Катранов, Павел Иванович

Катранов, Павло Іванович (1817, с. Григорівка Кобеляцького пов. Полтавської губ., тепер с. Григоро-Бригадирівка Кобеляцького р-ну Полтавської обл. – 06.06.1874, м. Полтава) – священнослужитель, педагог.

Нар. в сім’ї священика. Закінчив Полтавсько-Переяславську духовну семінарію (1839), Київську духовну академію (1843). Магістр богослов’я (1843). Працював викладачем по класу герменевтики, патристики та по класу грецької і латинської л-ри, а також пом. інспектора Полтавської духовної семінарії. 1847 рукопокладений у священика Полтавського Успенського кафедрального собору. 1849 переведений настоятелем Стрітенської церкви та призначений законовчителем Полтавської цивільної гімназії, протоієрей. 1851 за діяльної участі К. споруджено дзвіницю храму. 1855 переміщений на посаду законовчителя Петровського Полтавського кадетського корпусу (з 1865 – військова гімназія) та затверджений настоятелем корпусного Сампсоніївського храму. Водночас виконував обов’язки члена правління Полтавської духовної семінарії, жіночого єпархіального училища, єпархіального та місцевого цензора проповідей, що виголошувалися при архієрейських богослужіннях. Авт. ряду публікацій у «ПЕВ». Похов. на кладовищі Хрестовоздвиженського монастиря.

Нагороджений скуфією (1855), бронзовим хрестом та медаллю в пам’ять війни 1853–1856, камилавкою (1859), подякою з занесенням до формулярного списку від вел. кн. Михайла Миколайовича «за добросовестное исполнение обязанностей законоучителя» та «за успокоение волнения кадет» (1860), наперсним хрестом від Св. Синоду (1862), орденами св. Анни 3, 2 ст. (1866, 1870), 2 ст. з імператорською короною (1873).

Літ.: ПЕВ.ЧО. – 1866. – № 12. – С. 412; 1868. – № 18. – С. 613; 1870. – № 18. – С. 614; 1873. – № 11. – С. 249; 1874. – № 13. – С. 373; П. И. Д. Историко-статистические церковные сведения. Полтавский Кафедральный Успенский Собор // ПЕВ.ЧН. – 1870. – № 18. – С. 749; И. Некролог (о протоиерее Павле Ивановиче Катранове) // ПЕВ.ЧН. – 1874. – 1 июл. – № 13. – С. 485-489; Г. Памяти усопшего отца протоиерея Павла Ивановича Катранова // ПЕВ.ЧН. – 1874. – 1 авг. – № 15. – С. 569-580; С. И. Б. Приходская Сретенская церковь в городе Полтаве // ПЕВ.ЧН. – 1875. – № 11. – С. 557; Павловский Ив. Первые законоучители Полтавского кадетского корпуса // ПЕВ.ЧН. – 1887. – № 8. – С. 305 – 311; Павловский, 1912. – С. 85-86; Ротач П. Катранов Павло Іванович // Полтавська Шевченкіана. – Полтава: Дивосвіт, 2005. – С. 331.

Ю. М. Гужва, В. В. Коротенко, П. П. Ротач

Джерело:

Полтавіка. Полтавська енциклопедія. Том 12. Релігія і Церква.— Полтава: «Полтавський літератор», 2009 - http://history-poltava.org.ua

 

Катранов, Павел Иванович (1817-1874), протоиерей, законоучитель Петровской Полтавской военной гимназии с 1855 по 1874 г. Его сын, Катранов Василий Павлович, закончил ППВГ в 1879 г.

6 июня 1874 г., в пятом часу утра скончался законоучитель Петровской Полтавской военной гимназии Протоиерей Павел Иванович Катранов 1).

1) Полт. Еп. Вед. 1874 г., № 13.

Давно уже покойник страдал расстройством здоровья и будучи вообще слабого сложения от природы нередко сам высказывался о себе, как о скудельном сосуде; по временам у него бывали припадки сильного кашля на не малое время укладывавшие его в постель и ослаблявшие его подвижность; последний такой припадок, с кровоизлиянием из легких, уложил его на смертный одр; все, можно сказать, привыкли видеть в нем, просто, скелет-скелетом; так ярко бросалась в глаза его худоба; но все также знали его строгий и осторожный образ жизни, — правильный, чуть не аскетический; это, само собой разумеется, поддерживало в нем горение жизни, которому впрочем вредили иногда душевные потрясения, вследствие его необыкновенной впечатлительности.

Накануне своей смерти, 5 числа, он был бодр, справил, как следует, свое дело в лагере воспитанников военной гимназии, и никто, ни сам он не мог предполагать близившуюся к нему смертную катастрофу; после уже, припоминая последние его минуты, семья усмотрела некоторую знаменательность в особенной выразительности обычного благословения, данного им всем домашним "на сон грядущий", с необычным добавлением "прощай", обращенным к старушке из прислуги; всем известная глубокая религиозность почившего была для семьи явлением заурядным в образе его жизни; но это мелочное вечернее обстоятельство вспало потом на мысль сиротствующих как нечто особенное. Да, бывают иногда такие случайности, в которых против воли высказывается душа простым звуком, как голос судьбы Божьей, судьбы решающей...

Ночь прошла тихо и спокойно. Но утром, часа в четыре, жену покойного разбудил страшный кашель мужа; та бросилась к нему, а он сидел у открытого окна; вставши с постели так рано, он присел у этого окна, должно быть, почувствовал дурноту и захотел освежиться; в наружном воздухе было очень свежо и не совсем спокойно; на него пахнуло этой свежестью; испорченные легкие приняли струю воздуха, грудь потряслась, он раскашлялся, — без отдыха, слова не мог вымолвить; подоспевшая жена поддержала его, изо рта и носа полилась у него кровь, зрачки расширились, но в секунду-другую некоторой отдышки он посмотрел на жену, успел таки выговорить: "прощай мой друг", вперил глаза к небу и в тот же момент супруга стала вдовой. Врачебная помощь, которая сейчас же была наготове, оказалась не нужной.

