Тайный советник Николай Иванович Арандаренко(1798-1865): пятьдесят лет на службе империи

Людмила Божинская (Арандаренко)
Сергей Борошко
Научно-исследовательский институт
физической и органической химии
Южного федерального университета,
г. Ростов-на-Дону, Россия

УДК 94(477.51)(092)"1798/1865"

Тайный советник Николай Иванович Арандаренко(1798-1865):
пятьдесят лет на службе империи

Аннотация

Впервые предоставлены подробные биографические сведения о военной и гражданской службе тайного советника Николая  Арандаренко (1798-1865), офицера лейб-гвардии конной артиллерии, управляющего Полтавской палатой государственных имуществ, гражданского губернатора Архангельской губернии, Сенатора Российской империи, члена Совета Министров внутренних дел, выдающегося писателя и государственного деятеля Российской империи XIX века. Приводятся данные о его происхождении от средневекового польского шляхетского рода ЯрандаБрудзевского герба Помян, о его  Запорожских предках, известными представителями которых был гетман Запорожского реестрового казацкого войска и казацкие старшие военные руководители. Приведены наиболее значимые события его службы в Санкт-Петербурге в 1820-х годах, рассмотрены особенности его службы в Полтавской губернии, его бескомпромисные требования и властые полномочия. Рассмотрены его наиболее значимые научные, этнографические и статистические исследования Полтавской губернии. Дан обзор его службы губернатором Архангельской губернии, его хозяйственная деятельность, географические и этнографические исследования, создание им и руководство группой ссыльных революционеров, ставших выдающимися этнографами Русского Севера, в том числе Павел ПлатоновичЧубинский, этнограф, историк, географ, полярный исследователь Русского Севера,крестный сын Николая Ивановича Арандаренкои автор современного гимна государства Украины. Приведены хроноогические этапы жизни тайного советника Н.И.Арандаренко его служебной деятельности, его полномочий в должности члена кабинета министров внутренних дел российской империи, дан комплексный анализ его личности.

Ключевые слова: Арандаренко, дворяне, властная элита, Санкт-Петербург, Полтава, Архангельск, административное управление, этнография, публицистика.

 

Моему прапрапрапрапрапрадедушке
Николаю Ивановичу Арандаренко посвящается
Л.Борошко (Арандаренко)

Николай Иванович Арандаренко происходил из семьи потомственных дворян1, владеющих обширными земельными угодьями в Черниговской и Полтавской губерниях, хуторами и селами, населенными крепостными крестьянами2, каменным домом в Нежине3,имениями и земельными участками в волостных центрах4, а также основанными ими хуторами.

1 Милорадович Г.А. Родословная книга Черниговского дворянства. - СПб., 1901. Т. 1, ч. 1 и 2. - 646 с., с.4-5.

2 Государственный архив Черниговской области (далее - ГАЧО), ф.343, оп.1, д. 203. л. 59-60 (н.).

3 Коваленко А., Петреченко И. Неопубликованные описи Нежина Начала 80-х годов XVIII в. // Нежинская Старина. Вып. 2 (5), Нежин. 2006 г. с. 51-61.

4 Объявления о купчих. Санкт-Петербургские ведомости. – СПб, 1791. №76. - 8 с., с.2.

Местом его рождения было родовое имение в селе МалаяКошелевка Нежинского уезда Черниговской губернии. Формулярный список его отца, Ивана Арандаренко, свидетельствует о древнем происхождении рода5. В нем родоначальником назван польский шляхтич Иоахим Яранда Брудзевский герба Помян. Представители этого, широко известного польского рода6, предположительно в начале 17 века, переселились на территорию Левобережной Украины в село Черняховка и интегрировались в казацкую среду. Одним из известных Запорожских предков рода Арандаренко7 был назначенный Польским королем гетман Запорожского реестрового казачества Тимофей Михайлович Арандаренко (1630-1631 и 1633-1634 гг.)8. Отец, дед и прадед Николая Ивановича занимали старшинские должности в Войске Запорожском9.

5 Потапенко М. Від шляхетства до дворянства (до історії польської присутності на Ніжинщині в XVII – першійполовині XIX ст. (за матеріалами формулярних списків) // Ніжинська старовина. – Ніжин, 2006. – Вип. 2 (5). – С.62–81., с.62-71.

6 Szybkowski S. Brudzewscy herbu Pomian na Kujawach i w Wielkopolsce: Uwagi o majątkach, starostwach i genealogii // Roczniki Historyczne. – 2013. – V.79. – S.73-88. с.77.

7 Венгеровъ С. А. Критико-биографический словарь русских писателей и ученых. Том VI. С.-Петербургъ, 1897-1904. – 478 с. с.347-348.

8 Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Том II (3). – СПб., 1890. – 495 с. с.57.

9 ГАЧО, ф. 343, оп. 1, спр. 203, арк. 60.

Анализируя Метрические книги села Малая Кошелевка Нежинского уезда Черниговской губернии (принадлежащее семье Арандаренко с 1767 по 1917 годы) за 1798 год, мы обнаружили запись о рождении Николая Ивановича Арандаренко: «6 декабря у дворянина корнета Ивана Иванова сына Аландаренко родился сын Николай ему восприемником был Нежинский купец Иоанн Настасьевич Клеца»10.

10 ГАЧО, ф.1415, оп.1, д. 227.

Highslide JS
Метрическая книга села Малая Кошелевка Нежинского уезда
Черниговской губернии, декабрь 1798 г.

Эта информация нами публикуется впервые, и ставит точку в споре о неточностях, которые сопровождают биографические статьи о тайном советнике Николае Ивановиче Арандаренко. До настоящего момента, во всех работах упоминается или ошибочная дата его рождения в 1799 г., опубликованная  у Милорадовича11, или дата 1795 г.р.12. Благодаря обнаруженным метрическим записям можно утверждать, что нами впервые обнаружена истинная дата его рождения 06 декабря 1798 года.

11 Милорадович Г.А. Родословная книга Черниговского дворянства. - СПб., 1901. Т. 1, ч. 1 и 2. - 646 с., с.4-5.

12 Масанов И.Ф. Словарь псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей: В 4 т. — Т. 4. — М., 1960. — С. 40.


Милорадович Г.А. Родословная книга Черниговского дворянства.
СПб., 1901г. стр.4

Обращает на себя внимание имя восприемника, Нежинского жителя, греческого купца Ивана Клеца. У детей Ивана Арандаренко от первой жены, Ульяны Афанасьевны, восприемниками были казаки рода Нищерет, жители Черняховки, родового села казацкой линии Арандаренко. У всех последующих сыновей корнета Ивана Арандаренко и его второй жены Анны Федоровны, восприемником был Иван Анастасьевич Клеца13. Поскольку в течение 9 лет у пятерых сыновей Ивана Арандаренко был подряд один и тот же крестный отец, грек Иван Клеца, это позволяет предположить, что вторая жена Ивана Арандаренко была в родстве с родом Клеца. Это была известная и влиятельная греческая семья, в родстве с которой находились и другие дворянские семьи Нежина. Например, войсковой товарищ Величко Иван Андреевич, был женат на Агафье Ивановне, дочери Ивана Анастасьевича Клеца14.

13 Державний архів Чернігівської області. Ф. 128. Оп. 1. Спр. 833. Арк. 98–110. Оригінал.

14 Киевский институт рукописи. Фонд VIII. № 553/246.

У Милорадовича встречаются и другие ошибки, в частности, дата рождения Спиридона Ивановича Арандаренко так же указана неверно, вместо 02 декабря 1804 года, указан 1803 год рождения. Кроме этого, у Милорадовича ошибочно отнесено отцовство Лидии (1848 г.р.), Федора (1851 г.р.), Евпраксии (1853 г.р.) и Алексея (1855 г.р.) к Ивану Николаевичу Арандаренко (1830 г.р.). Истинное их отцовство принадлежит Алексею Ивановичу Арандаренко (1807 г.р.) и Марии Федоровны Арандаренко (Тарасевич). При этом в отношении неправильно определенного отцовства, Милорадович противоречит более ранним источникам15, и не ясно, была ли это ошибка набора или невнимательность автора.

15 Список дворянских родов и лиц, внесенных в дворянскую родословную книгу Черниговской губернии и утвержденных в дворянстве Герольдией правительствующего Сената, временным ее присутствием и Департаментом Герольдии по 1881 год. - Чернигов: Губ. тип., 1881. - 201 с. с.3.

В сборник Милорадовича не внесены данные о женах его отца и деда, о брате и сестре корнета Ивана Арандаренко, данные о дате смерти его дедушки и бабушки, датах рождении и смерти его не полнородных сестер, о других членах семьи Николая Ивановича Арандаренко, которые находятся в данных Метрических книгах. В них имеются данные об отчиме корнета Ивана Ивановича Арандаренко, сотенном атамане Петре Григорьевиче Красновиде, втором муже Евдокии Васильевны Арандаренко, вдовы сотенного возного Ивана Михайловича Арандаренко, и многое другое.

Highslide JS Highslide JS
Список дворянских родов … Чернигов, 1881 г., стр.3

Подробный анализ этой информации выходит за рамки данной статьи, и будет нами описан позже.

Николай Иванович получил начальное домашнее образование. В 1812 г. сотенный атаман, корнет Иван Арандаренко подал прошение на зачисление своего 13-летнего сына Николая в Пажеский Его Императорского Величества корпус в Санкт-Петербурге16. Это было самое элитное военно-учебное заведение, имеющее целью предоставить сыновьям заслуженных родителей военное образование и соответствующее воспитание17. В Пажеский корпус мог быть принят только потомственный дворянин с безупречной репутацией и общественным положением его родителей на уровне 3-4 класса Табеля о рангах Российской империи. Прием в Пажеский корпус производился по конкурсному экзамену, и прохождение службы считалось с первого года обучения. После успешного 4-х летнего обучения в общих классах Пажам присваивался классный чин, предоставлялось право сдать экзамены и быть переведенными в специальный класс. Пажи, не удовлетворявшие требованиям перевода в специальные классы, направлялись в строевые части. Продолжавшие обучение еще 2 года, проходили программу военной академии, и выпускались со старшинством в Гвардейские войска18. Лучшим учащимся, за отличное исполнение служебных обязанностей, при хорошей нравственности и успехах в науках присваивалось воинское звание Портупей-Юнкер. В порядке старшинства они производились в 1-й офицерский чин прапорщика с зачислением в Лейб-Гвардию, с последующим производством в подпоручики со старшинством19.

16 Левшин Д.М. Пажеский Его Императорского Величества Корпус за сто лет. - СПб, 1902. - 512 с.

17 Военно-учебные заведения // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб. 1890—1907., 12.

18 Висковатов А.В. Хроника российской императорской армии, составленная по высочайшему повелению. - СПб., 1852. – 412 с.

19 Гвардия российская // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. т. VIII. - СПб., 1892. – 478 c. с.195-197.

Николай Арандаренко успешно прошел вступительный экзамен и был зачислен в Пажеский корпус. Увидеть своего старшего сына лейб-гвардейским офицером, сотенному атаману и корнету И.И. Арандаренко было не суждено. Сохранилась «Книга на записку денег, взносимых от дворян» в Черниговское дворянское депутатское собрание от 03 мая 1816 года, содержащая «свидетельство умершего корнета Ивана Орандаренка сыну Николаю Орандаренко о дворянстве его»20.

20 ГАЧО, Ф.133 Оп.1 Спр.84_слайд 00124.


Общий вид здания Пажеского корпуса (бывший дворец графа М.И. Воронцова, Санкт-Петербург)

Н.И.Арандаренко с 1812 г. (с 13 лет) состоял в службе, в 16 лет (в 1815 г.) получил первый классный чин. В 1819 г. он оканчивает специальный класс Пажеского корпуса в звании Портупей-Юнкера. Его Императорское Величество, в Царском Селе Июня 18 дня 1820 года соизволил отдать следующий приказ: «Производятся на вакансии со старшинством с 07 мая сего года 3-й Портупей-Юнкер Арандаренко с определением в Лейб-Гвардии конной артиллерии, в  25-ю Конно-Артиллерийскую роту»21.

21 Высочайшие приказы о чинах военных c 1 января по 20 августа 1820 г. - СПб., 1821. - 339 с. с.184.

В 1820 г. Н.И.Арандаренко присвоено звание лейб-гвардии подпоручик, он назначен адъютантом Начальника артиллерии Гвардейского Корпуса генерал-майора И.О.Сухозанета22, брата военного министра Российской империи, генерал-адъютанта Н.О.Сухозанета23. Предки дворянского рода Сухозанетов были польского происхождения.

22 Абаза В. А. «История Лейб-Гвардейской конной артиллерии». - СПб, 1896. - 80 с.

23 Сухозанет 2. Николай Онуфриевич // Список генералам по старшинству. — СПб., 1840. с.196-197.

И.О.Сухозанет впервые принял участие в боевых действиях в 1807 году, под Пултуском. За битву под Фридландом награждён двумя орденами и золотым знаком «За труды и храбрость», чином лейб-гвардии поручика и должностью адъютанта генерал-майора Яшвиля. В 1811 году он получил чин подполковника, а после боя под Чашниками - полковника и командующего артиллерийской бригадой. За сражение под Бауценом 26 мая 1813 года получил чин генерал-майора. Сражался под Дрезденом, Кульмом, Лейпцигом, Бриенн-ле-Шато, Фер-Шампенуазом, участвовал во взятии Парижа. Был назначен в 1815 г. начальником штаба артиллерии 1-й армии. Генерал Сухозанет отличался повышенным требованием к выполнению устава и соблюдению дисциплины, которую ставил выше вех наук: «Наука в военном деле не более, как пуговица к мундиру; мундир без пуговицы нельзя надеть, но пуговица не составляет всего мундира».


Портрет генерала от артиллерии
Ивана Онуфриевича Сухозанета
мастерской Джорджа Доу.
Военная галерея Зимнего Дворца,
Государственный Эрмитаж (Санкт-Петербург)

31 декабря 1819 года генерал-майор Сухозанет был назначен начальником артиллерии гвардейского корпуса Санкт-Петербурга. 14 декабря 1825 года гвардейская артиллерия под его командованием осталась верна монархии и своим огнём рассеяла каре декабристов, причем И.О.Сухозанет собственноручно приложил огонь к пушке при первом выстреле24. Адъютант, лейб-гвардии подпоручик Арандаренко, передавал приказы генерал-майора Сухозанета артиллерии на Дворцовой площади, и координировал их выполнение. В знак признательности за решающую роль Сухозанета в подавлении Восстания Декабристов император на следующий день произвёл его в генерал-адъютанты, а 22 августа 1826 года в генерал-лейтенанты. Государь император не забыл верных ему офицеров, и стремительная офицерская карьера Арандаренко в последующие десятилетия служит тому подтверждением.

24 А.И.Сухозанет. Сухозанет И.О. 14 декабря 1825. Подробности виденного // Русская старина, 1873. Т.7 №3. – 902 с. с.361-370.

Несмотря на старшинские должности в Запорожском казацком войске, занимаемые  представителями рода Арандаренко с начала 1600-х до начала 1800-х годов, семья Арандаренко продолжала оставаться «местечковыми» Запорожскими дворянами (как и большинство Малороссийских дворянских фамилий), хоть и являющимися сотенными атаманами, хорунжими, корнетами, поручиками, занимавшими высокие военные и административные должности в Нежинской казацкой полковой сотне и жандармерии. Былое могущество магнатского шляхетского рода Яранда Брудзевского герба Помян и родство с коронным гетманом Станиславом Конецпольским помогло возвысится в Запорожском войске Тимофею Михайловичу Арандаренко до гетманского достоинства, и не затеряться среди десятков шляхетских семей и сотен их потомков на Запорожье.  Дальнейшее развитие и возвышение дворянского рода Арандаренко в XIX веке стало возможным только благодаря Николаю Ивановичу Арандаренко и его успешной учебе в Пажеском корпусе в Санкт-Петербурге. Остальные мальчики из семьи Арандаренко росли в Малой Кошелевке, учились в военных учебных заведениях Черниговской и Полтавской губерний. Можно, с большой долей вероятности утверждать, что если бы не блестящая карьера Николая Ивановича Арандаренко, начатая в столице Российской империи, его авторитет и личные связи в высших военных кругах и государственных органах власти, его Черниговские братья и племянники должны были бы приложить значительно больше сил, чтобы дослужиться до полковничьих и генеральских должностей. И далеко не факт, что это бы им удалось.

До начала XIX века дворянский род Арандаренко проживал в пределах города Нежин, села Малая Кошелевка, соседних с ними городов и сел. Родство посредством браков осуществлялось с местечковыми, практически неизвестными дворянскими семьями из соседнего города Нежин, сел Великой Кошелевки, Черняховки и прочих уездных населенных пунктов. Вернувшийся после русско-турецкой войны 1828-1829 г. старший адъютант начальника войск всей русской артиллерии, лейб-гвардии поручик, кавалер золотого оружия, Николай Арандаренко прервал эту «традицию», женившись на дочери прусского дворянина, барона Иогана фон Штейна. Последующие за этим событием браки братьев, племянников и потомков Николая Ивановича происходили в основном на богатых наследницах знаменитых и влиятельных семей, в том числе потомках гетманских фамилий, русских дворянских (старых боярских) родов, графских и княжеских семей, или старинных баронских семей остзейских немцев. Это увеличивало состояние рода Арандаренко, укрепляло его авторитет, и позволило обзавестись приличествующей недвижимостью в двух столицах, занять высокое положение в дворянском обществе Санкт-Петербурга, а к концу XIX века в Москве.

Этому качественному возвышению могущества рода Арандаренко, которое можно сравнить с возвратом к уровню могущества средневекового рода наших предков, шляхтичей Яранда Брудзевских герба Помян, предшествовала учеба Николая Ивановича в Петербурге. В Пажеском корпусе была грандиозная конкуренция среди молодых, талантливых, амбициозных и родовитых сыновей потомственных дворян и высшей аристократии, съезжавшихся туда со всей Российской империи. Николай Арандаренко был одним из лучших учащихся Пажеского корпуса, своим усердием и талантом сначала заслужил воинское звание портупей-юнкер, а по окончании обучения в специальном классе звание лейб-гвардии подпоручика, и должность адъютанта при генерал-адьютанте свиты Государя Императора.

Будучи блестящим лейб-гвардейским офицером, Николай Арандаренко был близок к государю Императору, что подтверждает его тесная дружба с семьей камер-гоф-фурьера VI класса Д.Г.Бабкина (1771-1858). Они жили на соседних улицах и в соседних домах, в пяти минутах ходьбы друг от друга, Николай Иванович на ул. Шестилавочная № 4, кв. 416, а Даниил Григорьевич в Эртелевом переулке, в доме Верника № 4. В начале 1860-х годов младший сын Д.Г.Бабкина, полковник лейб-гвардии Николай Данилович Бабкин и его мать Анна Гавриловна переехали еще ближе к дому Николая Ивановича Арандаренко, и стали жить в двух минутах ходьбы друг от друга, по адресу  Невский проспект, № 61. Николай Иванович Арандаренко сохранил за собой эту квартиру, и в ней в начале 1860-х годов жил его сын (мой пра-пра-прадедушка), помощник столоначальника Первого Департамента Государственных Имуществ Иван Николаевич Арандарено, чуть позже его жена, внуки, вплоть до революции 1917 года. Недалеко от его дома, так же в нескольких минутах ходьбы, был дом директора Императорской военной академии, генерала от артиллерии И.О.Сухозанета (Невский проспект, № 70), адъютантом которого более 10 лет служил Н.И.Арандаренко.

В начале XX века члены семьи Арандаренко проживали в Петрограде по многим адресам: ул. Кавалергардская, дом №8 (внук Николая Ивановича, директор горного департамента Владимир Иванович Арандаренко), Манежный переулок, дом №20 (Лидия Николаевна Арандаренко (Кордес), вдова внучатого племянника Николая Ивановича, штабс-капитана Дмитрия Николаевича Арандаренко), Клиническая улица, дом №3 (внучатый племянник Николая Ивановича, ассистент Императорской Военно-медицинской академии, доктор медицины Петр Анатольевич Арандаренко, в 1916-1917 г. служивший военным врачом в Кронштадте). Мой прадедушка, Николай Николаевич Арандаренко (1886-1942) жил по адресу Надеждинская улица, дом № 4 (бывшая ул. Шестилавочная), во время службы в Петроградской таможне в 1915-1917 годах.

