Петр и Полтава

ПЕТР и ПОЛТАВА (По поводу 200-летнего юбилея). Составил Действительный Член императорского Русского военно-исторического Общества П. М. Андрианов. Удостоено премии Императорского Русского военно-исторического общества

Санкт-Петербург. Т-во Р. Голике и А. Вильборг. Звенигородская, №11. 1909 г.

Книга с сайта: Академия русской символики "МАРС"

Highslide JS

Печатается по распоряжению Императорского Русского военно-исторического Общества

В виду того, что автор, при составлении очерка, не имел возможности воспользоваться частью ценных материалов, которые еще до сего времени не опубликованы, Советом были внесены в него некоторые изменения и дополнения.

«Была та смутная пора,
Когда Poccия молодая,
В бореньях силы напрягая,
Мужала с гением Петра».

А. Пушкин. «Полтава»

Highslide JS

Наступает знаменательный день в истории русского народа. 27-го июня 1909 года исполняется ровно два века с тех пор, как молодая русская армия, созданная «потом трудов» Великого Царя Петра 1-го, Преобразователя нашей родины, одержала славную победу над могущественной шведской армией, удивлявшей весь мир своим искусством в ратном деле.

Памятным должен быть этот день для русской армии и для всего великого русского народа. В этот день ярко засияло солнце славы над молодыми Петровскими полками. Этот знаменательный день был началом новой жизни для Московского царства, занявшего после славной Полтавской победы почетное место среди тех великих народов, которым положено господствовать над многочисленными племенами человеческого рода. Гул Полтавской победы раскатистым эхом пронесся по необъятной шири Русской земли; он пробудил страну от долгого сна. Понял русский народ, что не к погибели, а к славе и благоденствию ведет страну Великий Царь. Полтавская победа рассеяла смутные сомнения в русском народе, и он доверчиво и бодро пошел по тому верному пути, который указан был Венценосным Работником.

С благоговением, празднуя 200-летний юбилей славного Полтавского боя, перенесемся мысленно за два века назад к тем дням, когда, ведомая твердою рукою Преобразователя, образовывалась молодая Россия.

Величественную и грозную картину представляет могучая многоводная река, когда после долгого зимнего сна, под яркими теплыми лучами вешнего солнца, рвет она ледяные оковы и, заливая берега, бурно стремится в далекое море, сокрушая на пути все преграды... Так и молодая Русь после долгого унылого сна, навеянного междоусобными раздорами и жестокой татарской неволей, под орлиным взором Царя Петра пробудилась, встрепенулась. Развернулся во всю ширь богатырский русский народ и, сокрушая могучими ударами врагов, неудержимой лавиной покатился вперед, расширяя обширные пределы своего царства, пробиваясь к морским берегам! И расступились враги, и дали дорогу русскому богатырю!

Вспомним же в наши дни лихолетья, в дни тяжких невзгод, охвативших нашу родину, когда, наряду с печальным исходом войны на далекой восточной окраине, внутренние смуты подрывают благосостояние русского народа. Вспомним о славных подвигах наших доблестных предков, соратников Великого Царя, и в их самоотверженной работе на благо России, в их бескорыстном служении почерпнем новые силы, подкрепляющие нас, ободряющие на благотворный труд во славу великого Русского государства.

Пусть воскресшая в памяти русского народа славная Полтавская победа наполнит восторженной гордостью русские сердца, рассеет сомнения и вновь напомнит о тех высоких исторических задачах, которые по воле Всемогущего Творца должен еще выполнить многомиллионный, могучий русский народ!..

Великое дело задумал Царь Петр, принявши в свои руки власть над обширным Московским царством. Огромное было это царство: широко раскинулась Русь во все стороны, но далеко отстояла она от тех стран, где под влиянием просвещения, подымалось народное благосостояние, где процветали торговля и промышленность, развивались науки и искусство. Неудобны были границы Московского царства. На востоке терялись наши пределы, в дикой тайге необъятной Сибири. Унылые тундры и студеный Ледовитый океан бесконечной лентой окаймляли Русь на севере. Мертво и пустынно было на этой окраине, не могла здесь развиться кипучая жизнь. Нельзя было через суровый Ледовитый океан завязать сношения с просвещенными государствами Западной Европы. На юге мы соприкасались с вялой, малопросвещенной страной Персов и грозной, воинственной империей Падишаха. Северные побережья Черного и Азовского морей были в крепких руках Турецкого султана. На западе, между Московским царством и просвещенными европейскими странами, широким клином врезалось Польское королевство. Неохотно пропускали нас на запад поляки; с завистью смотрели они на усиливавшуюся Русь, предвидя в ней опасного врага в будущем. Не было у нас выхода и к Балтийскому морю. Широкая прибрежная полоса вдоль восточных берегов Балтийского моря и его заливов находилась во власти могучих Шведских королей. Балтийское море было шведским озером. А ведь было время, когда обширные области по южному и юго-восточному берегам Финского залива принадлежали русскому народу. Еще в седые, стародавние времена предприимчивые новгородцы спускались по Волхову в бурное Ладожское озеро, плыли по многоводной Неве в открытое море и развозили свои товары в далекие заморские страны. Южное побережье Финского залива, входя в состав Вотской пятины, принадлежало Господину Великому Новгороду и, вместе с ним, при Иоанне III, отошло к Москве. Русскими людьми построены были в этом краю города: Ямь, Копорье, Орешек, Иван-город. При Иоанне Грозном прибрежная полоса с названными городами отпала от Московского царства. Сын Грозного Феодор Иоаннович вновь овладел этими городами, но вскоре наступило смутное время на Руси; воспользовались им наши соседи шведы и опять оттеснили нас от моря. По Столбовскому договору, заключенному нами со Швецией в 1617 году, прибрежная полоса Финского залива – области Ижорская земля и Карелия отошли под власть шведского короля. Велика, как безбрежный океан, была Московская держава, врученная молодому Царю Петру Алексеевичу, но тесно было в этих широких пределах молодому, могучему орлу. От наблюдательного взора Царя не скрылась та отсталость, которая проявлялась во всех отраслях государственной и общественной жизни в Московском царстве. Под влиянием тяжелых исторических событий, почти двухвековой неволи татарской, продолжительных междоусобиц и внутренних раздоров, pyccкий народ, заключающий в себе столь богатые духовные силы, в деле государственного строительства сильно поотстал от народов, населявших Западную Европу. И эта отсталость, конечно, не скрылась от пытливого молодого Царя. Еще в годы детства проведал царевич Петр Алексеевич о богатых, благоустроенных государствах Западной Европы, где жизнь бьет ключом, где процветают торговля и промышленность, где развиваются, совершенствуются науки и искусство. Вступивши на престол, молодой Царь отправился лично обозреть эти страны и здесь пришел к заключению, что необходимо Русскому государству сблизиться с Западной Европой так, чтобы благоустройство и просвещение широкой волной хлынули в пределы нашей родины и возродили к новой жизни русский народ. Но как завязать сношения с Западом при столь неудобных границах Московского царства? Кинулся Царь на север к Белому морю. Неприветливо встретило его суровое море. Два лета, в 1693 и 1694 годах, плавал Царь по его бурным волнам и пришел к убеждению, что не может это море послужить удобным путем для сношения с Западом: 8 месяцев покрыто оно ледяным покровом, далеко отстоит от центральных областей государства, и нет удобных путей к далекой северной окраине. Бросился тогда Царь на юг и решил пробиться к берегам Черного моря. Ближе всего к землям Московского царства находилась турецкая крепость Азов, лежавшая при впадении Дона в Азовское море. Снарядил Петр ратную силу и предпринял в 1695 и 1696 годах поход к Азову. Поход закончился удачно – овладели русские войска турецкою крепостью. Пробилась Русь к южному морю, но путь через это море приводил нас лишь к сношениям с Турцией, откуда родина наша не могла почерпнуть тех плодов просвещения, о насаждении которых мечтал Царь Петр.

Highslide JS

Тогда взор Царя Петра обратился на запад, к берегам Балтийского моря. Задумал Царь отнять у грозной соседки – Швеции восточное побережье этого моря, те земли, которые некогда принадлежали предприимчивым новгородцам. Для осуществления царской думы нужно было вступить в борьбу с наиболее могущественной тогда воинственной державой в Европе. Два века тому назад Швеция, скромно приютившаяся ныне в уголке Европы на Скандинавском полуострове, была грозою соседних стран.

Шведская армия была образцовой во всех отношениях. Закаленные суровой северной природой, шведские воины были мужественны и хладнокровны. Со спокойной уверенностью бились они с врагами. В рядах армии царила железная дисциплина. Шведский воин был неприхотлив и вынослив. Частые войны с соседями закалили в боях шведов. Много искусных в ратном деле начальников насчитывалось в рядах армии. Религиозные шведы преданы были своим королям.

Состояние вооруженной силы в Московском государстве
до Петра Великого.

До Петра Великого в Московском царстве регулярной армии не существовало. Постоянными войсками, состоящими на службе государства, были стрельцы и военные поселяне.

Стрельцы учреждены были при Иоанне Грозном. Они обязаны были охранять Особу Государя и нести внутреннюю службу. Служба стрельцов была пожизненная и потомственная. Стрельцы получали от казны жалованье и натурой все виды довольствия. В свободное от службы время они занимались торговлей, и это дело увлекало их больше, чем искусство ратное. Боевая подготовка стрельцов была ничтожной. Исполняя полицейские обязанности в городах, в том числе и в Москве, стрельцы с течением времени приобрели сильное влияние на условия внутренней жизни Московского царства. К преобразовательной деятельности молодого Царя стрельцы относились подозрительно и недружелюбно. Ряд открытых бунтов этих «русских янычар» побудил Петра I совершенно упразднить этот вид войска.

Вдоль государственных границ, под разными названиями (солдаты старого строя, драгуны старого строя, городовые казаки), размещены были военные поселяне. Поселяне эти почти ничем не отличались от обыкновенных крестьян. Занимаясь сельским хозяйством, они чужды были военному делу.

С древнейших времен главным видом войска на Руси было народное ополчение. При возникновении войны, для отпора врагу, со всей страны созывались «поместная конница» и «даточные люди». Поместная конница составлялась из служилых людей, обязанных за пожалованные от правительства поместья и вотчины нести службу в военное время. Каждый владелец поместья или вотчины являлся по указу царскому на службу с вооруженной челядью, которую должен был снарядить в поход и содержать во время войны на свои средства. Даточные люди – пешие и конные ратники поставлялись крестьянскими обществами, не пользовавшимися правами поместных войск. Поместная конница и даточные люди, не неся в мирное время службы, выходили на войну совершенно неподготовленными. Это была сырая могучая сила, взятая от земли русской; но при встрече с врагом, подготовленным к ратному делу в долгие годы мирного времени, эта сила, хотя и воодушевленная любовью к Родине, конечно, должна была часто терпеть неудачу.

Еще задолго до Царя Петра русские государи, сознавая неблагоустройство в самой главной отрасли государственной жизни, принимают меры к улучшению наших вооруженных сил. Еще Царь Иоанн Грозный положил начало у нас наемным войскам. На службу целыми отрядами привлекались искусные в ратном деле иностранцы. Чуждые Русскому государству эти наемники, конечно, не внушали к себе доверия. За службу приходилось платить им много, а в бой за чужое им государство шли они неохотно.

Царь Михаил Феодорович решил, по образцу наемных войск, создать полки иноземного строя из русских людей. Набрано было несколько полков из желающих служить «охочих» людей, а начальниками в эти полки назначены были иностранцы из состава наемных войск. Из охочих людей образовались полки рейтар, копейщиков, солдат и драгун. Однако обучение в этих полках тоже велось слабо. Ежегодно лишь на один месяц люди собирались для обучения, а в прочее время охочие люди ничем не отличались от мирных обывателей. Вооружение в полках было чрезвычайно разнообразное: ружья, мушкеты, шпаги, бердыши, пики.

На окраинах государства жили еще у нас казаки: Донские, Яицкие, Терские, Черкасские. Это была буйная вольница, на которую трудно было положиться. Еще меньше доверия внушали различные конные ополчения, или, так называемая, «низовая сила» из полудиких инородческих племен калмыков и киргиз.

Кроме пехоты и конницы, в состав армии входила также и артиллерия, или, как тогда ее называли, «Огнестрельный наряд». Орудия и снаряды были самых разнообразных форм и калибров. Артиллерийская прислуга называлась пушкарями, гранатчиками, кузнецами и, живя по слободам, составляла как-бы особое сословие наподобие стрельцов.

При таком состоянии нашей вооруженной силы в допетровский период, конечно, и военное искусство не могло стоять у нас на такой высоте, на которой стояло оно у западноевропейских народов, имевших регулярные армии.

Однако справедливость требует отметить, что, несмотря на свою малую обученность, войска Московского царства в ожесточенной борьбе с врагами успели не только отстоять независимость своего отечества, но и положить прочное начало к окончательному объединению России в своих исторических границах. Малообученные войска, собранные от сырой земли, проявляли самоотверженную преданность родине, Царю и вере православной. Недостаток выучки вознаграждался упорной выносливостью ратников в походах и храбростью в бою, тесной связью войск между собою и гордым отношениемем войск к славе русского оружия в чужих землях.

Военные преобразования Петра Великого.

Задумав выдвинуть Свою державу на уровень первостепенных государств, Царь Петр, прежде всего, сознавал, что значение и сила Его державы будет всецело зависеть от состояния вооруженных сил в стране, и, проникнутый этим сознанием, он с удивительной энергией приступает к созданию у нас постоянной регулярной армии и флота, как выразителей богатырской мощи русского народа. «Мощью собственного гения, почти без сторонней помощи», Петр, – как говорить один из иноземных послов при Московском дворе, – к 1705 г. достиг успехов, превосходящих всякие ожидания.

