Липовко-Половинец, Василий Иванович

Highslide JS

Липовко-Половинец, Василий Иванович. Окончил Петровский Полтавский кадетский корпус в 1897 г. Александровское военное училище, 36 пех. Орловский полк. Штабс-капитан.

Отец: Липовко-Половинец Иван Дмитриевич - воспитатель (1874-1887), ротный командир (1887-?).

Братья: Липовко-Половинец Михаил Иванович (вып. 1896 г.) и Липовко-Половинец Николай Иванович (вып. 1892 г.).

В Общем списке офицерским чинам РИА, составленном по 01.01.1909, стр. 806:

Заведывающие передвижением войск по жел. дор. и водяным путям, комендаты ж/д станций и сост. в комплекте офицеры для пор. при зав-щих передв. войск - Иркутский р-н (г. Иркутск) - офицер для поручений, штабс-капитан.

В Общем списке офицерским чинам РИА, составленном по 01.01.1910, стр. 848:

То же - Варшавский район - комендант станции Ковель, капитан.

Источники:

Ромашкевич А. Д. Список кадетам Петровского Полтавского кадетского корпуса, окончившим с 1891 по 1908 г. Приложение к Материалам к истории Петровского Полтавского кадетского корпуса с 1-го октября 1907 г. по 1-е октября 1908 г. Год пятый. Полтава. 1908. Стр. 20

Общий список офицерским чинам РИА. Составлен по 01.01.1909. СПБ, 1909. Стр. 806

Общий список офицерским чинам РИА. Составлен по 01.01.1910. СПБ, 1910. Стр. 848

Фотография предоставлена П. О. Липовко - внуком Василия Ивановича

 

Дедушка

Highslide JS

О моем деде по материнской линии Василии Ивановиче Липовко-Половинце мне известно меньше, чем хотелось бы знать. Причин тому несколько и разных. Во-первых, я дедушку никогда не видел и никаким образом с ним не общался, т.к. родился я через 9 лет после его смерти. Во-вторых, в детском и молодом возрасте подробностями судьбы давно умершего предка я, естественно, не особенно интересовался. В-третьих, и это главное, в семье эти подробности держались в секрете от ребенка и, тем более, от посторонних, о них старались не говорить. Потому, что дедушка был царским офицером (как тогда говорили – офицером Императорской Армии), а в советское время, на которое приходится почти вся моя сознательная жизнь, такое родство считалось предосудительным и даже опасным. И только в сугубо зрелом возрасте, с началом эпохи Перестройки, я стал активно интересоваться судьбой близкого родственника, по крохам выявлять поразительные подробности его биографии. Но поскольку время было основательно упущено, в том числе умерли близко знавшие дедушку люди, получающаяся картина жизни деда является обрывочной, фрагментарной. Тем не менее, эта картина, как мне представляется, и в получающемся виде впечатляет. Поскольку она несет на себе отпечаток того поколения военной интеллигенции – офицерского царского корпуса, который не может не поражать воображение и который, увы, безвозвратно ушел в Лету.

Родился дедушка в Полтаве 23 декабря 1877 г. в семье потомственных офицеров – небогатых дворян. В семье было трое братьев: Николай, Михаил и Василий (по старшинству). Все они окончили в Полтаве Императорский кадетский корпус имени Петра Первого (он назывался Петровский Полтавский кадетский корпус в честь победы русских войск под командованием Петра I над шведами под Полтавой в 1709 г.): Николай в 1892 г., Михаил в 1896 г. и Василий в 1897 г. В этом же учебном заведении преподавал их отец – кадровый офицер Иван Дмитриевич Липовко-Половинец. Был он воспитателем, а потом командиром роты воспитанников, закончил военную службу в звании полковника. Были ли все они потомственными дворянами или личными – неизвестно. По крайней мере дедушка никогда не имел недвижимости в собственности, средний же брат имел дом в Полтаве. Но, возможно, он его купил. О матери братьев и их сестре (похоже, ее звали Софья) ничего не известно. Не исключено, что были ещё сестры. Учеба в корпусе наверняка оказала на дедушку и его братьев судьбоносное влияние, поэтому о кадетах следует сказать особо. Кадетский корпус – образовательно-воспитательное учреждение Военного министерства в царской России с 10-летним, как правило, обучением и содержанием по типу интерната. В нем давалось полное среднее общее образование и начальные военные знания. Но главным, пожалуй, был воспитательный компонент. Кадеты воспитывались в духе преданности России (Вере, Царю и Отечеству), приверженности высокой нравственности (честности, способности к самопожертвованию, заботе о близких и т.д.). Поэтому понятна трагическая судьба кадетов: из 31 кадетского корпуса, существовавших в России до марта 1917 года 23 корпуса были истреблены во время Гражданской войны, большинство их воспитанников (75 % личного состава) погибли. Петровский Полтавский кадетский корпус был основан в 1840 году по приказу Императора Николая I и просуществовал до 1920 г. (ухода армии Врангеля из Крыма). В измененном составе и с другим названием корпус просуществовал в Югославии до 1944 г., т.е. до освобождения этой страны от гитлеровцев Красной Армией.