Похороны его происходили самым торжественным образом, достойным этого истинно добродетельного пастыря и учителя духовного. Кстати сказать: почти все хлопоты и издержки по этому предмету принял на себя заботливый начальник гимназии Его пр. г. Д-р, ген.-м. Фр. И. Симашко. Над покойником безостановочно были отправляемы панихиды и читано св. Евангелие, — до 5 час. вечера 7 числа 2). К этому времени, в квартиру покойного собрались причты всех церквей г. Полтавы; прибыл и сетующий Архипастырь [архиепископ Полтавский и Переяславский Иоанн - Т.Б.] — для совершения печальной церемонии. Гроб с телом покойника изнесен на раменах священнослужителей. Погребальная процессия остановилась под покрытым небом, на улице, у входного крыльца квартиры; отсюда, по прочтении Его Преосвященством Св. Евангелия над покойником, процессия двинулась к главному зданию гимназии и там, в своей церкви, бездыханный настоятель пробыл до следующего дня. Всенощную отправил смотритель Полт. дух. училища священник о. Гр. Лисовский, бывший помощником Павла Ив. по преподаванию Закона Божьего в гимназии. На другой день, 8 числа, ровно в половине 10 часа изволил прибыть Его Преосвященство для совершения заупокойной литургии, которая и отправлена соборно с двумя протоиереями и двумя священниками. Надгробное слово на литургии произнес ректор семинарии прот. М. Гаврилков. После литургии, для отпевания покойника, вышли со Владыкой на середину обширной гимназической церкви 24 священнослужителя, в том числе духовник покойного престарелый иеромонах о. Антоний и 6 диаконов. После шестой песни канона, была произнесена надгробная проповедь законоучителем губернской гимназии прот. о Ник. Думитрашковым. Отпевание кончилось в 2 часа по полудни и затем преосвященный Владыка, с тем же Собором священнослужителей открыл погребальное шествие, уже с заколоченным гробом, к могиле, — в Крестовоздвиженский монастырь; там, у могилы, перед опусканием в оную гроба, одним из протоиереев произнесена речь; по погребении же, настоятель св. обители Архимандрит Полиевкт отслужил соборно, в главном храме, заупокойную литию. Огромные массы народа собирались и вчера и сегодня к этой церемонии. Его пр. г. директор воен. гимназии, с отрядом воспитанников, провел покойника к самой могиле; провели Павла Ивановича к месту вечного отдохновения и воспитанницы женского епархиального уч. со своей начальницей. Мир праху твоему, приснопамятный о. Павел!

2) В лагере же воспитанников, по распоряжению г. директора и тотчас по получении известия о кончине Павла Ив., была отправлена панихида иеромонахом, наблюдающим церковь, что при так называемой шведской могиле.

О. прот. Павел Иванович Катранов, последнее время, из служебных знаков отличия имел бархатную камилавку, наперсный крест от св. Синода выдаваемый, ор. св. Анны 2 ст. с Императорской короной и бронзовый крест с таковой же медалью в память в. 1853-56 г. г. Состоял, сверх законоучительства при военной гимназии, в должностях: председателя местного женского училища, цензора епархиальных ведомостей и проповедей, сказываемых духовенством г. Полтавы и Полтавского уезда.

Серьезному труду предстоит священный долг предать общей известности обстоятельные биографические сведения о покойном прот. П. И. Катранове. Сколько мы знаем, недостатка в материалах, на этот раз, не представляется. Жизнь покойного богата и личными характеристическими его чертами и такими обстоятельствами, которые имеют даже историческое значение.

И.

8 июня 1874 г.

Надгробное слово
(Полт. Еп. Вед. 1874 г., № 13)

Веруй в Мя, аще и умрет, оживет.
Всяк веруй в Мя не умрет во веки.

Таково надгробное слово Слова Упостасного! Для верующего во Христа православного христианина нет смерти. Спросит кто-нибудь: что же в предстоящем гробе, как не печальная добыча смерти?.... То же благодатное слово устами Св. Апостола отвечает на этот вопрос недоумения: не добыча смерти, а начатки лучшей, совершеннейшей жизни: — ты, еже съеши, не оживет, аще не умрет.

Казалось бы, при таком высоко-поучительном проповедании слова Божьего нет места у гробов христианских слову человеческому. В слове Божьем и благодатное напутствие отходящему из жизни временной в вечность, и утешение скорбящим, и подкрепление в вере всем, присутствующим сему печальному зрелищу.

Но если возвещение высоких, пачеественных тайн, совершенных благодатью Божьей в нашей природе, принадлежит слову Божьему; то этим не только не стесняется, но паче возбуждается и немощное слово человеческое к выражению у печальных гробов, отходящих из сей жизни, братий наших во Христе, преискренних чувств благодарения неизреченной премудрости Божьей, которая, даровавши нам в Единородном Сыне Божьем вседостаточную искупительную жертву спасения, даровала нам и благодатный дар веры. Вводя в преискреннейшее общение с Христом, — приснотекущим Источником жизни вечной, св. вера служит проводником св. жизни и в нашу, растленную грехом природу, так что мы, соделавшись Христовыми, усвоивши Его заслуги, становимся в Нем новым творением Божьим, о котором изречена через Христа высочайшая воля Господня: да не погибнет един от сих. — Здесь — у сего гроба уместно слово преискреннейшего благодарения за неизреченный дар любви Господней к нам грешным, по которой Бог богат сый в милости за премногую любовь свою, ее же возлюби нас. И сущих нас мертвых прегрешенными, сооживы Христом. И с Ним воскреси, и сподоби на небесных во Христе Иисус: да явит в вецех грядущих презельное богатство благодати своей благостынею на нас о Христе Иисус (Еф. 2, 4—8); здесь — у сего гроба уместно и слово преискреннейшего благодарения за дар не постыдного упования на изреченное милосердие Господне, — ибо, если Бог, по слову Апостола, Сына своего Единородного не пощад, то како не и с Ним нам вся дарствует?

