бойся Кто над тобою". На обороте сего листка написано сокращенной под титлами рукописью воззвание к читателю следующего содержания: "Боголюбивый читателю". Смяннем (верно "вспомянем" житие наше: Каковому употребим примерию чим может жизнь нашу маловременную обрадовать Еже ли посмотрим в песни Царственнаго Давида и там говорит: тысяща лет пред очима Твоима Господи яко день вчеряшний иже мимо иде и стража нощная, утро яко трава мимо идет и прейдет на вечер ожестеет и изсохнет. Смотрите чим уподобляе житие наше: травою изсохшею. Скажем; а другие имеют злато и серебро и рабов множество: посмотрим что з сего персть и пепел; да и создана наша красота обратилась в безобразие и неимение вида, довольно сие видаем: вчера беседует, а тут внезапу найшедши час смертний вся потребляет; о жизнь наша безславна о век наш маловременный. Что ж боголюбивий читатель лутше: в жизни сей обманной и подобной по Давиду траве изсохшей возлежать, или вечную Благословением радость ею оно не веде и ухо не слыша и на сердце человеку не изыде, думаю разве каменной той будет, которой серцем не повеселеет о той радости, радостию же тою сладкою для той некончаемой какую можем получить; апостола Павла испросем, там найдем: молетеся друг за друга да исцелите. Итого, читателю Христолюбивий, не оставляй молиться: поминай наставники, котории бдят о душах ваших да сего жития беднаго пришедша получим наследие в жизни нескончаемой".

147

На втором листе между двух столбиков, срисованых виньеткой, написано печатной славянской, сокращенной, рукописью: "Поминык церкви Святителя Христова Николая Остролуцкаго списася в року Божого X. О, (1670) 3 Мця февруария 17 дня. А обновися застаранием Священноиерем Иоанном Грасамовичем Остролуцким в року 1715 мця февруария 9 д". Ниже в пробеле основания столбиков, тоже печатно написано: "Сий сборник переписал поп Корнеевский". Вверху столбиков в круге срисован бюст Божьей Матери с Богомладенцем, оттененный красками; в углах два ангела. Все изображения и рисунки с надписями, обведенными удлиненным узким четырехугольником виньеткой. На обороте сего второго листа изображен Ангел Божий-хранитель души, ведущий ее на небо к Богу, помещенный в широких, искусно срисованных рамках. На третьем листе рисунок Пресвятые Тройцы, в широкой виньетке печатными написано: "Сынодик", а дальше заупокойная литийная с словами "Помяни Господи"; начинается ряд записей с обозначением на отдельных полях рода: "Упись" такого-то, но первоначально: Святейших Патриархов (Синода нет), царей, цариц, Митрополита такого-то, Архиепископа и пр. На полях сей записи нарисован Архиерей. Есть "Упись" отдельно: иереев, иеромонахов, монахов, а дальше следуют записи. Видно, Синодик Остролучской Николаевской церкви пользовался популярностью потому, что в него вошли записи, кроме местных иереев, многих постороних: "отца Григория Протоиерея Максимовича Барышевского", "Протоиерея Стефана Прохоровича" (Войтовского), "иерея Иоанна Презвитера Русановскаго", "Священноиерея Феодора Микитовича Корнеевскаго", "священноиерея Самуила Спаского Викария Баришевскаго" Род смиренного Иеромонаха Евфрема Прокопова Речицкаго, Лавры Киево-печерския законника, списана Анно

148

1731 новембра 4:" в них записано имя "Игумена Илариона Ректора Брацкаго", а на полях: "Преставися 1731 г. Ректор Братц.", отца Феодора Лукашевского, священноиерея Петра Недрынского, с прописанием, года, мца и числа (1725 г. 17 янв.), честной г-же Гумении Марии Магдалине, монаха Арсения Уласовича законника Лебединского. Много есть "уписей" светских родов: Пана Афендика, пана Войцы-сербина, пана Сулимы, Островского и много других, и благородных и простых, своих и сторонних. Многочисленной записью Синодик сохранил память о многих, в том числе об иереях и дьяках села Остролучья, и тем послужит благодарным подспорьем при восстановлении ряда служащего местного духовенства, особенно церкви Старо-Николаевской; по нему восстанавливается и время существования самого сего храма.

Другая книга "Богородице Диво", величиной в лист, толстая, в кожаном переплете, в корешке разбита и повреждена молью. На обороте верхней "палятурки" такая надпись: "Сия книга Ивана Мартиновича Господина Куклярского, а кто сию книгу ма собе украсты, тот сем год будет свиней да собак пасты". На заглавном листе в пробеле продолговатого четыре угольника пропечатаны следующие слова: "Богородице Дево". "Книга наречена от Тройцы Пресвятыя пред веки сложенна Ангел благовествующ изрече подлети, Деве в честь, себе в пользу изволи всяк воспети, похвалне от писаний святых расширися, Рифмами з святых отец тщательно сложися. Ясне в Богу Преосвященным Его милостие Господином отцем Иоанном Максимовичем Архиереем Чернигорским Новгородским и всего севера в типографии Свото-Троицкой: или Черниговской Архиепископии при Всечестнем отци Архимандрите тояж святой обители Варлааму Базилевичу. Издания в лето от воплощения Сына Бо-

149

жия 1707: Мца Августа дня 13". Надпись сия окружена, в виде виньетки, многими изображениями: Вверху Божия Матерь во весь рост, стоящая на луне, одеяна и преукрашена с предстоящими по сторонам двумя шестокрилатыми Серафимами, Глава окружена двенадцатью звездами, над коими буквы I. Н. Ц. I. Сверху и по бокам на лентах надпись: "Порока несть в Тебе" (песнь песней). "Вся красная еси Жена облечена в солнце и Луна подногами Ея и на главе Ея венец от звезд" (Апок. 12 г. I). Выше над Божьей Матерью трубят три крылатых ангела с надписью над ними. "Вострубите на нов. мц трубою в знаменитый день Праздника вашего" (Пс. 11.I.) В самом верху — Св. Тройца в виде трех ангелов с крестами в руках, сидящих за трапезным столом, Явление Бога Аврааму в виде трех странников); над ними слова: "Господь во гласе трубнем" (Пс. 46); в углах — головки Серафимов с сходящими из уст их как бы пламенем и словами. "Имеяй уши слышати, да слышит." Параллельно с Божьей Матерью, с правой стороны, Св. Праведный Иоаким, на плече коего посох с большой спереди виноградной кистью, с надписью вверху: "И урезаша от туку Гроздь". (Чис. гл. 131,) в правой руке его сосуд накрытый, со словами сбоку: "Сосуд весь чисть" (Прор. Исаия) с левой стороны Божьей Матери Св. Прав. Анна с горящим светильником в левой руке и надписью вверху: "Уготоваша светильник помазанному моему" (Пс. 137); в правой руке сосуд, из коего выливается жидкость с надписью: "Из нея же истече мед и млеко Яко Богородица". По обеим сторонам среднего четырехугольника размещены бюсты святых со словами над ними: "Праведницы просветятся яко солнце в царствии Отца их" (Мат. 54), в таком порядке: На правой стороне Ап. Петр и Павел, с символическим между ними изображением рыбы, под ними Св. Вел. мучен.

150

Димитрий и вел. муч. Георгий, между ними рак, ниже Вел. муч. Параскева и Вел. муч. Варвара, между ними Апокалипсическое изображение жены, сидящей на облаке с венцом на главе, под ней человек, дальше вниз святители: Василий Великий, Григорий Богослов и Иоанн Златоуст; под ними Св. князь Владимир и Равноапост. царь Константин, с изображением между ними коровы, ниже их — Свв. Бессребрен. Косма и Дамиан, между ними — рак, под ними — Преп. Антоний Печерский и надпись: "Приидите ко Мне вси труждающия" (Мат. зач. 43). По левой стороне заглавия: Св. Иоанн Креститель и Прор. Илия, между ними агнец; под ними Св. Архидиакон Стефан и Вел. м. Федор Стратилат, между ними весы; ниже их — Преп. Параскева и Мария Египетская, между ними лев, под ними — Св. Ап. Иоанн Богослов, Святит. Николай и Св. Григорий Неокесар., ниже их Свв. Благовер. князи и Страст-цы Борис и Глеб с близнецами между ними; под ними Св. Алексий человек Божий и Свят. Александр, между ними — стрелец, а под ними Преп. Феодосий Печерский с надписью: "Благий рабе, вниди в радость Господа твоего" (цит. оторван). Под заглавием, внизу всех поименованных святых, помещен рисунок на подобие радуги столбом по средине, повитым виноградным растением; по сторонам, как бы в саду, два преподобных: из них один справа, наклонившись с лопатой в руках, раскапывает землю, с надписью: "Ищите и обрящете" (Мф.), а другой — слева, с четками в левой руке и посохом в правой, в положении молящегося со слезами, с надписью: "Сеющии слезами, радостию пожнуть" (Пс. 123). Над всей радугой на ленте слова: "Дождь волен отлучити Боже достоянию Твоему (Пс. 67), а внизу — "И процвете яко крин". Вне радуги справа — Ангел с лопатой в руках, как бы очищающий гумно, слева тоже было изображение, но

151

сорвалось; может быть, под ним были и слова, но все это источено молью. Множество рисунков на одном полулисте само собой показывает, что все изображения представлены в миниатюрном виде. На обороте (сего) заглавного листа напечатаны пророческие и похвальные слова в честь Богородицы из псалтыри, Ев. Луки и сына Сираха, а к концу — четверостишие, сочиненное самим автором книги такого содержания: "Песнь Богородици, Небесной Царици: от Бога посланна. Ангелом реченна; Рифмами сложися. В пользу разширися, Доброхотне чтете: Марию славете". Вся книга сочинена стихами в рифмы. Предваряется двумя предисловиями, из коих в первом (9 л.), воздавая славословие Божьей Матери "Над всех святых Святейшей, Преблагословенней"... "Взбраной воеводе".., автор прославляет, между прочим, Царя Петра, как добрую отрасль царствующего дома и доблестного победителя врагов Христианских. В конце поскрипт: "Вашего Царскаго Пресветлаго Величества всеусердный Богомолец нижайший раб Иоанн Максимович Архиепископ Черниговский и Новгорода Северскаго". По содержанию сего предисловия можно предполагать, что автор книгу свою представлял на благовоззрение Петра Великого. Во втором предисловии (9 л.), испрашивая помощи словами: "Богородице, приими се приношение, Сотвори недостойному мне поможение".., автор объясняет, почему избрал для прославления Божьей Матери молитву "Богороде Дево"... и почему делит на девять частей — отделов: по числу 9-ти чинов ангельских, восхваляющих Ее. Каждому отделу, по содержанию прилагаемого рисунка, предпосылает объяснение, или хваление, или благодарение и моление, и только в один лист, но в двух частях. В содержании 9-ти отделов, слова молитвы "Богороде Дево"..., которая так читается: "Богородице Дево радуйся Обрадованная Марие, Господь с Тобою,

152

Благословенна Ты в женах, и благослонен плод чрева Твоего, яко родила еси Христа Спаса, Избавителя душам нашим"., разделены таким образом: 1-й отд. "Богородице" (18 л.), 2-й "Дево" (24 л.), 3-й "Радуйся" (21 л.), 4-й "Обрадованная" (25 л.), 5-й "Марие" (32 л.), 6-й "Господь с Тобою" (44 л.), 7-й "Благословена Ты в женах" (21 л.), 8-й "И благословен плод чрева Твоего" (17 л.), 9-й "Яко родила еси Христа Спаса Избавителя душам нашим" (43 л.). В конце каждого отдела сообщается одно из чудес Божьей Матери, преимущественно Черниговской Чудотворной Ее иконы, с обозначением года, и потом из него выводится подходящее нравоучение, всего на один лист. В заключительном эпилоге, упомянув о трех раньше написанных им книгах: "Зерцал двоих" и "Алфавита", автор просит принять составленную как три предыдущие, так и четвертую "Богородице Дево радуйся", с обещанием сообщить все известные чудеса Божьей Матери, которые непосредственно за сим и изложены — числом всего 30-ть, чем и заканчивается книга.

Изменение конца молитвы, вместо: "Яко Спаса родила еси душ наших", как читаем в наших богослужебных книгах, — словами "яко родила еси Христа Спаса, Избавителя душам нашим", дает повод заметит, что именно такими словами заканчивают эту молитву большая часть местных неграмотных простолюдинов, по устной передаче отца, матери, в свое время наученных по преданию от неграмотных предков.

21. Священники Остролучского Св. Троицкого храма.

До начала 18-го столетия никаких официальных сведений, даже частных письменных записок, не сохра-

153

нилось о священно-церковно-служителях сего храма, по коим можно было бы составить хотя бы слабое представление о тех духовных лицах, которые на протяжении целого 17-го столетия преемственно проходили церковное служение в степенях своей должности. По описи сей церкви 1827 года, в отделе о священниках служивших в ней, сохранилась следующая запись. "Д. Первоначальные в сем селении Остролучия при Троицкой церкви 1-й священнык Афанасий Яковлев сын Соколовский с 1716 года до 1770 — в котором Году и помер". Итак фактически становится известным:

1-й Священник Афанасий Иаковлев Соколовский, о котором хотя в описи означено, что "помер 1770 года", но прописанная дата оказывается неправильною, так как в Архиерейской эпитрахильной грамоте, выданной по делу сына его Священника Иоанна Соколовского, сказано точно, что отец его священник Афанасий Соколовский умер "23 Генваря 1753 года".

Кто был его предшественник, никаких верных указаний не имеются, но возможно предположить его отца Иакова, так как в Синодик 1670-1725 г. записано имя "иерея Иакова," какового имени в нисходящей их линии не было.

Кроме отца Иакова, в роду Соколовских был еще ерей Феодор, время священства коего неизвестно, но о нем упоминается в Исповедной росписи Св. Троицкой церкви 1760 года, где значится пономарь сей церкви Самуил Федоров (сын О. Федора Соколовского здешнего священника) 32 л. Слово "здешнего" не обозначаете точно времени его служения, а только место священства. И если теперь отвести время, начиная с 1616 года священствования, точно известным лицам Афанасию, Иоанну и следующим за ними преемникам, то о. Иоакову и о. Феодору Соколовским остается отвести

154

период конца 17-го и первые годы 18 столетия. Больше о них никаких сведений не сохранилось.