Первой ячейкой постоянной русской армии послужила «потешная» Преображенская рота, собранная из придворных людей села Преображенского для забавы молодого царевича Петра. Таким образом, Преображенская рота послужила камнем, положенным в основание преображенной русской вооруженной силы, а боевая работа этой силы должна была преобразить и все Царство Московское в великую Российскую Империю. Воинственность натуры Петра Великого стала проявляться еще в годы раннего детства, когда любимой забавой его были воинские упражнения. В потешные стали записываться знатные юноши, дети князей и бояр. Молодой Царь Петр вместе с прочими нес службу солдатскую, не уклоняясь от тяжелых трудов. Он стоял на часах, рыл землю, спал в солдатской палатке. Повелитель многомиллионного народа беспрекословно подчинялся требованиям воинской дисциплины, усердно исполняя приказания своих начальников, являя изумительный пример исполнительности и подчиненности. Этот Царский пример сразу же поставил на прочное основание воинскую дисциплину в возникавшей тогда регулярной русской армии.

В 1687 году число потешных настолько возросло, что из них было образовано уже два полка: Преображенский и Семеновский. Так возникли первые полки доблестной русской гвардии, принимавшие, на протяжении двух веков, столь видное участие в созидании боевой славы нашей вооруженной силы.

Вскоре, на одинаковых основаниях с Преображенским и Семеновским полками, были переустроены московские солдатские полки Лефорта и Гордона.

Патрик Гордон, полковник Бутырского полка, и учитель Петра Великого Франц Лефорт были первыми наставниками молодого Царя в деле ратном. В постоянных упражнениях, походах и маневрах вновь созданные полки постепенно приобретали опыт в этом деле.

В дополнение к сформированным частям пехоты Царь Петр в 1694 году создал первую регулярную артиллерийскую часть. Появилась у нас «бомбардирская рота», в которую Царь записался бомбардиром под именем Петра Алексеева.

Highslide JS
Мундир Петра Великого, полковничий, л.-гв. Преображенского полка, из желто-зеленого сукна с таким же воротником и красными обшлагами. По борту, обшлагам и карманам золоченые пуговицы. Мундир этот, вместе со шляпой и шпагой Царя, были на Петре Великом в день Полтавского боя и до сих пор хранятся в Петербурге, в Артиллерийском музее.

Вскоре новым частям пришлось показать настоящую боевую работу. В 1695 году задумал Царь Петр поход к турецкой крепости Азову. В состав войска, участвовавшего в походе, включены были и новые полки.

Азовский поход в 1695 году был первым боевым опытом для Царя Петра. Неудачный конец этого похода заставил Петра в следующем 1696 году предпринять новый поход под Азов, который привел к завоеванию этой сильной крепости.

Во время походов Азовских Царь окончательно убедился в настоятельной необходимости преобразования наших войск. Но, прежде чем приступить к коренным преобразованиям, Царь решил сначала через доверенных лиц, а потом и лично обозреть, как поставлено военное дело в просвещенных государствах Западной Европы. Сначала он посылает за границу учиться военному делу 50 молодых знатных людей, а потом предпринимает сам путешествие по Европе с той же целью. В 1699 году, возвратившись из поездки по западноевропейским государствам, Царь, предвидя уже неминуемую борьбу со шведами, приступает к образованию регулярной армии. В ноябре производится набор даточных людей. Это был первый рекрутский набор в России. Из набранных 32 тысяч рекрутов сформировано 27 пехотных и 2 драгунских полка. Армия разделена была на три дивизии, которыми командовали генералы Головин, Вейде и Репнин. Первоначально, офицерами в новых полках были почти исключительно иностранцы, но когда русские служилые люди под руководством иностранцев усвоили приемы управления войсками, то Царь приказал замещать офицерские должности русскими людьми. Новые полки получили обмундирование по немецкому образцу. Люди одеты были в камзолы со штанами, кафтаны, епанчи. Головной убор составляла трехугольная поярковая шляпа. Пехота вооружена была фузеями – кремневыми ружьями, весом в 14 фунтов. Калибр ружья около 8 линий. В дуло фузеи вставлялся деревянный черен с насаженным на него заостренным железным клинком – багинетом; им можно было действовать, как штыком. Кроме ружей, пехотинцы имели еще шпаги. Драгуны предназначались для боя на коне, а также и для пешего боя, с коня дрались палашами и пистолями; для пешего боя имели фузеи.

Каждый пехотный полк был в составе двух батальонов по 4 роты; в роте 150 человек. Рота делилась на 4 плутонга или взвода. Единственный вид боевого строя был развернутый в четыре шеренги. Драгунский полк подразделялся на 10 рот; в роте 100 человек, каждая рота строилась в три шеренги. Строй драгун имел полное сходство с пехотным.

При каждом пехотном полку и при некоторых драгунских полках имелось по две полковых пушки 3-х фунтового калибра.

Новорожденные полки быстро принялись за усвоение ратного дела, но начавшаяся вскоре война не позволила довести до желаемой степени совершенства наши войска. Первый натиск врага пришлось встретить не с опытными солдатами, а с молодыми рекрутами, имевшими лишь первоначальное смутное понятие о ратном искусстве. Значение настоящей боевой силы при возникновении войны имели только 4 полка. За малочисленностью регулярных войск пришлось, в начале войны, прибегнуть также к полкам старого устройства, столь мало пригодного к борьбе с искусным противником. Уже во время войны на полях битв, при осадах и штурмах пришлось молодой русской армии приобретать познания в военном искусстве и боевой опыт. Но мы увидим, с каким изумительным успехом в течение нескольких лет наша армия окрепла, закалилась, и превзошла по своим боевым свойствам образцовую шведскую армию.

Состояние вооруженных сил Швеции.

К началу Великой Северной войны наш грозный противник Шведский король Карл XII стоял во главе великолепной по подготовке армии, в состав которой входили 25 пех. полков, 9 кавалерийских и 1 артиллерийский; численность армии доходила до 45 тысяч бойцов. Все королевство разделено было на несколько земских округов, из которых каждый выставлял и содержал отдельный полк. Округа делились на небольшие участки в несколько дворов. Каждый участок снаряжал на службу одного солдата, а в случае его убыли немедленно заменял его другим. Лишь гвардейский полк комплектовался набором добровольцев (вербовкою) со всей страны. В случаях исключительной важности король имел право производить дополнительные наборы. В течение войны Карл XII широко пользовался этим правом, доведя числительность своей армии до 100 тыс. Шведская пехота вооружена была на две трети мушкетами; остальная треть имела особые пики, втыкавшиеся для отражения кавалерийских атак в землю. Во время войны пехота перевооружалась постепенно ружьем со штыком. Конница имела сабли, пистолеты и в небольшом числе мушкеты. Особенность конницы заключалась в том, что атаки производились на быстрых аллюрах и исключительно холодным оружием. Полевая артиллерия имела 8-ми и 16-фунтовыя пушки (гаубицы). Кроме полевой артиллерии, существовали при пехотных полках полевые легкие 3-фунтовыя пушки.

Военное искусство у шведов стояло на очень большой высоте. Предыдущими успешными войнами шведская армия приобрела широкую известность в Европе и слыла непобедимою.

Во главе победоносной армии судьбе угодно было поставить замечательного военачальника, короля Карла XII, обладавшего крупными военными способностями, имевшего очень решительный характер, исключительное упорство при достижении намеченной цели, пользовавшегося любовью своих воинов и преданностью начальников.

Еще в раннем детстве Карл XII обнаружил большую любовь к военному делу. С глубоким интересом изучал он походы великих полководцев древних времен Александра Македонского и Юлия Цезаря. Неприхотливый в своих привычках, король разделял со своей армией все труды и невзгоды походной и боевой жизни. Он был близок к солдату, всегда с ним. Но при всех своих воинских доблестях король Шведский был не достаточно проницательным и вдумчивым полководцем. В бою он распоряжался превосходно, но он не обладал тою прозорливостью, предвидением событий, коими наделены, бывают великие полководцы. Его порывам и стремительности Царь Петр противопоставлял уравновешенное спокойствие, могучую стойкость. Карл XII был до крайности самонадеянным; он презирал своих врагов, не умел оценивать их достоинства. Это привело его к печальному концу.

Возникновение войны; краткий обзор событий
до сражения при Лесной.

После заграничной поездки Царь Петр решил начать великую борьбу, чтобы завершить дело объединения русских земель отвоеванием у Швеции старых русских областей, по овладении которыми Русское царство получало свободный выход к Балтийскому морю.

Как дальновидный политик, Царь Петр, желая по возможности облегчить себе достижение поставленной цели, склонил к войне со Швецией курфюрста Саксонского Августа, только что избранного Польским королем, и короля Датского. Польша и Дания давно уже враждовали со Швецией и намеревались также расширить свои владения за счет Шведского королевства. Дания стремилась отнять у Швеции Гольштинию, Польша – Эстляндию и Лифляндию.

Таким образом, против молодого короля Карла XII образовался грозный союз трех государств, охватывающих полукольцом шведские владения.

Но многочисленность врагов и затруднительное положение, в котором, казалось, находилась Швеция, скорее тешили, чем огорчали Карла XII. Веря в себя и в непобедимость своей армии, он охотно принял брошенный ему вызов, видя в предстоящей борьбе удобный случай к возвеличению Шведского королевства и к прославлению своего имени.

После продолжительных переговоров союзники остановились па следующем плане совместных действий против Швеции: Россия, стремящаяся к берегам Балтийского моря, выбирает главным театром войны, прилегающие к Финскому заливу Ижорскую землю и Карелию. Ближайшим предметом действий русской армии должна была послужить сильная шведская крепость Нарва, важнейший пункт всего края к югу от Финского залива. С овладением Нарвою русские приобретали опорный пункт для дальнейшего завоевания края и торговую пристань, посредством которой можно было вести торговлю на Финском заливе. Польский король избрал театром военных действий шведские провинции, Эстляндию и Лифляндию, ставя ближайшей задачей овладение крепостью Ригой. Дания должна была начать войну вторжением в шведскую провинцию Голштинию и одновременно действовать своим многочисленным флотом на море, угрожая шведскому флоту.

Из всех противников опаснейшим и важнейшим для себя Карл XII считал Данию. Дания находилась в опасной близости от Швеции и могла угрожать стране, если бы Карл XII с армией отправился в отдаленные области России и Польши. Опасным был для шведов также и датский флот.

Предписав шведским войскам, находившимся в Эстляндии и Ижорской земле, удерживать крепости, Карл XII, быстро подготовившись к походу, внезапно для датчан обрушился на их столицу Копенгаген, в то время как датская армия находилась в Голштинии.

Расчет Шведского короля был верен. Внезапный удар ошеломил датчан; потеряв столицу, они не находили возможным продолжать борьбу и 8-го августа 1700 года заключили с Карлом XII, на выгодных для него условиях, мир в Тровендане.

Из оставшихся двух противников Карл XII считал более опасным Польского короля, поэтому, покончив с Данией, Шведский король посадил свою армию на корабли и 6-го октября высадился в г. Пернове, стремясь на помощь Риге, осажденной польскими войсками. Устрашенный быстрым приближением шведов, Август II поспешно снял осаду Риги и отступил со своей армией на зимние квартиры в Курляндию и Литву.

Тогда Карл XII решил двинуться против русских войск, осаждавших Нарву. 12-ти тысячная армия под личным начальством Карла XII направляется к этому пункту. Здесь предстояло впервые столкнуться великолепно обученной армии Шведского короля с неопытной еще в ратном деле русской армией.

Молодой армии Московского Царя предстояло получить первый кровавый урок от искусного врага.

Медленно собирались под Нарвой русские силы. К 14-му октября здесь сосредоточилась армия в составе 27-ми тысяч пехоты и 1 и ?  тысяч драгун, свыше 5-ти тысяч поместной конницы, всего до 34-х тысяч при 95 орудиях большого калибра.

Медленно подвигались осадные работы под руководством малоопытного в инженерном искусстве Саксонского генерала Алларта. Артиллерия наша оказалась малопригодной для причинения серьезного вреда крепости.

Наладив осадные работы под крепостью, Петр 1-й сдал команду над войсками 18-го ноября герцогу де-Кроа и выехал на свидание с королем Польским для соображения плана совместных действий.

Карл XII быстро приближался к осажденной крепости. 16-го ноября Шведский король нечаянным нападением сбил у д. Пигаиоги высланную для разведок, под начальством Шереметева, нашу конницу «старого строя», а 19-го утром всеми силами в составе 21 батальона пехоты, 46 эскадронов конницы и 38 орудий (всего 12 тысяч) атаковал русских на их растянутой и крайне неудобной позиции. Трудно было молодой русской армии, не имевшей еще боевого опыта, состоявшей из только что призванных необученных рекрутов, устоять перед натиском грозного врага.

Иностранные офицеры, руководившие нашими войсками, растерялись. Некому было объединить действия русских. Сама природа была против нас. Жестокий леденящий ветер с метелью дул в лицо нашим войскам. Шведы прорвали центр расположения наших войск и обрушились после этого на фланги. Несмотря на отчаянное положение русских, прижатых на обоих флангах к реке, молодые полки оказали упорное сопротивление. Преображенцы и Семеновцы, заняв вагенбург (укрпление из повозок), отбили все ожесточенные атаки шведов.

Король, раздраженный сопротивлением русских, лично водил войска на штурм вагенбурга, но успеха не имел.