Эти св. чувства всегда присущи сердцу христианина; но с особенной силой и живостно, говорю, пробуждаются они у гробов наших покойников, в которых внешнему взору ничего не представляется, кроме тления и разрушения, при которых слышатся часто раздирающие душу вопли и рыдания, у которых сама св. Церковь, сочувствующая нашим скорбям, скорбным голосом, как бы в некоем недоумении вопрошает: что "сие бысть, еже о нас, таинство, како предахомся тлению, како спогребохомся смерти"?...

Да, братие, мрачное, слишком мрачное зрелище представляет природа человеческая в греховном ее состоянии. Все и во всем тьма и разрушение!.. Разумное значение жизни земной для естественного человека было, не понятно, а продолжение бытия за гробом представлялось загадкой не разрешимой, или желанием не сбыточным. Один Христос — истинный свет миру все осветил Своим светоносным словом, все претворил своей Божественной силой, всему даровал новую жизнь своими Божественными заслугами. Земная жизнь для христианина есть время не владычества греха и смерти, а борьбы со грехом, силой благодати Божьей, действующей в нашей немощной природе к очищению, оживотворению и обновлению ее для жизни иной, лучшей за пределами гроба; сама смерть христианина не есть бесследное исчезновение человека с лица земли, а есть окончание бытия земного и переход к небесному.

Воскресший из мертвых умертвил смерть и даровал верующим в Него жизнь вечную. Итак во гробе скрываются надежды земные, но тем ярче светлеются небесные; во гробе конец помыслам временным, но здесь начало исполнения обетований небесных. Не в безвестное будущее идет душа христианская, но в светлые обители Отца светов; не с тяжелым неопределенным чаянием о своей участи, а с отрадным упованием на милосердие Того, Который здесь — на земли, купил ее своей честной кровью в вечное наследие, и там — на небе — выну предстоит пред милосердием Господним, во еже ходатайствовати о нас. Самое тело, — храм Духа Божьего — полагается в земли не на бесследное истление, но на временное хранение до обновления его в день всеобщего воскресения.

Таковы, братья, мысли и чаяния, какие возбуждаются в верующей душе при печальном, по-видимому, зрелище смертных останков отходящих из сей жизни наших братий во Христе. И как отрадны и утешительны они в то время, когда и слава мирская и сладость житейская оставляют человека!

Св. Церковь собрала нас ныне, братья, воздать подобающий долг любви усопшему собрату нашему, протоиерею Павлу. По высокому нравственно-духовному образованию и по епархиальному служению усопший занимал почетное место в лике священнослужителей Полтавской паствы. Но более значительное время его жизни и служебной его деятельности принадлежит сему св. храму и сему учебному заведению. Слишком 20 лет предстоял он здесь престолу Господню, как молитвенник о детях, — воспитанниках сего заведения, — как священнодействователь святых тайн Христовых к их освящению, как учитель веры и благочестия церковного, и словом учительства классного к утверждению их в вере и назиданию в заповедях Господних.

И сколько поколений его учеников, — не мало, думаю, и в сане людей именитых, — совершают ныне служение Царю и Отечеству в том св. духе христианской правды, в том живом духе патриотической любви к Царю и Отечеству, какой проведен в их умы и сердца мудрым учительским словом усопшего законоучителя. Эта нравственнодуховная заслуга едва ли когда либо изгладится из благодарных сердец его питомцев и из благодарной памяти сего учебного заведения.

Да послужит утешением в скорби и для тебя, осиротевшая семья усопшего, то почетное имя, та добрая память, какие оставил по себе ваш отец своей доброй христианской жизнью, своим правдивым и благоплодным служением Церкви и Отечеству.

Мир праху твоему, приснопамятный собрат наш о Господе!... Да упокоит Христос Господь Твою Христолюбивую душу под кровом благодатного Милосердия своего в лике праведных в светлых своих обителях, — Аминь.

Речь пред опущением в могилу тела в Бозе почившего
Прот. Павла Катранова, произнесенная 8 июня 1874 г.
(Полт. Еп. Вед. 1874 г., № 13)

Нередко нам слышатся жалобные людские толки и речи о смерти, о гробе, о могиле, как о таких предметах, которые неприятно волнуют робкое сердце человека, жаждущего жизни. Подлинно, человек любит жить и его приводит в невольное содрогание все, что дышит, тлением, разрушением, смертью. Вот пред нами и это пугалище — могила со всеми смертными принадлежностями. Скажите же, чем именно она смущает нас? Да, есть в ней нечто крайне не веселое: она станет вместилищем непросветного мрака; в ней будет сыро, холодно; она безмолвна, бесприветна..... как все это мучительно для одного воображения живых людей! Но пусть все это остается страшилищем для земного чувства. Успокойтесь духом, любезн. бр.; обратитесь к свету Божественной веры; смотрите, — эта свежая яма, — эта могила пуста; пустота ее сейчас наполнена; сюда вложены будут священные останки человека, в которых как в зерне пшеницы таится жизнь, и из которых, в свое время, произникнет полнота сей жизни, но уже как жизни непрестающей, вечной. Не ужасайтесь же и оцените, по справедливости, свое собственное положение: уже ли не чувствуете в душе некоторой досады на жизнь до смертную, на эту многомятежность, на многообразные пути в жизни, которые все должны сохраниться, до исчезновения, и сойтись в одной точке, называемой могилой? Не лучше ли она — эта могила, в которой совершается сеятства своего рода пшеницы, приближающая ее некоторым образом к прозябению для жизни вечной и безмятежной, тогда как мы, на поверхности земной должны еще многое-многое пережить, перестрадать?