Отыскано указание еще на одного священника, служившего в Остролуцком храме, упоминаемого в Ведомости о школах и учениках священно-причетнических детей, при доме Архиерея Переяславского обретающихся, 1744 г., в которой по школе Синтаксиса отмечен: "Села Остролуча ц. Троецкой священника бывшего Димитрия сын Артем Левицкий 16 л. 16 сент., обучен грамматике, обучается Синтаксису Понят." (Пол. Еп. Вед. 1890 г., № 20-й, ч. неофиц.) Таким образом оказывается, что, кроме Соколовских, был еще священник Димитрий Левицкий, служивший здесь очевидно, около 30 г. 18 века.

Обратимся к священникам, бывшим после о. Афанасия. В той же описи 1827 г. дальше о священниках пишется: "2-й по нем поступил священником на место сын его Иоанн Афанасиев (Соколовский) в 1718-м году — умер в 1776 году". В ведомости о школах при доме Архиерея Переяславского, 1755 г. (Пол. Еп. Вед. 1890 г., № 20-й) значится: "Села Остролучча церкви Троецкой священника Афанасия сын Иоанн Соколовский 23 л., пост. 17 сент., обучался поэтики, проходит Риторику. Туп. Певчим при кафедре Переясловской".

Следовательно, о. Иоанн сделался священником в конце 40 годов 18 века. Умер действительно в 1776 году, 50-ти лет от роду. В 1770 году в помощь ему поступил викарием родной брат его "пресвитер" о. Алексий Афанасиев Соколовский. По исповедной росписи 1775 года о. Иоанн отмечен духовником, а "первостоятелем" брат его Алексий.

3-м священником до описи (1827) записан о. Иоанн Соколовский, но таковым следует признать брата предместника о. Алексия Афанасиева Соколовского,

155

хотя, правда, прослужившего недолго, всего около 7-ми лет; с (1760-1771 гг.) он числился викарным при старшем брате о. Иоанна, потом, с 1772 года, определен "в наблюдение прихода Николскаго Остролуцкаго" (Исп. рос. села 1772 года), а в 1775 года пишется Первостоятелем Св. Троицкой церкви, а о. Александр (сын его брата о. Иоанна) — половинным при нем священником; так продолжалось до его смерти (+ 1777 г.)

4-й Священник Александр Соколовский — сын о. Иоанна, 28-ми лет; поступил с 1771 года половинным священником к отцу своему, потом дяде о. Алексию, а с 1777 года, по смерти обоих, остался один. Учился в Переяславской семинарии и окончил риторику (Вед. о церкви 1895 г.). По испов. росписи 1816 года отмечен заштатным, и в том же году 15-го мая умер 70-ти лет от роду, прослужив священником 45 л. (1771-1816 г.) При нем построен новый каменный Св. Троицкий храм в 1786 г., упразднен и уничтожен в 1805 году старый Св. Николаевский храм, и оба прихода соединились в один с одним священником. За его время, как видно по записям описи, много поступило пожертвований очень ценных между прочим, "серебрян. кадильница за старанием з разного збору", купленная священником Александром Соколовским за 27 р.

Из сего следует, что он был деятельный: заботился о благолепии храма, умел располагать Остролучских помещиков к пожертвованиям, собирая и сам частные жертвы на его благоукрашение. Он выхлопотал себе и утвердился в правах Потомственного Дворянства, на что получил и дворянскую грамоту.

Из сыновей его Иоанн был его преемником в Остролучье, Петр священствовал в с. Пилипчичах (Переясл. уезда), Матвей был священником в с. Бакумовке, Миргородск. уезда.

156

6-й священник о. Иоанн — сын и преемник о. Александра Соколовского. В ведомости о церкви за 1833-й год, в формуляре его записано: "Священник Иоанн Александров сын Соколовский вдов, 55-ти л. за окончанием в Полтавской семинарии курса философии был увольнен от оной и 1809 года 4-го декебря дня рукоположен во священника в село Остролучье к Троицкой церкви и грамоту ставленную за подписом Преосвященного Феофана Полтавского и Переяславского имеет, в должности не был отряжен, а только был определен указом надсматривать приход кроме своего в селе Паришкови в Ильинской церкви за умертвием священника при оной церкве, чрез три года и в 1819-м году февраля 20 числа получил бронзовой крест на Владимирской ленте за подписом Мефодия Епископа Полтавского и Переяславского". Прописанный формуляр относится к последнему году его действительной службы. С января сего (1833) года, судя по актам метрических книг, видно, что он стал часто недомогать, и требы за него разновременно и часто исполнялись священником с. Селища Иоанном Прокопиевым Трипольским; потом помогал еще безместный священник Матфей Соколовский (меньший брат о. Иоанна) до 24 апр. 1835 года, когда явился на приход вновь рукоположенный священник Василий Срибный, который все таки до 9-го июля совершал требы поочередно с о. Трипольским "заместителем" о. Иоанна С-го; и только с сего времени все акты писаны и подписаны одним отцом Срибным. Из этих данных следует заключить, что до 9-го июля 1834 г. Иоанн стоял еще на приходе, а потом вышел за штат и умер в 1841 г.

Ни наград, ни повышений по службе не имел, как видно из послужного списка его последнего (1838) служебного года. За время его служения начали строить новый каменный Николаевский храм, при нем и освящен

157

в 1836 г., только уже в бытность его за штатом. Хотя о. Иоанн был и за штатом 1834 г., но, пока был жив, Св. Троицкий приход в его лице не утрачивал своей самостоятельности и числился по Исповедным отдельно и только по смерти его слился в одно с Николаевским, открытым с года (1836) освящения сего храма. При нем поступило в св. Троицкую церковь, пожертвованное 1821 года, большое ценное Евангелие, Моск. печати 1815 г., Бондаренками, жителями г. Богуславля, ценою 113 р.; поступали и другие ценные жертвы.

Со смертью о. Иоанна (1841) прекращается непрерывный ряд священников из рода Соколовских, преемственно по наследию священствовавших в Остролучском Св. Троицком храме почти полтораста лет, а может быть, и более, если включить в счет годы священства о. Иакова, о. Феодора и других, бывших до 1716 года. С 1898 года снова появился в Остролучском приходе священник из рода тех же Соколовских, внук о. Иоанна, по линии его родного брата Петра, пишущий сию летопись, только уже не св. Троицкого упраздненного храма, а Николаевского.

22. Дьячки и пономари Св. Троицкого храма.

Сведения о причте составлены по справкам в исповедных росписях, в метрических, обыскных и приходо-расходных книгах, по коим становятся известными с 1760 года.

1-й дячок Павел Григориев Роспутной. По Исповедной 1760 г. ему означено 65 л.

Одновременно с ним того же 1760 года в исповедной прописан еще Иван Никифоров Поддячий. Отметка против его такова: "Бегу превратился". Кроме сего по описи 1760 года, в конце книги, за неграмотного ктитора, принимавшего по описи церковное имущество, Саввы Тарасенко "руку приложил дячок Иван Лавренов".

158

2-й дьячок Иоанн Феодоров Жуковский, бывший при сей же церкви пономарем с 1763 по 1770 год, а с сего года по 1784-й дьячком, семейные. При нем был поддячий Роман Кожановский с 1761 по 1783-й годы.

3-й дьячок Григорий Громов. 1783 года был при Жуковском поддячим, а с 1784 по 1800-й годы дьячком. С конца 1794 и по 1787-й [так в книге - Т.Б.] на дьячковском месте был бывший Русановский священник Михаил Стефановский. С 1800 года дьячок Громов и пономарь того времени Яков Самуилов Сокол (Соколовский) помещиком Иваненком закрепощены в крестьяне, и по 1830-й год не было штатных при церкви ни дьячка, ни пономаря, а должности их исполняли грамотные крестьяне, сперва те же Громов дьячковскую, а Сокол пономарскую; потом, дьячковскую должность исправлял сын Громова Стефан по 20-е декабря 1823 года и умер, а сын Якова Сокола Андрей — пономарскую по 26-е января 1821 года, когда и скончался, а на его место поступил Парфен Черныш. Последний из крестьян, исправляющей должность дьячка, был Назарий Григориев Марков, умерший 23 января 1836 г.

При таком положении причта, в Исповедных книгах с 1800 по 1835 годы между духовными лицами значился только священник с семейством, а дьячки и пономари не прописывались; отчетные ведомости были за подписью одного священника, а в метрических, обыскных и приходо-расходных книгах есть подписи исправляющих должности дьячка и пономаря из крестьян.

23. Причт Старо-Николаевского храма.

Если трудно было собирать сведения о лицах св. Троицкого причта, где все-таки сохранились хотя не-

159

которые письменные документы, то о причте Старо-Николаевского храма еще труднее и мало это осуществимо, так как при уничтожении вышеупомянутого храма все актовые книги и прочие письменные документы утеряны. Остается восстанавливать сведения о священниках и причетниках лишь при помощи сопоставлений, предположений.

По имеющимся частным записям и предположительным по ним выводам, становятся известными следующие священники: 1-й Священноиерей Герасим Остролуцкий. По дальнейшему исследованию — фамилия его Яновский.

В синодике Николаевской церкви 1670 г., обновленном 1725 года, занесена "упись" сего "Священно-иерея", в которой и записан первым "иерей Герасим", потом иерей Петр, который, быть может, и был его отцом; следовательно, в 1725 году о. Герасим был уже покойник. Время его священства, посему, отходит к прошлому, может быть, даже к последней четверти 17 стол. 2-й "Священно-иерей Иоанн Герасимов-Остролуцкий". Так именуется он в заглавии того же синодика, где записано: "А обновися (синодик) старанием священно-иереем Иоанном Герасимовым Остролуцким". Отсюда ясно, что, во-первых, он был сын о. Герасима, во-вторых, священство его восходить к 1725 г. безусловно, а можно отнести начало и к более ранним годам. Дальнейшие годы его священствования устанавливаются так. образом: на серебряной чаше 1740 года выбита такая надпись:" 1740 г. месяца октября 25 числа сей келех сооружался в церковь Святителя Христова Николая села Остролучча старанием отца Иоанна Герасимовича"... Дальше следует имя жертвователя. Потом, в Евангелии печати 1751 года, купленном 1753 года, внизу по листам сохранилась надпись: когда и кем пожертвовано, где между прочим, прописано:

160

"До храму Святителя Христова Николая в село Остролуч Священно действующую Иоанну Герасимову да Карпу Яновскому". Отсюда же следует, что о. Иоанн священствовал несомненно с 1725 по 1753-й годы, а предположительно, начало его служения может было и раньше, равно и конец его — позднее.

3-й Священник Карп Иоанов — Яновский — преемник и сын о. Иоанна, даже при нем (1753) начал и свою службу. Образование свое он получил в школе "при доме Архиерея Переяславского", где, по ведомости сей школы за 1742-й год, в числе учащихся значится "Села Остролучья ц. Николаевской попа Иоанна сын "Карп — Яновский, 16 л., пост. 6 сент., прошел синтаксис, проходил поэтику. Понят". "Полт. Еп. Ведом. 1890 г., № 16-й ч. неоф.

4-й Священник Василий Карпов Лузанов. По ведомости Барышевской протопопии 1784 года он отмечен при Остр. Николаевской церкви; 31 г. По Исповедной росписи, сохранившейся за 1794-й год записано так: "Священник Василий Карпов Лузанов, 42 л. С выбытием в 1805 году самый храм Николаевский, по ветхости, уничтожен, а приход его причислен к Св. Троицкому.

В синодике 1670 г. есть "уписи": Иерея Алексия, Иерея Евстафия Остролуцкого, почему можно думать, что они священствовали в Николаевской церкви, вероятно, в 17 в., но когда, какого рода и фамилии ничего не объяснив — остаются одни голые имена. Нельзя при сем не вспомнить и следующего факта. В книжке "Сведения о Полтавско-Переясловской епархии и ее Архипастырях", составленной Игуменом Полтавским (Полтава 1868 г.), сообщается, что Епископ Полтавский Мефодий Писнячевский = "священнический сын малороссийского села Остролучья Полтавской губернии Переяславского уезда, родился 1754 г." Откуда позаимствованы эти све-

161

дения, — о. Полиевкт не указывает, не упоминает и имени его отца. Остролучья другого нет не только в Переяславском уезде, но и во всей Полтавской епархии; следовательно, Епископ Мефодий, по-видимому, родился здесь, но к удивлению и к крайнему прискорбию, при самом тщательном разборе всех бумаг архива, не отыскалось нигде и самых темных намеков на фамилию Писнячевских, как будто бы ее здесь и не существовало.

О дьячках и пономарях сего храма, за отсутствием всяких указаний, остается сказать немного и кратко. По ведомости Барышевской протопопии 1784 г., при Николаевской Остр. церкви дьячком прописан Петр Карпов, умершего св. Карпа Лузанова сын 27 л.; служил он до 1794 г., а в сем году, по Исповедной в дьячковской должности значится Герасим Константиновский, 30 л. служил до закрытия самого храма и выбыл одновременно со св. Лузановым, а куда — неизвестно, и никаких сведений о нем больше не имеется. Пономарем с 1784 г. (вед. Бар. прот.) был Иван Григориев Трипольский, села Селища, сын умершего священника Трипольского, прослужил до времени закрытия храма. О всех предыдущих дьячках и пономарях нет никаких сведений, только в синодике есть "уписи" сперва "дьячка Феодора", "Василия Киселя дяка того часу будучого Остролуцкого" и "дяка Максима".

24. Священники Ново-Николаевского храма.

О священниках сего храма, более близких к нам по времени, архив церковный сообщает сведения более точные и обстоятельные, кое в чем дополняемые и народным преданием.

1-й священник Василий Мартынов Срибный, — сын служившего в кампании 1812 года, в казачьем ополчении сотенного есаула; 1828 г, марта 18-го принят

162

в духовное звание. 1829 г. апреля 30-го определен к Переяславской Преображенской церкви дьячком. 1830 г. июня 22-го рукоположен Преосвященнейшим Георгием Переяславского уезда, села Вьюнищ к Парасковеевской церкви во диакона, того же года сентября 6-го переведен к Переяславскому Градскому Михайловскому Собору с тем, чтобы служением занимался в Кафедральном Соборе и по бывшей свечной Епархиальной лавке и по Собору письмоводителем. 1834 года апреля 24-го рукоположен Преосвященнейшим Нафанаилом в село Остролучье к Троицкой церкви во священника. 1836 года мая 23-го переведен Преосвященнейшим Гедеоном к Николаевской церкви". (Клир.0 вед. 1860 г.).

Собственно говоря, только благодаря своему сильному голосу (басу), как гласит предание, о. Василий принят в дух. звание и быстро вышел во священники. За его время, в 1751 году, как видно из описи, отремонтирована церковь на сумму 600 р. 6-го декабря 1861 г. он уволился за штат, уступив место сыну Иосифу. Умер 1865 г. февраля 31 дня 69-ти лет, от ушиба лошадьми.