Окончив Кадетский корпус в 1897 г., дедушка был выпущен унтер-офицером и сразу направлен на продолжение учебы в Московское военное училище имени Императора Александра III («Александровское»). Обучающиеся в таких училищах назывались юнкерами и в течение 2-х лет получали среднее специальное (военное) образование по родам войск. В частности, Александровское училище готовило офицеров пехоты (как тогда именовалось – инфантерии). При выпуске дедушке было присвоено звание младшего офицера – подпоручика пехоты, и для продолжения службы он был распределен в 36-й Орловский пехотный полк, дислоцировавшийся в Полтаве. (Об Александровском военном училище был снят режиссером Никитой Михалковым фильм «Сибирский цирюльник», который, однако, подвергся серьезной критике со стороны профессиональных историков.) Годом ранее точно такой учебно-служебный путь был пройден средним братом Михаилом. Однако последний на военной службе не задержался, перешел на службу гражданскую и уже в 1913 г. состоял младшим чиновником (коллежским секретарем) при Полтавском губернаторе. Его дальнейшая судьба неизвестна. Что касается Николая, то после окончания Александровского училища он был распределен  в Старооскольский пехотный полк, а затем, где-то в начале ХХ века, попал в Иркутск не на строевую, а на штабную работу: в Управление Заведующего (тогда называлось Заведывающего) передвижением войск Иркутского района Забайкальской железной дороги. В 1909 г. он имел чин капитана и занимал должность делопроизводителя в этом управлении военных сообщений (УПВОСО). Тогда же, в 1909 г. Николай Иванович был переведен в польский город Люблин (Польша тогда входила в состав России) на должность военного коменданта этой железнодорожной станции. Его дальнейшая судьба неизвестна. Василий Иванович по собственному прошению (вероятно, здесь не обошлось без советов старшего брата) в 1904 г. был переведен из Полтавы в Иркутск в то же самое УПВОСО на должность офицера для поручений у Заведующего передвижением войск, имея чин подпоручика. По-видимому, к военным действиям Русско-японской войны 1904-1905 г.г. УПВОСО Иркутского района Забайкальской железной дороги имело самое непосредственное отношение. В 1909 г., практически одновременно со старшим братом, Василий Иванович был по собственному прошению переведен в г. Ростов-на-Дону в УПВОСО Заведующего передвижением войск Ростовского района Владикавказской железной дороги (Влк. ж.д.), которая входила в состав Северо-Кавказских железных дорог (СКЖД); потом деление было упразднено, и осталась одна СКЖД. В Ростове прошла и вся его остальная жизнь. За пять лет пребывания вместе с братом в Забайкалье Василий Иванович успел неудачно жениться (но, возможно, он женился ещё в Полтаве), иметь дочку, с фотографиями которой он не расставался всю жизнь, и окончательно разойтись  со строевой пехотной службой. Что явилось причиной последнему, сказать трудно. Возможно, сыграл роль пример старшего брата, а, возможно, он сам тяготился полевой службой и необходимостью убивать на войне. О первой жене дедушки и их дочери ничего не известно. Зато о ростовском периоде его жизни известно достаточно много.

Фотогалерея № 1

Примечание. Дедушка, в силу своей новой профессии, придавал большое значение документам, в том числе – фотографиям, которые он заказывал и сохранял в большом количестве. Однако, ввиду своего происхождения, многие фотографии он, вероятно, уничтожил. Нет, в частности, фотографий офицеров – отца и братьев. В те далекие годы за фотографию царского офицера, говорят, можно было поплатиться сроком заключения, а то и хуже. На своих фотографиях он в военной форме, но без наград. Вряд ли за более, чем двадцать лет безупречной царской военной службы, дослужившись до звания полковника, он не имел наград. Но пока об этом приходится только догадываться.

Highslide JS

Highslide JS

Дочь от первого брака. Вероятно – в национальном якутском наряде. (На некоторых фотодокументах
приводим оборотную сторону карточек.)

Highslide JS

Highslide JS

Мать (?)

Сестра Софья (?). На обратной стороне надпись: «Голубчику, родному Васечке. Соня»

Highslide JS

Highslide JS

Дочь (?) или племянница (?)

Оборот карточки

Highslide JS

Highslide JS

Неизвестная родственница (?). Фотография, вероятно, относится к прежнему периоду её жизни. На обратной
стороне надпись: «Выполняю свое обещание. Писать не позволяют, очень болят глаза. На днях уезжаю, по всей видимости, не удастся увидеться. Прощайте. Не поминайте лихом». Можно  предположить,  что  речь  идет об
уезде в эмиграцию после перенесенных страданий.

Highslide JS

Highslide JS

Неизвестная (видимо, подруга дедушки). На обратной стороне надпись: «В воспоминание о нашей первой
встрече у К*. Полтава 1897 г. 28.Х11».