Прийми, убо, земле, "сие тело яко свое"; будь ему благословенным хранилищем и легким покровом до откровения великого и просвещенного дня всеобщего восстания из гробов.

Ты же, Господи Человиколюбче, облецы сего почившего тяготою вечныя славы в своем пренебесном царствии.

А ты, возлюбленный наш собрат и сослужитель, — прости и жди нас, в чине священников, — жди там, во дворе обителей Отца небесного.

Ей, возлюбленный сослужитель наш, — мы молимся и не перестанем молиться о тебе с тем же усердием братской любви, как и ныне, когда изнесли для переселения сюда и молитвенно отпевали в св. храме твои честные останки, — имея, в главе себя, нашего доброго и любящего Отца, — нашего Архипастыря, купно с нами искренно воздыхающего о твоей кончине, как об утрате, в лице твоем, нашего доблестнейшего сослужителя и своего достойнейшего соработника. Прости, прости!

И.

Памяти усопшего О. Прот. Павла Ив. Катранова
(Полт. Еп. Вед. 1874 г., № 15)

Могущественная благодатная сила любви христианской, связующая в единое целое все бесчисленное множество членов св. Церкви Христовой, рассеянных по необъятному земному пространству, не прерывается и тогда, когда некоторые из них, по воле Божьей, свершив поприще жизни земной, сходят с сего поприща, переселяясь в обители жизни небесной. Сила сей любви выражается в скорбях о разлуке с ними, в молитвах к милосердному Отцу небесному о упокоении их в лике праведных и в воспоминании о делах их жизни, их характере, их служебной деятельности.

6 числа июня месяца сего года скончался в г. Полтаве законоучитель Петровской воен. гимн., От. прот. Пав. Ив. Катранов, — на 57 году от рождения и на 31 году своей разнообразной служебной деятельности по ведомствам духовно-учебному, епархиальному, Мин. Народного Просвещения и Военному. Смерть усопшего не была предварена томительными болезнями предсмертными, — она постигла его среди служебной деятельности; но она не была неожиданна, особенно для него и его близких. Смертельный недуг, сведший о. прот. Павла в могилу, давно скрывался в его организме, — и только строгая воздержанная жизнь, а может быть и сила природы, при несомненной силе духа, которую он поддерживал в себе частым упражнением в богослужении и приобщении живоносных тайн — Тела и Крови Господней, были причиной того, что то, что постигло его теперь, не случилось с ним несколькими годами раньше.

Смотря, бывало, на его исхудалое, болезненное тело, невольно удивляешься, как в нем держалась и действовала душа, — и душа энергичная, сильная, деятельная. Покойный часто болел, — и медицина не редко предрекала ему скорую неизбежную смерть.... Но она случилась тогда, когда, смотря со стороны, менее всего можно было ее ожидать. Накануне дня кончины, по заведенному порядку, умерший о. протоиерей напутствовал начало лагерной жизни в этом году своих воспитанников молебствием, окропляя бараки св. водой, и после вечернего чая с сослуживцами и благодушной беседы с воспитанниками, возвратился домой. Ночь провел довольно спокойно, не чувствуя никаких признаков близкой кончины. Но припадок кашля, наступивший вскоре по пробуждении от сна, сопровождавшийся сильными натугами, окончился обильным течением крови из рта и смертью. Вынос и отпевание покойного на третий день после смерти, в церкви военной гимназии, после литургии совершено Преосвящен. Иоанном, Еп. Полтавским, при сослужении всего Полтавского городского духовенства, — а погребение в Крестовоздвиженском Полтавском монастыре.

Кончина о. прот. Катранова произвела на всех и близко его знавших, и знавших понаслышке, самое тяжелое впечатление. Он умер, как бы не во время, — лета его были далеки еще от последних лет жизни, предположенных псалмопевцем; семейство не устроенное, — самый старший из его сыновей еще не окончил образования, умер среди полезной и нужной деятельности. Глубину скорби родного умершему семейства изобразить отказываюсь, — она понятна только тем, кому Господь судил ее испытать. Мое желание воспроизвести в воспоминании образ человека, далеко не бесполезно проведшего жизнь, чтобы сим воспоминанием наполнить весьма чувствительную пустоту в кругу близких глубоко уважавших покойника лиц и облегчить сколько-нибудь скорбь о его потере. Рад буду, если в этом воспоминании найдется кое-что и для кое-кого и назидательное.

Отец протоиерей Павел б. сын священника; р. в 1817 г. в с. Григоровки, Кобелякского уезда Полтавской губ., воспитывался в Полтавской Семинарии и, по окончании курса семинарских наук, как лучший студент семинарии, в 1839 г., с тремя сотоварищами своими, назначен в Киевскую дух. академию. То серьезное отношение к делу, та наклонность к труду совестливому, которыми отличался Павел Катранов в семинарии, в высшем учебном заведении еще более развились и окрепли. Студент Пав. Катранов отличался точным исполнением уставов академической жизни, ревностным изучением всех предметов академического курса. Он не поддавался никаким неблагоприятным делу образования обычаям, с течением времени возникшими в среде учившейся в академии молодежи. Он шел по избранному и указанному ему пути ровным, не много может быть, порывистым шагом, не упуская из виду той цели, для достижения которой, он прибыл в академию. Успех венчал честный труд. Катранов окончил курс академии со степенью магистра богословских наук.