2-й священник Иосиф Василиев Срибный. Окончил курс семинарии воспитанником 1861 г. 6-го декабря того же года Епископом Александром рукоположен во священника на отцовское место к Николаевской церкви села Остролучья, 26-ти лет, с обязательством выдавать родителям половину жалованья и доходов. 1862 г., открыл в приходе сельскую школу. Прослужив всего 3 года, переместился на другой приход.

3-й священник Василий Василиев Срибный, сын того же о. Василия. Окончил курс Полтавской Духовной Семинарии (в 1851 году.) 12-го апреля 1853 года Преосвященным Нафанаилом рукоположен во диакона

163

к Соборно-Успенской церкви г. Кременчуга. 23 июня 1863 года Преосвященным Иоанном рукоположен во священника к Благовещенской церкви м. Кропивны Золотоношского уезда. 8 октября 1864 года, по прошению, перемещен тем же Епископом Иоанном в с. Остролучье к Николаевской церкви. В том году о. Василию было 38 л. Имел одну награду набедренник, полученный 10 июля 1878 г. Был у него собственный дом, все хозяйственные обзаведения на церковном грунте и ветряная мельница. Хозяйство было хорошее, благоустроенное. Прослужил о. Василий на приходе до 1881 года, а в сем году, по жалобе прихожан будто бы за притеснение поборами, был переведен в с. Подсенное, откуда переместился в с. Столпяги, а затем — в с. Ячники, где и закончил свое земное странствование.

4-й священник Иоанн Леонтиев Ефимович. По рукоположении 25-го июля 1881 года, во диакона, а 27-го июля во священника Архиепископом Иоанном к Св. Николаевской церкви села Остролучья, на 28-м году отроду, просвященствовал он здесь всего 7 1/2 лет по февраль 1889 г. и переместился сперва на короткое время в м. Великое Крупполье, а потом в село Скопцы, где протекла и ныне протекает его священническая деятельность. В Остролучье он оставил память своим преемникам устройством очень приличной квартиры для священника и псаломщика. При нем в 1885 году открыто Общественно-Земское училище, где упомянутый священник законоучительствовал.

6-й священник Стефан Иаковлев Симонович из духовного звания, окончил курс Полтавской Духовной Семинарии воспитанником, а в каком году, неизвестно. 1886 г. 2-го июня рукоположен Преосвященным Иларионом во диакона, 9-го июня, того же года, во священника к Св. Димитриевской церкви с. Сосновы, Переяслав-

164

ского уезда. 1889 г. 10-го февраля перемещен к Св. Николаевской церкви с. Остролучья. Состоял законоучителем местной народной школы до самой смерти. 1894 г. 30 марта, 33-х лет от роду он умер от чахотки. За время его служения в 1893 году капитально ремонтирован храм внутри и снаружи, поновлен и иконостас, всего на сумму более тысячи рублей церковными, кроме благотворительной жертвы от А. В. Петровской.

6-й священник Николай Кодратиев Зубков, сын священника, окончил Полтавскую Духовную Семинарию воспитанником 1859 г. Рукоположен во священника Епископом Александром 1861 года 8-го апреля (24-х дет от роду), к Св. Николаевской церкви с. Загребелья Лохвицкого уезда. 1863 г. 13-го июня перемещен к Успенской церкви с. Песок, Кременчугского уезда. 1864 г. 29-го июля перемещен к Св. Димитриевской церкви с. Сосновы, Переяславского уезда. 1885 г. 28 мая перемещен к Покровской церкви с. Рудьки, Лубенского уезда. 1890 г. 5-го марта перемещен к Св. Михайловской церкви с. Васюк, Прилукского уезда. 1893 г. 2-го октября перемещен к Самсониевской церкви, что на поле Полтавской победы, 1894 г. 3-го февраля вышел за штат и определен в Лубенский Спасо-Преображенский монастырь; но того же 1894 г. 9-го апреля вновь определен на действительную священническую службу к Св. Николаевской церкви с. Остролучья Переяславского уезда, где и окончил свое продолжительное странствование: умер 1898 г. 21 апреля, 61 года, от водянки. Пользовался он уважением и авторитетом в среде духовенства: состоял членом Благочиннического Совета 7-го округа Переяславского уезда с 1870 по 1885 г.г., а с 1881 по 1885 г.г. в том же округе был и духовником. С 1887 по 1890 г.г. состоял еще членом Благочиннического Совета 5-го округа, Лубенского уезда,

165

а на последнем месте (с. Остролучье) был духовником 6-го Благочиннического округа, Переяславского уезда с 1895 года до самой смерти.

От Епархиального Начальства был награжден набедренником и Синодальной скуфьей.

7-й священник Антоний Георгиев Соколовский, состоящий и ныне на приходе, поступил сюда 13-го мая 1898 года.

25. Дьячки, псаломщики, диаконы и пономари
нового Николаевского храма.

Из Исповедных книг явствует:

1-й дячок был Алексий Гавриилов Аронский. По Исповедной 1835 года, ему значится 24 г. Прожил Аронский в Остролучье по 1837 г.

2-й дячок Петр Иванов Леонтиев, определенный сюда 1837 г. 1842 г. перемещен к Борисо-Глебовской церкви м. Борисполя указом Полтавской Духовной Консистории, от 9 января № 102. С 1842 по 1844 г.г. по Исповедной ведомости дьячка нет.

С 27-го июня до конца 1844 г. под активами метрических книг есть подписи дьячка Иосифа Ващенко, который и будет: 3-й дячок.

4-й Кирилл Кириллов Данилейко (пишется и Данилийко); с 1846 г. был диаконом по 1848 г. Данилийко не первый диакон в Остролучской церкви. В описи 1827 г., где вписаны имеющиеся кружки для сборов, между прочими имеется такая запись: "Для сбору от празнаго диаконскаго места нащет покупки руга". Имелся при церкви Св. Троицкой и диаконский стихарь. Хотя ни по клировым, ни по Исповедным ведомостям не упоминается между дьячками "Вербицкий", но в ревизской сказке 1850 г. о священно-служителях и цер-

166

ковниках Николаевской церкви с. Остролучья, после священника с семейством, прописан "занимающий дьячковское место келейный Полтавского Архиерейского дома Автоном Василиев Вербицкий 22 д.". А в этом году действительно, по выбытии диакона Данилейко, не было дьячка от сентября 1848 г. до 1865 года; в каковой промежуток исполняли за дьячка пономари: Кучировский, а потом, Стефановский, ставший вскоре и дьячком. Кроме "ревизской сказки," и то за один 1850-й год, о Вербицком нигде не упоминается, и под актами в метрических книгах нет ни одной его подписи.

6-й Яков Василиев Стефановский по сентябрь 1856 г. в должности пономаря служил за дьячка, так как в этот период времени настоящего не было; а с того года утвержден действительным дьячком.

7-й дьячок Николай Григориев Савич значится по Исповедной ведомости 1868 года, 33 л.

8-й дьячок стихарный Стефан Автомонов сын Верескун.

9-й Испол. должность псаломщика Иван Николаев Григорович прописан по Исповедной ведомости 1871 г. 10-й Ис. д. псаломщика Стефан Иванов Мильгевский. Прослужил год с 1872-1873 г.

11-й Ис. д. псаломщика Михаил Косьмин Кашман. Прослужил всего год.

12-й Ис. д. псаломщика Григорий Василиев Либертовский. Прослужил до мая 1877 г.

13-й Ис. д. псаломщика Петр Леонтиев Ефимович 1871 г. определен Исп. д. псаломщика в с. Остролучье, 21 г., холост (Клир. вед. 1877 г.). 24-го июня 1885 года посвящен в стихарь и утвержден псаломщиком. 4-го ноября 1887 г. рукоположен во диакона. Занимался обучением девочек в местной школе грамота с 1881 г. по день своего выбытия из прихода, а по

167

открытии в 1885 году земской школы, преподавал в ней пение по май 1894 г. В июне месяце 1895 года рукоположен во священника к Покровской церкви с. Жуковки Переяславского уезда, где и поныне здравствует.

14. Диакон Стефан Матфеев Иваницкий, 1895 г. 26 июня переместился из села Короваи в с. Остролучье к Николаевской церкви, где и учительствовал в школе грамоты и, прослужив здесь четыре года, в июле 1899 года переведен, по прошению, в м. Барышевку к Благовещенской церкви. Прослужив там леть пять диаконом, был рукоположен во священника к Преображенской церкви того же м. Барышевки, откуда перевелся в с. Соснову, а ныне священствует опять на другом приходе.

15. Псаломщик (состоящий и ныне на лице) Иоанн Иоаннов Гуляницкий, сын священника. По окончании Лубенской Братской Учительской школы 10 июня 1899 г., назначен сперва Исп. д. псаломщика к Николаевской церкви с. Остролучья 29 июля 1899 г., а потом 15-го ноября 1904 г. утвержден на сем месте и псаломщиком. Живет в квартире при церковной школе; женат и семейный.

Указные пономари появляются лишь с 1846 г., и то — с промежутками, их было всего четыре.

1-й пономарь Иван Кучировский с 1846 по 1849 г.г.

2-й Иаков Василиев Стефановский был пономарем с 1849 по 1856-й г., а потом был дьячком при сей же церкви.

3-й пономарь Яков Трипольский с 1857 по 1862 годы.

4-й последний пономарь Иоанн Николаев Опришко.

И пономарское место с этого 1876 г. закрыто навсегда, а должность пономаря исполняют назначаемые от прихожан каждогодно однообщественники поочередно, в зачет отбывания общественной повинности, без доходов, без вознаграждения.

168

26. Содержание причта.

О содержании Остролучского причта с давних времен, по крайней мере по письменным данным с 1716 года, как прописано в описи 1827 г., сказано, что вместо руги (которой до постройки Ново-Николаевского храма не было) пользовались роковой дачей от избы по полчетверика и доброхотным подаянием от прихожан. Таким образом, без жалованья и руги, содержался причт все время до введения церковных штатов с сороковых годов, минувшего столетия, с положенным по классу казенным жалованьем и наделом ружной земли. В настоящее время причт получает годового жалованья от казны, за вычетом 2% в; Священник 156 р. 80 к., Псаломщик 35 р. 28 к., всего 192 р. 8 к. Ружной земли, наделенной г. Лаузбергом, отрезанной при размежевании в три смены, всего пахотной, сенокосной и лесной числится в пользовании причта 47 дес. 1954 с.; обрабатывается с половины прихожанами. Доброхотных пожертвований от прихожан получается немного.

Причт живет в домах, выстроенных прихожанами в 1874 году на церковной усадьбе.

27. Церковные старосты Св. Троицкой и
Ново-Николаевской церкви.

О церковных старостах Старо-Николаевского храма не сохранилось никаких сведений, за отсутствием актовых книг и других документов; О старостах же Св. Троицкой и Ново-Николаевской церкви сведения собирались начиная с 1760 года, с обозначением годов их службы; всего, с состоящим ныне на лицо, 28 человек. Опуская поименный перечень, должно сказать, что все старосты, служившие на протяжении

169

полутораста лет, были исключительно из крестьян, а из благородного и других сословий ни одного. Четыре трехлетия прослужили два старосты; три трехлетия — 4, а два трехлетия — 3; остальные 19-ть по одному трехлетию. Начиная с 60-х годов прошлого столетия, когда приходским храмом официально признан Св. Николаевский, а Св. Троицкий приписным, но богослужение, хотя нечасто, все же совершалось в нем и его имущество там хранилось, — старосты церковные назначались особо по той и другой церкви, но были годы, когда одновременно был один староста на обе церкви.

28. Иерархическое управление.

Из указов, сохранившихся в церковном архиве с 1722 года, видно, что Остролучские церкви в Иерархическом управлении с 1723 по 1785-й годы состояли в епархии Переяславской, той же Консистории, протопопии Барышевской, и за этот период времени были следующие протопопы:

1-й Протопоп Иоанн Кисичевский с 1723-1739 г. 2-й Протопоп Павел Захариев — 1739-1747 г. 3-й Протопоп Михаил Исаевич — 1747-1752 г. 4-й Протопоп бывший Крестовой Березанской Иоанн Самойлович — 1655-1778 г.

6-й Протопоп (Козловский) Парфений Пясецкий — 1755-1778 г.

6-й за 1778 и 1779 годы неизвестно, кто был протопопом, а официальные бумаги исходили из Духовного правления Барышевской протопопии.

7-й Протопоп Симеон Кондратович — 1780-1781 г.г.

8-й Протопоп Иоанн Турчиновский — 1781-1784 г.г.

9-й с 1786 по 1798 годы Остролучские церкви отчислены к Остерскому Правлению, Киевской духовной

170

дикастерии. В это время были так называемые Десятоначальники, но не выяснено, кто были таковыми по 1793-й г., а с сего — 1793 по 1797-й годы был Благочинный протопопии Остерский Наместник Сулимовской церкви Священник Кондрат Трофимович.

10-й С 1797 по 1798 г. был Десятоначальник Ядловской церкви (Остерского Духовного правления) Иерей Иоанн Пушинский.

С 1798 г. Остролучские церкви снова перечислены в район Переяславской Духовной Консистории, Переяславского Духовного Правления и состояли в ведомстве следующих Благочинных:

1-й Благочинный Протоиерей Стефан Прохорович (с. Войтово) 1799-1820 г.

2-й Священно-наместник м. Барышевки о. Василий Зубковский 1820-1821 г.

4-й Благочинный Переяславского повета м. Березани Успенской церкви Протоиерей Герасим Симоновский 1821-1832 г.г.

С 1832-1835-й годы опять Герасим Симоновский.

5-й Протоиерей (Малой Старицы) Григорий Рябчевский 1839-1849 г.г.

6-й Барышевской Благовещенской церкви священник Георгий Соколовский, с конца 1849 г. по 23 нобр. + 1850, и опять Протоиерей Рябчевский по 1860-й год.

7-й священник, потом протоиерей, Борисо-Глебовской церкви м. Борисполя Петр Магеровский 1860-1863 г.

8-й священник с. Недры Кирилл Магеровский, с конца 1889 по 16-е июля 1907 г.

10-й Ныне И. д. Благочинного священник с. Корнеевки Павел Трипольский.

Состав церквей благочиннического района, куда входили Остролучские церкви, как видно из сохранившихся в архиве благочиннических бумаг, в разное время был неодинаков. Так ордер Протопопа Барышев-

171

ского Михаила Исаевича 1748 года содержит следующее: "3 духовнаго протопопии Барышевской правления Презвитерам ведомства Баришевскаго, а именно: Баришевским, Борщевскому, Сулимовскому, Селиским, Остролуцким, Ядловскому, Рудницкому, Лукьяновскому, Корнеевскому, Паришковскому, Успенскому Березанскому, Семеновским, Памфиловскому, Леснинскому. Воитовецкому (Войтовцы Пирятинского у.) и Яготинскому". Из приведенного ордера видно, что протопопия Исаевича захватывала громадный район из 17-ти сел, в коих, кроме Барышевки (4 цер.) и Березани (2 цер.), было еще по два священника в следующих селах: в Остролучье, Селище и Семеновке, где ныне по одному.