Итак, переходим ко второй части жизни Василия Ивановича Липовко-Половинца, которая прошла в Ростове-на-Дону с 1909 г. по 1934 г. Иногда, правда, дедушке приходилось выезжать из Ростова на короткий срок в служебные командировки. В 1909 г. Василий Иванович был произведен в поручики и назначен на должность делопроизводителя в УПВОСО Влк. ж. д.

Highslide JS

Эта должность была, как я понимаю, не очень высокой, но очень ответственной. По крайней мере, Василий Иванович Половинец (он почему-то, как правило, подписывался только второй частью фамилии) имел в то время дома служебный телефон (чем могли похвастаться только высокие начальники), этот телефон указывался во всех справочниках наряду с телефонами руководителей. Делопроизводитель должен был быть в оперативном курсе всех дел, он по заданию начальника готовил приказы, заверял важные распорядительные документы, которые подписывал до руководителя, и исполнял массу других важных дел.

Должности, которые исполнял В.И.Половинец в УПВОСО Влк.ж.д.до 1917 г., следующие: офицер для поручений, делопроизводитель,  преподаватель военных знаний в школе железнодорожных кондукторов. Железнодорожные кондукторы в начале ХХ века – серьезная профессия, отнюдь не эквивалентная вагонному проводнику. Эти люди должны были обладать обширными знаниями, как технического, так и организационного плана. Как осуществлять погрузку  боеприпасов, продуктов, лошадей, фуража, гражданских грузов, как разбираться в сопроводительных документах, каковы правила перевозки людей, в том числе руководящего состава, медицинских служб и многое другое – все это должен был знать кондуктор. Поэтому к подготовке кондукторов предъявлялись высокие требования. Достаточно сказать, что принимать выпускные экзамены у кондукторов приезжала комиссия из Москвы. Кроме того, В.И.Половинец занимал должность помощника и заместителя коменданта железнодорожного и водного участков станции Ростов  (уже не в УПВОСО, а в Управлении военного коменданта станции). Все перечисленные должности Василий Иванович или совмещал или временно на них привлекался как знающий специалист. Послужной список: поручик (1909),  штабс-капитан (1911), капитан (1915), полковник (1919).

В 1913 г. состоялось важное для дедушки событие: он с разрешения начальства (так полагалось  с  учетом успешности службы, чтобы не снизить служебных показателей) вторично женился. Со своей будущей женой, Екатериной Борисовной Хетагуровой, он познакомился на службе – она преподавала в начальной железнодорожной школе русский язык и родную речь. Избранница дедушки – моя бабушка – подобно ему уже не была наивным человеком, владела профессией учителя, имела жизненный опыт, успела выйти замуж и быстро разойтись (детей не было). Она была моложе дедушки на 12 лет, но эта разница в возрасте никак не сказалась на их семейной жизни. По национальности осетинка, она происходила из знатного кавказского рода Хетагуровых, ярким представителем которых является Константин Леванович Хетагуров (1859-1906) - выдающийся осетинский поэт, художник, просветитель, судьба которого повторила судьбу Тараса Шевченко (поэзия, проза, живопись, ссылки, всеобщая народная любовь). Бабушка приходилась Коста Хетагурову пятиюродной сестрой. Фамилия Хетагуровых вошла в историю СКЖД как старейшая на этой железной дороге трудовая династия, представители которой отработали на дороге в общей сложности 178 лет. Глава династии Михаил Борисович Хетагуров, старший брат бабушки, начал работать с должности телеграфиста в 14 лет, а закончил начальником станции Ростов (умер в 1919 году заразившись тифом, который в Гражданскую войну свирепствовал в России). Он же поднимал всю семью (двух братьев, сестру и мать) после смерти отца, сначала учителя, потом священника. Переехав из Владикавказа в Ростов, он перевез туда и трудоустроил братьев и сестру. Общаясь по работе с Михаилом, дедушка и познакомился с бабушкой, на которой через несколько лет женился и уже не расставался до своей смерти. Через 2 года после свадьбы у них родилась дочь Наталья, после чего к ним в пятикомнатную квартиру в центре города, которую снимал для семьи Василий Иванович, переехала мать Екатерины Борисовны Мария Иосифовна Хетагурова, которая прожила с ними до своей смерти в 1927 г. До 1918 г. – начала Гражданской войны на Дону – жизнь семьи протекала в достатке и полном благополучии. Однако, начиная с 1918 г. (а  по некоторым моментам - и с октября 1917 г.), положение существенно ухудшилось и продолжало  ухудшаться до войны 1941-1945 г.г. и даже после. Но Василий Иванович этого не застал, он умер 1 мая 1934 г. и был похоронен в Ростове. До своей смерти он оставался главой семьи и обеспечивал, по-возможности, терпимое ее существование в материальном отношении и полнейшее взаимное уважение и психологический комфорт – в моральном плане. Наверняка, в этом сказывалось полтавское воспитание. Недаром в одном из доносов заявитель, в осуждение дедушки, отмечал, что «он воспитывает свою дочь как благородную девицу»?! У невзгод, обрушившихся на семью дедушки после 1917-1918 г.г., были, конечно, объективные причины.