Николай Иванович Арандаренко, поддерживал с Даниилом Григорьевичем Бабкиным, его женой и детьми самые тёплые отношения. Некоторые исследователи считают Д.Г.Бабкина биологическим отцом Николая I, великого князя Михаила Павловича, и великой княгини Анны Павловны (будущей королевы Нидерландов). Достоверных доказательств тому не существует, но упорные слухи, со ссылками на письма и дворцовые сплетни не утихают более 200 лет. Большинство современников отмечали разительный внешний контраст между Павлом I и великим князем Николаем Павловичем (а также Михаилом Павловичем) и поразительное сходство великих князей с Д.Г.Бабкиным. Известно, что император Павел I не любил великого князя Николая, и только несчастное стечение обстоятельств не позволило Павлу I лишить Николая Павловича права престолонаследия.

Подпоручик лейб-гвардии конной артиллерии Николай Арандаренко, безусловно, был знаком с великим князем Николаем Павловичем Романовым в начале 1820-х годов, так как служил адъютантом начальника артиллерии, генерала И.О.Сухозанета, входившего в свиту императора. Блестящая светская жизнь, близость к особе Императора, увлечение поэтическим романтизмом, авторство стихов, издаваемых в литературных альманахах Петербурга в 1820-х годах, его решительная поддержка императора Николая I на Сенатской площади 14 декабря 1825 года, конечно же, выделяли его из числа приближенных. Офицер лейб-гвардии Николай Арандаренко был знаком с детьми Д.Г.Бабкина, а с Григорием Даниловичем Бабкиным (1803 – 1888), которого был старше всего лишь на 5 лет, возможно, встречался и во время Русско-турецкой войны 1828 – 1829 годов, и в Польской кампании 1831 года. Но все же «старшие Бабкины», видимо, были ему более близки, чем их дети. Вдова Д.Г.Бабкина, Анна Гавриловна Бабкина (1785 – 1868), в 1861 году была крестной мамой внучки Николая Ивановича Арандаренко (сам он был крёстный папа) Зинаиды, дочери его сына, Ивана Николаевича (1830-1871)25.

25 ЦГИА. Ф.19, оп.124, д.819, л. 363.

Highslide JS
Рождение Зинаиды Ивановны Арандаренко, метрическая запись, ЦГИА СПб. 11 июня 1861 г.

Мы не знаем, что было основой дружбы Николая Арандаренко и Данилы Бабкина. Будущий император Николай I всю жизнь любил и выделял Д.Г.Бабкина, на которого он был необычайно похож внешне, ростом и статностью фигуры. Его непохожесть на Павла I, и поразительное сходство с фаворитом императрицы Марии Федоровны было настолько велико, что, дабы не вызывать кривотолков, не было сохранено портретов камер-гоф-фурьера Д.Г.Бабкина, в отличии от портрета его жены Анны, а также портретов их детей.

Highslide JS
Портрет Анны Гавриловны Бабкиной (Ивановой) 1830 г.,
художник Алексей Васильевич Тыранов (1808 – 1859)

В путешествиях по Европе Николая I всегда сопровождал гоф-фурьер Даниил Григорьевич Бабкин. Именным указом за отличную службу во время трех походов за границею, 02 ноября 1816 г. его произвели в камер-гоф-фурьера VI класса.

Что у Н.И.Арандаренко было первично – близость к Императору Николаю I, или знакомство с его придворным, фаворитом императрицы Марии Федоровны, матери Николая I, действительным статским советником Д.Г.Бабкиным, мы точно не знаем. Но тот факт, что Д.Г.Бабкин был старше Николая Арндаренко на 27 лет, дает возможность предположить, что лейб-гвардии подпоручик, адъютант и поэт Н.И.Арандаренко, был первоначально представлен великому князю Николаю Павловичу, которого до 1825 года не прочили в будущие императоры. Поэтому адъютант Н.И.Арандаренко не дрогнув принял участие в расстреле декабристов на Сенатской площади 14 декабря 1825 года, тем самым защищая императора Николая I. Не в этом ли, в том числе, был залог придворной карьеры Николая Ивановича, до 29 лет ведшего блистательный образ жизни при дворе? Да и последующая стремительная и прекрасная карьера тоже была не характерна для потомка польского Шляхетского рода из Запорожья.

Должность адъютанта при генерал-адъютанте, в свите Его Императорского Величества, была высшей точкой начала карьеры выпускника Пажеского корпуса Н.И.Арандаренко. Помимо выдающихся способностей, адъютант должен был обладать светскими манерами. В начале 1820-х годов образ лейб-гвардии подпоручика Арандаренко в должности адъютанта как нельзя лучше дополнялся его увлечением романтической поэзией26, модной в то время при Императорском дворе. Эта пора его жизни в блистательном Санкт-Петербурге совпала с эпохой творчества Пушкина и Байрона.

26 Н.Орандаренко. Большая русская биографическая энциклопедия. – М., 2008.


Дамский журнал, №10, 1826

Романтические поэмы Н.Арандаренко публиковались в литературном альманахе «Северные цветы, собранные бароном Дельвигом»27, и в Дамском журнале в Санкт-Петербурге. В этот период он пишет лирические поэмы, которые публикует в литературно-художественном «Дамском журнале», выпускавшемся князем Петром Шаликовым. С изданием сотрудничали поэты Василий Пушкин (дядя и первый наставник А.С.Пушкина), тайный советник Пётр Вяземский, граф Дмитрий Хвостов, Иван Снегирёв и многие другие. Будучи постоянным автором Дамского Журнала, он публиковал в нем как отдельные стихи, так и поэмы. Например, в 1825 году им публикуется стихотворение «Лютня»28, признанная ярким образцом лирического творчества поэтов первой четверти XIX века. В середине 1820-х годов в России очень популярным был патриотический романс Александра Шорона «LaSentinelle» («L’astredesnuits…», 1806)29. В 1826 году Н.Арандаренко публикует стихотворение «Козак» («Шумит Дунай во тьме ночной») на тот же сюжет30. Увлечение «молодого питомца муз и Беллоны» Н.Арандаренко романтическим жанром наиболее полно отражено в его сентиментальной романтической  поэме «Эраст», поэтическом рассказе о несчастной любви31. Во вступительном описании монастыря, в котором скрылся разочарованный любовник, Н.Арандаренко пишет:

27 Cеверные цветы на 1827 год / изд. Бароном Дельвигом. - СПб., 1827. – 348 с.

28 Арандаренко Н.И., Лютня, Дамский журнал, 1825, №16. с.137.

29 Choron A.E. La Sentinelle Romance L'astre des nuits de son paisible pour Le Piano-Forte ouHarpe. Hambourg. 1826. – 4 р.

30 Арандаренко Н.И., Козак, Дамский журнал. 1826. N 5. с.199—201.

31 Н.И.Арандаренко. Эраст // Дамский журнал, - СПб., 1827. Вып. 17. - С.57 и сл.; Вып. 18. – С.135 и сл.; Вып. 19. – С.244 и сл.

Вон там, где воет мрачный бор,
И с давних лет, не умолкая,
Несутся воды между гор
Неукротимого Дуная,
И грозною своей толпой
Небрежно степы омывают
Христа обители святой;
Там дни спокойствия вкушают
Отшельники мирских сует.
И жизни скромной, безмятежной
Там щедро льется чудный свет.
Душеспасительный, полезный.
Страданья верный там приют.
Всегда — для всех — гостеприимный.
Туда несчастные идут
На глас религии призывный…

В.М.Жирмунский анализировал влияние Пушкина и Байрона на творчество их современников на примерах поэм Николая Арандаренко32.

32 В.М.Жирмунский. Байрон и Пушкин. Пушкин и Западные литературы. - Ленинград, 1978. – 424 с. с.236,404, 418.

Через два года лейб-гвардии конной артиллерии подпоручик Н.И.Арандаренко принял участие в Русско-турецкой войне 1828-1829 г., состоя в должности адъютанта при начальнике штаба осадных войск и артиллерии Гвардейского Корпуса, генерал-адъютанте И.О.Сухозанете. Романтический этап его юности был окончен.

Лейб-гвардейский артиллерийский корпус генерал-адъютанта Сухозанета участвовал в большинстве битв. Наиболее кровопролитными были осады турецких крепостей33: «Начальник штаба осадного корпуса генерал Сухозанет приказал правой колонне повернуть к соседней бреши крепости Браилов. Обе наши штурмующие колонны и подоспевший резерв столпились перед узкой брешью в крепостной стене. По груде обломков люди бесстрашно карабкались наверх обвала. Турки встречали храбрецов градом пуль, камней, ручных гранат. Картечь в упор расстреливала штурмующих… При штурме 3 июня мы потеряли 92 офицера и 2655 нижних чинов».

33 История русской армии. Том второй: 1812-1864 гг. - СПб, 2003. – 719 с. с.264.

Генерал-лейтенант И.О.Сухозанет получил за проявленное отличие в осаде Браилова 01 июля 1828 года орден Св. Георгия 3-го класса. Осада крепости Шумла была еще более тяжелой и кровопролитной, так как там находилась основная часть османской армии во главе с великим визирем. После Шумлы, осенью 1828 года Русскими войсками была предпринята осада и взятие крепости Варна.


Русско-турецкая война 1828—1829 годов. Переход русских войск через горы Саганлу
14 июня 1829 года. Литография из фондов Государственного исторического музея в Москве.

В 1829 году генерал И.О.Сухозанет, командуя 16-й пехотной дивизией, перешёл с ней Балканы, по ущельям преследуя неприятеля, а затем направился в Демотику. На наиболее тяжелые участки фронта перебрасывалась артиллерия И.О.Сухозанета. Показательным является бой при Гаджи-Гассан-Ларе, при котором 3-тысячный особый отряд Лейб-Гвардии конных артиллеристов генерал-лейтенанта Сухозанета, еще до соединения с отрядом принца Евгения Вюртембергского, посланного для их усиления, уничтожил турецкие войска. Лейб-гвардии подпоручик Н.И.Арандаренко прошел весь боевой путь Русской императорской армии в компании 1828-1829 года. Должность Начальника артиллерии армии подразумевала присутствие на передовой и личное командование боем. Адъютанты генерала И.О.Сухозанета, подпоручики Н.И.Арандаренко и К.Д.Лукин передавали приказы командующего отдельным войсковым подразделениям, беспрестанно находясь на поле боя и вступая в непосредственное сражение с неприятелем.


Русская артиллерия ведет огонь

За осеннюю компанию 1828 года адъютанты генерал-адъютанта И.О.Сухозанета, подпоручики Николай Иванович Арандаренко и Константин Дмитриевич Лукин, жалованы 20.11.1828 г. Золотыми саблями с надписью «За храбрость»34.

34 Список кавалерам императорских российских орденов всех наименований на лето от рождества христова 1828 . Часть 1. - СПБ., 1829. - 157 с. с.155.


Список кавалерам императорских российских орденов, 1829 год

«Ноября 20 числа 1828 года, в воздаяние отличного усердия и храбрости, оказанных в делах против Турков, Всемилостливейше жалуем Золотою саблею с надписью «За храбрость»: Лейб-Гвардии конной артиллерии Подпоручикам, состоящим в должности Адъютанта при Начальнике артиллерии Гвардейского Корпуса Генерал-Адъютанте Сухозанете, Орандаренку и Лукину»35. Награждение Золотым оружием производилось исключительно за «блистательные подвиги на поле сражения». Им мог быть награжден только генерал или офицер, «кто захватит или удержит до конца сражения важный пункт неприятельского расположения, кто личным примером доведет до удара холодным оружием подразделение не менее роты, кто с опасностью для жизни спасет знамя или штандарт и доставит его из плена…».

35 Московские Ведомости: 1829 года, Вып. 13. – 16 с. с.7.


Золотое Георгиевское Оружие с надписью «За Храбрость», Российская Империя

Согласно списку Личного состава конных рот и батарей за 1829 год36, Н.Арандаренко был повышен в должности, до старшего адъютанта начальника артиллерии лейб-гвардейского корпуса конноартиллерийской бригады37, и получил воинское звание лейб-гвардии поручик38.

36 Потоцкий П.П. Столетие Российской Конной Артиллерии (1794-1894г.). - СПб., 1894. – 285 с. с.34.

37 Месяцеслов с росписью чиновных особ или Общий штат Российской империи на лето 1829. Ч. 1. - СПБ., 1829. - 923 с. с.282.

38 Список кавалерам императорских российских орденов всех наименований за 1829 год, Часть I. СПб., 1830. – 162 с. с.156.


Серебряная медалью за турецкую кампанию 1828—1829 г.

В 1829 году, после окончания Русско-Турецкой войны он получает отпуск, приезжает домой и женится на Варваре Ивановне Штейн (BarbaravonStein), дочери прусского дворянина Ивана Федоровича Штейна (JohannvonStein), основателя Харьковского театра и одного из первых балетмейстеров Российской империи39.

39 Государственный архив Харьковской области (далее - ГАХО), ГАХО Ф.3, оп.26, ед.хр.238. лл.1-2.


Московские Ведомости. 1829 года, Nо 13

В семье фон Штейнов, помимо дочери Варвары, была дочь Лидия, вышедшая замуж за Петра Александровича Свечина, представителя старинного русского дворянского и графского рода Свечиных40 и сын Фридрих Вильгельм, женившийся на остзейской дворянке Аделаиде Фердинанде Сандес фон Гофман, наследнице старинных баронских фамилий Сандес фон Гофман и фон Ашеберг.

40 Русская Родословная книга. П.А.Свечин, С-Пб., 1895 г.

Во время польской компании 1830-1831 годов генерал-адъютант И.О.Сухозанет был тяжело ранен. В самом начале Гроховского сражения при селе Милосне у Вавра, 07.02.1831, ему оторвало ядром правую ногу ниже колена. Его адъютантами были лейб-гвардии поручик Н.И.Арандаренко и лейб-гвардии поручик К.Д.Лукин. В этом бою адъютант Лукин был тяжело ранен, и в этот же день умер41. Памятная запись об умершем от полученной раны подпоручике Константине Лукине помещена на мраморные доски в Сергиевском всей артиллерии соборе42.

41 ГАРФ, ф. 48, оп. 1, д. 260.

42 Потоцкий П.П. Столетие Российской Конной Артиллерии (1794-1894г.). - СПб., 1894. – 285 с. с.44.

В 1831 году поручик Н.И.Арандаренко продолжил службу в 1-ой Лейб-Гвардии артиллерийской бригаде, в Липецком уезде Тамбовской губернии. Характер и принципы, заложенные генералом Сухозанетом, отложили отпечаток на все его последующие годы. Все качества, за которые ценили и выделяли Н.И.Арандаренко,  такие как личная отвага, трудолюбие, ответственность, работоспособность, бескомпромиссность, требовательность, дисциплинированность и неукоснительное исполнение закона – берут свое начало в его личных качествах, и в жизненной школе, полученной у генерала Сухозанета.

В 1831-1832 гг. Н.И.Арандаренко часто бывал в селе Ильино Липецкого уезда, в семье своей дальней родственницы, Ирины Павловны Плехановой (в девичестве Конниевич), прабабушки основателя РСДРП, марксиста Георгия Валентиновича Плеханова. Ее отец состоял в должности земского исправника, и жил с семьей на хуторе Бочки Полтавской губернии43. В этом же хуторе, как и в соседних хуторах Полтавской и Черниговской губернии, с XVIII века жили казаки Арендаренко. И.П. Плеханова «в полном уме и совершенной памяти» в духовном завещании от 06 января 1832 года отдала внучке своей «артиллерии поручице Александре Петровой дочери Голеновской, урожденной Плехановой, благоприобретенное движимое и недвижимое имение в Липецкой округе в селе Ильине». Одним из свидетелей завещания был «гвардии порутчик Николай Иванов сын Ориндаренко»44.

43 ГАЛО. Ф. 8. Оп. 2. д.1294; Ф.114. Оп.1. д. 47.

44 Юров С.Л. Плеханов: новые архивные находки // Сборник НПК. Липецк. 2015. С.122-130. с.127.

Семья Арандаренко была близка с семьей князя Н.Г.Репнина-Волконского (губернатора Полтавской губернии до 1834 г.), чему способствовала жена Николая Ивановича – Варвара Ивановна Арандаренко (фон Штейн), и высокое покровительство, оказываемое генерал-губернатором ее отцу, Ивану Федоровичу фон Штейн.

К 1837 г. гвардии капитан артиллерии Н.И. Арандаренко проживал в Санкт-Петербурге, по адресу Шестилавочная ул. №4, кв.41645.

45 Нистрем К.М. Книга адресов С.-Петербурга на 1837 год, – С.Пб: в тип. III Отд. Собств. Е.И.В. Канцелярии, 1837. – XII, 1464 с., 1 л. Табл. - с.979.


Н.И.Арандаренко в адресной книге С. Петербурга. 1837 год

Офицер лейб-гвардии Н.И.Арандаренко в 1835-1838 гг. неоднократно упоминался в Санкт-Петербургской немецкоязычной газете «St. Petersburgische Zeitung», аудиторией которой были российские немцы. В ней говорится о службе Н.И.Арандаренко в Твери, Нижнем Новгороде и Санкт-Петербурге.

Согласно этим публикациям, видно его продвижение по службе: 1832 г. – гвардии поручик артиллерии; 1835 г. (декабрь) – 1-й гвардейской артиллерийской бригады капитан; 1838 год – гвардии полковник артиллерии.

Его Императорское Величество в Санкт-Петербурге, января 28 дня 1838 года, соизволил отдать следующий приказ: «Лейб-Гвардии 1-ой Артиллерийской бригады производится за отличие по службе из Капитанов в Полковники Арандаренко, со старшинством с 6-го июля 1837 года и с состоянием по Артиллерии»46. Как правило, между обер-офицерскими чинами (подпоручик, поручик, штабс-капитан, капитан) проходило не менее 3-4 лет, а штаб-офицерские чины (подполковник, полковник) временными рамками не регламентировались. Н.И. Арандаренко получил все шесть обер-офицерских и штаб-офицерских чина за 10 лет, тогда как армейскому офицеру обычно на это требовалось не менее 30 лет.

46 Высочайшие приказы за 1838 г. с 1 янв. по 30 июня. -СПб., 1839. - 434 с.  с.69.

В газете «St. Petersburgische Zeitung», во вторник, 27 марта 1838 года, сообщалось об увольнении с воинской службы с мундиром и пенсией лейб-гвардии полковника Арандаренко в связи с переходом на гражданскую службу47.

47 St. Petersburgische Zeitung. – СПб. 1838 (вторник 27 марта). - 16 с. с.1.

Н.И.Арандаренко был близко знаком с графом П.Д.Киселевым, командующим российскими войсками, дислоцировавшимися в Дунайских княжествах, со времен Турецкой компании 1828-1829 г. Граф высоко ценил Н.И.Арандаренко за его личную храбрость, дисциплинированность и исполнительность. В 1837 г. граф Киселев стал первым Министром государственных имуществ (1837-1856) и членом Государственного совета. В 1838 году при Министерстве государственных имуществ Российской империи были учреждены особые палаты государственных имуществ, в виде опыта в четырёх губерниях, управляемые наиболее доверенными графу Киселеву лицами, в том числе в Полтавской губернии – полковником Н.И.Арандаренко.


Граф Павел Дмитриевич Киселёв (1788 - 1872)

Управляющий Полтавской Палатой Государственных Имуществ Н.И.Арандаренко подчинялся исключительно графу Киселёву. В состав палаты входили советники, асессоры, губернский лесничий и землемеры. Палата выполняла хозяйственные функции: продажу незаселенных государственных земель, их обмен, сдачу в аренду, сбор податей и т. д. В обязанность полковника Н.И.Арандаренко входило управление государственными землями, государственными крестьянами, их общественной жизнью. После отмены крепостного права, произошло преобразование Палат государственных имуществ в Управления казенными оброчными статьями, землями и лесами. Такие обязанности стали исполнять Мировые посредники, занятые, в том числе улаживанием поземельных отношений между помещиками и крестьянами48. После осуществления крестьянской реформы 1861 года, Мировым посредником Уманского уезда Киевской губернии служил мой прапрапрапрапрадедушка, старший сын Н.И.Арандаренко – Иван Николаевич (1830-1871).

48 Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Том XIX. - СПб., 1896. – 476 с. с.423-425.

В 1839 году 40-летний полковник Н.И. Арандаренко числился в министерских списках общего штата высших чиновников Российской империи. Он имел золотой Знак отличия за XX лет беспорочной службы (награжден в 1839 году). Через три года, 17 марта 1842 года, за усердие и успехи по службе он будет награжден Орденом Святого Станислава II степени.