Ордер Остерского Духовного Правления 28 ноября 1776 г. показывает совсем другой состав церквей благочиния, в которое входило Остролучье; в нем прописано: "Заворицкому Георгию Заворскому, Бобрицкому Григорию Базилевичу, Светилницкому Иосифу Гуляницкому, Кулажинскому Илии Корнеевскому, Ядловскому Иоанну Пушинскому, Остролуцким: Александру Соколовскому и Василию Лузанову, Селиским Прокопию и Прохору Трипольским, Рудницкому Назарию Чумаковскому, Паришковскому Григорию Григоровичу и Корнеевскому Дамиану Заградскому."

Подпись ордера такова; "Остерский Протопоп Петр Савицкий. Протоиерей Василий Виноградский. Подканцелярист Михайло Добрицкий". Из 10-ти церквей сего благочиния 5-ть нынешней Полтавской губернии и входят в состав настоящего 6-го Благочиннического (Переяславского) округа, а 5-ть Черниговской губ.

Предложением Протоиерея Симоновского 22 июня 1822 г. указываются опять иные села, но уже именно те, которые и в настоящее время состоят в сем благочинии: священникам: "Корнеевки Алексию Мищенко, Париш-

172

ковскому Дмитрию Богдановичу, Остролучья Иоанну Соколовскому, Лукаши Дмитрию Трипольскому, Круполья Иоанну Лукьяновичу, Войтова Иоанну Левицкому, Кру-Черевок Василию Тарасевичу, Пилипчич Петру Соколовскому, Феодору Трипольскому (бывшему в Корнеевке), м. Березани Василию Шамаеву".

Кроме прописанных в сем предложении сел, в благочинии 6-го округа, в котором числится Остролучье, входят еще ближайшие соседние села, всего 17-ть с 18-тью церквами, считая две Березанских; благочиние обширное, одно из самых больших в Переяславском уезде.

29. Нынешний Св. Николаевский приход.

Приход сей образовался из Св. Троицкого и остатков Старо-Николаевского, храм коего хотя уже и не существовал с 1834 года, но бывшие его прихожане все таки выделялись и числились номинально Николаевскими, а о. Василий Срибный с 1834 года восстановил и по Исповедным ведомостям, и так продолжалось до 1844 года, пока, наконец, приход соединился в один Николаевский. Кроме того, к Ново-Николаевскому храму причислилось население Жабокрикских окраин от с. Селища, принадлежавшее прежде сему приходу, и тем увеличилось население прихода.

Жители все малороссы. Раскольников нет, евреев проживает только три семьи.

Усматриваемые колебания прироста и убыли в 50-х и 60-х годах стоят в связи с тогдашним правом помещиков переселять своих крепостных, по своему усмотрению, в другие деревни из своих имений, продавать и дарить по желанию. Убыль 1872 и 1873 годов произошла от холеры, бывшей тогда в

173

районе Переяславского уезда. Со следующих годов прирост последовательно возрастал да 1893 года и сразу пошел на убыль по 1897-й г. Это произошло от переселения многих из прихода в Сибирские губ. и Приамурский край в течение двух лет (1895 и 1896 г.г.); засим прирост снова возрастает постепенно, с небольшими колебаниями, до настоящего времени. По сословиям приход не изменился против 50-х годов, только бывшие крепостные переименованы сперва во временно обязанных, потом в крестьян собственников, каковыми именуются и поныне и составляют главный контингент прихода, так как казаков всего семь домохозяев, а мещан одна семья. Из привилегированного сословия с 1842 г. жили и теперь имеется в приходе следующие фамилии: Бобровникова, Феофилактова, Петровская, Ильяшенко, Руднев. Временно проживали: Дворянка София Ивановна Потемкина с дочерью Александрой, с 1843 по 1847 г.г. С 1853 г. несколько лет числился в приходе Подполковник Александр Антонов Затаевич, 67 л. (1853 г.). 1861 г. вдова Губернского секретаря Анна Васильевна Васинская. 1889 г. подполковник Егор Ельпидифоров Духанин, здесь и умерший.

30. Приходская кладбища.

Следов старых кладбищ нигде не видно, и никто доподлинно не может указать места их существования. Только одно местечко, несколько возвышенное над окружающей площадью, недалеко от настоящего Св. Николаевского храма на юго-запад, ныне заселенное, своим названием, сохранявшимся по преданию с давних времен, "Могилки", — хотя не сохранилось ни одной могилы, безмолвно как бы свидетельствует, что когда-то, в давно уже забытое время, оно покрыто было могилами [...], следовательно было древним кладбищем.

174

Такое предположение подкрепляется свежими современными сказаниями насельников "Могилок" о человеческих костях, находимых при раскопке там земли по хозяйственным надобностям; и еще недавно, года три назад, при подчистке погреба, откопали несколько костей человеческого скелета. И судя по отдаленности "Могилок" от места первобытной оседлости Остролучья вблизи св. Троицкого храма и бывшего Николаевского, наверное можно предполагать, что оно тогда было далеко за чертой оседлости и, своим возвышенным положением над окружающей местностью, могло служить весьма пригодным местом для кладбища; каковым, по всему вероятию, и было, только в давно прошедшее время, потому и не сохранилось указаний в письменных документах; но своим характерным названием это место неподкупно располагает к неопровержимой уверенности, что действительно "Могилки" были когда-то кладбищем. На протяжении более 300-летнего существования, быть может, в жизни Остролучского прихода были и такие периоды времени, когда погребали покойников и на огородах, по укоренившемуся обычаю старого времени, имевшему место, (как лично известно пишущему эту летопись), даже в 70-х годах прошлого столетия в Миргородском уезде; хотя еще в 1804 году, от 27 июля, за № 1897-м, указом Полтавской Духовной Консистории (арх. цер.), по возбуждению Малороссийского Полтавского Губернского Правления, строго предписано "не погребать внутри селения или близ жилых домов, а на отведенных нарочито для того местах". Практиковалось ли на самом деле в Остролучьи погребение умерших в огородах, точно нельзя утверждать: о существовании нарочитых кладбищ не имеется никаких письменных указаний, или преданий до начала 19 столетия. По описи 1827 г., на 7 под лит. "Д" записано: "Места отведеннаго под кладбище, неизвестно котораго

175

году месяца и числа имеется земли вдлину 25 арш. вадр. в ширину 40 арш. и в окружность 190 арш." Если, при составлении описи 1827 г. не было уже известно, когда и кем отведена земля, то время отвода таковой следует отдалить назад, по крайней мере, лет на 50-т, чтобы иметь основание оправдываться неизвестностью. Хотя в описи не указано, в каком собственно месте отведено прописанное кладбище, но, судя по первоначальному расселению прихода преимущественно в северной его части, наверное можно предположить настоящее кладбище, расположенное именно на север, при выезде на с. с. Рудницкое и Ядловку, возвышенное, песчаное настолько, что канавы, коими окапывалось кладбище, всегда заносило песком, в изобилии там находящимся. Места под кладбище, как видно из описи, первоначально было мало отведено, теперь же его далеко больше, приблизительно более трех десятин. Эта прибавка сделана, вероятно, при размежевании Остролучской земли в 70-х годах прошлого столетия, и опять таки песчаной; а потому канавы по прежнему заносились песком, могилы сглаживались и разрывались ногами скота, словом кладбище было в запустении, пока не огородили его плетнем, пожертвованым Г. Бобровниковой в 1896-м году. С того времени кладбище приняло более привлекательный вид: песок постоянно стал заростать травой, появились насаженные деревья; верба, акация, хотя они и скудные, все же летом своей зеленью скрашивают несколько печальную картину кладбища; могилы больше не разрываются, а охраняются, содержатся в порядке и исправности.

Другое кладбище отведено уже в позднейшее время с восточной стороны села, от Селища, наверное тоже при размежевании земли. Места здесь меньше, чем под первым кладбищем, примерно, более десятины, но за то земля хорошего качества. Погребения на нем случаются

176

далеко реже, чем на первом, по причине меньшего заселения сей части прихода, а потому заполнение его мало заметно. Оно огорожено глубокой канавой, укрепленной насаженными деревьями: вербой, акацией, и ежегодно она непременно подчищается и оправляется, ворота всегда на запоре, а потому, нет опустошений могил; вообще содержится в исправности и благодаря своей тенистой зелени представляется далеко веселее и уютнее первого. Часовен нет ни на сем, ни на другом кладбище. Кресты ставят почти на всех могилах и старых, и малых, и мужчин и женщин, деревянные, размера неодинакового, смотря по состоянию, часто с вырезанной надписью, кто и когда погребен; но есть могилы без крестов, это тех бедняков, у которых не оказалось в наличности ни дерева, ни средств. Могил замечательных чем-либо личностей не имеется, почему и выдающихся надгробных памятников нет. Предки и ближайшие усопшие местных помещиков погребались на погосте Троицкой и Николаевской церкви и в нарочито выстроенной каменной Часовне-усыпальнице на погосте Старо-Николаевского храма. Скончавшаяся 7 декабря 1903 года Помещица Виктория Георгиева Бобровникова, 77-ми лет, завещала похоронить ее непременно на первом кладбище, где и погребена. Старанием ее дочки Анны Ивановны Бобровниковой, 1904 года изгородь кладбища обновлена и укреплена, сделаны новые, хорошие ворота и калитка с замками. Западный угол, где находится могила почившей, загорожен особенно высоким плетнем, с входной туда калиткой на запоре, и все то место засажено деревьями, преимущественно акацией. На могиле, обнесенной деревянной резной решеткой, выкрашенной белой краской, с входной дверкой, поставлен деревянный побеленный крест с иконой, и только. Такой незатейливый надгробный памятник устроен не по скупости или бедно-

177

сти, а по завещанию почившей "не влагать мертвого капитала в могилу, а лучше раздать бедным," которым много помогала и при жизни.

Своим истинно-христианским завещанием почившая оставила в приходе вечную о себе память!

Священник Антоний Соколовский.

178

 

179

Отчет
о командировке на XV Всероссийский Археологический
съезд в Новгороде.

По уполномочию Полтавского церковного историко-археологического комитета я с 21 июля по 4 августа принимал участие в работах XV Всероссийского Археологического Съезда, заседавшего в городе Великом Новгороде. Почему Великий Новгород был избран местом для Всероссийского Археологического Съезда, это вполне понятно. Ныне весьма скромный губернский город, Новгород, как всем известно, в былые века, до XV включительно, играл большую историческую роль. От былого величия в Новгороде памятников осталось сравнительно не так много: кроме частей древнего Кремля, предметы Новгородской старины имеют почти исключительно характер церковный, — это знаменитая Св. София, церкви Нередицкая, Волотовская, св. Феодора Стратилата и мн. др., прилегающие к Новгороду монастыри — Хутынский, Антония Римлянина и Юрьев. Но и в этих церковных памятниках далеко не все запечатлено духом седой старины; в этом отношении по цельности производимого впечатления ценнее всего знаменитая Нередицкая церковь конца ХII века со своими прославленными фресками.

Напротив Юрьев монастырь, основанный еще в XI веке, сохранил менее других старины, весь перестроен при знаменитом Фотии Спасском и больше всего напоминает о совсем недавних временах Фотия и графини А. А. Орловой.

180

Первое заседание Съезда — предварительное — состоялось вечером 21 июля; составилось оно из присланных учеными обществами и учреждениями делегатов и посвящено было избранию председателя съезда, председателей научных отделений съезда и секретарей. На мою долю выпала честь быть избранным в секретари отдела памятников русского языка и письма, войти в состав Ученого Комитета Съезда и исполнять в этом комитете также обязанности секретаря. Ученый Комитет Съезда устанавливал порядок ученых занятий съезда, рассматривал рефераты, распределял их по секциям, избирал почетных председателей заседаний, разрешал общие вопросы, возникавшие на съезде и т. д.

Ученые работы Съезда заключались, во-первых, в чтении рефератов по различным отраслям археологии и публичном обсуждении их; во-вторых, в осмотре и изучении памятников старины на выставках съезда, а также в Новгородских соборах, монастырях и церквах, в изучении Новгородского Детинца с его стенами и вообще топографии древнего Новгорода.

Заседания съезда распределялись по 9 особым секциям или отделениям, но распределение это в количественном отношении было далеко неравномерно, а намеченное было отделение древностей славянских не имело, за отсутствием материала, ни одного Заседания. Всех заседаний было 32, на них доложено и обсуждено было 92 научных сообщения.

Отделение первобытных древностей имело 4 Заседания, на них читалось и обсуждалось 12 докладов. Секция древностей историко-географических в 5 заседаниях провела 14 рефератов. По секции памятников искусства и нумизматики было 4 заседания с 11 рефератами. Отделению древностей юридических и памятников быта было посвящено 6 заседаний с 15 рефератами. Секция древностей церковных имела 5 заседаний и 14

181

докладов. В секции памятников языка и письма было 3 заседания и 11 рефератов. По отделению архивоведения и археографии состоялось 2 заседания и читано было на них 7 рефератов. Секция же древностей византийских, классических и западноевропейских устроила лишь одно заседание с 2 рефератами. Кроме того было одно заседание с 3 рефератами, одно соединенное двух секций — древностей первобытных и юридических. Наконец, одно заседание было общим для всех отделений, на нем читалось 4 доклада.