Фотогалерея № 2

Highslide JS

Highslide JS

Два письма дедушки жене (1) и жене с дочкой (2). Первое отправлено в 1913 г. во Владикавказ,
второе – в 1932 г. в Геленджик, где бабушка вербовалась на летнюю работу во время голода. Первое
написано превосходными чернилами на именной бумаге с водяными знаками, второе – на простой бумаге
неважными чернилами. Однако тон второго письма совсем не изменился. А ведь это было время голода,
когда на Украине свирепствовал каннибализм.

Highslide JS

Highslide JS

1914 г.

1916 г.

Обе фотографии сделаны в Ростове и комментариев не требуют. Разве что на первой фотографии форма
не уставная, а, вероятно, специально сшитая для сидячей работы.

После февраля и октября 1917 г. Влк.ж.д. работала в прежнем режиме, подчиняясь своему Правлению, которое находилось в столице (Петрограде),  ибо по статусу дорога являлась частной (акционерной). Однако с января 1918 г. положение Влк.ж.д. существенно усложнилось, т.к. началась Гражданская война, и Дон с Северным  Кавказом стали ее главными очагами. Период времени Гражданской войны на Дону 1918-1920 г.г. принёс семье Василия Ивановича тяжелые испытания, но они их с честью выдержали. Учительскую работу Екатерине Борисовне пришлось оставить, брат устроил ее на должность конторщицы по выписыванию нарядов на перевозки (как тогда называлось – журналистки!), а её муж продолжал работу в УПВОСО в должности помощника и заместителя Заведующего передвижением войск Ростовского района Влк.ж.д. Василий Иванович с честью выполнял служебный долг, несмотря на политические распри и кровавые схватки между красными и белыми. Ростов и Влк.ж.д. переходили из рук в руки, причем белые вешали красных и их пособников на фонарных столбах, а красные ставили белых к ближайшей стенке. Хроника военных событий тех лет, имеющих прямое отношение к рассматриваемой семье, следующая (подтверждается документами, хранящимися в Госархиве Ростовской области).

При первом занятии Ростова отрядами Красной Гвардии под командованием Р. Ф. Сиверса в феврале 1918 г. Василий Иванович оказался единственным из железнодорожных офицеров, который не сбежал. Он собрал всех оставшихся младших чинов как Управления Заведующего передвижением войск района, так и Управления Военного коменданта станции, предложил всем оставаться на своих рабочих местах и выполнять свои обязанности, а также – избрать из своей среды Заведующего передвижением войск и Коменданта станции т.к. прежние ушли. В. И. Половинец был демократически избран Заведующим передвижением войск Ростовского района, зарегистрирован в штабе Красной Гвардии и обеспечил эффективное передвижение по железной дороге красных отрядов. Но вскоре в результате так называемой «чистки офицеров» он был переведен на должность делопроизводителя, а Заведующим передвижением войск был назначен старший писарь УПВОСО Титаренко Александр Яковлевич.

Однако уже в апреле 1918 г. Ростов был занят немецкими  войсками,  развязавшими  себе  руки после Брестского мира, а также –  Добровольческой Белой Армией под командованием Деникина А.И., возвратившейся из неудачного «Ледяного похода». УПВОСО Влк.ж.д. временно не функционировало, его функции  взяло на себя  УПВОСО Добровольческой Армии. В. И. Половинец в него не поступил, а был откомандирован в г. Новочеркасск, где с апреля 1918 г. было сформировано УПВОСО Области  Всевеликого  войска  Донского. Причиной  его создания стала разруха на участках  Влк.  ж.д. от  Ростова  до Шахтной  и  Юго-Восточной  ж.д. от Шахтной до Замчалова. В это время УПВОСО  ВВД состояло из Начальника военных сообщений полковника Карамышева и двух офицеров, включая дедушку. При их содействии  было сформировано два ремонтных поезда и за несколько недель было восстановлено движение от Ростова до Шахтной и от Шахтной до Морозовской и Чира.