Герцог де-Кроа и многие из иноземцев-началников сдались в плен. Русские генералы, не зная о взаимном положении обеих половин армии, отрезанных друг от друга врагом, решились заключить капитуляцию при условии сохранения оружия; но лишь гвардия и часть дивизии Головина успели отступить с оружием в руках, остальные войска были обезоружены.

Страшный удар, нанесенный шведами под Нарвой, поселил в рядах молодой русской армии уныние. Создалось убеждение, что шведы непобедимы, что нам не под силу одолеть грозного врага. Трудно было после печального события под Нарвой положение молодого Царя. Старое ратное дело было им же самим разрушено, новое, не успев еще проявить себя с положительной стороны, почти погибло под ударом шведов.

Множество приверженцев старины, недовольных нововведениями Царя, имели основание упрекать его в непригодности для России вводимых им преобразований.

Но не пал духом Царь Петр. Неудача не смутила его. Его железная воля не была надломлена. В это тяжелое для страны время развернулся во всю гигантскую мощь его всеобъемлющий ум. «Я знаю», сказал Царь, узнав о Нарвском поражении, «шведы могут еще раз, другой, победить нас, но у них же научимся мы побеждать их».

В этих пророческих словах Петра выражена была его глубокая вера в могущество и жизненность русского народа и твердое решение довести до желанного конца начатое великое дело.

Со спокойной уверенностью стал Царь Петр создавать новые средства для борьбы с врагом. Армия пополняется новыми укомплектованиями, конница увеличивается 10-ю новыми полками; потерянные под Нарвой орудия заменены новыми, перелитыми из колоколов, взятых в церквях и монастырях. В пограничных городах, Пскове, Новгороде и Печоре, возведены новые укрепления.

А между тем Карл XII, легко разбив русских под Нарвой, пришел к убеждению, что Россия ничтожный противник, с которым не стоит серьезно считаться. Поэтому он оставил в своих Прибалтийских владениях незначительные силы (8 т. Шлиппенбаха под Дерптом и 7 т. Кронгиорта в Ингрии), а со своей победоносной армией предпринял многолетний поход в Польшу.

В этом пренебрежении к противнику заключается первая крупная ошибка Карла XII. Он не использовал своей победы под Нарвой. Он дал возможность противнику оправиться от удара и приготовиться к новой упорной борьбе. Поверхностную царапину, нанесенную русскому народу под Нарвой, Шведский король считал глубокой смертельной раной. Легкомысленный король не видел за спинами нарвских беглецов потрясающей глубины Московского царства, из недр которого можно до бесконечности черпать новые силы и средства для продолжения великой борьбы, от исхода которой зависали насущные жизненные интересы огромного царства.

В Польше Карл XII гонялся за королем Августом, желая принудить последнего к отречению от польского престола. А в это время Царь Петр, быстро приведя в порядок вооруженный силы страны, приступил к завоеванию находящейся во владении шведов и прилегавшей к заветному морю Ижорской земли. Царь действовал по началу весьма осторожно. Нужно было рассеять в рядах молодой русской армии создавшееся убеждение о непобедимости шведов. И вот русские начинают нападать на небольшие шведские отряды. Эти набеги были весьма успешны. В 1701 году конный отряд Шереметева одержал первую победу над 7-тысячным отрядом Шлиппенбаха, к западу от Псковского озера, у мызы Эрестфер, причем шведы потеряли более 3-х тысяч человек убитыми и ранеными и 6 орудий. Победа эта очень обрадовала Петра. «Слава Богу», сказал Царь, «мы можем, наконец, бить шведов».

Год спустя конница Шереметева повторила набег и совершенно разгромила, при мызе Гуммельсгоф, отряд Шлиппенбаха, который потерял 5 с половиной тысяч из 6, всю артиллерию и знамена. В этом же году Апраксин разбил на р. Ижоре войска Кронгиорта, а на Ладожском и Чудском озерах были разбиты неприятельские флотилии. Эти победы чрезвычайно благотворно повлияли на русские войска. Они убедили нашу армию, что шведов можно одолеть. В этих небольших походах и боях наши войска начинали приобретать мало помалу боевой опыт. Здесь, в Прибалтийском крае, зарождались и испытывались новые приемы ведения боя русской пехотой и конницей.

После этих первых успехов Царь ставит своим войскам более серьезную задачу. Теперь он стремится овладеть течением реки Невы – этого важнейшего водного пути Прибалтийского края, несущего в Финский залив воды целой системы великих рек и озер. Течение Невы прикрывалось двумя шведскими крепостями: у истока близ Ладожского озера вход в Неву запирался Нотебургом – прежним русским Орешком, у устья же реки, при впадении в залив, находилась крепость Ниеншанц.

После упорного сопротивления Нотебург пал. Взяв эту крепость, Царь писал: «3ело жесток сей орех был, однако, слава Богу, счастливо разгрызен».

Взятая крепость переименована в Шлиссельбург (ключ-город).

Продвигаясь вниз по Неве, Царь овладевает и другой шведской крепостью, Ниеншанцем. Сделано уже великое дело. Русский орел пробился сквозь построенные врагом преграды к открытому морю. Широкий, необъятный простор виден впереди. Взятая крепость Ниеншанц была срыта, а ниже ее, на остров Луст-Эйланд, 11-го мая 1703 года заложена новая во имя Святых апостолов Петра и Павла. Эта крепость послужила основанием новой столицы – Петербургу.

Отбросив шведские войска Кранпорта далеко на север от Невы к Выборгу, овладев затем на южном финском побережье небольшими крепостями Ямь и Копорье, Царь, желая прикрыть новую столицу с моря, с изумительной поспешностью возводит на острове Котлине в 25-ти верстах от Петербурга крепость Кронштадт.

Наконец, в 1704 году Петр I овладевает, после осады, крепостью Дерптом (Юрьев) и берет штурмом Нарву. Опираясь на эти крепости, Петр I прикрывал завоеванную им Ижорскую землю с запада.

Highslide JS

Гул битвы в завоеванном угрюмом крае, диком и безлюдном, сменился живою производительной работой. По зычному зову Царя со всех сторон обширной России стали собираться предприимчивые люди в новую столицу. Началась упорная борьба с суровой природой. Как будто волшебный жезл прикоснулся к глухим лесам и топким болотам. С необыкновенной быстротой создается здесь новая столица, краса и гордость полуночного края.

С уверенностью принялся Царь Петр хозяйничать в завоеванной стране. Не вырвать обратно врагу потерянных владений из крепких объятий русского Орла.

Карл XII успешно воевал в Польше, нанося одно поражение за другим своему противнику королю Августу. Захватив столицу Польши Варшаву, Карл принудил польский сейм объявить Августа лишенным престола и избрать на его место королем Станислава Лещинского. Но Август собрал в Сандомире сейм, который объявил незаконным постановление варшавского сейма. В Польше появилось два короля, из которых каждый имел своих приверженцев. В несчастной стране вспыхнула разорительная междоусобная война.

Петр Великий честно исполнял договорные обязательства и постоянно посылал помощь королю Августу.

Когда Карл XII, овладевши Польшей, намеревался вторгнуться в Саксонию, наследственную землю короля Августа, из которой последний черпал силы и средства для борьбы со Шведским королем, Царь Петр решил оказать своему союзнику более серьезную помощь. Он сосредоточивает летом 1705 года большие силы в Курляндии, овладевает Митавой и занимает Гродно, угрожая с тыла самому Карлу. Решительный образ действия русских расстраивает намерения Шведского короля. Он откладывает поход в Саксонию, перебрасывает свою армию к Гродно и искусными маневрами принуждает сильный русский отряд запереться в этой крепости. Однако Карл XII не решается штурмовать сильных укреплений Гродно и ограничивается блокадой крепости. Царь Петр принимает чрезвычайно разумные меры для выручки армии. Он посылает командующему армией фельдмаршалу Огильви, подробную инструкцию, как следует вывести армию из Гродно без боя со шведами в поле, на что Петр считал ее еще неспособной. Пользуясь этой инструкцией в точности, наша армия, при начавшемся ледоходе на р. Немане, покидает Гродно, благополучно переходит реку, уничтожая за собой мосты и искусно заметая следы, уходит от шведов, бросившихся ее преследовать.

Не достигнув решительных результатов на восточном фронте, Карл XII весною 1706 года вновь обращается на запад. Он вносит войну в пределы Саксонии, громит войска Августа и принуждает последнего на тяжких условиях заключить 25-го сентября мир в Альтранштадте. Август отрекается от польского престола и отказывается от союза с Россией.

Теперь окончательно наступило время единоборства между Карлом XII и Царем Петром. Считая, что с отнятием от шведов Ижорской земли главная цель войны достигнута, Царь был склонен заключить мир со шведами при условии сохранения за нами сделанных завоеваний. Но упоенный успехом, увенчанный славой искусного полководца, Шведский король не соглашается на переговоры, прежде чем все завоеванные Петром земли не будут возвращены.

Продолжение войны было неизбежно. Предвидя вторжение врага в пределы России, Царь Петр собрал нашу армию к западной границе. Однако Царь Петр не имел в виду вступить на границе в решительный бой с могучим врагом, не изнуренным и не расстроенным. Петр решил, уклоняясь от боя, завлечь врага внутрь необъятной России. Отступая перед шведами, наша армия должна была опустошать и разорять страну, чтобы лишить шведов возможности находить продовольствие. Такими мерами Царь рассчитывал изнурить армию противника, истощить его силы и тогда уже нанести ему окончательный удар. Небольшие pycские отряды должны были все время тревожить противника, нарушая его отдых, изнуряя постоянной борьбой.

Жителям западной пограничной полосы, от Пскова через Смоленск и далее на юг, Царь приказал с приближением врага оставлять жилища, скрываться в лесах и болотах, скрывая имущество и продовольственные припасы.

Пограничные города укрепляются; даже Москва приводится в оборонительное состояние.

Готовясь к новому походу на Россию, Карл XII еще в Саксонии укомплектовал свою армию новыми подкреплениями из Швеции и наборами добровольцев в Саксонии и Померании.

1707 год шведская армия провела еще в пределах Польши и Литвы, постепенно вытесняя оттуда русские войска. Наша армия, уклоняясь от боя, отходила из Польши к северо-западной границе России. Карл XII не терял надежды нагнать нашу армию в Польше и принудить ее к бою.

В конце января 1708 года он из Гродно направляется по следам русской армии, но после десятидневного марша, при сильнейшей стуже, по разоренной местности, принужден остановить преследование и расположиться для отдыха на зимние квартиры, сперва между Вильною и Сморгонью, а затем у Радошковичей.

Весною 1708 года, вторгаясь в Россию, Карл XII располагал следующими силами: между Радошковичами, Долгыновым и Борисовым 35 тысяч под начальством короля; в Риге 14-тысячный корпус генерала Левенгаупта и в Финляндии 12-тысячный отряд генерала Либекера.

Против главных сил шведов действовала наша 70-тысячная армия под начальством Шереметева; в Ингерманландии (Ижорская земля) оставлен был 20-тысячный корпус Апраксина; в Пскове стоял 5-тысячный конный отряд Боура. На Волыни собралось до 15-ти тысяч под начальством гетмана Синявского.

Перевес в числе войск был на нашей стороне, но по качеству эти войска, из коих мало кто участвовал в завоевании Прибалтийского края и имел боевой опыт, не могли быть сравнимы с победоносными полками счастливого в боях Шведского короля.

Тяжко было положение Московского Царя. Грозный противник стоял у западных ворот государства. Юго-восток страны охвачен был заревом вспыхнувших народных волнений, ходили смутные слухи о замышляемой измене Малороссийского гетмана Мазепы.

Жившие в Москве иностранцы считали, что положение несчастного Царя становится отчаянным. Многие из ближайших сотрудников Царя тоже мрачно смотрели на грядущие события, но... могущественно и спокойно смотрел на это «отчаянное» положение сам Венценосный Вождь русской армии; надежда на благоприятный исход не покидала Царя. Учитывая тяжелое положение Петра, заносчивый враг полагал быстро покончить с русской армией, броситься в сердце России, в Москву, лишить Петра трона, раздробить политическое единство государства и низвести Россию до положения удельного времени. Таким образом, первоначальный план Шведского короля заключался в движении по прямым путям к столице Московского царства.

Русская армия, под начальством Шереметева, сторожила границу, наблюдая все пути, по которым возможно было наступление шведов.

Когда выяснилось, в конце июня 1708 года, что шведская армия двинулась от Минска и совершила близ м. Березина переправу через реку Березину, то русская армия попыталась преградить путь шведам, сосредоточившись на неудобной позиции у м. Головчино. Здесь 3-го июня Карл XII атаковал нашу армию.

Русские войска разделены были болотами, не могли поддерживать связь во время боя. Дивизия Репнина, охваченная с фланга шведами, потерпела поражение.

Одержав нерешительную победу при Головчине, Карл XII занял Могилев. Встревоженный головчинским делом, Царь Петр прибыл к армии и вступил в командование войсками.

Потерпев неудачу в попытке силой оружия преградить путь шведам, русская армия вновь прибегла к прежнему плану изнурения противника и завлечения его в глубь страны.

В Могилеве Карл XII оставался более месяца. Испытывая крайнюю нужду во всем, он еще до прибытия в Могилев посылает в Ригу повеление Левенгаупту взять огромное количество боевых припасов, присланных из Швеции, собрать возможно большее количество продовольствия в Прибалтийском крае и двигаться на соединение с главными силами.

Highslide JS

Настроение шведов в Могилеве становится мрачным. В хлебе уже замечается недостаток. Суровая, неприветливая страна недружелюбно встречала пришельцев. Неуловимая русская конница производила частые нападения, уничтожала в окрестностях припасы. Зловещие зарева пылавших со всех сторон русских деревень наглядно свидетельствовали о необдуманности шведского вторжения. Дурная погода вызвала развитие болезней в армии. Впервые в мужественное сердце молодого Шведского короля начинало закрадываться сомнение в успехе. Его попытки настигнуть, разбить и уничтожить врага не имели успеха.