Из научных сообщений, читанных на Съезде, отмечу несколько. В отделении первобытных древностей интересные данные, характеризуются сношения древней Руси со Скандинавией, по археологическим данным привел шведский ученый Арне; немецкий ученый Беценбергер заинтересовал членов Съезда своими выводами о связи в давнее время, доисторическое, Кавказа с Восточной Пруссией. В секции древностей историко-географических возбудил старый жгучий вопрос о начале и происхождении Руси делегат Полтавской ученой архивной Комиссии Л. В. Падалка, вызвавший маститого Д. М. Иловайского на воспроизведение сущности его взглядов по данному вопросу, совершенно отвергающих факт признания Варягов "княжити и владети нами". По поводу того же доклада Л. В. Пададки блестящую речь сказал Харьковский профессор Д. И. Багалей. Он указывал, что некогда жгучий вопрос о начале Руси теперь вполне все еще не разрешен, но уже утратил свою былую жгучесть, так как теперешних ученых больше интересует в нашей древнейшей истории не вопрос о призвании Рюрика и объяснение этой легенды, а главным образом изучение преемственности культур с древнейших времен на русской территории. Что же касается самой летописной легенды о призвании Варягов, то почтенный профессор ее отвергает, при-

182

знавая более первичное и более важное значение в деле основания русского государства за Киевом и Поднепровьем. В этой же секции произнесена была академиком А. С. Лаппо-Данилевским интересная речь, посвященная характеристике личности и научной деятельности знаменитого историка В. О. Ключевского. В данной же секции читал свой реферат Кронштадтский протоиерей А. Н. Попов, представивший любопытные данные об одном нашем земляке. Это архимандрит Леонтий, в мире Лука Яценко, родившийся близ г. Полтавы, постриженник (в 1748 г.) нашего Крестовоздвиженского монастыря, затем настоятель церкви при русской миссии в Константинополе, умерший на покое в 1807 г. Этот земляк наш обладал знанием нескольких языков и был недурным писателем, оставившим, между прочим, любопытные описания виденного, слышанного и пережитого им, как в России, так и в Константинополе, на Синае и на Афоне; кроне того им было написано несколько подражательных произведений "Исповедь", "Почта духов" и др.

В секции памятников искусства и нумизматики кроме интересных сообщений местного характера, обратил на себя внимание прочтенный г-жей Фанни Галли доклад ее профессора Стржиговского из Австрии, который настаивает на том, что византийское искусство испытывало гораздо больше влияний не с запада, а с востока от народов Передней Азии. Богатая докладами секция древностей юридических дала, между прочим, 2 интересных доклада варшавского профессора Ф. Ф. Зигеля по славянским древностям. И сам по себе и для нас, жителей Малороссии, особенно тут интересен доклад профессора Д. И. Багалея о судьбе городского самоуправления в Малороссии в 17-18 вв. Левобережная Малороссия, перешедши с 1654 г. под власть России, сохраняла в своих городах полученное ранее

183

немецкое магдебургское право, предоставлявшее некоторые права и привилегии горожанам-мещанам. Мещане крепко отстаивали это свое право, но при этом пришлось им выдерживать большую борьбу с казацкой старшиной, которая, как раз в это время превращаясь в шляхетство, хотела вместе с посполитыми закрепостить себе и мещан. Один город Почеп и попал вместе со своими мещанами в зависимость от помещиков — сперва Меньшикова, потом К. Разумовского; остальные же с большими затруднениями отстаивали свое самоуправление, которым очень дорожили. Немецкий профессор Гаусман в своем докладе о торговом немецком дворе в древнем Новгороде подчеркнул некультурность новгородцев того времени, из-за которой немцам, жившим в Новгороде, приходилось принимать особые меры предосторожности. Против этого возражали — Иловайский, затем Киевский профессор М. В. Довнар-Запольский, указывавший на тенденциозность доклада и выяснивший, что в средних веках ганзейцы, приезжавшие в Новгород, не были еще культурнее наших Новгородцев.

В секции церковных древностей заслуживает упоминания прежде всего речь Н. В. Покровского, подробно выяснившего значение Новгородских церковных древностей, отметившего как зависимость их от запада, так и значительную самобытность, особенно в деревянной архитектуре; в Новгороде именно церковная деревянная архитектура вступила на путь самостоятельного национального творчества: и деревянные Новгородские храмы строились в виде хором — сочетания срубов совокупности клетей с сенями, покрытыми красивыми крышами. Кроме того тот же проф. Покровский, а также Владыка ныне Рязанский Димитрий Сперовский, Гусев, Анисимов, немало поработали для научного изучения и уяснения чрезвычайно ценной Новгородской церковной старины,

184

Владыка Новгородский Арсений Стадницкий своим докладом вызвал весьма оживленный, страстный обмен мнений по наболевшему вопросу о печальном состоянии знаменитого Софийского собора и его капитальной реставрации, не особенно удачно произведенной при Архиепископе Феогносте с лишним 10 лет тому назад. Заслуживает тут еще упоминания доклад Петербургского приват-доцента М. Д. Приселкова, в котором он сгруппировал некоторые данные, указывающие на факт борьбы русского духовенства и монашества и прежде всего Киево-Печерской обители в XI-XII веках с греческой иерархией, господствовавшей тогда на Руси. В отделении памятников языка и письма заслуживает внимания речь Петербургского профессора И. А. Шляпкина, указывавшего на необходимость в истории нашей древней литературы переоценки старых ценностей и пересмотра привычных утверждений. Из нескольких примеров, приведенных почтенным профессором для раскрытия этого общего положения, приведу один: известное изречение "всем бедам мати мнение" оказывается вовсе не подходящим для характеристики отрицательного отношения древней Руси к свободе мнений-рассуждений, ибо "мнение" означало самомнение, гордость, в этом именно смысле сказано; "ангели мнением падоша". Профессор И. Е. Евсеев подчеркнул мысль о благопотребности в наше время издать исправленную, научную Библию, со всеми текстами, накопившимися у нас на Руси за долгое время ее исправления. В секции византийско-западных древностей интересные сведения, добытые из археологических раскопок, привел относительно древних греческих колоний на юге России бывший Одесский профессор Э. Р. Фон-Штерн, ныне занявший университетскую кафедру в Германии.

Трудно перечислить и еще труднее подробно пересказать все более интересные доклады, читанные на

185

съезде. Заслуживает упоминания, что в работах Съезда кроме ряда названных уже имен принимали участие еще такие ученые, как знаток древнерусской письменности и языка академик А. И. Соболевский, видный историк В. П. Бузескул, известный литургист профессор А. А. Дмитриевский, почти все наши университетские специалисты по русской истории, профессора но истории искусств киевский Г. Г. Павлуцкий, одесский А. А. Павловский, целый ряд иноземных ученых из Германии, Швеции, Норвегии и т. д. Всех членов Съезда было по приблизительному подсчету 432; неудивительно, если между ними оказалось не мало людей, еще мало знакомых с археологией, при чем выставленные некоторыми из них рефераты малозначащие или не имеющие строго научного характера; однако подавляющее большинство сообщений, речей и пояснений было серьезно научно и оставило полезный след в научно-археологическом развитии молодых сил, устремившихся в большом числе на Археологический Съезд в поисках археологическо-исторических знаний, которые на Съезде добываются скорее, легче и осязательнее, чем путем одного изучения книг. К сожалению, нельзя сказать, чтобы особенно были богаты выставлявшиеся памятники старины, — они значительно уступали Черниговским выставкам Съезда 1908 г.; не было также вовсе на Съезде произведено археологических раскопок, — пробел безусловно существенный. Эти недочеты нынешнего Съезда объясняются сравнительно малой подготовленностью и распорядительностью местных Новгородских деятелей. Однако в этом их винить особенно сурово не приходится, так как нужно принять во внимание захолустность Новгорода и происходящее отсюда в нем отсутствие настоящих научных сил и средств. Во всяком случае, повторяем, Новгородский Съезд дал много тому, кто хотел на нем поучиться вообще и в частности

186

уяснить себе картину былой жизни "господина Великого Новгорода".

Считаю еще своим долгом указать на одно частное заседание, не стоявшее в связи с деятельностью Съезда, но важное для нашего Комитета. Именно 29 июля под председательством академика А. И. Соболевского, при участии начальника архива св. Синода К. Я. Здрамыслова, состоялось совещание нескольких профессоров духовных академий и наличных представителей церковно-археологических комитетов. В виду предстоящей реорганизации дела охраны памятников древности в империи ведомство православного исповедания заинтересовано в том, чтобы церковные памятники не выходили из среды наблюдения этого ведомства, вследствие чего признается желательным более интенсивное изучение церковными комитетами местных церковных древностей, их регистрация и печатное описание.

187

ПРОТОКОЛ
общего годичного собрания Полтавского Церковного Историко-
Археологического Комитета 5 ноября 1908 года.

В собрании под председательством Преосвященнейшего Председателя Комитета, Епископа Полтавского и Переяславского Иоанна, присутствовали: Преосвященный Георгий Епископ Прилукский, А. Д. Джежелей, К. И. Мусиенко-Берученко, Ф. Е. Клюге, Г. И. Маркевич, протоиереи — Г. Лисовский, Ф. Лазурский, Н. Уралов, Н. Копа-Овдеенко, И. Галабутский, М. Тимошевский; г.г. Павловский, Мальцев, Барилов, Ильинский, Конопатов, Житецкий, Орлов, Подгорный, Аглаимов, Милосердов, Авраменко, Коломенский и др.; священники — А. Каменский, В. Щитинский, Г. Горянов, В. Трипольский, П. Тарасевич; г-жи — М. Рахубовская, Е. Ницкевич, В. Сухотина, В. Быкова, Е. Фесенко-Навроцкая, М. Пархоменко; член-делопроизводитель Комитета В. Пархоменко. После пения архиерейским хором молитвы "Царю Небесный" Преосвященнейшим Председателем открыто собрание речью, в которой, между прочим, обрисована в кратких чертах личность поминаемого в этот день епископа Полтавской епархии, Сильвестра Лебединского. Затем доложили собранию свои отчеты: член-делопроизводитель Комитета В. А. Пархоменко — об общем ходе деятельности Комитета во второй год его существования, казначей А. Г. Житецкий — о состоянии денежных сумм Комитета, И. Ф. Павловский — о предметах, собранных для устраиваемого на поле Полтавской битвы

188

музея, священник В. Трипольский — о состоянии древлехранилища Комитета в истекшем году. После чтения отчетов, по предложению Преосвященнейшего Председателя Комитета означенным лицам, потрудившимся для Комитета, принесена была собранием благодарность и избран в почетные члены Комитета Епископ Прилукский Георгий. Далее следовало Пение архиерейским хором "От юности моея", после чего В. А. Пархоменко предложил вниманию собрания речь, посвященную очерку жизни и деятельности в Полтавско-Переясловской епархии архиепископа Сильвестра Лебединского. Пением "Во царствии Твоем" и "Достойно есть"... и заключительным святительским словом и благословением собрание закрылось.

Председатель Комитета Еп. Иоанн,

Члены Комитета:

Георгий Еп. Прилукский,

Мария Рахубовская,

Протоиерей Ф. Лазурский,

Протоиерей Н. Уралов,

Варвара Быкова,

Е. Ницкевич,

Протоиерей Гр. Лисовский,

Иеромонах Сергий,

Александр Каменский,

Е. Фесенко-Навроцкая,

Член-делопроизводитель В. Пархоменко.

ЖУРНАЛ № 24
заседания Полтавского Церковного Историко-Археологического
Комитета 5 октября 1908 года.

Под председательством Преосвященнейшего Председателя Комитета, Епископа Полтавского и Переяславского Иоанна присутствовали: Преосвященнейший Георгий

189

Епископ Прилукский, протоиереи — Г. Лисовский, Ф. Лазурский, К. Радзиевский, г.г. А. Мальцев, И. Павловский, К. Житецкий, А. Коломенский, В. Пархоменко, А. Сокол, иеромонах Сергий, священники — Павловский и В. Трипольский; г-жи М. Рахубовская, Е. Фесенко-Навроцкая, В. Быкова и Огнева.

1. Слушали журнал заседания № 23.

Постановили утвердить журнал.

2. Слушали доклад члена-делопроизводителя В. Пархоменко о вновь доставленных в древлехранилище вещах из Троицкой ц. с. Власовки, 3еньковского уез. Покровской церкви с. Малец, Миргородского уезда, от протоиереев Н. Уралова и К. Радзиевского.

Постановили принять к сведению, жертвователей благодарить.

3. Слушали доклад И. Ф. Павловского о данных ему для просмотра архивных материалах, представленных в Комитет священником В. Романовым.

Постановили принять к сведению, извлечение из представленных материалов напечатать во втором выпуске "Трудов" Комитета, о. Романова и г. Павловского благодарить.

4. Слушали доклад священника Л. Диаталовича и художника А. Я. Сокола о работах по устроению и росписи музея на Шведской могиле.

Постановили принять к сведению, работы по приспособлению помещения для музея на Шведской могиле производить при просвещенном содействии со стороны И. Ф. Павловского.

5. Слушали доклад И. Ф. Павловского о собранных им доселе предметах для музея на поле Полтавской битвы.

Постановили принять к сведению, И. Ф. Павловского благодарить за труды по собиранию предметов для означенного музея.

190

6. Слушали заявление священника И. Голобородько о древнем фундаменте, находящимся под Борисоглебовским храмом м. Борисполя, Переяславского уезда.

Постановили по собрании надлежащих сведений озаботиться летом производством более подробных обследований означенного фундамента.

Председатель Комитета Еп. Иоанн.

Члены Комитета:

Георгий, Еп. Прилукский,

Мария Рахубовская,

Варвара Быкова,

Протоиерей Г. Лисовский,

Иеромонах Сергий,

Ананий Коломенский,

Художник Сокол,

Александр Каменский,

А. Дмитровская,

Протоиерей Ф. Лазурский,

Протоиерей Н. Уралов,

Елена Фесенко-Навроцкая,

Н. А. Огнева,

Член-делопроизводитель В. А. Пархоменко.

ЖУРНАЛ № 25
заседания Полтавского Церковного Историко-Археологического
Комитета 14 декабря 1908 года.

Под председательством Преосвященнейшего Председателя Комитета, Епископа Полтавского и Переяславского Иоанна, присутствовали: Преосвященный Георгий Епископ Прилукский, протоиереи — Г. Лисовский, Ф. Лазурский, Н. Уралов и Ф. Гамалея; г.г. А. Джежелей, А. Мальцев, А. Житецкий, В. Ильинский, И. Стефановский,

191

Д. Нарциссов, В. Терлецкий, А. Сокол, С. Розов, А. Коломенский и В. Пархоменко, священники: С. Четвериков, Г. Богацкий и В. Трипольский, иеромонах Сергий, г-жи Малама, Рахубовская, Быкова, Фесенко-Навроцкая, Блажкова, Филькович и Огнева.

1. Слушали журнал заседания № 24 и протокол общего годичного собрания.

Постановили утвердить журнал и протокол. 2. Слушали доклад члена-делопроизводителя В. А. Пархоменко о вновь доставленных в древлехранилище вещах: от благочинного, протоиерея о. Петра Синельникова; из Преображенской ц. г. Прилук; Троицкой церкви с. Бреусовки, Кобелякского уезд.; Михайловской цер. м. Березани, Переяславского уез.; Воскресенской церкви м. Груни, Зеньковского уез.; Рождество-Богородичной ц. м. Воронькова, Переяславского уезда.

Постановили принять к сведению, жертвователей благодарить.

3. Слушали отношение Императорского Московского Археологического Общества, от 20 ноября 1908 г. за 1800, с предложением командировать делегата для участия в Предварительном Комитете по устройству XV Археологического Съезда.