С  лета 1918 г. в  Ростове началось формирование Вооруженных сил Юга России (ВСЮР), куда вошли Добровольческая Армия,  Кубанская казачья Армия и  Донская казачья Армия. В октябре 1918 г. для укрепления последней была объявлена всеобщая офицерская мобилизация, под которую подпадали и офицеры-железнодорожники. Однако В. И. Половинцу удалось от этой мобилизации  уклониться, как не принадлежащему к казачьему сословию и как  непригодному к  строевой службе (он имел огнестрельное  ранение  в ногу, причем неясно, где и когда он его получил). В конце 1918 г. командование ВСЮР, поддерживаемыми и снабжаемыми Антантой, принял на себя Деникин А.И. и уже с начала 1919 г. он предпринял победоносное наступление сначала на Кубань и Ставрополье, а потом – на Царицын, Украину и центральные области России с целью овладеть Москвой. До начала  северного наступления  ВСЮР  их  УПВОСО  размещалось в Ростове, а затем покинуло его и присоединилось к наступающей армии. В это время в Ростове  вновь начало формироваться УПВОСО Ростовского района Влк. ж.д., куда В. И. Половинец  был принят по личному заявлению на должность делопроизводителя. В октябре 1919 г. он был произведен в полковники. В этом же месяце Красная Армия  предприняла широкомасштабное наступление против деникинских войск, которые стали спешно откатываться на юг и вновь заняли Ростов в декабре 1919 г.  Там же  разместилось и их  УПВОСО. А  УПВОСО   Влк. ж.д. было эвакуировано на южную ветвь дороги: сначала на станцию Минеральные Воды, а затем – во Владикавказ, куда в начале декабря 1919 г. и прибыл В. И. Половинец.

В январе 1920 г. Ростов был окончательно взят Красной Армией, а основная часть деникинских войск отступила с боями к Новороссийску, откуда они в марте 1920 г. переправились  мо-рем  в Крым. Меньшая часть белых  отступила  на юг и в декабре 1919 г. заняла Владикавказ, куда прибыли и остатки деникинцев со Ставрополья. Победоносное наступление  Красной  Армии  в направлении  Владикавказа  привело  командование  белых к выводу, что город им не удержать, и в феврале 1920 г. ими  было принято решение о всеобщем воинском отступлении  на юг по Военно-Грузинской дороге. При этом была объявлена всеобщая офицерская  мобилизация, в том  числе – и офицеров-железнодорожников. Освободиться от  мобилизации на этот раз  В.И.Половинец  не смог. Но в первую же ночь он  тайно покинул воинскую часть и пробрался в селение Ардон (40 км от Владикавказа), где в то время  размещался  Военно-революционный  комитет Советской  власти. Он явился к  Председателю Ревкома Борукаеву Казбеку  Каурбековичу  и попросил содействия в возвращении на службу по военным сообщениям  Влк. ж.д. До прихода  Красной Армии он скрывался, а после занятия ею Владикавказа 20 марта 1920 г. он явился к командованию красных с той же просьбой. Как не служивший в Белой Армии, а только проживавший на территории, занятой белыми, В.И.Половинец был подвергнут ряду проверок красных, в том числе – Особой комиссии при Особом отделе Кавказского фронта, признан ими политически лояльным и зарегистрирован в органах ЧК.  Ему разрешили работать по специальности, состоя при этом на  особом учете в  Красной Армии. В мае 1920 г. В.И.Половинец  вместе с несколькими  прежними сослуживцами явился к  Военному коменданту станции Владикавказ и попросил сообщить о них в Ростов, где уже функционировало УПВОСО  Кавфронта. После этого они были вызваны в Ростов, где В.И.Половинец 20 июня 1920 г. был принят на службу в III отдел УПВОСО  Кавфронта, в оперативную часть на должность Помощника и Заместителя начальника Отделения воинских  перевозок. Он часто исполнял обязанности Начальника этого  Отделения, в том  числе – после  упразднения  29 мая 1921 г.  Кавфронта  и  восстановления Северо-Кавказского военного округа (СКВО), основанного ранее – 4 мая 1918 г. 

Прежде, чем перейти к очередной фотогалерее, необходимо привести несколько комментариев. Первый и главный: почему, имея столько возможностей, Василий Иванович не вступил в Белую Армию? Наверное, точный ответ на этот вопрос мог бы дать он сам. Мы можем только предполагать. Если он тяготился строевой службой, то ему  не обязательно было быть строевым офицером, он мог бы  работать по специальности в УПВОСО ВСЮР. Так что дело не в предпочтениях. Вероятно, не последнюю роль играло семейное положение: на руках малолетняя дочь и престарелая теща-домохозяйка, жена на малооплачиваемой работе не по специальности, большая национализированная квартира, за которую нужно много платить. Но, возможно, были и другие причины. Как опытный военный и информированный делопроизводитель, он мог четко оценивать военную ситуацию и понимать, что Белое дело обречено, каких бы временных успехов оно не добивалось. А уезжать  за границу и скитаться там без родственников и средств к существованию ему не хотелось. Наконец, думается, этому препятствовали и личные особенности. В.И.Половинец всегда – и до 1917 г. и после – с уважением и добротой относился к простым людям, в первую очередь - подчиненным солдатам. Об этом имеются многочисленные документальные свидетельства, о чем ещё будет сказано. Поэтому, видимо, ему не хотелось воевать против простонародья, из которого состояла большая часть Красной Армии. Примечательны случаи из его жизни того времени. Когда в конце 1919 г. УПВОСО Влк. ж.д. эвакуировалось на юг, Василию Ивановичу с семьей полагался отдельный вагон. Но его долго не предоставляли, и дедушка очень беспокоился, ходил выяснять, но безрезультатно. Потом выяснилось, что на какой-то промежуточной станции скопилась толпа белых солдат, об этом было известно по телеграфу в Ростове. И местное начальство, резонно считая, что никто, кроме Василия Ивановича, их в вагон не пустит, выжидало, пока солдат достаточно накопится. Дедушка, конечно, об этом не знал, а когда доехали до станции, он вышел из вагона и убедился. Зайдя в вагон со слезами на глазах, он объяснил семье обстановку и, конечно, всех впустил. И еще один симптоматичный случай. Как-то в конце Гражданской войны во двор их дома ввалились два пьяных вооружённых матроса и потребовали якобы белого полковника к расстрелу. Дедушка вышел в военной форме, китель был застегнут на все пуговицы (он всегда был одет по форме, даже когда шёл утром умываться мимо домашних), спустился со второго этажа и спокойно стал к стене. Когда матросы навели на него винтовки, дворничиха, случайно вошедшая, заслонила его собой и закричала, что не допустит расстрела, так как «он всем нам как отец родной». Это возымело действие, и матросы, опустив винтовки, поклянчили: «Отец, дай на водку!». Получив просимое, они пристыжено удалились, размазывая слёзы.