Благоразумные шведские генералы советовали королю оставаться в Могилеве до прибытия Левенгаупта, но Карл XII, выдвинувшийся, в погоню за русскими, уже к востоку, не пожелал отступать. Он счел лучшим свернуть на Украину, где его ждал помышлявший об измене русскому Царю малороссийский гетман Мазепа. Гетман обещал королю, что малороссийский народ перейдет на его сторону; для шведской армии на Украине заготовлены были Мазепой огромные склады припасов. Карл поверил обещаниям Мазепы и потянулся в далекую неведомую страну, не сомневаясь в успешном конце.

Новый план Шведского короля скоро был обнаружен русскими, и наша армия стала преследовать врага, все глубже и глубже проникающего в обширную страну. Труден был поход шведов на Украину. Им приходилось двигаться через первобытные леса, нередко целыми днями идти в воде, перебираясь через болота и реки. Скудное питание подрывало силы солдат. Давно оторванные от родины, далеко заброшенные от своих сел и городов, шведские воины начинали падать духом. В какую неведомую страну ведет их упрямый повелитель? К чему понадобилось ему бродить по этим диким лесам, унылым пустынным болотам?

Сражение при Лесной.

А в это время, во исполнение повеления Карла XII, генерал Левенгаупт с 16-тысячным корпусом и с огромнейшим транспортом боевых и жизненных припасов двигался из Риги на соединение с главными силами шведов. Узнав о движении Левенгаупта, Царь Петр решил обрушиться на этот шведский отряд и нанести ему отдельное поражение. Цель была чрезвычайно важная. При удачном исходе этого нападения армия Карла XII лишалась боевых и продовольственных припасов и тех подкреплений, которые необходимы были королю перед решительной борьбой с русской армией. Для нападения на Левенгаупта был сформирован отряд в составе 10 драгунских полков и 3 лучших из пехотных полков: драгун – около 7 тысяч, пехоты – около 5 тысяч; отряду придана была только легкая полевая артиллерия; вместо колесного обоза, взяты были только вьюки; пехота, для скорости передвижения, посажена на коней. Начальствование над этим легким корпусом принял на себя Царь Петр. При исполнении задачи этот отряд мог рассчитывать на поддержку 5 тысяч драгун Боура. К 20-му сентября назначенные для действий против Левенгаупта войска сосредоточились у с. Романово и, вслед затем, направились к Днепру. В то время, как русские осторожно подходили к Орше, шведы успели уже переправиться ниже по Днепру у Шклова и двинулись по дороге на Пропойск. Таким образом, Царю Петру не удалось стать на пути следования Левенгуапта и теперь приходилось нагонять шведского генерала; при этом выяснилось, что силы шведского отряда значительно превышают наши предположения: вместо 8 тысяч, у Левенгаупта оказалось 16, т. е. силы противника превосходили силы нашего легкого корпуса.

Узнав о приближении Царя, Левенгаупт отправил транспорт с прикрытием к Пропойску и, чтобы дать время транспорту переправиться через р. Сож, решил задержать русский отряд. Нагнав Левенгаупта, Царь Петр решил немедленно атаковать шведов, невзирая на их превосходство в силах, но при этом послал приказ генералу Боуру, находившемуся по близости, спешить к полю битвы.

28-го сентября шведы заняли позицию у д. Лесной, на берегу р. Леснянки. Противник расположился на обширной полянке, окаймленной лесом. В тылу у него находилась болотистая река Леснянка, через которую имелся мост. Обоз был построен в вагенбург (городок из повозок). Впереди обоза в две линии построились главные силы Левенгаупта, а еще дальше вперед к небольшому перелеску было выслано 6 батальонов пехоты. Перед перелеском находилась незначительная полянка.

Наш отряд направился к Лесной двумя колоннами: правою – под начальством Царя, в составе Преображенского и Семеновского полков, одного батальона Астраханского полка и 3-х драгунских полков, и левою – в составе Ингерманландского пехотного и 7 драгунских полков.

Едва наш отряд стал выходить на полянку перед перелеском и выстраиваться в боевой порядок, как шведский авангард атаковал его левую колонну. Шведам удалось потеснить наш левый фланг и захватить 4 орудия, но в это время Петр Великий, зорко следивший за ходом боя, выслал к левому флангу подкрепление из правой колонны. Шведы были оттеснены, орудия отбиты и у врага было взято еще 2 орудия. На плечах отступающих шведов наши вышли на поляну и развернулись в боевой порядок.

В час дня Царь атаковал главную позицию шведов и своими повторными атаками принудил противника к 5 часам отступить за вагенбург. Наконец, в 5 часов на поле сражения прибывают драгуны Боура.

Теперь Царь Петр, подкрепив войска своего правого фланга, наносит удар на левом фланге противника, чтобы завладеть мостами через р. Леснянку и, таким образом, отрезать врагу путь отступления. После сильного ружейного огня русские бросились в штыки, опрокинули левый фланг шведов и завладели мостом. Шведы укрепились за повозками и продолжали отстреливаться. Положение Левенгаупта было очень тяжелое, но на помощь изнемогавшим шведам спешил авангард, возвращенный из Пропойска. Лишь благодаря этой помощи, шведы, оттеснив немного русских, продержались до наступления темноты.

Ночью Левенгаупт вывел свои войска из вагенбурга и, оставив раненых, обозы и орудия, отступил по Пропойской дороге. Чтобы скрыть отступление, шведы всю ночь поддерживали бивачные огни.

Заметив на рассвете бегство врага, Царь Петр послал для преследования конный отряд генерала Флуга, но этому отряду удалось настигнуть лишь арьергард Левенгаупта. Шведский генерал, достигнув Пропойска, сжег остатки своего транспорта, так как мост через р. Сож у этого пункта был уничтожен.

Лишь 5-6 тысяч из 16-тысячнаго отряда Левенгаупта переправились у Глинки через р. Сож и присоединились к Карлу XII. Надежда Шведского короля на значительное усиление его армии не осуществилась. Шведская армия лишена была также подвоза боевых припасов, столь необходимых для предстоящей упорной борьбы. Это обстоятельство роковым образом отразилось на положении шведской армии в день Полтавского боя, когда шведская артиллерия должна была бездействовать за недостатком боевых припасов.

Русский Царь и его молодая армия ликовали. У деревни Лесной была одержана первая крупная победа над гордыми шведами, при чем русский отряд был равным по численности шведскому. Вера в непобедимость шведов рассеивалась как туман. С радостной надеждой смотрела на будущее молодая армия. Не прошло и года после этого славного боя, как вся шведская армия была разбита при Полтаве. Победа у Лесной названа Царем Петром «Матерью Полтавской победы». Загоралась заря победной славы над русской армией. Радостным шепотом пролетела по Русской земле молва о крупном успехе русского оружия.

С угрюмой тоскою и затаенной тревогой встретила шведская армия, заброшенная в дебри Украины, остатки отряда Левенгаупта. Невеселые вести распространяли эти беглецы. Разнеслась молва по всей шведской армии о том, как превосходно сражались у Лесной молодые войска Московского Царя. Это уже не та толпа неучей, которую так легко рассеяли шведы под Нарвой в начале войны. У Лесной, пред изумленными шведами, искусно маневрировали прекрасно обученные войска, построенные в боевой порядок. А вел в бой эти войска сам Царь-Великан. Орлиным взором высмотрел он самое слабое место в расположении шведов и нанес в эту чувствительную точку грозный удар. Смутились гордые сердца шведских воинов от этих зловещих вестей. Все чаще и чаще тревожные сомнения стали закрадываться в их души.

Highslide JS

Наступила глубокая осень, когда, после долгого изнурительного похода, достигла, наконец, шведская армия заветной Украины. Надежды Карла XII на помощь и отдых в Украине не оправдались. Мазепа привел с собою Шведскому королю лишь 2 тысячи мятежных казаков; впоследствии к ним примкнула буйная толпа запорожцев, не представлявшая собою боевой силы. Украина свято хранила присягу и осталась верной своему Царю.

Город Батурин, столица гетмана, где много было собрано припасов для шведской армии, был взят штурмом русскими войсками и предан огню. Гарнизон, преданный Мазепе, был перебит, продовольственные и боевые припасы уничтожены. Царь строго карал изменников.

Карл XII мечтал об отдыхе для своей армии. Шведы расположились на зимние квартиры в районе городов Ромны, Гадяч, Прилуки, Лохвица, где Мазепа также приготовил много продовольственных припасов, но русские охватили этот район и со всех сторон наши небольшие конные отряды всю зиму тревожили шведов внезапными нападениями. Постоянная тревога изнуряла силы шведов. Зимовка ослабила шведскую армию. Неуловимый противник то и дело наносил ущерб шведам. Силы их таяли, а подкрепления не прибывали. Польский король Станислав Лещинский, обещавший помочь Карлу XII, не мог сдержать слова, так как в его стране все еще продолжалась междоусобная война.

Крымский хан стал собирать по повелению Турецкого султана орды в помощь шведам, но когда проведал султан, что русские готовят в Азовском море сильный флот для действий против Крыма и Константинополя, то, устрашенный возможностью таких действий, отменил свое повеление.

Итак, Карл XII с изнуренною армией остался одиноким, заброшенным в далекую вражескую страну. Силы шведской армии таяли, дух был уже поколеблен. Будущее рисовалось в мрачном цвете. Железная дисциплина шведов пошатнулась. Были уже случаи неповиновения; началось дезертирство.

Глухой ропот по временам стоял в шведском стане. Не напрасно благоразумные шведские генералы советовали упрямому королю оставить Украину и отойти в Польшу, куда можно было притянуть свежие силы на помощь истощенной армии,— Карл не послушался советов. Он решил осадить г. Полтаву, надеясь этим привлечь к осажденной крепости главные силы русских и тогда помериться с ними в бою.

Осада Полтавы.

Небольшая крепость Полтава, построенная на южной окраине Московского царства для прикрытия страны от хищнических набегов крымских татар, лежала на правом берегу р.Ворсклы. От реки город отделен был болотистым берегом. Не важны были укрепления Полтавы; состояли они из земляных валов с деревянными палисадами. Хороши были эти валы с палисадами для отражения набегов степных хищников, но трудно было за ними держаться против искусной армии Шведского короля. Однако в крепости находился верный своему долгу 4-х-тысячный гарнизон, во главе гарнизона поставлен был Царем мужественный комендант, полковник Иван Степанович Келлин. К гарнизону примкнула 2,5-тысячная дружина, составленная из граждан города Полтавы. Невелики были силы, но умеют русские люди отстаивать достояние своей родины. Не смущает их число врагов. Умеют постоять они за честь страны и скорее погибнут до последнего, чем сдадут врагу то, что поручено им охранять. Когда выяснилось, что Шведский король направляется в Украину, Царь Петр приказал привести в порядок полтавские укрепления. Крепость была снабжена продовольствием и боевыми припасами, но последних было немного. Полтава была важнейшим городом левобережной Украины. Взятием Полтавы Карл XII рассчитывал смутить население Малороссии, поколебать среди него доверие к Московскому Царю и русской армии. В начале апреля под стенами крепости появились первые разведочные партии шведов. Они с большою дерзостью приближались к крепости, желая высмотреть ее сооружения, но сторожевые посты русских не подпускали врага и отгоняли его в поле.

В конце апреля уже сильные колонны шведов пытаются овладеть крепостью, но, благодаря стойкому сопротивлению гарнизона, несут потери, не достигая никаких результатов.

Эти неудачи принуждают шведов отказаться от попыток с налету овладеть крепостью, и они, в начале мая, приступили к осаде. Перед валами крепости шведы возвели укрепления, вооружив их орудиями, и отсюда стали приближаться к городу, устраивая промежуточные укрепленные линии (траншеи). Защитники Полтавы не оставались праздными зрителями осадных работ шведов. Под покровом ночи сильные партии из состава гарнизона бесшумно приближались к вражеским траншеям и внезапными атаками причиняли большой урон врагу, захватывая у него инструменты, разрушая возведенные сооружения. Пытался Карл XII произвести штурм крепости ночью, но бдительные сторожевые посты русских своевременно предупреждали гарнизон об опасности и шведы и на этот раз встретили единодушный отпор.

Highslide JS

Задумал хитрый враг подвести подкоп под крепостной вал. Устроили шведы неподалеку от валов крепости колодезь и повели от него подземный рукав под крепость. Как кроты рылись в земле шведы, но от бдительного взора доблестного коменданта не укрылись враги. Проведал он о подкоп, выслушал, в каком месте подошли к крепости под землей враги, и, когда шведы заложили сильный пороховой заряд под крепостным валом, защитники осторожно подкопались к пороховому погребку и вынули заряд. Между тем шведы рассчитывали одновременно с взрывом вала начать штурм крепости. 3-тысячный отряд приготовился к приступу. По данному королем сигналу зажгли рукав, ведущий к пороховому погребу, и, в ожидании взрыва, штурмующий отряд стал приближаться к крепости.

Спокойно притаился Полтавский гарнизон за палисадом. Защитники перехитрили врага. Подпустив шведов на дистанцию близкого ружейного выстрела, полтавцы встретили их дружным залпом и нанесли им большой урон.

Так стойко и мужественно отбивался от врага в первый месяц осады Полтавский гарнизон, не теряя надежды на скорую выручку крепости русской армией.