Общий штат Российской империи на 1839 г., Министерство Государственных Имуществ

Семья Н.И.Арандаренко в 1838-1856 г. проживала в собственном доме в Полтаве и в загородном имении. Власть полковника Н.И.Арандаренко в Полтавской губернии над обширными территориями, селами и государственными крестьянами была безграничной. По положению и значимости она не уступала, а во многих отношениях и превосходила губернаторские полномочия. В Полтавской губернии было 15 уездов, 261 волость, 17 городов, около 9 тысяч поселений.  Она занимала примерно 40 тысяч квадратных верст или около 4,5 миллионов десятин земли49. Из них в губернских помещичьих владениях было 2,8 миллиона десятин земли50. По ведомству Министерства Государственных имуществ, принадлежало государственным крестьянам около 1,1 миллиона десятин земли и около полумиллиона десятин земли состояло во владении казны. Лесные угодья Полтавской губернии составляли 350 тысяч десятин, из которых помещикам принадлежало 200 тысяч51. По 8 ревизии (1842 г.) в Полтавской губернии проживало около 670 тысяч помещичьих крестьян и дворовых людей, и около 830 тысяч казаков, государственных крестьян и однодворцев обоего пола52. Став крупнейшим управляющим государственными имуществами, Н.И.Арандаренко управлял сотнями тысяч податных душ и миллионами десятин земли, включающей поля, луга, леса, реки и озера.

49 Арандаренко Н.И. Записки о Полтавской губернии. Полтава. 1848 г. Ч.1. – 190 с. с.1

50 Штукенберг А. Статистические труды И.Ф. Штукенберга. Полтавская губерния. СПб. 1858.

51 Полтавские губернские ведомости. Полтава, 1840, № 52.

Поскольку до 1838 года в Полтавской губернии палаты государственных имуществ не существовало, то должность Н.И.Арандаренко подразумевала, прежде всего, размежевание помещичьих и государственных земель. Герой Русско-Турецкой войны, лейб-гвардии полковник Н.И.Арандаренко приступил к исполнению обязанностей с присущей ему энергией, и принципами, заложенными в нем генералом Сухозанетом. Он провел ревизию государственной собственности в Полтавской губернии, в кратчайшие сроки размежевал и изъял в пользу государства все помещичьи земли, со всеми деревнями и крестьянами, на которые у помещиков не было документов собственности. Поскольку помещики и дворяне настаивали, что эти земли принадлежат им по праву, и получены ими от предков, такое бескомпромиссное изъятие вызывало непрекращающиеся жалобы. Так как он был первым Управляющим, самую тяжелую часть работы пришлось делать ему. Последующие Управляющие, не только пришли на размежеванные земли, но и вели себя более лояльно.

Государственный инспектор Министерства Государственных Имуществ А.А.Половцов оставил Воспоминания, в которых указывал, что протеже графа П.Д.Киселева, полковник  Н.И.Арандаренко, был очень жесткий к подчиненным человек, который на гражданской службе, как и в армии, шел к цели прямым и наиболее эффективным путем, имел славу умелого руководителя, в кратчайшие сроки решающего любые поставленные перед ним задачи.

Служба в Малороссии имела свои особенности. Большая часть старинных казачьих родов, став помещиками и дворянами, служили в жандармских частях, и в судебных органах Черниговской губернии. Поскольку за 200 лет они все стали друг другу родственниками, к середине 1800-х годов сложилась ситуация поголовного кумовства53. Нежинские земские полицейские чиновники были связаны тесными родственными связями, как между собой, так и с другими уездными и губернскими чиновниками. Так, первый Нежинский земский исправник П.Я. Жураковский приходился родным братом Нежинскому полковнику Н.Я.Жураковскому и тестем своему преемнику на посту земского исправника М.Я. Почеци. Когда он стал Нежинским городничим, его брат занимал должность Нежинского уездного судьи. Дочь стряпчего и заседателя Нежинского суда, Федора Тарасевича выходит замуж за главу Черниговской полиции А.И. Арандаренко54, который приходился родным братом управляющему Полтавской Палаты государственных имуществ Н.И. Арандаренко55. На этом фоне удивительным исключением из практики круговой поруки являлась служба полковника Н.И.Арандаренко. Он поблажек местному дворянству не допускал, чем заслужил их постоянные недовольства, и просьбы оградить их от чинимого беспокойства. В жалобе, направленной на имя Полтавского губернатора и губернского предводителя дворянства, они просят: «войти с ходатайством об ограждении дворян от тех стеснений и убытков, которые они терпят от разных злоупотреблений, допущенных по управлению полтавской палаты государственных имуществ». В частности, «с появления своего на место управляющего в 1838 году, полковника Н.И.Арандаренко, он потревожил спокойствие владельцев и оскорбил их самоуправным требованием документов на наши владения»56. Стеснялись же им дворяне, посягавшие на общественные земли и выгоны, корыстно присвоившие эти государственные земли, и незаконно использовавшие их для собственного обогащения. При этом «договориться на кормление» с полковником Н.И.Арандаренко было невозможно.

54 Модзалевский В.Л. Малороссийский родословник. Т. I. К., 1908. С. 211-214.

55 Богдан ГАЛЬ. Ніжинськіполіцейськіслужбовцікінця ХVIII – першоїполовини ХIХ ст. НIЖИНСЬКА СТАРОВИНА. Вип. 15 (18), 2013. С.29-46.

56 Павловский И.Ф. К истории полтавского дворянства. 1802-1902 гг.: Очерки по архивным данным. - Полтава, 1906. Вып.1. – 336 с. с.220-221.

Винокурение и винная торговля являлись одной из самых прибыльных сфер в Полтавской губернии. Государство, в лице полковника Н.И.Арандаренко, контролировало и регулировало эту деятельность. Винокурение «доставлявшее... способ сбыта хлеба... и служившее значительным предметом торговли и промышленности» по всей Полтавской губернии, представляло в 1846 г. 457 винокуренных заводов, выпускавших до 3 000 000 ведер вина, и 8808 шинков, это вино продававших57.В 1838 г., по вступлении в должность, Н.И.Арандаренко занялся вопросом контроля, распределения квот на производство и продажу спиртных напитков. Он регулировал оптовую и розничную продажу вина, в том числе его вывоз за пределы откупа. Фактически Н.И.Арандаренко занимался винным откупом Полтавской губернии с присущим ему военным подходом. Дворянство протестовало против этого, увидев в таком взгляде полковника Арандаренко58 оскорбление своей чести и оказываемого им доверия. Право винокурения играло исключительную роль в хозяйственной жизни и в получении сверхприбылей. "В здешнем крае винный промысел является первым и важнейшим для экономического развития помещиков... С этого промысла помещики содержат себя и семьи. За счет промысла они воспитывают детей для службы, во время ее помогают детям, а если сами находятся на службе, то получают с промысла содержание и питание для своего дома. За счет промысла они содержат свои семьи, платят налоги и производят другие общие нужды ... Итак, для помещиков главной хозяйственной выгодой в денежном обращении является выращивание хлеба, винокурение и продажа выкуренного вина"59. Все помещичьи и дворянские семьи издавна занимались этим производством. И еще за 100 лет до действий Н.И.Арандаренко, его предки имели тот же промысел: наместник Великобудищенский от 19.10.1722 года докладывал, что житель села Осьмачки Полтавского района, Гавриил Арандаренко, имел винницу и три казана винокуренных.

58 Павловский И.Ф. и др. Труды Полтавской Ученой Архивной Комиссии. Вып.5. – Полтава, 1908. с.78.

59 П.Г. Клепацкий. Очерки по истории Диканского имении Кочубеев от половины XVII до половины XIX в. Полтава. 1928, с.176.

Наиболее жесткая позиция в вопросах виноторговли была соблюдена им в отношении евреев60. «Евреи рассеяны по всей губернии… те из них, которые в местечках, селениях и деревнях продажею хлебного вина заняты, чрезвычайно вредны для здешнего простого народа. По положению 1735 года о Евреях, они нанимали дома у помещичьих крестьян проживали в них большею частью для того, чтобы заниматься продажею вина. Указом Правительствующего Сената 1837 года Июня в 1 день, запрещено им жить в тех селениях, где есть Козаки. По кондициям же на питейные откупа над казенными крестьянами, позволено Евреям жить и продавать вино по сему откупу в 19 местечках. Но указом Сената, в 1845 году августа в 15 день последовавшим, совершенно воспрещено Евреям заниматься продажею вина».Он следил за строгим соблюдением Указа 1845 года о недопуске евреев к винной торговле.

60 Арандаренко Н.И. Записки о Полтавской губернии. Часть II. - Полтава, 1849. – 386 с. с.78.

Чтобы поднять доходность имений, помещики увеличивали площади пахотных полей, уничтожая леса, на что указал статист Полтавского губернского земства М.В. Рклицкий в заметках по земельному вопросу61. Особенно быстрыми темпами увеличивалась посевная площадь в Южной Украине: «…с 1778 до 1851-го года в 25 раз»62. Н.И. Арандаренко отмечал, что двадцатые–тридцатые годы XIX века являлись началом истребления лесов и хищнического использования природных ресурсов63. Уничтожение лесных массивов повлекло негативные изменения фауны региона. Уже в 1848 г. Н.И. Арандаренко отметил: «…с уменьшением лесов в Полтавской губернии, некоторые породы диких зверей, издревле обитавших в лесах, камышах и по обширным ее степям, совершенно истребились». По его убеждению, истребление лесов отрицательно повлияло и на здоровье жителей64.

61 Рклицкий М.В. Земля и земельные отношения в Полтавщине. Статистические заметки по земельному вопросу. – Полтава, 1917. – 54 с.

62 Полонська-Василенко Н. ІсторіяУкраїни. Т. 2. Відсередини ХVІІ століття до 1923 року. – К.: Либідь, 1995. – 608 с., с. 338.

63 Арандаренко Н. Записки о Полтавской губернии. Часть 1. – Полтава, 1848. – 191 с.

64 Гармаш Т.П. Полтавщина в контексте развития идей и становления антропогенного ланшафтоведения // Вестник МГОУ. Серия «Естественные науки». № 3 / 2013, с.93-97 с.95.

Н.И.Арандаренко практиковал изъятие казачьих и помещичьих земель в государственную собственность, с целью восполнения лесных массивов, страдавших от вырубки в помещичьих хозяйствах65: «К сожалению, гораздо чаще и внушительнее примеры противоположного отношения к лесам…Так, ныне холмы и курганы около местечка Яресек представляют весьма жалкий вид, а между тем в 1840-х годах, при бывшем управляющем Палатой государственных имуществ Арандаренке, с разрешения министерства, эти курганы были отобраны от козаков… и производилось систематическое лесоразведение». Эти действия позволяли сохранять ланшафт, но, как и следовало ожидать, снова вызывали шквал недовольства и жалоб.

65 Сборник по хозяйственной статистике Полтавской губернии. Том III. Миргородский уезд. Полтава, 1884.

По распоряжению Н.И.Арандаренко, на изъятых землях «садили и сеяли сосну, березу, дуб и другие деревья, так что образовался лес, хотя и не сплошною массой, но главным образом на местах более низменных, в лощинах и т.п.».После назначения Н.И.Арандаренко на должность губернатора Архангельской губернии, эти земли были проданы частным лицам, и его попытки Лесоразведения потерпели крах66: «Яреськовское общество обращалось с ходатайством о предоставлении безлесных полян и курганов под выпас скота… Не представлялось возможности разграничить эти заросли; поэтому казна возвратила обществу весь участок с наросшим лесом. Едва это совершилось, как общество поспешило уничтожить весь запас леса, за исключением сосны. Теперь кое-где торчат – среди пустынных бугров и курганов – одинокие сосны и побеги дуба и березы…».

66 Там же.

Лесной департамент являлся частью Палаты Государственных имуществ, и его функции заключались в сохранении государственных лесов от «непозволительного опустошения», в лесоразведении, руководстве и надзоре за лесной администрацией. Н.И.Арандаренко был председателем Общества для поощрения лесного хозяйства Полтавской губернии, публиковал результаты своей лесохозяйственной деятельности в «Лесном журнале». Эти работы анализировались в более поздних публикациях, в том числе в Бюллетене Московского общества естествоиспытателей67.

67 C-teBourdeille de Montrésor.Les sources de la flore des provinces qui entrent dans la composition de l'ArrondissementScolaire de Kieff // Bulletin de la Société Impériale des Naturalistes de Moscou, - М., 1894. -С.420-497 с.468-469.


Николай Иванович Арандаренко. Портрет 1850-х годов.
(
http://www.encyclopediaofukraine.com)

Полковник Арандаренко был крайне щепетилен в пресечении любых нарушений. Так, узнав, что столоначальник Павловского депутатского собрания, Иван Петрович Палей, который называл себя потомком полковника Семена Палея, таковым не является, Г.А.Арандаренко подал докладную записку, и добился Высочайшего повеления о лишении И.П.Палея чинов коллежского регистратора и губернского секретаря68.

68 Киевская Старина, 1882, т.-1, с.166-168.

За годы службы в Полтавской губернии Н.И.Арандаренко решал различные хозяйственные вопросы. Для борьбы с наводнениями строились дамбы, в городах было запрещено строительство ветхих глинобитных домов под соломенными крышами. «Если в Кременчуге в 1804 году из 963 зданий было только два из кирпича, то в 1846 году было много каменных сооружений», отмечает Н. И. Арандаренко. Но все же наводнение в 1845 г. было одним из самых опустошительных.  Зима 1844-1845 г. была настолько снежной, что если бы эта масса снега таяла медленно, то, по воспоминаниям Н.И.Арандаренко, снег бы долежал до новой зимы69. «В апреле была теплая весна при ясной погоде, без утренних морозов. Произошло быстрое таяние снегов, и стремительный сток воды. Вода в Днепре начала прибывать 10 апреля, а 21 апреля вода выступила из берегов и разлилась, затопив прибрежные поселки со своими распаханными полями в четырех уездах Полтавской губернии»70: «Днепр направляясь на пологие берега Полтавской губернии, быстрым течением занял все побережье от границ Киевской губернии к границам Екатеринослава. Всего 61 село, в которых проживало до 70 тысяч человек, и один город с населением до 18 тысяч человек, с 21 апреля по 20 мая были оставлены жителями и залиты водой. С 20 мая река, возвращаясь к своим берегам, обнажила опустошенные поля и разрушенные деревни. Было затоплено водой 10849 домов. Из них поврежден — 3970. Снесено вовсе — 570. Затоплены до 5000 десятин пахотных полей.

69 Арандаренко Н. И. Записки о Полтавской губернии / Н.И.Арандаренко. — Ч. 3. — Полтава: Типография губернского правления, 1852. с.127-130.

70 Там же.

Highslide JS Highslide JS

В Музее народной архитектуры и быта Средней Надднепрянщины в г. Переяславе-Хмельницком стоит церковь святого Георгия из села Андруши Переяславского полка, построенная в 1768 году. В 1845 году в этом селе побывал Тарас Шевченко, написал там пейзажи «Ивы в Андрушах» и «Андруши». Тарас Григорьевич писал: «Мне теперь кажется, что и рая лучшего на том свете не будет, как те Андруши». Вскоре после его отъезда, село было разрушено наводнением. После наводнения село было отстроено заново. В честь этого события в селе была установлена мемориальная доска «В царствование императора Николая и во время управления государственными крестьянами министра графа Киселева и при управлении сею частью Полтавской губернии полковника Арандаренко заложено село Андруши, мая 30 дня после разрушения его наводнением реки Днепра в 1845 году»71. В конце 60-х г. XX века село Андруши затопили водами искусственно создаваемого Каневского водохранилища. До сих пор остались очевидцы этого варварского затопления, помнящие, как бульдозерами сносили дома предков, как затапливались земли, передававшиеся из поколения в поколение. Жители села приковывали себя к дверям своих домов, некоторые бросали вещи и прежде всего, раскапывали могилы предков. Руководители музея, Николай и Людмила Шкира вспоминают, что жители села Андруши по отдельным доскам перевозили в музей церковь св. Георгия. Доставили с ним и мемориальную доску, свидетельствующую о заботе, проявляемой Н.И.Арандаренко к родному краю.

71 Переяслав-Хмельницкий. Музейное царство.


Памятная доска. Полковник Арандаренко. Село Андруши, мая 30 дня 1845 года

Н.И.Арандаренко обратил внимание на сложность Полтавского деревянного плуга, тяжесть его и дороговизну. «Желая способствовать введению между поселянами легчайшего и дешевейшего орудия, могущего собою заменить плуг, полковник Арандаренко изобрел небольшой пароволовый плужок и, приказав сделать их несколько экземпляров на собственный счет, разослал в разные округи губернии»72. Плуг Н.И.Арандаренко применялся повсеместно, и стимулировал дальнейшее его совершенствование73. Применение и усовершенствование этого плуга получило широкую известность не только на Полтавщине, но и в остальной части Российской империи74.

72 Плуг казака Стеценко. ЖМГИ. – 1844. – ч.XII. - №7-9.

73 ОпанасБежкович. Вибраніпраці: у 3 кн. – К. 1: Українська народна агротехніка (ХVІІІ – перша половина ХХ століття), Збірникинауковихпраць. Киев, 2015., с.162.

74 Труды Императорского вольного экономического общества за 1844 год, С-Пб, 1844. – 927 с. с.728.

Н.И.Арандаренко был автором ряда работ в Журнале Министерства государственных имуществ75. При публикации работ он часто использовал псевдоним «Н.А.»76.

75 Арандаренко, полковник. Обозрение состояния некоторых частей по управлению государственными имуществами в Полтавской губернии за 1843 год // Журнал Министерства государственных имуществ. 1844. № 5. С. 197.

76 Масанов И. Ф. Словарь псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей: В 4 т. — Т. 4. — М., 1960. с.40.

Н.И.Арандаренко много времени уделял немцам-колонистам, компактно проживающим в Полтаве и Константинограде. «В 1731 году, 23 июня, при молебном пении и пушечной пальбе, заложена первая крепость на реке Берестовой… Императрица Анна Иоанновна указала новозаложенную крепость именовать крепостью святого Иоанна»77. В крепости в 1733 году разместился полк, сформированный в городе Белёве Тульской губернии, поэтому крепость стала называться Белёвской. В 1784 году крепость преобразована в город Константиноград, ставший в 1809 г. стал местом, куда переселились ремесленники, занимающиеся суконным промыслом, из Австрии, Бранденбурга и Саксонии. Осуществляя надзор за исполнением немецкими колонистами условий их проживания, работы, оплаты податей, Н.И.Арандаренко осознавал пользу, которую приносят Полтавской губернии такие колонии, и уверенность в преимуществе, которую дает губернии их присутствие. Эта уверенность была им воплощена двадцать лет спустя, в Архангельской губернии. Его настойчивость, авторитет и конкретные предложения по колонизации Мурманского побережья Норвежскими переселенцами положил начало освоению этого, ранее абсолютно необжитого пространства Русского Севера. Несмотря на сопротивление архангельских чиновников, аргументы Н.И.Арандаренко были учтены, он стал первым Архангельским губернатором, предложившим и добившимся переселения норвежцев на Мурманский берег. Это положило начало процессу его колонизации норвежцами с последующим заселением русскими купцами и промышленниками, вдохновленными иностранным примером. Условия, на которых переселялись в Полтавскую губернию немецкие колонисты78, во многом были использованы Н.И.Арандаренко в 1856-1863 гг. при колонизации незаселенных территорий крайнего севера Архангельской губернии: свобода веры, свобода от воинской и гражданской службы, уплата ссудных денег от казны, выдача колонистам безденежно земли, выдача кормовых денег, ссуда на построение домов, покупку скота и обзаведение хозяйством, разрешение вступать в гильдии и продавать свои изделия, право выйти из государства после уплаты всего причитающегося на нем долга и единовременного взноса в казну трехгодичной подати.

77 Арандаренко Н.И. Записки о Полтавской губернии. – Полтава, 1852.Часть 1 стр. 260.

78 Полтава в XIX столетии // Киевская старина №11-12, 1905. с. 238-246.

Н.И.Арандаренко проявил себя не только как администратор, но и как талантливый ученый и писатель. Он был первым ученым на Полтавщине, который собирал информацию о родном крае не в единичных экспедициях, и не в стенах библиотек, а проводя систематические этнографические исследования во время регулярных инспекционных поездок. Он в течение 10 лет постоянно посещал самые удаленные уголки Полтавской губернии, собирая и анализируя статистический, экономический, географический и этнографический материалы.