Второй комментарий касается руководящих должностей, на которые выдвигались необразованные люди во время Гражданской войны. Известно, например, что детский писатель Аркадий Гайдар в 16 лет командовал полком красных. Конечно, были самородки вроде Чапаева, Махно, Якира, Буденного и т.д., которых сама военная жизнь возносила наверх. Но нельзя забывать и о другой причине: назначениях по социально-классовой принадлежности. Должность Заведующего передвижением войск района всегда занимали военные в звании полковника, а в УПВОСО Влк. ж.д. на эту должность, как сказано выше, был назначен старший писарь Титаренко А.Я.!

Фотогалерея № 3

Highslide JS

Highslide JS

Железнодорожная телеграмма – уведомление о
вступлении в должность 27.3.18 г.

Удостоверение об освобождении от мобилизации в
Донскую казачью Белую Армию 24.10.18 г.

 

Highslide JS

Справка от К.К.Борукаева (почерк В.И.Половинца,
подпись Борукаева подлинная).

Самовольное оставление отступающих белых частей во Владикавказе и прибытие в Ревком красных под Владикавказом не было бездумным поступком дедушки, как может показаться на первый взгляд. Дело в том, что председатель Осетинского Ревкома, в последующем - политический и экономический руководитель Осетии, приходился ему родственником: он был мужем двоюродной сестры бабушки – Ольги Коченовой. Это был пламенный революционер и очень скромный человек: занимая должности, эквивалентные современному президенту и премьер-министру Осетии, он с семьёй 5 человек жил в двухкомнатной служебной квартире при банке. О Борукаеве К.К. написана книга Г.Х.Бесолова, вышедшая в г. Орджоникидзе в 1982 г.

Highslide JS

Удостоверение из контрразведки Кавфронта

(Текст)  УДОСТОВЕРЕНИЕ
Предъявитель сего, Липовко-Половинец Василий Иванович, бывший офицер Старой Армии, полковник, проживавший на территории, занимаемой белыми, действительно регистрировался в Особой комиссии при Особом отделе Кавфронта и признан ею политически благонадежным, потому и направляется в распоряжение УПВОСО Кавфронта для назначения по специальности и политический надзор. О всех перемещениях и откомандированиях Липовко-Половинца сообщать Особотделу Кавфронта или ближайшей Ч.К.

(орфография приближена к современной)

 

Highslide JS

Highslide JS

Характеристика от военных сослуживцев (лицевая и оборотная сторона)

Каким образом В.И.Половинцу удалось уцелеть в горниле Гражданской войны, не будучи сторонним наблюдателем, а участвуя в перевозке войск и военных грузов то красных, то белых, остается загадкой. Но, несомненно, он вел себя мужественно и достойно, был человеком долга, и это, видимо, вызывало уважение и тех и других. В Госархиве Ростовской области имеется интересный документ – Приказ Командующего Кавказской Армией ВСЮР генерал-лейтенанта П.Н.Врангеля. В нем говорится, что железнодорожные служащие, которые выполняют важнейшую государственную работу, должны быть защищены от насилия со стороны Армии, и что всякое насилие военных над железнодорожниками будет караться по законам военного времени. Очень интересный аспект взаимоотношений Белой Армии и Влк.ж.д.!