Русская армия в начале осады Полтавы шведами разделена была на две части: Меньшиков с главными силами находился на левом берегу Ворсклы, близ Богодухова, собираясь выступить на выручку Полтавы, а особый отряд Шереметева и казаки Скоропадского были расположены по течению р. Пела и продолжали тревожить шведов своими нападениями.

Царь Петр находился в Воронеже, снаряжая флот и подготовляя особую армию на случай войны с Турцией. По временам он посылал Меньшикову наставления, предлагая отвлечь внимание шведов от Полтавы нападением на Опошню, где находилась главная квартира Шведского короля; кроме того, Царь советовал изыскать способ подкрепить людьми и боевыми припасами гарнизон Полтавы. Однако нападение на Опошню не привело к ожидаемым результатам. Шведы отбили нападающих и удержались в Опошне, но все же русским удалось подкрепить гарнизон Полтавы девятьюстами солдатами.

Highslide JS
Литеры, которые указуют на обрис.
А: город Полтава. B: неприятельские апроши. C: первый на горе российский транжамент перешед через реку. D: второй транжамент. E: российские редуты, которые вместе с транжаментом сделаны. F: другие редуты, которые в ту ночь перед баталией зачаты, и не успели отделать. H: неприятельская инфантерия, идущая на четыре колоны. I: неприятельская кавалерия, идущая на шесть колон. K: Два российских редута от неприятеля взятые. L: российская конница у редута стоящая и от неприятеля також атакованная. M: российская конница по отбитии от редута на ином месте стоящая. N: неприятельские шесть батальонов и несколько шквадронов отбитые от редутов к лесу. O: российские, атакующие оных. P: Выведенная на фланги из транжамента российской пехоты часть. Q: Три батальона, посланные для коммуникации с городом. R: войско российское в ордердебаталиии построено. S: неприятельское войско в ордердебаталии стоящее. V: российская первая линия, атакующая и побеждающая неприятеля. W: неприятель бежащий.

Эту трудную задачу блестяще выполнил бригадир Головин. Переодев солдат в шведские мундиры, Головин, в час смены шведских сторожевых караулов, смело повел сквозь неприятельскую линию свой отряд. «Кто идет?», – окрикнули Головина из ближайшего караула, – «Веду команду для окопных работ под стенами крепости», – бодро отвечал по-немецки бравый бригадир. Благополучно миновав линии караулов, Головин подходил уже к передовым постам шведов, находившимся близ крепостных валов. Здесь обман был обнаружен, но не успели шведы прийти в себя от изумления при виде переодетых врагов, как Головин смело бросился на ошеломленных шведов в штыки и, переколов до 200 человек, пробился к крепостным воротам. Рассвирепел и вместе с тем изумился Шведский король, узнав об удивительной проделке Головина. «Я вижу, что мы научили русских военному искусству», – с грустью сказал король. Чтобы преградить сообщение крепости с русской армией, шведы охватили город полукольцом укреплений, примкнув их флангами к реке.

В конце мая Шереметев, по повелению Петра, присоединился к Меньшикову, и вся русская армия расположилась лагерем против Полтавы и приступила к постройке плотины и моста из фашин (вязки хворосту) по болотистому берегу Ворсклы, чтобы приблизиться к осажденной крепости.

Осадные работы шведов вяло подвигались вперед. Ощущался недостаток в необходимых инструментах, а главным образом, в боевых припасах.

1-го июня, после продолжительного перерыва, шведы внезапно открыли по городу артиллерийский огонь. В городе начался пожар, и защитники крепости бросились тушить огонь. А между тем, после артиллерийской подготовки, шведы стремительно бросились на штурм. Атака была неожиданной, на валах было незначительное число защитников. Легко опрокинувши их, шведы водрузили уже на валу королевское знамя, но из города к месту боя стремились войска и городская дружина. Сильным натиском враг был опрокинут и сброшен с вала.

Попытался, было, Карл XII склонить мужественного коменданта к сдаче, обещая почетные условия капитуляции и угрожая беспощадным истреблением гарнизона и жителей в случае отказа. Но не смутилось львиное сердце доблестного коменданта. Отпустив с отказом в сдаче крепости присланного парламентера, Келлин, вслед затем, во главе гарнизона произвел вылазку и захватил у шведов 4 пушки.

4-го дня к армии прибыл Царь Петр. Первым делом его было дать знать осажденному гарнизону о своем прибытии, поблагодарить своих верных слуг за совершенные подвиги и пообещать скорую выручку. В пустом ядре царское послание переброшено было через Ворсклу в осажденный город. Сильно забились от радости сердца мужественных защитников Полтавы, когда узнали они о ласковой царской весточке. Как прах рассеялось уныние, возросла Bepa в благополучный конец обороны. Собравшись в храм, воины и граждане перед образом Пресвятой Богородицы поклялись до последней капли крови сражаться за великое дело Царево.

В ответном письме полковник Келлин уверял Царя о несокрушимом мужестве гарнизона, но вместе с тем уведомлял об истощении боевых припасов.

Для отвлечения внимания врага от Полтавы, Петр предписывает гетману Скоропадскому чаще тревожить шведов с тыла и с этою же целью перебрасывает на правый берег Ворсклы выше и ниже Полтавы отряды генералов Ренне и Алларта. Однажды, получив известие о готовящейся переправе русской армии через Ворсклу, Карл XII отправился к реке, чтобы лично произвести разведку. Вместе с генералом Левенгауптом король долго прогуливался верхом на коне вдоль реки под огнем русских постов. Несмотря на уговоры Левенгаупта, упрямый король не хотел оставить опасного места, и был здесь ранен в пятку левой ноги. Пуля засела между пальцами. Пришлось произвести операцию, и король, в самые решительные дни назревающих крупных событий, принужден был пролежать в постели.

Несмотря на все попытки Царя Петра отвлечь внимание шведов от Полтавы, враг продолжал упорно осаждать крепость. С каждым днем положение крепости ухудшалось. Комендант вновь извещал о недостатке боевых припасов. Собранный Царем военный совет принял решение приблизиться к городу помощью окопов, но мера эта была неосуществимой.

Наконец, полковник Келлин доносил, что пороху у осажденных осталось не более, как на две недели. Вновь собрал Царь военный совет и теперь пришли к убеждению, что только немедленная помощь может спасти крепость от падения, что без решительного сражения не обойтись. Предстояло великое дело, к которому уже давно готовилась русская армия.

19-го июня русская армия покинула свой лагерь и перешла вверх по Ворскле к деревне. Черняхово. Желая сосредоточить к полю битвы возможно больше силы, Царь предписал гетману Скоропадскому идти на соединение с армией. Царь Петр прекрасно понимал мудрое правило, подтвержденное восемью великими полководцами, что в бою не может быть лишних бойцов, что на поле сражения нужно сосредоточить к решительному бою все, что возможно.

20-го июня русская армия по мосту, наведенному у дер. Петровки, и прилегающим бродам перешла на правый берег реки. Переправу прикрывали на правом берегу отряды Ренс и Алларта. Переправившаяся армия немедленно построила для себя укрепленный лагерь у дер. Семеновки, а мост был прикрыт особым укрплением.

Весть о переправе русской армии встревожила Шведского короля. Не оставалось сомнений, что Русский Царь желает померяться силами в открытом поле. Прежде чем обратиться лицом к надвигающемуся грозному врагу, упрямый Шведский король производит последнюю попытку к овладению Полтавой, под слабыми укреплениями которой вот уже три месяца безуспешно бьется его армия.

21-го июня начался последний ужасный 2-х-дневный штурм Полтавы.

Highslide JS

Король требовал от своей армии, во что бы то ни стало овладеть крепостью. С распущенными знаменами, под бой барабанов бросались ожесточенные враги на валы крепости. Гарнизон изнемогал в неравной борьбе. Не только воины и дружинники, но и все жители города вступили в бой с врагом. Дряхлые старики, женщины и малые дети сражались бок о бок с гарнизоном крепости. Дрались косами, вилами, дубинами; за недостатком снарядов и пуль, осыпали врага градом камней. Подобно бешеным волнам, заливали шведские колонны полуразрушенные валы крепости. Уже несколько раз были валы во власти врага. Но сумел в эти страшные минуты отстоять гарнизон Полтавы добытую дорогою ценою славу свою. Вслед за всесокрушающей волной вражеского натиска, из глубины осажденной твердыни подымался другой грозный поток. Еще выше вздымался его гребень, могучий порыв гнал его вперед; с бешеным ревом взбирался он на грозные валы и смывал обессилившего врага. Густо усеяны были полтавские валы трупами шведов, но и на этот раз твердыня осталась в руках мужественного гарнизона.

Это была последняя попытка Карла XII овладеть крепостью. Теперь ему нужно было повернуть фронт навстречу приближающемуся северному богатырю.

Полтавское сражение.

Переправившись 20-го июня на правый берег Ворсклы, русская армия 4 дня укрепляла лагерь у дер. Семеновки, в 8-ми верстах от Полтавы. 25 июня наша армия продвинулась еще на 3 версты к осажденному городу и расположилась у дер. Яковцы, устроивши здесь новый укрепленный лагерь. Предусмотрительный Вождь русской армии принимал меры, обеспечивающие свободное отступление армии в случай неудачного для нас исхода боя. Царь Петр медлил вступить в бой со шведами, ожидая полного сосредоточения своих сил. Со дня на день поджидал он прибытия с берегов Волги спешивших к нам на помощь 30-40 тыс. калмыков Аюки-хана. Намеченным днем атаки шведской армии было 29 июня, день ангела Царя Петра, но 25-го в русский лагерь прибыл перебежчик, доложивший Царю, что 27-го шведы предполагают атаковать русскую армию. «На начинающего Бог», – промолвил спокойно Царь, узнав эту новость, и стал делать последние приготовления к бою.

Вдумчиво и серьезно готовился Царь Петр к предстоящему великому событию, от исхода которого зависала дальнейшая судьба России. На предстоящий бой он смотрел, как на «зело опасное дело», как на решительное, неизбежное средство, к которому нужно прибегнуть для достижения желанной цели.

Укрепленный русский лагерь у дер. Яковцы тылом своим примыкал к крутому берегу р. Ворсклы. Вправо от лагеря тянулась лощина, а влево простирался лес до Полтавского Крестовоздвиженского монастыря. Перед фронтом находилась поляна, шириною до двух верст, окаймленная с северо-запада другим лесом. Между этим лесом и монастырем оставался открытый промежуток шириною до 1 версты. Этим свободным промежутком только и могли воспользоваться шведы для подхода от Полтавы к русскому лагерю. Предвидя, что враг поведет наступление между лесами, Царь Петр приказал построить в проходе между лесами укрепленную линию, состоящую из шести отдельных сомкнутых укреплений (редутов), находящихся на расстоянии ружейного выстрела один от другого. Эта укрепленная линия была передовой позицией, на которую должна была наткнуться наступающая шведская армия. Шведы должны были или штурмовать эти укрепления, на что нужно было бы потратить много сил и времени, или прорваться между редутами, а в этом случае защитники редутов могли расстреливать прорывающиеся колонны. Блестящая мысль создать такую прерывчатую линию отдельных сомкнутых укреплений на поле сражения принадлежала Царю Петру, до него ни один полководец не применял еще этого превосходного приема.

Значение укрепленной линии редутов увеличивалось еще тем, что, прорвавшись сквозь эту огневую полосу, шведы попадали на поляну перед нашим укрепленным лагерем, подставляя свой правый фланг под огонь из последнего.

26 июня Царь Петр приказывает построить еще одну укрепленную линию из 4 редутов, проходящую от середины первой, под прямым углом к ней. Эта новая линия должна разрезать наступающие колонны шведов, разделить их, при чем вражеские колонны, проходя вдоль этой линии, подставят свои фланги под огонь с редутов. Но, за недостатком времени, эти 4 редута ко дню сражения не были еще закончены.

Постройкой укреплений впереди моста, у пункта переправы через р. Ворсклу, 2-х укрпленных лагерей (одного у дер. Семеновки, другого у дер. Яковцы) и линии редутов, Петр Великий чрезвычайно усиливал свою позицию и вполне обеспечивал русскую армию от гибельных последствий при неудачном исходе боя. Ко дню решительного боя армия Русского Царя состояла из 61 батальона пехоты, 23 драгунских полков и одного эскадрона (Генеральный) и 72 орудий, всего около 50-ти тысяч человек.

По численности эта армия не так уж сильно превосходила ту, которую так легко разгромил за 9 лет до Полтавской битвы молодой Шведский король под Нарвой с небольшими силами; но велика была разница между участниками нарвского поражения и той грозной силой, с которой предстояло вновь вступить в бой Шведскому королю.

Девятилетняя суровая боевая школа воспитала и образовала молодую русскую армию. Как сталь, закаляясь в огне, становится упругой и твердой, так закреплялась в борьбе русская армия. Уже первые кровавые страницы ее истории пестрели славными именами одержанных побед. В рядах армии были уже победоносные полки, покрывшие себя славой при завоевании Прибалтийского края, при взятии шведских крепостей, наконец, в знаменитом бою у Лесной. В рядах полков много были опытных воинов, вполне усвоивших уже ратное дело. Не мало славных имен боевых начальников, доблестных сподвижников Царя, выдвинула также 9-летняя война.

Было Царю с кем совет держать.

Его ближайшими помощниками были: фельдмаршал граф Б. П. Шереметев: спокойный, осторожный, но основательно знающий военное дело; князь А. Д. Меньшиков: превосходный кавалерийский генерал, соединивший в себе рассудительность с быстрой решительностью и смелостью; далее следовали храбрые военачальники: князь М.М. Голицын, князь А.И. Репнин и превосходный артиллерист и инженер Я.В. Брюс.