Наибольшую известность Н.И.Арандаренко имеет как автор классического труда: «Записки о Полтавской губернии»79. Эта «энциклопедия земли Полтавской» содержит ценные сведения по истории Полтавщины с древнейших времен до середины XIX века. Эпиграфом к своей книге Николай Иванович выбрал слова своего современника, литератора, географа и историка П.П. Свиньина: «Любить Отечество велит природа, Бог, а знать его — вот честь, достоинство и долг!».

79 Записки о Полтавской губерніи, Николая Арандаренка, составленныя въ 1846 году. Въ трехъ частяхъ. Часть I—III.- Полтава, издание 1848-1852 г.


Н.И.Арандаренко, Записки о Полтавской губернии, 1848 г., первое издание.

Н.И. Арандаренко отмечал:«История Полтавы уходит в глубокую древность. Здесь находились стоянки первобытного человека еще 15 тысяч лет назад. В VI-V веках до н.э. проживали племена скифов. В VII-XIII веках н.э. проживали славянские племена "сиверян". В 1173 г. в письменных источниках упоминается населенный пункт "Лтава"... первое поселение было в урочище Олтава, по которому текла небольшая речушка. От названия урочища названо и поселение «по Олтаві», а от «усечение» этого обозначения возникло название Полтава».

Им приводятся обширный статистико-экономический обзор губернии по пятнадцати уездам, история городов и сëл Полтавской губернии подразделение населения по сословиям, сведения об развитии сельского хозяйства, промышленности, ремесел, торговли, фольклорный и этнографический материал об обычаях, обрядах, народных песнях, сказках и поговорках. Он является первым автором наиболее основательной историко-краеведческой работы об этом регионе.

Описывая сооружения крепостных укреплений Полтавы, Н.И.Арандаренко подробно пишет об географическом, экономическом, политическом и культурном состоянии города, приводя описание крепости, состав её гарнизона и вооружение80. Н.И. Арандаренко использовал для описания крепостных укреплениях Полтавы материалы из архива городской полиции за 1798 год, свидетельствуя, что Полтавская крепость имела на внешней ограде 5 воротных башен и 5 бастионов81.

80 Коваленко О. Полтава XVII–XVIII століть. – Киев, 2015. – 232 с.

81 Н.И. Арандаренко. Записки о Полтавской губернии. ч.3. Полтава, 1852, стр.46.

Он делал зарисовки хат и церквей, указывая на их разные архитектурные стили, которые были предметом его особенного внимания. Так, Николай Иванович считал, что Троицкая церковь в Лубнах была построена в греческом стиле, Успенская церковь в Лютеньках - по образцу греческой архитектуры, Успенская в Елисаветином - в стиле архитектуры византийского стиля, церковь Спаса в Полтаве построена по старым русским образцам.

Совершая этнографические поездки по Полтавской губернии, он изучал небольшие городки (местечки), являющиеся характерными элементами быта Запорожского казачества82. На территории Левобережья многие «...местечки получили свое начало от расположения в этих местах в древние времена сотенных дворов казацкого войска» Спустя 180 лет работы Н.И.Арандаренко позволяют составить представление о типичных местечках Полтавщины XIX века, как элементов казачьего быта83: «Местечко состояло из торговой части и предместья. В центре, как правило, размещалась торговая площадь — рынок, от которой ответвлялись улицы. Ромны, Прилуки и Лубны состоят из небольших однообразных домиков, частью деревянных..., крытых тесом и дранью, а частью из мазанок, крытых соломой… Наблюдается характерное для сельских усадеб разделение на передний и задний двор, при этом хата выходит на улицу …фасадом, не отделяясь от нее забором. Во дворе в ряд размещались конюшня, амбары, погреб, иногда колодец».

82 Н.И.Арандаренко. Записки о Полтавской губернии. Ч.2. - Полтава, 1849. – 386 с. с.2.

83 Там же, с.275.

Детальный подход к описанию Полтавщины сделал его работу очень востребованной. К концу XIX века она уже была библиографической редкостью84. До настоящего времени этот труд не потерял актуальность и продолжает быть цитируемым в большинстве работ, посвященных Полтавской губернии. Все, что можно было найти в первоисточниках, собрано и систематизировано Н.И.Арандаренко. Этот трехтомник содержит таблицы, рисунки, ссылки на работы предшественников, собственные экспедиции.

84 Павловский И. Краткий биографический словарь ученых и писателей Полтавской губернии с половины XVIII века. - Полтава, 1912. с.10.

Приводя описание флоры и фауны Полтавской губернии, он публикует список значительного числа полтавских растений, которые делит по роду их употребления на нивяные (хлеба), огородные (овощи), травы (кормовые, покосные и аптекарские). Перечисляет и описывает наиболее распространенные деревья, такие как дуб, берест, граб, клен, липа, берёза, ясень, вяз, осина, ива и сосна. Его орнитологические описания и исследования фауны Полтавщины являются основой многих современных работ85.Н.И.Арандаренко приводят многочисленные этнографические экскурсы в историю народов Полтавщины, их обычаев и верований86: «В Малороссии народ верит, что в русалок обращаются умершие некрещеные дети и утопленницы. Русалки - утопленницы-девицы, а также неживые и некрещеные дети женского пола, а чтобы уберечься от русалок, те, кто   купался в реке, сначала бросали в воду крапиву. В Нежинском уезде Черниговской губернии в Иванов день девушки с   песнями скакали через большой пучок крапивы, поставленный посреди улицы, иногда к крапиве добавляли различные колючие растения. В Полтавской губернии вечером, 23 июня, водили хоровод, а затем прыгали через огонь или пучок крапивы».

85 Гармаш, Т. П. Орнитологические описания и исследования фауны Полтавщины в XVI - первой трети XX столетия / Т. П. Гармаш // Бюллетень Московского общества испытателей природы. Отдел биологический. - 2013. - Т. 118, вып. 2. - С. 12-19 с.15.

86 Н.И.Арандаренко, Записки о Полтавской губернии. Полтава, 1849, ч. II, с. 215.

Он уделяет большое внимание народным обрядам и традициям87: «В течение Зеленой недели носили при себе полынь и любисток, как равные по силе средства, к предохранению себя от нападения русалок. Накануне Иванова дня девушки и дети, собирая цветы и травы для венков, добавляли к ним полынь, чтобы уберечь себя от нападения ведьм. Кроме того полынью лечили различные заболевания, например пищеварительного тракта: полынную настойку на хлебном вине пили от заболеваний желудка, а также психических болезней - истерик, падучей, судорог и конвульсий: чернобыльник с давних времен пользуется известностью при лечении истерических и других нервических болезней… корням приписывается свойство прекращать припадки падучей болезни…. Из него же делали ванны для излечения истерических страданий».

87 Арандаренко Ч. 1. 1848: 38; Ч. 2. 1849: 216, 232, 385.

Его сведения о методах народной медицины, применявшихся в Полтавской губернии, до настоящего времени упоминаются и в современным монографиях88.

88 Hanchuk, R.J. The Word and Wax: a medical folk ritual among Ukrainians in Alberta. - Toronto, 1999. – 124 c. c.2, 64, 96.

Изучая самобытные обряды Полтавской губернии, Н.И.Арандаренко выделял брачный обряд, как наиболее символичный, включающий как обрядовые предметы, например венок невесты, так и не обрядовые предметы. Важнейшим символическим элементом было два каравая хлеба, приносимых представителями стороны жениха на сватовство. Один разделяли между неженатыми, другой раздавали только состоящим в браке89.

89 Арандаренко Н.И. Записки о Полтавской губернии. - Полтава, 1849. Ч. 2.  – 386 с. с.239.

Работы Н.И.Арандаренко цитируют при изучении происхождения казачества: «Господин Арандаренко, составитель наиболее подробного описания Полтавской губернии, полагает, что Запорожцы, несоставлявшие общего братства с казаками, происходят от древних Торков и Берендеев, обитавших на берегах Днепра; происхождение же казаков он относит к Козарам, которые в исходе VII века властвовали в этих местах. Господин Арандаренко говорит, что разные обстоятельства, а именно: что казаки признавали над собою всегда избранную из среды своей власть, что они самостоятельно присоединились к Польше, а потом к России, что они твердо противустояли унии, общий их характер и самая физиономия - доказывают их происхождение не от разного сброда, а от одного племени»90.

90 Штиглиц Н., Списки населенных мест Российской империи Т.XXXIII Полтавская губерния. Санкт-Петербург, 1862.

Трехтомник «Записки о Полтавской губернии» с автографом Н.И.Арандаренко уже более 150 лет является букинистической ценностью. Военный историк и библиофил П.П.Потоцкий в 1925 г. писал: «собрание книг было трудом всей моей жизни… оно включало в себя ценные и очень редкие издания. Почти 50 лет жизни были отданы на сбор этой коллекции… лучшие букинисты Петербурга и антиквары Берлина, Лейпцига, Мюнхена, Парижа были моими первыми знакомыми. Среди библиотеки насчитывается 408 особенно редких и ценных книг с автографами Шевченко, Костомарова, Квитки-Основьяненко, Марко Вовчок, Котляревского, Арандаренко, Маркович …».

Н.В.Гоголь родился на Полтавщине, в селе Великие Сорочинцы. Сохранилась запись, касаемая его планов купить в книжной лавке «Записки о Полтавской губернии», во время поездки в Полтаву: «В книжной лавке [купить] песни; Арандаренко; карту дорожную». В свои произведения Гоголь, увлеченный ботаникой, вкраплял сведения о природе, которые он брал из множества литературных источников, в том числе из труда Н.И.Арандаренко «Записки о Полтавской губернии». Во времена Н.В.Гоголя было популярно фитолечение. Украинские ботаники в XIX веке начали уделяли внимание лекарственным растениям. Одним из Полтавских фитотерапевтов был доктор М.Я Трофимовский, в доме которого родился Н.В. Гоголь. Н.И.Арандаренко не мог обойти его стороной: «В начале текущего столетия в Сорочинцах имел пребывание медик Михайло Яковлевич Трофимовский, искусством своего знания и христианскими добродетелями приобретший известность. Метода лечения Трофимовского была основана на гидропатии и ботанике. Пользуя больных травами, большею частью в окрестностях Сорочинец и около г. Лубен собираемыми и купаньем в р. Псле, он оказывал дивные успехи над своими пациентами, от него остался нам полезный напиток, травяная настойка на хлебном вине, известная под названием Трофимовки…»91.

91 Белошицкая Е. Л. «Народная ботаника» Н. В. Гоголя (к 200-летию писателя) // Лесной вестник.  - 2010, Вып. 3. -с.16-18. с.17.

Отдельные главы Н.И.Арандаренко посвятил вопросам ресурсоведческих исследований региональной флоры. Он подчеркивал, что Полтавская губерния издавна славилась богатством и разнообразием лекарственных трав, и отмечал, что в лекарственных свойствах растений хорошо разбирались все ее жители. Несмотря на это, работа Н.И. Арендаренко о дикорастущих лекарственных растениях Полтавщины была одной из первых в этой области. Он привел подробные сведения об их распространении, условиях использования, времени цветения, сбора, сушки, свойствах и применении. Эти работы являются ценным первоисточником для современных ученых-фитотерапевтов92.

92 Гармаш Т.П., Зуб В.А., История использования и изучения ресурсов лекарственных растений Полтавщины в XVIII - первой трети XX в. // Бюллетень Московского общества испытателей природы. Отдел Биологический. 2015. №2. с. 77-83 с.77.

Исследования многовековых колебания климата, на фоне которых проявляются вековые и внутривековые циклы различной продолжительности93, положили начало развитию климатологии на Украине94.

93 Н.А. О климате Полтавской губернии. Полтава, 1848.

94 Бучинский, И.Е. Исследования климата Украины. Диссертация… доктора географических наук. Харьков, 1965.

Н.И.Арандаренко был сторонником применения в лечебных целях минеральных вод Полтавской губернии, считая их достойной альтернативой Кавказским минеральным водам: «В Хороле замечателен источник ключевой воды, называемый Зубановская–Криница. Вода в этом источнике чрезвычайно чистая, без примеси посторонних веществ, легкая и здоровая. Граждане города заботятся о содержании этого источника, который может почесться наилучшим в губернии. В 1787 году Светлейший князь Потемкин в проезд свой через Хорол квартировал в доме купца Милькова и пил чай, нашел Зубановскую воду столь хорошей, что взял с собой несколько бутылок и во все время своего пребывания в Яссах и Бухаресте, еженедельно присылал курьера за этою водой, которой и набирал всякий раз по 200 бутылок»95.

95 Арандаренко Н.. Записки о Полтавской губернии. Часть III. Полтава, 1852 г., с. 238.

Н.И.Арандаренко выделял коневодство, как одну из наиболее перспективных отраслей животноводства. Он описывал породу лошадей Полтавской губернии, происходившую «от сочетания испанских, датских, английских и азиатских пород с туземною… по силе, быстроте движения и перенесении трудов эти лошади способнейшие». Одним из крупных конезаводов по её разведению он называет заводчиков князя Долгорукова в с.Тепловке Пирятинского уезда.

Одним из писателей, недобросовестно использовавших труд Н.И.Арандаренко, был Василий Евстафьевич Бучневич96. В журнале «Киевская старина» за 1883 г.  была опубликована рецензия на его работу "Записки о Полтаве и ее памятниках". «В своей книге господин Бучневич сообщает исторические сведения о Полтаве … да не подумает кто-нибудь, что это исследование самостоятельное, или что в книге есть какие-либо новые сведения. Сам автор в предисловии к ней говорит, что единственною целью его труда было собрать в одно целое все заметки и целые описания исторических памятников и частей города. Дурного в этом намерении ничего мы не видим: о полтавской губернии есть несколько весьма обширных и серьёзных исследований, каковы: Бодянского «Памятная книжка Полтавской губернии», Арандаренко «Записки о Полтавской губернии», и других. Но г. Бучневич, заручившись этими книгами, не принял на себя труд состряпать хотя бы какую-нибудь компиляцию, а просто выписывает буквально все подряд из указанных книг, не указывая даже, что откуда заимствовано. Бучневич намеренно скрывает именно те книги, из которых делает прямые заимствования, как сочинения Арандаренко и Бодянского». Возмутила рецензента некомпетентность автора: «Но беда в том, что г. Бучневич и списать не сумел толково, обнаруживая и в этой работе совершенное непонимание и чисто механическое отношение к своему труду. Списывает он все подряд, не разбирая, что относится к делу, а что нет, почему книга его и представляет ужаснейшую нескладицу и какой-то винегрет. Видно, что об истории и географии автор не имеет ровно никакого представления, и это он доказывает на каждом шагу»97.Весьма печальным является то, что данную компилятивную книгу, переписанную с работ историков-краеведов, в том числе Н.И.Арандаренко, переиздают до сих пор. Издатели ложно утверждают, что «книга В.Е. Бучневича является одной из первых описаний истории города Полтавы, в которой автор собрал и аккумулировал в своей работе многие источники, утерянные в настоящее время, и до сих пор является одним из основных источников по истории города»98.

96 Записки о Полтаве и ее памятниках / Сост. Василий Евстафьевич Бучневич. - Полтава, 1882. – 227.

97 Киевская старина. т.VI. №5. Киев. 1883. - 189 с., стр.161-164.

98 Бучневич В.Е. Записки о Полтаве и ее памятниках. С планом Полтавской битвы и достопримечательностями г. Полтавы. – Xарьков. "Издательство САГА". 2008. - 6, 449, 24 с., 41 илл.

Описание его работ будет неполным, если не упомянуть авторские рисунки. В альбоме «Рисованные и гравированные виды украинских городов с древнейших времен до начала 20 века», Виктор Вечерский опубликовал несколько десятков литографий, выполненных по рисункам, взятым из изданий, опубликованных до начала XX века. Некоторые принадлежат Н.И. Арандаренко:

Highslide JS
Лубны. Литография с рисунка Н. Арандаренко (1850 г.)

Highslide JS
Ромны. Литография с рисунка Н. Арандаренко (1850 г.)

Highslide JS
Общий вид Крестовоздвиженского монастыря.
Литография с рисунка Н. Арандаренко (средина ХІХ в.)

В. Вечерский пишет: «Деревянная Спасская церковь возведена 1706 в историческом центре Полтавы, возле Куриловских ворот … После Полтавской битвы летом 1709 в этой церкви слушал благодарственный молебен русский царь Петр I. Возле церкви были похоронены защитники Полтавской крепости. В 1837 г. Царевич Александр Николаевич (будущий император Александр II) пожертвовал средства на сохранение памятника. Перед реставрацией Спасо-Преображенской церкви, деревянное строение старой церкви зарисовал Н.И.Арандаренко, и чуть позже по данному рисунку была создана литография».

Highslide JS
Спасо-Преображенская церковь.
Литография с рисунка Н. Арандаренко(30-е гг. ХІХ в.)

Н.И.Арандаренко утверждал, что Украина выработала самобытный архитектурный стиль, наиболее ярко проявившийся в эпоху казачества и Гетманщины (XVII-XVIII вв.). Он был одним из инициаторов реставрационных работ и восстановления тех шедевров архитектуры, которые уже к 1840-м годам были в катастрофическом состоянии99.

99 Арандаренко Н. Записки о Полтавской губернии: Часть 3: Описание городов, местечек и селений. – Полтава, 1852.

Н.И.Арандаренко писал: «Малороссиянин пылко любит свою родину, помнит славу своих предков и при крайней нужде только оставляет свое жилище, предпочитая бедное родное, богатству чужого». Эта любовь к родной Украине видна во всех его поступках.

Наиболее исторически значимым проектом Н.И.Арандаренко, явилось восстановление Густынской обители в 1840-1844 гг. Ее архитектурный ансамбль представлял собой уникальный комплекс эпохи барокко. К середине XVIII в. Густынский монастырь находился в полном процветании, и назывался в простонародье «второю Лаврою». Ему принадлежало более 3000 гектар земли. Благоденствие Густынской обители послужило причиной ее гибели. В 1786 вышел указ Екатерины II об изъятии церковного имущества в пользу государства, и он подвергся секуляризации. В 1793 г. монастырь ликвидирован, земли стали государственными. Н.И.Арандаренко обратил внимание князя Н.Г.Репнина-Волконского на плачевное состояние, в котором находится полуразрушенный и заброшенный в течение полувека Густынский монастырь, являющийся памятником самобытной украинской государственности времен Запорожского казачества. Это послужило началом его восстановления. Восстановить и открыть монастырь удалось усилиям: управляющего Полтавской палатой государственных имуществ Н.И.Арандаренко, занимавшегося административными вопросами разрешения на его открытие и переводе земель из государственной собственности в церковную; благодаря семье князей Репниных-Волконских, которые внесли большую часть собственных средств на его восстановление; архиепископа Полтавского Гедеона, обратившегося с воззванием о пожертвовании на благоустроение Густынской обители. Преосвященный Гедеон ходатайствовал перед Святейшим Синодом о восстановлении Густынского монастыря, и указом Святейшего Синода от 16 декабря 1843 года определено было восстановить и снова открыть Густынский монастырь.

Highslide JS
Густынский Свято-Троицкий монастырь, село Густыня, Черниговская область Украина

Полтавцы на воззвание своего архипастыря откликнулись жертвами, дошедшими в 1843 году до суммы в 6686 рублей. Насколько велика была собранная сумма, судить не будем. Это были деньги, жертвованные казачеством на богоугодное дело. Но вот, для примера, выкуп князем Репниным-Волконским из крепостничества актера М.С.Щепкина составил 10 тысяч рублей. Поэтому объем пожертвования личных средств князей Репниных-Волконских на восстановление монастыря и всего архитектурного ансамбля, включавшего не только внешнее, но и внутреннее убранство, был колоссален.

Highslide JS Highslide JS Highslide JS
Акварели с видами Густынского Свято-Троицкого монастыря (Т. Г. Шевченко, 1845 г.)
Трапезная церковь. Церковь св. Николая над воротами. Церковь Петра и Павла

Открытие Густынского монастыря последовало в день Святой Троицы, 15 мая 1844 года. Вдова князя, Варвара Алексеевна, внучка гетмана Кирилла Разумовского, позаботилась, чтобы храм украсил новый иконостас. Под храмом устроена родовая усыпальница князей Репниных-Волконских. В 1845 году в склепе был похоронен князь Н.Г. Репнин-Волконский. Здесь же упокоились многочисленные потомки Репниных. В марте 1924 года обитель была закрыта. В 1993 г. началось новое возрождение монастыря, к настоящему времени его архитектурный ансамбль практически полностью восстановлен. Память о Н.И.Арандаренко, способствовавшем восстановлению монастыря сохранена до сих пор.