Как складывалась жизнь Василия Ивановича неотделимо от жизни его семьи и неотделимо от его службы после окончания Гражданской войны? Его жена, Екатерина Борисовна, также подписывающаяся, как правило, фамилией Половинец, во время Гражданской войны экстерном закончила Донской (бывший Варшавский, переведенный в Ростов во время Первой мировой войны) госуниверситет, медицинский факультет, по специальности зубного врача (первый выпуск советского периода) и стала известным в Ростове врачом-стоматологом. (Коллеги помнили о ней и через 50 лет после её смерти и ставили в пример молодым врачам!) Однако в начальный период её врачебной деятельности из-за безработицы ей приходилось перебиваться случайными заработками, открывать на время частную практику, возглавлять ассоциацию безработных, работающих на общественных началах, зубных врачей (чтобы не быть снятой с учета безработных) и т.д. В это время все материальное обеспечение семьи из 4-х человек лежало на дедушке. Однако в том же 1921-м году, когда бабушка окончила университет (это тоже было время голода), материальное положение дедушки существенно ухудшилось. Дело в том, что из-за голода обострилось состояние его заболевания – огнестрельного ранения ноги, началась гангрена, и левую ногу (голень) пришлось в октябре 1921 г. ампутировать. После этого он был сразу уволен с военной службы. После УПВОСО он перешел на работу в отделение Орехово-Зуевской мануфактуры, потом – в управление Доброфлота (будущий Торговый флот) и даже был там секретарем месткома профсоюза в течение 2-х лет. Но потом он был уволен по сокращению штатов. Не имея гражданской специальности, ему, так же как и бабушке, приходилось перебиваться случайными заработками (завскладом, статистик, учетчик и т.д.). Небольшую трудовую пенсию ему назначили не сразу  и вскоре сняли т.к. «к моменту назначения пенсии гр. В.И.Половинец не имел требуемого 8-летнего трудового стажа». При этом военный стаж 34 года (даже без коэффициентов за работу  во время войн),  включая учебу в военных заведениях, не принимался во внимание?! Однако Василий Иванович добился выплаты пенсии по инвалидности. Следует отметить, что тяжелое материальное положение никак не сказывалось на взаимоотношениях супругов – дедушки и бабушки. Это подтверждается ещё одним случаем из жизни семьи. Поскольку Василий Иванович хоть и не служил у белых, но был офицером старой армии и «проживал на территории, занятой белыми», он неоднократно подвергался разного рода проверкам. Одной из таковых стало принудительное подселение в его квартиру (тогда ещё пятикомнатную) преданного властям чекиста с указанием «добыть компромат». Прожив какое-то время, тот только и смог написать в отчёте, что такой любящей, трогательно-заботливой семьи он не встречал ни разу в жизни.

Немаловажным материальным подспорьем для семьи Василия Ивановича в эти годы являлась возможность поселять в большую квартиру из 5-ти комнат постояльцев, главным образом – студентов. Но в 1929 г. во время «великого квартирного передела» их жилплощадь существенно сократили, квартиру сделали коммунальной: из пяти комнат у них осталось две. Тогда был найден новый источник материального подспорья – распродажа вещей. Бабушка, которая менее участвовала в их выборе и приобретении, расставалась с ними без сожаления, считая их «разменной валютой». Но всё же денег не хватало, и в одну из комнат, намного меньшую другой, поселяли одного-двух временных жильцов.

В 1930 г. семью потряс новый удар: дедушку объявили «лишенцем». Чтобы современному человеку понять всю трагичность этого события, необходимо обратиться к истории вопроса. Слово «лишенец» - сокращение от словосочетания «лишённый избирательных прав». В первой Конституции  РСФСР 1918 г., во второй – 1925 г., а также в Инструкциях о выборах в Советы разных уровней был введён общественный институт «пораженных в правах выбирать и быть выбранными». К ним относились до 10 категорий граждан: священники; лица, использующие наёмный труд; живущие за счет нетрудовых доходов (процентов с капитала, сдающих жильё и т.д.); частные торговцы и торговые посредники; выжившие военнослужащие Белой Армии; лица, нелояльные к Советской власти  и другие. В послереволюционное время число людей, лишенных избирательных прав, в России доходило до 20 %. Но весь трагизм существования «лишенцев» заключался в том, что они лишались не только права голоса, но и большинства других гражданских прав, что ставило под угрозу само их существование. Лишенцы не получали пенсий и пособий по безработице, были лишены права обучаться в вузах, техникумах  и старших классах школ; права иметь постоянную работу; зачастую они лишались жилья в коммунальных квартирах и родительских прав; в армии они попадали в штрафные роты и т.д. И ещё: члены семей лишенцев также «поражались в правах». Институт лишенцев просуществовал до 1936 г. – года построения социализма в СССР  и был упразднен в Конституции СССР 1936 г.  и в Конституции РСФСР 1937 г.  Однако по отношению к осужденным он действовал до 1961 г.