Пишущий эти строки познакомился с Катрановым уже по окончании им академического курса в 1843 году. Обстоятельства этой первой встречи с ним я часто вспоминал в последствии и теперь вспоминаю с самым благодарным чувством к покойному. Прибывши из уездного города, в котором находилась семинария, в которой я воспитывался, в Киев, для поступления в академию, я чувствовал себя в новом месте, в незнакомом обществе, в крайне стесненном положении, живо сознавал крайнюю необходимость в человеке, который ободрил бы меня своим участием, подкрепил бы своим разумным советом и руководством. Потребный совет и руководство я встретил в студенте Катранове. Не одно знакомство, не одно совоспитанничество в одной и той же семинарии, но добрая душа и открытый характер Катранова высказались в нашей первой встрече.

"Не унывайте, сказал мне г. Катранов, — не много пройдет времени, освоитесь, даст Бог, с новостью среды, в которую бросили вас обстоятельства, ознакомитесь с порядком жизни этой среды, сойдетесь с новыми лицами, с которыми вам придется жить и действовать, — смущение пройдет само собой. Главное, что обеспечит успех дела, для которого вы прибыли сюда, — это строгое, беспрекословное подчинение нормальным порядкам заведения учебного, в которое вы поступили. Говорю, заметил Катранов, нормальным, потому, что вы встретите здесь и не совсем нормальные явления жизни студенческой. Кстати упомяну об одном из таких явлений, которое, по моему мнению, не мало портит карьеру молодых людей.

"Не нормальность, о которой хочу говорить, вытекает, по моему мнению, из усвоения студентами не законного права быть судьями в собственном деле. Между студентами академии весьма господствует тот, укоренившийся во всех духовно-учебных заведениях взгляд на науки, преподаваемые в академии, по которому одни из них считаются главными, другие — второстепенными, первыми, поэтому, занимаются усердно, а последние могут быть оставляемы и без внимания. Взгляд крайне ошибочный. Тех, которые руководствуются им, он приводит к последствиям довольно печальным, — именно: а) к односторонности в образовании и б) к не достижению тех целей, для которых съезжаются сюда молодые люди. Каждому серьезному студенту весьма желательно окончить курс академии с высшей ученой степенью. Но так как присуждение к степеням ученым совершается в конференции, то очевидно, что тот из студентов скорее достигает желаемого, в пользу которого будет более голосов на конференции, — а это можно достигнуть возможно успешными занятиями по всем преподаваемым предметам. Два, три, четыре голоса положительных хотя и сильных самих по себе, становятся бессильными против восьми отрицательных. А потому мой совет: посильно заниматься всеми предметами, — с убеждением, что в деле образования нет главного и второстепенного, а все главное. Встретитесь вы в академии и с другим явлением, вытекающим из того же источника и еще более неблагоприятным, от которого считаю нужным вас предостеречь. Первое полугодие учебного года, как вы будете иметь возможность заметить, все студенты будут весьма усердно заниматься, но как только результаты полугодичных испытаний сделаются известными, многие из студентов — тех, которых надежды на занятие мест в первом разряде не оправдались, — бросают прямые занятия .... и начинают пробавляться тем, что кому приходится по вкусу. От этого выходит то, что не редко лучшие, даровитые личности, которые, по каким-нибудь обстоятельствам, в продолжение первого полугодия, не успели заявить себя с должной стороны, — и попали во второй разряд, — там и остаются до конца курса, — и выходят нередко из академии с теми бедными сведениями в предметах, с какими прибыли из семинарии, исключая разве той специальности, которую некоторые из них избрали...". По моему, — самолюбие и самосудство в учащемся самая бесполезная и опасная вещь. Не студенту судить о достоинстве его трудов и занятий, — законное право этого суда, в отношении к нему имеют другие, — и он должен беспрекословно подчиниться этому праву. Его право, как студента, или лучше сказать, долг, добросовестно трудиться над тем делом, которое ему дается, и которое он, как студент учебного заведения, принял... Оскорбляются в этом случае недосмотрами и несправедливостями профессоров, а упускают из виду то, — есть ли возможность профессору, в продолжение трех месяцев, достаточно ознакомиться с 50 с лишком студентами и безошибочно оценить каждого, как по его способностям, так и учебным занятиям.... Претензия несправедливая, или близорукая. — Если бы что-нибудь подобное и с кем-нибудь случилось, — под конец курса, или, по крайней мере первого года, — она имела бы законное основание, а в настоящем случае она опрометчива и легкомысленна ..... Избегай, друг мой, так заключил свой совет незабвенный Катранов, подобного самосудства, или лучше сказать, самодурства. Надеюсь, — этот совет мой принесет тебе пользу". В добрый час дан был этот совет и в добрый час был принят мной как программа моих будущих студенческих занятий, — и я на самом деле испытал всю его благотворность. Начавши академический курс при довольно неблагоприятных обстоятельствах, я, следуя этому совету, окончил курс академического образования весьма счастливо. С благодарностью припоминаю эти обстоятельства моего первого знакомства с усопшим о. протоиереем. Оно заронило во мне глубокое уважение к нему, как к человеку, еще в молодых летах, отличавшемуся образованным умом, добрым практическим смыслом, светлым взглядом на положение вещей и добрым сердцем.

Скоро студент Катранов уехал на службу в Полтавскую семинарию, в которой, по окончании образования академического, пришлось служить и мне. В Полтавской семинарии застал я Катранова наставником по классу св. писания и соединенных с ним предметов и помощником инспектора семинарии. Отличительными качествами службы его были аккуратность и точность в исполнении лежавших на нем обязанностей, проявляющиеся особенно, даже в некотором смысле, неумеренной горячностью. Скудное вознаграждение по должности наставника и отсутствие всякого вознаграждения по должности помощника инспектора никогда никакого не возбуждали в нем недовольства. Он помнил только свой долг и исполнял его добросовестно. Особенно хлопотна была безмездная его должность при рассеянности квартир воспитанников семинарии в различных местах и захолустьях города. Но он не тяготился ею, — посещал квартиры довольно часто и следил за поведением учеников зорко. Служебная деятельность его не стеснялась ни видимой слабостью его здоровья, ни неблагоприятными условиями городской местности, а часто и погоды. — Четырехлетнее служение Катранова семинарии оставило о нем на долгое время воспоминание, как о лучшем наставнике, как о человеке со светлым пониманием своего долга и с горячим стремлением, по мере сил и служебных условий, выполнить его добросовестно.