Свято-Троицкий Густынский монастырь, Черниговская область, Украина

Не забывал Н.И. Арандаренко и о своей малой Родине – селе Малая Кошелевка, в котором была открыта частная школа для обучения сначала дворянских, а затем и крестьянских детей. Одной из известных выпускниц частной школы Арандаренко была Мария Константиновна Адасовская (сценический псевдоним Заньковецкая), украинская актриса, дочь помещиков Адасовских из села Заньки: "Образование свое М.К. получила в частной школе Арандаренко в Кошелевке (на Нежинщене)»100.

100 Пулинець А. Материалы к жизни и творчества Н.К. Заньковецкой.  Нежин, 1929. - с.177.

Согласно Списку гражданских чинов 5 класса за 1847 год, статский советник Н.И. Арандаренко имеет награды: Золотая сабля с надписью за храбрость (1828); Знак отличия XX лет беспорочной службы (1839); Земля по чину (1840); Орден Святого Станислава 2 ст. с мечами (1842); Жалован годовым окладом (1842); Знак отличия XXV лет беспорочной службы (1844); Орден Святой Анны 2 ст. с Императорской Короной (1844); Единовременная выплата 10 тысяч рублей серебром (1845); 5 класс Табеля о Рангах Российской империи (1847); на 1847 год: жалование - 1143 руб., прибавка 600 руб., столовые 1715 руб. (итого: 3458 руб.). Имение: дом в Полтаве101.В 1849 г. ему присвоен чин Действительного Статского Советника (4 класс Табеля о ранах, армейский генерал-майор)102.

101 Список гражданским чинам пятого класса Испр. по 20 декабря 1847 г., СПб. 1848. с.797.

102 С.В. Волков, Высшее чиновничество Российской империи. Краткий словарь, Университет Дмитрия Пожарского, Москва, 2016.


Н.И.Арандаренко, гражданский чиновник 5 класса, 1847 год

К этому периоду жизни Николая Ивановича относится и основание хутора Аландаренко, названом в память об его отце, сотенном атамане, корнете Иване Арандаренко, который на всех документах подписывался фамилией «Аландаренко»103.

103 ВДАЧОН, ф. 343, оп. 1, спр. 203, арк. 60.

Хутор Аландаренко существовал недалеко от уездного города Прилуки Полтавской губернии, и до начала 1930-х годов входил в Рудовский сельсовет Яблунивского р-на Прилуцкого округа. До революции 1917 года это был крупный хутор. В 1925 г. он состоял только из 45 дворов, коллективизация и голод начала 1930-х поставили точку в истории хутора Аландаренко. Ныне хутор не существует104.

104 Шкоропад Д.А., Савон O.A. Прилуччина: Энциклопедический справочник / - Нежин, 2007. – 560 с.  с.33.

Имея дом в Полтаве, семья Н.И.Арандаренко жила также и в своем загородном имении в селе Плоском, одном из наистарейших сел Решетиловского района.  Оно лежит в 30 км.  на запад от Полтавы.  Рядом с селом течет речка, а немного сбоку, на пригорке стояла каменная церковь - гордость и красота села.  Недалеко от церкви было помещичье имение Н.И.Арандаренко. Недалеко от поместья Н.И.Арандаренко было соседское поместье георгиевского кавалера, генерал-майора, Жеглова Никифора Ильича. Во второй половине 19-го века это поместье наследовал его сын, штабс-капитан Жеглов Николай Никифорович, который много лет был членом от Полтавского дворянства в крестьянском банке и членом Полтавской Дворянской опеки.

Вокруг имения Н.И.Арандаренко был большой красивый сад, огороженный каменным забором.  Несколько поколений помещиков Арандаренко жили в этом имении до революции 1917 года. Во время революции разрушили церковь, помещичьи имения сравняли с землей. Во время коллективизации произошло раскулачивание и выселение крестьянских семей. В конце 1932 года, началось принудительное изъятие продовольствия и за 1933 год вымерла половина села. Село обнищало, как и имение Арандаренко, оно превратилось в кучу руин, поросло бурьяном.  Селяне бежали в город, многие не дошли, погибли в степи и оврагах105. На начало 2000 года население села Плоское едва достигало 500 человек, а о дворянском имении, основанном Н.И.Арандаренко никто, кроме историков Полтавщины, не помнит.

105 Юхимец В. Село Плоское // Голос Полтавщины. №.5(186) Полтава. 17.01.1943. с.3.

Там же, в Решетиловском районе Полтавской губернии, недалеко от села Малый Бакай, существовал в XIX в. хутор Орендаренко, который сейчас так же не существует.

30 ноября 1856 года Н.И.Арандаренко был переведен из благополучной Полтавской губернии, на Русский Север, окраину Российской империи, гражданским губернатором Архангельской губернии. Об этом назначении упоминал Готский альманах, самый авторитетный европейский справочник106.

106 Almanachde Gotha. Gotha, 1860. – 986 с. с.776.

Площадь Архангельской губернии составляла около 800 тысяч квадратных верст, что в 20 раз превышало площадь Полтавской губернии. В губернии проживало около 500 тысяч человек, в ее составе насчитывалось 9 уездов, 114 волостей, 9 городов, 4 посада и более 3 тысяч остальных поселений. И все это великое хозяйство, как и ранее в Полтавской губернии, передавалось в управление Н.И.Арандаренко.

В 1854-1856 годах Россия понесла тяжелые потери в Крымской войне. Малоизвестным фактом является Беломорская кампания - боевые действия английской военно-морской экспедиции в течение 1854—1855 годов, проходившие в акватории Белого и Баренцева морей, с целью уничтожения российского судоходства, береговых укреплений и захвата Архангельского порта. После войны возник вопрос укрепления границ, обеспечения обороноспособности, утверждения незыблемости Российской власти в Архангельской губернии. С этой целью в 1856 году там был сменен губернатор, и назначен действительный статский советник Н.И.Арандаренко. Государь Император требовал «обеспечить надежность Северо-западной границы Империи, поднять Северный край и улучшить положение преданного ему северного народа, который много потерпел в прошлую войну…»107.

107 А.А.Жилинский. Россия на севере. Архангельск. 1918 г., с.128.

Highslide JS
Нападение Англичан на Соловецкий монастырь. 1854 год

Вновь назначенный губернатор Н.И.Арандаренко со свойственной ему энергией принялся за обеспечение безопасности вверенной ему губернии и за ее гражданское обустройство. Одним из первых масштабных проектов, разработанных им в 1856-1857 г., было исследование Беломоро-Балтийского водного пути108. Он разработал и представил в 1858 г. на Высочайшее рассмотрение «Проект о соединении водными путями Онежской губы Белого моря с Онежским озером». Доклад на 22 страницах, содержал подробный проект геодезических работ с картами и чертежами. Трасса от Сумского Посада – частью водным путём, частью сухопутным – доходила до Повенца109. Это значительно усиливало стратегическую безопасность Русского Севера и могло сделать невозможной его экономическую блокаду. Главное Управление Путей Сообщения признало исчисленные в сумме около 3,5 миллиона рублей расходы на все сооружения по этому пути высокими.  При всей важности предложенного Н. И. Арандаренко проекта110, высшее руководство Российской империи было занято завершением Крымской войны и восстановлением хозяйства и флота. Предложение губернатора Н.И.Арандаренко осталось нереализованным111. Один из вариантов проекта в настоящее время находится в архивных документах военного губернатора Архангельской губернии, адмирала Б.А. Глазенапа.

108 Предположения об улучшении и устройстве водных путей в Олонецкой губернии // Материалы для истории, географии, статистики и этнографии Олонецкого края. Вып. 3. Петрозаводск. 1894. С. 294–295.

109 РГАВМФ, Фонд 6, Опись 1, Ед. хр.33.

110 Шидловский А.Ф. Онего-Беломорский водный путь, его государственное и экономическое значение // Известия Общества изучения Олонецкой губернии. 1915. Т. 5, № 2–3. Петрозаводск. с.140–141.

111 А.В.Постников. Соловецкий ставропигиальный монастырь, Архангельск, другие поморские поселения и святые обители в героическом сопротивлении агрессии и блокаде англо-французского отряда кораблей на Белом море во время Крымской войны 1853–1856 годов. Москва, 2018.

Основная задача, поставленная Н.И.Арандаренко перед подчиненными, заключалась в обустройстве повседневной жизни граждан, и колонизации малонаселенных мест. В 1858 г. управляющий первым департаментом Министерства государственных имуществ в письме губернатору Арандаренко призывал поощрить русскую колонизацию, путем переселения крестьян на Серер губернии. На это губернатор Арандаренко писал, что он признаёт «более полезным право поселения на Мурманском берегу предоставить не одним русским, но и норвежцам, с целью развития там промыслов, а также земледелия и скотоводства, что послужит поощрением к тому и для российских граждан, которые, не видя примера, ныне не решаются поселиться на пустынном берегу моря»112. Весной 1858 г. купец Лоренц Даль, отправил письмо губернатору Арандаренко. Он интересовался: что будет, если норвежцы попросят у российских властей разрешения селиться на Мурмане для занятия земледелием и рыболовством? Губернатор Арандаренко отвечал, что Норвежцы могли бы стать примером для поморов и показать, что на Мурмане действительно возможно жить и вести хозяйство круглый год. Через год Даль отправил губернатору анкеты семи норвежских семейств, которые желали утвердиться на Мурмане113. В ноябре 1858 г. управляющий Палаты Государственных имуществ Архангельской губернии А.Мальте представил губернатору свой отзыв, в котором настаивал на том, чтобы право переселяться туда предоставлялось одним только русским промышленникам114. Но губернатор Арандаренко не был с этим согласен. Он считал, что было бы полезно, чтобы и норвежцы получили возможность селиться на Мурмане. Усилия Н.И.Арандаренко были направлены на создание на Мурманском берегу вместо сезонных становищ постоянных колоний-поселений, он лично подавал всеподданнейшие докладные записки, ходатайствуя о возможности переселения норвежцев на Мурманский берег115. Его аргументация стала решающей для высочайше утвержденного в 1860 г. положения об иностранной колонизации Мурмана.

112 Государственный архив Архангельской области (ГААО). Ф. 1. Оп. 3. Д. 1010. л.107 об.

113 Письмо посланника Ф.К.М. Ведель-Ярлсберга к министру иностранных дел от 28(16).05.1859 // RAS, Utrikesdepartementet, 1902 årsdossiersystem, pk. 4494.

114 ГААО. Ф. 1. Оп. 5. Д. 610. л.7об.–8.

115 Мурманское побережье П.В.Федоров. Баренцева моря во второй половине XIX - начале XX века. Русская или европейская колонизация? Российский исторический журнал. 2014. №32.

Губернатор Н.И.Арандаренко получил согласие, с условием принятия переселяющимися норвежцами Российского гражданства116. Им была учреждена комиссия, разработавшая необходимую документацию, и колонизация началась117. Согласно постановлению, норвежцы после принятия русского подданства, получли необходимое количество земли, «достаточное для прокормления 10 коров и 50 голов мелкого скота», облагались податями, но освобождались от рекрутской повинности. Они сохраняли за собой право ездить на родину для посещения церкви, и имели возможность покинуть Россию в случае неприемлемых для них условий существования. Н.И.Арандаренко распорядился «дозволить, в виде опыта, незначительной части норвежских выходцев поселиться в северо-западной части Кольского уезда, с единственной целью развития в том крае земледелия, скотоводства и промышленности, а не традиционного прибрежного рыбного промысла»118. При этом администрация выделяла каждому семейству на хозяйственное обзаведение 250 рублей119. Н.И. Арандаренко считал «полезным для улучшения быта лопарей развить между ними хлебопашество»120.

116 Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. (ПСЗ-II). Т.XLII. № 36122а.

117 ГААО. Ф. 1. Оп. 5. Д. 610. л.8об.–9.

118 Нильсен Й.П. Сближение: Россия и Норвегия в 1814–1917 годах. -  Москва, 2017. – 710 с. с.252, 262.

119 Коротаев В.И. Колонизация Мурмана иностранцами в контексте модернизации. Вестник Поморского университета. 2004. №15.

120 ГААО.Ф. 115. Оп. 1. Д. 77. Л. 2.

В 1862 г. по распоряжению Губернатора Н.И.Арандаренко на полуострове Рыбачий были организованы образцовые становища и поселения, где русские «приходящие рыбопромышленники могли научиться нового рода рыбным промыслам, как то: лов акул, новым приемам рыболовства и Норвежским способам постройки судов»121. Постепенно были образованы колонии в губе Ура на Мурманском берегу Баренцева моря, тогда же появились небольшие норвежские колонии в губе Земляная и губе Вайда.

121 ГААО. Ф.71. Оп.1. Т1. Д.276. л.105-106 об.

Переселенцы сооружали постоянные жилища, занимались рыбными промыслами, обрабатывали луга и огороды, обзаводились рогатым скотом. До начала колонизации Мурманский берег не был заселен, это была зона сезонных весенне-летних промыслов, на которые приходили как саамы из центральной части полуострова, так и промышленники из Поморья. Целью предпринятой Н.И.Арандаренко колонизации, было изменение хозяйственно-бытового уклада всех обитателей Мурмана. Руководству губернией пришлось в срочном порядке создавать законодательную базу, регулирующую не простые отношения между пришлым и коренным населением края122.

122 Там же. Л. 22 об. —24 об.

Проекты Н.И.Арандаренко обсуждались в Европе. Доклады дипломатических агентов Министерству иностранных дел Франции содержали обсуждение его предложений. Во Французском консульском бюллетене указывается, что «Император Александр II, посетив Архангельск в 1858 году, заинтересовался проектом, представленным ему генералом Арендаренко, тогдашним губернатором провинции, заселить эту землю иностранными колонистами». Также обсуждался проект канала между Белым морем и Онежским озером. В 1882 году Французский консульский бюллетень опубликовал архивные, в которых указывалось, что «генерал Гагарин, преемник генерала Арендаренко, использовал идеи своего предшественника, им были приняты меры для их реализации»123. Князь С.П.Гагарин продолжил работу Н.И.Арандаренко по колонизации Мурманского берега Кольского полуострова. Будучи внуком Г.И.Глазенапа, вероятно, он имел доступ к личному архиву военного губернатора Архангельской губернии, адмирала Б.А.Глазенапа, в котором хранился проект Н.И.Арандаренко по соединению Белого моря и Онежского озера. В 1867 году он повторно предложил на обсуждение правительства проект канала между Онежской губой Белого моря и Онежским озером. Однако сумма в три с половиной миллиона рублей, запрошенная им на строительство, вновь была признана правительством «чрезмерной», и проект из-за большой сложности и дороговизны был повторно отклонён. Упоминания об авторе данного проекта Н.И.Арандаренко, в документах С.П.Гагарина нет.

123 Bulletin consulairefrançais: recueil des rapports commerciauxadressés au Ministère des affaires étrangères par les agents diplomatiques de France à l’étrangerAuteur. Ministèreducommerce. - Paris, 1882. – 1089 p.  p.737-738.

Очередное представление проекта Н.И.Арандаренко было осуществлено в 1882 году, Министром путей сообщения, адмиралом К.Н.Посьет. Будучи сторонником водного пути между Белым морем и Онежским озером, им была внесена в Комитет министров путей сообщения записка об устройстве Беломорско-Онежского канала, основанная на проекте Н.И.Арандаренко.  Но и этот проект не получил своего развития ввиду большой сложности и высокой стоимости. Вместо реализации проекта, началось строительство Морского канала и Морского порта Санкт-Петербурга, реконструкция транспортных каналов Мариинской судоходной системы, связывающей Петербург с Ладожским и Онежским озёрами, Архангельском, Вологдой, Великим Новгородом, Старой Руссой. Последующие инженерно-технические проекты, разработанные инженером А.Ф. Здзярским 1888 г. и профессором В.Е. Тимоновым в 1900 г. (проект был награждён золотой медалью Парижской всемирной выставки) также отклонялись правительством из-за их высокой стоимости. Проработка проектов судоходного канала продолжалась, ввиду его стратегической важности для Военно-морского флота124.

124 Дмитриев Ю. А Беломорско-балтийский водный путь (от замыслов до воплощения). Петрозаводск. 2003.

Проект Н.И.Арандаренко был осуществлен только в 1930-е гг. при строительстве Беломоро-Балтийского канала рабским трудом Советских политических заключенных Белбалтлага. Количество заключенных, работавших на стройке пятилетки, составляло более 100 тысяч человек. В 1931-1933 году погибло на строительстве более 12 тысяч человек125. Это была одна из значительных строек первой пятилетки и первое в СССР полностью лагерное строительство. Репрессивная политика режима большевиков в 30-е годы XX века перечеркнула все усилия, начатые в 1860-х годах Н.И.Арандаренко по культурному освоению и заселению архангельской губернии126. Через 70 лет большевистская Россия осуществила принудительную колонизацию северных территорий. Использование труда политических заключенных и насыщение территорий спецпереселенцами вызвало негативные демографические процессы.

125 Сталинские стройки ГУЛАГа. 1930—53, Москва, 2005, стр. 34.; Земсков В. Н. «Заключённые в 1930-е годы: социально — демографические проблемы», стр. 62.

126 Коротаев В.И. На пороге демографической катастрофы: принудительная колонизация и демографический кризис в Северном крае в 30-е годы XX века. - Архангельск: Поморский университет, 2004. 136 с.

Интенсивное развитие Архангельской купеческой торговли в конце 1850-х годов поставило вопрос о необходимости увеличения числа биржевых собраний и организации Биржевого комитета, который бы наблюдал «за правильным производством торговли на бирже, имел неослабный надзор за торговыми действиями маклеров»127. Непосредственное руководство и надзор за торговыми операциями производилось губернским руководством, при контроле гражданского губернатора Н.И.Арандаренко128.

127 П.В. Лизунов: Архангельская купеческая биржа в XVIII–XIX вв // Российская история. - 2009. № 3. - 257 с. с.57-65.

128 ГААО. Ф.1. оп.8. т.1. д.490 л.1-3.

В архивах Архангельской губернии встречаются различные документы, показывающие большой объём решаемых в губернии задач. Это были повседневные вопросы рыболовства (в 1858 г. мещанин Шадрин обратился к Н.И.Арандаренко с просьбой нанять в Норвегии специальное судно для ловли акул129), вопросы коммерческой деятельности. Например, 20 июля 1857 года Cаксонский подданный Карл Генке получил от Губернатора Арандаренко разрешение на открытие в городе фотографического заведения «для съемки портретов». Через год в Архангельск приехали другие фотографы-немцы - Франц Шредер и его дочь Эмилия Шредер, Бах, Миллер, Гильде и другие.

129 ГААО. Ф. 1. Оп. 5. Д. 613.

Н.И.Арандаренко восстановил разрушенный во время войны английским флотом Соловецкий монастырь. При посещении города Кола он обнаружил бедственное положение населения города после разрушений, произошедших в ходе Крымской войны: «Жители, оставаясь три года без построек, проживают в сырых землянках и от последовавшей в таких помещениях повальной горячки умирают!». Некогда большой и красивый город представлял собою после войны пепелище и развалины. Два обгорелых каменных дома, несколько избушек и врытых в землю лачуг – так выглядела Кола после войны в конце 1850-х. По распоряжению губернатора был создан Комитет о пособии жителям города Кола130.

130 Ушаков И.Ф. Избранные произведения.  - Мурманск, 1997.  - Т.1. – 654 с. с.261.


Пароход-фрегат «Миранда» уничтожает город Кола.