Постановили командировать для участия в заседаниях названного Комитета члена-делопроизводителя В. А. Пархоменко.

4. Слушали отношение Совета Московской Духовной Академии с просьбой о высылке древней плащаницы 15 века из древлехранилища Комитета для научных занятий профессора Голубцова.

Постановили, находя неудобным пересылку ценной плащаницы по почте, поручить В. Пархоменко повести переговоры в Москве относительно срока и условий доставки плащаницы в Москву и сохранения ее в целости там.

192

5. Слушали дело о реставрации Троицкой ц. с. Остролучья, Переяславского уезда.

Постановили для определения ценности церкви в археологическом отношении поручить осмотреть ее местному благочинному, а затем при случае кому-либо из членов Комитета.

6. Слушали доклад художника А. Я. Сокола о поездке его в Петербург и Москву для собирания данных, потребных к устроению музея на поле Полтавской битвы.

Постановили принять к сведению, благодарить А. Я. Сокола за понесенные труды и сообщенные сведения.

Председатель Комитета Еп. Иоанн,

Члены Комитета:

Георгий Еп. Прилукский,

Протоиерей Н. Уралов,

Протоиерей Гр. Лисовский,

Мария Рахубовская,

Варвара Быкова,

Александр Мальцев,

Елена Фесенко-Навроцкая,

Н. А. Огнева,

Е. Филькович,

А. Коломенский,

Художник А. Сокол,

Иеромонах Сергий,

А. Каменский,

Свящ. Пл. Трипольский,

Е. Ницкевич,

Член-делопроизводитель В. Пархоменко.

193

ЖУРНАЛ № 26
заседания Полтавского Церковного Историко-Археологического
Комитета 28 января 1909 года.

Под председательством Преосвященнейшего Председателя Комитета, Епископа Полтавского и Переяславского Иоанна присутствовали: Преосвященнейший Георгий Епископ Прилукский, Джежелей, архимандрит Варлаам, протоиереи: — Г. Лисовский и Н. Уралов, А. Мальцев, А. Житецкий, А. Коломенский, А. Сокол и В. Пархоменко, иеромонах Сергий; священники: — Л. Диаталович, В. Трипольский и Гординский, г-жи Рахубовская, Быкова, Сухотина, Ницкевич, Фесенко-Навроцкая, Филькович и Сачавец.

1. Слушали журнал заседания № 25. Постановили утвердить журнал.

2. Слушали доклад члена-делопроизводителя В. Пархоменко о вновь доставленных вещах и книгах от Л. М. Савелова, А. А. Титова, из Успенской ц. м. Лютеньки, Гадячского уез.; от священника м. Белик, Кобелякского уез., Петра Романовского.

Постановили принять к сведению, жертвователей благодарить.

3. Слушали доклад члена-делопроизводителя В. Пархоменко о командировке его в г. Москву для участия в происходивших с 3 по 5 января с. г. заседаниях Предварительного Комитета по устройству XV Археологического Съезда, имевшего состояться в г. Великом Новгороде в 1911 г., в период времени с 22 июля по 5 августа.

Постановили принять к сведению, В. А. Пархоменко благодарить за понесенные труды.

4. Слушали предложение Преосвященнейшего Председателя об избрании в почетные члены Комитета за-

194

служенного ординарного профессора Императорского Харьковского Университета А. С. Лебедева, известного своими учеными трудами по разработке местной церковной истории.

Постановили избрать профессора Лебедева почетным членом Комитета и просить его принять на себя это звание.

5. Слушали отношение Черниговской Архивной Комиссии с изъявлением готовности прислать в дар Комитету для музея на поле Полтавской битвы один шведский зарядный ящик.

Постановили принять к сведению, благодарить Комиссию за выраженную готовность и просить о высылке ящика.

6. Слушали доклад члена-делопроизводителя о полученных из Чернигова от местного епархиального древлехранилища и деятелей его, нескольких рукописях, имеющих отношение к Полтавской битве.

Постановили поручить рассмотрение данных рукописей протоиерею Г. Лисовскому, И. Ф. Павловскому и В. А. Пархоменко и, в случае пригодности, напечатать их в третьем выпуске "Трудов" Комитета.

ЖУРНАЛ № 27
заседания Полтавского Церковного Историко-Археологического
Комитета 9 марта 1909 года.

Под председательством Преосвященнейшего Председателя Комитета, Епископа Полтавского и Переяславского Иоанна присутствовали: Преосвященнейший Георгий Епископ Прилукский, К. И. Мусиенко-Берученко, протоиереи — Г. Лисовский, И. Ольшевский, Копа-Овдеенко, А. Житецкий, И. Павловский, А. Коломенский и В. Пархоменко, иеромонах Сергий, священники Камен-

194

ский, В. Трипольский, М. Чубов и Коропов, г-жи — Рахубовская, Быкова, Сухотина, Ницкевич, Фесенко-Навроцкая, Филькович, Огнева и Сачавец.

1. Слушали журнал заседания № 26.

Постановили утвердить журнал.

2. Слушали доклад члена-делопроизводителя В. Пархоменко о вновь доставленных вещах и книгах из И. Предтеченской ц. с. Мацковец, Переяславского уезда, Успенской ц. с. Пирок, Кременчугского уезда, Преображенской ц. с. Переволочны, Кобелякского уезда, Р. Богородичной ц. с. Федорок Полтавского уезда, Покровской ц. с. Свинарной, Гадячского уезда, от священника В. Романова, от преподавателя Екатеринославской семинарии В. А. Беднова.

Постановили принять к сведению, жертвователей благодарить.

3. Слушали доклад члена-делопроизводителя В. Пархоменко о том, что проф. Харьковского университета А. С. Лебедев свидетельствует Комитету свою глубокую благодарность за избрание его почетным членом Комитета.

Постановили принять к сведению.

4. Слушали доклад священника Корсуна о результатах осмотра им некоторых церквей Переяславского уезда с просьбой выдать ему пособие для продолжения изысканий.

Постановили: сообщить священнику Корсуну, что в настоящее время Комитет не имеет свободных средств для выдачи ему пособия.

5. Слушали доклад заведующего древлехранилищем священника В. Трипольского о ряде вещей с которых предположено сделать фототипические отпечатки, а также о намерении его составить описание Древлехранилища для поднесения роскошно-иллюстрированных альбомов Древлехранилища Высочайшим особам во время празднования 200-летия Полтавской победы.

196

Постановила: поручить священнику В. Трипольскому сделать заказ фототипий в Киеве и описать коллекции Древлехранилища.

6. Слушали реферат священника М. Чубова о жизни и истории канонизации блаженной Анны Кашинской.

Постановили: благодарить о. Чубова за сообщение, приобрести 300 экземпляров его труда в случае напечатания им своей работы на свой счет.

ЖУРНАЛ № 28
заседания Полтавского Церковного Историко-Археологического
Комитета 18 ноября 1909 года.

Под председательством Преосвященнейшего Товарища Председателя Комитета, Епископа Прилукского Георгия присутствовали: Ректор Семинарии Архимандрит Варлаам, К. Мусиенко-Берученко, протоиереи — И. Ольшевский, Г. Лисовский, Галабутский, И. Захаржевский, иеромонах Сергий, священники — А. Каменский, Чубов, В. Трипольский, г-да — А. Житецкий, А. Коломенский, В. Пархоменко, В. Терлецкий, З. Курдиновский, М. Новицкий, О. Поповиченко, И. Авраменко, г-жи — Быкова, Ницкевич, Фесенко-Навроцкая, Филькович, Ромашкевич и Сачавец.

1. Слушали журнал заседания № 27. Постановили утвердить журнал.

2. Слушали доклад и. д. члена-делопроизводителя И. Авраменко о вновь доставленных вещах и книгах: из Р. Богородичной ц. м. Варны, Лохвицкого уезда, Вознесенской ц. с. Сокиренец, Прилукского уезда, И. Крестителевой ц. с. Поповки, Кременчугского уезда, Екатерининской ц. с. Власовки, Константиноградского уезда, Ильинской ц. с. В. Будищ, Гадячского уезда, Николаевской ц. м. В. Будищ, Зеньковского уезда, Андреев-

197

ской ц. м. Ересек, Миргородского уезда, Преображенской ц. м. Сорочинец, того же уезда, Троицкой ц. г. Градижска, Кременчугского у., Успенской ц. м. Максимовки, Константиноградского у.; из Лубенского монастыря, от проф. Лебедева, вдовы священника В. Судаковой, вдовы протоиерея А. Синельниковой, бывшего воспитанника Духовной Семинарии В. Магеровского, священника В. Магеровского, священника В. Трипольского, учителя рисования Кульчицкого и псаломщика Е. Здорова.

Постановили принять к сведению, жертвователей благодарить.

3. Слушали присланный на имя Комитета доклад священника Корсуна о старинных вещах, имеющихся в Михайловской ц. с. Лукашей, И. Предтеченской ц. с. Лехновки, Михайловской ц. с. Козлова, Троицкой ц. с. Денис, Михайловской ц. с. Малой Старицы, Харлампиевской ц. с. Сеньковки и Р.-Богородичной ц. м. Воронькова, Переяславского уезда.

Постановили принять к сведению и затребовать из означенных церквей старинные вещи.

4. Слушали доклад того же священника о печальном виде домовой ц. Архиерейского дома в с. Андрушах Переяславского уезда.

Постановили затребовать дополнительные сведения о состоянии этой церкви.

5. Слушали доклад того же священника о том, что в Переяславском уезде появился было неизвестный собиратель старинных вещей, по-видимому, еврей, не имеющий на то никаких полномочий.

Постановили предупредить о. о. благочинных, Переяславского уезда, чтобы они сделали распоряжение не давать старинных вещей лицам, не имеющим соответствующих полномочий.

6. Слушали прошение священников 5-го благочиннического округа, Переяславского уезда, в котором они

198

жалуются на священника Корсуна, обратившегося к ним с печатным листом — предложением доставлять ему сведения о церквах и старинных вещах. Священники просят Комитет освободить их от подобного рода предложений, исходящих от о. Корсуна.

Постановили рекомендовать священнику Корсуну не выходить за границы его деятельности.

7. Слушали доклад и. д. члена-делопроизводителя И. Авраменко о старинных церквах в с. Евлашах, Роменского у., Малютинцах, Пирятинского у., Шенгереевке, Зеньковского у., в Ладинском Покровском монастыре, с. Диканьке Полтавского у., м. Камышне, Миргородского у., г. Ромнах — Вознесенская церковь, м. Гельмязове, Золотоношского у., Иванице, Прилукского у., с. Черкасове, Полтавского у., Бакумовке, Миргородского у., м. Груни, Зеньковского у., Борисполе, Переяславского, у. — Борисо-Глебовская ц., с. Антоновке, Пирятинского у., Артюховке, Роменского у., Сулимовки, Переяславского у., м. Новых-Сенжарах, Кобелякского у. — Троицкая ц. г. Лохвице — соборная Р.-Богородичная ц., м. Смелом, Роменского уезда — Трехсвятительская ц.

Постановили поручить Комиссии из трех лиц — И. Павловского, В. А. Пархоменко и В. Н. Терлецкого — установить ценность всех присланных описаний, вышеупомянутых церквей.

8. Слушали запрос Духовной Консистории, не встречается ли препятствий к разборке старых церквей в м. Потоках, Кременчугского у. — Успенская церковь, и с. Коржах, Роменского у.

Постановили затребовать от о.о. благочинных дополнительные сведения об этих церквах.

9. Слушали доклад о том, что Его Высокопреосвященство Митрополит С.-Петербургский и Ладожский Антоний и Обер-Прокурор С. Синода С. Лукьянов выражают Комитету свою глубокую благодарность за при-

199

сланные им "юбилейные" издания Комитета, изготовленные ко дню Полтавских торжеств. Казанское церковное Историко-Археологическое общество приносит Комитету благодарность за присылку второго выпуска "Трудов", а заведующий Московским Архивом Министерства Императорского Двора Л. Савелов — за избрание его действительным членом Комитета.

Постановили принять к сведению.

10. Слушали доклад о том, что священник Филянский просит возвратить ему рукопись: "Значение церковно-археологических музеев, как хранителей произведений искусства".

Постановили возвратить означенную рукопись ее автору.

200

ПРОТОКОЛ
общего годичного собрания Полтавского Церковного
Историко-Археологического Комитета 9 февраля 1910 года.

В собрании, под председательством Преосвященнейшего Товарища Председателя Комитета, епископа Прилукского Георгия, присутствовали: Ректор Семинарии Архимандрит Варлаам, Инспектор Семинарии священник В. Сокольский, А. Д. Джежелей, Булюбаш, протоиереи — И. Ольшевский, Г. Лисовский, Ф. Лазурский, Н. Уралов, И. Галабутский, И. Захаржевский, г-да — И. Павловский, И. Барилов, А. Житецкий, В. Пархоменко, Орлов, Н. Фиалковский, Ананий Коломенский, Художник Сокол, Иеромонах Сергий, священники — Александр Каменский, Г. Горянов, М. Чубов и В. Трипольский; г-жи — Мария Рахубовская, Е. Ницкевич, Варвара Быкова, Елена Фесенко-Навроцкая, Огнева, О. Ромашкевич, и. д. члена-делопроизводителя И. Авраменко.

После пения архиерейским хором молитвы "Царю Небесный" и благословения Преосвященного, собрание открылось чтением годичных отчетов и. д. члена-делопроизводителя Комитета И. Авраменко — об общем ходе деятельности Комитета в третий год его существования, казначея Житецкого — о состоянии денежных сумм Комитета и А. Коломенского — акт ревизионной комиссии. Далее архиерейский хор, под управлением о. Гр. Горянова, пропел "блаженны" соч. Калинникова, по-

201

сле чего священник В. Трипольский доложил собранию отчет о состоянии Древлехранилища Комитета в истекшем году. Затем, в виду истекшего трехлетия, согласно уставу Комитета, было произведено переизбрание должностных лиц Комитета и выбор членов Комитетского совета. Собрание единогласно просило Преосвященного Владыку Иоанна остаться Председателем Комитета и Преосвященного Георгия — Товарищем Председателя, делопроизводителем — вместо отказавшегося по болезни В. А. Пархоменко — был избран И. Авраменко, казначеем — А. Г. Житецкий, заведующим Древлехранилищем священник В. Трипольский, членами ревизионной Комиссии — А. И. Коломенский и о. В. Щитинский, членами Совета — И. Ф. Павловский, В. А. Пархоменко, И. Н. Барилов, протоиерей И. Захаржевский, А. Л. Крылов и о. Вл. Трипольский. После этого архиерейский хор исполнил "Блажени людие", конц. Бортнянского, а В. А. Пархоменко предложил вниманию собрания реферат на тему: "Характеристика личности и деятельности Епископа Переяславского Арсения Берло" (18-й век). Пением "Достойно есть", соч. Орлова и Святительским благословением собрание закончилось.