В 1874 г. Катранов из семинарии перешел на службу в епархиальное ведомство — священником к Полтавскому кафедральному собору. Кто знал тогдашнее содержание священнослужителей кафедральных соборов, назначенное от Св. Синода, и частные доходы с прихода кафедрального собора г. Полтавы, тот едва ли побудительной причиной к перемене службы г. Катрановым почтет материальные интересы. По своей скудости эти интересы не могли привлечь наставника семинарии. Были интересы высшие, — это желание определить себя к служению более сродному по духу семейного воспитания и научного образования. Сын священнослужителя, воспитанник духовно-учебного заведения пожелал служить церкви Христовой в сане священника. Время воспитания Катранова было то доброе время, когда воспитанники высших духовно-ученых заведений не считали служение церкви каким-то чуждым для себя служением, — и после службы учебной, охотно становились на чреду священнослужения церковного.

С 1847 по 1864 г. (в продолжении 17 лет) жизнь и служение умершего о. протоиерея для меня мало известны.

В продолжении 17 лет я виделся с ним не более 3, четырех раз. В первое посещение мое о. Павла в г. Полтаве я нашел его в небольшой квартире при весьма неказистой обстановке.

В то время молодой соборный священник, кроме исполнения прямых обязанностей своего служения, много трудился над преподаванием уроков Закона Божьего в частных домах. Занятие это, как хвалился мне умерший о. протоиерей, доставляло ему и пользу и удовольствие, пользу ту, что честным и доброплодным трудом он более и более приобретал внимание к себе Полтавского общества, особенно многих лиц высшего круга, которым видимо дорожил молодой священник, а вознаграждением за труды восполнял скудость материальных средств к жизни, получаемых с доходов соборных; — удовольствие — в воспитании детей в вере и благочестии христианском, что считал он прямым долгом своего пастырского служения. — Солидное образование и ревностное служение о. Катранова скоро снискали ему благосклонное внимание и епархиального начальства. Оно выразилось, как в постепенном предоставлении ему тех мест служения, на которых его добрые качества, как пастыря и учителя, могли принести большую пользу, так и в наградах за труды по службе. В 1849 г. о. Катранов из кафедрального собора был перемещен на настоятельское место к одной из лучших в то время приходских церквей г. Полтавы — Сретенской; в этом году получил он и место законоучителя в Полтавской гражданской губернской гимназии. Доброе шестилетнее служение нового настоятеля церкви Сретенской и полезные труды по законоучительству были награждены возведением его в сан протоиерея и сунодальной скуфией. В 1855 г. о. Катранов получил новое назначение — законоучителем в Петровский кадетский корпус и настоятелем корпусной домовой церкви. То же ревностное отношение к долгу, тот же неусыпный труд отличали о. Катранова и на новом месте, какими отличался он всегда. О чем свидетельствуют, как постоянное внимание начальства, так и те награды и отличия, каких он был удостоен в продолжении 19 летнего служения Кад. корпусу. Эти награды: камилавка в 1859 г., благодарность Вел. Кн. Михаила Николаевича за добросовестное исполнение обязанности законоучителя, объявленная в 1860 г., наперсный крест в 1862 г., ор. св. Ан. 3 ст. в 1866 г., тот же ор. 2 ст. в 1870 г., тот же ор. с Императорской короной в 1873 г. Присутствуя не однократно, по поручению епархиального Преосвященного, в качестве ассистента, при испытаниях воспитанников Петровской военной гимназии (бывшего Петровского к. к.) по предметам Закона Божьего, пишущий эти строки имел возможность видеть, как благоплодно было пастырское и законоучительское служение военной гимназии умершего о. протоиерея, каким глубоким и почтительным уважением пользовался он, как от начальствующих, учащих, так и учащихся в том заведении.

При жизни человека многие из его дел часто остаются непонятыми и без должной оценки, но когда его деятельность заканчивается совершенно, когда многое из того, что, при его жизни, набрасывало ложную тень на образ его мыслей и на побудительные причины его стремлений, рассеивается, — словом у его могилы, у которой утихают страсти, своекорыстные расчеты и притязания мелкого честолюбия, — личность человека становится светлее, образ его мыслей и характер действий понимается правильнее, суждения о них высказываются беспристрастнее. Умерший о. Прот. Катранов, при жизни, имел и друзей, горячо ему преданных, и не друзей, холодно к нему относящихся (врагов его я не знаю), а потому суд о его характере и служебной деятельности слышался до того разноречивый, что человеку, не близко знавшему покойника, трудно было угадать на чьей стороне правда. — Но вот, у свежей могилы смолкли все земные помыслы и треволнения как самого почившего в ней, так и тех, у которых образ мыслей не сходился с его мыслями, интересы которых сталкивались с его интересами. В воспоминании нашем остался образ человека не без слабостей человеческих, как и все люди, но и с совершенствами, каких может быть, не достает многим из нас, человека, — и настроением жизни семейства, из которого вышел, и путем научного образования серьезно подготовленного к служению, которое волей Божьей было ему указано и совершившего это служение в духе христианской правды и совестливого понимания долга; теперь у места и во время, помимо всех мелочных и близоруких недоразумений, сказать, что умерший о. протоиерей был христианин искренний, священник строго православный, ревностный труженик службы, проникнутый горячей любовью к интересам заведения, благу которого посвятил лучшие свои силы, — человек с живым патриотическим чувством, которое старался проводить в умы и сердца своих воспитанников, будущих слуг царя и отечества.