В  Государственном архиве Ростовской области до сих пор хранится рассекреченное дело избирательной комиссии при Ростовском  горисполкоме («горизбиркомовское»), заведённое на гр. Липовко-Половинца Василия Ивановича 6.02.1928 г., оконченное 4.05.1930 г. Из дела следует, что по какой-то причине (причина разъясняется в деле, но до сих пор остаётся недоступной для «посторонних», в первую очередь для родственников) с момента заведения дела указанный гражданин был лишен Горизбиркомом избирательных прав и внесён в соответствующие списки. Однако до дедушки эту информацию не довели, более того – ему продолжали выплачивать пенсию и присылать повестки для участия в выборах. И только через 2 года, 2.02.1930 г., когда Василию Ивановичу понадобилось получить какую-то справку в Горисполкоме, секрет раскрылся. Ему сразу прекратили выплату пенсии, причем бабушка оставалась безработной! А в милиции дали ход делу, уполномоченным лицам было поручено разобраться. Эти разборки свелись к опросу свидетелей – сослуживцев по Армии, а также -  к составлению объяснительных записок «обвиняемого». Судя по такой объяснительной записке, составленной дедушкой и приобщенной к делу, он оказался в растерянности и не мог убедительно опровергнуть обвинения. Но выручила бабушка: она сохранила ясный ум и твердую волю, написала от его имени заявление с просьбой восстановить в избирательных правах, о лишении которых он не знал,  и с приложением необходимых документов. Причем, главное, подчеркивалось, что он в Белой Армии не служил, а наоборот – служил 1,5 года в Красной Армии. Были также допрошены два свидетеля – уже упоминавшийся Титаренко А.Я. и другой писарь УПВОСО Влк. ж.д. – Чарторицкий Фотий Алексеевич, назначенный в марте 1918 г. Военным комендантом станции Ростов. Оба они дали благожелательные отзывы, особенно – Чарторицкий Ф.А., который в конце протокола допроса написал: «Половинец как человек лучше быть не может, к солдатам относился как родной отец. К советской власти всегда был лояльно, торговлей и другими спекулятивными делами никогда не занимался и не занимается». После этого  решением Горизбиркома от 4.05.1930 г. инвалид 3-й группы В.И.Липовко-Половинец был «исключен из списков лишенных избирательных прав как ошибочно внесенный», а дело было закрыто. С момента решения Горизбиркома после ряда дополнительных  ходатайств пенсию восстановили.

Но нет худа без добра. Именно благодаря описанному избирательному делу в семье Василия Ивановича сохранилась  основная часть биографических  документов, которые он вынужден был собирать и приобщать к делу, а в Госархиве – не менее объемный пакет протоколов и разбирательств, раскрывающих многие обстоятельства его жизни.

Фотогалерея № 4

Highslide JS

Свидетельство об окончании Донского университета

Врачебный прием на общественных началах

 

Highslide JS

Highslide JS

Избирательная повестка 1929 г., сыгравшая немаловажную роль в положительном решении по делу о лишенцах (прямая и оборотная сторона)

 

Highslide JS

Highslide JS

Ходатайство военкомата о восстановлении
в правах на пенсию

Постановление о восстановлении пенсии

Остальная часть жизни Василия Ивановича 1931-1934 г.г. прошла не в лучших материальных условиях. В 1932-33 г.г. в России, особенно – ее южных районах-житницах страны, случился неурожай и возник голодомор. Не последнюю роль в тяжких последствиях голода сыграла и коллективизация, когда лучшие хозяева – «кулаки» - были истреблены, хозяйственная жизнь заинтересованных в личных достижениях крестьян  была не налажена, непроизводительна. Силы и здоровье Василия Ивановича таяли и, несмотря на бодрое настроение и ответственность за семью, он с марта 1934 г. уже не смог работать, полностью перешел на пенсию. Из-за последствий голода у него открылся туберкулёз, и 1 мая 1934 г. он скончался. Могила его на Братском кладбище в Ростове не сохранилась (не было денег на установку даже скромного памятника), зато в памяти всех знавших его людей его образ остался в светлом сиянии.

 

Очерк написан внуком Василия Ивановича Липовко-Половинца — Петром Османовичем Липовко-Половинцем, доктором физико-математических наук, профессором, членом Союза краеведов России.

Автор сайта выражает искреннюю признательность Руслану Кучиеву, автору сайта "Осетины", за налаживание связи с Петром Османовичем.

Ссылки на эту страницу


1 Военные деятели РИА
[Військові діячі РИА] - пункт меню
2 Воспитанники ППКК - 1897
[Вихованці ППКК - 1897] - пункт меню
3 Воспитанники ППКК - Л
[Вихованці ППКК - Л] - пункт меню
4 Липовко-Половинец, Михаил Иванович
[Липовко-Половинець, Михайло Іванович] коллежский секретарь, воспитанник ППКК (1896)
5 Липовко-Половинец, Николай Иванович
[Липовко-Половинець, Микола Іванович] (1875-?), полковник, воспитанник ППКК (1892)
6 Личности - Л
[Особистості - Л] - пункт меню
7 Справочная книжка по Полтавской губернии на 1908 год
[Довідкова книжка по Полтавській губернії на 1908 рік] – Полтава. Типо-литография Губернского правления. 1908

Если Вы хотите поддержать сайт

Карта ПриватБанка:
5168 7556 1759 9598

WebMoney:

UAH

U424759725951

RUB

R595618315667

USD

Z159829102497

EUR

E256443352919