ЖУРНАЛ № 29
заседания Полтавского Церковного Историко-Археологического
Комитета 9 ноября 1910 года.

Под председательством Его Высокопреосвященства Высокопреосвященнейшего Назария, Архиепископа Полтавского и Переяславского, присутствовали: Преосвященнейший Георгий, Епископ Прилукский (ныне Ректор С.-Петербургской Духовной Академии, Епископ Ямбургский), Протоиерей о. Иустин Ольшевский — ныне Епископ Прилукский Сильвестр, Ректор Семинарии Архимандрит Варлаам,

202

директор Реального Училища К. И. Мусиенко-Берученко, Начальница Епархиального Училища Е. И. Ницкевич, Протоиереи: Г. Лисовский, Ф. Лазурский, Н. Уралов, Галабутский, Захаржевский, эконом архиерейского дома о. Георгий, священники: Каменский, Чубов, Трипольский, Тарасенко, г-да Болюбаш, Мальцев, Павловский, Пархоменко, Орлов, Терлецкий, Авраменко, Иеродиакон Иоасаф.

1. Слушали журнал заседания № 28 и протокол годичного собрания.

Постановили утвердить журнал и протокол.

2. Слушали доклад члена-делопроизводителя И. Авраменко о вновь доставленных в Древлехранилище вещах и книгах: из Архангело-Михайловской церкви с. Зачепиловки, Константиноградского у., Преображенской церкви м. Старых-Сенжар, Полтавского уезда, Вознесенской ц. села Сокиренец, Прилукского уезда, Успенской церкви с. Крапивны, Золотоношского уезда, Крестовоздвиженской церкви с. Лучек, Кобелякского уезда, Преображенской церкви м. Решетиловки, Полтавского уезда, Рождество-Богородичной церкви м. Воронькова, Переяславского уезда, от эконома архиерейского дома О. Георгия, Протоиерея В. Пивоварова, Профессоров — Перетца и Жуковича, В. А. Пархоменко, священников — В. Трипольского и В. Подгаевского, вдовы М. С. Яцына.

Постановили принять к сведению, жертвователей благодарить.

3. Слушали доклад о том, что Правление Высших Женских Курсов в Киеве просит выслать для библиотеки курсов "Труды" Комитета.

Постановили: по мере выхода в свет "Трудов" Комитета — высылать их курсам.

4. Слушали доклад о том, что Церковно-Археологический Отдел при Обществе любителей духовного про-

203

свещения в Москве и Псковский Церковно-Археологический Комитет предлагают Полтавскому Комитету вступить в обмен изданиями.

Постановили совершать указанный обмен.

5. Слушали предложение Высокопреосвященнейшего Председателя об избрании в Почетные Члены Комитета основателя его и бывшего Председателя Преосвященнейшего Рижского и Митавского Иоанна.

Постановили просить Владыку Иоанна принять указанное звание и благодарить Его за материальную помощь Комитету.

6. Слушали доклад Казначея А. Г. Житецкого о состоянии Комитетской кассы.

Постановили ликвидировать долги Комитета, связанные главным образом с переносом в Полтаву Покровского Роменского храма и промывкой икон художником Гажиенко.

7. Слушали предложение о приобретении у В. А. Пархоменко 300 экземпляров его труда: "История Бориспольско-Переяславской епархии" — изд. 2-е.

Постановили приобрести 300 экземпляров по 50 копеек и разослать их по Епархии.

8. Слушали предложение Высокопреосвященнейшего Председателя о пересмотре Древлехранилища Киевским проф. Петровым.

Постановили желание Владыки приветствовать.

9. Слушали доклад о должностных лицах Комитетского Древлехранилища.

Постановили: просить свящ. В. Трипольского по-прежнему заведовать музеем, а иеродиакона Иоасафа быть его помощником, вместо О. Н. Ромашкевич.

204

ОТЧЕТ
и. д. члена-делопроизводителя о деятельности Комитета
в третий год существования

Полтавский Церковный Историко-Археологический Комитет закончил 2-го ноября 1909 года трехлетие своего существования. Деятельность Комитета за истекший год выразилась в следующем. — Заседаний Комитета в отчетном году было четыре: 14 декабря, 28 января, 9 марта и 18 ноября. В этих заседаниях обычно рассматривались вновь доставленные в Древлехранилище старинные вещи и книги, определялась степень их ценности в археологическом отношении, разрешались вопросы об изданиях Комитета, о сношениях его с учеными Обществами и Учреждениями и т. д. и т. д. В одном из заседаний Комитета — именно 9 марта — священником М. Чубовым был прочитан реферат на тему — "О жизни и истории канонизации блаженной Анны Кашинской".

Отчетный год — год важный вообще в жизни г. Полтавы и, в частности, в жизни Полтавского Церковного Историко-археологического Комитета: это год 200-го юбилея Полтавской "преславной виктории". Готовясь к такому выдающемуся событию, Комитет — 1) пополнял свое Древлехранилище новыми и новыми предметами старины, заботился о возможно лучшем размещении их, расширять свою библиотеку; 2) Комитет работал над изданием каталога — указателя выдающихся (1150 №№) предметов старины своего Древлехранилища, каковой каталог (1500 экземпляров) и был издан заведую-

205

щим Древлехранилещем священником В. Трипольским; 3) 20 экземпляров этого каталога Комитет издал в более изящном виде — с фототипиями главных вещей Древлехранилища — для поднесения Высочайшим Особам во время празднования 200-я Полтавской победы; 4) приготовил Комитет я роскошные юбилейные альбомы видов Шведской могилы, с внутренними видами Сампсониевской и Могильной церквей, что на этой могиле. Снимки — работы известного местного фотографа Хмелевского. 5) Комитет принимал деятельное участие и в организации музея на поле Полтавской битвы: через Комитет направлялись в этот музей некоторые вещи, книги, оружие. Музей на поле брани и был открыт ко дню Полтавских торжеств. При посещении этого музея, Его Императорское Величество Государь Император изволил обратить Свое милостивейшее внимание и на доставленные в этот музей на время Торжеств вещи Древлехранилища, в особенности на одну из этих вещей: воздушок с аллегорическим изображением Полтавской победы. Композиция здесь такова: орел (Россия) вырывает ключ из пасти льва (Швеция). Воздушок этот относится к 18 веку, доставлен в Древлехранилище из Воскресенской церкви г. Зенькова.

В отчетном же году, благодаря заботам Комитета, а главным образом — Его Преосвященства, Преосвященнейшего Председателя Комитета, закончен постройкой и освящен перенесенный из г. Ромен на усадьбу Архиерейского дома Запорожский Покровский храм. При реставрации иконостаса в этом храме, был открыт в первом ярусе нижний слой живописи; прекрасно сохранившейся и довольно ценной. Открытие это было сделано благодаря указанию г. Покрышкина — члена Императорской Ученой Архивной Комиссии.

Кроме того, в третьем году своей жизни Комитет

206

собирал сведения о старинных церквах епархии и имеющихся в них предметах старины, рассматривал присылаемые работы по местной церковной археологии, определял их ценность и издал второй выпуск своих "Трудов".

В отчетном же году Комитет, по приглашению Императорского Московского Археологического Общества, от 20 ноября 1908 года за № 1880, принял непосредственное участие в состоявшемся между 3-5 января 1909 года предварительном заседании по устройству следующего XV археологического съезда. Для этой цели был командирован в г. Москву член-делопроизводитель Комитета В. А. Пархоменко. Местом будущего съезда был избран г. Великий Новгород, время съезда — 1911 г., с 22 июля — 5 августа. От того же Археологического Общества было получено Комитетом, в конце отчетного года, приглашение принять участие в открытии памятника в Москве первопечатнику — диакону Ивану Федорову. В ответ на это приглашение Комитетом была своевременно послана приветственная телеграмма.

Получил Комитет в отчетном году и еще одно предложение — просьбу Совета Московской Духовной Академии выслать из Древлехранилища плащаницу XV века для научных занятий проф. Голубцова. Правда, плащаница не была выслана: Комитет счел неудобным пересылать столь ценную вещь по почте, но все же сама просьба о присылке ее свидетельствует о том, что вещами Древлехранилища интересуются и далеко на стороне, притом люди ученые.

В отчетном же году — в заседании 28 января — по предложению Преосвященнейшего Председателя Комитета был избран новый — 15-й — почетный член — заслуженный ординарный профессор Императорского Харьковского Университета А. С. Лебедев, известный своими учеными трудами по разработке местной церковной

207

истории. Недавно новый почетный член Комитета прислал ему в дар свои труды.

Что касается духовенства епархии, а также представителей местной интеллигенции, то они по прежнему и в отчетном году с большим вниманием относились к жизни и деятельности Комитета, Духовенство посещало заседания Комитета, усиленно присылало вещи к Полтавским торжествам, оказывало и материальную помощь Комитету, между прочим, один священник прислал 300 рублей. Что же касается представителей местной интеллигенции, то и они бывали на заседаниях Комитета, с глубоким интересом относились к возникавшим на них вопросам, оказывали помощь как при расстановке вещей Древлехранилища, так и при составлении его Каталога.

При таком добром отношении к задачам и нуждам Комитета как со стороны духовенства епархии, так и представителей местной интеллигенции, а главное — благодаря мудрому руководительству своих Архипастырей, Полтавский Церковный Историко-Археологический Комитет смело встретил четвертый год своего существования.

Председатель Комитета Епископ Иоанн.

Член-делопроизводитель Иван Авраменко.

208

ОТЧЕТ
члена-делопроизводителя о деятельности Комитета в четвертый и пятый
годы существования.

Полтавский Церковный Историко-Археологический Комитет закончил 2-го ноября 1911 года пятилетие своего существования. Жизнь и деятельность Комитета за истекший отчетный период выразилась в следующем. В самом начале отчетного периода, 29 апреля 1910 года, Полтавский Археологический Комитет приветствовал телеграммой председательницу Московского Археологического Общества Графиню Уварову, по случаю 25-летия ее глубокополезной археологической деятельности, и получил от графини благодарность за приветствие и пожелания.

Со 2-5 июня того же года Комитетское Древлехранилище посетили экскурсанты, во главе с известным знатоком археологии профессором Императорского Киевского Университета Св. Владимира — В. Н. Перетцом. В состав экскурсии входили: сам проф. Перетц, профессорские стипендиаты С. И. Маслов, В. И. Маслов и А. С. Грузинский, студенты Тимченко, Рышков, Гудзий, Акимович, слушательницы Высших Женских Курсов в Киеве — Адрианова, Щеглова, Неверова, Сычевская, Шуляк и другие — всего 20 человек. Экскурсанты очень внимательно отнеслись к памятникам старины, собранным в Полтавском Епархиальном Древлехранилище. А проф. Перетц издал затем "Отчет об экскурсии семинария

209

русской филологии в Полтаву и Екатеринослав 1-9 июня 1910 года" (Киев, 1910 г.). В этом отчете по поводу Полтавского Древлехранилища, по-видимому скромного и малозаметного, высказано много лестного. Так, проф. Перетц называет Древлехранилище "богатым" памятниками старины (2-я стран. "Отчета"). В нем есть, как сказано в "Отчете", "замечательные" памятники древнего шитья XVII-XVIII в., плащаницы XV-XVIII в., среди которых обращает на себя внимание плащаница 1466 г. с вышитой записью, гласящей, что эта плащаница была вышита кн. Оленою. Есть в Древлехранилище кресты, панагии, иконки XVII-XVIII вв. "художественной" работы. Обратили на себя внимание экскурсантов и многочисленные иконы Древлехранилища, между которыми отмечены в "Отчете" проф. Перетца: № 949 — святое семейство, № 959 — Апостол Петр в виде типичного украинца, № 951 — великомученица Варвара и № 252 — три картины Страшного Суда с массой местных деталей (2-3 стр. "Отчета"). Но особенное внимание экскурсанты обратили на рукописи и старопечатные книги Древлехранилища и по поводу них сделали ценные научные указания и разъяснения, помещенные на разных страницах вышеупомянутого "Отчета". Так С. И. Маслов рассмотрел две старопечатные книги Древлехранилища: № 64 "казане" in fo, слова и поучения Иоанникия Голятовского, на малороссийском языке без заглавного листа, и № 65 проповеди на малороссийском языке, in fo без начальных листков (стр. 7). В. И. Маслов просмотрел в Древлехранилище "краткую летопись Малыя России с 1506-1776 г.", — издал В. Рубан в С.-П.-Б. 1777 г. и рукопись жития Петра Великого соч. Катифора (стат. 8). Н. И. Гудзий пересмотрел два Евангелия: одно начала XVII в., № 122, другое конца XVIII в., № 123 и извлек помещающиеся там и напечатанные в "Отчете" (стр. 13-16) записи. Тот же Гудзий и Тимчен-

210

ко разбирали записи и текст учительного Евангелия № 133, конца XVI или начала XVII в., "язык его (по выражению "Отчета") пестрит полонизмами и украинизмами, обнаруживая в авторе и описателе тенденцию выражаться не высоким славянским языком, а "простою мовою", как тогда говорили (стр. 15). В "Отчете" же приведены и образцы этой "простой мовы" (ibidem). В. П. Адрианова занималась в Древлехранилище изучением "прекрасного" списка сборника чудес пресв. Богородицы, известного под заглавием "Звезда пресветлая". "Список Древлехранилища довольно поздний — 1772 г., но сделан тщательно, красивым полууставом и, по-видимому, с хорошего оригинала" (стр. 16). В "приложениях" к "Отчету" помещено и само описание этого сборника (стр. 80-98). С. А. Щеглова изучала рукопись № 183 — "пестрый сборник разнообразного литературного материала, разновременно собранный студентом Киевской Академии, позже священником, Пиючевским, жившим и действовавшим в конце ХVIII в. и в самом начале ХIХ-го" (стр. 21). Сборник такого рода "представляет любопытный материал для характеристики вкусов эпохи, именно рядовых ее представителей. Между тем они изучены очень мало... Будучи составлен духовным лицом, учившимся в Киевской Академии, после реформ М. С. Миславского — сборник этот характерно и заметно отличается, например, от сборников типа, описанного проф. В. Н. Перетцом и д-ром Ив. Франком" (стр. 21-22).