Г.

СЛОВО
в день двадцатипятилетия петровской полтавской военной гимназии
(6 декабря 1865 года).

Ныне исполнилось двадцать пять лет, как существует наше училище. Четверть столетия — такая пора в жизни учебного заведения, когда можно остановиться на его судьбе, взглянуть на его прошедшее, подумать о будущем. И прошедшее нашего училища имеет свои добрые и достопочтенные воспоминания; но жизнь обнаружила недостатки прежнего воспитания, вообще, и вот наше училище вступает в новое свое двадцатипятилетие уже обновляемым. Итак, бр., с благодарностью за доброе прошедшее и с надеждой на лучшее будущее, прежде всего возведем наши очи и сердца к Живущему на небесах, от него же исходит всякое даяние благо, да благословит Он наше начинание своим вседейственным и всесозидающим благословением. Ибо аще не Господь созиждет, всуе трудишася зиждущие (Псал. 126. 1), глаголет слово Божье.

Дети! к вам мое слово! Послушайте не долго, но внимательно. Для вас первоначально устроено это училище, и теперь оно, по воле Державного Отца отечества, да будет благословенно имя Его во веки, приводится в лучшее устройство, чтобы доставить вам дельное и основательное образование и воспитание. Уразумейте, дети, восчувствуйте это благодеяние и воспользуйтесь даруемым вам сокровищем для вашего же благополучия и счастья!

Нужно ли человеку образование и воспитание? — Да нужно. Бог дал человеку разум и волю. Это превосходные дары Божьи, коими человек возвышается над всеми земными тварями, по коим он есть образ и подобие Бога. Но разум и воля требуют развития и образования.

Посмотрите на умственные способности в дикарях и в людях просвещенных. Какое бесконечное различие между ними! Не смотря на единство разумной природы, с какой те и другие созданы, они во всем различаются между собой. Сколько первые бывают удалены от цели, для которой созданы разумные твари; столько же последние могут действовать согласно с волей Божьей, становясь по своим духовным силам тем, чем должны быть разумные существа по намерению Создателя. После этого, не печально ли видеть, когда эта драгоценная способность, по вашей собственной вине, остается без развития и образования.

Как разум, так равно и воля требует развития и образования. Посмотрите опять: отчего это при единстве нравственной природы у всех людей, мы замечаем, и видим в жизни нашей и в жизни других различные качества воли и сердца совершенно противоположные? Так у одних видим чистоту нравов, сострадательность к ближним, благоговение к Вере; у других — жестокосердие, равнодушие и разврат; у одних — своеволие и буйство, у других кроткое послушание и спокойное самообладание. Откуда такие противоположные явления, когда у всех одна и та же совесть, внушающая добро и отвращающая от зла, одно и то же сердце, способное к христианской любви; одна и та же воля, способная на добрые дела? Все это преимущественно зависит от воспитания и образования, или от недостатка того и другого. И так видите, возлюбленные, что наш разум и воля, хотя и суть дары Божьи, но требуют развития и образования.

Для этого то и учреждаются учебные заведения. Сколько должны вы почитать себя счастливыми и благодарить Бога, что он ввел вас в это училище, устроенное покойно, благолепно, величественно, и где предоставлены вам все средства и способы к вашему образованию. Вы имеете наставников, учение, книги — эти сокровища для юности; но при этом вы не связаны никакими нуждами и заботами житейскими, какими обременены многие подобные вам дети в других училищах. После этого, тяжкий грех ляжет на душу того из вас, кто не воспользуется всеми этими благодеяниями для своего же счастья. И тем счастливее ваше положение в этом училище, что здесь заботятся не только о том, чтобы сообщить вам знания, нужные и полезные человеку в жизни, но и о том, чтобы молодая воля ваша получила доброе направление, укрепилась в добре, — образовался в вас нравственный характер! Вам иногда кажется неприятной здесь жизнь тем, что каждый шаг ваш окружен бдительным надзором, что от утра до вечера вы связаны строгими правилами. Но, други любезные, узнайте и уразумейте, что от вас требуют не чего либо другого, а того самого, что должна внушать вам собственная ваша совесть, ваше сердце. Неприятность этих требований зависит от испорченности вообще человеческой природы и от нашего непонимания собственной пользы по которому прямо в лице мы весьма часто не узнаем своего блага, а узнаем его разве по действиям или даже по следствиям удаления его от нас...

Памятуя все это, берегитесь лености, своеволия и упрямства. Это злейшие враги ваши. Помните и не забывайте, что ваш юный возраст, по положению своему, есть самый счастливый возраст; — но он может сделаться самым несчастным по направлению. Ты не винен, но вместе и слишком доверчив; потому враг может похитить у тебя невинность скорее, чем у других людей: всего легче обмануть доверчивую душу, соблазнить невинное сердце. Ты одарен быстрыми способностями ума и в сердце имеешь много добрых наклонностей; но не забывай, что от юности прилежат человеку помышления на злое и в твоей душе кроются такие страсти, которые скорее развиваются, чем здравый ум. Не доверяй себе ни в чем, при всяком желании и деле, на которое хочешь решиться, спрашивай не себя, что хорошо и что худо? О худом дели ты услышишь голос твоей страсти: хорошо. Спрашивай обо всем людей опытных, и мудрых и верь им совершенно. Они скажут тебе, что много есть на свете людей, доживших до глубокой старости, которые готовы бы отдать всю свою горькую опытность жизни только бы возвратиться к юности, если бы это было можно, чтобы провести ее лучше прежнего. Будь во всем воздержен и трудись; храни чистоту сердца паче всего на свете, потому что в злохудожную душу и в развращенное сердце не внидет никакая премудрость, никакое познание. Бдите, други, и молитесь, да не внидете в напасть.