Вдохновляемые Царем, эти блестящие сподвижники его в делах ратных напрягали все усилия, чтобы создать могучую армию в обновляемой стране, и блестящая Полтавская победа показала, что эта работа не пропала бесследно.

Силы шведов значительно уступали по численности нашим. В состав армии ко дню сражения входило 24 батальона пехоты, 22 полка конницы и 4 орудия, всего около 25 тысяч человек. Кроме этого, около 6 тысяч шведов и казаков были оставлены частью для охраны укреплений под Полтавой, частью для прикрытия обоза и артиллерии, не принимавшей участия в бою за недостатком боевых припасов, наконец, частью для сторожевой службы вдоль р. Ворсклы, ниже Полтавы.

Еще 26 июня русская армия, в виду близости шведов и возможности их нападения, приготовилась к встрече противника. Линию редутов заняли два батальона пехоты под начальством генерала Айгустова. За линией укреплений, в промежутках между редутами, стали 23 полка и один эскадрон конницы, под начальством светлейшего князя Меньшикова. Казаки Скоропадскаго расположились на дорогах, ведущих от Полтавы на запад, с целью воспрепятствовать отступлению противника кратчайшими путями в Польшу. Остальная конница и вся пехота разместились в укрепленном лагере у деревни Яковцы.

Highslide JS

Одновременно с подготовкой поля сражения к назревающему бою Петр Великий не позабыл поднять дух своей армии перед предстоящим ей великим подвигом. Царь и его армия накануне боя возносили горячие молитвы Всевышнему Творцу о даровании победы. Подобно великому князю Димитрию Донскому, объезжавшему накануне знаменитой Куликовской битвы ряды своих воинов и призывавшему их постоять за Русскую землю, и Царь Петр объезжал стройные ряды молодых полков своих и напоминал им об исключительной важности для России предстоящего боя. Петр говорил своим войскам о погибельных для нашего отечества замыслах Шведского короля, мечтающего унизить Россию, разделить ее на небольшие уделы. Царь напоминал о том, как с помощью Божьей разрушились козни врагов. Верным присяге остался малороссийский народ, не получил Шведский король обещанной ему помощи от Мазепы и Станислава Лещинского, не поддержали его турки и татары. Невзгоды, лишения и частичные наши победы подорвали силы шведской армии, не много осталось уже их. Нужно довершить победу над остатками шведских сил. «Порадейте же, товарищи! Вера, церковь и отечество сего от вас требуют».

Гвардейским полкам Царь напомнил о глумлении врага над святою нашею церковью, о кичливости Шведского короля, который расписал уже в Москве квартиры для своего войска и своего генерала Шпара назначил генерал-губернатором московским. И под влиянием этих царских речей разгорались жаждою отмщения сердца русских воинов, проникались они несокрушимою решимостью положить живот свой за дорогое отечество и великого своего горячо любимого Царя. На царский призыв от имени армии ответил горячей речью М.М. Голицын: «Великодержавный Царь-Государь! Ты видел труд и верность наши, видел храбрость твоих солдат в бою с Левенгауптом, когда целый день стояли под огнем и не смешали шеренг, не уступили ни пяди земли; четыре раза от стрельбы ружья разгорались, четыре раза сумы и карманы патронами наполняли. Ныне же войско то же и мы, рабы твои, так же. Уповаем на Бога такой же иметь подвиг и ныне, какой и тогда». «И я уповаю»,– сказал Царь, выслушав это торжественное заверение своего верного слуги о твердой решимости русской армии постоять за общее дело.

Последний завет Царя своим воинам накануне боя выражен был в бессмертном приказе, прочитанном войскам перед сражением: «Воины!», – взывал Царь, – «пришел час, который, должен решить судьбу Отечества. Вы не должны помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за Отечество, за православную нашу веру и Церковь. Не должна вас смущать слава непобедимости неприятеля, которой ложь вы доказали ни раз своими победами. Имейте в сражении перед собою правду и Бога, защитника вашего, а о Петре ведайте, что ему жизнь не дорога; жила бы только Россия, благочестие, слава и благосостояние ее».

И откликнулись русские сердца на этот царственный призыв, глубоко запал он в душу каждого воина и вызвал тот высокий подъем духа, тот всесокрушающий порыв, перед которым не могли устоять вражеские силы.

Весь день 26 июня в шведском стане, под Полтавой, шли поспешные приготовления к предстоящему бою. Превозмогая сильную боль, причиняемую раной, король отдавал последние распоряжения. Пехота разделена была на четыре колонны и должна была начать наступление. За пехотой, в шести колоннах, должна была следовать конница. Король не мог, вследствие раны, сесть на коня и лично командовать своею армией в день боя, поэтому он назначил главнокомандующим фельдмаршала Реншильда. Общее же командование над пехотой было поручено генералу Левенгаупту.

Шведские войска строились по колоннам. Карл XII в коляске объезжал войска и старался ободрить их речами. Высокомерны были речи Шведского короля. Напоминая своим воинам о былой славе, об одержанных блестящих победах, король внушал им веру в свои силы, в несомненный предстоящий успех. Он и теперь продолжал презрительно относиться к своему врагу и, не сомневаясь в поражении русской армии, приглашал своих воинов на пир в шатер Московского Царя. «Он приготовил нам много кушанья», – говорил Шведский король, – «идите же завтра туда, куда ведет вас слава». И, действительно, многие из генералов шведской армии попали на следующий день, на пир в шатер Московского Царя, но... лишь в качестве военнопленных.

Промелькнула короткая летняя ночь. В 2 часа ночи, чуть заалелся восток, как Шведский король снова появился перед своей армией. Тихо было во вражеском стане. Стройные колонны уже изготовились к движению. «Начинайте с Богом», – громко сказал король фельдмаршалу Реншильду и повелительным жестом руки указал на лагерь русской армии. Раздались короткие, тихие команды – и глубокие колонны шведской пехоты, заколыхавшись, одновременно тронулись с места и направились к темневшей вдали линии русских укреплений. Гулко звучали шаги многих тысяч людей, нарушая покой летнего утра. Не спали уже и наши.

Зоркие и внимательные наши разъезды тотчас же обнаружили движение врага и донесли о его наступлении Меньшикову, который дал знать об этом Царю Петру. Защитники передних редутов, между тем, с напряженным вниманием прислушивались к все усиливающемуся гулу, производимому приближающимися колоннами шведской пехоты. Вот, при блеске вспыхнувшей зари, уже в недалеком расстоянии замелькали синие мундиры шведов. Все ближе и ближе подходят враги. Тогда князь Меньшиков, выстроив своих драгун в боевой порядок, смело двинулся навстречу шведам, желая их встретить, возможно, раньше и чем выиграть время для изготовления к бою главных сил. Когда шведы увидели стройно, как на парад, двигавшийся против них широкий фронт русских драгун, то, по команде: «кавалерия вперед», их конница быстро проскакала в промежутки между колоннами своей пехоты и стремительно бросилась на нашу конницу. Грудью встретили они удар лучшей в то время шведской конницы, и в 3-м часу утра перед редутами кипел уже горячий бой.

Сперва шведские кирасиры потеснили нашу кавалерию, но, быстро оправившись, наша конница частыми повторными ударами оттеснила шведов. Нижегородский драгунский полк стремительным натиском отбросили кирасиры, причем кирасирский шведский штандарт захватывается каптенармусом Нижегородского полка Аврамом Антоновым. Потеряв еще несколько знамен, шведская конница отхлынула назад и укрылась за свою пехоту, восстанавливая расстроенный порядок. Тогда на смену своей коннице выдвинулась славившаяся своими стремительными и настойчивыми атаками шведская пехота. Она все усилия свои направила на овладение редутами, которые мешали продвинуться всему боевому порядку вперед, нарушая его стройность и устойчивость. Но защитники редутов уже были вполне готовы достойно встретить врага.

Заряженные фузеи зловеще выглядывают из-за земляных насыпей. Задние шеренги наготове держат заряженные ружья, чтобы передать их в переднюю линию, когда последняя откроет огонь. Тяжело было положение защитников двух передних редутов, выдвинутых вперед. За недостатком времени не успели закончить постройку этих редутов. Лишь незначительно возвышающиеся насыпи скрывают небольшие гарнизоны этих укреплений, на которые должен обрушиться первый натиск врага.

Дружными залпами встретили русские приближающихся шведов. Редуты окутались пороховым дымом. Огонь не остановил врага. Правофланговая колонна генерала Росса, приблизившись к передовому редуту, стремительно бросилась в штыки и переколола немногих защитников его. С таким же порывом овладевают шведы вторым неоконченным редутом. Нападения на 3-й и последующие редуты отбиты были дружным огнем обороняющихся. Жестокий, упорный бой продолжался уже больше часу; за это время главные силы русских успели уже изготовиться к бою, а потому нашей молодецкой коннице и славным немногочисленным защитникам редутов Царь Петр посылает приказание отойти на главную позицию у укрепленного лагеря.

Highslide JS

Но князю Меньшикову, остановившему порыв шведов, заставившему их прекратить наступление, жаль было отходить; он мечтал здесь же, у передовых редутов, совершенно покончить со шведами. И вместо того, чтобы отступать, он просит Царя разрешить ему остаться, где он стоял, и прислать ему на подмогу хотя бы немного пехоты.

Между тем шведы еще несколько раз атакуют не взятые ими продольные редуты, но, по-прежнему, без всякого успеха. Наконец, мужественный отпор защитников редутов, поддержанных конницей, заставляет Карла XII решиться на обход редутов с северной стороны. Отойдя несколько назад и плотно сомкнувшись, шведы двинулись мимо продольных редутов с их северной стороны. Но наша конница, руководимая искусным, смелым, решительным и опытным своим начальником, князем Меньшиковыми во время заметила маневр шведов, быстро передвинулась к северу и могучей стеной крепко заслонила промежуток между редутами и Будищенским лесом. Здесь вновь наши драгуны вступили в горячий бой со смелым и энергичным противником, всеми силами стараясь не допустить его за линию поперечных редутов.

Четырнадцать знамен и штандартов были трофеями нашей конницы в этой славной сечи, покрывшей ее неувядаемой славой. Взятые знамена были отправлены к Царю Петру, как доказательство нашего успеха на передовой позиции. Тем не менее, однако, Царь вновь шлет приказание своему любимцу Меньшикову отвести конницу назад.

В это же время Петр узнает, что, при своем движении к северу от продольных редутов, шведская армия разделилась на двое и часть ее, в составе 6-ти батальонов и нескольких эскадронов, под начальством генералов Шлиппенбаха и Росса, оказалась отрезанной редутами от остальных войск и, опасаясь отдельного поражения, укрылась в лесу, лежащем к югу от редутов.

От орлиного взора Царя Петра, зорко наблюдавшего за ходом боя, не укрылось опасное положение колонны Шлиппенбаха и Росса. Мгновенно у Царя Петра зарождается мысль нанести отдельное поражение этой колонне. С этой целью он приказывает Меньшикову с пятью батальонами пехоты и 5-ю драгунскими полками направиться к Монастырскому лесу и атаковать Росса.

Начальствование же над всей остальной конницей, бившейся у редутов, Царь вручает генералу Боуру и приказывает ему тотчас отходить на правый фланг укрепленного лагеря.

Расстроенная и понесшая большие потери колонна Росса была стремительно атакована Меньшиковым. Потрясенная предшествующим боем, она не могла сдержать натиска свежих русских сил. После короткого боя, понеся большие потери, эта колонна в совершенном беспорядке бросилась дальше в лес, но русские войска продолжали громить ее. Остатки колонны Росса бросились к траншеям, устроенным шведами под Полтавой, надеясь здесь найти спасение. Для преследования этих беглецов Меньшиков отрядил пехоту под начальством ген. Ренцеля, а с конницей поспешил вернуться на поляну, где назревал уже решительный момент боя.

Генерал Ренцель принудил Росса и большую часть пехоты, оставленную Карлом XII под Полтавой, положить оружие. Мазепа с мятежными казаками и часть шведов, завидев русскую пехоту, бежали вниз по Ворскле к Переволочне. Многострадальный полтавский гарнизон с живейшей радостью приветствовал появление под стенами крепости русских войск, предвестников блестящей победы.

Тем временем фельдмаршал Реншильд, видя отступление пашей конницы и маленьких геройских гарнизонов редутов, приказывает своей пехоте прорваться сквозь линию русских укреплений. Приказание это тотчас же исполняется.

Но едва лишь шведская пехота, понесшая большие потери и крайне расстроенная, прошла сквозь линию редутов на полянку, как загрохотала русская артиллерия из укрепленного лагеря, к которому правый фланг шведского боевого порядка приблизился теперь на 100 шагов. Густая картечь косила шведские ряды. Этого убийственного огня не могла выдержать стойкая шведская пехота и в беспорядке отхлынула влево к Будищенскому лесу. Здесь шведам пришлось переменить под прямым углом свой боевой порядок, чтобы стать фронтом к русскому укрепленному лагерю. Вслед за пехотой на поляну прорвалась шведская конница и расположилась за своей пехотой.

Здесь, на опушке Будищенскаго леса, шведы строились в боевой порядок, готовясь атаковать укрепленный лагерь русских. Первоначально Петр Великий предполагал оставить часть сил в укрепленном лагере, другую же часть построить на флангах вне укрепленного лагеря и этими войсками ударить в оба фланга вражеской линии, атакующей наш лагерь. Однако шведы медлили, очевидно, ожидая подкрепления – колонну Росса и Мазепу с казаками, которому послано было приказание прибыть на поле битвы. Видя нерешительность врага, Царь Петр решает большую часть армии вывести из лагеря, построить боевой порядок и, не будучи ничем стесненным, выжидать, что будет дальше; часть же войск, в составе 9 батальонов, в качестве резерва оставить укрытой в укрепленном лагере.