К первоочередным задачам относилось строительство транспортного сообщения до Олонецкой Губернии131. Не менее важными были задачи обучения будущих кораблестроителей, и строительство нового северного торгового флота, для чего были построены опытные образцы карбаса и грузовой шхуны132: «В последнее время, по изысканиям и соображениям господина Начальника Архангельской губернии, Его Превосходительства Н.И.Арандаренко, составлены два предложения, имеющие важное и прочное значение в будущих судьбах Беломорья, это – устройство дороги от Поморья на г. Повенец Олонецкой губернии, и продажа казенных свободных земель с водными угодьями в частные руки. В Архангельких Шкиперских Курсах введен немецкий язык, необходимый для здешних мореходов, по их торговым связям с Норвегией; для распространения между Поморскими серваерами более прочных сведений по части кораблестроения, вызываются они ежегодно в Архангельск, где их водят в порт для наглядного изучения дел; построен в Архангельске карбас улучшенной конструкции, для морского почтового тракта в Поморье, и отправлен туда как образец, по которому на будущее время почт-содержатели должны строить этого рода суда; с целью наглядного изучения кораблестроения, приготовляется разборная модель грузовой шхуны.».В 1858 году учреждена акционерная кампания Северодвинского пароходства, чему немало способствовал Н.И.Арандаренко. За короткий срок правление компании сумело собрать два парохода: “Юг” и “Двина”, построить несколько барж грузоподъемностью от 15 до 50 тыс. пудов груза. 23 августа 1858 года пароход “Юг” вышел в первое пробное плавание вверх по реке. На борт первенца парового судоходства на Северной Двине поднялись военный губернатор Б.А.Глазенап и начальник губернии, гражданский губернатор Н.И.Арандаренко133. Однако самым передовым видится предложение губернатора Н.И.Арандаренко о наделении льготами «всего торгового сословия Губернии», и беспрепятственный доступ к лесному фонду губернии без каких-либо ограничений (за исключением лиственничных пород). Его Превосходительство Н.И.Арандаренко предложил: «…распространить лестные льготы на все торговое сословие Архангельской губернии. В этом сословии, конечно, скорее найдутся уменье и деньга для того, чтобы воспользоваться делом в более приличных и прочных размерах, – тут уж не остановятся на лодке или шхуне, а возьмутся, конечно, за бриг или корабль; и не удовольствуются наследственным мореплаванием в Финмаркен и обратно, а вероятно поплывут и подальше. При этом, желающим строит мореходные суда для себя, а не на продажу, можно смело отдать все леса (за исключением лиственницы), растущие в северной полосе Архангельской и Вологодской губерний: грешно не положить посильную даровую частичку этого материала в основу русского Беломорского торгового флота»134.

131 Задорин М.Ю. и др. Состояние и перспективы экономического развития отечественного судостроения на Севере в первой половине XIX в. глазами губернских чиновников // Арктика и Север. 2019. № 34.

132 ГААО. Ф. 6. Оп. 17. Д. 25. (на 3 л.). л.2–3.

133 Е.И. Овсянкин. Архангельск купеческий. - Архангельск, 2000. – 525 с. с.312.

134 ГААО. Ф. 6. Оп. 7. Д. 24. -Л. 9. л.3–4.

Большая часть времени и сил была направлена Н.И.Арандаренко на надзор за рыбопромышленниками Архангельской губернии, на прекращение браконьерства, незаконной вырубки лесов, борьбу с неуплатой налогов и податей. Фактически, губернатор контролировал исполнение полицейских и жандармских функций местными чиновниками. Губернские постановления он согласовывал непосредственно с Министром внутренних дел Российской империи, графом П.А. Валуевым, и координировал с военным губернатором, адмиралом Б.А. Глазенап.

В повседневной суете и заботах не забывал Н.И.Арандаренко и о своем увлечении – этнографии и краеведении. Он был избран председателем Статистического комитета Архангельской губернии и внес большой вклад в изучение вверенных ему территорий. Им была создана научная школа этнографов, краеведов и географов, опубликовавших серии замечательных работ и отчетов об экспедициях, существенно расширивших сведения об этой северной окраине империи. В 1858 году, после окончания временной выставки, организованной по случаю посещения Архангельска императором Александром II, произошло значительное пополнение и обновление коллекций «Выставки произведений Архангельской губернии». В 1861 году на заседании статистического комитета, проходившем под председательством Н.И.Арандаренко, было принято решение о передаче «Выставки» статистическому комитету и о наименовании ее Музеем Статистического Комитета. Вновь созданный музей получил научное руководство и ежегодное денежное пособие на его содержание. В настоящее время Архангельский краеведческий музей – старейший музей Севера европейской части России135.

135 Краеведческий музей в XXI веке. Традиции и новации в музейном деле: сборник докладов научно-практической конференции «Краеведческий музей в XXI веке. Традиции и новации, 22–23 ноября 2017 г. Архангельск, 2018. 408 с. с.4.

Губернатор оказывал всяческое содействие Русской Православной Церкви в Архангельской губернии. Благодаря его ходатайству, 27 апреля 1859 года в Соловецкий монастырь из Санкт-Петербурга для Преподобного Антония была привезена серебряная рака. Преосвященный Александр, прибывший 07 мая 1859 года вместе с Гражданским Губернатором Арандаренко (с семейством), освятил ее.

27 февраля 1861 г. епископ Архангельский и Холмогорский Нафанаил обратился к Н.И. Арандаренко с просьбой осуществить помощь строительству Храма святого Николая Чудотворца и построить на подворье вместо обветшавшей часовни храм, при этом так, чтобы "теперешняя часовня и лицевое строение вошло в фасад предполагаемого здания". На заседании Архангельской губернской строительной и дорожной комиссии от 22 марта 1861 г. Н.И.Арандаренко поручил составление проекта и сметы на переустройство часовни. Церковь решено было разместить на подворье Николо-Карельского монастыря в каменном двухэтажном здании, постройки 1787 года, к которому был с восточной стороны пристроен полукруглый алтарь со сводчатым потолком136.

136 Монахиня Евфимия (Пащенко). Под покровом Святителя Николая. Архангельск, 2005.


Храм святого Николая Чудотворца, г. Архангельск.

Н.И.Арандаренко содействовал восстановлению Свято-Троицкого Антониево-Сийского мужского монастыря Архангельской епархии, основанного в 1520 году преподобным Антонием на небольшом полуострове Михайловского озера, в течении реки Сия (Холмогорский район Архангельской области).

Специфика Архангельской губернии, жизнь которой тесно связанная с древнерусской культурой, заключалась в наличии укоренившихся старообрядческих традиций. Территория Архангельской губернии являлась одним из основных центров русского раскола, формировавшего историю северорусского старообрядчества137.

137 Пашков А.М. Старообрядческие поселения северо-запада России в 1700-1917 гг. // История и география русских старообрядческих говоров. Москва. 1995.

В царствование Александра II был издан указ о «необходимости предоставить свободу в делах веры». Но проповедь староверия была по-прежнему запрещена. К врагам русского народа и государства Святейший Синод по-прежнему относил староверов, которых продолжали называть «раскольниками». На государственном уровне диктатура новообрядческой церкви в духовной жизни представлялась как единственное спасение России. Губернатор Н.И.Арандаренко, всячески поддерживая РПЦ, проводил государственную политику по недопущению легализации староверческих обрядов и богомоления. «Размах распространения староверов-странников принял такие масштабы, что потребовал от властей пристального наблюдения и их преследования», - сообщали духовные власти138. Для примирения различных групп православных христиан, Н.И.Арандаренко придерживался принципов религиозной терпимости и не препятствовал деятельности Единоверческой церкви, сторонники которой при сохранении древних богослужебных чинов старообрядчества и древнерусского бытового уклада признавали иерархическую юрисдикцию Московского Патриархата. Н.И.Арандаренко поддерживал Усть-Цилемский единоверческий приход села Усть-Цильма Мезенского уезда Архангельской губернии, в которую перешло большинство уездных староверов. Несмотря на то, что единоверческая церковь находилась в лоне PПЦ, для ее прихожан имело большое значение ощущать связь со староверами. Поэтому они стремились получить намоленные несколькими поколениями единомышленников древние иконы Великопоженского старообрядческого скита, бывшего духовным центром для старообрядцев Нижней Печоры. В июне 1859 г., по распоряжению губернатора Н.И.Арандаренко в единоверческую церковь Усть-Цильмы поступили семьдесят три скитских иконы. Чтобы получить «раскольнические» книги Великопоженского скита, Усть-Цилемский единоверческий священник Прибылев в июле 1859 г. обратился к Н.И. Арандаренко. Губернатор поручил провести экспертизу скитских книг, и, так как: «В них не находится ничего несогласного с учением Единоверческой Церкви, и они могут быть употреблены при Богослужении», распорядился передать «раскольнические книги» из канцелярии губернатора в Единоверческую церковь139.

138 Национальный архив республики Карелия (НАРК) Ф.25. Оп.Ю. Д. 12/89. Л.167об.

139 Хрушкая Л.Н. Из истории единоверия в с.Усть-Цильма. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Т.1. с. Усть-Цильма. 11-12.07.2010. Сыктывкар. 2011. С. 220-232.

Н.И.Арандаренко препятствовал деятельности старообрядческих общин, не допускал контактов между старообрядцами Архангельской губернии и соседней Олонецкой губернии. В 1858 г. он отобрал паспорт у старообрядца Архангельской губернии, Кемского уезда Сорокской волости, А.А.Тукачёва, который собирал для Выголексинского старообрядческого монастыря в Олонецкой губернии немалые денежные средства и продовольствие140. Тукачёв способствовал выживанию Выга в тяжёлые годы массовых высылок старообрядцев в 1855—1856 г., доставляя им муку и другие продукты, для тайно возвращающихся раскольников141. Однако, в этом случае, Н.И.Арандаренко соблюдал всяческую осторожность, предоставляя РПЦ самостоятельно решать внутрицерковные отношения и, насколько это было возможным, не втягивать в религиозные споры гражданскую губернскую администрацию.

140 НАРК. Ф.25. Оп.20. Д.83/960. Л.3об.

141 Ружинская И.Н. Старообрядцы Выга в годы правления Александра II.  Старообрядчество: история, культура, современность - М.: 2002.

В официальных резолюциях по результатам инспекционных проверок Архангельской губернии действительный тайный советник, член Совета министра государственных имуществ, губернский инспектор А.А. Половцов характеризовал Н.И.Арандаренко как дельного губернатора, консерватора, действовавшего без корысти, прямолинейно и беспощадно, готового ради правого дела на всякую дерзость и скандал. Он отмечал, что самое главное качество, которым обладал губернатор Н.И.Арандаренко – он всегда добивался поставленной цели, и результат его работы был неизменно высок. При подготовке к встрече императора Александра II, Н.И.Арандаренко в короткие сроки привел в проезжий вид для царских карет Архангельские болота: «Целые болота на версту и на две по большой почтовой дороге, до того едва проезжие в перекладной, были застланы бревнами наподобие плавучих мостов; сыпучие пески были покрыты мелкими ветками от елей и сосен, на восьми станциях было выставлено по сто лошадей на каждой, для 18 колясок царского поезда; были тройки, приведенные за 200 верст, кучера и форейторы две недели приучались ездить и выезжать лошадей в непривычной сбруе; на дороге исправники сновали день и ночь укрепляя пески и болота; когда все было готово, то, сделав 500 верст для осмотра, я не узнал того пути, по которому проехал»142.

142 Записки А.А. Половцова. Русская старина, ноябрь 1913 г. – 698 с. с.631-643.


Тайный советник Александр Андреевич Половцов (1805 — 1892)

«В июне месяце 1858 года Император Александр II, соизволив осмотреть северо-восточный край своей империи, посетил город Архангельск и Соловецкую обитель, с 18 по 20 число». В этом путешествии сопровождали Государя: Наследный Принц Виртембергский, Министр Императорскаго Двора, генерал адъютант, граф Адлерберг 1-й, Шеф Корпуса Жандармов, генерал-адъютант, Князь Долгоруков 1-й, Управляющий делами Собственнаго Государева Конвоя, генерал-адъютант, граф Адлерберг 2-й… сверх этого - императорская Свита… Его Величество потребовал Гражданского Губернатора Арандаренко в свой кабинет, и изволил спрашивать о состоянии народа, о посеве полей, о видах на урожай, о нравственности и положении чиновников и главнейших потребностях для устройства края».После продолжительного дня, наполненного высочайшими визитами, «Император удостоил посетить бал, данный городским обществом в здании театра. Государь изволил открыть бал польским с супругою контр-адмирала Эмилиею Антоновною фон Глазенап, потом прошелся польским с супругою гражданского губернатора Варварою Ивановною Арандаренко... Наследный Принц Вюртембергский также прошел польский с этими же дамами. По окончания польского, действительный статский советник Арандаренко представил Его Величеству иностранных Консулов. Потом супруга гражданского губернатора имела счастье представить Государю свое семейство». По окончании Высочайшего визита Государь Император стоял на палубе пароход «Гремящий», и милостиво кланялся народу. В это же время, чтобы откланяться Его Императорскому Величеству и выразить пред ним чувство верноподданнической преданности и благодарности за посещение города, отправились на катере к Императорскому пароходу гражданский губернатор Арандаренко и его супруга Варвара Ивановна Арандаренко с двумя дочерями, имевшие счастье быть представленными ранее Государю Императору. Его Величество изволил благодарить за радушный прием и милостиво простился с ними. По результатам инспекционной поездки император Александр II вручил Н.И.Арандаренко орден Святого Станислава I степени и звезду императорского ордена святого Станислава с бриллиантовой огранкой. В этом же 1858 году Н.И.Арандаренко стал тайным советником (III класс Табеля о рангах, генерал-лейтенант) Российской империи.

Сохранив еще со времен службы в Полтавской губернии уверенность, что коневодство - одно из наиболее перспективных отраслей животноводства, Н.И.Арандаренко изучал лошадей Архангельской губернии. По его убеждению, наиболее перспективной была Мезенская порода лошадей, отличающаяся невеликим размером, но крепостью и выносливостью143. Н.И.Арандаренко впервые начал планомерную работу по племенному разведению мезенской породой лошадей144.

143 Н. Окладников. Заповедная Кимжа. Архангельск. 2007. с. 41-47.

144 Юрьева И.Б., Вдовина И.В. История создания мезенской лошади // Сборник научных трудов. Архангельск, 1999. С. 70, 72 – 73.

В 1860 году губернатор Н.И. Арандаренко докладывал императору Александру II о том, что он «учредил в Архангельске рысистые бега, дабы повысить ценность лошадей хороших качеств». Им были разработаны «Правила для рысистого бега». Один из пунктов гласил, что на «призовой бег» допускаются только лошади мезенской породы. Он докладывал, что «25 особ осознали пользу предприятия и пожертвовали суммы для призов». Император Александр II «изволил пожаловать» 300 рублей на выдачу призов, «в видах поощрения к разведению сильных рабочих лошадей»145.

145 Окладников Н. Рожденная для Севера. История Мезенской породы лошадей. «Правда Севера». Архангельск. 2003.

По распоряжению Н.И.Арандаренко, описание путешествия императора Александра II в город Архангельск и в Соловецкую обитель в 1858 году было записано в канцелярии Архангельского губернатора, и копировано в восьми экземплярах. Один экземпляр был оставлен в архивах Архангельской губернии, и по одному экземпляру передано всем семи должностным лицам, подписавшим данный документ. Это было сделано для того, чтобы он «переходил как заветное придание из рода в род, и как заветное придание в среде патриархальной жизни нашего добродушного народа». Спустя полвека, в 1910 году, рукопись впервые опубликована146. Рукописный вариант, принадлежащий Н.И.Арандаренко, хранился в его личной библиотеке, был унаследован его внуком Николаем. В настоящий момент он находится в собрании Тульской областной научной библиотеки.

146 Описание путешествия Императора Александра II в город Архангельск и Соловецкую обитель в 1858 году, составленное по известиям очевидцев, под руководством Архангельского Гражданского Губернатора, в 1859 году // Памятная книжка Архангельской губернии на 1910 год. - Архангельск, 1910. - 284 с. с.119-133.

Отмена крепостного права 19-е марта 1861 года была провозглашена в Архангельске губернатором Н.И.Арандаренко. Для этого были собраны на территории Кафедрального собора все крепостные люди, находящиеся в городе. В церкви они были поставлены у амвона. По совершении Преосвященным литургии, прочтен был Всемилостивейший Манифест, и была сказана проповедь, в которой он объяснил освобожденным крестьянам и дворовым людям значение слова «Свобода», и дал им наставление как ею пользоваться. Вслед за этим, освобожденным были розданы экземпляры Манифеста. Затем состоялся крестный ход. Весь цвет архангельского общества собрался в доме начальника губернии Н.И.Арандаренко на небольшой банкет, после которого начальник губернии отправился в Губернское Правление, где произнес речь перед новоосвобожденными людьми: «Великое дело, есть мысль создателя, приведенная в исполнение человеком! Озаренный этой мыслью, наш человеколюбивый и благодушный Государь принял на себя труд обратить мысль в дело. Будем же и мы, по мере наших сил, стараться помогать Правительству для приведения этой мысли к окончательному исполнению. Твердыми шагами пойдет по новому пути, на который выводит нас рука Помазанника Божия. Время покажет, что труд и усилия наши не пропадут даром и без пользы; успех всегда венчает начатое дело с усердием и желанием добра; дающая рука никогда не оскудевает. Пусть благосостояние нашего отечества будет нам лучшею наградою, за наше старание. Петр I выдвинул Россию из Азиатского застоя и поставил ее в число Европейских государств, - этого Россия никогда не забудет. Александр II уничтожил крепостное право, двинул ее на стезю к высокому образованию и упрочил ее благоденствие. Этого не забудет не только Россия, но и все человечество. Каждый ли из вас получил эту бумагу? Она вам дана в храме Божием потому, что в ней написана благодать Божия над вами и отеческое Государя императора Александра Николаевича о вас попечение. Эта бумага для вас священна. Сохраните ее в роде родов. Храните ее за образами, и, молитесь, каждый день Богу, вспомните о ней и о благодушном попечении Государя Императора, и поблагодарите его не на одних словах, а на самом деле. … Поздравляю вас с новой жизнью вашей и желаю вам полного счастья. Отсюда ступайте ко мне, на двор губернатора, я с вами поздравлю этот день, по русскому обычаю»147. Вечером в украшенном флагами, и иллюминированными фонарями и свечами городе, состоялся салют и народные гулянья.

147 Архангельские Губернские Ведомости 1861г. № 12 суббота, 25 марта.

Отмена крепостного права и последовавшие за ней реформы привели к росту политической активности, вылившейся в революционные формы. Политические ссыльные играли заметную роль в общественной и политической жизни Архангельского севера. Они организовали в начале 1860-х годов несколько десятков народнических кружков, но сколько-нибудь устойчивого негативного революционного влияния на население Архангельской губернии они не приобрели. Без шума и репрессий, без жестоких показательных наказаний и громких процессов, губернатор Н.И.Арандаренко создал в губернии группу из активных ссыльных революционеров, сотрудничавших с губернской администрацией. Он направил их энергию на этнографические исследования, географические путешествия, решение местных губернских вопросов, вводя их в губернское правление, и предоставляя решать самые существенные вопросы.

Архангельская губерния во время правления гражданского губернатора Н.И.Арандаренко, впитывала в себя самые активные и беспокойные революционные массы, и использовала их неуемную энергию, образование и желание перемен во благо Российской империи. Парадоксальной явилась ситуация, при которой активнейшие члены народнических и революционных обществ, пребывая в Архангельскую губернию под личный присмотр Н.И.Арандаренко, не продолжали свою революционную борьбу и агитацию, а вливались в жизнь губернии, внося огромный вклад в ее процветание. Революционеры и агитаторы становились выдающимися географами и путешественниками, этнографами и лингвистами, строителями Русского Севера и первопроходцами, укреплявшими северные рубежи империи, устанавливающими пограничные кордоны, картографирующие неисследованные ранее северные территории и возвращающиеся после дальних многомесячных самостоятельных экспедиций под формальный полицейский надзор. Оставаясь политическими ссыльными, они публиковали результаты своих исследований в материалах Русского Географического Общества, выезжали с докладами в Санкт-Петербург, удостаивались за заслуги перед Российской империей высоких правительственных наград.

Губернатор Н.А.Арандаренко провел огромную работу по этнографическому исследованию Архангельской губернии. Значительный вклад в это внес его крёстный сын - Павел Платонович Чубинский, украинский этнограф, историк, географ, полярный исследователь Русского Севера; автор стихотворения «Ще не вмерла Україна», с 1992 года, ставшего государственным гимном Украины. Семья Арандаренко еще по Полтаве была близко знакома с семьей помещика Чубинского, имеющего, как и род Арандаренко, древнее шляхетское польское происхождение. Н.И.Арандаренко был воспреемником Павла Чубинского. После принятия Валуевского циркуляра, в октябре 1862 года Чубинский «за вредное влияние на умы простолюдинов» был выслан в Архангельскую губернию под надзор полиции, но по ходатайству губернатора Н.И.Арандаренко сначала был назначен судебным следователем в Пинеге, затем переведен в Архангельск на должность секретаря Архангельского статистического комитета и старшего чиновника для особых поручений при генерал-губернаторе: "... Прибыв в Архангельск 24 ноября 1862 г., Чубинский явился к Архангельскому губернатору Николаю Ивановичу Арандаренко, своему крестному отцу… и вскоре подал прошение о предоставлении ему должности Панежского судебного следователя148.

148 Попов А.Н. Чубинский на Севере // Известия Архангельского общества изучения русского Севера”, №3, - 1914 - 96 с. с.73-84.