И нам, бр., руководителям в деле учения и воспитания детей нужна всегда усердная молитва к Богу. По опыту каждый из нас знает, сколько нужно мудрости, труда и уменья, чтобы передать пылкому детству и восприимчивой юности только одно доброе и святое. Сколько должно иметь бдения над собой, чтобы не подать ни одному из малых сих (Мат. 17. 6.) соблазна либо несдержанным словом, либо неосторожным делом... Меня поражает мысль одного современного нам Архипастыря, сказанная им воспитателям одного из наших учебных заведений. Вот эта мысль: "будет время, когда все учащиеся предстанут пред лицом Непогрешимого Сердцеведца и Судьи... Не дай нам Бог тогда услышать от тех, коими мы руководили, тяжкого упрека: "а вы нас не тому учили.., или, а вы этому нас не научили".

Боже сил! обратися убо и призри с небесе и посети виноград сей (Псл. 79, 16), и не престани всегда посещать его твоим благословением и твоей благодатью, — даруй всегда премудрость учащим и познание и разум учащимся. Аминь.

6-го декабря 1865 г. Полтава.

Петровский Полтавский Кадетский корпус открыт 6-го декабря 1840 года. Освящение Кадетского храма и затем первую Божественную литургию в нем совершил бывший тогда приснопамятный Архипастырь Полтавский, Высокопреосвященный Архиепископ Гедеон. После литургии Владыка сказал слово, из текста: сия есть победа, победившая мир вера ваша: о значении Православной Веры в жизни человека, которое заключил следующим обращением к предстоящим: "Боголюбезные Христиане! Святая Вера поставила здесь дивный памятник своей победы: благоговейте к Ней. Благочестивейший Государь наш упрочил защиту и славу России: любите Его. Верное отечество узрело будущее поколение своего величия: охраняйте его. Благородное дворянство принесло чистую дань благодарности: уважайте его. Страна сия приняла в недра свои семена победы: молитесь за нее. Великому принесена великая жертва; но все это Твое, Боже Всемогущий! Наш голос сердца да будет от всех один: слава Тебе Богу благодетелю нашему во веки веков. (Христ. Чт. 1841 г. ч. 1 стр. 265). После молебна Высокопреосвященный, благословляя воспитанников иконой Вознесения Господня, преподал им при этом пастырское наставление. (Сборн. сведен. о Воен. Учеб. Зав. Т. 2-й стр. 211).

В 1865 году Петровский Кадетский Корпус преобразован в Военную Гимназию. Воспоминание двадцатипятилития заведения ознаменовано следующим празднеством. Накануне 6-го декабря в Воскресенье отслужена за упокой литургия в Гимназической Церкви и после литургии панихида по усопшим Государям Имп. Петре I-м, Николае I-м, Государе Насл. Цес. Кн. Николае Александровиче, Вел. Кн. Михаиле Павловиче, Гл. Нач. В. З. Ген. Адъют. Гр. Я. И. Ростовцеве, Нач. Шт. В. У. З. *) и по всем усопшим наставниках и воспитанниках Гимназии. 6-го декабря при собрании всех воспитателей, наставников и воспитанников в Церкви Заведения совершена Божественная литургия и после литургии благодарный молебен.

Протоиерей Катранов.

6-го декабря 1865 г. г. Полтава.

*) Покойный Граф Ростовцев по Высочайшему повелению присутствовал при открытии Петровского Корпуса в 1840 году.

Источники:

А. Д. Ромашкевич. Материалы к истории Петровского Полтавского кадетского корпуса с 1-го октября 1911 г. по 1-е октября 1912 г. Год девятый. Полтава. 1912. Стр.90-105

Ссылки на эту страницу


1 Женское епархиальное училище
Женское епархиальное училище
2 Законоучители, священнослужители ППКК
[Законовчителем, священнослужителі ППКК] - пункт меню
3 Исторический очерк Петровского Полтавского кадетского корпуса ( 1)
[Історичний нарис Петровського Полтавського кадетського корпусу] - Павловский Иван Францевич. Полтава. 1890
4 Исторический очерк Петровского Полтавского кадетского корпуса (10)
[Історичний нарис Петровського Полтавського кадетського корпусу] - Павловский И. Ф. Полтава. 1890. Список бывших служащих в Петровско-Полтавском кадетском корпусе
5 Катранов, Василий Павлович
[Катранов, Василь Павлович] (1861-1912), полковник, воспитанник ППКК (1879)
6 Краткий биографический словарь ученых и писателей Полтавской губернии с половины XVIII века
[Короткий біографічний словник вчених і письменників Полтавської губернії з половини XVIII століття] - И. Ф. Павловский // Полтава. Типо-литография преемников Дохмана. 1912
7 Личности - К
[Особистості - К] - пункт меню
8 Материалы к истории Петровского Полтавского кадетского корпуса ( 9)
[Матеріали до історії Петровського Полтавського кадетського корпусу] - с 1-го октября 1911 г. по 1-е октября 1912 г. Год девятый. Собрал полковник А. Д. Ромашкевич. Полтава. 1912.
9 На память прежним и нынешним воспитанникам Петровского-Полтавского кадетского корпуса. 1840-1890
[На пам'ять колишнім і нинішнім вихованцям Петровського-Полтавського кадетського корпусу. 1840-1890] - Лалаев Матвей Степанович. С.-Петербург. 1891
10 Полтавский кадетский корпус в первые годы его существования
[Полтавський кадетський корпус у перші роки його існування] - Домонтович Михаил Алексеевич (воспитанник ППКК 1847 г.)
11 Религиозные деятели
[Релігійні діячі] - пункт меню

Если Вы хотите поддержать сайт

Карта ПриватБанка:
5168 7556 1759 9598

WebMoney:

UAH

U424759725951

RUB

R595618315667

USD

Z159829102497

EUR

E256443352919