Русская армия выводится из лагеря вперед и строит боевой порядок, разделенный на 3 участка: пехота в две линии в центре, конница на флангах. Правое крыло пехоты составили 13 батальонов из состава дивизии кн. Голицына; сюда входили полки: Преображенский, Семеновский, Ингерман-ландский и Астраханский и один гренадерский батальон. В центре в две линии стали 14 батальонов дивизии Репнина; в первой линии 1 батальон гренадер, 2 батальона Нарвского, 2 – Киевского и по одному Шлиссельбургского, Бутырского и Новгородского полков. Во второй линии стали: 1 батальон гренадер и по одному батальону тех же полков, что и в первой линии. На левом фланге стала дивизия генерала Алларта в составе 15 батальонов полков Московского, Нижегородского, Сибирского, Псковского, Вологодского, Казанского и Гренадерского. Всей пехотой начальствовал фельдмаршал Шереметев. Артиллерия, под общим начальством генерала Брюса, расположена была по всей линии боевого порядка.

Правее боевого порядка пехоты стали 11 полков и один эскадрон конницы под начальством генерала Боура, левее – 6 конных полков светлейшего князя Меньшикова. Остальные же шесть полков драгун Царь, под начальством князя Волконского, отправил к Скоропадскому, чтобы подкрепить его и дать ему возможность поддерживать связь с главной армией Петра. Фельдмаршал Шереметев пытался было доказать Петру, что ослаблять перед решительным боем свою армию отправкою шести полков рискованно, но Царь не изменил своего решения, а осторожному Шереметеву сказал, что «больше побеждает разум а искусство, нежели множество».

Насколько сильно горели желанием русские войска постоять за Царя и родину в день Полтавского боя, свидетельствует то, что оставленные в резерв солдаты молили Царя со слезами, не лишать их чести принять участие в бою. «Мы, Надёжа, Государь, ни в чем не провинились перед тобой, мы несли ровные с другими труды и тягости и ожидали с нетерпением сего дня. За что же отлучаемся от них?» Царь успокоил их: «Дети»,– сказал он им, – «вы ни в чем, конечно, не приступились; но надобно вам охранять ретраншамент и молить Бога о победе; вы равную со сражающимися получите милость мою и награду».

Highslide JS

Шведы построили свою пехоту в одну линию лишь со слабыми резервами во второй. Карл XII желал удлинить свой боевой порядок в виду большой длины русского фронта. Шведская конница поровну стала на флангах своей пехоты, равняясь по 2-й линии. Перед правым крылом шведского боевого порядка приказал везти себя в качалке Карл XII.

Был девятый час утра. Построение боевого порядка русской армии закончилось. В мундире гвардейского полковника, с обнаженной шпагой, Царь Петр объезжал войска, отдавая последние распоряжения. Вот окончен уже последний осмотр. Все в порядке. С напряжением ждут войска приказания идти вперед, туда, где на фоне леса синеют линии вражеских полков.

Царь дает последнее наставление фельдмаршалу Шереметеву: «Господин Фельдмаршал! Поручаю вам мою армию и надеюсь, что в начальствовании оною поступите ей согласно предписанию, вам данному, а в случае непредвиденном, – как искусный полководец. Моя же должность надзирать за всем вашим начальствованием и быть готовым на сикурс* во всех местах, где требовать будет опасность и нужда».

Ровно в 9 часов боевой порядок шведской армии пришел в движение. В ответ на это всколыхнулась также и русская армия. Все уже и уже становилась полоса, разделявшая врагов. Загрохотала русская артиллерия, осыпая шведов чугунным и свинцовым дождем. Однако шведы, не расстраивая рядов, продолжали мужественно идти вперед. Подойдя на ружейный выстрел, шведы открыли по всей линии огонь из мушкетов, на который оживленно отвечали русские ружейным и артиллерийским огнем. Но скоротечен был этот огнестрельный бой. Вслед за ним, окутанные пороховым дымом, обе армии с громкими кликами ринулись навстречу друг другу, и закипала жаркая рукопашная схватка...

Воодушевляемое присутствием короля, правое крыло шведской пехоты яростно атаковало наш левый фланг. Первый батальон новгородцев не выдержал стремительного натиска и подался назад. Образовался в передней линии нашей пехоты опасный прорыв боевого порядка. Но зоркий глаз Царя Петра уже заметил смятение на нашем левом фланге. Из второй линии Царь берет второй батальон Новгородского полка и во главе его бросается в опасное место. Кругом свистят пули. Вот одна из них пробивает царское седло, другая пронизывает шляпу, покрывающую чело Великого полководца, и, наконец, третья ударяется в крест на богатырской груди Помазанника Божьего. Но хранил Господь Великого Государя в пылу кровавой сечи. Прибытие Царя положило предел успехам шведов. Порядок на левом фланге восстановлен. По всей линии кипит уже рукопашный бой. Плотно прильнули одна к другой враждующие стороны. Страшная работа штыков и сабель, прикладов, пик и алебард сеет вокруг разрушение и смерть. Ужасный яростный стон битвы потрясает воздух. На этой небольшой поляне, окаймленной лесами и тихо журчащей Ворсклой, – два великих северных народа в кровопролитном бою оспаривали первенство друг у друга. Последним бешеным порывом стремились шведы сломить сопротивление врага, чтобы положить конец лишениям, переносимым в этой стране. Но не под силу было этой победоносной армии одолеть рать Московского Царя, сражавшуюся за правое дело. Сперва в двух-трех местах, под натиском русских, дрогнули шведы. Вторая линия русской пехоты влилась в первую, усилив напор на врага, а таявшая тонкая линия шведов не получала уже никаких подкреплений. Наши фланговые части охватили боевой порядок шведов. Уже заметно изнемогают они от напряженного рукопашного боя. А по кровавому полю битвы, по всему широкому фронту русской армии носится вдохновенный Царь Петр, вливая новые духовные силы в своих воинов.

Смутилось сердце гордого Шведского короля. Дивится он мужеству и искусству русской армии, о которой имел столь превратное представление. Пытается король воодушевить своих и появляется в месте самой горячей схватки. Но, вот, ядро разбивает носилки короля, и он падает на землю. По рядам шведской армии пронеслась с молниеносной быстротой ужасная весть о гибели вождя. И подорвались силы шведских полков, смущение овладело сердцами воинов. Уже в нескольких местах прорвана шведская линия, – расстроились ряды их полков. Очнувшись от падения, Карл XII приказал посадить себя на скрещенные пики и высоко поднять вверх, чтобы все видели его. Но и эта мера не помогла. Расстроенные толпы шведов, потеряв всякий порядок, как испуганное стадо бросились к Будищенскому лесу... «Шведы! шведы!», – взывал король к своим воинам, но его крик не мог остановить бегущей толпы. В бессильной злости метался король из стороны в сторону, пытаясь восстановить порядок, и, наконец, видя полное расстройство и бегство своей армии, лишился чувств. Из 24 драбантов, окружавших Шведского короля, лишь трое остались в живых. Потерявшего чувства короля усадили на лошадь, но она тотчас же была убита. Уже опасность плена висела над королем, но в это время раненый воин Пиерта отдает свою лошадь, чтобы увезти короля, сам же падает под ударами казаков. Кое-как удалось вывезти короля с поля битвы, посадить в карету и отправить к Переволочне.

Подобно яростному урагану понеслась русская конница вслед за бежавшей шведской армией и до самого леса рубила и брала в плен бежавших. Шведские генералы, офицеры и толпы воинов, бросая оружие, протягивали руки к победителям, взывая о пощаде.

У леса преследование регулярной армией прекратилось; лишь казаки да калмыки продолжали гнаться за остатками шведской армии, уходившей вниз по Ворскле к Переволочне.

Победа русских была полная. Шведы потеряли более 9-ти тысяч убитыми и ранеными и 2.700 пленными. У нас выбыло из строя 1.345 человек убитыми и 3.290 ранеными.

В числе пленных шведских генералов находились: Пиппер, первый министр короля, и главнокомандующий фельдмаршал Реншильд.

Окончился кровавый бой. Яркое летнее солнце своими палящими лучами осветило место битвы, где горой были навалены трупы павших в бою, стояли лужи запекшейся крови, раздавались стоны раненых.

Толпа сподвижников Царя тесным кольцом окружила своего повелителя. Преклонив меч, Царь сердечно благодарил своих сотрудников.

«Здравствуйте, сыны отечества, чады Мои возлюбленные! Потом трудов Моих создал Я вас; без вас государству, как телу без души, жить невозможно. Вы, имея любовь к Богу, к вере православной, к отечеству, славе и ко Мне, не щадили живота своего и на тысячу смертей устремлялись небоязненно. Храбрые дела ваши никогда не будут забвенны у потомства».

Князья Голицын и Меньшиков от лица армии приветствовали Царя с блестящей победой, восторженно прославляя Его, как вдохновителя и руководителя армии во время боя, появлявшегося в нужные минуты там, где необходима была помощь, не щадя жизни, бросавшегося в самые опасные места.

Приведенные в порядок после боя русские полки построились на поле битвы. С непокрытой головой объезжал Царь свои доблестные полки и благодарил войска за совершенный подвиг и понесенные труды.

На месте, где только что раздавался яростный гул битвы, быстро сооружена была походная церковь. Торжественное молебное пение огласило поляну. Коленопреклоненный Русский Царь и его христолюбивая армия возносили горячие благодарственные молитвы к престолу Всевышнего, за дарованную победу.

После молебна, в раскинутых шатрах состоялся торжественный обед. Царь пригласил к столу всех своих генералов, а также пленных шведских генералов, которым приказал вернуть шпаги.

Во время пира Царь, подняв кубок, провозгласил: «Пью здоровье моего брата Карла». Затем Царь, вторично подняв кубок, сказал: «Пью здоровье наших учителей». «Кто же эти учителя?», – спросил Реншильд. «Вы, господа Шведы»,– ответил Царь. «Хорошо же Ваше Величество отблагодарили своих учителей», – с грустной улыбкой заметил пленный фельдмаршал.

Вечером, по окончании пиршества, Царь Петр послал отдохнувшие войска для дальнейшего преследования разбитого неприятеля. Выступили гвардейские полки, посаженные на коней, и 10 драгунских полков под общим начальствованием Боура.

Рано утром на следующий день после Полтавской битвы, состоялось погребение павших в бою воинов. Печальные похоронные напевы прерывались рыданиями Государя.

После отпевания, в глубокопрочувствованной речи отметил Царь Петр заслуги положивших за родину живот свой храбрых благочестивых воинов. Высокий, высокий курган насыпали над братской могилой оставшиеся в живых боевые товарищи павших, как бы желая этой высотою отметить все величие совершенного перед родиной подвига тех, кто навеки почил под этим холмом. А на вершине свежего могильного холма Царь Петр собственноручно водрузил крест с надписью: «Воины благочестивые, за благочестие Кровью венчавшиеся, лето от воплощения Бога-Слова 1709, июня 27 дня».

Воздав последний долг убиенным, Царь Петр отправил Меньшикова для преследования шведов, подчинив ему высланные вперед войска, и поехал в Полтаву.

Трудно описать восторг жителей и гарнизона Полтавы при виде выезжающего Помазанника Божьего, избавителя от тисков вражеских. Торжественный звон колоколов сливался с громкими приветственными кликами многотысячной ликующей толпы.

Царь обнял доблестного коменданта крепости, полковника Келлина, поблагодарил за совершенный подвиг и поздравил с производством в генеральский чин. Затем Государь посетил больных и раненых и побывал на крепостных валах, столь обильно политых кровью за три месяца осады.

На рассвете 30-го июня Царь Петр с двумя пахотными полками и драгунами выступил из лагеря к Переволочне, но до прибытия Царя здесь уже произошли решительные события.

Лишь около часу дня очнулся Карл XII от глубокого обморока, в который впал на пол битвы при виде бегущих шведов. Коляска быстро уносила короля от злополучного места боя. Придя в себя, король стал звать своих генералов и тут узнал об ужасных потерях, понесенных его армией. Первой мыслью его было повернуть обратно всю эту бегущую массу и вступить снова в бой с русскими войсками, но окружающие генералы доказали королю всю нелепость этой попытки. Тогда король приказал забрать весь оставшийся обоз и артиллерию и двигаться дальше вниз по Ворскле. Несчастный беглец не представлял себе еще всего ужаса совершившегося события. Он надеялся присоединить к себе небольшие отряды, выставленные вдоль Ворсклы, и с ними еще раз вступить в бой с русскими. В Новых Сенжарах, где шведы сделали остановку, чтобы немного передохнуть, получено было тревожное известие о приближении погони, посланной Царем. Пришлось сжечь обоз, раздать лошадей пехоте и спешно двинуться дальше к Переволочне. В дороге сломалась королевская коляска, и страдающему от раны Карлу XII пришлось сесть на коня. Вечером 29-го июня шведы достигли Переволочни. Перед ними расстилался широкий Днепр, через который не было наведено моста. Лишь несколько запорожских челноков ютились у крутого берега. А погоня все ближе и ближе.

Король все еще верил в возможность дальнейшего сопротивления, но Левенгаупт и другие генералы нарисовали ему действительную картину состояния остатков шведской армии. Дух войск подорван, силы истощены, много безоружных, нет артиллерии, порох подмочен. Войска не могут оказать сопротивления врагу, упоенному только что выигранной блестящей победой.

Highslide JS

Долго уговаривали генералы упрямого короля переправиться через Днепр, не ожидая прибытия русских. Наконец, он согласился. С ним переправились: Мазепа, несколько генералов, свита и отряд силою около двух тысяч. Остальные войска, под начальством генерала Левенгаупта, остались на левом берегу Днепра.