П.П.Чубинский участвовал в Печорской экспедиции, изучал историю заселения и природные ресурсы региона, занимался разработкой очень важных для Севера народнохозяйственных проблем: солеварения в губернии; прокладки железной дороги из Вятской губернии на Северную Двину. Под его руководством активно велись статистическое исследование Русского Севера и научная обработка показателей хозяйственного развития губернии. Кроме того, он регулярно составлял отчеты о деятельности статистического комитета. По результатам этих работ, «в изъявление особенной признательности за полезные его труды, сообщенные обществу»,  он был награждён в 1868 г. Русским географическим обществом серебряной медалью. П.П.Чубинский: «Семь лет я трудился на Севере для русской науки. Не стану перечислять моих трудов, но они показали, насколько я интересовался населением великорусского и финского племен. Помимо этнографии, я коснулся всех отраслей экономического быта народа, и заметки по этим вопросам послужили предметом многих представлений; до сих пор случается встречать в газетах правительственные распоряжения, вызванные давними представлениями, которые возникли по моей инициативе». Изданные П. П. Чубинским в 1872—1878 годах в семи томах «Труды экспедиции» были отмечены золотой медалью Русского Географического Общества, Уваровской премией академии наук, а также, по постановлению совета Международного конгресса в Париже в 1875 году, золотой медалью 2-го класса.

Highslide JS Highslide JS
Павел Платонович Чубинский и его "Материалы и исследования западнорусского
края", Петербург, 1878

Одной из заслуг П.П.Чубинского была его деятельность в должности редактора газеты «Архангельские губернские ведомости», официального органа Губернского Правления. Историки Архангельской губернии указывают, что одним из наиболее способствовавших развитию газеты редакторов был П.П.Чубинский, при котором, местные «Архангельские губернские ведомости» считались одним из лучших органов провинциальной периодической печати всей Российской империи.

Помощь Н.И.Арандаренко своему крестному сыну, П.П.Чубинскому, была также помощью украинофила Н.И.Арандаренко своему единомышленнику, яркому стороннику развития украинского самосознания, языкознания и этнографии. За один год до ссылки Чубинского, по такому же обвинению в Архангельскую губернию был сослан его близкий друг, этнограф Петр Саввич Ефименко, которому губернатор Арандаренко оказал такую же помощь. В 1850-х гг он учился в Харьковском университете, увлекшись этнографией с 1855 года занимался сбором фольклорных песен Черниговской губернии149.

149 П.С. Ефименко. Памятники украинской народной словесности - Украинские пословицы и поговорки // Черниговские губернские ведомости. — 1859. — № 6-13, 15, 23-26, 31-34.

Highslide JS Highslide JS Highslide JS
Петр Савич Ефименко и его труды: "Сборник Малороссийских заклинаний",
1874 г. и "Материалы по этнографии Архангельской губернии", 1878 г.

П.С.Ефименко был арестован в Киеве 1 февраля 1860 года, по делу об участии в Харьковском тайном студенческом обществе, ставившем целью изменение формы правления в России. Он был заключён в Алексеевском равелине Петропавловской крепости и приговорён к высылке в Пермскую губернию. Принял участие в создании «Пермского тайного общества». В августе 1861 года, в связи с его участием в распространении антиправительственной рукописи «Послание старца Кондратия», был переведён в Архангельскую губернию и внезапно прекратил антиправительственную деятельность. Политический ссыльный П.С. Ефименко принял активнейшее участие в фольклорно-этнографических и географических экспедициях, организуемых Н.И.Арандаренко, за время нахождения в Архангельской ссылке подготовил и опубликовал около 125 этнографических статей150 и книг151. П.С.Ефименко вспоминал: «В Архангельске, куда я прибыл в половине 1861 года, я был очень любезно встречен губернатором Арендаренко, который обещал хлопотать о моем освобождении, и советовал тем временем в глуши заниматься изучением народной жизни. Я был определен канцелярским служителем сначала в Онегу, и за тем переведен в г.Холмогоры, где служил писцом, а потом дворянским заседателем в уездном суде. Губернатор Н.И.Арандаренко не раз вызывал меня из Холмогорского Уездного Суда в Архангельск для отправления обязанностей секретаря Губернского Статистического Комитета. Все продолжительное мое пребывание на Сибири я занимался изучением народной жизни, не специализируясь на какой-либо отдельной ее стороне, а интересуясь всей совокупностью ее явлений поскольку они были мне доступны. Таким образом в круг моих собраний входили материалы и этнографические, и филологические, и исторические, обычно-правовые, экономические. В своих занятиях я находил большую поддержку в П.П.Чубинском, который в Архангельске занял авторитетное положение при губернской администрации, в качестве Секретаря Статистического Комитета».

150 Токарев С.А. История русской этнографии. Москва. 1966. — 456 с.

151 Ефименко П.С. Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии. Ч. 1 . Описание внешнего и внутреннего быта. Москва. 1877; Ч. 2. – Москва. 1878.

По оценке филолога-слависта Н.Д. Квашнина-Самарина, материалы П.С. Ефименко, по полноте, разнообразию и свежести языка стали драгоценным приобретением для науки. За выдающиеся заслуги, П.С. Ефименко был избран членом-сотрудником Императорского Русского географического общества.

Будет очевидным утверждать, что будь губернатор Н.И. Арандаренко более формален в отношении политических ссыльных, к коим относились Украинофилы П.П.Чубинский, П.С.Ефименко и другие, в Русской этнографии не существовало бы такого количества уникальных и всеобъемлющих научных трудов, охватывающих все стороны жизни Архангельской губернии.

Он предоставил им свободу передвижения по губернии и условия для научных изысканий. Именно Н.И.Арандаренко направил их на изучение этнографии народов Русского Севера. Финансировав этнографические экспедиции П.П.Чубинского и П.С.Ефименко, и настаивая на публикации результатов исследований, Н.И.Арандаренко фактически является необъявленным соавтором этих работ.

Начало всем этим работам положила творческая научная атмосфера, которую создал в губернии Н.И.Арандаренко, позволившая реализовать свой талант таким ученым, как Петр Ефименко, Павел Чубинский и многим другим.


Петр Саввич Ефименко. Автобиографические заметки

Не дожидаясь случайных высылок в Архангельскую губернию талантливых ученых, губернатор Н.И.Арандаренко зачастую сам входил с представлением в Министерство. Так, в июле 1862 г. он высказывал Министру внутренних дел желание о переводе в Архангельскую губернию «высланных под надзор полиции бывшего студента Покровского и других подобных личностей». Ученый-этнограф В.И.Покровский был сторонником экспедиционного способа исследования населения и земельных угодий. К сожалению Н.И.Арандаренко, и к несчастью Архангельской губернии, «бывший студент Покровский», не был выслан в Архангельскую ссылку (а фактически научную этнографическую школу, основанную Н.И. Арандаренко) под надзор полиции, и губерния не получила себе на благо выдающегося ученого.

Николай Иванович Арандаренко обладал удивительным характером и жизненными принципами. Являясь фактически жандармским офицером, он с одной стороны не давал поблажек Полтавским помещикам, расхищавшим государственное имущество, а с другой стороны помогал переносить тяготы ссылки на Русском Севере революционерам и бунтовщикам, если те искренне пытались улучшить жизнь своему народу. 

И это касалось не только его земляков-украинцев, но и польских революционеров. Вероятно, Н.И.Арандаренко все же не забыл, что его предки были польскими шляхтичами, и он сам – этнический поляк. Одним из таких польских революционеров, которым помог губернатор Н.И.Арандаренко, был Болеслав Лукаш Тадеуш Лимановский - польский политический деятель, социалист, историк и социолог.


Bolesław Łukasz Tadeusz Limanowski;
псевдоним «Янко Покань»

В Архангельскую ссылку студент Дерптского университета Лимановский попал за то, что пел революционный польский гимн в Виленском кафедральном соборе. За это под жандармским конвоем Лимановский был доставлен в Архангельск. А затем еще дальше на 500 км к Северному полюсу – в Мезень (в августе 1861 года). В марте 1862 года губернатор Н.И.Арандаренко перевел его в Архангельск и принял на службу в губернское правление. Для предоставления такого места польскому политическому ссыльному, требовалась известная доля личного авторитета и решительности, которыми сполна обладал губернатор Н.И.Арандаренко. Когда в 1863 году в Польше начались Январские восстания, Болеслав Лимановский решил бежать с Архангельской ссылки. Он установил контакт с капитаном английского судна, сжег все рукописи своих трудов и корреспонденцию, кроме рукописи по социологии и листа бумаги, на котором был записан текст песни его друга, губернаторского крестника Павла Чубинского «Ще не вмерла Украина»… Побег не удался. Лимановского задержали в 80 верстах от Архангельска на Белом море. Ему грозило 5 лет каторги, но, благодаря заступничеству губернатора Н.И.Арандаренко, дополнительное осуждение за попытку побега так и не состоялось. До весны 1866 г. Лимановский продолжал трудиться в губернском правлении и жил на съемной квартире в Архангельске на Лютеранской улице. После политической ссылки Лимановский со временем стал крупным ученым, с 1922 года и до последнего дня жизни он был сенатором. Его называли «Нестором польского социализма». Русский Север – суровое место. Если бы не забота и заступничество Н.И.Арандаренко, еще неизвестно, существовал бы у Польши свой «Нестор польского социализма» …

Вместе с Лимановским «возмутительный революционный польский гимн» пел и его сокурсник, дворянин Норейко Адольф Феликсович. Он также был выслан под надзор полиции в Архангельскую губернию. Н.И.Арндаренко в августе 1861 г. перевел его в Архангельск, принял на службу в штат Губернской строительной дорожной комиссии, на должность помощника бухгалтера, выплачивая ему жалованье 20 руб. в месяц. Политический ссыльный А.Ф.Норейко участвовал в этнографических исследованиях Чубинского и Ефименко. Его исследования не были столь же успешны, так как он не опубликовал ни одной статьи в губернской газете или специализированных журналах. Это было одной из причин, по которой губернатор Н.И. Арандаренко через год удалил его из Архангельска, переведя на службу в Кемский земский суд.

Все эти годы рядом с Н.И. Арандаренко была его супруга, Варвара Ивановна Арандаренко (фон Штейн), основательница и член попечительского совета Архангельского женского училища152, попечительница Архангельского детского приюта. Она занималась различной благотворительной деятельностью, финансируя строительство школ для крестьянских детей, больниц и жертвуя деньги для бедноты.

152 ГААО. Ф.1. Оп.4. Т.1. Д.1641.

У Николая Ивановича и Варвары Ивановны было две дочери, Софья и Зинаида, и сын Иван. Софья Николаевна Арандаренко, в 1858 году, в Архангельске, вышла замуж за Михаила Акимовича Горбова. Финансовая помощь и протекция, оказанные Н.И.Арандаренко семье своей дочери Софьи была судьбоопределяющей для всех последующих поколений Арандаренко-Горбовых.

Николай Иванович Арандаренко был заботливым отцом и любящим дедушкой. В письме своему новорожденному внуку Николаю, отправленному через 4 дня после его рождения, он писал: «Здравствуй, крошечный человечек, Николай Михайлович! Поздравляю тебя с благополучным прибытием на божий свет. Желаю тебе прожить на этом свете многие лета – в добром разуме и совершенном счастии. Тебя любящий дедушка, Николай Арандаренко».


Письмо Н.И.Арандаренко внуку Коле. Поздравление с благополучным
прибытием на божий свет, 04 августа 1859 г.

Крещение младенца произошло 16 августа 1859 года в кафедральном соборе г.Орла. Восприемниками (крестными родителями) были его дедушка, действительный статский советник Николай Иванович Арандаренко и его тетя (родная сестра его мамы) Зинаида Ивановна Арандаренко. В архиве сохранилось и еще одно письмо от 14 октября 1859 года, от деда Арандаренко к внуку Арандаренко (Горбову):«Любимейший внук мой, Коля! Слухом земля полнится, и слух дошел до краев земли, где твой дедушка обретается. А слух тот про твою удаль молодецкую: как ты поживаешь да покрикиваешь на все орловское раздолье, как ногами богатырскими побрыкиваешь, ногтями орлиными поцарапывешь и язычком подразниваешь. Вот я задумал, загадал на тебя, доброго молодца, поглядеть, твоим удальством полюбоваться. Ну, как настанет зимушка трескучая, как дорожка белоснежная уляжется, от края земли оконечного до середины царства Русского, от Архангельска холодного до Орла хлебородного, где добрый молодец разгуливает, ни горя, ни забот не ведая. Вот я покачу, покачу на тройке ухарской, на тебя, молодца, погляжу и твоею удалью полюбуюсь. Тебя любящий дед твой, пока еще не седой». Судьбы детей, внуков и правнуков Н.И.Арандаренко выходят за рамки данной публикации и могут быть предметом отдельного исследования.

За 7 лет управления Архангельской губернией тайный советник Н.И.Арандаренко показал себя успешным и эффективным руководителем. 17 апреля 1863 года его, как администратора с колоссальным управленческим опытом, переводят в Санкт-Петербург, на должность члена совета Министра внутренних дел и назначают Сенатором Российской империи.

Этот перевод был обусловлен событием исключительной важности – созданием комиссии по подготовке проекта Устава уголовного судопроизводства Российской империи. Провозглашение 19 февраля 1861 года акта о крестьянской реформе ускорило процесс судебно–правовых преобразований. Проект нового Устава был опубликован в 1862 г., и в течение года поступали сотни замечаний и предложений со всех концов России153. Для их рассмотрения в 1863 г. была создана комиссия, в которую входили лучшие юридические силы, начиная от сенаторов и профессоров права и кончая представителями наиболее опытных практиков. Одним из членов комиссии был тайный советник Н.И.Арандаренко. В декабре 1863 г. проекты Судебных Уставов, вместе с поступившими многочисленными замечаниями, были обсуждены в Государственном совете154, и окончательный проект Уставов был передан на Высочайшее рассмотрение. Император Александр II в Указе Правительствующему Сенату 20 ноября 1864 года утвердил Судебные Уставы, так охарактеризовав их сущность: «Рассмотрев сии проекты, Мы находим, что они вполне соответствуют желанию Нашему водворить в России суд скорый, правый, милостивый, равный для всех подданных Наших, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить в народе то уважение к закону, без коего невозможно общественное благосостояние и которое должно быть постоянным руководителем всех и каждого от высшего до низшего…     Призывая благословение всевышнего на успех этого великого дела, мы радостно выражаем надежду, что намерения наши осуществятся при ревностном содействии наших верноподданных…».

153 Джаншиев Г. А. Основы судебной реформы: Сборник статей. ─ М.: «Статут»; РАП, 2004. с. 59.

154 Судебные Уставы 20 ноября 1864 года, с изложением рассуждений, на коих они основаны. Часть первая. // Вводная статья, стр. II. – СПб., 1866.

В Санкт-Петербурге Н.И. Арандаренко входил в состав Следственной комиссии по делам о государственных преступлениях, особой следственной группы по делам о распространении преступных воззваний, направленных к ниспровержению существующего в государстве порядка управления, и о покушении некоторых лиц возбудить воинские чины против правительства. Комиссия находилась в исключительном подчинении Государю императору, контроль прокурорского надзора на нее не распространялся. Все министры и главноуправляющие отдельными частями обязаны были содействовать комиссии в исполнении возложенных на нее поручений. Комиссии поручалось ведение особо важных дел политического характера, «открытие и исследование всех путей и источников пропаганды как внутренней, так и заграничной», предупреждение и пресечение всех способов ее распространения, принятие решительных мер по предупреждению и пресечению «вредных и опасных намерений в действиях злоумышленников»155. Тайный советник Н.И.Арандаренко проводил следственные действия в составе Чрезвычайного следственного органа Российской Империи в Санкт-Петербурге (председатель — кн. А.Ф. Голицын)156. Он рассматривал особо важные дела «о распространении революционных воззваний и антиправительственной пропаганды среди населения и в войсках».

155 ГА РФ, ф. 48, оп. 1, д. 464, л. 1-35, 36-53.

156 ГА РФ, ф. 95, оп. 1, д. 1, ч. I, л. 1 — 14.

Государственная карьера Н.И.Арандаренко находилась на самом пике. Блестящая жизнь и карьера внезапно прервалась. Николай Иванович Арандаренко скоропостижно скончался 07 мая 1865 года в Санкт-Петербурге и похоронен на Новодевичьем кладбище157.

157 Петербургский Некрополь. Санкт-Петербург 1912 год, - 715 с. с.87.

На Заседании Императорского Вольного Экономического Общества 12 марта 1867 года, председатель и почетный член С.С.Лашкарев просил почтить память, и выразить признательность покойному Архангельскому губернатору Н.И. Арандаренко, который входил с всеподданнейшими докладными записками (Императору Александру II) о промышленности, торговле, судостроении и мореплавании на севере и мерах развития губернии, доставив большую пользу Архангельской губернии. В его честь первым был заслушан доклад, подготовленный секретарем Архангельского статистического комитета П.П.Чубинским. Доклад слушан был с большим вниманием и неоднократными, как во время чтения, так и по окончании его, громкими одобрениями158.

158 Собрания III отделения Императорского Вольного Экономического Общества. 12 и 20 марта 1867 года. № 4. // Труды Императорского Вольного Экономического Общества. Т.2. Вып.1 (Апрель). Санкт-Петербург. 1867. - с.136, 67-68 с.

Петербургское издательство «Альфарет», специализирующееся на репринтном и факсимильном воспроизведении шедевров русского и мирового книжного искусства, выпустило серию книг «Библиотека Российской Империи». В разделе «Русская географическая библиотека. Статистика», одной из первых перевыпущенных книг был трехтомник Н.И.Арандаренко159. В предисловии говорилось, что эта работа была создана в дореволюционный период и сегодня входит в золотой фонд отечественной историографии, не искаженной советской идеологией, и прошедшей проверку временем.

159 Арандаренко Н. Записки о Полтавской губернии.  Полтава, 1848–1852. Ч. 1–3. Издательство Альфарет. Санкт-Петербург, 2007.

Н.И.Арандаренко является одним из тех, кто, служа на благо своей страны, применил весь свой талант для достижения порядка и исполнения закона. Память о Н.И.Арандаренко жива до сих пор. По версии Канадского института украинских исследований (Эдмонтон, Канада), этнический поляк, потомок «шляхетского» казацкого Запорожского гетмана, один из выдающихся чиновников Российской империи, тайный советник Н.И.Арандаренко, входит в перечень наиболее известных украинцев в России в XIX века160.

160 Cipko S. Ukrainians in Russia: A Bibliographic and Statistical Guide. UniversityofAlbertaLibraries. - Edmonton, 1994. – 43 р. с.20.

 

Литература:

1 Милорадович Г.А. Родословная книга Черниговского дворянства. - СПб., 1901. Т. 1, ч. 1 и 2. - 646 с., с.4-5.

2 Государственный архив Черниговской области (далее - ГАЧО), ф.343, оп.1, д. 203. л. 59-60 (н.).

3 Коваленко А., Петреченко И. Неопубликованные описи Нежина Начала 80-х годов XVIII в. // Нежинская Старина. Вып. 2 (5), Нежин. 2006 г. с. 51-61.

4 Объявления о купчих. Санкт-Петербургские ведомости. – СПб, 1791. №76. - 8 с., с.2.

5 Потапенко М. Від шляхетства до дворянства (до історії польської присутності на Ніжинщині в XVII – першійполовині XIX ст. (за матеріалами формулярних списків) // Ніжинська старовина. – Ніжин, 2006. – Вип. 2 (5). – С.62–81., с.62-71.

6 Szybkowski S. Brudzewscy herbu Pomian na Kujawach i w Wielkopolsce: Uwagi o majątkach, starostwach i genealogii // Roczniki Historyczne. – 2013. – V.79. – S.73-88. с.77.

7 Венгеровъ С. А. Критико-биографический словарь русских писателей и ученых. Том VI. С.-Петербургъ, 1897-1904. – 478 с. с.347-348.

8 Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Том II (3). – СПб., 1890. – 495 с. с.57.

9 ГАЧО, ф. 343, оп. 1, спр. 203, арк. 60.

11 Милорадович Г.А. Родословная книга Черниговского дворянства. - СПб., 1901. Т. 1, ч. 1 и 2. - 646 с., с.4-5.

12 Масанов И.Ф. Словарь псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей: В 4 т. — Т. 4. — М., 1960. — С. 40.

13 Державний архів Чернігівської області. Ф. 128. Оп. 1. Спр. 833. Арк. 98–110. Оригінал.