Особое внимание трудолюбивых экскурсантов, искавших "в тлеющих хартиях духа и жизни", остановил на себе, конечно, выдающийся памятник Древлехранилища (принадлежащий библиотеке Полтавской духовной Семинарии) — Пересопницкая рукопись. О ней в "Отчете" говорится: "особое внимание привлекает к себе знаменитое Пересопницкое Евангелие; о нем сделал неболь-

211

шое сообщение стипендиат А. С. Грузинский, специально занимающийся историей текста малорусских Евангелий XVI в. (стр. 2, 10-13). Сам проф. Перетц о Пересопницком Евангелии пишет: "в Полтаве в Епархиальном Древлехранилище я прежде всего осмотрел знаменитое Пересопницкое Евангелие, в последнее время подвергнутое сомнению относительно даты времени его написания. Этим памятником специально занимался проф. стипендиат А. С. Грузинский, я же ограничился лишь изучением орнаментации Евангелия. Кто не видел в натуре орнаментов Пересопницкой рукописи, тот не имеет никакого представления об этом памятнике старинного искусства: изящество рисунка в стиле Возрождения, еще не вульгаризованного малоопытными рисовальщиками, разнообразие, свежесть и прочность красок указывают, что над художественной отделкой рукописи трудился незаурядный мастер своего времени, до которого далеко другим, оставившим следы своего искусства в Евангелиях и других рукописях XVI в. Подробность к датировке рукописи — в орнаменте заглавного листа скрыта дата ее. Общее впечатление от обзора палеографической и художественной стороны Пересопницкого Евангелия то, что оно относится несомненно к XVI в., а не есть копия конца XVII в. Было бы весьма полезно для изучения истории искусства на Украине, если бы нашлась солидная фирма и издала снимки с этой драгоценной рукописи главным образом с орнаментов, и притом непременно в красках. (Стр. "Отчета" 28-я).

По инициативе проф. Перетца и проф. стипендиата Грузинского приезжала из Киева особая переписчица, которая и переписала Пересопницкое Евангелие, для переиздания его в г. Киеве.

Вышеуказанный "Отчет" красноречиво говорит о

212

том, что недаром Полтавские Архипастыри трудятся над собиранием памятников старины в свое Древлехранилище. Последнее является новым источником, откуда берут свое начало новые археологические работы ученых исследователей.

Далее, в отчетный период времени Совет Киевской Духовной Академии просил выслать для научных занятий ординарного проф. Протоиерея Ф. И. Титова Евангелия, принадлежащие Древлехранилищу, под №№ 121, 122, 133 и 124. Означенные Евангелии и были доставлены в Киев и обратно членом Комитета В. А. Пархоменко. Интерес, проявленный Киевской Академией к Полтавскому Древлехранилищу, снова подчеркивает ценность последнего в научном отношении.

В отчетном же периоде учредитель Полтавского Археологического Комитета и первый его Председатель Преосвященнейший Епископ Иоанн перешел на служение в г. Ригу. Полтавский же Архипастырь, Высокопреосвященнейший Архиепископ Назарий, принял Комитет и Древлехранилище под свое Архипастырское водительство.

Под председательством Владыки Назария, 9 ноября 1910 года и состоялось заседание Комитета; в этом собрании детально рассматривались вновь поступившие вещи и книги и производилась им надлежащая оценка. Здесь же решались вопросы о суммах Комитета, обмене изданиями с другими Археологическими и иными Учеными Обществами и т. д.

В конце 1910 года отбыл из Полтавы на место нового своего служения Преосвященнейший Товарищ Председателя Комитета, Епископ Прилукский Георгий, ныне Ректор С.-Петербургской Духовной Академии, Епископ Ямбургский.

Весной 1911 года посетил Полтаву и Епархиальное Древлехранилище Киевский ученый, известный исто-

213

рик и археолог проф. Петров; последний живо интересовался старинными рукописями, плащаницами, дарохранительницами и всеми вообще вещами Древлехранилища; он сделал много ценных указаний и разъяснений.

В начале лета того же года изволила посетить Древлехранилище Высокая Гостья — Великая Княгиня Виктория Федоровна, заинтересовавшаяся особенно плащаницами и изящными вышивками музея. Она же изволила принять от В. А. Пархоменко и свящ. Вл. Трипольского их ученые археологические труды. С особым вниманием Великая Княгиня осматривала старинный Покровский храм, где была встречена Преосвященным Сильвестром, Епископом Прилукским.

В июле месяце 1911 года состоялся в Новгороде Великом ХV всероссийский Археологический Съезд, на котором присутствовал и вел секретарский отдел член Полтавского Археологического Комитета В. А. Пархоменко.

Что касается духовенства епархии, то оно по-прежнему присылало в Древлехранилище памятники старины и тем содействовало общей археологической работе.

Видные деятели и жители города Полтавы, как и раньше, были отзывчивы к жизни Комитета и посещали Епархиальное Древлехранилище.

Думается, что Полтавский Церковный Историко-Археологический Комитет, закончив первое пятилетие своего существования, по-прежнему будет проявлять свою деятельность и принесет пользу археологической науке.

214

  

215

 

Денежный отчет

Полтавского церковно-историко-археологического Комитета

за время с 1-го ноября 1909 г. по 1-е ноября 1911 г.

 

216

ПРИХОД

С
т
а
т
ь
я

Поступило

Сумма

Всего

руб.

к.

руб.

к.

1

От Преосвященного Иоанна Епископа Рижского и Митавского 5519 р. 19 к. на покрытие долгов Комитета в сумме 3880 р. 9 к. и перерасхода в сумме 1639 р. 10 к., образовавшихся на 1 ноября 1909 г. по постройке Покровской церкви, за вычетом какового перерасхода, записано на приход

3880

9

 

2

От отцов благочинных взносов за брошюру "Епархиальное древлехранилище" (прил. 1-е)

1604

9

 

 

3

От Высокопреосвященнейшего Назария, Архиепископа Полтавского и Переяславского

1000

 

 

4

От Полтавской Духовной Консистории

600

 

 

5

От заштатного священника о. Стефана Гординского

100

 

 

6

Членских взносов (прил. 2-е).

166

 

 

7

Пожертвований (прил. 3-е)

50

 

 

8

Возвращено перебранных железной дорогой за перевозку лесного материала для постройки Покровской церкви

90

60

7490

78

 

Баланс   

 

 

7490

78

217

РАСХОД

С
т
а
т
ь
я

Выдано

Сумма

Итого

Всего

   

руб.

к.

руб.

к.

руб.

к.

 

А) По музею:

 

 

 

 

 

 

1

Жалованье заведующему (за 2 месяца)

50

 

 

 

 

2

Жалованье помощ. заведующ.

420

 

 

 

 

3

Жалованье прислуге

58

 

 

 

 

4

Канцелярск. и письмен. принад.

17

18

 

 

 

 

5

Освещение

18

12

 

 

 

 

6

Меблировка музея

49

35

 

 

 

 

7

Ремонт печки в музее и установка мультипликатора

53

49

 

 

 

 

8

Печатание 1500 экз. брошюры "Епархиальное древлехранилище"

486

17

 

 

 

 

9

Печатание брошюры "Очерк Переяславско-Бориспольской епархии"

150

 

 

 

 

10

400 фототипий и 22 клише

273

 

 

 

 

11

Печатание 20 каталогов музея

50

 

 

 

 

12

Командировка В. А. Пархоменко делегатом на Новгородский Археологический Съезд

75

 

 

 

 

13

Установка орла на Петровском музее

38

 

 

 

 

14

Снимки Братской могилы

10

 

 

 

 

15

Мелкие расходы

1

82

1750

13

 

 

 

Б) По постройке Покровской церкви:

 

 

 

 

 

 

16

Устройство и покраска церкви

1663

37

 

 

 

 

17

Живопись церкви

600

 

 

 

 

18

Церковные предметы

109

93

 

 

 

 

19

Прихожанам Покровской церкви за иконостас

1000

 

 

 

 

20

Страховка Покровской церкви

81

5

 

 

 

 

21

Архиерейскому хору в день годов. Общ. Собр.

15

 

 

 

 

22

Эконом. Полт. архиерейск. дома

2257

21

5726

52

7476

69

 

Остается к 1 нояб. 1911 г.

14

9

 

Баланс  

7490

78

А. Житецкий.

218

Счет долгов:

 

   

руб.

к.

1

Прихожанам Роменской Покровской церкви за иконостас

800

2

Живописцу Гажиенку

200

 

3

Экономии архиерейского дома

242

79

 

Всего  

1242

79

Казначей А. Житецкий.

219

Приложение 1

Ведомость
о поступлении от отцов Благочинных взносов за брошюру
"Епархиальное древнехранилище".

№ № п/п

ФАМИЛИИ

Сумма

руб.

к.

1

От: Субботина о. Михаила

14

2

Давидова

1

3

Сулятицкого о. Митрофана

12

4

Лебединского

12

5

Билинского

18

6

Соговского

11

7

Галабутского

36

8

Дубровы

41

9

Фесенко18

 

10

Матченка14

 

11

Трипольского о. Павла18

 

12

Иваницкого

14

13

Сахновского

34

14

Трипольского о. Стефана

12

15

Никифорова

21

50

16

Клепачевского

25

17

Станиславского

9

18

Соляникова

13

19

Галковского

17

20

Мильгевского

29

21

Коваленко

17

22

Зубковского

12

23

Дубянского

9

24

Субботина о. Феодора

25

84

25

Костецкого

45

26

Кроткова

14

27

Яновского

11

28

Коропова

15

29

Пирского

26

30

Дамаскина

24

50

31

Савченко

15

220

№ № п/п

ФАМИЛИИ

Сумма

руб.

к.

32

От: Павловича

32

33

Лонгинова

15

34

Белого

16

35

Ващенко

39

36

Иерусалимова

27

37

Грузиненко

22

38

Колесникова

15

39

Волкова

11

40

Букшованного

39

50

41

Диаталовича

19

42

Пономаренко

15

43

Бельговского

14

44

Андриевского о. Симеона

22

45

Крамаренко

19

46

Маркова

25

47

Андриевского о. Георгия

30

48

Евфимовича

15

49

Антоновского

52

50

Гороновича

101

51

Богдановского

48

50

52

Богацкого о. Георгия

51

53

Глинского

11

54

Васильева

15

55

Туницкого

14

56

Романовского

22

25

57

Галковского

25

58

Щитинского

33

59

Мировича

23

60

Кремянского

15

61

Дроздовского

10

62

Каменецкого

15

63

Власова

13

64

Сулятиwrого о. Константина

12

65

Кириева

20

66

Заблоцкого

11

67

Ушацкого

17

221

№ № п/п

ФАМИЛИИ

Сумма

руб.

к.

68

От: Мурашко

14

69

Богацкого о. Михаила

10

70

Хуторненко

17

71

Соболева

11

72

Косяченко

8

72

Мартиновича

11

74

Комарецкого

18

75

Соборницкого

13

76

Поповиченко

17

77

Лазурского

1

78

Множинского

16

 

Всего  

1604

6

222

Приложение 2.

Список членов
Полтавского церковно-историко-археологического Комитета.

№ № п/п

Фамилия, имя и отчество

Сумма

руб.

к.

1

Георгий, Епископ Ямбургский

10

2

Архимандрит Варлаам

5

3

Быкова В. В.

3

4

Булубаш И. П.

6

5

Ващенко Василий свящ.

3

6

Войнович Л. М.

5

7

Галабутский Иоанн прот.

3

8

Гамалея Григорий прот.

3

9

Головкова М.

3

10

Залогин И. В.

3

11

Коломенский А. И.

3

12

Крылов А. Л.

3

13

Лазурский Феодор прот.

6

14

Лисовский Григорий прот.

9

15

Малама Н. П.

3

16

Малама Е. И.

3

17

Мусиенко-Берученко К. И.

3

18

Ницкевич Е. И.

9

19

Никольский Н. М.

3

20

Орлов Я. К.

3

21

Павловский И. Ф.

9

22

Плахотин Иоанн зашт. свящ.

20

23

Романов Василий свящ.

3

24

Россошинский Николай свящ.

3

25

Рахубовская М. В.

6

26

Савицкий В. А.

6

27

Сокол А. Я.

3

28

Сокольский Василий свящ.

3

29

Тарасевич Петр свящ.

9

30

Уралов Николай прот.

3

31

Фесенко-Навроцкая Е. Г.

3

32

Чубов Михаил свящ.

3

33

Щитинский Владимир свящ.

3

34

Яновский Андрей свящ.

3

 

Всего  

166

223

Приложение 3

ВЕДОМОСТЬ
пожертвований на нужды церковно-историко-археологического Комитета

 

 

Сумма

руб.

к.

1

От неизвестных через Иеромонаха Сергия на приобретение напрестольного облачения для Покровской церкви

30

2

От неизвестного на устройство фонаря вблизи Покровской церкви

5

3

От неизвестного

1

50

4

От продажи каталога древнехранилища

50

5

От группы членов Комитета

13

 

Всего  

50

224

АКТ
Ревизионной Комиссии

Общему собранию гг. членов Полтавского церковно-историко-археологического Комитета.

Обревизовав в подробности денежный отчет Полтавского церковно-историко-археологического Комитета за время с 1 ноября 1909 года по 1 ноября 1911 года вместе с квитанционной и приходо-расходной книгами Комитета, а также, сличив как приходные, так и расходные статьи с оправдательными документами, Ревизионная Комиссия имеет честь засвидетельствовать: 1) отчет этот составлен верно и во всем согласно с означенными выше книгами и документами; 2) в отчетное время по Комитету на приход поступило девять тысяч сто двадцать девять руб. восемьдесят восемь коп., а за пополнением образовавшегося на 1-е ноября 1909 г. перерасхода в сумме 1639 руб. 10 коп., всего на приход записано семь тысяч четыреста девяносто руб. семьдесят восемь коп.; израсходовано семь тысяч четыреста семьдесят шесть руб. шестьдесят девять коп. и осталось на 1 ноября 1911 г. четырнадцать руб. девять коп., которые хранятся в Полтавском Обществе Взаимного Кредита на текущем счету по книжке за № 3123 и 3) долгов по Комитету состоит: а) прихожанам Роменской Покровской церкви за иконостас 800 руб., б) живописцу Гажиенку 200 руб. и в) экономии архиерейского дома 242 руб. 79 коп. итого долгов на сумму 1242 руб. 79 коп.

Ноября 5 дня 1911 г.

 

Члены ревизионной. Комиссии:

А. И. Коломенский.

 

Свящ. Владимир Щитинский.

Ссылки на эту страницу


1 Труды Полтавского церковного историко-археологического комитета
[Труди Полтавського церковного історико-археологічного комітету] – пункт меню
2 Указатель книг и статей по названиям
[Покажчик за назвами] - пункт меню

Если Вы хотите поддержать сайт

Карта ПриватБанка:
4149 4390 0512 1235