Печальна была участь этих обломков некогда грозной силы. Левенгаупт старался, на следующий день после переправы короля, привести в порядок врученное ему войско, но роковая весть о прибыли русских на полуслове прервала его распоряжения. Меньшиков, прибывший с 9 тыс. отрядом к Переволочне, послал парламентера с предложением сдаться. Левенгаупт созвал на совещание начальников, и здесь выяснилось, что сопротивление невозможно. Начальники не верили уже в своих солдат. Тогда Левенгаупт решил положить оружие. Нам сдалось около 14-ти тысяч человек, досталось 28 орудий и 127 знамен.

1-го июля к Переволочне прибыл Царь Петр. Узнав, что Шведскому королю удалось избежать плена, он послал за Днепр в погоню за беглецами два конных отряда. Одному из отрядов, под начальством князя Волконского, удалось настигнуть шведов на р. Буге. Шведский отряд был разбит, частью уничтожен, частью пленен, но Карлу XII с Мазепой и свитой, в несколько десятков человек, удалось переправиться через р. Буг в пределы Турции. Это все, что осталось от грозной армии могущественного народа, от армии, заставлявшей трепетать еще так недавно всю Среднюю Европу...

Теперь, одинокий король-скиталец, еще так недавно отвергнувший выгодный мир, предложенный Московским Царем, должен был униженно просить для себя приют у Турецкого султана.

6-го июля Царь Петр вернулся в Полтаву и здесь осыпал щедрыми царскими милостями за славную победу всех своих сподвижников.

Молодая русская армия, а с нею вместе великая обновляющаяся страна радостно приветствовали Полтавскую победу. Этой великой победой начинался для нашей родины новый исторический период существования.

Надломлены были силы нашего грозного врага на севере.

Решена была судьба тех завоеваний на Балтийском побережье, которые открывали нам водные пути на запад. Теперь новая столица Царя получила прочный фундамент и могла спокойно расширяться и развиваться. В борьбе между Россией и Швецией, в день Полтавской битвы произошел тот перелом, вслед за которым первая должна была расшириться и возвеличиться за счет второй. Здесь, на поляне, окаймленной лесами, зародилась Россия, как великая Европейская держава, здесь же начала свое существование другая Швеция: скромное второстепенное королевство, пришедшее на смену могущественной и грозной властительницы Севера.

Полтавская победа закрепила на вечные времена за Россией и южные ее пределы. Улеглись волнения Украины; население Малой России, проливавшее кровь за святое общерусское дело, отстаивавшее Полтаву вместе с московскими воинами, отныне стало сливаться в один прочный нераздельный организм с Великою Русью. Сердце Украины – Полтава явилось несокрушимым оплотом великого общегосударственного дела.

Highslide JS

Полтавская победа вводит Россию в семью великих держав, призванных управлять человечеством. Государства Западной Европы расступились и дали почетное место великому русскому народу. С нескрываемым изумлением созерцали они могучий рост молодой Империи, еще так недавно почти неизвестной среди просвещенных европейских народов. Для всех стало ясно, что отныне великая северная держава станет оказывать сильное влияние на судьбу Европы. Западные государи стали искать союза с Русским Царем, предлагали ему свою дружбу.

Полтавская битва, выдвинувшая на столь видное место в мировой истории великий русский народ, тем самым выдвигала и все славянство, нашедшее в лице русского народа достойного представителя и могучего защитника общеславянских интересов.

В Полтавской победе Царь Петр нашел радостное удовлетворение за все понесенные им тяжелые труды. Эта победа показала, что Царь ведет свою державу по верному пути. До Полтавской победы многочисленные враги Царя говорили, что вводимые новшества погубят Московское царство, что затеянная им война причинит русскому народу неисчислимые бедствия. Как посрамлены были теперь эти враги, когда в блестящей победе неутомимый венценосный труженик показал русскому народу плоды неустанных трудов своих. Как прах рассеялась клевета, как дым исчезло недоверие. Русский народ сознал значение преобразований, вводимых в стране Царем. И теперь за ним, за его сподвижниками, неудержимой лавиной, покатилась вперед навстречу просвещению и культуре масса русского народа.

Молодая, но уже упоенная громкой всемирной славой, русская армия, после Полтавской победы, окончательно окрепла духом. Много ей предстояло еще впереди поработать на кровавой ниве, чтобы упрочить за Россией имя великой державы, чтобы вплести новые лавры в свой победный венец. Но теперь молодая армия бодро глядела вперед. Будущее не страшило ее. Под сенью знамен, развевавшихся в пороховом дыму на поле битвы под Полтавой, наша армия готова была идти на новые подвиги, уверенная в своих силах, уверенная в успехе.

Царь – труженик, Царь – воин.

Никогда не забудет благодарная Россия имени своего Великого Преобразователя, неутомимого труженика на троне, искусного кормчего, направившего крепкою верною рукою государственный корабль к свету, к величию и славе. Из малоизвестного в Европе замкнутого Московского царства, унаследованного Царем Петром от предков, он превратил Россию в великую мировую Империю, гордо вступившую в семью великих держав и занявшую среди них почетное место.

Как же достиг этого превращения Великий царственный чародей?

Широкою мерою отпущены были ему Божественным Промыслом блестящие всесторонние дарования, которые он всецело отдал своей горячо любимой родине.

В личности Царя Петра удивительно благоприятно сочетались черты глубокомысленного государственного деятеля с замечательным талантом полководца.

Как Царь, он создавал известные планы, направленные к поднятию благосостояния своего государства, изыскивал и создавал средства, необходимые для достижения поставленной цели; как полководец, он, пользуясь подготовленными средствами, напрягал свои мощные усилия для достижения задуманного. Царь Петр, получивший в наследие обширное Московское царство, видит, что народ его пребывает во мраке невежества, что народ этот отчужден от просвещенных государств! И Царь решает вырвать народ свой из окружающей тьмы и направить его к свету. Государственная мудрость подсказывает Царю, что его державе для общения с просвещенной Европой нужно сперва пробиться к открытому морю. Но на пути к этому морю стоит могучий грозный сосед. Чтобы овладеть желаемым, нужно вступить в борьбу, а для борьбы необходимы силы и средства. И вот, Царь начинает, готовясь к великой борьбе, создавать силы и средства. Во всю величину развертывается его всеобъемлющее творчество. Царь создает организованную на новых началах, вооруженную силу. Создание регулярной армии, постройка флота вызывают напряженную работу во всех отраслях народной и государственной жизни. Армию нужно вооружить, одеть, снарядить, флот построить, оборудовать. Закипала в стране созидательная работа, появились фабрики, заводы, поднялись торговля, промышленность. Везде и всюду Царь Петр, как домовитый хозяин, вникал в дело, налаживал, направлял.

Highslide JS

В этот подготовительный к борьбе период проявляется недюжинный талант Царя Петра, как политика. Он успевает до войны заключить выгодный для себя союз с соседями, вовлекая их в борьбу, не столь необходимую для них, как для России.

Но вот подготовлены силы и средства для предстоящей борьбы, и теперь царственный работник уступает место великому полководцу.

Удивительно умело приступает Петр к выполнению трудной боевой задачи. В руках его, в начале Северной войны, находилась только что сформированная, неопытная армия. Это хрупкий, ненадежный материал, но все же нужно испытать его, закалить. Первый опыт неудачен: армия разбита под Нарвой. Но страна уже приспособлена к новому порядку, она выделяет новые силы и средства для борьбы. Энергия полководца не подорвана. «Шведы могут еще раз-другой побить нас, но у них же научимся мы побеждать их». Царь верит в себя, в свой великий народ.

Близорукий враг надолго оставляет в покое кажущуюся ему разбитой и лишенной средств к сопротивлению страну, и этим пользуется Царь Петр, чтобы, прежде всего, осуществить то дело, из-за которого начата борьба. Начертав весьма искусный план завоевания Ижорской земли, Царь быстро и умело приводит этот план в исполнение и закрепляет за собой завоеванные земли.

Но Царь сознает, что рано или поздно, а придется нам лицом к лицу столкнуться в поле с победоносной армией Шведского короля, и в те долгие годы, которые провел Карл  XII в Польше и Саксонии, Царь Петр неустанно работает над увеличением могущества своей армии и достигает в этом деле поразительных результатов. Это опять была творческая работа Царя-организатора.

Но вот грозный противник опять идет в пределы России, и искусный Царь–полководец создает и выполняет замечательный план войны. Пользуясь беспредельной глубиной своего царства, он завлекает врага внутрь страны, избегает временно решительного боя, желая сначала изнурить врага, ослабить его порыв, надорвать силы. Для выполнения этого плана армия Царя, отступая перед шведами, уничтожает запасы в стране, тревожит противника постоянными нападениями мелких партий. Когда же поставленная цель достигнута, когда ослабленная, наполовину растаявшая, лишенная боевых припасов, обманутая в ожиданиях союзниками, шведская армия очутилась в далекой Украине, искусный Вождь русской армии наносит ей окончательный удар.

В этом последнем ударе, на Полтавской поляне, во весь могучий рост вырисовывается талант Царя Петра, как великого полководца. Взвешено и предусмотрено все, чтобы достигнуть желанного успеха.

Как великий сердцеед, знал Царь Петр, что дух выше плоти, и он принимает все меры к тому, чтобы поднять дух своей армии. Накануне боя он взывает к лучшим чувствам русского солдата, побуждая его постоять до конца за отечество, церковь, веру православную, и мы видим, как жаждали русские воины выполнить на поле брани священный завет возлюбленного своего Царя. Но если великолепна была нравственная подготовка армии в день боя, то не меньшее удивление возбуждают и прочие меры, принятые Царем накануне знаменательного сражения. Мы видели, что Царь сосредоточил ко дню боя все силы, чтобы иметь перевес над врагом. Подготовка поля сражения созданием передовой позиции, укрепленных лагерей и предмостного укрепления делали Петра Великого хозяином поля битвы. Он подчинил себе волю врага, заставил его разыграть бой так, как наиболее выгодно было для русской армии, достигшей этой победы с «легким трудом и малою кровью». Зоркий, опытный глаз и твердая воля Царя не покидают армию и в опасные часы Полтавского боя. Он все видит, всюду поспевает. Где опасность, там и вдохновенный полководец. Дрогнули новгородцы в 1-й линии, разорвали боевой фронт, но уже 2-я линия, под начальством Царя, вливается в 1-ую, заполняя промежуток. «В сем нужном случае за людей и отечество, не щадя своей Особы, поступать как доброму полководцу надлежит», – мчался Царь навстречу смертельной опасности. Но Господь Бог хранил своего Помазанника и за великие труды увенчал его царственное чело венцом победы.

Два века отделяют уже нас от славного дня Полтавской битвы. Много событий, много войн пережила с тех пор наша Родина. Много блестящих страниц, запечатленных алою кровью русского воина, занесено на страницы истории Русского государства, но не могут все эти события заслонить собою величественный образ Преобразователя нашей родины, творца нашей армии, не могут эти события изгладить из памяти русского народа славного дня Полтавской победы. И теперь, в наши дни, как и два века тому назад, по всему простору Русской земли, лишь только соберется в час досуга в тесный кружок дружная солдатская семья, громко звучит торжественная песня:

«Было дело под Полтавой»…

И под звуки этой песни из далекого прошлого перед взором встает мощная гигантская фигура Великого Царя, несущегося, в простреленной шляпе, с изогнутым пулею крестом на груди, по бранному полю перед сомкнутыми рядами своих молодых полков.

И сколько будет жить Русская земля, всегда песня о подвигах Великого Царя Петра звонко будет разливаться по необъятной шири родной страны.

 П.М. Андрианов.

НАРОДНАЯ ПЕСНЯ

Было дело под Полтавой,
Дело славное, друзья,
Мы дрались тогда со Шведом,
Под знаменами Петра.
Наш могучий Император,
Память вечная ему, –
Сам, родимый, пред полками,
Словно сокол, он летал,
Сам ружьем солдатским правил,
Сам и пушку заряжал.
Бой кипел. Герой Полтавы,
Наш державный великан,
Уж не раз грозою грянул
На могучий вражий стан.
Пули облаком носились,
Кровь горячая лилась:
Вдруг одна, злодейка-пуля
В шляпу царскую впилась:
Видно, Шведы промахнулись,
Император усидел,
Шляпу снял, перекрестился,
В битву снова полетел.
Много шведов, много наших

Под Полтавою легло...
Вдруг еще впилася пуля,
В его царское седло:
Не смутился Император,
Взор, как молния, сверкал!..
Конь не дрогнул от удара,
Но быстрее поскакал.
И как раз и третья пуля
Повстречалася с Петром,—
Прямо в грудь она летела
И ударила, как гром.
Диво дивное свершилось,
В этот миг – Царь усидел,
На груди его высокой
Чудотворный крест висел:
С визгом пуля отскочила
От, широкого креста,
И спасенный победитель
Славил Господа Христа.
Было дело под Полтавой;
Сотни лет еще пройдут.
Эти Царские три пули
В сердце Русском не умрут.

Ссылки на эту страницу


1 Андрианов П. М.
[Андріанов П. М.] - пункт меню
2 Полтавская битва и её памятники
[Полтавська битва і її пам'ятники] - пункт меню
3 Указатель книг и статей по названиям
[Покажчик за назвами] - пункт меню

Если Вы хотите поддержать сайт

Карта ПриватБанка:
5168 7556 1759 9598

WebMoney:

UAH

U424759725951

RUB

R595618315667

USD

Z159829102497

EUR

E256443352919