14 Киевский институт рукописи. Фонд VIII. № 553/246.

15 Список дворянских родов и лиц, внесенных в дворянскую родословную книгу Черниговской губернии и утвержденных в дворянстве Герольдией правительствующего Сената, временным ее присутствием и Департаментом Герольдии по 1881 год. - Чернигов: Губ. тип., 1881. - 201 с. с.3.

16 Левшин Д.М. Пажеский Его Императорского Величества Корпус за сто лет. - СПб, 1902. - 512 с.

17 Военно-учебные заведения // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб. 1890—1907., 12.

18 Висковатов А.В. Хроника российской императорской армии, составленная по высочайшему повелению. - СПб., 1852. – 412 с.

19 Гвардия российская // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. т. VIII. - СПб., 1892. – 478 c. с.195-197.

20 ГАЧО, Ф.133 Оп.1 Спр.84_слайд 00124.

21 Высочайшие приказы о чинах военных c 1 января по 20 августа 1820 г. - СПб., 1821. - 339 с. с.184.

22 Абаза В. А. «История Лейб-Гвардейской конной артиллерии». - СПб, 1896. - 80 с.

23 Сухозанет 2. Николай Онуфриевич // Список генералам по старшинству. — СПб., 1840. с.196-197.

24 А.И.Сухозанет. Сухозанет И.О. 14 декабря 1825. Подробности виденного // Русская старина, 1873. Т.7 №3. – 902 с. с.361-370.

25 ЦГИА. Ф.19, оп.124, д.819, л. 363.

26 Н.Орандаренко. Большая русская биографическая энциклопедия. – М., 2008.

27 Cеверные цветы на 1827 год / изд. Бароном Дельвигом. - СПб., 1827. – 348 с.

28 Арандаренко Н.И., Лютня, Дамский журнал, 1825, №16. с.137.

29 Choron A.E. La Sentinelle Romance L'astre des nuits de son paisible pour Le Piano-Forte ouHarpe. Hambourg. 1826. – 4 р.

30 Арандаренко Н.И., Козак, Дамский журнал. 1826. N 5. с.199—201.

31 Н.И.Арандаренко. Эраст // Дамский журнал, - СПб., 1827. Вып. 17. - С.57 и сл.; Вып. 18. – С.135 и сл.; Вып. 19. – С.244 и сл.

32 В.М.Жирмунский. Байрон и Пушкин. Пушкин и Западные литературы. - Ленинград, 1978. – 424 с. с.236,404, 418.

33 История русской армии. Том второй: 1812-1864 гг. - СПб, 2003. – 719 с. с.264.

34 Список кавалерам императорских российских орденов всех наименований на лето от рождества христова 1828 . Часть 1. - СПБ., 1829. - 157 с. с.155.

35 Московские Ведомости: 1829 года, Вып. 13. – 16 с. с.7.

36 Потоцкий П.П. Столетие Российской Конной Артиллерии (1794-1894г.). - СПб., 1894. – 285 с. с.34.

37 Месяцеслов с росписью чиновных особ или Общий штат Российской империи на лето 1829. Ч. 1. - СПБ., 1829. - 923 с. с.282.

38 Список кавалерам императорских российских орденов всех наименований за 1829 год, Часть I. СПб., 1830. – 162 с. с.156.

39 Государственный архив Харьковской области (далее - ГАХО), ГАХО Ф.3, оп.26, ед.хр.238. лл.1-2.

40 Русская Родословная книга. П.А.Свечин, С-Пб., 1895 г.

41 ГАРФ, ф. 48, оп. 1, д. 260.

42 Потоцкий П.П. Столетие Российской Конной Артиллерии (1794-1894г.). - СПб., 1894. – 285 с. с.44.

43 ГАЛО. Ф. 8. Оп. 2. д.1294; Ф.114. Оп.1. д. 47.

44 Юров С.Л. Плеханов: новые архивные находки // Сборник НПК. Липецк. 2015. С.122-130. с.127.

45 Нистрем К.М. Книга адресов С.-Петербурга на 1837 год, – С.Пб: в тип. III Отд. Собств. Е.И.В. Канцелярии, 1837. – XII, 1464 с., 1 л. Табл. - с.979.

46 Высочайшие приказы за 1838 г. с 1 янв. по 30 июня. -СПб., 1839. - 434 с.  с.69.

47 St. Petersburgische Zeitung. – СПб. 1838 (вторник 27 марта). - 16 с. с.1.

48 Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Том XIX. - СПб., 1896. – 476 с. с.423-425.

49 Арандаренко Н.И. Записки о Полтавской губернии. Полтава. 1848 г. Ч.1. – 190 с. с.1

50 Штукенберг А. Статистические труды И.Ф. Штукенберга. Полтавская губерния. СПб. 1858.

51 Полтавские губернские ведомости. Полтава, 1840, № 52.

52 Полтавские губернские ведомости. Полтава, 1842, № 5.

53 Державний архів Чернігівської області (ДАЧО). Фонд 127. Чернігівське губернське правління, Чернігів Чернігівської губернії.

54 Модзалевский В.Л. Малороссийский родословник. Т. I. К., 1908. С. 211-214.

55 Богдан ГАЛЬ. Ніжинськіполіцейськіслужбовцікінця ХVIII – першоїполовини ХIХ ст. НIЖИНСЬКА СТАРОВИНА. Вип. 15 (18), 2013. С.29-46.

56 Павловский И.Ф. К истории полтавского дворянства. 1802-1902 гг.: Очерки по архивным данным. - Полтава, 1906. Вып.1. – 336 с. с.220-221.

57 Арандаренко Н.И. Записки о Полтавской губернии, ч. II, 1849, с. 329, 330, 361.

58 Павловский И.Ф. и др. Труды Полтавской Ученой Архивной Комиссии. Вып.5. – Полтава, 1908. с.78.

59 П.Г. Клепацкий. Очерки по истории Диканского имении Кочубеев от половины XVII до половины XIX в. Полтава. 1928, с.176.

60 Арандаренко Н.И. Записки о Полтавской губернии. Часть II. - Полтава, 1849. – 386 с. с.78.

61 Рклицкий М.В. Земля и земельные отношения в Полтавщине. Статистические заметки по земельному вопросу. – Полтава, 1917. – 54 с.

62 Полонська-Василенко Н. ІсторіяУкраїни. Т. 2. Відсередини ХVІІ століття до 1923 року. – К.: Либідь, 1995. – 608 с., с. 338.

63 Арандаренко Н. Записки о Полтавской губернии. Часть 1. – Полтава, 1848. – 191 с.

64 Гармаш Т.П. Полтавщина в контексте развития идей и становления антропогенного ланшафтоведения // Вестник МГОУ. Серия «Естественные науки». № 3 / 2013, с.93-97 с.95.

65 Сборник по хозяйственной статистике Полтавской губернии. Том III. Миргородский уезд. Полтава, 1884.

66 Там же.

67 C-teBourdeille de Montrésor.Les sources de la flore des provinces qui entrent dans la composition de l'ArrondissementScolaire de Kieff // Bulletin de la Société Impériale des Naturalistes de Moscou, - М., 1894. -С.420-497 с.468-469.

68 Киевская Старина, 1882, т.-1, с.166-168.

69 Арандаренко Н. И. Записки о Полтавской губернии / Н.И.Арандаренко. — Ч. 3. — Полтава: Типография губернского правления, 1852. с.127-130.

70 Там же.

71 Переяслав-Хмельницкий. Музейное царство.

72 Плуг казака Стеценко. ЖМГИ. – 1844. – ч.XII. - №7-9.

73 ОпанасБежкович. Вибраніпраці: у 3 кн. – К. 1: Українська народна агротехніка (ХVІІІ – перша половина ХХ століття), Збірникинауковихпраць. Киев, 2015., с.162.

74 Труды Императорского вольного экономического общества за 1844 год, С-Пб, 1844. – 927 с. с.728.

75 Арандаренко, полковник. Обозрение состояния некоторых частей по управлению государственными имуществами в Полтавской губернии за 1843 год // Журнал Министерства государственных имуществ. 1844. № 5. С. 197.

76 Масанов И. Ф. Словарь псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей: В 4 т. — Т. 4. — М., 1960. с.40.

77 Арандаренко Н.И. Записки о Полтавской губернии. – Полтава, 1852.Часть 1 стр. 260

78 Полтава в XIX столетии // Киевская старина №11-12, 1905. с. 238-246.

79 Записки о Полтавской губерніи, Николая Арандаренка, составленныя въ 1846 году. Въ трехъ частяхъ. Часть I—III.- Полтава, издание 1848-1852 г.

80 Коваленко О. Полтава XVII–XVIII століть. – Киев, 2015. – 232 с.

81 Н.И. Арандаренко. Записки о Полтавской губернии. ч.3. Полтава, 1852, стр.46.

82 Н.И.Арандаренко. Записки о Полтавской губернии. Ч.2. - Полтава, 1849. – 386 с. с.2.

83 Там же, с.275.

84 Павловский И. Краткий биографический словарь ученых и писателей Полтавской губернии с половины XVIII века. - Полтава, 1912. с.10.

85 Гармаш, Т. П. Орнитологические описания и исследования фауны Полтавщины в XVI - первой трети XX столетия / Т. П. Гармаш // Бюллетень Московского общества испытателей природы. Отдел биологический. - 2013. - Т. 118, вып. 2. - С. 12-19 с.15.

86 Н.И.Арандаренко, Записки о Полтавской губернии. Полтава, 1849, ч. II, с. 215.

87 Арандаренко Ч. 1. 1848: 38; Ч. 2. 1849: 216, 232, 385.

88 Hanchuk, R.J. The Word and Wax: a medical folk ritual among Ukrainians in Alberta. - Toronto, 1999. – 124 c. c.2, 64, 96.

89 Арандаренко Н.И. Записки о Полтавской губернии. - Полтава, 1849. Ч. 2.  – 386 с. с.239.

90 Штиглиц Н., Списки населенных мест Российской империи Т.XXXIII Полтавская губерния. Санкт-Петербург, 1862.

91 Белошицкая Е. Л. «Народная ботаника» Н. В. Гоголя (к 200-летию писателя) // Лесной вестник.  - 2010, Вып. 3. -с.16-18. с.17.

92 Гармаш Т.П., Зуб В.А., История использования и изучения ресурсов лекарственных растений Полтавщины в XVIII - первой трети XX в. // Бюллетень Московского общества испытателей природы. Отдел Биологический. 2015. №2. с. 77-83 с.77.

93 Н.А. О климате Полтавской губернии. Полтава, 1848.

94 Бучинский, И.Е. Исследования климата Украины. Диссертация… доктора географических наук. Харьков, 1965.

95 Арандаренко Н.. Записки о Полтавской губернии. Часть III. Полтава, 1852 г., с. 238.

96 Записки о Полтаве и ее памятниках / Сост. Василий Евстафьевич Бучневич. - Полтава, 1882. – 227.

97 Киевская старина. т.VI. №5. Киев. 1883. - 189 с., стр.161-164.

98 Бучневич В.Е. Записки о Полтаве и ее памятниках. С планом Полтавской битвы и достопримечательностями г. Полтавы. – Xарьков. "Издательство САГА". 2008. - 6, 449, 24 с., 41 илл.

99 Арандаренко Н. Записки о Полтавской губернии: Часть 3: Описание городов, местечек и селений. – Полтава, 1852.

100 Пулинець А. Материалы к жизни и творчества Н.К. Заньковецкой.  Нежин, 1929. - с.177.

101 Список гражданским чинам пятого класса Испр. по 20 декабря 1847 г., СПб. 1848. с.797.

102 С.В. Волков, Высшее чиновничество Российской империи. Краткий словарь, Университет Дмитрия Пожарского, Москва, 2016.

103 ВДАЧОН, ф. 343, оп. 1, спр. 203, арк. 60.

104 Шкоропад Д.А., Савон O.A.  Прилуччина: Энциклопедический справочник / - Нежин, 2007. – 560 с.  с.33.

105 Юхимец В. Село Плоское // Голос Полтавщины. №.5(186) Полтава. 17.01.1943. с.3.

106 AlmanachdeGotha. Gotha, 1860. – 986 с. с.776.

107 А.А.Жилинский. Россия на севере. Архангельск. 1918 г., с.128.

108 Предположения об улучшении и устройстве водных путей в Олонецкой губернии // Материалы для истории, географии, статистики и этнографии Олонецкого края. Вып. 3. Петрозаводск. 1894. С. 294–295.

109 РГАВМФ, Фонд 6, Опись 1, Ед. хр.33.

110 Шидловский А.Ф. Онего-Беломорский водный путь, его государственное и экономическое значение // Известия Общества изучения Олонецкой губернии. 1915. Т. 5, № 2–3. Петрозаводск. с.140–141.

111 А.В.Постников. Соловецкий ставропигиальный монастырь, Архангельск, другие поморские поселения и святые обители в героическом сопротивлении агрессии и блокаде англо-французского отряда кораблей на Белом море во время Крымской войны 1853–1856 годов. Москва, 2018.

112 Государственный архив Архангельской области (ГААО). Ф. 1. Оп. 3. Д. 1010. л.107 об.

113 Письмо посланника Ф.К.М. Ведель-Ярлсберга к министру иностранных дел от 28(16).05.1859 // RAS, Utrikesdepartementet, 1902 årsdossiersystem, pk. 4494.

114 ГААО. Ф. 1. Оп. 5. Д. 610. л.7об.–8.

115 Мурманское побережье П.В.Федоров. Баренцева моря во второй половине XIX - начале XX века. Русская или европейская колонизация? Российский исторический журнал. 2014. №32.

116 Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. (ПСЗ-II). Т.XLII. № 36122а.

117 ГААО. Ф. 1. Оп. 5. Д. 610. л.8об.–9.

118 Нильсен Й.П. Сближение: Россия и Норвегия в 1814–1917 годах. -  Москва, 2017. – 710 с. с.252, 262.

119 Коротаев В.И. Колонизация Мурмана иностранцами в контексте модернизации. Вестник Поморского университета. 2004. №15.

120 ГААО.Ф. 115. Оп. 1. Д. 77. Л. 2.

121 ГААО. Ф.71. Оп.1. Т1. Д.276. л.105-106 об.

122 Там же. Л. 22 об. —24 об.

123 Bulletin consulairefrançais: recueil des rapports commerciauxadressés au Ministère des affaires étrangères par les agents diplomatiques de France à l’étrangerAuteur. Ministèreducommerce. - Paris, 1882. – 1089 p.  p.737-738.

124 Дмитриев Ю. А Беломорско-балтийский водный путь (от замыслов до воплощения). Петрозаводск. 2003.

125 Сталинские стройки ГУЛАГа. 1930—53, Москва, 2005, стр. 34.; Земсков В. Н. «Заключённые в 1930-е годы: социально — демографические проблемы», стр. 62.

126 Коротаев В.И. На пороге демографической катастрофы: принудительная колонизация и демографический кризис в Северном крае в 30-е годы XX века. - Архангельск: Поморский университет, 2004.  136 с.

127 П.В. Лизунов: Архангельская купеческая биржа в XVIII–XIX вв // Российская история. - 2009. № 3. - 257 с. с.57-65.

128 ГААО. Ф.1. оп.8. т.1. д.490 л.1-3.

129 ГААО. Ф. 1. Оп. 5. Д. 613.

130 Ушаков И.Ф. Избранные произведения.  - Мурманск, 1997.  - Т.1. – 654 с. с.261.

131 Задорин М.Ю. и др. Состояние и перспективы экономического развития отечественного судостроения на Севере в первой половине XIX в. глазами губернских чиновников // Арктика и Север. 2019. № 34.

132 ГААО. Ф. 6. Оп. 17. Д. 25. (на 3 л.). л.2–3.

133 Е.И. Овсянкин. Архангельск купеческий. - Архангельск, 2000. – 525 с. с.312.

134 ГААО. Ф. 6. Оп. 7. Д. 24. -Л. 9. л.3–4.

135 Краеведческий музей в XXI веке. Традиции и новации в музейном деле: сборник докладов научно-практической конференции «Краеведческий музей в XXI веке. Традиции и новации, 22–23 ноября 2017 г. Архангельск, 2018. 408 с. с.4.

136 Монахиня Евфимия (Пащенко). Под покровом Святителя Николая. Архангельск, 2005.

137 Пашков А.М. Старообрядческие поселения северо-запада России в 1700-1917 гг. // История и география русских старообрядческих говоров. Москва. 1995.

138 Национальный архив республики Карелия (НАРК) Ф.25. Оп.Ю. Д. 12/89. Л.167об.

139 Хрушкая Л.Н. Из истории единоверия в с.Усть-Цильма. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Т.1. с. Усть-Цильма. 11-12.07.2010. Сыктывкар. 2011. С. 220-232.

140 НАРК. Ф.25. Оп.20. Д.83/960. Л.3об.

141 Ружинская И.Н. Старообрядцы Выга в годы правления Александра II.  Старообрядчество: история, культура, современность - М.: 2002.

142 Записки А.А. Половцова. Русская старина, ноябрь 1913 г. – 698 с. с.631-643.

143 Н. Окладников. Заповедная Кимжа. Архангельск. 2007. с. 41-47.

144 Юрьева И.Б., Вдовина И.В. История создания мезенской лошади // Сборник научных трудов. Архангельск, 1999. С. 70, 72 – 73

145 Окладников Н. Рожденная для Севера. История Мезенской породы лошадей. «Правда Севера». Архангельск. 2003.

146 Описание путешествия Императора Александра II в город Архангельск и Соловецкую обитель в 1858 году, составленное по известиям очевидцев, под руководством Архангельского Гражданского Губернатора, в 1859 году // Памятная книжка Архангельской губернии на 1910 год. - Архангельск, 1910. - 284 с. с.119-133.

147 Архангельские Губернские Ведомости 1861г. № 12 суббота, 25 марта.

148 Попов А.Н. Чубинский на Севере // Известия Архангельского общества изучения русского Севера”, №3, - 1914 - 96 с. с.73-84.

149 П.С. Ефименко. Памятники украинской народной словесности - Украинские пословицы и поговорки // Черниговские губернские ведомости. — 1859. — № 6-13, 15, 23-26, 31-34.

150 Токарев С.А. История русской этнографии. Москва. 1966. — 456 с.

151 Ефименко П.С. Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии. Ч. 1 . Описание внешнего и внутреннего быта. Москва. 1877; Ч. 2. – Москва. 1878.

152 ГААО. Ф.1. Оп.4. Т.1. Д.1641.

153 Джаншиев Г. А. Основы судебной реформы: Сборник статей. ─ М.: «Статут»; РАП, 2004. с. 59.

154 Судебные Уставы 20 ноября 1864 года, с изложением рассуждений, на коих они основаны. Часть первая. // Вводная статья, стр. II. – СПб., 1866.

155 ГА РФ, ф. 48, оп. 1, д. 464, л. 1-35, 36-53.

156 ГА РФ, ф. 95, оп. 1, д. 1, ч. I, л. 1 — 14.

157 Петербургский Некрополь. Санкт-Петербург 1912 год, - 715 с. с.87.

158 Собрания III отделения Императорского Вольного Экономического Общества. 12 и 20 марта 1867 года. № 4. // Труды Императорского Вольного Экономического Общества. Т.2. Вып.1 (Апрель). Санкт-Петербург. 1867. - с.136, 67-68 с.

159 Арандаренко Н. Записки о Полтавской губернии.  Полтава, 1848–1852. Ч. 1–3. Издательство Альфарет. Санкт-Петербург, 2007.

160 Cipko S. Ukrainians in Russia: A Bibliographic and Statistical Guide. UniversityofAlbertaLibraries. - Edmonton, 1994. – 43 р. с.20.

Информация об авторе

Божинская (Арандаренко) Людмила Васильевна, магистр химических наук, Южный федеральный университет. Химик-аналитик компании Ольвекс Диагностикум-Юг, тел. +7-863-263-64-99, E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it. Адрес:  344019, Роств-на-Дону, ул. 14-я Линия, д.50, оф. 603.

Борошко Сергей Леонидович, кандидат химических наук, Научно-исследовательский институт физической и органической химии Южного федерального университета. Директор компании Ольвекс Диагностикум-Юг, тел. +7-928-229-95-12, E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it. Адрес:  344019, Роств-на-Дону, ул. 14-я Линия, д.50, оф. 604.

 

Ссылки на эту страницу


1 Божинская Людмила (Арандаренко) и Борошко Сергей
[Божинськая Людмила (Арандаренко) и Борошко Сергій] - пункт меню